Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
20:18 

Построение истории: от характера

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В прошлый раз я рассказывала о классификации Милна насчёт построения истории. История строится либо от сюжета, либо от характера, либо от темы. И факультативно от атмосферы.
Пользуясь случаем, хочу извиниться: в том посте я назвала последний пункт «идеей», хотя в действительности правильный термин — «тема». Дальше буду пользоваться именно им.

Итак, мы рассмотрели ситуацию, когда автор строит повествование от сюжета. Я коснулась её очень шапочно, к ней ещё вернёмся. Сегодня расскажу про построение от характера. Этот вариант встречается тогда, когда в центре авторского внимания оказывается один конкретный герой.



Как это выглядит
Джей Гэтсби, Мартин Иден, Тони Старк. Автор создаёт биографичную конструкцию, когда замысел крутится не вокруг действия, а вокруг персонажа, который проходит через цепочку событий. Герой преодолевает испытания, которые раскрывают его характер, попадает в ситуации, которые выявляют яркие черты, общается с людьми, которые его преобразовывают. Каждое явление меняет героя, и зритель с интересом наблюдает за развитием характера.

Что самое важное
В этом случае у автора две цели:
1. Придумать яркий и незаурядный характер, за развитием которого интересно наблюдать.
2. Придумать сюжет, который раскроет характер максимально хорошо.
Первая цель ключевая, вторая — побочная. Сюжет в таких историях важен не сам по себе, а как вспомогательный инструмент для главного героя. Через сюжет мы понимаем, как герой стал тем, кто он есть, но не более того.
Вся история стоит на личности; если убрать эту личность, краски померкнут. Вспомните историю о Железном Человеке: если поставить на место Тони Старка рандомного персонажа с другим бэкграундом и другой харизмой, сюжет уже не покажется таким привлекательным.

Герой как центр мироздания
Важный нюанс в построении от характера — антропоцентризм. Когда берёшься за историю, закрученную от характера, надо в первую очередь признать главенство личности. Человек есть средоточие вселенной и цель всех совершающихся в мире событий.



Атропоцентричная установка — фундамент текста, построенного на характере. Без неё ничего не получится. Хотите написать убедительный текст, построенный на характере героя, — поверьте в то, что весь мир крутится вокруг него.
Занимательный факт. Лучше всего такое построение получается у представителей западных культур, которые ставят человека во главу угла. Американская культура породила множество ярких характеров, потому что в основе этой культуры лежит self-made-философия. Если вы хотите раскрыть героя как можно полнее, показать его мощь, силу и влияние на мир, то вдохновение по этой части лучше всего черпать именно у американцев. Русская и европейская литература веками решали совсем другие проблемы.

Несовершенство и Мери-Сью
Герой в центре литературного мироздания необязательно должен быть хорошим человеком. Для фанфикшена эта мысль неочевидна. Объясню, почему.
Часто люди пишут фанфики, потому что они влюбились в героев и хотят показать их в наилучшем свете. Иногда происходит явление переноса, когда автор самореализуется через своего персонажа. Он хочет показать этого парня суперклассным, потому что сам хочет выглядеть суперклассным. Так появляются Мери-Сью и производные от них.
Как по мне, в мери-сьюизме нет ничего плохого, но важно понимать, что к литературе это явление не имеет никакого отношения. Мери-сьюизм — это терапия для автора, для читателя или для обоих. Возможность немножко пожить чужой красивой жизнью, избавиться от гнетущих проблем, представить лучшую версию себя и погреться в этом состоянии, как в лучах солнца.
Порицать такие желания бессмысленно, и чисто по-человечески они очень понятны. Но если автор хочет выстроить убедительное реалистическое повествование, ему придётся признать, что люди не идеальны, они не всегда хорошо выглядят, часто ошибаются, ведут себя иррационально, у них есть грехи и страстишки, предпочтения, внутренние демоны, обиды, неприятные черты. Временами даже очень хороший человек может вести себя неправильно и выглядеть неподобающим образом.
Из этого вытекает простое правило. Чтобы герой стал живым и ярким, нужно позволить ему несовершенство, дать ему испытать жестокий внутренний конфликт. Людей формируют погрешности, ошибки, цепь гипотез и разочарований. Герой, не сталкивающийся с внутренним конфликтом, уже не будет ярким героем; когда мы пытаемся вылепить из него человека, который нам нравится, мы отказываем ему в праве на самостоятельность.

Любовь к герою
Фанатам бывает тяжело принять демонстрацию несовершенства — особенно когда речь идёт не о каноне, а о фанфике. Когда я писала «Знай своё место», сталкивалась с интересной реакцией горячих поклонников Тони Старка — они были возмущены тем, что временами Тони творит лютую дичь, что он делает очевидно ошибочные действия, принимает решения на эмоциях. Фанатам хотелось видеть его классным, ведь они пришли почитать о персонаже, которого они любят. Видя, что некий автор выставляет их любимого героя не в том свете, они бесились и задавались вопросом: Андре, за то вы так не любите Тони?
Но я люблю Тони. И именно потому, что я люблю его, я должна дать ему раскрыться. Кто сказал, что я как автор должна быть согласна с героем всегда и на все сто? Кто сказал, что герой должен быть таким, каким автор и фанаты хотят его видеть? Неужели рисование идиллической картинки — это любовь? А, по-моему, любовь — это принятие.
Реалистический герой вовсе не обязан быть душкой. События, в которые он ввяжется, не будут исключительно приятными. Сюжет должен раскрывать образ и давать динамику характера, заставлять персонажа перемениться. Герой должен пройти через испытания, ошибиться и подняться, бороться и искать, найти и не сдаваться. В противном случае это не литература, а терапия.
Если вы любите героя, вокруг которого вы закручиваете повествование, — дайте ему облажаться и покажите, как он с этим справится. Иногда это непросто. Но писательство — это занятие не для тех, кто ищет лёгкий путь.

Форма повествования
Когда пишешь текст «вокруг героя», всплывает вопрос о форме: первое лицо vs третье лицо. Кажется, что повествование от первого лица в этой структуре максимально естественно, но на самом деле нет.
Первое лицо даёт обрисовать мир глазами персонажа, даёт читателю вжиться в чужую шкуру, здорово подстёгивает эмоции, но не всегда показывает персонажа максимально ярким и выпуклым. В первом лице у автора нет возможности показать вещи, которые сам герой не понимает и не отслеживает. Автор может оперировать только тем, что известно герою.
Другое дело — третье лицо. Здесь доступен другой арсенал выразительных средств: пусть вы не объясните все эмоции изнутри, зато сможете показать, как персонаж выглядит со стороны, какой у него взгляд, какая походка и интонация. Можете упомянуть события, о которых герой и знать не знает. Созерцание ситуации со стороны, а не изнутри часто помогает сформировать более объективную картину.
Иногда для такого стороннего созерцания уместно внедрить героя-наблюдателя: человека, который выступает первым лицом, но сам не является центром повествования. Пример — Ник Каррауэй из «Великого Гэтсби», посредник между читателем и Гэтсби. Мы видим главного героя именно его глазами, сопереживаем через тождество с другим героем. С помощью этого приёма можно соблюсти баланс между субъективным и объективным: с одной стороны, вы показываете главного героя не изнутри, а снаружи, стремясь к отстранённости и объективности, а, с другой стороны, привносите в повествование эмоции наблюдателя.

Как построить сюжет вокруг героя
В ситуации, где цель текста — раскрыть персонажа, важно тщательно выбирать средства раскрытия. Люди, которые взаимодействуют с главным героем, должны выявлять его яркие черты. Происходящие события должны трансформировать его. Герой идёт из точки А в точку Б, и ваша задача — придумать цепь событий, которая приведёт героя в нужное состояние сознания.



Каждую сцену в тексте «от героя» надо проверять на вшивость. Допустим, вы придумали некое событие, диалог или описание. Задайтесь вопросом, помогают ли они раскрыть героя. Мир, который вы выстроили вокруг вашего персонажа, как-то влияет на него? А он влияет на этот мир? Прибавляет ли некая сцена что-то новое к образу вашего героя, обнажает ли она проблемы или решения? Есть ли за всем происходящим какой-то конфликт? Если да, то как вы планируете его разрешить и какие у него стадии?
Чтобы ответить на все эти вопросы, полезно проговаривать их вслух, вести заметки о том, кто ваш герой и как он реагирует на разные штуки. Формулировка вопроса очень важна для построения сюжета. Когда автор придумывает текст только о событиях, он спрашивает себя: «Что случилось с Васей?». А когда придумывает текст о герое, вопрос звучит иначе: «Что должно случиться с Васей, чтобы он изменился?»

Ошибка из личного опыта
Пять лет назад я писала макфасси-ромком под названием «Трикстер». Уже по названию было ясно, что это история, которая завязана на характере. Но я её не дожала, и вот почему.
По моему замыслу, главным героем должен был стать начинающий актёр со сногсшибательной харизмой, который вносит смуту в жизнь другого актёра — устаканенного, успешного и пресыщенного жизнью. Через второго героя (Майкла) я хотела показать первого (Джеймса-трикстера). Глазами Майкла его жизнь выглядела совершенно гротескной и хаотичной.
Поначалу всё шло хорошо, но потом я страшно увлеклась пейрингом и про всё забыла. На первый план вышли взаимодействия между двумя героями, из-за чего трикстерская суть Джеймса отодвинулась на второй план (а ведь она была самой важной штукой в тексте). К концу текста с Джеймсом не произошло никакой значительной трансформации, он не пережил внутреннего конфликта, не изменился, как подобает, и не больно-то изменил Майкла.
Единственной развязкой было то, что они сошлись, но в итоге получилось, что знаем этих чуваков довольно поверхностно. В романтических комедиях, где всё пляшет вокруг пейринга, это не такая уж страшная ситуация, но я задумывала этот текст другим.
Позднее в «Альфреде» удалось немного реабилитироваться и исправить эту проблему, проведя героев за ручку через цепь событий, которые их меняли. Неудачный опыт с «Трикстером» был полезен в том смысле, что он обнажил проблему, которую позднее удалось решить.

@темы: Писанина, Для фикрайтеров

URL
Комментарии
2017-10-22 в 20:37 

Дебил-самоучка
Я буду с вами нечестен - и честно предупреждаю об этом
Плюсую по теме "мэрисьюшности" и положительности героя и добавлю, что решение автора о том, чтобы добавить отрицательных, спорных и других "не положительных" черт главному герою, - первый важный шаг по выводу текста из ниши фанфикерства в "большую литературу". Ну или хотя бы на более высокий уровень

2017-10-22 в 20:48 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
andre;, большое спасибо за пост. Сорри, утащила без спроса, но уж больно хорош))

2017-10-22 в 20:53 

Ардорская Ласточка
I do it just because I can
andre;, спасибо! дело пишите :inlove:

2017-10-22 в 21:13 

Keishiko
Advocatus diaboli
Спасибо за пост, это очень интересно :heart:

2017-10-22 в 22:15 

rlreader
Me & The Minibar
На самом деле в первом лице у автора есть возможность "показать вещи, которые сам герой не понимает и не отслеживает", и это потрясно интересная задача. Например, см Лолиту.

2017-10-22 в 23:52 

Аир
Обыкновенное Чудо
Спасибо за пост.
Мне показалась странной мысль, что построение повествования "от героя" - фишка в основном западной культуры. Как по мне, так вся русская классическая литература танцует именно от персонажей. Достань главного героя из любого рассказа Чехова - рассказа не будет (или будет совсем уж что-то неприличное, как в "Драме на охоте"). Достоевский с его хитровыебанными закидонами сюжета все равно не про сюжет, а про человека. Ну а Тургенев с его Базаровыми и Рудиными - это же вообще нарицательное. И так далее, и тому подобное.
У того же Довлатова, в конце концов, за героем сюжета практически не видно)

Или ты считаешь, что героецентричность - это исключительно про его мощь, силу и влияние на мир?

2017-10-24 в 21:32 

Ellende
Из дальних пределов, с бескрайних равнин, с бездонных слепых болот (с)
Спасибо огромное, это очень интересно. Унесла в цитатник, чтобы не потерять.

2017-10-26 в 16:53 

Andre, спасибо огромное за пост!
Очень важная и интересная информация :heart:

2017-10-30 в 22:43 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Всем спасибо)

Дебил-самоучка, вероятно, да.

rlreader, да, но это уже специфическая задача. Такая задача рождается в противовес общим закономерностям. У любой закономерности есть частные случаи, где можно всё обыграть иначе при должном мастерстве.

Аир, у меня есть теория, что русская литература по большей части сосредоточена вокруг тем, а не вокруг конкретных героев. Достоевский, Чехов, Толстой, даже Пушкин (который как будто вообще другой, самый нерусский из русских писателей) — они закручивают повествование, решая некие вопросы, поднимая острые темы, подбирая героев под эти темы, а не раскрывая биографию, образ мыслей и становление какого-то конкретного героя. Даже эпические романы про историю семьи получаются как бы не про саму семью, а про тему и вопрос, для решения которого подобрана именно эта семья. Может быть, я ошибаюсь, но ощущение у меня именно такое. А американцы — они как будто именно героецентричные, они про то, как человек жил, менялся, как он кем-то стал, и это и есть самоцель автора.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная