Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:11 

Ellen RainboWR
[*бабочка семейства кроличьих*] безумный гетщик
Автор: Ellen RainboWR
Название: Мотыльки
Фандом: Shaman King
Пейринг: Рен/Тамао
Жанр: романтика, драма, ангст, hurt/comfort
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус: в процессе
Дискламер: Все права на персонажей принадлежат Хироюки Такеи-сама
Размещение: Разрешаю с неизменными шапкой и текстом. Только уведомляйте, будьте добры, и поделитесь ссылкой.
Саммари: Неудачница. Трусиха. Слабая. Глупая маленькая девочка. Но когда-нибудь девочка должна вырасти. В одну секунду стать взрослой, смелой. Лишь однажды с презрением посмотрев в те ледяные глаза. Определить: предатель он, или просто жертва?

"...мотыльки порхают, летят на яркий свет
И в пламени сгорают, их нет, их больше нет.
Ты всё, что с кем-то было
Не повторяй опять
Знай, опаленным крыльям
Не суждено летать
Пусть небо распахнётся
Люби и пой о том
Лети туда, где солнце
Но не играй с огнём
Но не играй с огнём"(с)Б.Моисеев "Дай мне огня"



Глава 1.
Теплота.

Едва ли призрачные лучи солнца коснулись стекла окон небольшой комнатки, а Тамамура Тамао уже на ногах. Было еще совсем рано, но спать не хотелось. На губах появилась легкая улыбка, в глазах цвета ранней клубники играли искорки. Тихонько рассмеявшись, девушка подбежала к окну, открыла его и, опираясь обеими руками на раму, чуть высунулась а улицу.
Как же хорошо! Сегодня один из самых замечательных дней! Сегодня у нее день рождения.
Тамао знала, что сегодня ей не придется ждать подарков, что едва ли кто вспомнит о ней, кроме Йо и Анны. Но все равно радовалась. Ведь она есть. Она дышит, она видит это светлое небо с облаками, похожими на редкие кусочки ваты, она слышит тихий шелест травы, изредка прерываемый оглушительным звоном тишины. Потом она спустится на кухню, приготовит завтрак, увидит самого доброго и замечательного человека в мире...
Тамао пережила еще один год. Конечно же, этот год ее чему-то научил. Она, возможно, стала чуточку смелее, улучшила свои навыки кулинарии, достигла успехов в создании сверхдуши... А может, даже выросла немного?
Улыбка не желала сходить с лица Тамао. Нельзя сказать, что она была счастлива, но все же девушка радовалась этому дню, немного необычному для нее.
Внезапно Тамао увидела какое-то движение у ворот. Их свободно пересек темноволосый парень с необычной прической. Девушка слегка удивилась – что понадобилось китайскому шаману так скоро? Кажется, последний раз он был здесь неделю назад...
Вдруг сообразив, что все еще спят, Тамао поспешила на первый этаж, чтобы открыть гостю дверь.
Буквально через секунду после стука Тамамура отворила двери.
- Где Йо? – не здороваясь, спросил Тао Рен. Тамао слегка поморщилась от его грубого тона. Этот парень никогда ей не нравился. Пожалуй, Тамао находила его немного пугающим и слишком эгоистичным. А еще она не могла забыть, как он пытался убить Йо...
- Йо-сама спит. Еще довольно рано, - ответила, наконец, Тамао. Рен, не дожидаясь приглашения, нагло прошел в коридор, а оттуда – в гостиную. Тамао машинально последовала за ним.
Шаман сидел на татами, расположив локти на столе. Можно было подумать, что он и не подозревает о присутствии Тамамуры. Взгляд его светло-сиреневых глаз был устремлен куда-то в пространство. Он будто ничего не видел, словно задумавшись о чем-то далеком-далеком...
Тамао внезапно поймала себя на том, что внимательно рассматривает наследника семьи Тао. Слегка смутившись, она отвела взгляд. От мысли, что она залюбовалась лицом шамана (а он, несмотря на свой отвратительный характер, был красив), девушку начало подташнивать.
- О, Рен! – услышала Тамао чуть удивленный голос у себя за спиной. Она резко развернулась и моментально покраснела. Заикаясь, она смущенно произнесла:
- Д-доброе утро, Йо-сама!
Услышав фырканье Рена, ей захотелось провалиться сквозь землю. Тамао не могла ничего с собой поделать. Она знала Йо с раннего детства и влюбилась в него с первого взгляда, с первой минуты их знакомства. С тех самых пор Тамао не могла не покраснеть, не промямлить какую-нибудь чушь... Сердце начинало бешено колотиться, кровь - стучать в висках. А теперь, теперь... Теперь ей приходится выдержать насмешку, такую явную насмешку от человека, который, к тому же, ей не слишком симпатичен...! Обида сжимала все ее существо своей колючей рукой.
- Доброе утро, Тамао! – Йо лучезарно улыбнулся. И от тепла и доброты, излучаемыми этой улыбкой, девушка смутилась еще больше. – С Днем Рождения!
- С-с-спасибо... Я... Я пойду...
Девушка выскочила из комнаты. Прислонилась спиной к стене. Сердце тяжело било в грудь, норовя своей тяжестью проломить всю систему ее организма. Дыхание было неровным, прерывистым, словно Тамао пережила некую катастрофу. Сколько раз она уже переживала эти ощущения! От одной мысли о них девушка заливалась краской. Но... Он вспомнил! Она знала, что вспомнит, и все же...
Тамао робко улыбнулась; от неприятного осадка, оставленного другом Йо, не осталось и следа. Тихонько, едва слышно напевая, она шла на кухню. Наконец, Тамао едва слышно проскользнула в небольшое хорошо освещенное помещение. Холодильник, стол, полка, приборы, стол, снова холодильник... Дело у нее на месте не стояло. Ловко обращаясь с кастрюльками, тарелками, ножами и другими кухонными принадлежностями, Тамао продолжала напевать. А потом, забыв обо всем, и вовсе запела в голос, наслаждаясь пением. Она никому этого не говорила, но ей очень, очень-очень нравилось петь. Возможно, ей просто некому было рассказать, поделиться радостью и мечтой. Мечтой, что прячась жила в самом маленьком и самом далеком уголочке юной девичьей души. Мечта о сцене, о голосах, о свободной жизни...
Повернуться к холодильнику, к плите, к стол-...
Пение прервалось. Тамао замерла. На нее изумленно смотрел Хоро-Хоро. Цвет лица Тамао моментально стал ярче, чем ее волосы. От неожиданности девушка выронила сковороду, зацепив рукой кастрюльку с водой и несколько тарелок. Со страшным грохотом и звоном все посыпалось на пол. Пара ножей воткнулось в пол, и Тамао споткнулась о них, едва не свалившись.
- А... А... Х... Х... Х-хоро-Хоро-сан, - заикаясь, произнесла она. О нет, о нет, о нет! Ее пение услышали!
Тамао казалось, что она сейчас умрет со стыда. Она словно проглотила раскаленный кирпич, так тяжело и жарко ей внезапно стало.
Однако вдруг ее лицо побелело. Девушка медленно перевела взгляд на разбитые тарелки, разлитую воду и поврежденный ножами пол. А если учесть, какой шум она тут подняла...
- Анна-сама меня убьет, - прошептала несчастная Тамао. Она схватила тряпку и принялась поспешно вытирать пол. К ее огромному удивлению, к ней присоединился Хоро-Хоро. Тамао слегка растерялась. Шаман только усмехнулся, продолжая водить тряпкой по полу. После он осторожно вынул ножи из пола. Осколки собрать не успел. Ибо на кухне появилась грозная Киояма Анна.
- Это что? – строго спросила она.
Тамао приложила максимум усилий, чтобы успокоиться и обдумать более или менее вразумительный ответ. Но не успела она и рта раскрыть, как Хоро-Хоро сказал:
- Тут такая история, Анна... Как обычно – шел, зацепил посуду... Вот такой я невнимательный, - нескладно закончил он.
Анна долго сверлила его взглядом, а затем холодно произнесла:
- Ты сегодня не уедешь на Хоккайдо. Остаешься на неделю и работаешь как каторжный. Все ясно?
Хоро виновато улыбнулся и кивнул. Киояма поджала губы и вышла из кухни.
Тамао этот странный поступок айну тронул до глубины души.
- З... Зачем? Зачем вы так сказали? – немного смущенно спросила она. Хоро задумчиво смотрел в потолок, почесав в затылке.
- Ну... Я же действительно виноват. Напугал тебя... Извини, - он снова улыбнулся.
- Нет, это вы меня простите! Я... Я такая неловкая!
Тамао замолчала и, вся красная, быстро собрала осколки, умудрившись не пораниться. Выбросив их, она поднялась.
- Спасибо, - вдруг сказала она. – Я и не знала, что вы такой хороший человек, Хоро-Хоро-сан.
Хоро рассмеялся. Тамао смутилась – она настолько смешна?
- Извини... Я просто не ожидал таких слов. Знаешь что? А я не знал, что ты так красиво поешь, Тамао-тян.
Девушка раскраснелась и отвернулась. Хоро-Хоро, посмеиваясь, вышел из кухни.
Тамао снова и снова вспоминала эти слова. Приятное тепло охватило сердечко юной коккури. А потом она подумала, что никто еще, кроме Йо и Анны, не называл ее по имени.

Глава 2.
Предчувствия.

К некоторому облегчению Тамао, Тао Рен на завтрак не остался. Сначала они с Йо шептались о чем-то в гостиной. Затем Рен молча вышел из комнаты, а потом и из дома. У Йо после разговора был несколько встревоженный и хмурый вид.
- От него одни неприятности, - процедила Анна, следя за удаляющейся фигурой Тао сквозь окно. Они с Тамао направлялись в гостиную, чтобы позвать Йо на завтрак.
...За завтраком было необычайно тихо. Йо погрузился в глубокие раздумья, Хоро виновато ерзал на татами, Анна невозмутимо поглощала еду. Тамао дергалась и краснела от малейшего шороха со стороны Хоро. В мозгу настойчиво вспыхивали сцены ее пения, битья посуды и внезапной помощи Хоро-Хоро.
Девушка быстро поела и встала из-за стола. Уже было двинулась к умывальнику...
- Тамао, посуду мыть будет этот болван, - холодно произнесла Анна, в упор глядя на Хоро. Тот только едва заметно усмехнулся. Тамао залилась краской и убежала из кухни.
Поднимаясь по лестнице, она услышала стук в дверь, но, наверное, впервые в жизни решила его проигнорировать. Она зашла в свою комнату, плотно закрыла дверь и села на татами, скрестив ноги. Взгляд Тамао внезапно упал на доску коккури, лежащую у шкафа. Она встала, взяла доску, вернулась на место.
Почему гадальная доска вдруг притянула Тамао?
Не успела она взять в руки монетку, как в мозгу, одна ярче другой, вспыхнули картины.
...Израненная, покрытая порезами, синяками, шрамами рука тянется, тянется, словно бы прося о помощи...
...Женский крик – долгий, пронзительно печальный...
...Дождь и блеклая радуга...
- ОНИ-ТЯН!!!
Этот дикий вопль мгновенно разогнал туман видений. Еще полсекунды, и Тамао смогла бы увидеть владельца тех нечетких очертаний... Кто-то высокий, с длинными волосами... А толку? Она все равно не знает никого с длинными волосами. Может, Жанна-сан? Нет, волосы не настолько длинные, да и ростом она маленькая... Пирика? Нет, волосы у нее все равно длиннее, чем...
Стоп! А это не она секунду назад развеяла ее видение?
Тамао быстро спустилась вниз и увидела воистину страшную картину: смертельно бледный Хоро едва убегал от любимой сестренки, норовящей догнать и стукнуть. Больно стукнуть.
- Они-тян, как ты мог натворить такое?! Мы же договорились, что ты сегодня уезжаешь на Хоккайдо! Я даже заехала, чтобы... Да я... А ты...! – северянка едва не задыхалась от нахлынувших эмоций. Анна флегматично наблюдала за разворачивающимися действиями, мол, заслужил. Йо сочувственно качал головой. Тамао сначала слегка ошарашенно наблюдала за происходящим, но потом, сжав руки в кулаки, набравшись смелости, громко произнесла:
- Пирика-сан!
Северная шаманка отвлеклась от нотаций и немного удивленно посмотрела на Тамамуру. Та, глубоко вздохнув, продолжила:
- Понимаете... Дело в том, что я... Я...
- Да ладно тебе, Пирика, я понял, понял, виноват! – Хоро поспешно перебил Тамао, которой слова и так давались с трудом. А Хоро, кажется, успел отдышаться. – Ну, останусь еще на недельку! Я же не гулять буду...
- Они-тян, ты бака, - хотя и немножко обиженно, но уже спокойнее сказала Пирика.
- Я просто неуклюжий, - Хоро виновато смотрел на сестру, осмелившись улыбнуться.
"А может, все-таки бака?" – ничего не понимая, подумала Тамао. Зачем так старательно выгораживать ее, защищать? Она что, цветок какой-нибудь редкий? Или сама за себя постоять не способна? Зачем, зачем...?
Про Тамао Пирика успела забыть, как и все остальные, так что никто не выяснял, что она хотела сказать. Удрученная, девушка тенью прошмыгнула к выходу. Снова коридор, лестница. Настроение казалось безнадежно испорченным. Может ли быть хуже? Ведь еще и эта тревога из-за видения...
- Тамао.
Тамао испуганно выпрямилась – за ее спиной стояла Анна.
- Анна-сама? – ожидая худшего, произнесла коккури.
- Держи.
Итако вложила в руки Тамао какой-то сверток.
- От нас с Йо. На день Рождения, - кратко и сухо сообщила она.
Тамао переводила изумленный взгляд со свертка на Анну и наоборот, от удивления позабыв все слова.
- А... а... Это... Спасибо...
Анна больше ничего не сказала и ушла обратно на кухню.
Тамао не сразу сошла с места, где получила презент. Ну надо же...
Однако сразу же вернулся мрачный настрой. Да, хуже быть может. Вместо заслуженного нагоняя от Анны она получает подарок! Она получает подарки, в то время как подвела Хоро-Хоро и его сестру...
У себя в комнате Тамао бессильно упала на татами. Почему же так происходит? Почему ее считают ни на что не способным ребенком, требующим опеки и защиты? Считают, в то же время не обращая на нее никакого внимания. Почему так сложно к кому-то обратиться, заговорить? Где же ей взять уверенности?
Ей никогда не стать такой, как они. Тамао не может быть общительной и лучистой, как Йо; загадочной, сильной и притягательной, как Тао Рен; строгой, холодной, влиятельной, как Анна; дурашливой и беззаботной, как Хоро-Хоро... Все они яркие, с яркими характерами, с яркой индивидуальностью... Личности. Ей же никогда такой не стать...
На глаза навернулись слезы. "Да и зачем? Зачем мне это? Зачем мне быть частью из веселой и дружной компании? Я просто буду одна, как незаметная, никому не нужная тень... Как капля, без которых не может быть моря, но никем они не замечены. Одна из тысячи безликих, одинаковых...
Ужасно, стыдно. Разревелась из-за ерунды. Из-за мыслей. Контролируй себя, контролируй...!"
Тамао быстро утерла кулаком слезы, медленно стекающие по щекам и подбородку. Хорошо, что Пончи и Кончи проходят специальную тренировку, которую посоветовал Йомей-сама. А то ведь тоже скуксились бы или, что еще хуже, попытались бы подбодрить своими дурацкими шуточками, от которых только больше расстройств...
Взгляд девушки внезапно упал на доску коккури. В ту же секунду она ощутила дрожь. Нет, Тамао решила пока к ней не притрагиваться. Снова окунуться в тот удушливый страх, в ту леденящую боль, ту печаль, ту горечь, что жгли разум, сердце? Нет... Нет. Она не может.
Что за ужасное событие она почти увидела? О чем ее хотят предупредить свыше? К чему быть готовой?

...До поздней ночи Тамао так и не выходила из комнаты. То дремала на татами, то смотрела в открытое настежь окно. Иногда поглядывала на гадальную доску, которая все же чем-то притягивала взгляд.
Уже темно. Тихо. Все обитатели дома спят. Или кто-то тоже молча смотрит в темное небо, усыпанное осколками звезд, наслаждаясь тишиной? Ее нарушают лишь пение цикад и едва различимый ухом шепот травы, провоцируемой ветром.
"Воздух, - внезапно подумала Тамао. – Мне хочется на воздух".
Она тихонечко вышла из комнаты. Хоть бы ступенька не скрипнула, хоть бы никого не разбудить!
Осторожно проскользнуть через дверь – и вот оно, теперь, наконец, Тамао на улице. А как здорово ночью выйти из дома! Такого свежего и легкого ветерка не застанешь никогда, лишь только в такую тихую летнюю ночь.
Спокойствие заворожило коккури. Она легла на землю. Вдохнув чистого воздуха, почувствовав прикосновение свежести, Тамао ощутила покой и умиротворение...

- Тамао-сан?
Она открыла глаза и едва не ослепла от яркого солнечного света. Что? Солнечного?! День, уже день! Она что, заснула здесь?!
- Тамао-сан, с вами все в порядке? Ох, слава духам. Я уж решила, что вы потеряли сознание...
Тамао проснулась окончательно и быстро, насколько возможно после сна, вскочила с мокрой от росы травы. Перед собой она увидела Пирику. Смутившись, Тамао принялась отряхивать с себя землю.
- Э... Э... я... Я... Я как бы... – замямлила Тамамура, пытаясь оправдаться, но Пирика ее перебила:
- Ладно, я пойду, раз все хорошо...
- А куда вы? – вырвалось у Тамао.
Пирика хмыкнула.
- Анна-сан поручила они-тян сделать покупки. Но он и так завален работой, так что я решила помо-...
- Я схожу! – решительно заявила Тамао, которую ощутимо пнула совесть. Пирика удивленно подняла брови.
- Давайте список, я все равно лучше знакома со здешними магазинами...
- Вот... Спасибо, - улыбнулась северянка. Тамао неожиданно для себя отметила, что девушка очень красива. "Куда мне до нее..."
- Нет, вам спасибо! – весело сказала Тамао и убежала, как была: чуть заспанная, с растрепанными волосами. Пирика лишь изумленно смотрела вслед этой странной девчонке...
А Тамао тем временем бегом направлялась в сторону небольшого магазинчика с хорошими товарами при хороших ценах. Напевая что-то, она мечтательно смотрела куда-то в пространство – ноги сами несли ее. Все-таки ночь на свежем воздухе и первый утренний луч солнца помогли ей очиститься от неприятного.
Улыбнувшись, Тамао завернула в тихую улочку, пройдя которую можно попасть в тот самый магазин.
- Miss! Девушка!
Тамао вздрогнула от неожиданности. Кроме нее здесь никого нет... Это к ней?
Она остановилась и обернулась. К ней бежал милый молодой человек – чуть запыхавшийся и слегка растерянный.
- Извините, - произнес он на ломаном японском. – Вы местная? Я тут заблудился...
Тревога, успевшая подобраться к колотящемуся сердцу коккури, отступила. Ох уж эти иностранцы...
- У меня есть схема, - он махнул листом бумаги. – Мне пытались объяснить путь, но я что-то не очень разобрался... Поможете?
Тамао сочувственно покачала головой. Как не помочь человеку? Тем более такому вежливому и воспитанному?
- Показывайте вашу схемку...
Юноша очаровательно улыбнулся.
- Вот.
Тамамура подошла к молодому человеку и склонилась над листком. Он был девственно чист.
- Постойте, а где-...
Резкая вспышка боли и темнота...

Глава 3.
Предатель.

Боль в голове. Тупая, ноющая. Слабость. Тошнота. Сотрясение? Может быть...
Тамао с трудом осознавала ситуацию, в которой находилась. Вокруг себя она почти ничего не видела. Она едва различала свои ощущения. Тамао лишь смогла понять, что лежит на холодной поверхности. Она не представляла даже, сколько сейчас времени и какой вообще день. В помещении не наблюдалось окон.
Застонав от боли, Тамао сделала над собой усилие, чтобы приподняться и хотя бы сесть. После того, как она приняла более-менее удобную позу, девушка осмотрелась.
Ничего хорошего она не увидела. Унылые темно-серые стены, которые "украшала" только железная дверь. Разглядеть что-то удавалось лишь благодаря тусклому свету от дешевой лампочки, болтающейся на проводе. В дальнем от двери углу наблюдалось нечто среднее между ведром и тазом – очевидно, для осуществления естественной нужды.
Не успела девушка испугаться, как вдруг Тамао отчетливо услышала голос. Он был не слишком громким, но его можно было слышать из-за двери.
Тамао прислушалась. Речь говорящего совсем не была похожа на японский язык. И не похожа на английский, который Тамао часто слышала во время Турнира Шаманов.
К голосу присоединился еще один. Тамао похолодела: голос до ужаса напоминал того самого парня иностранца...
Какой-то бред, просто дурной сон. Однако наивные попытки ущипнуть себя ничего утешительного не принесли. Но кому она могла понадобиться? Плохого никому ничего не сделала, опасности не представляет, денег не должна, богатых родственников не имеет... Ах!
Боль в голове настойчиво продолжала дробить коккури мозг. Она совершенно не понимала, что происходит и за какие грехи девушку заперли здесь.
Внезапно загрохотала дверь. В комнату зашли двое: одним из них был тот самый парень.
- Хай! – криво улыбнулся он. Эта усмешка совсем не походила на ту улыбку очаровательного молодого человека. - Тамамура Тамао?
Тамао уже хотела подтвердить свое имя, но вдруг посчитала нужным промолчать.
- Але, девочка, ты часом аутизмом не страдаешь? – грубиян помахал у нее перед носом ладонью. Тамао продолжала молча взирать на него.
Неожиданный удар. Тамао ударилась головой о стену и сползла вниз. По затылку струйкой стекла горячая жидкость.
- Я плохо говорю, а? Акцент, чтоб тебя? Чего вылупилась?
Удар, удар... Боль, перед глазами резкие вспышки темноты. За что, за что...?
Вдруг второй человек, мужчина постарше, положил руку на плечо ее мучителю и что-то сказал. Нахал хмыкнул, но Тамао больше не тронул.
Коккури тяжело дышала. Об ее голову, казалось, кто-то проверял прочность кирпичей, такой тяжелой была у парня рука. Девушка будто бы попала в ад. Как же она отвратительна! Рядом нет духов, при ней нет сил, нет способов защититься... Она и правда такая слабая и жалкая, какой все считают... Она может лишь молча сносить эти мучения.
- Асакуру Йо знаешь? – продолжал допрос он. Даже если бы Тамао захотела ответить, у нее не хватило бы сил.
- Он мертв.
Боль, кровь, тяжесть, нехватка воздуха – все мгновенно растворилось для нее. Тамао дернулась, с губ против воли сорвалось:
- Нет, нет!
По сравнению с этим все превращалось в пустяк...
- Ага, значит, знаешь...
До Тамао не сразу дошло, что ее обманули. Да и как можно верить этому грязному похитителю, обманщику?!
Внезапно от бессилия и беспомощности у нее из глаз брызнули слезы. Она так не хотела показывать себя слабой! Ниже падать некуда...
- Значит, он придет за тобой, - продолжал иностранец.
Глаза Тамао расширились от ужаса.
- Зачем вам это? – прошептала она. Нет... нет! Из-за нее, такой слабой и низкой, никто не должен пострадать! Тем более Йо-сама!
- О, мы умеем составлять осмысленные фразы? Похвально, да... Что же... Я просто хочу стать Королем Шаманов.
Тамао не знала, стоит ли смеяться в такой ситуации или же зарыдать в голос.
- К вашему сведению, Королем на данный момент является Асакура Хао. Ему даже не нашлось достойной конкуренции.
Парень притворно горестно вздохнул.
- Уже знаю, да... К сожалению, я опоздал на пару лет... Мне потребовалось более пяти веков, чтобы освободиться от печати, наложенной им... Так что у меня к нему теперь даже два должка. И да, я знаю, что он уже слился с Королем Духов и все такое... Тем лучше для меня, я поглощу его – теперь у меня есть сила.
Тамао сделала печальный вывод, что непонятно почему находится в плену у сумасшедшего.
- Для этого и нужна ты. За тобой явится его брат, продолжатель великого рода Асакура! А он явится, чтобы спасти его.
- Этого не произойдет, - сипло проговорила Тамамура.
- Думай что хочешь. Кроме силы у меня есть еще один козырь.
Тамао уже яростно смотрела на неприятеля. Она все еще лежала на полу, с кровоточащим затылком, но ее прямой взгляд заставил бы поежиться любого нормального человека. Очевидно, этот не из нормальных.
После сей гордой речи парень, пнув девушку напоследок, удалился. Железная дверь оглушительно хлопнула, отозвавшись ужаснейшим звоном в голове несчастной девушки. Тамао согнулась пополам, судорожно хватая ртом воздух. Из глаз цвета ранней клубники ручейками потекли слезы, а из горла вырвался непрошенный стон...

* * *

Следующие несколько дней девушка помнила с трудом. Раз в день ей давали тоненький ломтик хлеба и стакан воды. Тот факт, что давали именно хлеб, наверняка удивил бы Тамао, будь она, например, на экскурсии. Но никак не в данной ситуации. Просто не было сил удивляться. К тому же в помещении, не смотря на лето, было ужасно холодно. Девушка едва находила в себе силы бороться с тошнотой, болью, жжением в теле, с невыносимыми душевными страданиями... Йо-сама... Йо-сама... Йо-сама!
С ним же все должно быть в порядке. Он и не подумает искать ее!
Но попытки убедить себя в бесчувственности Йо потерпели крах. На то он и Йо-сама... Если кому-то грозит опасность, он сломя голову помчится спасать страдальца, не подумав о себе и даже не послушав Анну... При мыслях об этом Тамао лишь заливалась слезами и сворачивалась калачиком в уголке комнаты.
Страх душил, сжигал внутренности. Малейшие ощущения превращались в боль или страх. Плевать, что с ней, но Йо-сама...!
Стоп. Как глупо волноваться. Йо-сама ведь сильный! Он ее сильный принц, которому под силу все!
Но... Если эти люди нацелились на самого Асакуру Хао... Тем более, слившегося с Королем Духов... Тело пронзила дрожь. Девушка испуганно вжалась в угол.
Почему же она сидела именно в углу? Наверное, это простой психологический фактор. Чувство опоры за спиной вместо пустого пространства, чувство некоей отгороженности и даже защищенности...
Снова голоса. Тамао до тошноты надоела эта иностранная речь. Она ненавидела все эти резкие звуки, произносимые грубыми голосами. Ненавидела это бесполезное, бестолковое, ничего не значащее жужжание...
Новый голос. Едва его звук коснулся сознания Тамамуры, на лбу девушки выступил холодный пот.
"Не... Не может быть... Неужели...!"
Грохот двери. На сей раз в комнату вошли три тени. Но Тамао пристально смотрела лишь на одну.
Нет. Ее не пугала даже светло-лиловая сталь этих глаз.

* * *

Удивление. Непонимание. Как он здесь оказался? Пришел вместо Йо?
Надежда. Он так свободно с ними говорит, он с ними знаком, значит, договорится?
Горькое осознание реальности. Он ничего не предпринимает, лишь холодно смотрит на нее.
Ярость. Ярость, совершенно не свойственная ей ярость мелькнула в душе. В душе, которая отражалась в ее глазах. И она смело смотрела в эти пустые, ледяные, лишенные всяких эмоций глаза. После брошенного ей яростного взгляда, в ответ за льдом проступил проблеск удивления, а затем холодная, пугающая насмешка. А ты ожидал глаз смертельно напуганного ягненка?
Разочарование. Ты больше не тот, за кого себя выдавал. Ты никто. Больше нет той гордости, той силы, того величия. Невольного уважения к тебе. Больше нет. Ты сам разбил его на мельчайшие кусочки, раздробил на мельчайшие части.
Тао Рен, ты ничтожество. Ты – предатель.
Хмурится. Очевидно, все понял. Прочел во взгляде глаз цвета ранней клубники. Тамао с горьким удовлетворением осознала, что возразить шаману в этом безмолвном поединке взглядов нечего.
Она мрачнеет. Выходит, он не зря был ей несимпатичен. Он один из тех, кто хочет погубить Йо!
Рен полностью восстанавливает равнодушие во взгляде, добавив к нему каплю презрения. Разумеется, ему же плевать, что о нем думает какая-то там девчонка. Тем более с таким видом: ушибы, ссадина на лбу, следы слез на щеках. Пусть даже с таким открытым, смелым, честным взглядом и такими чистыми глазами. Тамао продолжала взирать на неожиданного врага.
Внезапно шаман что-то говорит иностранцам на их языке. Те отвечают что-то. Рен качает головой.
Дверь со скрежетом открылась и люди, как ни в чем не бывало, покинули комнату.
Тамао вдруг почувствовала себя оскверненной, униженной. Такая слабая, жалкая, лишенная последних сил она предстала перед одним из сильнейших шаманов мира. Нет. Перед тем, кого она презирала, тем, кто был ей отвратителен теперь. Тем, кого она наивно считала все же дорогим для Йо человеком. На деле же он братается с его врагами и рассматривает ее, как животное в зоопарке. Слезы ярости и бессилия вырвались на свет – пусть и неяркий свет от дешевой лампочки, болтающейся все на том же проводе. Свет, при котором капельки на коже блестят, как жемчужинки, а глаза становятся рубиновыми...

@темы: Teenagers, Мотыльки, Фанфики

Комментарии
2012-04-13 в 03:21 

MariShka ia
Да ты просто Гайдар (с)
Спасибо за фанфик)

Интересно, чем все закончится.

2012-04-13 в 15:30 

Ellen RainboWR
[*бабочка семейства кроличьих*] безумный гетщик
MariShka ia, спасибо вам за комментарий.))
Концовка нас ждет очень нескоро: я сейчас над другим фиком работаю.(

   

RenxTamao Fans

главная