21:54 

4-31

Ямамото/Гокудера + Тсуна/Гокудера

8059 - уже давно сформировавшаяся пара, у которой все хорошо, все друг-друга любят и т.д. Хотя об этом, естественно, кроме этих двоих никто не знает. И тут в эту прекрасную семейную идиллию вторгается Тсуна. Однажды, Ямамото сильно задерживают на тренировке (завтра суперважная игра или что-то в этом роде) , поэтому Гокудера отправляется из школы с Тсуной. Последний напрашивается в гости (повод тоже любой - можно банальное "помоги с уроками"). Итак они спокойно сидят, делая что-либо, как вдруг Тсуна просит Гокудеру научит его "этому самому" а-ля он, Тсуна, боится показаться глупым и неумелым перед Киоко (например), и вообще он даже целоваться в свои 15 не умеет (бедный мальчик Т__Т). Реакция Гокудеры на усмотрение автора, но Тсуна, пользуясь временным офигением своей Правой Руки лезет а этим самым поцелуем... за чем их и застает Ям-чан, решивший (как обычно) заглянуть после тренировки у Гокудере...
Рейтинг можно сильно и не задирать (но хотя бы R >_<) и закончиться все должно хеппи-ендовым 8059 ^_^

@темы: гокудера, тсуна, четвертый тур, ямамото

URL
Комментарии
2010-04-05 в 00:52 

– Я в этом ничего не понимаю, – говорит Тсуна и отводит глаза. Гокудера бьет кулаком о кулак и воодушевленно обещает:
– Все объясню, что смогу, это же совсем просто, Джудайме! Я тебе покажу – и ты сразу поймешь, как легко оно делается.
– Надеюсь, – вздыхает Тсуна, но как будто сквозь зубы.
Гокудера принимает серьезный вид и кладет ладонь ему на плечо.
– Мне все ясно. Не переживай, Джудайме, у тебя для всякого такого есть я. Я все объясню, все решу, ты только скажи, что тебе нужно.
Тсуна криво усмехается. Он выглядит неуверенным, и от уголков рта тянутся складки, как будто презрительные. Но презрение его направлено только на самого себя. Гокудеру разрывает от желания побыстрее разобраться с делом, потому что такой Джудайме непохож на себя и нервирует его.
– Тогда пойдем к тебе после уроков. Там мне и объяснишь.
– Как скажешь. Я буду рад, если ты придешь.
Тут Гокудера слегка лукавит, потому что на время после уроков у него были планы. «Планы» дрыхнут на задней парте все утро, щетинясь вихрами на голове… «планы» вчера ночевали у него. Но Гокудера во главу ставит учебу, а не сон, и не может позволить себе то же самое, хотя не отказался бы прилечь там же, пристроившись сбоку, к плечу… или вовсе остаться дома, на кровати, уткнувшись в чужую спину. Ямамото приподнимает голову, сонно щурясь, слабо улыбается ему и снова укладывается головой на руки.

– Итак, – раскрыв учебник, Гокудера водит пальцем по строчкам, – что именно тебе непонятно?
– Мне… – Тсуна мнется. – Мне, на самом деле, почти все понятно…
– Ну, у тебя же были какие-то вопросы? Не стесняйся, Джудайме, мне-то ты можешь сказать. Я же твоя правая рука!
Звучит очень ободряюще, Гокудера украдкой поглядывает на часы. У Ямамото сегодня тренировка, и хорошо бы успеть выпроводить Десятого в ближайшие полчаса… чтобы успеть хоть что-то приготовить. Ямамото, конечно, и сам не против поторчать у плиты, и у него отлично выходит, но это свинство какое-то будет, заставить его готовить после тренировки. Так уже бывало пару раз – и это было болезненно для совести. Гокудера про себя удивляется, как же это еще никто про них не догадался, но очень надеется, что они смогут скрываться как можно дольше.
Тсуна медлит с ответами. У него какой-то отсутствующий вид, он невнимателен и, кажется, почти не слушает объяснений. Гокудера терпеливо рассказывает, показывает и чертит, Тсуна кивает, ничем не выдавая то, что хоть что-то понял, и к концу часа Гокудера, издергавшись, захлопывает учебник и интересуется, все ли Джудайме понятно.
– Почти, – отвечает тот. Гокудера отворачивается, скорчив зверскую рожу, а потом снова обращает взгляд к Тсуне, сияя улыбкой. – Один вопрос у меня есть.
– Задавай, – с облегчением говорит Гокудера, думая, заметно оно или нет.
– По правде говоря, это не вопрос, а просьба… Гокудера-кун, а у тебя же были девушки? И сейчас, наверное, есть?
Вытаращившись на него, Гокудера поворачивает учебник так и сяк.
– Н-ну… были… Почему спрашиваешь?
– Потому. – Вид у Тсуны становится какой-то отчаянный, словно он преступник, которому нечего терять, и можно нарушить закон еще раз. – У меня только Кьёко… свидание… послезавтра.
– Поздравляю!
– Да… она меня засмеет, Гокудера-кун, поэтому научи меня целоваться.
Учебник с грохотом падает на пол. Гокудера судорожно соображает, чем они себя выдали, хотя минуту назад радовался, что никому о них не известно. Может, Ямамото стоит пореже приходить? Или кто-то заметил, как они переглядываются днем? Да какая разница уже, если даже Десятый в курсе…
– Н-да? – невнятно выдает Гокудера. – Я?
– Мне больше некого попросить. Ну не брата же.
«Да уж, навряд ли Рёхей согласился бы…»
– Еще есть Я-ямамото, – подсказывает Гокудера.
Тсуна нервно усмехается.
– Я его давно знаю, он ни с кем не встречается.
Гокудера чувствует, как гигантский валун тревоги скатывается по скользкому краю души.
– А ты – ты же сам сказал… так что… помоги. Ты сказал, поможешь.
Забравшись на диван с ногами, Тсуна ползком подбирается к нему ближе, сосредоточенно и немножко безумно глядя ему в лицо. Гокудера, в свою очередь, не двигается с места, как загипнотизированная мышь, и только слабо мотает головой.
– Не… не… – выдавливает он из себя, а Тсуна наклоняется все ближе и ближе, и когда между ними остается чуть больше сантиметра, Гокудера замечает в дверях высокую фигуру. От нее, кажется, напрямую исходит мрачная аура. Одной рукой мгновенно зажав себе рот, другой рукой Гокудера отталкивает Тсуну. Тот, красный от смущения и собственной напористости, разом теряет весь боевой дух и отсаживается подальше, и тоже замечает Ямамото.
Глядя на них серьезно и очень страшно, Ямамото медленно поднимает зачехленную биту, заносит ее над головой… кладет себе на плечо и расплывается в широкой улыбке.
– Тсуна! – приветствует он радостно. – Зашел позаниматься?
Вытаращив глаза, оба с недоверием и страхом смотрят на него.
– Вот я тоже зашел, – продолжает Ямамото с тем же оптимизмом, – а то уже вообще ничего не понимаю. Гокудера, ты же объяснишь, м?
– Объясню, – отвечает Гокудера, с трудом выговаривая слова, – все, что твоей душе угодно.
– Спасибо за помощь, – тем же голосом говорит Тсуна, – я все понял и ухожу.
Ямамото постукивает битой по плечу и жмурится.
– Хорошо объясняет, да?
Не ответив, Тсуна едва ли не на полусогнутых ногах пробирается к выходу, а когда он скрывается за дверью, становится слышен стремительный топот. Гокудера сглатывает, а Ямамото перестает улыбаться.
– Это не то, что ты подумал, – говорит Гокудера, ни на что особенно не надеясь.
– Откуда ты знаешь, о чем я подумал?
В следующее мгновение все происходит так быстро, что Гокудера не успевает не то, что отреагировать – даже сообразить, что Ямамото делает. Тот в секунду расчехляет биту, бросается на него, переворачивая на живот и усаживаясь ему на спину. Подавившись воздухом, Гокудера взбрыкивает ногами. Ямамото с легкостью справляется с его школьными брюками, подавляя слабое сопротивление. Гокудере и не страшно – что такого он может с ним сделать, чего они еще не делали? – но дело принципа: не дать ему что-то сделать с собой сейчас. Потому что нужно все объяснить… Вздрогнув, Гокудера чувствует прикосновение чего-то твердого и неживого и почти сразу понимает, что это.
– Ты охренел?!
– А что?
Голос у Ямамото такой злой, что Гокудеру передергивает.
– Убери! Убери это!
Кончик биты тычется в него. Не задумываясь, как это выглядит со стороны, Гокудера вертит задом.
– Ты серьезно, что ли?! Да она же… не влезет!
– Влезет… – обещает Ямамото, и по его тону становится ясно, что он, кажется, в самом деле не шутит.
– Не влезет!!! Хватит дурить, уймись! Я тебе все объясню.
Кажется, изнасилование битой откладывается – Ямамото слезает с него, сбрасывая биту на пол. Гокудера поспешно натягивает штаны, пока он не передумал, но подобное обращение с битой – предметом для Ямамото самым дорогим и важным после меча – заставляет его занервничать еще сильнее, чем минуту назад. Ямамото встает и отходит от дивана – к окну, но, не задержавшись там, возвращается, останавливаясь на полпути к Гокудере. Стоит спиной.
– Джудайме завтра идет на свидание с Кьёко. А целоваться он не умеет. Я как раз собирался отказать…
– Я видел, как ты собирался.
– Да ты что, не веришь мне?
Не отвечая, Ямамото поднимает с пола свою биту и сует ее в чехол, все еще не поворачиваясь лицом.
– Ну это совсем идио…
– Ага. Я-то идиот, а Джудайме – золото. Что ж ты с ним не встречаешься? А, да – он же девочек любит! Но теперь-то между вами ничего не стоит? Только я.
– Прекрати.
– Но ты не думай, пожалуйста, что я вот так просто тебя ему отдам. Не отдам.
– И не нужно меня никому отдавать, и что вообще за тема такая – я же не вещь, чтобы меня отдавать или не отдавать кому-то!
– С тобой иногда по-другому нельзя.
Схватившись за волосы, Гокудера мотает головой.
– Ты какую-то хрень несешь сегодня.
– Только сегодня?
– И у кого после этого месячные?
Махнув рукой, Ямамото присаживается на диван, сунув руки между колен, и смотрит в пол. Брови у него сведены и взгляд по-прежнему не свой, и ни тени расслабленности на лице.
– Господи, – сердито говорит Гокудера, втайне испуганный его состоянием, – ну трахни меня тогда битой, если тебе легче станет. Если тебе это что-то докажет.
– Мне это ничего не докажет.
– А что тебе докажет?
– А что ты мне хочешь доказать?
– Джудайме…
Ямамото свирепо бьет ладонью по сидению и вскакивает на ноги. Гокудера встает вслед за ним, отойдя на метр, чтобы не задирать голову.
– Опять Джудайме?! Да что у тебя все время Джудайме?!
– Джудайме меня не интересует! – орет Гокудера, перекрикивая его. – Ты о нем думаешь больше, чем я!
– Больше, чем ты – невозможно!
– Хватит ревновать!
– Хватит давать мне повод!
– Это не повод!
– Я прихожу, а ты, растекаясь от счастья, лежишь под Тсуной – и правда, не повод!
– Не растекался я от счастья. Ты думаешь, мне это было приятно? Я его только оттолкнуть хотел, а ты уже пришел.
– А если бы я вообще не пришел?
– И не было бы ничего. Ты это как себе представляешь вообще?
– Замечательно представляю.
– Тебе еще не надоело ерунду всякую выдумывать?
– Я похож на того, кто станет выдумывать?
– А я похож? Я тебе, по-твоему, все время лгу?
– Нет. Ты мне вообще ничего не говоришь.
Набрав дыхания для ответной реплики и разинув рот, Гокудера так и замирает. Несколько раз моргнув, смотрит на Ямамото – до него постепенно доходит, что тот имел в виду.
– Офигел, да? Совсем? Тебе еще говорить что-то надо?
– Да, надо.
Ну, и что ему сказать? Гокудера с негодованием сверлит его взглядом. «Я тебя люблю»? «Мне больше никто не нужен»? «Савада Тсунаеши – мой босс, и на этом все»? Вместо этого он делает шаг вперед, обхватив Ямамото одной рукой за шею, рывком наклоняет к себе и целует. Несколько секунд демонстрируя ему холодность, Ямамото сдерживается, а потом начинает отвечать. И, схватив его за талию, подтаскивает к дивану, усаживая на него, а потом, оторвавшись и нависнув над ним, произносит:
– Наденешь женскую школьную форму и сходишь со мной в кафе – считай, что доказал.
Гокудера пихает его кулаком в плечо и недоверчиво смотрит, но кажется, Ямамото не шутит.

URL
2010-04-05 в 01:22 

[я кто такой, чтобы себе что-то запрещать?!!.©]
Неужели ее выполнили. *О*
Автор, я вас люблю. **
Откроетесь?^^

2010-04-05 в 02:25 

keo
Пришел. Увидел. Укусил. | Vae victis
А про кафе и форму вы не допишете? ^^
И, знаете, автор, я вас тоже люблю, особенно за диалоги. *___*

2010-04-05 в 09:18 

Алура
Спасибо))) открылась.
keo
Может, и допишу, если будет настроение, но вне кинка, скорее всего))
Спасибо)))

URL
2010-04-05 в 10:07 

Пришел. Увидел. Укусил. | Vae victis
Правда? ** Откройтесь тогда, пожалуйста)

2010-04-06 в 21:24 

Red_Squirrel
Если ад существует, то он наверное компьютеризирован
ооо. автор. и мне тоже пожалуйста откройтесь - очень-очень хочу почитать еще вашего творчества

2010-04-08 в 19:44 

Скажи мне кто твой друг, и я скажу как ему не повезло
Автор, это восхитительно! *0*

2010-10-03 в 23:45 

Очень нежный цветок
У всех роз есть шипы
Спасибо, уважемый автор, очень понравилось.

2010-12-09 в 02:54 

Ap.Cr.
1,2,5
автор, можете открыться? :heart:

2011-06-20 в 01:49 

- Katerina -
Фейлон - он как сломанная кость, которую вправили неправильно - ничто его не излечит полностью, а если переломать снова и сложить заново - может вообще не срастись. (с)
Глядя на них серьезно и очень страшно, Ямамото медленно поднимает зачехленную биту, заносит ее над головой… кладет себе на плечо и расплывается в широкой улыбке.
– Тсуна! – приветствует он радостно. – Зашел позаниматься?
Ямамото постукивает битой по плечу и жмурится.
– Хорошо объясняет, да?

какой интересный Ямамото))

     

Kateikyoushi Hitman Reborn KINK FEST

главная