21:11 

4-10

Хибари\Мукуро

Можно любые временные рамки, но было бы просто замечательно, если будет TYL. Не стеб и не юмор, хочется как можно ближе к IC. Дино как только можно привлекает внимание Кёи к себе и чуть ли не признается ему в чувствах, но ничего кроме как раздражения со стороны последнего не получает, т.к. все мысли заняты лишь Мукуро (что взаимно). Душевные страдания Дино и открытые насмешки Мукуро над блондином. Можно сюда еще и добавить страдающего по Мукуро Тсуну, тогда заказчик будет совсем доволен.
Не смотря на то, что в сюжете будут присутствовать Тсуна и Дино, не стоит про них много писать, ключевой заказ тут на 1869 и их отношения. Рейтинг чем выше, тем лучше.

@темы: дино, рокудо мукуро, хибари кёя, четвертый тур

URL
Комментарии
2009-08-29 в 12:25 

вопрос к заказчику:
сильно ли вас коробит от написания имени Хибари не Кёя, а Койя?
Мне бы установить, исправлять имя в фике или так оставить~

URL
2009-08-29 в 14:18 

Гость 2009-08-29 в 12:25
заказчик будет не слишком против такого написания, хотя "Кёя" звучит куда привычнее.

URL
2010-04-15 в 22:40 

Warning: легкий ООС главных персонажей.

Xибари Койя живет достаточно счастливой и полноценной жизнью: стабильный доход, дом, похожий на родную и уютную крепость, Намимори, что хранят от бед божественные силы и Комитет Безопасности (во время, наступившее после победы над Бьякураном, это особенно важно). Вонгола победила сильнейший мафиозный клан, снова воцарился мир, а Хранитель Облаков получил приятное дополнение к своему распланированному будущему: любовника, с которым никогда не скучно. Хотя Мукуро не простой человек, он ведь ещё и “зеркальный враг, что верен до конца”.
Хибари впервые настолько твердо и прочно стоит на земле, что готов сворачивать горы при необходимости. Пока катаклизмы никому не нужны, он строит новые соц. учреждения для Намимори, распределяет финансовые, политические и оперативные силы Комитета Безопасности, разводит птиц, обустраивает дом и встречается с Рокудо Мукуро. Последнее, вроде бы, секрет, но с поведением Хранителя Туманов такое невозможно сохранить в тайне: он постоянно провоцирует Койю на какие-то двусмысленные поступки, тратит нервы Хибари и нарывается на неприятности.
Впрочем, во всех моментах жизни находится свой особенный смысл, и Койя заставляет себя поверить, что обустраивать окружающий мир он научился, пока на исходе зимы его планы не рушит Дино Каваллоне. Он врывается, как беспризорный осенний ветер, по ошибке попавший не в тот день календаря. Дино возвращается в Японию через два года отсутствия, решительный и все такой же неуклюжий. Вначале Койя воспринимает бывшего тренера как нечто позитивное (вариант подраться), затем – недостойное внимания, а после как большую проблему, ведь Мукуро не остается равнодушным. Дино прочно вмешивается в их жизнь.


---
Первая встреча Хибари и Дино после долгого перерыва происходит на собрании Вонголы. Темой объявлена очередная бессмысленная вещь, но с тех пор как Койя заключил с Реборном и Савадой соглашение, он обязан быть послушным Хранителем: не бить тупых травоядных из правящей верхушки мафии, не казнить без приказов, не разрушать казенного имущества и не пытаться убить Мукуро. Последнее – странный пункт, ведь именно за жизнь Рокудо Хибари пожертвовал частью своей свободы. Вонгола приобрела двух полноценных Хранителей самого высокого уровня и большие проблемы с Вендиче.
Кстати, почему именно Мукуро и что к такой ситуации привело даже сам Койя не в силах объяснить. Просто однажды ему надоело видеть врага слабеющим, желание получить настоящий бой возросло. А потом ему надоело без конца сражаться в лепестках сакуры, и желание получить самого Мукуро возобладало. Если Хибари хочет чего-то, он это получает. Возможно, если копнуть глубже, можно отрыть странную правду: не получилось подмять под себя в бою – попытайся подчинить другими путями. В любом случае, Койю настолько сильно злила постоянная ничья, что он пошёл ва-банк. С других флангов, а война все та же. И не заметил, как ненависть обернулась другой своей стороной.
Рокудо оказался не только прекрасным противником, но и достойным спутником. Каждая минута рядом с ним сродни лезвию, которое ведут по беззащитной коже запястья: не ранит, но так щекочет нервы, что душа дрожит.
И, казалось бы, все идёт к очередному интересному витку в спирали жизни, если бы…если бы не взгляд карих глаз, что буравит Хибари на собрании бестолкового Тсуны. Койя чувствует себя не в своей тарелке, отвлекается и едва не теряет контроль - любого бы взбесил такой пристальный, но не содержащий никаких намеков взгляд. Дино беспардонно разглядывает Хранителя Облаков и делает для себя какие-то выводы, чем ещё сильнее выводит Хибари. Дальше – больше: он просит Тсуну дать им совместную миссию!
- С какой стати? Я не поеду с Каваллоне.
Это справедливо, ведь Дино просто босс дружественного клана, а не Хранитель, не ему разбираться с проблемами Семьи. Хибари ценит конфиденциальность и полный контроль над ситуацией, такие бестолковые напарники ему не нужны. Он намеренно обижает Дино и уходит, не попрощавшись. Вслед ему слышатся ругань Гокудеры Хаято, смех Ямамото Такеши и вздохи Каваллоне.
---
Зима заканчивается быстро, даже стремительно: Койя замечает первые почки на деревьях и то, что птицы начинают улетать на всю ночь. Эти приятные мгновения близящегося праздника жизни немного согревают сердце неприступного Хранителя Облаков, и первого марта он дарит Мукуро особенный подарок – право быть рядом с собой всегда. Рокудо пользуется этим предложением, однако не благодарит, ведь это немного задевает его самолюбие. И всё же, нет повода отказываться от долгожданного предложения строить будущее вместе. Возможно, хозяин туманов более гибкий по природе. Или умеет переступать через стереотипы. Если Койя видит свою победу и превосходство в инициативе отношений другого формата…вперёд. Почему бы нет? Все давно просчитано, и Хранитель Облаков просто не мог вырваться из цепких пальцев. Если Рокудо Мукуро кем-то заинтересовался, цель по собственной воле придёт к иллюзионисту.
Дом, отремонтированный по проектам Хибари, некоторое время кажется им чужим, но затем Мукуро выбрасывает несколько деталей интерьера, меняет цвет гостиной и ставит огромную, совершенно неприличную кровать в их спальню вместо двух скромных футонов. На молчаливый вопрос Койи иллюзионист смеётся. “Неужели ты думал, что мы будем спать раздельно, как стыдливые дети?” И в этом любовник превосходен: не скрывает своих чувств, как и подобает настоящему мужчине. Два диких, опасных зверя сходятся на тесной территории, устанавливают свои права, сражаются за первенство и все время восхищаются друг другом. Именно в эту весну Койе начинает казаться, что его история никогда не закончится. Уходят привычные мысли, навеянные фатализмом и холодом одиночества, остается только острая потребность жить, дышать, двигаться и просыпаться по утрам рядом с Рокудо Мукуро. Сам иллюзионист все чаще замечает за собой теплые, казалось бы, невозможные чувства к Хранителю Облаков. Только Койя может прикасаться к хрупкому телу Рокудо, только он может быть рядом в тяжелые минуты приступов, Койя не боится страшных секретов Тумана и готов бороться с призраками прошлого.
Они проводят целые дни друг с другом, перемежая спокойные вечера со спорами и небольшими стычками, но к концу весны все чаще их начинают прерывать звонки Дино Каваллоне, лепечущего всяческую глупость в телефонную трубку. Это немного досаждает Хибари и вызывает недоумение у Мукуро.
---
Один из теплых весенних вечеров Хранитель Туманов проводит в компании своего избранника. Не то, чтобы Койя был первым близким человеком для Мукуро, но он, несомненно, отличается от всех предыдущих. Рокудо может позволить себе лежать на покрывале, положив голову на колени Хибари, и безмолвно смотреть в небо. Другие бы немедленно начали перебирать пальцами его волосы, шептать какие-то бессмысленные глупости, не блеща умом и чувством меры, возможно, даже приставать. Это вызывает особенную неприязнь: чем думают люди?! Разве есть необходимость портить величественную красоту заката низменными желаниями и животными потребностями?
Койя другой. Только он способен так долго хранить молчание, что вторит настроению Мукуро, только он держит свои руки при себе и не отвлекает любовника телячьими ласками. Рокудо знает, что его верный соперник откликнется на любой жест, но удивительно тонко угадает невысказанный смысл движений, и, в зависимости от поступившей информации, подарит Мукуро наслаждение или оставит в покое. Хибари внимателен, но не контролирует Хранителя Туманов. Так приятно…словно нет никаких границ, но есть надежная рука, что всегда рядом.
- Койя, - Мукуро тихо зовет любовника, и Хибари вновь выбивает сто очков из ста: он нагибается к Рокудо именно так, как хочет последний, губы оказываются в нескольких сантиметрах ото рта Туманного юноши, так что можно шептать откровения.
- Мне с тобой хорошо. – Интересное признание. В отличие от Койи, Мукуро легко говорит важные слова, не лишая их смысла. Как будто иллюзионист выводит слова в воздухе, и с каждым движением тонкой кисти вздрагивает сердце Хранителя Облаков. Хибари – человек действий, вот Рокудо любит разговаривать, играть словами, прятать настоящий смысл среди полутонов, намёков. Казалось бы, что таких людей может держать вместе. Оба равны: сильные, самоуверенные, ненавидят проигрывать. Здесь, пожалуй, Мукуро пришлось пойти первым на уступки. Чуть прогнуться под мир одного упёртого японца, чтобы изнутри его поменять.
- Да? – О, ещё одна забавная игра, которая временами досаждает итальянцу. Хибари желает услышать подробности.
- Да. – Иллюзионист поднимается с покрывала, оглядывается вокруг – в частном парке до сих пор никого нет, – мне с тобой спокойно, Койя. Понимаешь, есть правило, которому учит жизнь. Никому не верь. Я ему следовал неотступно, ведь тюрьма подтверждает правдивость этой простой фразы. Но ты…тебе можно довериться. Я тебе доверял даже тогда, когда ты тащил меня полумертвого за ноги из колбы. Между прочим, было больно, - в голосе Мукуро нотки недовольства, но Хибари уже привык, с колбой – вечная тема. – Достойному врагу можно верить даже больше, чем другу. У меня не было друзей, но был враг, которому я доверился, к которому я пришел искать защиты. Спасибо, что не обманул.
“Рокудо Мукуро говорит “спасибо” – Койя отмечает в своей памяти этот уникальный факт. Солнце совсем зашло, с озера наползает прохлада. Инстинктивно оба льнут друг к другу в попытке согреться. Объятья приятны и вместе с тем вызывают небольшую неловкость – все ещё не избавились от скованности. Первый слишком долго был один среди пустоты, второй – среди толпы.
Но они продолжают сидеть в парке, наслаждаясь уходящим вечером и приближающейся ночью. Хибари размышляет о том, что, возможно, стоило сказать Мукуро, как он рад, что ему доверились. Первый человек в его жизни, который пришел и отдал часть себя в руки Койи. Сделал бы это Рокудо, если бы не был уверен, что Хибари отдаст кусочек своего сердца в ответ? Осмелился бы обречь себя на мучения? Этот вопрос останется без ответа. Но сказать-то стоило, ведь однажды может быть слишком поздно. Мукуро перебирает в памяти разные приятные моменты своей жизни, как цветные камушки. И ищет места ещё для одного воспоминания: темный парк и руки Койи на его плечах.

URL
2010-04-15 в 22:41 

Когда звонки Каваллоне становятся беспрерывными, Хранитель Облаков решает встретиться с ним. Во-первых, чтобы выяснить причину столь навязчивого внимания к себе, во-вторых, чтобы её устранить, ведь Дино звонит даже ночью, когда спят птенцы. Нарушение режима для птиц Хибари никак не может допустить.
- Что тебе нужно? – Именно таким вопросом Койя обескураживает бывшего учителя на пороге кабинета Савады, любезно предоставленного для встречи. Дино смотрит на него растерянно и не знает, как подобрать слова, ведь….это совершенно невозможно – уместить в нелепые буквы, звуки и предложения ту гамму эмоций, что разрывает босса итальянской мафии на куски.
Койя. Койя. Койя.
Как наваждение. В японском, насколько знает Дино, есть слово koi, что обозначает “любимый” или “любовь”. Да, пожалуй, родители разгадали судьбу своего новорожденного сына, ведь для кого-то он стал целым миром по имени koi. И этот несчастный страдалец – Дино Каваллоне. Два года, ужасный нескончаемый поток дней, который Каваллоне пытался преодолеть вброд. Все время он думал только о Хибари, только ради него хотел вернуться в Японию.
Ведь Койя – это откровение Неба. Это нечто святое, волшебное, только ради мгновения встречи с ним стоило лететь в Намимори из солнечного Рима. Глупо, смешно, но Дино влюбился как мальчишка, и это произошло ещё десять лет назад, когда они с Койей тренировались вместе. Просто однажды Каваллоне обернулся, и, ускользая от очередной атаки, увидел своё отражение в глазах Койи, и тогда жизнь вновь обрела смысл, утерянный после смерти отца.
- Мне хотелось бы поговорить, Койя, - Дино сгорает от стыда перед Хранителем Вонголы, ведь он, взрослый мужчина, сейчас и двух слов связать не способен. Бессмысленный лепет продолжается ещё несколько минут, потом Хибари выражает недовольство, смотрит на время и бесцеремонно прощается. Возможно, стоило предложить ему бой.
Дино смотрит вслед уходящему Койе и пытается придумать, чем же можно привлечь этого удивительного человека, ведь Каваллоне просто так не сдаются.
План Дино почти что безнадёжен, но разве влюбленный останавливается перед непреодолимыми трудностями? Никогда. Итальянец бросается с головой в безумства, тратит сказочное количество денег на подарок. Это не просто дорогая вещь, это почти что половина состояния его семьи на данный момент, после войны с Миллифиоре.
Каваллоне слушает упрёки подчинённых со смиренно склоненной головой, но ничего не собирается исправлять. Он заезжает домой к Койе, чтобы удостоверится в доставке подарка. Его размещают практически под дверью Хранителя Вонголы. Ещё какое-то время после отъезда грузовой машины Каваллоне стоит на пороге дома возлюбленного. “Его нет, там пусто…но как же хочется зайти, лечь на простыни, что пахнут его телом. Трогать скатерти, чашки, пульт телевизора. Его одежду, книги, даже зубную щетку. Господи, я схожу с ума. Я бы сгреб все предметы в кучу, лег бы в центр и кричал от восторга, ведь все вокруг – Хибари Койя”. Дино давно перестали пугать эти мысли. Он нагибается, гладит траву газона. Нет, Койя не придет даже по зову, поэтому нужно уходить. Растерянный босс Каваллоне уходит от дома Хранителя Облаков, не заметив, что все это время за ним следили из-за чуть открытой портьеры. И во взгляде наблюдателя нет ни грамма жалости к Дино, вторгшемуся на его территорию. Если Каваллоне никогда не сдаются, то иллюзионист Вонголы никогда не проигрывает.
Дино собирается ехать домой и ждать реакции Койи, но все же не выдерживает и заходит в офис Комитета Безопасности Намимори. Да, конечно, самый дисциплинированный человек Вонголы находится на своем рабочем месте и разбирает проекты Реборна.
Каваллоне решительно открывает дверь, делает несколько шагов на встречу Койе…и весь его запал исчезает от первого взгляда мужчины – холодные, неласковые синие глаза изучают Дино как анатомическое пособие. “Что вам здесь нужно, сенсей?” – справедливый вопрос, хоть и немного невежливый по правилам японского этикета. А сказать-то нечего.
Цирк. Продолжается несколько минут, после чего Койя без комментариев опускает голову и принимается за работу вновь. Вот так, “Почувствуй себя идиотом”, в эфире Дино Каваллоне. Итальянец молчит, а его избранник черкает что-то в документах. Возможно, это счастье, но ему не дано сбыться – в офисе заметно холодает, слышен странный смех.
В дверях появляется третий участник пьесы. Мукуро застывает на пороге, его присутствие даже не сразу становится явным. Первым чувствует иллюзиониста Хибари, всё же у него нюх после стольких лет погони и борьбы с Рокудо. Койя не здоровается с ним, только внимательно смотрит в глаза, пытаясь угадать, отчего же туманный юноша сегодня такой недовольный. Дино оборачивается ко второму Хранителю Вонголы чуть позже, здоровается. И тоже ждет.
“Пошел вон”, – говорит недобрый, колючий взгляд Мукуро. Каваллоне либо настолько глуп, что не замечает намека, либо умело притворяется идиотом. Напряжение достигает своего предела, Хибари поднимается из-за стола и выпроваживает Дино. Лучше сделать это сейчас, чем дождаться точки кипения и собирать Каваллоне по частям, на которые его раздерёт Туман. Даже когда итальянец уходит, в воздухе все еще чувствуется угроза. Мукуро не поворачивается к любовнику, не отвечает на спокойный вопрос о причине визита. Только в ладонь Хибари падают незнакомые ключи от автомобиля. “Подарок”, - голос Рокудо похож на шипение змеи. Иллюзионист исчезает, оставляя Койю наедине с несладкими мыслями. И ежу понятно, от кого подарок. “Феррари”, - факт даже не вдохновляет Хибари. Но он все же звонит личному водителю с просьбой отогнать дорогостоящее авто в гараж. Нет желания находить его изрешеченным трезубцем.
Вечером Хибари возвращается домой с легким волнением. Предвкушение стычки немного покусывает нервы, они давно не тренировались, а энергия кипит в крови. Но Рокудо появляется только к ночи, заходит в оранжерею к птицам и их мастеру, осматривающему птенцов.
- Койя. – чуть слышный шепот, который Хранитель Облаков способен различить среди дневного шума города. Хибари поворачивается к иллюзионисту. Тот заметно вымотался и, видимо, вновь не ел. Без лишних слов Койя заканчивает с птицами, поднимает Мукуро на руки и несёт в спальню. За спиной слышится писк птенцов, которые, видимо, получили недостаточно ласки. “Ждите. Ему я нужней”.
- Тебе нельзя столько гулять, врач ведь говорил, – сейчас тяжелый период, а Койя совершенно забыл и оставил Рокудо одного. “Сам виноват”.
- Что Каваллоне забыл у тебя в кабинете? – голос Хранителя Туманов напоен тревогой, которую он пытается скрыть. Но Хибари чует, поэтому осторожно гладит растрепавшиеся длинные волосы, как можно мягче разговаривает с Мукуро.
- Я не знаю. Ему что-то от меня надо.
Рокудо как-то холодно фыркает, берет из рук Койи одеяло, кутается в него самостоятельно и отворачивается. Природы внезапной отчужденности Хибари понять не может, но решает оставить Рокудо наедине с собой. Птицы все так же кричат, требуя внимания, необходимо вернуться к ним. Первый вечер за долгое время Койя и Мукуро проводят раздельно. Хранитель Облаков всю ночь возится с беспокойным молодняком, а иллюзионист лежит в постели, не сомкнув глаз. Холодно, одиноко, и нужно душить собственные порывы раздавить досадное недоразумение по имени Дино Каваллоне, которое смеет вмешиваться в его жизнь.
Через некоторое время Койя понимает, что происходящее обретает размеры глобального бедствия.
Дино только раздражает Хранителя Облаков. Он постоянно крутится под ногами, все стремится влезть в разговор, вставить своё веское слово... Да, конечно же, он был его учителем но, честно, тошнит уже. Хибари приходится постоянно отвлекаться, отвечать односложными фразами на глупые вопросы и отказами на нелепые предложения. Все сложилось так странно, некстати - Рокудо вернулся из Италии, Койя почти закончил ремонт дома.
Но Каваллоне лезет и лезет...

URL
2010-04-15 в 22:41 

Через несколько дней досадное недоразумение сидит в приемной Комитета. Койя искренне и почти что дружелюбно предлагает проводить главу дружественного клана вон, однако Реборн настаивает на приглашении. Похоже, что Дино не ожидал увидеть кого-то, кроме Главы Комитета. "Нелепость во плоти" - мнение Хибари. Без своих подчиненных Дино просто смешон... а отнюдь не за этим охотится самый сильный Хранитель Вонголы.
“Возможно, я не могу распознать всю ложь, что он так умело строит вокруг себя, но вполне способен оценить красоту созданного образа”.
Хибари не может понять, куда исчезает Мукуро, как внезапно он появляется и зачем, уходя, оставляет горький смех. Эти звуки замирают в тяжелом воздухе их комнат, их мира, как мухи в янтаре. И вот, Мукуро давно нет рядом, а смех все летает вокруг. Наверное, Койя и не хочет разгадывать столь маленький, но задевающий его секрет, ведь должен в отношениях сохраняться азарт и заинтересованность. А Рокудо как никто другой умеет привлекать внимание. Единственным движением, будь то жест рукой или поворот головы в вашу сторону, иллюзионист способен завладеть разумом, превратить жизнь в череду попыток догнать и вернуть прекрасное видение. И как же велико самодовольство того, кто овладел вечно бегущим от людей юношей. Если бы Хибари потребовался списки любимых и ненавистных вещей, оба включили бы в себя имя иллюзиониста.
.ненавижу Мукуро.
.ненавижу безответственность.
.ненавижу шум и толпу.
.ненавижу глупость, суетливость.
.ненавижу мятые рубашки
.ненавижу грязь, сладкое и электрические часы, запах чужих сигарет на его коже, бестолковые бульварные романы, терять время, слушать жалобы, участвовать в шашнях травоядных, узнавать сплетни, лак для волос, особенно тот, которым уйму времени пользуется Кусакабе, неграмотность, жизнь впустую, канцелярские кнопки, кислотные цвета, отключения электричества.
и так долго ещё. А “люблю” короткое.
Люблю птиц.
Намимори.
Рокудо Мукуро.
Снова Койя теряется в размышлениях о Хранителе Туманов. Его отвлекает Аркобалено вежливым покашливанием. Конечно, пора вернуться в реальность - разбираться с Каваллоне. "Ну что ему опять нужно?"
- Койя...
Хибари останавливает возгласы Дино взмахом руки. "Пожалуйста, не надо пустых колебаний воздуха".
Весенний ветер наполняет шторы, раздувая их над окном. Койя смотрит вслед уплывающим облакам, улыбаясь почти незаметно. Возможно, все будет хорошо. Даже слишком серьёзный Хибари подвержен мимолетным влияниям погоды - прохлада вечера дарит надежду.
Каваллоне жадно следит за возлюбленным. Любой жест для мужчины - знак, любое слово - намек. "Это так безнадежно" - Реборн качает головой, забирая свой чай из рук Кусакабе.
- Койя! Я принес проекты...Там, в Италии, строят несколько убежищ Вонголы, а ты отвечаешь за безопасность и~
"Ой, не с того конца зашел." - Аркобалено качает головой, подмечая, как застывает маской лицо Хибари, а взрослый глава клана Каваллоне сникает подобно пристыженному мальчишке с каждым бесполезным словом.
- Конечно, Дино, я просмотрю эти проекты. Вы получите моё заключение факсом. Право...не стоит ради этого летать на другой конец света. Понимаете, сейчас мой рабочий день закончился, и я бы хотел уйти вовремя.
- Я не...
Оправдания окрашивают картину в ещё более жалкие цвета. Отвратительный эпилог - Хибари грубо намекает на отсутствие у Дино такта и совести.
В конце концов, приходится тащить Дино буквально за шиворот, чтобы дать Койе свободу и отдых.
- Ты понимаешь, что это опасно?! - Аркобалено кивает в сторону кабинета Главы Комитета Безопасности Намимори (забавная штука, по сути дела это тот же Дисциплинарный Комитет Средней Школы Намимори, разросшийся до неприличных размеров) - он не потерпит такого вмешательства в личную жизнь. И если из-за тебя Хибари покинет Вонголу, вы с Тсуной разойдётесь врагами - Реборн всерьез считает, что Дино можно припугнуть. И, самое главное, его нужно поставить на место, хотя…даже знаменитому киллеру сложно справиться с бывшим учеником: Дино будто бы сошел с ума.
- Я все понимаю, Реборн. Но он....я верю, что у меня есть шанс. Он мне нужен, пойми, Реборн - бывший ученик выглядит плохо: растрепан, небрежно одет. "Со всех ног бежал...мальчишка". Разговор окончательно заходит в тупик, когда на все увещевания Аркобалено, глава Каваллоне только мотает головой и твердит “Все получится”.
Внезапно в приемной становится холодно. Кусакабе, исполняющий роль секретаря, передёргивает плечами. Перемена температуры немного отрезвляет спорщиков.
Kufufufu.
Вначале появляется Туман, затем - его Хозяин.
Мукуро так великолепно выглядит, что ему вслед выглядывают из кабинетов остальные подчиненные Хибари. Он даже движется в особом стиле, разрезая воздух подобно ножу. Кажется, ещё чуть-чуть и начнёшь замечать колебание мира, прогибающегося по желанию иллюзиониста.
- Аркобалено. - Вместо приветствия Мукуро складывает руки на груди (психологическая защита, как подмечает Дино. И к чему она?), останавливается перед Реборном и его бывшим учеником.
- Здравствуй, Мукуро.
На губах Хранителя Туманов блуждает задумчивая улыбка. "Опасный человек" - факт, не изменяющийся на протяжении двенадцати лет. Внимание Рокудо нарочито медленно переходит на Дино. Каваллоне смотрит с неприязнью, похоже, между ними произошло что-то не очень эстетичное.
- Значит, вновь здесь, Каваллоне-сан. И что вы тут крутитесь...
Не дав мужчине времени для достойного ответа, Мукуро удаляется в кабинет Хибари Койи. Дино комментирует происшествие импульсивным ударом кулаком в стену, Реборн - тихим вопросом "И какой у тебя шанс, Дино...?"

URL
2010-04-15 в 22:41 

- Мне надоело видеть его. Это нонсенс: взрослый мужчина отирается подобно шавке здесь, под твоим порогом!
Мукуро не пытается скрыть язвительный тон, открыто заявляя свою неприязнь к Дино. "Это что-то новое" - Койя поднимает голову, отрываясь от изучения итальянских проектов. Поза Рокудо, неотрывно следящего за мельтешением на улице, говорит о негодовании: руки напряжены и тесно перекрещены на груди, худые плечи вздернуты вверх, спина изогнута под неудобным углом. Так и хочется подойти, тронуть за плечо со словами "Расслабься, забудь о Дино".
Но нет, лучше дать Мукуро высказаться.
- Что он здесь забыл?! Это второй день, когда мы сталкиваемся. Мне, слышишь, Хибари Койя, мне неприятно. Запрети ему сюда приходить! Мне хватает того, что твои подчиненные облапывают меня взглядами...ещё и Каваллоне. Да он готов придушить меня, хотя кто сказал, что такой неудачник сможет сделать хоть шаг. Это наша личная жизнь и ты, ты, Хибари, согласился строить её, а я ведь предупреждал, что никакая вшивая мафиозная семья не должна в неё вмешиваться, ты же знаешь, я ненавижу мафию, меня тошнит от неё. Но на каждом собрании Вонголы эти дети опять чешут о нас языками, disgustosamente! - от избытка чувств Мукуро временами переходит на итальянский. Хибари слушает молча, мысленно раскладывая все высказывания на полки "Важно", "Истерика", "Не интересно", "Пройдет". В принципе, сам факт бенефиса Рокудо важен - никогда ещё Хранитель Туманов не изъяснялся сленговыми выражениями и с такой экспрессией. Мукуро предпочитает, улыбаясь загадочно, выкалывать неугодным ему личностям глаза.
- ... ты меня, черт побери, слушаешь?! Я не желаю видеть Дино Каваллоне на пороге этого кабинета, на пороге нашего дома, на пороге Японии и всего мира! - Рокудо резко разворачивается и со злостью смотрит на Хибари. "Мм...я чую запах битвы" - Койя потягивается подобно хищнику, встает из-за стола. Не всегда ветер весны приносит хорошие впечатления. Возможно, у Мукуро обострение. Но не здесь и не сейчас им предстоит сразиться в очередной раз. По скромному мнению Койи, сражение вообще стоит перенести в постель.
- Ты сегодня прекрасно выглядишь, - чистая правда, причем неожиданность играет свою роль, ведь Койя не склонен делать комплименты. Но такие простые слова производят необходимый эффект - Мукуро успокаивается, Туман, что сползался по сторонам к Хранителю Облаков, тает.
А Рокудо и вправду элегантен, как никогда ранее – глубокий вырез фиолетовой рубашки, идеальный покрой приталенного жилета и официальные брюки в сочетании с высокими ботфортами составляют общую слегка вызывающую картину, на которую Койя повесил бы ярлык "У вас никогда не будет возможности заполучить нечто подобное". Это одновременно заводит и злит Хибари. Ему вновь придется доказать, что он достоин обладать Мукуро.
Хранитель Туманов обожает мелочи в одежде: перчатки, массивные перстни. Сейчас его шею обхватывает спираль белого золота. Хибари, никогда особо не ценивший украшения (настоящий мужчина красив в классическом костюме), невольно засматривается на прекрасный и бесполезный атрибут сегодняшнего образа любовника. Под спиралью шея Мукуро кажется обманчиво уязвимой. Украшение хочется стащить, выбросив с гулким звоном на пол. "Черт возьми...соблазнительная идея. Сделать это прямо здесь".
Койя приближается к иллюзионисту, протягивает к нему руку и гладит украшение. Вообще Мукуро редко позволяет сразу прикасаться к себе - привилегию нужно заслужить. Поэтому, чтобы не вызывать скандала, Койя гладит драгоценный металл.
- Нравится? - Рокудо бесстыдно жмурится, облизывая тонкие губы.
- Нет. - Хибари лжет, ловко пробираясь пальцами к застежке украшения. Пара мгновений, и баснословно дорогая вещь летит в стену. Мукуро совершенно не злится, только чуть скалится.
- Животное.
- А как же..- Хибари уже прижимает любовника к стене, исследуя его шею губами. План сработал безупречно, Рокудо доволен произведённым эффектом, а Койя совсем не против повестись на провокацию.
- Ну перестань, Койя. Куда ты меня несёшь~ - все остальные фразы, диалоги, звуки тонут в киселе Тумана, что плотно закрывает двери в кабинет Главы Комитета. Это личная жизнь Хибари Койи и Рокудо Мукуро, которой никто не в силах помешать.

---

Мукуро уже несколько часов рассматривает свои пальцы в солнечном луче, который так лениво просачивается сквозь плотные шторы.
После нескольких мгновений, когда кожа насыщается весенним светом, Рокудо подносит руки к уголку рта и нежность стекает вязкими каплями по губам, катится вниз к обнаженным плечам, в глубокий вырез рубашки. Возможно, будь Мукуро более распущенным, он бы стонал и извивался от неосязаемых, иллюзорных ласк. Но Хранитель Туманов крепко держит свою прекрасную фарфоровую маску, не желая показывать истинных эмоций. После многолетнего пребывания в коматозном состоянии, организм, видимо, претерпел изменения. Иллюзионист почти смирился: весной и осенью Рокудо слегка сносит крышу.
Каждая клеточка его чувствительного тела кричит в истерике от прикосновений солнца, воздуха. Если бы над Мукуро била крошечными крыльями колибри, он бы умер от смятения и разрывающих сердце чувств. Рокудо поднимается с дивана, легко сбрасывает с себя всю одежду. В конце концов, он один, никто и ничто не проникнет в дом Хибари Койи. Может быть, это паранойя. Может быть, его Койя-кун одержим идеей безопасности туманного юноши. Или Туман, как птицу, заключили в клетку? Но факт есть факт: комнаты охраняются лучше резиденции Вонголы. Значит можно освободить себя от последних слоев защиты и мягко закружиться в озере света, что наполнилось утренними лучами. Так и проходят мимо дни свободного времени, пока нет миссий и нелепых приказов, которым можно бы подчиниться, да не досуг. Любой красоте приходит закат, Мукуро знает, что однажды его будет тошнить от собственного тела, отвратительной души и изъеденного дьяволом разума. Но сейчас...Рокудо безнадежно влюблен в свои движения, в свою пластику. В бесконечность бытия, где лишь он правит балом. Где он может разрушить и собрать мир воедино. Время течёт медленно, тонет в озерах света и выныривает, держась за острые звезды.
И лишь иллюзионисту под силу держать себя в руках и хранить спокойствие. "Возможно, у меня была бы гленофобия, Мукуро, если бы я умел бояться" - слова Хибари чуть ранят. Неужели Хранитель Туманов так похож на куклу?
Даже если время очаровано откровенным танцем юноши, оно никогда не остановит свой ход. Стрелки подходят к шести, и Мукуро улавливает звук шагов в холле. Хозяин вернулся в дом.
Хибари всегда приходит в одно и то же время. Именно тогда на плечи Мукуро мрачной птицей опускается ночь.

URL
2010-04-15 в 22:42 

Койя немного устал, на ходу разминает шею и плечи. Нужно не забыть закрыть все двери и включить внутреннюю сигнализацию двора. Сегодня они, как всегда, не ждут гостей. Нет, периодически сюда приходят какие-то травоядные, которые изрядно бесят хозяина дома. Единственное существо, имеющее право на жизнь - Хром Докуро. Так...смешная маленькая копия Мукуро, с которой нужно общаться по-настоящему нежно - иллюзионист не простит, если что случится.
Хибари опускается на удобный кожаный диван, забирает со столика свежую газету. Колонка новостей сегодня не кормит его новой информацией, сплетни на основном развороте - бред.
В целом, он недоволен сегодняшней работой: Кусакабе подготовил неточный отчет, они окончательно запутались в расчетах и проект оказался бессмысленной затеей: дела не окупаются, возводимый комплекс направлен на маленькую аудиторию... Проекты Дино выглядели лучше, но навевали дурноту. Естественно, Хибари стоило задержаться на работе, чтобы уладить такую явную проблему, но...
Он никогда не позволит себе явиться домой уставшим до беспамятства. Во-первых, не кормлены птицы. Во-вторых, не кормлен Мукуро. Последний, естественно, может приготовить еду сам, но Койя готов поставить своё состояние на то, что иллюзионист не ел. В-третьих, вернуться домой уставшим - лишить себя вечера с любовником.
Упомянутый Хранитель Туманов является незамедлительно. "Словно мысли прочитал...бес."
- Здравствуй, Койя.
- Здравствуй, Мукуро. Ты обедал?
Рокудо морщится, уязвленный бытовым вопросом. Почему бы не спросить, чем он сегодня занимался? Он фыркает, отрицательно поводит плечом, словно отмахиваясь от скупой заботы.
- Хорошо. Я собирался пойти в итальянский ресторан.
- Сегодня у моей Хром концерт... Мы должны сходить и посмотреть на выступление моего сокровища.
Хибари достаточно громко стукает пальцами о поверхность кофейного столика. Очередной каприз Мукуро меняет его планы, а для него сегодня достаточно стрессов. И, в конце концов, этот бестолковый иллюзионист не может ходить весь день голодным.
- Мы идем в ресторан. Одевайся.
- Нет. Мы идем на концерт.
Это даже нельзя назвать спором, ведь после пары фраз в воздухе повисает молчание. Койя достаточно красноречиво смотрит в глаза Хранителя Туманов, стараясь донести до его разума, что спорить бессмысленно. Рокудо изящно не замечает взгляда.
- Сегодня мы пойдём в ресторан.
Прежде чем Мукуро успевает открыть рот и возразить Хибари, Хранитель Облаков оказывается рядом с ним и мягко целует в щеку. "Холодная. Опять голый занимался черте чем. И в простыне бродит. Привидение какое-то..."
- Одевайся, Рокудо. - шепот обычно действует на иллюзиониста лучше любых обещаний. Сейчас он уйдет рыться в своем бездонном шкафу с одеждой, Койя получит время для кофе и недолгого отдыха.
Но все идет не так. Проклятый алый глаз Мукуро темнеет от злости. "В чем дело..."
- Дино...
Койя совершенно забыл про встречу с Каваллоне днем. "Черт возьми...". Но не может же такая глупость сорвать им приятно распланированный вечер.
- Мы виделись сегодня днем, он приходил в мой кабинет.
Иллюзионист недовольно шипит. "Сно-ва!" Не то чтобы он не был уверен в своих способностях и достоинствах...Естественно, Хибари от него не уйти. Но постоянное присутствие блондина-неудачника бесит в крайней степени.
- Зачем? Я же говорил, что его не должно быть.
- Он передал подарок.
- Какой? - перед Койей появляется требовательно раскрытая ладонь - Мукуро беззвучно требует отдать вещь. Хибари в сущности наплевать, безделушка принадлежит не ему и самого Хранителя Облаков никак не интересует.
Браслет, инкрустированный рубинами, опускается в ладонь иллюзиониста. Он разглядывает подарок со спокойным выражением лица.
- Какая безвкусица.
Койя практически не успевает отреагировать: Рокудо мгновенно выхватывает из сгустившегося вокруг ладони тумана свой трезубец, швыряет браслет на пол и раскалывает мощным ударом.
- Идиот. Паркет менять придется.
Мукуро тихо убирает оружие обратно в Туман, разворачивается и уходит в комнату. Хибари подметает осколки - могут пораниться птицы, привлеченные блеском. Рокудо исчез, а в воздухе все ещё присутствует слабый запах сандала. Это заставляет мрачного Койю улыбнуться - аромат Хранителя Туманов лучше большинства запахов, что мужчина чувствовал в своей жизни.
Хибари не видит любовника. Но им нужно время, как всегда, после любой стычки, будь то битва или вот такой банальный спор. Мукуро тщательно строит из себя обиженного и обделённого принца, Койя читает газету и поглядывает на часы. Когда время начинает совершенно бессовестно их поджимать, Хибари принимает решение. И они едут поужинать перед концертом.
---
Итальянский ресторан Намимори готов принимать почетных гостей: официанты все стоят ровной линией, склонив головы. Метрдотель не мельтешит перед глазами, а учтиво провожает гостей к лучшему столику у искусственного источника. Хотя, обслуга слишком уж спокойна. Это заставляет Хибари немного напрячься, но успокаивающее прикосновение ладони в черной перчатке делает своё дело: Койя отвлекается от слежки за персоналом.
Мукуро пребывает в полном восторге: от воды поднимается чуть заметный туман. "Купить что ли такую установку в дом.."
Казалось бы, ничему не испортить столь прекрасный ужин.
- Оо, Койя-кун! - Хибари поворачивается на знакомый голос. Ясно, почему официанты спокойны - сегодня наплыв мафиози. За соседним столиком разместились Каваллоне и часть Вонголы. Лицо Койи практически каменеет от досады: какого черта. Он ловит на себе удивленные взгляды Савады и Гокудеры Хаято. В пору бы сейчас встать, вытащить родные тонфа. Но его опережает Мукуро: он изящно выскальзывает из-за столика, приближается к беспечно улыбающемуся Дино.
- Добрый вечер, Дино-сан. - из уст иллюзиониста вылетают слова, наполненные ядом, - Савада, Гокудера.
- Д..добрый вечер, Мукуро-сан. - Тсунайоши неловко улыбается, держась за голову одной рукой. Похоже, босс до сих пор странно реагирует на появление Хранителя Туманов.
- Знаете, я давно хотел побеседовать с вами. - Мукуро склоняется ближе к боссу Каваллоне. - отойдём?
Хибари наблюдает за всем этим молча, хотя ощущения не из приятных - Рокудо разозлен, это Койя чует. Конечно же, ненавистный Каваллоне поблизости. Второй раз за день.
Блондин поднимается и, беспомощно оглядываясь, идет за Мукуро. А иллюзионист будто тянет жертву на веревочке. И изящный удар под дых: дьявол развернулся, нежно улыбаясь Хибари. ("не прощу...")
- Не уходи никуда без меня, Койя-кун.
Хранитель Облаков ловит на себе взгляд Дино. Смущение, невысказанный вопрос. "Ну что ж... играй. Если тебе весело".
Не слышно, о чем говорят мужчины возле панорамного окна. Хибари молча ждёт ужин и возвращения Мукуро. Травоядные перед его носом бодрятся и стараются не дрожать от ужаса, Койе лестна такая реакция. (Хотя, это не совсем верно. Тсуна до сих опасается Хранителя Облаков, но они с Хаято давно уже способны постоять за себя).
"Что же так долго..." - Хибари нетерпеливо оборачивается. Как раз в это мгновение, Мукуро делает шаг к Дино и шепчет ему что-то на ухо. Каваллоне отшатывается назад, повышая тон. До ушей невольных слушателей долетают обрывки фраз Дино: “…я не верю!”, “…никто не давал тебе права!”. Хранитель Туманов продолжает наступать на босса союзного клана. Краем глаза Койя замечает, как из-за соседнего столика начинают подниматься представители итальянской мафии. Он успеет вырубить этих мелких сошек, а вот с Савадой придётся повозиться.
Раздается громкий щелчок хлыста, звук заставляет Хибари обернуться вновь. "Если он стегнул..."
Треск. С ужасающим грохотом рушится панорамное окно, разбитое ударом хлыста. Тысячи осколков устремляются вниз, к людям. Койя слышит крик Десятого. Все происходит мгновенно: он успевает блокировать выпад кого-то из Каваллоне, а Дино накрывает алый щит Шторма - Гокудера Хаято никогда не жаловался на замедленную реакцию.
Осколки осыпались на пол, официанты спешат к разошедшимся гостям. А Мукуро, окруженный сферой защиты, смеётся. Они довольно быстро покидают ресторан, не прощаясь и, уж тем более, не прося прощения.
Дино падает на колени. Безнадежно. Перед глазами все ещё стоит картина: смертоносные куски стекла рушатся на них, а вокруг Рокудо уже полыхает пламя Облака, защищая его жизнь.

URL
2010-04-15 в 22:44 

---
Вскоре после случая с несчастным разбитым окном Дино вызывают на ковер. Нет, естественно, это называется совсем иначе. Реборн пригласил-его-на-чай.
Где-то в глубине японской резиденции Вонголы находится особенная комната пыток. В ней чаще всего пребывал Десятый, реже - его приближенные. Иногда туда тащили Ламбо или Каваллоне.
Комната ничем не примечательная: белые стены, лампы в стиле ампир, мягкие кресла и миниатюрный столик на двоих. Вот только кажется, что в обивке здесь спрятаны острые иглы, а из всех четырех углов на тебя смотрят голодные глаза хищника.
Дино ерзает на стуле, пробует чай. Черт возьми, даже напиток - помои. Неужели и вправду Реборн собрался морально раздавить бывшего ученика?
Разговор начинается издалека. Дела клана, проблемы мафии, постоянные приезды Дино в Японию. И так всё ближе и ближе, как игра в "горячо-холодно". Кончики пальцев уже жжет.
- Хибари Койя-кун.
Запрещенное имя в кругу Каваллоне. От него у босса известного клана вспыхивают щеки, начинает ломаться речь.
- Да?
Теперь бывший учитель не церемониться, бьёт в лоб. Неужели люди столько лет могли считать Реборна настоящим ребенком? Разве ребенок скажет это безжалостное "Не суйся не в своё дело".
- Понимаешь, это скрепляет Семью...
Вранье, Господи, какое враньё! Как темные шашни могут укрепить клан?! Как один туманный лжец может повлиять на старейшую организацию?!
Дино не выдерживает и прерывает церемонию: из рук его вылетает чашка драгоценного фарфора, разлетается вдребезги, мужчина вскакивает.
- Простите, сэнсей. – Слабый уходит, оставляя сильного гадать над будущим.
Когда дверь захлопывается, Реборн все ещё допивает первую чашку чая. Для него все приборы скопированы с сервиза для обычных людей. Маленькая чашка продолжает путешествие от крошечного блюдца. Ничего не меняется.
Маленькому Дино никогда не понять, что почти вся нынешняя Вонгола связана крепкими алыми нитями греха. Реборн не знает, когда это началось, не понимает, что принесёт им такая ситуация...но если все они так или иначе готовы отдавать жизнь за Десятого - все в порядке. Разве впервые? Взять хотя бы Примо...
Гокудера обожает своего босса. В сущности, именно он скрашивает тоскливые ночи мальчишки, стараясь придать сил Саваде всеми возможными способами. Это вызывает ухмылку Реборна. Может быть, отвратительный вариант развития дружбы...
Но куда денется Хаято без Ямамото? Без Такеши, что умеет собрать разрушенного, растерзанного неразделёнными чувствами Хранителя Ураганов в единое целое. Только Дождь, пожалуй, оживляет мертвый Ветер.
Видит ли Гокудера, кто сожрал сердце Десятого? Кто своими демоническими улыбками, грациозными движениями забрал смысл всех действий единственного наследника Вонголы? Реборну чужды бессмысленные человеческие эмоции, но даже он не может отрицать красоту и опасность их Хранителя Туманов. Были бы мафиози верующими, Аркобалено поверил бы, что они взяли на службу самого Сатану.
Тсуна одновременно нужен и не нужен Рокудо Мукуро. С одной стороны Савадой интересно играть, с другой - он просто цель, вещь, сосуд, которым хотелось и хочется обладать.
Но сейчас...все так резко изменилось. Реборн смеётся: нашла коса на камень. И Рокудо Мукуро встретил Хибари Койю.
Бывший глава Дисциплинарного Комитета чрезвычайно опасен. И он необходим Вонголе, но неуправляем. И лишь одно держит Хибари Койю за горло, лишь одна вещь останавливает оживший кошмар во время бойни - тихий смех и клочья тумана.
Смешно, но если из этого паззла вытащить хоть один компонент, произойдёт взрыв. Убрать Гокудеру - сломается Тсуна. Убрать Ямамото - умрет Хаято. Вычеркнуть Мукуро – Савада сойдёт с ума, а Койя разнесёт Вонголу на куски. Отпустить Хибари - Рокудо убьёт всех остальных.
Может быть, если бы не было Тсунайоши, все эти люди (а так же другие Хранители и его приближенные) получили бы свободу.
Аркобалено допивает чай, складывая в уме всех непутевых детей Вонголы. И вот поэтому Каваллоне нет сюда хода. Ему нечего делать в отношениях самой опасной пары мафиозного мира.
Койя сорвется без Мукуро.
Рокудо впадет в безумие без Хибари.
Третий здесь не просто лишний, третий здесь – смертельный приговор.
Аркобалено решает подождать ещё немного. Ведь никогда не поздно предпринять крайние меры по устранению проблем.
Каваллоне тем временем бросает затею с нелепыми признаниями и ударяется во все тяжкие по части привлечения внимания: присутствует на всех собраниях, маячит возле офиса Комитета, продолжает избранника дорогими подарками. Достигнут предел, после этого остается только бегать по Намимори в одних трусах с плакатом "Хибари Койя, возьми меня!". Но неудачливый Дино во что бы то ни стало хочет завоевать этого человека. Ведь...лучшие дни в мафии - это дни, когда они с Койей самозабвенно сражались на крыше его школы. Тогда Дино точно знал смысл своей жизни, понимал цель всего, что происходит вокруг, не чувствовал боли от ударов и...твердо стоял на земле. Обычный японский школьник вселял в него, наследника крупного клана столько уверенности, что хотелось стремиться ввысь, будто на крыльях. Потом мальчик вырос, стал потрясающе красивым и перспективным юношей, только холодным, как лед. Дино скромно надеялся, что сможет, как прежде, согреть Хибари. Как-то отвлечь его от постоянных битв, бессмысленных, залитых кровью залов с трупами вокруг. Да, пожалуй, такой теперь была жизнь Хибари Койи.
Каваллоне не даёт себе сорваться, ведёт машину аккуратно. Даже в гостинице итальянец дисциплинированно улыбается портье, проходит в свой номер и снимает верхнюю одежду. Никаких лишних движений, истеричных взмахов руками. Теперь можно повалиться на кровать, глубоко вздохнуть и...
Вдруг запиликал телефон. От обыденного звука тишина вокруг треснула, заставив мужчину поморщится и поскорей ответить на звонок.
- Да?
- VOOOOOOIIII! - трубку практически разрывает от вопля. Дино резко отдергивает телефон в сторону и почти что падает на пол.
- Сс...Скуало? - до сих пор он не может привыкнуть к голосу бывшего одноклассника. И, чего уж таить, довольно близкого друга.
- Ты...КАКОГО ЧЕРТА, ЗАСРАНЕЦ?! ЧЕ МНЕ ЗВОНИТ ТВОЙ УСАТЫЙ ПРИХВОСТЕНЬ, А?!!! - акула продолжает орать в телефон, у которого уже начал трещать динамик.
- А...что...Ромарио?
- ДА. ОН ГОВОРИТ, ТЫ БАБКИ ТРАТИШЬ НАПРАВО И НАЛЕВО, НИКТО ТЕБЯ НЕ МОЖЕТ УТИХОМИРИТЬ...СЛЫШЬ! А...ШЛЮХУ УЖЕ СНИМИ СЕБЕ! ХВАТИТ, БЛЯ, ВСЕ ЗНАЮТ, ЧТО ТЫ ВТЮРИЛСЯ В ОБЛАЧНОГО ГОВНЮКА ИЗ ВОНГОЛЫ - поток информации прямо-таки рушится на плечи Дино. Последний пребывает в шоке и что-то нерешительно мямлит. Неужели он уже зашел так далеко, что ему звонит Скуало и пытается вправить мозг?
- Скуало, я не...он не говнюк!
- ГОВНЮК! Он босса...ой. Занзас...- в трубке замолчали, потом матюкнулись. Послышался звон посуды и связь прервалась. Дино вновь смотрит на несчастный аппарат. Похоже, теперь и Скуало получил на орехи из-за него.
- Что же мне делать... - Дино поднимается и идет в спальню, как вдруг его останавливает смех. Колкий, необычный. Знакомый до боли.
Вбежав в комнату, босс Каваллоне теряет дар речи - на кровати лежит Хранитель Туманов Вонголы, Рокудо Мукуро собственной персоной. Заметим, лежит в очень откровенной позе.
- Ну. Здравствуй, Каваллоне.
Мир опрокинулся на спину, тихо погибая под толщей сизой дымки Тумана.

URL
2010-04-15 в 22:44 

читать дальшеДино просыпается через некоторое время. Вокруг него непроглядная чернота. Кажется, руку вытянешь - и пропадёт... поглотит тьма и пальцы, и кисть. И даже если стрелять туда начнешь - бесполезно. Говорят "в молоко".
Снова смех. kufufufu. kufufufu.
Дино моргает, старательно трёт глаза. "Иллюзия, иллюзия", - бьётся маленькой птичкой мысль в голове. Это иллюзия Рокудо Мукуро, проклятого человека Вонголы. Единственного из приближенных Тсуны, которого Дино не любит.
- Ну что, Дино-сан, очнулись? - подбородок мужчины бесцеремонно приподнимают острым концом трезубца. Это нападение на босса дружественного клана, это преступление... это не более, чем месть.
- Да. Мукуро. - Имя противника Дино выплевывает с особой ненавистью. “Да, ты меня ненавидишь”, - говорит змеиная улыбка на лице Хранителя Туманов.
Дино кусает губы. Рокудо Мукуро издевался над Койей, он преступник, опасный беглец! А Савада держит его, как родного...
- Знаешь, Дино, меня достало вычищать дом от твоих даров. - В пальцах Мукуро появляются ключи. Ключи от феррари, которую Дино преподнес Койе. Да, мужчина может поклясться, что это именно те ключи. Ведь на них выгравированы инициалы H.K.
- Выметай свой мусор. Хибари Койя не заинтересован ни в тебе, ни в твоих подарках. У него достаточно денег, чтобы купить нам все, что душа пожелает. А это... - ключи противно звякают, - кажется, разорит твою несчастную семейку, да, Каваллоне?
Это подло и гнусно: Мукуро бьёт по больному. Да, Дино далеко не Рокфеллер и, что уж таить, он сел в долговую яму с этими поездками в Японию и феррари в безвозмездное пользование.
- Койя никогда бы не...
- Койя соглашается на всё, когда это нужно мне, - тонкий палец Мукуро последний раз прокручивает ключи, они падают на пол. “Лучше бы рассыпались тленом...Больно, как же больно сердцу. Неужели это правда? Неужели Хибари и ... это жуткое "купить нам все". Конечно, Рокудо преувеличивает – Хибари не марионетка, но...”
- Понимаешь, Каваллоне. - Мукуро отходит подальше и мягко опускается на кровать, поджимает босые ("Почему босые?!") ноги. - Хибари любит все очень дорогое. А я, согласись, пожалуй, самое ценное, что есть в Вонголе, - снова невыносимый смех, непристойный изгиб талии. Все это бесит, все это привлекает внимание. - Лучшие отели, лучшая одежда, лучшие украшения... лучший мир для Хибари Койи. Разве ты достоин быть рядом с ним? Кто ты такой? - Мукуро переворачивается на спину, медленно опускает ладонь на живот... сквозь тонкую рубашку заметны все изгибы тела. А от самой рубашки, кажется, слышен шелест денег, которыми за неё уплачено. Рокудо Мукуро преступник. У него не было, и быть не может счетов в банках и стабильных доходов.
- Койя терпеть не может серебро. Он ценит только белое золото и драгоценные камни. Ты идиот, твой браслет - рядовая дешевка по сравнению с этим, - бессильно злящемуся Дино демонстрируют массивное кольцо белого золота высочайшей пробы, украшенное александритом. - Койя ненавидит гоночные машины. Ecosse, ручная сборка, "Титановый еретик". Этот мотоцикл обгонит любую машину, Дино. - Мужчина замирает, проклиная все на свете. Он оставил попытки подняться с колен. Самое обидное и горькое заключается в том, что Мукуро говорит правду. - Хибари никогда не разменивается на такое как ты, Каваллоне. Понимаешь, это просто судьба. Я - самое дорогое его приобретение. И самый страшный кошмар, - иллюзионист тонко улыбается. Все это время под аккомпанемент собственного голоса Хранитель Туманов гладил ладонью живот. Немыслимо. Он ласкает себя перед глазами другого человека, думая о Койе. Не то, чтобы Дино не хотел бы делать так же...
- Хочешь, Каваллоне, я тебя пожалею? - злого Хранителя Вонголы на мгновение укрывает густой туман. Появляется Хибари Койя. Очень мягко, осторожно, по-кошачьи, ступает на пол. Слишком не похоже на Койю, слишком плавно и женственно. Ступни ставятся в одну четкую линию, бедра чуть покачиваются, но... Дино все равно смотрит на гнусную картину, открыв рот. Да, это Рокудо под оболочкой, это все ложь. Но на какой-то миг Койя рядом, он дышит, улыбается. Хибари протягивает руки к итальянцу, как будто зовет к себе. И да, да, Каваллоне готов вскочить и подбежать, как только его отпустят.
Мукуро подходит все ближе, и вот с него липкими хлопьями Тумана слетает образ Койи: исчезает строгий костюм, улетучиваются тонфа. Плечи уже, скулы выше. Улыбка ядовитая. Последними меняются глаза и волосы.
- Меня тошнит от тебя, Мукуро, - Дино смотрит на мини-представление с презрением.
- Мне плевать. - Рокудо подходит ближе. Перед носом итальянца маячит пряжка, украшенная изображением ската. “Неужели ремень из кожи ската?”
- Понимаешь, меня есть за что любить.- Тонкий шелк легко скользит по плечам Мукуро, падает к босым ступням, и Хранитель Туманов легко переступает через дорогую вещь, не боясь раздавить бриллиантовые запонки. “Бриллиантовые... Какая же ты дрянь, Мукуро.”
- Смотри, - подбородок Дино по-хозяйски задирают вверх. Мукуро обнажен по пояс. И явно чувствует силу своей красоты.
Да, Каваллоне ненавидит этого сопляка. “Но мать его... как же красиво.”
- Хибари Койя любит утонченность. Силу, что бурлит в моих венах. Но так же он любит болезненность, любит кровь. Он любит игру на пианино, любит темные вечера в дорогом номере отеля, когда под нами плывет город, а выше – тишина. Он любит быструю езду, он обожает смерть, которая не может угнаться за ним. Он любит Намимори. И он всегда, слышишь, неудачник, он всегда будет любить меня! – Смесь надменности, высокомерия и презрения искажает лицо демона. “ Да. Пожалуй, самые прекрасные люди – это мрази.”
- Ты дерьмо, Мукуро, - Каваллоне все-таки побежден. “Боже, как сердце болит.”
- Я мог бы соблазнить тебя, чтобы посмеяться, - Мукуро тянет руки к его шее, а Дино старается уползти, как вдруг все идёт не так. Материя мира вокруг начинает крошиться по кускам. Рокудо удивленно вскрикивает и оборачивается назад, как раз в тот момент, когда в стену кромешной тьмы извне врезается тонфа. Иллюзию Тумана безжалостно рвут на части шипы Облаков.
Хибари входит победителем. Но его взгляд даже не задерживается на Дино. Он уверенным шагом идет к Мукуро, берёт за плечо и дергает на себя.
- Постой, Койя! - теперь Каваллоне может вскочить и...только руку вытянуть вслед своей единственной любви. Безнадежно. Хранитель Облаков уводит свою собственность.
Дино вновь в своей комнате. Ничего не изменилось. Одиночество, пустота и легкий запах одеколона Хибари.
Вдруг за пределами комнаты раздается звонкий удар. Пощечина?
И Дино понятия не имеет, который из этих двух странных людей ударил второго.

URL
2010-04-15 в 22:45 

В ту же минуту в коридоре гостиницы Рокудо Мукуро изумленно замирает, чувствуя резкое покалывание в щеке и расплывающийся по лицу неприятный жар. Впрочем, Хибари не дает ему опомниться – тащит дальше, мимо пристойных псевдовикторианских элементов интерьера и такого же пристойного и солидного метрдотеля на ресепшн. Хороший парень, вышколенный идеально и, кажется, много повидавший на этом рабочем месте. Когда мимо него один легендарный Хранитель Вонголы утаскивает на улицу второго, не менее популярного персонажа городских легенд, он лишь вежливо улыбается, пытаясь не выдавать волнение стуком пальцев по полированной стойке. Двери мягко закрываются, и метрдотель выдыхает с облегчением.
Мукуро буквально закидывают на заднее сидение ничем не выдающейся, кроме своей невзрачности, машины. За рулем кто-то из Комитета, его глава обходит автомобиль и садится у противоположного окна. Кажется, едут домой. Хибари смотрит в окно ничего не выражающим взглядом, тихо шуршат по асфальту шины, и Мукуро только и остается, что ежиться, да растирать себе плечи – часть одежды он так и оставил в номере, и оголенная спина не слишком приятно прилипает к прохладной кожаной обивке салона.
Гравий на подъезде к дому шуршит и поскрипывает громче, разъезжаются в стороны створки ворот. Не дожидаясь, пока ему откроют, Мукуро выскальзывает из машины самостоятельно – впрочем, Койя тут же оказывается рядом и даже обгоняет его, первым заходя в дом. Даже не оглядывается, идет в их спальню, на ходу развязывая галстук.
- Кооойяяя~ - едва оказавшись за плотно отгораживающими их от остального мира стенами, Мукуро чувствует себя немного увереннее и приближается к Хибари, пальцами проводя по груди соперника. Хранитель Облаков перехватывает ладони любовника и выкручивает его руки за спину. Иллюзионист тихо ахает – скорее от неожиданности – и выгибается всем телом ближе к Хибари, чтобы уменьшить боль. – Ты что, ревнуешь Каваллоне?..
Один острый взгляд ему – и иллюзионист осекается. На уровне интуиции мелькает недавно срывавшаяся с языка речь «Я мог бы соблазнить тебя… Хочешь, пожалею?...» и понимание, заставляющее сжаться что-то холодным клубком в животе: именно его сейчас жалеть не будут. Даже если Хибари слышал не все, даже если он не обо всем догадался, он знает одно: Рокудо Мукуро сбежал от него. К Каваллоне. Рокудо Мукуро со своими иллюзиями разменивался на это. Рокудо Мукуро влез в ничего толком не значащие проблемы Хибари Койи со своими претензиями и решениями, тем самым переступив определенные границы.
Хранитель Туманов прекрасно знает, как ревностно охраняет Койя свои ни от кого не зависимые территории.
Неожиданное ощущение - атлас по коже – врывается в сознание начинающего паниковать иллюзиониста. Галстук закрывает ему глаза, плотным узлом фиксируется на затылке, пальцы чужие сжимаются на запястьях со всей силы. Голос Мукуро хрипнет чуть:
- Койя?.. Мне больно.
А Хибари прекрасно это знает, как знает о том, насколько занижен порог чувствительности Хранителя Туманов. Судя по тому, как снова Мукуро выгибается и выдыхает через стиснутые зубы, когда его тянут за волосы, заставляя откинуть голову назад, как он шипит и вскрикивает в конце концов, когда Хибари кусает его шею, ему намерены причинить как можно больше боли - в наказание.
На нежной коже подтверждающим клеймом расцветает яркое пятно. Койя ухмыляется – подсечка – Мукуро летит на пол, рефлекторно успев подставить ладони. Он сейчас дезориентирован и ему – впервые за очень долгое время – страшно находиться в одной комнате с Хибари. Попытка протянуть руку и снять повязку с глаз пресекается мгновенно ударом в грудь. Койя больше не трогает лицо, но церемониться все равно не собирается.
На Мукуро обрушивается его персональная пытка. Слишком грубые руки на теле, оставляющие синяки и царапины, укусы, кажется, до крови – и именно там, где кожа нежнее и тоньше: на запястьях, на руках, внизу живота и на груди. Никакого удовольствия и все вдвое ощутимее из-за невозможности видеть и предсказать следующее действие. Иллюзионист в крике переходит на всхлип, когда Койя прикусывает пребольно сосок, и пытается согнуться пополам.
Вспышка, заметная и через плотную повязку, и тяжестью ложатся на запястья и щиколотки Мукуро кандалы. Использование атрибута Облака и полная беззащитность это слишком серьезно, слишком опасно, слишком для него, слишком…
Рокудо теряет остатки самообладания и срывается. Сам не понимает, что именно кричит, проклинает или просит пощады – а Хибари смотрит на него сверху вниз с глухой на первый взгляд злостью. На самом деле он в дикой ярости и готов растерзать Хранителя Туманов в клочья. Ему бы разодрать зубами кожу, раскрошить тонкие кости, заставить этого человека прекратить говорить так ядовито, влезать в непростые отношения Койи с мафией, скользить по его собственным нервам и так извиваться. Перестать биться под ним сладко так, как настоящая жертва, перестать своим голосом надрывным разливать в Койе плавящее возбуждение. Нереальность.
Секундой спустя Мукуро хватают за горло цепко, что он едва не задыхается, и отшвыривают как котенка. Колени снова бьются о пол, а лицом он падает в покрывало кровати. Звуки – тяжелое дыхание Хибари, звон пряжки ремня, вжикнула молния. Рокудо затихает, не веря своим ушам, но тут Койя рывком стягивает с него штаны к щиколоткам, поверх обездвиживающих кандалов, и раздвигает широко колени иллюзиониста. Прыгает в груди сердце и накрывает новая волна паники:
- Нет, Койя! Нет! Нет-нет-нет!..
Хибари цепляет раздраженно волосы на его затылке и с силой утыкает свою жертву лицом в покрывало. Голос тонет в нем, выступает на согнутой неудобно тонкой шее Мукуро контур острого позвонка. Мгновение Хранитель Облаков любуется этой картиной, потом облизывает пальцы, смазывает напряженный член слюной, наклоняется и медленно входит в упругое тело любовника, столь беспомощно распростертого перед ним.
Чувствуя проникающую в него головку, Мукуро вскидывается из последних сил, в ужасе холодея от предчувствия почти нереальной боли. Затылком он бьется о лоб Койи, попадает зафиксированными на спине руками по его ребрам, снова кричит «Нет!!!» в полную силу хрипнущего голоса. В контраст внутреннему состоянию кожа его будто горит и искрится – если бы только он смог обжечь собой Хибари, сбить с толку, отбросить! Но нет, тот только отшатнулся на мгновение, издал бешенный рык и, не отдавая себе в том отчета, активирует Кольцо Облаков. Вокруг шеи Тумана смыкается тяжелое кольцо толстого металла, ложится вдоль спины прикрепленная к нему цепь. Охнув, Мукуро прогибается под ее холодом. И тут Хибари дергает за нее вниз, снова оттягивая иллюзиониста на кровать, и Рокудо безнадежно, исступленно продолжает шептать свои протесты.
Странная, дикая картина подчинения одного хищника другим. Невозможный вихрь эмоций – кажется, жертве начинает нравиться её положение.
Хибари резко входит в него, обжигая изнутри, вцепившись горячими сильными пальцами в бедро. Дыхание его ложится на спину Рокудо прерывисто, жарко, елозят колени по полу, грудь иллюзиониста трется о постель от толчков, ноет, все так ноет. Больно, душно, горячо невыносимо, почти невыносимо… Холодит ошейник на шее. Кандалы на запястьях скользят немного по покрывшейся испариной спине, прокатывают холодок по позвоночнику. Ноги напряженные успокаивают непонятным образом жесткие оковы. Мукуро улавливает это в своих ощущениях, и стонет безнадежно, запутавшись в них окончательно. Звук собственного голоса будоражит непривычно, дыхание перехватывает, когда он слышит, как глухо шлепают о его разведенные ягодицы бедра Хибари, как разом раздается столько развратных звуков в каждой точке соприкосновения их тел. Рокудо всхлипывает тихо, и его бесконечное механическое «нет, нет, нет» обрывается внезапно невнятным «дааа».
Койя выдыхает резко и хрипло, когда Мукуро бедрами подается ему навстречу – нет, не сопротивляется, а именно подстраивается под него, прогибается соблазнительно. Хибари не верит, Мукуро – сдается? Или, скорее, снова пытается взять верх, по-своему. Хибари тоже стонет в ответ низко, неразборчиво, наклоняясь к его уху.
Иллюзионист думает, что ему послышалось. Не может же сдержанный, правильный Хибари Койя ругаться во время секса. Хотя сейчас этот правильный и сдержанный увлеченно воплощал свои самые грубые желания, ничуть не стесняясь, и… Он еще раз повторяет движения бедрами, насаживается снова, постанывая от болевых ощущений, в которых только начинают замешиваться нотки наслаждения.
«Сучка», - рык на ухо, и снова пальцы его сейчас-врага вцепились в волосы, тянут, давят. Вот она, единственная возможная сейчас капитуляция Хранителя Облаков! Даже если он свяжет Мукуро полностью и посадит на эту треклятую цепь, все равно Хибари Койя в его власти, продал дьяволу с разноцветными глазами минимум половину своей души.
Рокудо продолжает провоцировать его, двигаясь навстречу насколько возможно в его позе и наслаждаясь своим вязким возбуждением и реакцией Хибари. Тот проводит рукой от бедра к груди иллюзиониста, ногтями короткими сжимает его острые соски, покусывает плечи уже не так больно, спешит, потому что возбужден слишком сильно. Он рычит бессознательно, вбивается в его тело, вырывая в ответ стоны. Позвякивает цепь – Койя отпустил ее и сомкнул пальцы на члене любовника, быстро лаская от основания к головке. Итак, переполненному ощущениями Рокудо много не требуется – и вскоре сперма стекает по пальцам Хибари, а сам он выгибается невероятной дугой, взметнув длинными прядями волос, едва не соскочив с любовника, но тут же подаваясь обратно со всей силы. Койя кончает, прижимая его к себе железной хваткой и едва помня, с чего все это вообще началось, да и кто они вообще такие.
Мукуро вытягивается, обессиленный, на постели и, кажется, отрубается на несколько минут – во всяком случае, открывает глаза он уже нормально лежа на кровати без наручников и цепей. Рядом с ним, прислонившись к стене затылком и согнув ноги, сидит Хибари и непередаваемо стеклянными глазами смотрит в противоположную стену.

URL
2010-04-15 в 22:45 

Напряженное молчание продолжается минуту. Две. Рокудо терпеливо отсчитывает полчаса, не отводя взгляда от фигуры любовника, темнеющей в полумраке ночи. Когда кожа стынет после тепла чужого тела, совсем нет желания рыться в проблемах и нюансах отношений. Но кое-кто так не думает. “Кое-кто вздумал ломаться от мысли, что не сумел себя удержать”. – Иллюзионист язвит почти без раздражения. В конце концов, изнасилование провалено, раз жертва получила немалую толику удовольствия. “Какой ты смешной, Хибари. Зачем тебе границы? Зачем тебе запреты? Как старательно ты заключаешь себя в рамки традиций и обилие повторяющегося “нет”. Ты боишься за меня? Ты мне навредишь, ранишь меня? Не питай иллюзий. Если бы я не был уверен в своей безопасности, ты бы вдохнуть рядом со мной не успел. Или ты чуешь, что позиция лидера в паре слишком…иллюзорна? Нити марионетки на запястьях привиделись? Дурак. Я не любил бы безвольную куклу, ждущую приказов моих”.
Мысленный монолог продолжается в тишине. Койя на него не смотрит.
- Deficiente. – Мукуро резко переворачивается на другой бок, натягивая тонкое покрывало до плеч. Завтра все тело будет ныть и ломаться от боли. Но это будет завтра.
---
Утром каждая клеточка внутри и вправду молит о пощаде. Иллюзионист не может оторвать голову от подушки, так как шею нещадно ломит, видимо, в память об ошейнике. “Варвар”.
Взгляд цепляется за стакан воды на тумбочке и записку под ним. Рокудо читает с ленивым интересом, почти не сдерживая улыбки.
“Звонил Реборн. Каваллоне депортирован”.
Судя по птичьему гомону снизу, их хозяин там засел ещё с утра. Через некоторое время Хибари будет вполне готов к взаимодействию с внешним миром. А Мукуро принимает относительно устойчивую позу в мягких подушках, чтобы щадить все ушибленные и укушенные места на теле, набирает телефонный номер.
- Доброе утро. Я? Я в полном порядке. Лучше расскажи о своем последнем концерте, дорогая Хром. Что? Ах, прости. Мы снова не смогли прийти. Да. Хибари весь вечер смотрел “В мире животных”, не смог его оторвать. Какие-то аспекты спаривания диких идиотов. То есть, павианов.

URL
2010-04-17 в 11:45 

Забудь вожака, большеглазая кошка, не вспарывай сердце зря. (с) Traum Shultz.
Дино падает на колени. Безнадежно. Перед глазами все ещё стоит картина: смертоносные куски стекла рушатся на них, а вокруг Рокудо уже полыхает пламя Облака, защищая его жизнь.
Вот так вот легко Кея дал понять, что для него Мукуро...
Смешно, но если из этого паззла вытащить хоть один компонент, произойдёт взрыв. Убрать Гокудеру - сломается Тсуна. Убрать Ямамото - умрет Хаято. Вычеркнуть Мукуро – Савада сойдёт с ума, а Койя разнесёт Вонголу на куски. Отпустить Хибари - Рокудо убьёт всех остальных.
Так хорошо в нескольких словах описаны взаимоотношения хранителей. Кто на ком завязан. Вот про Мукуро и Саваду не согласна, но это личное имхо.
“ Да. Пожалуй, самые прекрасные люди – это мрази.”
Отто Дикс, однако. )

Автор, это чудесный фанфик. Я бы даже назвала это сказкой в какой-то мере (к сожалению не смогу объяснить, почему, но впечатление такое сложилось). И довольно сильный текст. Хибари, Мукуро и то, что между ними показано просто замечательно. А Дино жалко, да.
В общем, браво :hlop:
Не заказчик, но очень бы хотела на вас посмотреть.

2010-04-17 в 12:24 

ну, учитывая, что я писал почти год, это мой предел.)
хороших фиков вроде этого нет более.
в у-мыл вам откроюсь.)

URL
2010-04-18 в 03:19 

Izaya_:3
:inlove: черт возьми,это было шикарно *___*
Давно не читал фанфики с таким большим интересом))спасибо)
и,о да, сцена в постели дрочная)

короче у вас появился ещё один фанат,да хД :beg:

2010-04-19 в 07:44 

Legs open: eyes crossed, pressing on the nerve. We all like that, we all like that.
Автор, я вас люблю бесконечной любовью) :dance2:
Даже такой ОССшный Хибари был в тему.
Откройтесь в умыл, а? :white:
Не з.

2010-04-22 в 15:13 

Хибари слушает молча, мысленно раскладывая все высказывания на полки "Важно", "Истерика", "Не интересно", "Пройдет". - Прекрасно сказано...

Автор, вы мой герой...а ваш Мукуро просто великолепный...

URL
2010-04-23 в 10:32 

greenmusik
долблюсь в глаза с 1990г.
какие милые девочки. особенно сцена истерики и спора "куда идём".

2010-04-25 в 18:42 

какие милые девочки.
Плюс пиццот.
Не, к тому, что хладнокровный, помешанный на силе и контроле Мукуро в фанфиках внезапно похотливая, истеричная и капризная баба, пора бы уже привыкнуть. На то он и фанон.
*комментатор вытер скупую слезу*
Но ипать, автор...
- Койя терпеть не может серебро. Он ценит только белое золото и драгоценные камни. Ты идиот, твой браслет - рядовая дешевка по сравнению с этим, - бессильно злящемуся Дино демонстрируют массивное кольцо белого золота высочайшей пробы, украшенное александритом. - Койя ненавидит гоночные машины. Ecosse, ручная сборка, "Титановый еретик". Этот мотоцикл обгонит любую машину, Дино.
Я как представлю себе в этом контексте бывш. главу дисциплинарного комитета Кеичку и великого вождя великой банды Кокуё Мукуро, в немногие месяцы свободы ныкавшегося по заброшкам, а вообще-то большую часть жизни просидевшего в тюрьмах разной степени ужасности...
Снова смех. kufufufu. kufufufu.
Опять же, Мукуро так суров, что хихикает латиницей.
Иллюзионист в крике переходит на всхлип, когда Койя прикусывает пребольно сосок, и пытается согнуться пополам.Слишком грубые руки на теле, оставляющие синяки и царапины, укусы, кажется, до крови – и именно там, где кожа нежнее и тоньше
Вот ведь. Весь канон чувака только в мясорубке не мололи - а так он от кого только чем только не огребал и не жаловался.
Но глубоко втайне он, конечно, чувствительная нежнокожая девочка. O да. Я играю на баяне.
И ведь неплохо же получилось кое-что - Дино вполне живой кое-где, список того, что Кея ненавидит, порадовал.
Но такая коллекция баянов и фанонных сквиков...

URL
2010-04-25 в 19:34 

greenmusik
долблюсь в глаза с 1990г.
Гость 2010-04-25 в 18:42 , откройтесь в умылку, плз =^_^= буду рад пообщаццо, если ещё не.

2011-02-01 в 15:32 

Очаровательный фанфик, в шикарном исполнении...
Автор, откройтесь мне в умыл, онегай :shuffle:

2011-02-04 в 08:00 

Squalicorax
|went to hell and back again| --> keep calm and keep distance <--
капс?Оо
Дорогой автор, клятвенно обещаю прочитать от и до, и написать обоснованный отзыв, но капс удручает сразу. Зачем?

2011-02-04 в 08:32 

Squalicorax
передавал крик Скуало.

URL
2011-02-08 в 16:58 

- Вот кто так заправляет постель? Смотри! Сначала простыня, потом подушка, потом я, потом одеяло, ещё одеяло и сверху кот!
Случайно наткнулся и не мог оторваться, пока не прочитал))) Автор, вы прекрасны)) Я вас обожаю))) Это очень достойная вещь))) Хочу еще что-нибудь ваше почитать))

2011-02-08 в 17:59 

Хочу еще что-нибудь ваше почитать))
вот и мне хотелось бы, но - кхм-кхм - автор так и не открылся)

2011-02-08 в 18:02 

- Вот кто так заправляет постель? Смотри! Сначала простыня, потом подушка, потом я, потом одеяло, ещё одеяло и сверху кот!
Автор занят или стесняется))) Но я буду ждать)

2011-02-08 в 18:26 

автор, видимо, стесняется.
соавтор, написавший меньшую часть.

URL
2011-02-08 в 22:06 

эм. автор пишет мало и не в стиле.

URL
   

Kateikyoushi Hitman Reborn KINK FEST

главная