18:30 

8-32

Хибари.

Первая мастурбация, мысли и ощущения Кеи в процессе. Желательно акцент на его фантазиях во время.

@темы: восьмой тур, хибари кёя

URL
Комментарии
2011-04-05 в 17:48 

2015 слов. Это мой первый фанфик так что не судите строго. Надеюсь вам понравится.


Дело было весной. Последний звонок уже давно прозвучал в стенах школы Намимори, но Глава Дисциплинарного комитета все еще возлежал на крыше. По лазурному небу плыли молочные облака, медленно сменяя картину дня. В воздухе – та самая атмосфера этой дурацкой влюбленности, которая охватила всю школу. За исключением Кёи. Это значило бы нарушение дисциплины, что непозволительно.
Его раздражала цветущая во дворе сакура, что роняла свои лепестки повсюду, нарушая этим дисциплину. Его раздражали люди, находящие уединение под тенью этих деревьев. Его раздражали травоядные… все травоядные, кишащие у него под ногами.
И даже мелкие звери были олицетворением этой атмосферы – они тоже поддались влиянию весенних настроений.
Хиберд, довольный встречей со своей подругой, завидев хозяина, опустился к нему на руку. Одного взгляда для птицы было достаточно, чтобы понять, что с Хибари что-то не так. Второго, чтобы вглядеться, свалиться с руки и покатиться по холодному бетонному полу. Третьего взгляда уже не нужно было. Надо было спасаться на ближайшей стенке, подальше от этих глаз. Они остановились на ладони, где до этого сидела птица. Раздражение, не похожее на обычное. Кольцо Вонголы загорелось сиреневым пламенем – с чего бы это?
Хиберд перебрался подальше. Он был всерьез обеспокоен вопросом собственной безопасности, а также вопросом адекватности хозяина. Уголки его губ расширились, как еще одно дурное предзнаменование. Птичка хотела перебраться еще дальше, но врезалась в стену, и на этом ее перелеты закончились, ибо она сломала крылышко. Хиберд поймал на себе недвусмысленный взор хозяина, и стал стремительно перебирать лапками, чтобы скрыться от него за углом, а там передохнуть в безопасности.
Кёя перевел взгляд на руку с кольцом. Наступила продолжительная пауза. Мысли, склизкие и противные, ворочались в голове Хибари. Непривычное, странное ощущение обволакивало все его существо. Ужасно раздражало то, что он не знал, что будет дальше, бесила неопределенность. Несмотря на весеннюю прохладу, ему было жарко, липко. Он ослабил узел галстука, расстегнул верхние пуговицы рубашки. Легче не стало. Он скинул плащ и рубашку. А легче не становилось. Он закрыл глаза. Красная, давящая пелена накрыла его. Было трудно дышать. Испарина выступила на коже. Кёя расстегнул ремень и ширинку, стянул брюки. Стало свободнее, но странное чувство никуда не исчезло, а как будто что-то мешало, будоражило мозги.
Хиберд ойкнул, но двинуться уже никуда не смог. Предчувствие чего-то нехорошего не покидало его. Он боялся стать свидетелем какого-то непотребного зрелища, которое собиралось развернуться на этой повидавшей виды крыше, прямо перед его глазами-бусинками. Но улететь или ретироваться у него уже не получится.

URL
2011-04-05 в 17:49 

Хибари провел рукой по стволу… дерева. Фантазия, вынырнувшая из ниоткуда, полностью поглотила его сознание. Свежий, прохладный воздух наполнил легкие. Кёя оказался на лесной поляне, полной шелеста молодой листвы, шепота ветра, играющего в ветвях деревьев, пения птиц. Он нашел себя прижимающимся к стволу могучего дуба. В его тени прикорнул маленький гномик, жутко напоминающий Кусакабе. Увидев Хибари, он испугался и убежал, напоследок показав семь рядов острых зубов. Кея фыркнул. Ему на глаза попался желтый комочек, птичка, похожая на Хиберда, активно улетающая от него. Он направился за ней, через какое-то время выйдя к блестящему рябью на солнце озеру. Откуда-то со стороны послышался плеск воды. К берегу направлялась стайка миниатюрных рыбок, с необыкновенной, переливающейся в лучах фиолетовой чешуей и трепыхающимися в воде, как флаги на ветру, плавниками. Хибари нашел их довольно милыми, поэтому приблизился, протянув руку к поверхности воды. Все рыбки, за исключением одной, мгновенно ретировались в необъяснимом ужасе. Очевидно, осталась самая смелая, их предводительница – что-то было в этом рыбьем взгляде необычное. Кея поднес палец к самому кончику мордочки красавицы, но та, взмахнув ресницами, укусила его, впившись с силой неожиданно острыми зубами. Хибари стерпел, и все было бы нормально, если бы от выступившей крови рыбка вдруг не начала расти, превращаясь уже в какой-то шарообразный объект, покрытый отнюдь не безопасной тонкой, похожей на множество точильных кругов чешуей, которая, пульсируя, скапливалась со стороны Кеи. И тут у него проснулось плохое предчувствие – вместе с лежавшими где-то в закромах тонфа (дубинами). И, надо сказать, вовремя – пластинки, способные нарезать на множество слоев, с большой скоростью полетели на него. Однако сильнейший страж Вонголы отбивал их все, постепенно шар становился полупрозрачным. Впрочем, когда снаряды закончились, назвать его так уже нельзя было – он лопнул, и в воду упало что-то тяжелое, успевшее сверкнуть на солнце и скрыться. Кея уже давно ничему не удивлялся, поэтому, не желая отпустить законную добычу, снял плащ и последовал примеру «рыбы». В озере он мог дышать свободно, так же как и передвигаться. Невозмутимому и надменному взору предстала необычайная картина.

URL
2011-04-05 в 17:50 

Под водой оказался целый мир, и населяло его огромное количество травоядных. Закусанных до смерти живых мертвецов, продолжающих нарушать дисциплину в своем маленьком монохроматическом мирке. Несмотря на многочисленные раны от укусов, порезов, ушибы и переломы, они жили весьма беззаботно, что не могло не раздражать. Тсуна с Киоко пели похабные песни на завалинке, его компания играла в карты далеко не на интерес, остальные – либо спали, либо бухали, либо еще чего. Их было много, а главное – все они уже были забиты до смерти, и не раз. И все равно, Хибари промолвил:
«Камикорос». Но никто не прореагировал. Все это начинало конкретно его раздражать. Возникло чувство дежавю.
Вдруг со всех сторон заиграл в озере гимн школы – мелкие зашевелились, все стали по стойке «смирно». Над головами пронеслось что-то в униформе Намимори, и остановилось на некотором расстоянии от Кеи. Русалка в рубашке с характерной повязкой и жилете, с развевающимися сиреневыми волосами. На сей раз чешуя, мелкая и шустрая, все же нанесла вред Хибари, пригвоздив его к выступу, разрезав рубашку.
- Кто ты? – Кея хотел уже, было, начать действовать, но тело разбил паралич. Транквилизатор.
- Мари. – Его странно раздражала эта девица с гордой осанкой и стройной фигурой. Избавившиеся от опасного антуража, ее ноги обнажились, представив взгляду бледную кожу. Хозяйку положения, ее следовало искусать до смерти, но, судя по всему, это хотела сделать она.
Вдали кто-то куфуфукнул.
Зеленые глаза фурии завлекали со страшной силой, было в них что-то звериное, длинные ресницы этого нисколько не оттеняли. Дикая и, тем не менее, дисциплинированная, она привыкла властвовать. Но править Хибари – это нонсенс. Это дико его бесит, он хочет разорвать ее на кусочки, поставить на место. Но она, стерлядь, парализовала его силы, свела на нет все возможности это сделать – миниатюрные диски впились в его руки, во все тело, неся с собой какую-то химию, которая уже гуляла по крови Кеи, действуя на нервные окончания. И вот сейчас эта травоядная кусает, проводит языком по его окровавленной шее, водит руками по его животу, впивается ногтями в раны. Ему в лицо попадают ее волосы невообразимого цвета, он вынужден дышать ими, хотя они, вроде как, в воде. Морской запах горчит, щекочет обоняние. Мелкие красные разводы проплывают перед глазами.
- Почему ты улыбаешься?! – Мари в недоумении. Ведь она парализовала его, полностью подавила все силы. А Кея улыбается. И ничего не скажет, все по той же причине. Мазохист?
Она впилась в его губы, холодные и не реагирующие на ее прикосновения, что удручило. Глаза такие же неподвижные, непроницаемые. Раздражало. Всем своим видом он говорил «У тебя кишка тонка, травоядное».
Она щелкнула пальцами – все пластинки вдруг вышли из тела Хибари, обагренные металлической жидкостью. Не падает, не преклоняет колена.
- И это все, травоядная? – Сильнейший страж Вонголы буравит ее своим взглядом некоторое время, и уже берсерком наносит быстрые и точные удары взявшимися из ниоткуда тонфа. Она его ужасно раздражает, эта слабая тварь а-ля «много шума из ничего», и он бьет, вбивает в грунт. Он вытаскивает ее из воды, и она задыхается, закашливается кровью, мокрая и противная. Теперь уже она не может двигаться, а только лишь лежать и смотреть с видом слишком гордой особи. Раздражает… странно раздражает. Эта порванная, влажная форма, облегающая ее тело и он, полураздетый ее фокусами.

URL
2011-04-05 в 17:50 

С цветов взлетели бабочки, хлопая легкими крыльями.
Закусать до смерти. Нависнуть над ней. Надавливать на избитые места, распространяя синеву под кожей, заставлять сжимать зубами до крови губы от накатившей боли, биться головой о землю. Выворачивать сломанные запястья, хрустящие под напором, безжизненные. Впиваться в предплечье, пальцами сжимая шею. Собственные раны открываются, не заживают, проливая алую жидкость, падающую и смешивающуюся с ее. Как будто это дает ей силы – беспомощно, Мари лижет его бледную кожу в порезах, осторожно касаясь языком. Уже от какого-то безумия и бесчувствия. Запускать пальцы в волосы, мокрые и тяжелые, грязь, смешанная с кровью. Спускаться вниз по шее, зацепляться за поддающуюся рубашку, разрывающуюся вместе с жилетом и освобождающую спину в ушибах и ссадинах. Углублять пальцы в них, слышать приглушенные стоны. Доставлять саднящую боль, ощущать приникшую к плечу голову, мягкие и теплые губы на коже, дрожащую от озноба грудь. Оторваться от этого жалкого зрелища, схватить и придерживать за шею перед собой. Поймать на себе подобие умоляющего взгляда, смешанного с оскорбленной гордостью. Вдохнуть ртом соленый запах кровяной змейки, изгибающейся по губам, собирающейся в уголках. Проследовать за ней, приводя израненные уста в трепет. Лишь издевательски кусать кожу, пить железистую жидкость и сдерживать опьянение. Выдохнуть в щеку, ухо. Крепче стиснуть пальцы на шее, резко вдавить в землю, извлечь крик. Проводить пальцами по животу, ложбинке, ключице, точечно усиливая давление. Видеть в мутных глазах свое отражение, читать страстное желание ощутить, получить, отдаться больше. Поймать на щеке бессмысленно протянутую руку, не способную действовать. Наклониться ближе к импульсивно дышащему телу, перевести пальцы с шеи на подбородок, влажные губы, почувствовать их дрожь. Поглотить ртом возбужденный сосок, играть, меняя нажим. Не препятствовать тупым ударам переломанной руки по будто бы каменным плечам, от которых ей только больнее. Горячие слезы, вздымающаяся грудная клетка. Раздражаться все больше и больше, чувствовать, будто что-то внутри увеличивается, прорывая все строгие рамки. Переставать контролировать мутнеющий рассудок, сопротивляться волнам животного, ненасытного возбуждения. Топить ощущения в действиях, создавая замкнутый круг.
Хибари впился в ее рот, заполняя его собой, безгранично властвуя ситуацией. Прикусывая язык до крови, вновь и вновь ощущает соленый вкус. Следует все глубже, не оставляя без внимания ни малейшего участка. Безвольное подчинение, слабость, и больше ничего – держится за жизнь, сознание, острые желания. Кея отрывается, чертит линию пальцами по внутренней стороне бедра до растрепанной ткани. Она закашлялась.
- Кея, Кея. Давай уже, не тяни. А то в подвал отправлю. К сколопендрам и ананасам.
Но он пропустил все мимо ушей. В голове стучит, слух, зрение – в пелене, лишь осязание обострено до невозможности, связывая с внешним миром. Скользить, углубляться, проникать в плоть пальцами, чувствовать напряжение, распалять. Тяжело дышать каким-то паром, пульсирующим вокруг. Он пропах каким-то психопатным, желанным страданием, вздохами, грязью, водой, нетерпением. Влажные волосы липнут ко лбу, шее, щекам. Колени, брюки испачканы, раздражая раны на коже, неприятное ощущение тесноты. На пальцах – та же грязь, соль, что-то еще…. Увидеть перед глазами кисть, от губ скользящую вниз, упавшую на ребра, расстегивающую ремень, пуговицу, молнию. Нечленораздельный возглас от резкого, грубого движения внутри, прекратившего все вольности. Влажными пальцами надавить на рану под ребром, углубиться под грудную клетку. Слезы, смешивающиеся с кровью, соль. Закрытые глаза, покидающее тело вместе с остатками сознания слабое дыхание.
Боль, своя и чужая, выведшая из равновесия, непонятным способом передавшееся ему вожделение, трансформировавшееся из того самого странного раздражения. Обхватить бедра, и….

URL
2011-04-05 в 17:51 

А тем временем Хиберд стоял на краю злополучной крыши, готовый прыгнуть вниз. Он уже отчаялся когда-либо увидеть хозяина прежним, и не смел обернуться назад – ему просто было больно смотреть на это. Если бы только птицы могли плакать, он бы заливался сейчас самыми горячими слезами. Но нет, лишь гимн Намимори уходил в пустоту. Рискнув бросить последний взгляд на наяривавшего хозяина, Хиберд спрыгнул, желая схоронить тайну в могиле.

Кея продолжал. Тело окатила волна какого-то нового, неизведанного ощущения, заставляющее менять темп по своей прихоти, такой сладкой и отдающейся сухостью на кончике языка. Погружаться в теплую, вязкую и приятную грязь, ловить яркие эмоции всей поверхностью кожи, грубо врезаться, удовлетворяя химерическую потребность в чем-то осязаемом. Вгрызться в мягкую, еле теплую щеку, чтобы скрыть момент максимума наслаждения. Выдохнуть. Постепенно выйти из этого травящего существо состояния.

Хибари моргнул пару раз, протер глаза, поднял голову, огляделся. Вокруг них на поляне сидели гномики и с каким-то разочарованным видом дожирали попкорн, клацая множественными зубами, а потом вытирая покрытые трудовыми мозолями руки о штаны.
Один из них, предварительно харкнув и втерев субстанцию ногой в землю, подошел к Кее и похлопал его по плечу:
- Хибари-кун, приходи еще.
Тонфа незаметно утащил себе на память некий странный субъект, поэтому под рукой их не оказалось. Фантазия предательски стала исчезать.

….

На следующее утро Хиберд обнаружил себя в кабинете Дисциплинарного Комитета, аккуратно перевязанным. Память почти за весь вчерашний день куда-то исчезла. Однако осталось одно предубеждение. Никогда больше не садиться Хибари на ладони. Ибо ему сильно не нравился этот запах морской соли от жидкого мыла в школьном туалете. Хотя, наверное, к этому были более веские причины, о которых он забыл….

URL
2011-04-05 в 18:37 

Бля, заебал ваш Мукуро. Пихают везде, где ни попадя.
Фик не осуждаю, хорош. Но нахрена приплетать лишнее....

URL
2011-04-05 в 18:57 

странное ощущение от фика... Сама сцена очень кинковая и жестокая - класс. Но вот стёб про гномиков, Хиберда и подвалы со сколопендрами как-то... неуместен, что ли. Как будто есть кинк и есть стёб и это два разных фиках. В общем, надо было выбрать что-то одно, атвор.

не з.

ЗЫ:а вот против Мукуро ничего не имею))))

URL
2011-04-06 в 14:58 

ниасилил. госпаде, такой укур. но наверное качественно?
простите, но про первое подрочить расписывать такие фантазии... ))

URL
2011-04-07 в 21:34 

Это что так автора Кёю вставило-то? :wow: Приход знатный был, видимо. Только читать почти невозможно. :nope:
Для кинка - чересчур много укурного стеба, для укурного стеба - как-то кинк не в тему... зрительные образы дикие, действие почти невозможно проследить за всем эти нагромождением здоровенных абзацев. :bang:

И птичку жалко. :weep:

не заказчик

URL
2011-04-08 в 09:10 

И птичку жалко
во-во, это главное озузение от фика :friend:

URL
2011-04-24 в 15:13 

не асилил на втором коменте. пичаль, однако.

URL
2011-06-22 в 06:10 

Тожы не осилил. вроде и, правда, неплохо написано, но что-то не то...

URL
2011-07-03 в 00:49 

осилила, и таки не зря :З
трава была знатная, спасибо автору, что поделился~

URL
2011-07-03 в 08:24 

Такое чувство, что заявка не про первую мастурбацию, а про первый косячок. :gigi:

URL
2011-08-27 в 19:55 

Предупреждение: Этот фик, также как у Автора№1 — первый. Принимаю любые тапки. 1406 слов.
Предупреждение2: Автор сам никогда не мастурбировал, поэтому ему нипанятна какие там ощущения. Возможен ООС. Также, не было беты, поэтому, наверно, много ошибок.

Обычный день в школе Намимори. Зима, 12 часов дня, идёт четвёртый урок.
«Сегодня холоднее, чем вчера...» - пробежалась в голове мысль Главы Дисциплинарного Комитета, проходившего неторопливыми шагами к своему личному кабинету. Всегда такой важный и занятой Хибари, был озадачен одной мыслью.
«Чёртовы первогодки, какого они разговаривали о таком в школе? Попадутся ещё раз — забью до смерти.». А мысли его были о...мастурбации. Да, именно этот вопрос мучал его с того момента, как он услышал разговор этих «чёртовых» первогодок о том, что один из них смотрел видео, как «жгучая красотка мастурбировала на камеру, играясь пальчиками».
«Брр, и давно у нас в школе эти извращенцы? Забью, однозначно забью.». Но что его больше всего волновало? А то, что сам он ни разу не мастурбировал — ни на женщин, ни на мужчин.
«Мастурбировать? Не, не слышал.(автор не удержался, автор кается) Мастурбировать на мужчину? О, Боже, какой идиот будет делать это на...на...голое мужское тело, ну, допустим, в душе? Фу, отвратно.» В этот момент лёгкая дрожь, почти незаметная, прошлась от пяток до кончика носа, слегка ударив в голову. «Что за..» Кёя свернул за угол, и на горизонте уже была видна дверь. Дверь, сделанная из чистого дуба, коричнегого цвета, с табличкой в верхней части. Дверь, которая выдерживала отлетевшие от удара тела, с начала средней школы. Да, это была дверь Главы Дисциплинарного Комитета — Хибари Кёи. Резким движением руки вниз, а потом от себя, Хибари открыл дверь и вошёл в кабинет. Обстановка была всё таже: высокие грамосткие шкафы, стоящие у левой стены, чёрный диван, который слегка потрепался(Кёя уже давно подумывал о новом, кожаном, но как-то не получалось), стол и высокий стул, чёрный, на колёсиках, окно сзади и запах величия. Никто не любил входить в этот кабинет, кроме хибари и Кусакабе, если глава был в хорошем настроение, конечно. Кея направился сразу к столу и сел. Впервые он не знал, что ему сделать. Внутри было какое-то волнение, какое-то ощущение, чего-то незавершённого. «Что же происходит? Чтоб тебя, Ками-сама, если я не пойму, то я доберусь до тебя и уж точно забью до смерти,» - думал Глава, но тут его осенило. Любопытство. Да-да, это чувство, когда тебе мысль о чём-то может щекотать весь организм до того времени, пока ты не узнаешь. Хибари лёгко провёл взгляд от пяток до места брюк, где была ширинка. «...». Велик соблазн, но ты же Хибари Кёя, Глава Дисциплинарного Комитета, тебе нельзя заниматься такими вещами! — сказала бы совесть, если бы руки Главы уже не потянулись расстёгивать ширинку. Почти расстегнув, Хибари остановился. «Какого фига я делаю?! Неужели я собирался...мастурбир..». Одна мысль об этом меняла прекрасное личико Главы, на скривленую в ужасе рожу. «Нет, нет, нет! Я не собираюсь мастурбировать!...тем более не на кого...НЕТ, НЕТ, НЕТ И ЕЩЁ РАЗ НЕТ». Да-а, в этот момент в голове Хибари была просто война противоречий. Но, всё же, на всякий случай, он проверил краем глаза, закрыта ли дверь, или нет..
Руки сами завершили начатое, не дождавшись указа Кёи — ширинка была полностью расстёгнута, и было видно чёрную, хлопчатую ткань боксеров. Хибари любил этот тип трусов, они выглядят так...по-мужски. И вот, правая рука потянулась к месту, сокрываему ото всех, но Кёя остановился. «Так, я что, всё же собрался это делать?» - он всё ещё сомневался и...Нет, он уже не сомневался, и за это ему хотелось избить себя до смерти, за то, что он собрался делать такие постыдные вещи, да ещё где, в святая святых — родной школе! Но идти куда-то было слишком рано: ещё будет, как минимум, два урока, да и будет он переться домой только ради того, чтобы помастур..«О, Боже,» - судорожно вздохнул парень, поняв, что ощущает себя немного извращенцем. «Так, ладно, я собрался это делать, но для начала надо, хотя бы, чтоб он встал, — надо, Кёя, надо, — Но на что?». Тут он вспомнил то, что говорили первогодки. «Жгучая красотка...играясь пальцами,» — в этот момент он начал представлять какую-нибудь девушку, с 3 размером, не меньше. Волосы до плеч, прямые. Она игриво снимает свою лёгкую голубую футболку, — «Не, не хочу голубую, хочу фиолетовую,» — фиолетовую, так фиолетовую. Снимает она эту футболку, и вот ты видишь белый, ажурный лифчик без бретелек. Он плотно прилегает к её нежной и белой груди. «Мал, чтоль?!». Ты хочешь, чтоб встал или нет? «Ладно-ладно. Боже,я разговариваю сам с собой». Она запускает руки за спину, чтобы расстегнуть лифчик. Момент, и он падает на кровать, где и происходит это действие. Ты видешь её грудь. Соски уже напряжены, она облизывает свои губы игривым язычком, её глаза горят. Сразу видно, что она возбудилась, но, что-то не так.

URL
2011-08-27 в 19:56 

«Действительно, не так..» — Хибари опустил глаза на открытую ширинку и...что он увидил? Правильно, ничего. — Не встал, но, но как же?!» Хибари заметно удивился. «Ммм, давайте тогда чуть подправим фантазии,» — подумал он и начал исправлять. Таже кровать, но на ней сидит парень, в той же фиолетовой футболке и чёрных брюках с белым ремнём. Он лёгким движением снимает футболку, и ты видешь пресс. Хороший, накаченный пресс. Сладкий мальчик, да. Рядом стоит кружка с водой. Он берёт её и выливает на пресс, от чего тот, теперь в капельках воды, что ничуть не делало хуже. Парень начинает играть с сосками, слегка выкручивая их. О, Боже, его лицо так соблазнительно. В этот момент Хибари почувствовал, что Хибари-младший просыпается — он становится горячее и твердее. «Вот же, блять,» — вполголоса сказал Кёя, — «На тёлку — нет, так на пацана — да!? ».
Хибари это бесило, также бесило то, что скоро закончится урок, и ему надо выйти на дежурство. Но какое дежурство, когда ты толком подрочить не смог?! «Надо заканчивать с этим опытом,» — пронеслась мысль. Но Хибари ошибся, ведь всё только начиналось. Он заустил руку под трусы и начал слегка поглаживать плоть. Ощущения были приятны, от каждого провождения пальцем по члену, расходилось тепло по всему телу, возвращаясь в точку возбуждения. А в голове всё ещё крутились картинки с молодым человеком. Парень запустил правую руку в свои мягкие волосы, а левой спустился в штаны. Он слегка то поднимал бёдра, то опускал вместе с тем, как двигалась его рука по члену. Парень стонал и был готов выдернуть себе клок волос, но чтобы от возбуждения так не сделать, он запустил два пальца правой руки в рот. Прозрачная слюна потекла по подбородку, упав на живот. Мальчик вытащил пальцы изо рта и приспустил штаны до колен, вместе с трусами конечно. Теперь-то было видно его достоинство. Большой, твёрдый ствол предстал перед глазами.
«О, даа,» — выдохнул Хибари. Его щёки стали горячими, что означало, что он покраснел; дыхание стало прерывистым и тёплым. Он обхватил член рукой полностью и начал дрочить. Сначала не очень быстро, чтобы не кончить сразу, после быстрее. Это приносило разные ощущения, но, однозначно, они были все очень приятными. Кёя последовал примеру мальчику из фантазий и спустил штаны— «Не, а вдруг запачкаю?». Он облокотился на спинку стула, закинув левую ногу на стол, продолжая игры со своим достоинством, прежде сняв штаны до конца. «Мммм,» — простонал Хибари, закинув голову назад и, закрыв глаза. Сейчас ему было особенно хорошо, потому что была, так сказать, золотая середина — начальную стадию он уже прошёл, но ещё не кончил, но точно был готов. А в это время, молодой человек из бурных фантазий уже засунул два пальца в свой зад, исполняя движения туда-сюда. Проделав так секунд так 30, присоединился и третий палец. Шикарный, мягкий голос постоянно вырывался из уст, издавая непристойные звуки. Малец был уже готов. «Чёрт, я не хочу чтоб он кончил раньше меня, надо ещё что-то придумать..». И ему пришла довольно-таки неплохая идея. «Хи..Хибари!» — кричал парень, учащая движения пальцев, — «А-ах...скорее..я хочу почувствовать теб..тебя..войди...в меня..ааа», — мелькало в голове Кёи, и он сильнее вдавался в спинку кресла. «Аах,ааа,» — стонал Глава, играя то с головкой, то проходя ниже, а потом трогая уретру. «Кончаю..» — пронеслось в голове у Хибари, и крикнул мальчик из фантазий, подаваясь вперёд на живот.
Хибари выпустил член, и в руке у него осталась лишь прозрачная, склизкая сперма. Он всё ещё дышал отрывисто, неровно и горячо. Член ещё немного пульсировал, но уже не стоял. Кёя убрал ногу со стола, подошёл к шкафу и взял одноразовые салфетки, которые всегда стояли там. Ноги слегка дрожали, но было понятно — эксперимент удался.
Четвёртый урок закончился, ученики вышли на перемену: кто в столовую, кто остался в кабинете, а кто болтал. «Хибари-кун, пора на дежурство!» — Крикнул Кусакабе, входя в кабинет. «Я прекрасно это знаю. Будешь упоминать о такой глупой вещи — забью до смерти,» — строго сказал Хибари, сидя за столом и просматривая бумаги. — «Но, сначала, позови-ка мне тех первогодок, что стояли в коридоре у окна. Мне нужно с ними поговорить,» — ухмыльнувшись сказал Глава и снова уткнулся в бумаги.

URL
2011-08-28 в 09:32 

Кошмарно, автор 2

URL
2011-08-28 в 10:07 

Пздц, а2, выпей яду.

URL
2011-08-28 в 14:26 

[L]Гость 09:32[/L] , [L]Гость 10:07[/L] , спасибо-спасибо :bravo:
Не скажете ли, что было ужаснее всего?
так, чтоб знать наверняка.

бездарный и тупой автор№2

URL
2011-08-28 в 14:58 

Squalicorax
|went to hell and back again| --> keep calm and keep distance <--
А2. поржалпиши исчо!
асобинна пра грамосткие!:crzfan::crzbayan:

2011-08-28 в 15:02 

Автор сам никогда не мастурбировал, поэтому ему нипанятна какие там ощущения.
а почему автор никогда не мастурбировал?

URL
2011-08-28 в 15:05 

Гость, автор в этом не нуждается :)

Автор№2

URL
2011-08-28 в 15:07 

Squalicorax, троллите?

а2

URL
2011-08-28 в 15:45 

Автор сам никогда не мастурбировал,
автор - кокетка :-D не стесняйтесь, здесь все свои)

URL
2011-08-28 в 17:41 

Гость, автор не врёт, правда.
:)

а2

URL
2011-08-28 в 17:44 

автор в этом не нуждается :)
А что так?

URL
2011-08-28 в 20:52 

Squalicorax
|went to hell and back again| --> keep calm and keep distance <--
троллите?
как вы могли подумать!*аскарблен* вы ниуважаете читаталей рас вам нинравяться отзЫвЫ!
я вами восхищаюсь!

2011-08-28 в 21:41 

Squalicorax, шутник :)

URL
2011-08-28 в 21:50 

Squalicorax
|went to hell and back again| --> keep calm and keep distance <--
Нед! йа искренне...:weep3:

2011-08-28 в 21:53 

Squalicorax, что ещё скажете?:)

URL
2011-08-28 в 22:14 

Squalicorax
|went to hell and back again| --> keep calm and keep distance <--
а что вы хотите:pink:

2011-08-28 в 22:18 

Squalicorax, желательно — правду. :)

URL
2011-08-28 в 22:42 

Squalicorax
|went to hell and back again| --> keep calm and keep distance <--
правда ничего не стоит, но вы мне нравитесь))

2011-10-03 в 00:14 

Автор, это было круто :heart:

URL
2011-10-03 в 18:37 

Гость 00:14, Вы, это, поясняйте, автор-то какой: первый или второй.

URL
2011-10-03 в 18:40 

Второй )

URL
2011-10-03 в 18:50 

Гость 18:40, :wow:
Надеюсь, что ваши слова не сарказм.
нет, правда, автор удивлён
Спасибо, мне приятно, честно.

Автор№2.

URL
2011-10-03 в 19:45 

Надеюсь, что ваши слова не сарказм.
Ни в коем случае :nini:
Редко когда удается такой забористый психодел, вам он удался.
Может откроетесь по окончании тура?))

URL
2011-10-03 в 20:03 

Гость 19;45,
Ни в коем случае
Чтож, тогда мне вдвойне приятней.
автор даже не старался, ага.
Подумаю.)
честно, автор никогда не понимал, зачем открываться

URL
   

Kateikyoushi Hitman Reborn KINK FEST

главная