Комментарии
2010-08-12 в 00:23 

Персонажи TYL!, надеюсь, что заказчика, это устраивает.

Вообще-то в этом звуке нет ничего раздражающего, да и едва ли можно назвать звуком незаметный шорох, с которым рисовая бумага скользит по лезвию меча, но это единственное, что нарушает оглушающую тишину комнаты, а Гокудера очень, ну очень, раздражителен. Особенно сейчас.
Нет, он вовсе не переживает. За кого ему переживать - за Ямамото что ли? Конечно, ему не все равно, что Мильфиоре настолько распоясались, что фактически объявили Вонголе войну этим убийством, что теперь никто не может быть в безопасности. Ему не все равно, но... нет, он не переживает. Да и с какой стати? Его мать убили ещё давно, и она, в отличие от отца Ямамото, была совершенно беззащитна. У Цуеши была хотя бы катана.
Которую в эту самую минуту так старательно начищает Ямамото. Посыпает порошком, стирает, ещё раз посыпает. Он, кажется, может так продолжать бесконечно. И вот это-то как раз раздражает.
"Гокудера-кун, ты можешь побыть с ним? Ну, ты же понимаешь?" - конечно, Гокудера понимает. Понимает, что приказа Десятого надо слушаться, а это есть самый настоящий приказ, чтобы в этом убедиться, достаточно заглянуть в глаза Десятому, спокойные и убийственно серьезные. Мир изменился, и Десятый вместе с ним.
Через огромное зеркало на стене напротив Гокудера украдкой разглядывает кровавую полоску на подбородке Ямамото. Рану зашили, да и Рёхей со своей коробочкой подсуетился, но все равно шрам наверняка останется. У Ямамото уже есть немало шрамов, преимущественно на руках, которыми он всегда гордился и со смехом рассказывал истории про каждый из них, разве что имена не давал. А про этот он никому и никогда ничего не расскажет, и Гокудеру это бесит, не может не бесить. Какого черта все изменилось? Когда они успели стать другими?
Гокудера не переживает, но курит одну сигарету за другой. Если бы не распахнутое окно, в комнате давно было бы ничего не видно. И Ямамото не смог бы с такой гипнотизирующей расслабленностью чистить катану. Хм, а заманчивая идея...
Стоит Гокудере лишь чуть приподняться на кресле, Ямамото, не прерывая своего занятия, негромко произносит:
- Не закрывай, пожалуйста, окно.
Экстрасенс хренов! Гокудера падает обратно и кривится со всем презрением, на какое способен.
- Бесишь.
Ямамото не меняется в лице, но рука, ещё секунду назад плавно идущая по лезвию катаны, сбивается с ритма.
- Извини, - произносит Ямамото таким тоном, что Гокудере становится не по себе. Сам он так просил бы прощения разве что перед тем, как кого-нибудь убить (если предположить, что Гокудера стал бы просить прощения по такому поводу).
Гокудера предпочитает заткнуться, потому что Ямамото конечно мирный, но не стоит рисковать и играть в "доведи до белого каления" с киллером, когда тот находится в состоянии далеком от психической стабильности. Зато Ямамото, наоборот, начинает говорить. Быстро, перебивая самого себя.
- Меня с детства учили мечи чистить. Рассказывали, что если не чистить, то появится ржавчина и тогда все - смерть для меча. Однажды я не уследил за этим, и меня заставили полы во всем доме начищать, наказание такое. Хотя вообще отец не такой, он добрый... был добрый. А теперь мне придется следить за мечом, этот был его любимый...
- Бесит, - перебивает его Гокудера. - Бесит, что ты не куришь.
Ямамото сразу же замолкает и впервые за всю беседу смотрит на Гокудеру. Недоуменно так, глазами хлопает, будто впервые в жизни видит.
- Если бы курил, хотя бы не трепался так.
Гокудера врет. И при этом знает, что Ямамото знает, что он врет. Во всяком случае, обычно догадывался - сейчас уже наверняка говорить нельзя. Другой мир, другой Ямамото. Но расслабить этого, нового для него Ямамото надо, иначе так и свихнуться можно.
- Извини, - повторяет Ямамото. На этот раз мягко, без стали в голосе. - Извини, что я не курю. Никогда не хотелось.
Затушив очередной окурок в переполненной пепельнице, Гокудера извлекает следующую сигарету. При этом держит руку так, чтобы Ямамото не мог разглядеть то, чем сигарета на самом деле является: простенькой самокруткой с дешевой травой. Помнится, он клятвенно обещал Десятому никогда к такому не прикасаться, но сейчас, в этом новом мире, можно. Даже нужно.
После первой затяжки Гокудера окончательно уверен в том, что собирается сделать. Прищуривается, выдыхает и спрашивает лениво:
- Паровоз будешь?
- Что? - Ямамото все ещё недоуменно моргает.
Гокудера фыркает и, не давая Ямамото опомниться или возразить, прижимается губами к губам, выдыхает кружащий голову дым в рот и с чувством выполненного долга отодвигается, не без удовольствия наблюдая, как глаза Ямамото теряют это мерзкое растерянное выражение.
Зато теперь у него внимательный, цепкий взгляд. Черт.
- Это был не поцелуй, - быстро произносит Гокудера.
- Я тебе верю, - очень серьезно отвечает Ямамото. - Как насчет ещё одного не-поцелуя?
Гокудера разрывается между тем, чтобы послать Ямамото куда подальше и послать его куда подальше с помощью его же катаны, но тот неожиданно улыбается:
- А Цуна знает, что ты балуешься с травкой?
"Шантажист чертов", - думает Гокудера, нагибаясь для ещё одного поце... тьфу ты, паровоза.
Но он хотя бы ожил. И такой Ямамото уже совсем, ну ни капельки, не раздражает.

URL
2010-08-12 в 00:40 

[я кто такой, чтобы себе что-то запрещать?!!.©]
:hlop:

2010-08-12 в 21:26 

«Мы видим вещи не такими, какие они есть, а такими, какие мы есть» (с)
:hlop: очень понравилось

2010-08-12 в 22:00 

yoyo-toy
Честно говоря, чего-то не хватает. причем, концовке. наверно, той глубины, которая была заявлена в начале. возможно, какой-то трагичности? никак не могу понять, но что-то, в плане чувств, царапает.
нагибаясь для ещё одного поце... тьфу ты, паровоза
И вот это оборванное слово, на мой взгляд, никак не вписывается в общий стиль. так же как и "тьфу ты".

2010-08-13 в 17:43 

dura production | вся моя жизнь — скиттлз | большая плакса
Гость от 00:38
Спасибо большое!
Гость от 00:23
Мило вышло. И Гокудера такой... Просто слов нет. :hlop:

2011-09-19 в 20:27 

Надеюсь, угодил.

Последняя затяжка. Просто для того, чтобы снова почувствовать горьковатый привкус табака на своих губах. Обжечь пальцы, ведь огонек уже добрался до фильтра. Открыть окно настежь и выкинуть бесполезный окурок вниз.
- Я же тебе говорил, чтобы ты больше не смел таскать мои сигареты, бейсбольный придурок? - Гокудера уже пару минут наблюдал за своим напарником, не переступая через порог комнаты.
- Я не знаю, какие следует покупать, а ты наверняка куришь самые лучшие, - Ямамото слабо улыбнулся и спрыгнул с подоконника, тут же направляясь в ванную комнату, желая как можно быстрее убраться с глаз Хаято. Подрывник же не стал его останавливать. Последнее время он не узнавал своего старого соперника: улыбался тот все реже, да и улыбки эти были слишком натянуты, искусственны. Так может улыбаться только человек, который уже похоронил себя заживо, потому что не видит смысла жить дальше. Гокудера прекрасно понимал, почему всегда спокойный Дождь Вонголы больше не мог оставаться таким, каким был раньше: он словно надломился в тот момент, когда ему сообщили о смерти отца.
Привычным движением Гокудера похлопал по своим карманам в поисках заветной пачки, но запоздало вспомнил, что её забрал этот глупый бейсболист. Курить хотелось - безумно, ведь только сигареты могли немного успокоить нервы и заодно привести мысли в порядок: плутовки вертелись в голове, так и норовя рано или поздно вернуться к лучшему мечнику Вонголы.
С каждым днем Ямамото все сильнее замыкался в себе, стараясь как можно больше времени проводить в одиночестве, и у Хаято складывалось такое впечатление, что Хранитель Дождя искал смерти, вызываясь на самые опасные и сложные миссии. Сегодня Гокудера лишний раз в этом убедился. Проблема заключалась ещё и в том, что, похоже, никто, кроме хранителя Урагана, не замечал изменений в поведении Такеши. Джудайме был сейчас занят разборками с Мельфиоре, пытаясь сделать все, чтобы не развязать с ними настоящей войны, в мыслях Торфяной Башки была только его собственная свадьба, помимо бокса, конечно же. А про Хибари и говорить не стоило: ему не было дела до душевных переживаний какого-то травоядного. Что же касается Хром, то она, по слухам, затерялась где-то, спасая Мукуро из тюрьмы. И, наконец, Ламбо, как всегда, бегал по каким-то своим важным делам: вечеринкам, на которые его никто не приглашал.
Вот так и получалось, что Гокудера - единственный, кто сейчас постоянно находился рядом с Ямамото, пытаясь не дать тому засунуть свою идиотскую бейсбольную голову в очередную бойню, из которой можно и не выбраться.
- Гокудера? - скрип двери ванной вырвал блондина из его размышлений. Хаято тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли, и обернулся. - Я же не поблагодарил тебя сегодня… Спасибо, что прикрыл меня, - голос мечника звучал совсем глухо, словно бы тот говорил на автомате, не вкладывая вообще никаких эмоций.
- Не за что, - как-то нервно улыбнулся Гокудера, - ты же из-за меня рисковал, в конце концов, - чуть помедлив, он подошел ближе к Ямамото и хлопнул его по плечу, однако, что хотел сказать этим жестом, не понял и сам. А затем наступило неловкое молчание. Гокудера понимал: нужно что-то говорить, отвлечь как-то Ямамото от его мыслей, сделать хоть что-нибудь, лишь бы заглушить эту звенящую тишину, но слова не шли, и он продолжал молчать.
- На самом деле я не умею курить... – Ямамото заговорил первым. - Не могу впустить дым в легкие...
- А зачем ты тогда куришь? Какой смысл? - Гокудера удивленно посмотрел на мечника.
- Просто...Так теплее... - казалось, что Ямамото даже как-то совсем по-детски смутился от этого признания. Он так и остался тем подростком, который был уверен, что Конфликт Колец - всего лишь соревнование, а мафия - просто игра.
- Идиот! - Гокудера сжал ладони в кулаки, изо всех сил сдерживая себя, чтобы не ударить этого бейсбольного придурка. - Какой смысл просто набирать дым в рот, а потом выдыхать его?! Тем более что ты на эту ерунду тратишь мои, МОИ, сигареты! - Хаято всегда славился взрывным характером, но чертов хранитель Дождя имел просто гениальную способность выводить итальянца из себя. - Ты меня бесишь, дурак! Не смей больше тратить мои сигареты на такую ерунду, ищи другой способ греться! - Гокудера выпалил все это на одном дыхании, почти срываясь на крик. И уже открыл было рот, чтобы продолжить гневную тираду, но слова так и застряли в горле, когда Такеши улыбнулся. Как раньше. Искренне. Тепло. Так, как улыбался Ямамото десять лет назад, когда они были совсем детьми, и самое страшное, что было в их жизни - тренировки Реборна.
- Ты... Бейсбольный... Придурок... - и где же прежняя злость, которая была бы сейчас очень кстати? Врезать бы ему, стереть эту глупую улыбку, но нет, не получается даже просто поднять руку.
- Гокудера, ты ни капельки не изменился со времени нашего знакомства, - улыбка Такеши стала ещё шире, и в довершение всего парень привычным движением растрепал свои непослушные волосы.
- Отстань от меня, дурак, - буркнул Ураган, грубо отталкивая мечника от себя и не забывая задеть его ещё и плечом, да вот только, как Хаято не старался, улыбка с его губ не сходила. Конечно же, он не забыл напомнить себе, что это, отнюдь, не заслуга Такеши, просто вдруг настроение улучшилось. И ничего больше.

***
Спустя пару часов, Гокудера сидел на кухне и допивал свой любимый зеленый чай. Нужно было продумать детали завтрашней операции, чтобы снова не попасть в ловушку, как это случилось сегодня.
- Я решил, что ты должен меня научить правильно курить, - Гокудера чуть не подпрыгнул на стуле, когда услышал голос Ямамото прямо у себя за спиной. Чертов бейсбольный придурок, кто его только учил так тихо ходить?! Когда-нибудь он либо доведет до инфаркта правую руку Десятого, либо же сам Гокудера отправит мечника к праотцам, наградив несколькими бомбами на дорожку.
- Отвали, бейсбольный придурок, ничему я тебя учить не собираюсь, - недовольно проворчал блондин.
- Тогда я выброшу твою последнюю пачку. Ты же куришь только эти? - Ямамото едва заметно прищурился.
Заметив в руке бейсболиста сигареты, Гокудера тут же метнулся к вконец обнаглевшему мечнику, с явным намерением любой ценой забрать то, что должно принадлежать только ему, но Ямамото ожидал подобного и в один прыжок оказался на другом конце кухни. Хаято тяжело вздохнул. Без сигарет он долго не протянет, а в этой дыре, кроме самых дешевых, от вкуса которых подрывника начинало тошнить, купить было нечего. А главное, Хаято здраво оценивал свои силы и знал, что в ближнем бою ему не одолеть Хранителя Дождя ни при каких условиях.
- И как же ты хочешь, чтобы я тебя учил? Лекцию прочитать? - Гокудера ядовито усмехнулся, показывая свое отношение к этой затее.
- Нет, Гокудера, на практике, - в одно мгновение в ладони мечника появилась зажигалка. - Помнишь, как ты однажды в старшей школе курил с девчонками на дне рождения Хаару? - Ямамото медленно протянул своему другу зажигалку и сигареты, готовясь в любой момент отдернуть руку - мало ли что придет в голову взрывоопасному блондину. - Ты делаешь первую затяжку, а потом передаешь дым мне...
Гокудера удивленно посмотрел на друга: подобного предложения он точно не ожидал, тем более, от парня, - ведь все прекрасно знают, чем заканчиваются подобные действия. Но вот только ответ "Хорошо" почему-то вырвался куда быстрее, чем пришло осознание того, на что он подписался.
Не говоря ни слова, Хаято взял с ладони Ямамото сигарету и поджег. Первая глубокая затяжка - для себя. Почувствовать вкус и успокоить дрожь в руках. Выпустить дым куда-то в сторону. И снова вдохнуть. Медленно Хаято подошел к Ямамото вплотную, а затем, спустя мучительные ещё пару секунд, коснулся губ мечника своими. Такие мягкие. Теплые. Ямамото положил обе руки на плечи итальянца и подтянул его к себе ближе. Гокудера выполнил свое обещание и начал медленно выдыхать дым, передавая его другу, и лишь тогда, когда ему самому уже был необходим глоток воздуха, Гокудера отстранился. Совсем немного: объятия Такеши не позволяли ему даже шаг назад сделать, да и не хотелось. Ямамото смешно поморщился и резко выдохнул сигаретный дым, почему-то сразу облизывая губы.
- Какая же гадость. Что ты только в этом нашел? - Ямамото снова улыбнулся, глядя в зеленые глаза парня, но прежде, чем Гокудера успел в красочных выражениях высказать все, что он думает о сложившейся ситуации, Такеши вновь накрыл его губы своими, настойчиво приоткрывая их языком. Хаято и сам не понял, когда начал отвечать на поцелуй, сначала осторожно, неуверенно, будто целовался впервые в жизни. Но постепенно их поцелуй становился все более страстным: мягко прикусывая губы друг друга, переплетаясь языками в своеобразной борьбе, они всё сильнее прижимались друг к другу, пока легкие, наконец, не стало нестерпимо жечь от нехватки воздуха – оба словно разом забыли, как дышать. Ямамото первым нашел в себе силы разорвать поцелуй, но когда их губы разомкнулись, тут же обнял Гокудеру ещё крепче, не позволяя тому отстраниться.
- Вот теперь мне по-настоящему тепло, - голос Такеши был немного хриплым, видимо от волнения, а дыхание сбилось. И сердце колотилось так, что даже Гокудера чувствовал его биение.
- Бейсбольный придурок, убить тебя мало за подобное, - проворчал блондин, но все же на губах его появилась почти незаметная улыбка. - Но раз я обещал Джудайме, что буду защищать и всячески помогать его остальным хранителям, то, так и быть, буду иногда тебя греть, - Гокудера привычно усмехнулся и ловко вынырнул из объятий хранителя Дождя. - И ещё, верни мне мои сигареты, я же выполнил свое обещание.

URL
2011-09-19 в 23:03 

sputnik.
dura production | вся моя жизнь — скиттлз | большая плакса
Что же касается Хром, то она, по слухам, затерялась где-то, спасая Мукуро из тюрьмы.
Внезапно. х)
Но понравилось, особенно это: Тем более что ты на эту ерунду тратишь мои, МОИ, сигареты! Гокудера, такой Гокудера. х)
И концовка такая тёплая и милая.))

     

Kateikyoushi Hitman Reborn KINK FEST

главная