Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:00 

буду покупать

20:00 

Unnamed: Niche!
Unnamed: Don't go disappearing like that.
Unnamed: Lag, that is not Gauche.
Unnamed: Wait, did you meet Gauche?
Unnamed: That is not Gauche.
Unnamed: He's Noir.
Unnamed: N-Niche, what are you saying?
Unnamed: He said he was Noir himself!
Unnamed: What do you mean?
Unnamed: Gauche got his heart back.
Unnamed: He isn't Noir any...
Unnamed: Oh, it's you two.
Unnamed: Have you seen a girl around here?
Unnamed: She doesn't say much, and her \Nclothes are all tattered...
Unnamed: A girl?
Unnamed: Did something happen?
Unnamed: She said she used to be a dingo, \Nso I took her in, but...
Unnamed: Oh, my! What happened to you, Niche?
Unnamed: She didn't fight for real...
Unnamed: Niche, did Roda do that to you?
Unnamed: Was it Roda that took Gauche away?
Unnamed: Roda?
Unnamed: Roda is Noir's dingo!
Unnamed: He isn't Noir, okay?
Unnamed: What's with that carriage?
Unnamed: Truth and Lies
Unnamed: Noir... I mean, Gauche...
Unnamed: Call me what you wish.
Unnamed: But...
Unnamed: It is all right.
Unnamed: Even I do not know who I am, after all.
Unnamed: Doctor, should we just let him?
Unnamed: I would have you know that \Nthis is a medical facility.
Unnamed: Oh?
Unnamed: Did I just hear you talking \Nback to me, Corpse Doctor?
Unnamed: He ain't anywhere!
Unnamed: The person named Gauche disappeared!
Unnamed: How many times do we have to tell you?
Unnamed: We will be confiscating Gauche \NSuede's medical records.
Unnamed: Do you really think that \NSuede's heart has returned?
Unnamed: There are many people who \Nbelieve that to be true.
Unnamed: Move aside.
Unnamed: Master Largo is currently out.
Unnamed: We are arresting Gauche Suede in the \Nname of the Amberground Government!
Unnamed: Where are you hiding him?
Unnamed: Aria?
Unnamed: Niche! Not people!
Unnamed: Aria...-san?
Unnamed: You will pay, beard-brain!
Unnamed: Aria-san, are you okay?
Unnamed: Yes...
Unnamed: You should have already been informed that \Nanything concerning Reverse is our jurisdiction.
Unnamed: Gauche Suede is no different; we will \Ncapture him and interrogate him.
Unnamed: Gauche is gone!
Unnamed: We're searching for him too!
Unnamed: It's the truth!
Unnamed: If I recall, Suede has a sister.
Unnamed: Sylvette doesn't know anything!
Unnamed: Lag, what if Gauche didn't \Nreally get back his heart...
Unnamed: I will deliver this Gymnopédie to Gauche.
Unnamed: Sylvette doesn't know anything!
Unnamed: And yet they're gonna question her...
Unnamed: Lag, this way's a shortcut.
Unnamed: Sylvette Suede, are you in there?
Unnamed: I know you're in there!
Unnamed: You're there, I know it!
Unnamed: W-What?
Unnamed: I-It's me, Sylvette!
Unnamed: Why did you come in from there?
Unnamed: Sorry, I'll explain later.
Unnamed: Now, take off your clothes!
Unnamed: No, not like that!
Unnamed: Open up!
Unnamed: Those people...
Unnamed: There's no telling what they will do to \Nforce you to tell them where Gauche is.
Unnamed: Anyway, I'll buy you some time...
Unnamed: Your clothes!
Unnamed: Sylvette Suede, yes?
Unnamed: W-What'll I do...
Unnamed: I just hope I can pass as \Nher body double, but...
Unnamed: We've got our bait.
Unnamed: Oops. We'll be needing this.
Unnamed: Lag...
Unnamed: You got some of the usual in?
Unnamed: Be careful how you use these...
Unnamed: You might get burnt.
Unnamed: Noir isn't the only Marauder in Reverse?!
Unnamed: We'll let you see Gauche Suede real soon.
Unnamed: They know where Gauche is?
Unnamed: But then, why would they \Nbring Sylvette with them?
Unnamed: Lawrence...
Unnamed: Is anyone here?
Unnamed: A mirror?
Unnamed: This was Lawrence's room.
Unnamed: One day I, and Lawrence, will surely...
Unnamed: As I figured, you're here.
Unnamed: Noir... Or should I say, Gauche Suede!
Unnamed: Don't move!
Unnamed: Don't worry, you'll be together from now on.
Unnamed: After we kill you, we'll send your \Nlittle sister along to join you.
Unnamed: Kill?
Unnamed: They didn't bring me to interrogate him?
Unnamed: Is that Lawrence's orders?
Unnamed: He says he doesn't need a defective Marauder.
Unnamed: We're the only Marauders that Reverse needs!
Unnamed: R-Reverse?!
Unnamed: Lag Seeing?
Unnamed: I see...
Unnamed: Garrard took Lag.
Unnamed: I apologize for not stopping \Nthem while you were out, Master.
Unnamed: Lag is in trouble.
Unnamed: Why? Those two are quite violent, \Nbut they're from Akatsuki, right?
Unnamed: They are Reverse Marauders who have \Ninfiltrated the Amberground government.
Unnamed: Impossible... They couldn't have...
Unnamed: I should have considered that possibility.
Unnamed: The repeated incidents of stolen letters...
Unnamed: The way those happened meant that far too \Nmuch information had been leaking to Reverse.
Unnamed: But I never would have thought it was them...
Unnamed: Then the reason they're \Nsearching for Gauche is...
Unnamed: To bring him back by force, or perhaps...
Unnamed: Anyway, Lag is in serious trouble.
Unnamed: He arrived faster than I thought.
Unnamed: Impressive, as always.
Unnamed: Jiggy Pepper.
Unnamed: Faster than you thought? Who do \Nyou think you're speaking about?
Unnamed: Oh, ears of the devil you got, buddy.
Unnamed: I have a letter I need express delivered.
Unnamed: What's the address?
Unnamed: To Lag Seeing.
Unnamed: You disappoint me, Lag Seeing!
Unnamed: The fact that you saw through our \Ntrue identities as Reverse Marauders
Unnamed: and went so far as to put on this deception in \Norder to expose it to the world is commendable!
Unnamed: Uh, but I was just worried \Nabout Sylvette, so...
Unnamed: But dressing yourself up so cutesy...
Unnamed: I've completely lost any respect for you!
Unnamed: You're the disappointment!
Unnamed: I have no use for you.
Unnamed: Niche!
Unnamed: The child of Maka?
Unnamed: Gauche!
Unnamed: Let's go back to where Sylvette is!
Unnamed: Gauche?
Unnamed: Girly! You wanna fight me, right?
Unnamed: Well, come and get me!
Unnamed: Beard-brain!
Unnamed: Niche!
Unnamed: This cage was made from a gaichuu.
Unnamed: Even the child of Maka cannot \Ncut through it, I see.
Unnamed: Gauche?
Unnamed: I will return to Reverse.
Unnamed: I am Noir.
Unnamed: What are you up to, Suede?
Unnamed: I don't believe you.
Unnamed: You have gotten your heart back.
Unnamed: I was merely playing the role of Gauche Suede
Unnamed: that was in the memories of \NLag Seeing's letter bullet.
Unnamed: No way...
Unnamed: It allowed me to benefit \Nfrom everyone's kindness,
Unnamed: and avoid seeing the tears \Nthe truth would bring.
Unnamed: That's a lie!
Unnamed: It's not true, Gauche!
Unnamed: You remembered everything, right?
Unnamed: About Sylvette and Aria-san too!
Unnamed: About the journey the two of us had...
Unnamed: It was all from your memories, Lag Seeing.
Unnamed: I recreated the Gauche inside of you.
Unnamed: You said it when you ate Sylvette's soup!
Unnamed: How many years has it been since \Nmy heart has felt this warmth?
Unnamed: All I did was act the way that the \NGauche in your heart would have acted.
Unnamed: I had to. No one could \Nstand such disgusting soup.
Unnamed: Lag!
Unnamed: Caribs Garrard.
Unnamed: If I get rid of the Letter Bee here, will \Nthat be proof enough to you that I am Noir?
Unnamed: Hand me a weapon.
Unnamed: Not a shindanjuu.
Unnamed: A weapon that will actually kill.
Unnamed: That will do.
Unnamed: Why?
Unnamed: Why, Gauche?
Unnamed: You were supposed to get your heart back...
Unnamed: A heart, once lost, can \Nnever be returned, Lag.
Unnamed: Or rather, I do not need a heart.
Unnamed: You must learn that there is something \Nmore important than heart.
Unnamed: I shot into you everything \NI had inside of my heart...
Unnamed: And now you're saying it was \Nall for nothing, Gauche?!
Unnamed: Exactly.
Unnamed: Heart is powerless.
Unnamed: I have stolen the Letter Bee's life.
Unnamed: Hazle...
Unnamed: Did that second-rate dingo \Nkick the bucket too?
Unnamed: We do some heartless things...
Unnamed: Shindan, Lapis Lazuli?
Unnamed: Jiggy Pepper?
Unnamed: Help has arrived, it seems.
Unnamed: We must hurry to where Lawrence is.
Unnamed: Gauche Suede...
Unnamed: I'm a first-rate dingo!
Unnamed: Niche...
Unnamed: Jiggy-san, why are you here?
Unnamed: The Master entrusted me with a delivery...
Unnamed: ...addressed to Lag Seeing...
Unnamed: You still wish to be called Noir?
Unnamed: I told you to call me what you will.
Unnamed: I believed in the letter bullet.
Unnamed: That if I shot my feelings into Gauche, \Nhis heart would surely return to him.
Unnamed: But it was powerless...
Unnamed: Gauche... I mean, Noir said so.
Unnamed: He said there was something \Nmore important than heart.
Unnamed: Gauche would have never \Nsaid something like that.
Unnamed: He's...
Unnamed: Gauche wasn't using a shindanjuu, was he?
Unnamed: No.
Unnamed: Wasn't that because he didn't \Nwant to show you his true heart?
Unnamed: But he tried to kill me!
Unnamed: He really did.
Unnamed: We're almost to Yuusari Central.
Unnamed: Oh, yeah...
Unnamed: The letter from the Master?
Unnamed: Me.
Unnamed: "Use Harry to find where you are located,
Unnamed: and chase after you to save you."
Unnamed: That's what I was asked to do.
Unnamed: The hearts of the people who wished to see \Nyour safe return was packed into me, a letter.
Unnamed: And I was sent to you.
Unnamed: Right!
Unnamed: So do you still think that heart \Nand letters have no power?
Unnamed: Next: The Lost Shindan

23:27 

сегодня писал книгу.... поперло ж как...

14:43 

14:42 

12:20 

чтобы можно было сидеть и править на работе...

Тьма, как прожорливый монстр, всегда поглощает все, к чему может дотянуться. Даже в самый солнечный день она создает колонии, противостоящие яркому свету.
Вот и здесь царит ее единовластное правление – даже сияние свеч не может отогнать дерзкую захватчицу. В ее бездонной пасти утопают стены, пол и потолок пещеры - проваливаются в бесконечность, а круг блеклых огоньков не разрушает, оттеняет всю глубину и величие царившего в помещении мрака.
В центре лежал человек, голова его безвольно откинута назад, руки, следуя двум основным линиям начерченного прямо на полу символа, разведены в стороны. Алая краска кое-где отпечаталась на одежде лежавшего, кровавыми пятнами растекаясь по светлой ткани. Ускользающий свет бросал на расслабленное лицо дрожащие тени, меняя его черты до неузнаваемости, превращая в безжизненную, пугающую маску.
- Poprth ddauth alin o'r tywllwch, llie yr ydeym i ged yn undagh.
Резкие слова еще одного человека, почти сливавшегося с черной бесконечностью в своем черном плаще срывались с губ гранитными осколками. Он казался порождением тьмы, ее продолжением, и все ближе подбирался из глубин помещения к сияющему кругу, к тому, кто в нем лежал.
- Gadei eu carthref. Skyrcoket i fya ysbyrsd!
Низко надвинутый капюшон иногда открывал блеск глаз, ловящих отражение огня, широкие рукава скрывали мечущиеся в ритуальных жестах руки. Не было оголено или открыто ни миллиметра кожи.
- Dewch!
Резкий крик разорвал давящую тишину, и одновременно вспыхнул яркий свет. Он слепящим глаза взрывом рассеял тьму и ее прислужника, укрыв в себе извивающуюся на полу фигуру. И угас, так же быстро, как родился.
На полу остались лежать два тела: первое, закутанное в черный саван, было неподвижно, лишено каких-либо признаков жизни, другое же едва заметно дрожало, выстукивая заляпанными воском пальцами по дощатому полу нервную дробь.
Тьма вновь поползла из углов, охватывая помещение…


Девушка сидела на подоконнике и задумчиво смотрела в окно, по стеклам которого стучали дождевые капли. Ний прошел мимо нее несколько раз за последний час и удивленно замер.
- Лиора, тебе не кажется, что околдовывать взглядом окно - признак проблем с головой. Оно же бездушное.
- Пошел вон. - Не оборачиваясь, сказала девушка и уткнулась лицом в сложенные на коленях руки. Передернув плечами, Ний накинул на себе рабочую куртку и вышел из дома. Лиора тут же соскочила с подоконника на пол и, сбежав по лестнице на первый этаж к запасному выходы, открыла двери.
- Привет, сестренка! - Улыбнулся ей брат и прошел в дом. Девушка испуганно жалась спиной к стене, боясь дышать. Вошедший с яркой улыбкой повернулся к ней.
- Как мне этого не хватало! Эй, ты что?! Боишься?
Он подошел к девушке и приобнял ее за плечи. Она кивнул, непонятно чему соглашаясь, и обняла брата за шею.
- Как же это? - растерянность не покидала ее уже давно с того момента как впервые встретила человека так сильно похожего на ее брата.
В первую встречу она еще не знала, что перед ней не Ний и пришла в безумную ярость, вызванную неузнаванием брата. Даже отказывалась разговаривать с ним. А потом Ний уехал из дома на тренировки, специально устраиваемые для будущих членов отряда Магнус. А через пару дней раздался стук в дверь. Это и был он.
- Ний? - Удивленно воззрилась на брата девушка. - Тебя что, из Отряда выгнали?
Ний лишь неодобрительно вздохнул и покачал головой.
- Может для начала в дом пустишь?
Лиора посторонилась, уступая дорогу Нию и не менее требовательно взглянула на брата.
- Ну? Внимаю. - Она закрыла дверь прямо перед носом любопытной бабки.
Ний, заметив недовольство сестры, что-то зашептал, и стекла покрыла морозная корка, узорами разрисовав окно. Лиора удивленно охнула.
- Так-то лучше. - Констатировал он. Девушка же ощутила неуловимую странность в брате. Что-то ее насторожило. - А теперь поговорим. Родителя дома?
Он вдруг посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж, а Лиора отрицательно покачала головой.
- Отлично. Для начала внесем коррективу. Я не Ний Шелест.
Он замолчал, но заметив на лице девушки недоверчивую ухмылку, продолжил.
- Меня зовут Влад. Хотя правильнее было бы Влад Шелест. Но мне противно все, что связывало бы меня с твоим братцем. Нашим братцем...
Так Лиора второй раз встретила Влада. И при первой же возможности спешила, чтобы провести с ним время. Он был другим. Не таким как Ний. Более приветливым, менее равнодушный, относился к ней серьезно. Она настолько привыкла к его присутствию в ее жизни за те два года, которые Ний проводил на практике, что мысли о его исчезновении приводили в ужас.
- Лиор, - вдруг обратился он к девушке, непривычно холодным голосом. - Есть проблема.
- Что? Какая?! - Испугалась она.
- Скажи, ты не обладаешь магическим даром, да?
- Нет. Ний был единственным в семье, у кого появились подобные задатки. А потом пришел человек и заявил, что с двух до пяти лет, он будет приходить и проводить время с братом, подготавливая его к жизни мага. А в шестилетнем возрасте его родители отдали в Школу. Там он жил до 12 лет. Потом после занятий начал возвращаться домой. А сейчас вот, забрали на обучение в отряд Магнусов.
Заметив прищуренный взгляд Влада, она замахала руками.
- Нет-нет! Я просто хочу сказать, что складывается ощущение, будто бы у нас Маги не принадлежат себе. Не свободны. Будто все решили за них уже заранее. Мне бы очень хотелось, чтобы вы подружили, Влад.
- Об этом я и хотел, как раз, поговорить с тобой. Тебе придется выбирать. Или он, или я. Выберешь его - я уйду. Меня - ....
- Что? Что тогда? - Вскинула Лиора голову. На самом деле остаться с Владом ей хотелось больше всего на свете.
- Придется его убить.

Этот день не был тяжелым. Работы было немного, по крайней мере той, где требовалось участие спец.отряда. кому-то могло показаться, что в Городе все спокойно, но это не так. После того как Ния приняли в состав Магнусов, а Эдгара назначили его наставником и куратором их отряда, юноше открылось масса вещей не замечаемых им ранее. Как оказалось за каждым потенциальным магом, даже если это только новорожденный, приставляют Смотрителя, который и должен вплоть до двух лет наблюдать за развитием силы у ребенка, её характерными чертами и окрасками. Вот тут-то и были загвоздки — многие дети не проходили необходимых параметров, если коэфициент их силы был занижен. При столь минимальном колличестве магов, грех было разбрасываться даже этой песчинкой. Таких людей все равно направляли в магическую школу, для изучения основ магии, методов ее распознования и правильности приминения. При чуть больших способностях, однако магии не активной, а более пассивной, направляли в изучение лечения, работы с травами, химикатами и т.д.. Действительно же сильных магов, которых было подавляющее меньшинство, обучали магии так сказать активной, боевой, защитной. И, кроме того, давали те же знания, что и другим «направлениям», просто не настолько глубокие.
Достаточно часто происходили нападения на людей, единственно, почему об этом мало кто знал — Магнусы наводили на граждан «пелену», способную не просто «отвести» взгляд, но и заставляющую обходить определенное место десятой дорогой.
- О чем задумался, новичок? - Хлопнул Ния по плечу светловолосый толстяк, именуемый Харком. Прозвище Харк он получил не только потому, что был похож на добродушного толстопузого на вид зверька, в действительности безумно опасного и агресивного. Его клыки, когти и иголки вдоль спины, источали парализующий яд. Это так же была и его фамилия. Канор Харк. Кстати, Канор и правду оказался хорошим парнем, но Ний, увидев его работающим, решил, что не хотел бы, чтобы тот был его врагом. Как можно соединять в себе столь безумную силу, бесжалостность и расчетливость с яркой улыбкой, оставалось невдомек.
- О том, что еще один пинок моя спина не выдержит. - Нашелся с ответом Шелест. - Привет.
- Не бузи, Шелест. Поехали. Шеф работу подкинул. Как раз попрактикуешься.
Они сорвались с места и вышли из помещения.
- Стоп, Канор. - Удивленно заозирался Ний, не замечая активности коллег.
- Да забей. Эдгар нас двоих отправил. Говорит плёвое дело. Справимся. И тебе практика.
Ничего не оставалось кроме как согласиться. Ний прошел к мотоциклу и сел позади Канора.
- Так мы без Умника? - Уточнил он.
- Не, без Лекаря. Но эту красавицу можно легко выловить. Тем более Юдж, если что, на связи. Кстати, - Харк щелкнул пальцами, приводя мотоцикл в движение. - Как слышно, Юджин?
- Нормально. - Раздался насмешливый голос Аналитика. - Езжайте осторожно, без ха-ха, хоть и маги, а аварии еще никто не отменял. А то знаю я вас. Удачи, ребят.
«Значит с Умником». - Облегченно подумал Ний, обрадовавшись, что сейчас с ними работает Юдж.
- Все бы тебе каркать. - Между тем беззлобно огрызнулся Канор и разговор прекратился.
Все равно слышимости при такой скорости ноль. А использовать магию... Зачем? Другой маг может её с легкостью засечь. На поверку оказалось, что засеченные при рождении маги далеко не единственные в Городе. Непонятно как, когда, но некоторых детей с магической силой не находят и те, кто обладают черной линией силы становятся Отступниками. Ний не мог понять, что происходит с теми ненайденными, но у которых подобной линии нет (все маги обладают Линией Силы — черной, серой, красной, мутной...), т.е. любого другого цвета.
Но Эдгар тогда ответил:
- Любые другие у них долго не живут.
Сейчас же Ний задался другим вопросом, который и поспешил задать Канору, как только они остановились.
- Слушай, я никогда не видел Черного среди наших.
Харк нахмурился.
- А как думаешь, зачем к младенцу с рождения приставляют Смотрителя?
И, решив не церемониться с подробностями, как отрезал:
- Вот потому и не видел. Пошли. Харэ трепаться.


(отсюда правлено)
Еще пару недель назад снег белым покрывалом окутывал город, погребая под собой крыши домов, деревья и дороги, мешая свободному передвижению. Еще неделю назад детвора играла в снежки, с визгом и хохотом прячась друг от друга за возведенными снежными укрытиями. Сейчас же беспощадно палило солнце, но растаявший снег никак не хотел уходить, превращая дороги в грязное болото.
- И почему никому не приходило в голову использовать магов в бытовых целях? - буркнул недовольный погодой рыжеволосый Юджин, магический аналитик или как называли «в народе» теоретик, стягивая мокрые носки. Он только сейчас вернулся с практических занятий, и при каждом шаге в обуви раздавалось многозначительное «хлюп». Юный теоретик с завистью посмотрел на товарищей: Майя и Ний либо вернулись с занятий в общежитие еще рано утром, либо вообще никуда не ходили из-за отсутствия оных.
- Потому что это было бы верхом наглости, господин Зануда, - улыбнулся черноволосый юноша, Ний, отрываясь от учебника, чтобы поприветствовать товарища.
- Тем более, по такой жаре сегодня к вечеру, ну, или до завтра все растает самостоятельно, - поддержала практика единственная в этой компании девушка, двоюродная сестра Юджина. Единственное, что говорило об их родстве, — рыжий цвет волос. Они, такие же густые, как у и брата, волнами падали на плечи Майи, а она все время пыталась заправить их за ухо. Когда же магический аналитик стал стягивать мокрые носки, девушка чуть поморщилась, отводя взгляд.
- Не нравится - не смотри. Вот прошлась бы по этой слякоти, посмотрел бы я на тебя, - буркнул рыжий парень и наколдовал себе чашку горячего напитка. Теперь пришла очередь морщиться Ния. Он ненавидел использовать магию для создания еды, считая, что лучше поголодать, чем создавать из воздуха съестное. Правда, свою точку зрения он никому не навязывал — это личное дело каждого, чем травиться. Сейчас же Ний Шелест не сдержался и недовольно нахмурился.
- Как прошел твой экзамен? - теперь учебник перекочевал куда-то за спину черноволосого студента, от глаз подальше. Майя тоже заинтересованно подобралась, было видно, что этот вопрос интересовал ребят намного больше, чем их предыдущее занятие. Девушка, как оказалось, тоже не сидела без дела, мимоходом отмечая что-то в ученической тетради.
- Я защитился! - гордо отчитался Юджин Эолс, теперь уже выпускник Магической Академии. Он чуть не лопался от радости, получая искренние поздравления друзей. - Думал помру раньше, чем дождусь итогового решения комиссии!
- Кто-то не защитился? - удивился Ний.
- Да, Дитрим. Пристл завалил его на... - Юджин замолчал, когда Ний подняв палец, стал к чему-то прислушиваться. А потом, увидев понятливые лица ребят, подскочил с кровати и очень тихо направился к двери. А Эолс всё продолжал разглагольствовать.
- Пристл завалил его на практике. Все очень удивились этому.
На этих словах Ний резко открыл дверь собственной комнаты и еле сдержал магический удар – на пороге стоял тот самый неудачливый Дитрим.
- Привет, Ний, - не спрашивая разрешения, парень проплелся в комнату будущего боевого мага и, лишь пройдя в глубь помещения, обратил внимание на присутствующих. - Ой, ты не один.
Взгляд его скользнул по Майе и замер на Юджине.
- Поздравляю с защитой, - буркнул гость Эолсу и оглянулся на Ния, бросив вопросительный взгляд. Шелест же ожидал продолжения.
- Привет, Дитрим. Ты что-то хотел? - вежливо уточнил практик, на что неудачливый гость растерялся, как-то странно покосившись на Юджина, и выпалил.
- Хочу в твою команду! Юджин уходит, так возьми меня вместо него!
После этого заявления на пару секунд в комнате повисла гробовая тишина, после чего со стороны стола, за которым уже успел устроиться рыжеволосый аналитик, раздалось нервное похрюкивание и попискивание. Майя тоже улыбнулась. Она, как и Ний, была бы не слишком рада видеть этого человека в своей команде.
- Дитрим, я, конечно не против... но... - Шелест замолчал, не зная, что придумать и готовился ответить обычное «нет».
Именно в этот момент, хорошо знающий способность товарища на корню обрывать просьбы отказом, влез в разговор Юджин.
- Им уже утвердили замену, Дим. - Эолс беспомощно развел руками, когда Майя и Ний бросили на него яростные и недоуменные взгляды, вопиющие «И ты молчал?!!!»
- И кого?
- Матиса Лурса. - на теоретика уставились три пары неверящих глаз.
- Но... - начал было говорить Дитрим, но Юджин вновь перебил его.
- Если у тебя есть какие-то возражения — выскажи их Ректорату. Ну, или кто решает подобные вопросы. Я лишь знаю, что все уже решено.
- Не сильно ты был с ним резок? - обеспокоенно спросила Майя Эолса, когда Дитрим ушел. Хоть девушка и не испытывала сожаления по этому поводу, но этот парень славился своим умением впадать в глубокую депрессию. И тогда мучились абсолютно все, кто окружал незадачливого теоретика.
- Не сильно. От такого в депрессию не впадают, - заступился за друга Ний, правда уверенности в его голосе не было.
- Это у тебя не вызовет депрессии, - хохотнул Юджин, лукаво улыбаясь. Но, видя недоумевающие взгляды друзей, пояснил. - Мне-то она как раз и нужна. Есть у меня... у нас…кое-какие соображения на счет этого пацана.
Шелест поморщился. Его безумно раздражало, когда Эолс начинал вот так вот говорить: покровительственно, словно он и все, с кем он работал, - боги планеты, а их слово и мнение неприкосновенны. Волей-неволей начинаешь чувствовать себя ущербным. Тем более, на сколько лет Рыжий был старше их с Майей? Пара лет - не повод задаваться, особенно, если тебе повезло больше других.
«А ведь повезло...» - вздохнул Ний, в который раз удивляясь гениальности друга. Да уж, таких «Магнус» не упустят. Майя как-то поделилась с ним мыслью, что по окончании Академии дорожки их разбегутся. Кто будет Юджин? А кто они?


Обучение продолжалось. Прошло уже больше полугода с того разговора с Юджином Эолсом, ранее лучшим студентом Магической Академии, а теперь уже успешным сотрудником-магом в теоретическом отделе организации «Магнус». Жизнь в Академии продолжалась, только теперь в лучшей команде Академии место теоретика занимал некто Матис Лурс - полная противоположность рыжему и вечно улыбающемуся Юджу. Более серьезный и сдержанный, иногда мрачный – но, несмотря на это, помогающий своей новой команде.
- Матис, а что случилось с твоими ребятами? - как-то поинтересовался Ний у Лурса и, судя по заинтересованному взгляду Майи, девушку-лекаря тоже интересовал этот вопрос. Оба они слышали, что Матиса не выгнали из команды, а что-то случилось с ее составом.
- Мертвы, - раздался в ответ привычный безэмоциональный голос молодого человека. Любой посторонний назвал бы теоретика равнодушным, но Ний и Майя уже научились различать отзвуки эмоций в поведении товарища. Однако его ответ ребят не удовлетворил. Одно то, что два студента покинули этот бренный мир, выходило за рамки обыденности. Ладно уж кто-то один, можно было бы списать на несчастный случай, неизлечимую болезнь, но никак не запланированное убийство. А здесь не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: за смертью двоих будущих магов - один из которых боевой, а второй лекарь - стоит некто. Просто так? И сразу двое? Не было подобного в практике Академии. Однако большего Матис рассказывать не желал. Понятное дело, что друзей вариант неосведомленности не удовлетворял. Они дружно решили подождать, а после с двойным напором насесть на Лурса в выведывании информации. Решить-то решили, но, как известно, судьба распоряжается по-своему.


- Юджин? - ошарашено уставился на бывшего друга Шелест. Было достаточно удивительно встретиться с ним здесь, в месте, где они столько лет проучились вместе и увидеть на лице друга холодное равнодушие.
- Вы что-то хотели? - спокойно спросил бывший друг, вызвав замешательство у Ния.
- Простите, мы обознались, - быстро сориентировалась Майя, осторожно взяв Шелеста под руку.
- Случается, - пожал плечами Эолс и обернулся к ожидавшему его собеседнику, продолжая разговор, часть которого успели услышать студенты.
- Кто это?
- Местные студенты. Обознались.
- Ооо... - протянул тот. - Бывает.
- Эдгар...
Ний в последний раз оглянулся на скрывшегося за поворотом друга с незнакомым мужчиной, вызвавшем у Шелеста абсолютно неприязненные чувства. Так иногда случается: видишь нового человека - и сразу вспыхивает неприязнь. Иногда интуиция не подводит и впоследствии хорошо, если жизнь не пересекает ваши дороги. А если наоборот? Сталкивает лбами снова и снова, притом доказывая, что антипатия не была беспричинной. Единственное, на что мог надеяться Ний в данный момент, так это на капризную судьбу, которая решит не пересекать пути этих двоих.
- Умер кто? - не выдержал обычно молчаливый Лурс. Наблюдавший со стороны всю ситуацию и не имевший никакого желания вмешиваться в нее, он просто не понимал возникшей паузы и витавшего в воздухе напряжения. Однако вопрос его вывел остальных из ступора. Два тяжелых взгляда уперлись в студента, исполнявшего в их команде роль аналитика, чем совершенно его не смутили, а после смягчились.
- Типун тебе на язык! - первой не выдержала Майя. - Этого еще не хватало!
- Тогда в чем дело? - все еще не понимал Матис.
- А в том, что зазнались некоторые, - зло выдохнул Ний, но было непонятно, чего в его голосе было больше, обиды или раздражения. Майя грустно кивнула.
- Мммм... - как-то весомо, как умел лишь он, протянул Матис. Обычно на этом какой-либо другой реакции от него дождаться было тяжело, так что ребята поначалу даже не обратили внимания на последующие слова друга. - Не думаю, что при главе действующего отдела организации «Магнус» следует проявлять столь сильные эмоции к друзьям, с которыми учился. Попадая за стены «Маг'а», человек перестает принадлежать себе и полностью попадает под власть организации. Если сейчас мы с вами пусть и условно, но считаемся свободными... - Вдруг смутился Матис, чем ввел ребят в шок. - призрачно-свободными... Так вот, попадая туда, люди становятся вещью магнусов. А когда начинают жалеть, то ничего изменить нельзя. Слишком поздно люди понимают, что попались на красивые сказки, которые с детства слышит каждый. О великих героях, Магнусах, что придут и спасут, о их доброте и честности.
Пока Матис говорил, Майя и Ний смотрели на друга широко раскрытыми глазами, не веря не то чтобы его словам, а скорее проявлению эмоций. Это ж надо сколько чувств! Уже выговорившись, переводя дыхание, аналитик недоуменно воззрился на недоуменные лица друзей.
- Что?!
- Ты хорошо себя чувствуешь? - участливо поинтересовался Ний, видимо, раздумывающий, стоит ли звать доктора или само пройдет.
- Да нормально я себя чувствую! - рыкнул Матис.
- Ребята, пошли в комнату, там и поговорим, - предложила Майя, единственно заметившая, что окружающие уже проявляют к ним нездоровый интерес. Чего это эта троица застыла посреди коридора и принялась орать, как ненормальные? Точнее орал один, а остальные двое стояли столбами, что было несвойственно никому из них.
Уже в комнате Ния, рассевшийся поудобнее Матис, вернулся к интонациям зануды-лектора и стал отвечать на вопросы, главным из которых был — откуда он все это знает?
- Мой отец.. - начал Лурс нерешительно, видимо, все еще сомневаясь, следует ли рассказывать это кому-либо или нет. - Он работал в действующем отделе...



(перечитать отсюда. Это было самым первым вариантом. Что-то можно стащить и вставить. Можно и забить)
- Пошли, Ний!!
- Да- да!! Иду! - Молодой человек отвернулся от высокой горы, на которой, как ему показалось, он увидел очертания мужской фигуры, и побежал догонять товарищей.
Человек, скрывающийся там в тени, сделал шаг к краю обрыва, и на его губах отразилась усмешка.
- Ну что, Ний. Думаю, пора нам уже встретиться. - Он в последний раз взглянул вниз на удаляющуюся фигуру и исчез.


Дым поднимался над огромным зданием. Люди собрались в кучку под натиском давления со стороны. Паника, страх, ужас и крики раздавались вокруг... и среди этой какофонии с неба раздался дикий хохот, и взгляды людей, вдруг прекративших балаган, обратились к нему. Человек стоял на крыше ближайшего двухэтажного здания, подняв руки к небу, а в его ладонях образовывалось шарообразное, наполненное молниями «облако». Резкий ввыпад вперед и, уже не первый, судя по окружающей остановке, сгусток энергии, направился в сторону граждан. Сообразив, что сейчас случится, те бросились в рассыпную.
Атака не достигла цели, новый заряд энергии, подобный этой, предотвратил разрушения. В рассеивающемся дыме показалась фигура совсем еще молодого парня, облаченого в форму Хранителя.
- Магнус… - Радорстно загалдели люди и начали беспечно вылезать из своих укрытий. - Это Магнус, мы спасены!
- Не высовывайтесь! - В сердцах воскликнул «спаситель», а тот, кто был в плаще, обратился к нему.
- Это ты правильно говоришь. Я ждал именно тебя, Магнус. - В его исполнении обращение прозвучало как оскорбление. Хранитель поморщился.
- И что же Морсу вроде хочет от меня?
Сверху летел новый клубок молний, от которого Магнус лишь отмахнулся, играючи рассеяв его на пол пути. Сам он атаковать не торопился, логично предпологая, что с ним играют и растягивал время, пока другие Хранителя уводили из этого района людей.
- Я знаю, КАК убить тебя, Магнус! Победа на моей стороне!
- Ты собрался убить меня шариками? - усмехнулся Ний. - Если да, то ты самонаден.
- Ты уверен, Ний? - Человек еле успел отразить следующий «шар» атаки, когда услышал собственное имя. Но как? Неужели этот бандит знает его? Откуда?
- Что тебе надо от меня?! - Не выдержал молодой маг.
- Я же сказал, что убью тебя. У тебя плохо со слухом? А поможет мне в этом никто иной как твоя младшая сестра. Лиора.
Реакция подкачала. Именно в этот момент заряд энергии не заставила себя ждать, обрушившись на Шелеста. Испуганный крик горожан, взрыв и глухой удар. Ний осел на землю, зажимая грудь ладонью. Холод уже охватывал тело, туман заволакивал сознание, а голоса людей, зовущие Магнуса, были уже плохо различимы.


- Не мог он умереть! Я не убивал его! - воскликнул молодой человек. На его лице была надета черная маска из бархата. А под длинным бархатным плащом черного цвета угадывался строгий черный костюм. Из-под маски блестели лишь необычайно синие глаза. - Он жив. Я это чувствую. Ты же знаешь, что мы связаны. Говорю тебе, он ЖИВ, Сангвис!!
Человек, находившийся все это время в тени, посмотрел на своего товарища и покачал головой.
- С ума сойти, Гоуст. Этот Магнус стал твоей манией. Ты бредишь им. Сначала ты узнал его слабость, его имя, ты узнал кто он, ты убил его семью, смысл его жизни. Ты разрушил его жизнь, ты уничтожил его морально. Ему оставалось молить о смерти, которую ты, кстати, и хотел ему подарить, как жалость, так ты когда-то выразился? И когда, наконец, это случилось, не можешь смириться? А сейчас вообще заявляешь, что вовсе не собирался его убивать? Если раньше один я понимал тебя, то сейчас это даже мне не под силу. К чему ты стремишься, Гоуст?
- Всему свое время, Сангвис, всему своё время. Ты обязательно скоро все узнаешь. Он умрет. Но когда я этого захочу.
26 сентября 2005 г.

Кахо открыл глаза и зажмурился. Яркий солнечный свет упрямо падал в лицо. Тело болело, и когда юноша попытался подняться, грудь пронзила дикая боль. Он застонал и упал обратно на кровать.
- Доброе утро, Кахо. – К кровати подошла девушка. Но когда он увидел ее, на лице отразилось презрение.
- Неужели тебе так не приятно видеть меня? – Грустно спросила она.
- Мне не тебя неприятно видеть, а то, кем ты стала.
Она только вздохнула и убрала с его глаз волосы.
- Ты был ранен. Когда тебя нашли, ты потерял много крови. Удивительно, что ты жив остался.
- Дуракам везет! – Захохотал он.
– Ты никогда не станешь серьезным. – Жалобно простонала она и, заплакав, выбежала из комнаты. Через пять минут дверь снова скрипнула, и на пороге появился мужчина в форме Магнуса и направился к кровати, где лежал больной.
- Опять довел Эль до слез? – Со стороны могло показаться, что ему жаль девушку, но Кахо прекрасно знал, что этот человек жесток и вряд ли может кому-либо сочувствовать. А потому мужчине никак не могло стать жаль черноволосой красавицы с заплаканными глазами. Юноша не скрывал своей неприязни к этому человеку и никак не мог понять, что именно тому понадобилось от него. Посетитель как будто прочитал мысли Кахо.
- Мне было поручено следить за твоей безопасностью во время «операции». – Парень поморщился от мысли о том, что они с этим человеком еще долго не расстанутся, но мужчина невозмутимо продолжил. – Мне тоже не особо приятно находиться с тобой в одной компании, но приказы не обсуждаются. Также хочу добавить, что ты отстранен от службы на неопределенный срок. - Он запнулся всего на долю секунды, а затем добавил: - Не хотел огорчить, но …
По мере того как Эдгар говорил, а мужчину звали именно так, юношу охватывали противоречивые чувства: удивление, недоверие, ужас…
- Хорошо, - Молодой человек принял сидячее положение и внимательно посмотрел в карие глаза собеседника. – Хорошо, Эдгар. Я согласен терпеть тебя все это время.
- Т.е. «сейчас исчезни»? – Посмотрел он на парня и, хоть лицо не выражало никаких определенных чувств, в глазах читалась насмешка. – Пока, малыш Кахо.
Раздавшийся смешок вывел из себя Кахо и он кинул в закрывшуюся дверь подушку. От резко движения тело пронзила острая боль, и он со стоном повалился на кровать.


* * *
Сангвис стоял около окна и смотрел, как капли дождя шумно падают на стекло. После боя Гоуста с Магнусом прошло три месяца. За это время их лидер постоянно закрывался у себя в кабинете и что-то упорно изучал. Что именно молодой человек так и не знал. Но его ужасно задевало то, что его лучший друг не рассказывает ему ничего.
« Он помешался на этом Магнусе!» - Кулак врезался в стену, и боль немедленно разлилась по руке, но Сангвис не особо обратил на нее внимание. Два года назад Гоуст впервые встретился с этим Магнусом на площади, когда вытаскивал кошельки из карманов покупателей, и между ними разгорелся конфликт. Конфликт – еще мягко сказано. От их боя все заволокло пылью, и послышались кашли людей.


Кахо долго не мог заснуть ночью. Он крутился из стороны в сторону, ворочаясь кровать. В конечном счете, он встал, накинул на себя рубашку и, натянув штаны, вышел на улицу. Фонари освещали дороги. Вдали поднимался слабый туман.
«Насколько отличимые времена суток... Ночью бродят мошенники и негодяи, а днем – Хранители правопорядка. А разница между ними в общем счете никакой. Каждый тянет одеяло на себя. И используют они обычных людей. Даже я, только пешка в играх властей».
Внезапно свет фонаря потух. За ним второй, третий…. Раздался треск. Юноша насторожился, тишина была слишком громкой, она оглушала. Он пытался уловить хоть какой-нибудь звук. Ничего. Кахо стал нервничать.
- надо возвращаться в комнату. Нельзя в такое время выходить в одиночку. – Дал он указания сам себе. Стоило ему сделать шаг, как что-то тяжелое больно ударило в голову и стало темно.
Кахо приоткрыл глаза и резко зажмурился. Перед ним склонился человек, на его лице красовалась насмешливая улыбка.
- ух, ты, проснулся. А мне уже стало казаться, что ты копыта отбросил. Не похоже.
Кахо все это время непонимающе смотрел на него.
- что смотришь?
- ты кто?
- вот это да… тебе что? Боль в башку стукнула? Или как?
- просто спрашиваю кто ты?
Кахо еле удерживал равновесие, голос предательски дрожал, страх сотрясал тело.
«Вот это я влип. И никто не поможет. Никто. Они даже не знают где я».
- Я, Сангвис. Знаешь, ничего личного парень. Ну, почти ничего.
«да ну?»
- знаешь, не я это затеял. Если на чистоту, я бы тебя сразу на улице прибил и дело с концом. Все вы мне Магнусы противны.
- тогда…
- отвяжись. Узнаешь. Хе-хе. Тебя как зовут-то, парень?
- Кахо.
- да… - вздохнул он.
И Сангвис вышел из комнаты. Кахо стеклянными глазами уставился в стену. Страх предательски заползал в сердце со всех сторон. Он так и остался сидеть, когда в комнату вошли два человека, один из них снял с его рук веревки и отошел к другому. Только тогда Кахо посмел поднять взгляд. Он вздрогнул. Перед ним стоял он сам. Вот только выражение глаз пугало.
«Что там кроме глубоко холода?»
- Нарцисизмом случайно не страдаем? – насмешливо поинтересовался двойник. – Ты так замер… или призрака увидел…
- кто… ты?
Его не удостоили ответом.
Насмешливый взгляд изучал его с ног до головы.
- не сбежал, Юлис. Ты смотри…
- я б давно попытался. – Фыркнул он.
- кто я? Хм, да, занимательный вопрос, братец. Неужели ты действительно не узнал меня? Никогда бы не ожидал, ты же Великий Магнус. Ну же, взгляни на меня.
Кахо поднял взгляд и снова опустил.
- что? Что молчишь? Сказать нечего? Не поверю. Хотя, никого не интересует, что ты скажешь. Разве что меня, но со мной ты, похоже, общаться не хочешь. Тогда говорить буду я.
Я ждал двадцать лет этого момента. С того дня, когда тебя забрали от меня в эти хоромы, когда я надеялся, что ты отыщешь меня, защитишь от всей грязи и ужаса мира. Но ничего подобного не произошло. Мне повезло больше чем нашей старшей сестре. Я успел спрятаться за разбитыми плитами, когда пришли Магнусы, а она нет. Ее убили на моих глазах, потом сожгли тело. И все это время они стояли рядом и смеялись. Вот так вот. А ты помнишь ее, а, братец?
Кахо молчал, все, что говорил этот человек, звучало как огромная нелепость. – Ты называешь себя моим братом, а откуда я знаю, что ты просто не свихнувшийся морс, «нацепивший» на себя мое лицо? Я не помню ничего об этой девушке. Я не верю тебе. Я не верю ни единому слову сказанному тобой. Ты просто псих!
- как мы заговорили. Довольно смело для человека в твоем положении. Ну, я думаю, что мы все очень быстро исправим.
- что ты задумал? – дернулся Кахо.
- эй, Сангвис, помоги мне!
- Ай! – боль, цепко, разлилась по голове, как обжигающая лава, и тяжестью нависла на глаза. Кахо еще минут 5 упрямо сопротивлялся, но заснул под этой тяжестью.
- вот так лучше всего. – Усмешка не сходила с лица Гоуста. Сангвис насмешливо смотрел на обмякшее тело Хранителя, присел рядом и посмотрел на его лицо.
- слушай, милый у тебя братик. Вы уверены, что вы близнецы? Совсем не похожи. У тебя черты лица более резкие и четкие. А этот… хм…
- не забывай, что мы росли порознь. Этот в богатстве, с родителями, ни в чем себе не отказывая. А мы с тобой, чем питались? Эх, Сангвис, вернуть бы все время назад. В тот момент, когда мы встретились…
- о-па… а ты еще не безнадежен для общества. Мило. Хорошо что тебя никто не слышит кроме меня. А то от смеха бы лопнули.
- не то слово. - отрезал Гоуст. Прошлое не вернешь, а потому важно настоящее. Оно дорога к будущему. Надеюсь мой «любимый» братец нам в этом поможет. Хе-хе. (перечитать досюда)


Меня зовут Кахо. Живу я в Столице - так издавна прозвали наш город, некоторые еще называют его просто Город. Сам я вырос в обыкновенной семье, с кучей родственников, которые посещали (и все еще посещают) друг друга на праздники, будь то празднование Круга, дни рождения или просто выходные.
В общем рос нормальным ребенком, со всеми подростковыми проблемами, какие присутствуют у всех детишек в воспитательных корпусах, школах, Академиях.

04:00 

Всех с Прошедшими Праздниками!

23:23 

скоро Новый Год... а зимой и не пахнет. Раздумываю стоит ли ставить елку...

02:32 

— Вам не кажется, что если вообще не играть в эту игру, будет намного проще?
— Ну, тогда для того, чтобы жизнь была лёгкой, надо умереть.

02:02 

вернуться... не вернуться.. в дурку податься..))

21:09 



12:32 

Уже не один год я преподаю в школе. И мне всегда хотелось найти свой путь, найти ответ на вопрос: «В чём главная задача учителя?». Главное, чтобы Учитель не отступил от своего Дела, не сошёл с Дороги, по которой ему идти вместе с Учениками.
Педагог не должен забывать простую истину: чтобы быть хорошим учителем, надо любить то, что преподаёшь, и тех, кому преподаёшь.
И я люблю моих учеников, несмотря на то, что некоторые из них всё меньше и меньше читают, что порой бывают не очень терпимы по отношению к окружающим нас людям и не стремятся к знаниям.
Верю, что каждый ребенок талантлив и неповторим. Нужно лишь помочь ему раскрыться.
Моя цель - помочь наполнить жизнь детей радостью творчества, ощущением полноты жизни. А для того чтобы эта мечта осуществилась, нужно учить ребят творить, творить самих себя: свое здоровье, свое мироощущение, свои победы; учить испытывать радость от самого процесса творчества, процесса познания; учить не только побеждать, но и проигрывать; не только радоваться удаче, но и достойно принимать поражения, анализировать причины, находить пути преодоления той или иной преграды, быть активными людьми, вести социально значимую деятельность - учить быть счастливыми. И если ребенок с радостью идет на мой урок, если глаза загораются от того, что получилось то, чего раньше не мог, чего боялся, я счастлива. Ведь у каждого ребенка своя высота. Моя задача - помочь её взять, помочь самореализоваться.
Работа учителя предполагает непрерывный поиск, умение выдерживать «роль» сильного, знающего, умного, чуткого и любящего друга. На каждом уроке нести радость, любовь детям, творить вместе с ними, пробуждать интерес к предмету, ответственность за то, чтобы научить детей быть здоровыми, научить их быть счастливыми - вот основа моей педагогической философии.
Мне импонируют слова Чехова: «Учитель должен быть артист, художник, горячо влюбленный в своей дело». Хочется лишь добавить: верящий в истину, красоту, добро, справедливость, верящий в своих учеников.

Учитель должен прежде всего зажечь огоньки Веры и Любви в сердцах детей. Но чтобы «зажечь» — нужно «гореть» самому, «увлекаясь, увлекать, зажигать и в то же время самому светло сверкать...».
И, конечно же, (таким и является настоящий Учитель) уметь удивляться — звёздному небу, интересной мысли, талантливой работе своего ученика, — всему, что входит в понятие «прекрасное». У такого педагога и воспитанники вырастут увлекающимися, интересными людьми, которым можно будет доверить будущее страны.

03:10 

Игра идет успешно и активно. Некоторые посты требуют немедленного отыгрыша, в некоторых можно не торопиться. Но все равно, чувство ответственности и волнение, вероятно способствуют более-менее приличному написанию.

@темы: Ролевой портал "Ночные Скитальцы"

23:28 

16.11.2007 в 12:11
Пишет Silitra:



Не проси меня петь о любви в эту ночь у костра...
Не проси называть имена ты же понял все сам...
Не сули за балладу не спетую горсть серебра...
Все равно эту тайну я странник тебе не отдам...
Слышишь сказка лучем по скалистым скользит берегам...
И судьба затаилась растерянно нить теребя...
Лишь холодные волны все так же бросались к ногам...
Только белые чайки носились о чем то скорбя....
Менестреля крылатое сердце легко поразить...
И метался в лучистых глазах сумашедший огонь...
Он стоял без надежды её полюбить...
Бесполезный клинок по привычке сжимала ладонь...
И была их любовь словно пламя костра на ветру...
Что погаснет под утро под мелким осенним дождем...
Пусть когда-нибудь в песне счастливой, поэты соврут...
Но я знаю лишь день - только день они были вдвоем...
А с рассвета их вновь развело перекрестье путей...
Он ушел - а её через год забрала к себе смерть...
Как сказать - может он даже помнил о ней...
Но о смерти её даже я не смогу ему спеть...
А на сердце осталось туманом глухая тоска...
Только время поможет потерю и боль пережить...
Не узнать никому как я мертвую нес на руках...
Потому что об этом я песню не смею сложить...
Не проси меня петь о любви в эту ночь у костра...
Не проси называть имена ты же понял все сам...
Не сули за балладу не спетую горсть серебра...
Все равно эту тайну я странник тебе не отдам... (c) Тэм




URL записи

00:46 

Мерлин выслушал брата очень внимательно. Он искренне надеялся, что Мэндору удастся найти хоть какую-то зацепку, которая могла поведать о исчезновении Сухея. Что такого в том, что он читал сказку Льюиса Кэрролла, которая так популярна в Тени Земля? Хотя, в принципе, не понимал Мерлин исключительно симпатии людей к этой книге, ему самому она координально не нравилась. Вот только, Хаос, как мало информации!

@темы: "Ночные скитальцы"

01:28 

.

00:03 

01.07.2010 в 22:50
Пишет Amara Sueno:

цепочка чьей то глупости...
Мне его не хватает

00:52 

За что я люблю лето, так это за возможность купаться вволю в море и есть фрукты))

20:50 

Решил написать книгу по игре. Вот что стало получаться:



Юноша-стажер носился от одного клиента к другому, разнося заказы со словами «Сейчас всё будет! Пять минут!», но, похоже, это был не его день, потому что в лавку пинком забросили очередного «посетителя», за которым на пороге появился некто, тем самым заставив разносчика сбежать в кухню и нервно шепнуть Юсуфу на ухо: - Хозяин! Беда хозяин! Людьми швыряются, как бы чего не вышло... - Кто пришел? - Юсуф нахмурил брови, составляя заказ. - Сначала капитан стражи... - Мальчишка помешкал пару секунд с ответом и продолжил: - И два каких-то человека, причем одного забросили внутрь. Юсуф выругался, взял заказ и выдвинулся в зал – разборки ему были и даром не нужны...

***

Хелхаундефайнд Брайтвивер с Миарьенкхиркице Ньяфри уже как неделю назад приехали в Аккад и на неопределенное время решили осесть в этом "милом" городе, который волку совершенно не нравился. Почему не нравился? Кто-о-о-о знает...
Кице, город, в который они приехали, понравился предыдущего. Тут было намного чище, да и человеколюды не вызывали такое презрение. Некоторые из них даже были «вполне ничего так, если закрыть глаза на тот факт, что какими бы они не были, все равно остаются человеколюдами». Белобрысый кот быстро записал сии плюсы на счет столичной жизни.
Почти все деньги, которые брали с собой оборотни, были потрачены, и потрачены как раз одним не в меру расточительным белобрысым котярой. Когда Брайтвивер решил проверить количество оставшегося у них капитала, то взвыл от досады и ярости - большая половина отсутствовала. И это за рекордно короткое время!!! Благо паршивца кошачьей породы в тот момент поблизости не было, а то пришиб бы... А стоило Хэлу узнать, что белобрысый абсолютно без гроша в кармане, как сразу пожалел, что у него когда-то язык повернулся предложить кой-кому отправится путешествовать вместе. Надо было его сразу же на обратный корабль сбагрить. Или сразу утопить! Кошки вроде плавать не любят… Кице же считал, что, приняв предложения Хелхаундефайнда путешествовать вместе, оказал последнему несказанную услугу, осчастливив компанией своей блестящей персоны. Потому все расходы и перекочевали на плечи нашего черношерстного друга. Чему кот и был несказанно рад, а пока хозяин капитала не пересчитывал общие сбережения, усатый ни в чем себе не отказывал, умудряясь жить на широкую ногу. Ну, так и правильно: сам предложил, вот пусть сам и платит!
Время уже уверенно напирало к обеду, а во рту до сих пор не было и крошки. Хотя это была не единственная причина, по которой двудушники не отправились в их обычное место завтрака, а взяли за конечную цель лавку "Грендайзер". Хел этому не противился, ведь Котэ настоял на таком выборе, пообещав объяснить причину уже внутри.
Здание «Грендайзера» среди многочисленных торговых палаток на рыночной площади, лотков и лавок выделялось только вывеской с изображением кролика и чуть искривленной на конце надписью "Грендайзер" и представляло собой просторное одноэтажное здание. Свет попадал внутрь через маленькие окна, что, впрочем, освещению не способствовало – внутри было достаточно темно. Помещение разделялось на три неравных части: прилавок вдоль стены, за которым, собственно, и совершались все купли-продажи, часть помещения отведена под кухню, на которой стоит чад кутежа и спуск в подвал, где хранятся запасы (так же есть запасной выход из кухни, на всякий случай), все остальное место занимают маленькие столики на длинных ножках, что полностью соответствует девизу заведения "Быстро пожрал и убирайся!". Позади прилавка на полу располагался люк, абсолютно не заметный для посторонних глаз, он вел в подвал, в котором на самом деле находился склад с запрещенными травами, кристаллами и прочими ингредиентами для алхимиков и сочувствующих.
Однако и войти спокойно оборотням не удалось.
Уже подходя ко входу "Грендайзера", они заметили мужчину, более крепкого на вид, чем он сам и, с похабным выражением на лице глазеющего на белобрысого, идущего следом. От этого зрелища ему стало тошно. Весь вид человека говорил, о том, что освобождать дорогу никому не собираются, пока не подойдет Кице. И уж тогда ждите приставаний. Ньяфри, поймав на себе столь липкий взгляд, от котого вывернуло бы, наверное, и человеколюда, не то что гордого ирбиса, скривил тонкие губы в брезгливой усмешке, и уже настроился на то, чтобы расписать встречному все пункты, по которым он не достоин даже разговаривать с коте, но нетерпеливый Хел, которого такой поворот событий не устраивал, решил проблему по-своему: подойдя к этому человеку, он сходу схватил его за шиворот, развернул на 180 градусов и пнул под зад ногой, так, что тот с шумом и грохотом влетел в лавку через двери тазо-бедренной частью вперед, тем самым оформив появление двудушников — такого же серьезно невозмутимого Хела и Миара, с гордо вздернутым носом и со злорадной клыкастой улыбкой на лице.
- И тут гомики... - Презрительно бросил волк-человек в сторону человечешки, прямиком шествуя к столу.
- Лети-лети, страхопудало подзаборное! По тебе выгребная яма плачет.. – Насмешливо кинул кот вдогонку мужику, и вольной походкой направился к тому же столику что и Хел. Не раздумывая долго, блондин вальяжно развалился на стуле, по-хозяйски закинув ногу за ногу. – Это они так реагируют на ма-а-асть котэ, - растягивая гласные, озвучил он собственный вывод. – Миар заметил, что у человеков почти нет такого окраса, - он неодобрительно поморщился и фыркнул, - цвет вялэ и жухлэ, как прелая солома.
- И чего мы СЮДА приперлись? – Раздраженно перебил его брюнет.
- А причина... - Кице не договорил, с интересом уставившись на рыжие косички подошедшего к ним трактирщика.
- Жрать будем или безобразия учинять? – Оборотни почувствовали недовольство, исходящее от человека.
- Безобразие уже учинено, теперь можно и пожрать! Но если страхопудало вернется, пусть на себя пиняет…. – Миар решил для полноты приправить сказанное заказом. - Нам мяса, побольше. И два пива. - Котэ прищурился и окинул взглядом присутствующих в лавке, когда до его ушей донеслось:
- Никак оборотни... В случае драки ставлю на Юсуфа.
… Во время разговора Миар и Хел невольно обратили внимание на дальний столик, где сидела целая компания людей, по мнения барса, подозрительного вида. Две симпатичные самки, и самец светлой масти, которые так редки на этом материке. Хоть цвет волос у него и не был жухлый, как ранее упомянутая прелая солома, но у Кице он тоже вызвал не самые приятные ассоциации.
Хел же привык, что на них, двудушников, всегда реагировали как на экзотических пришельцев, порой вызывающих страх, порой ненависть. Разное отношение: всегда - любопытство, никогда — симпатия. Ни Миар, ни Хел людей не любили. Да и отношения этих двух рас испокон веков были взаимны - огромная редкость, когда они ладили между собой. Потому он и пропустил комментарии мимо ушей.
- Вопр-р-рос, который я тебе задал, остается в силе, мне бы хотелось получить на него ответ. Миар мгновенно сгруппировался на стуле и сразу же подавшись вперед, расплылся торсом по поверхности стола.
- Пра-а-а-а-вильно! Котэ притащил тебя сюда, потому что котэ кое-что слышал… - Он понизил голос до шепота, который мог бы услышать лишь только Хел. – Вчера в таверне был учинен разгром одним из наших, и человеколюды там сейчас на взводе. Нам лучше будет осесть здесь… А еще... – Миар красноречиво нахмурился, но продолжил - Болтают, что три трупа найденных утром у таверны, это его лап дело!
- И до меня дошли любопытные слухи... О смер-р-р-тях людей... Об убийствах... Лажа. - Изрек, многозначительно, Хел. - Людям только дай повод, сразу во всем двудушников обвинят!
"Интересно... что среди этих слухов пр-р-р-авда, а что ложь....»
Хел произносил это тихо и размеренно, не торопясь. Но договорить не успел, услышав чужие слова.
- Любезнейшие! - Человек в облегающим костюме из скрипучей чёрной кожи, помаячил трубкой из молочно-белый резного минерала, длиной с полметра, привлекая внимание парочки «заморских варваров». Оборотни посмотрели на человеколюда, обращавшегося к ним.
"Любезнейшие?!!!"
«Волосы и глаза цвета кожи утопленника, выброшенного на берег после шторма. Совсем не похож на котэ…»
- Вы эти... Как их... - Продолжал незнакомец - несколько щелчков пальцами, сосредоточенная складка бровей - вспомнить бы, что про них слышно... - Двоедушники? Или не так... А правда, что на вас всё заживает, как на собаке?
Волк недовольно нахмурился, возмущенно отметив, как светловолосый перековеркал название их расы. Ньяафри презрительно прищурился и почувствовал, как на у него волосинки на шее дыбом становятся от возмущения.
«Человеколюд цвета падали коверкает название расы гордого котэ….!!!»
И только мысли о скором обеде, который должен был быть с минуты на минуту, и, несомненно пропал бы из-за драки, заставляли Миарьенкхиркице сидеть на месте. Однако как же велик был соблазн подойти и проверить, как «всё заживает» на белобрысом…
Ньяфри мысленно медитировал на мясо, которое им вскоре должны были принести, и успокаивал себя тем, что столь простое слово не по силам запомнить особям, которые, по его мнению, в цепочке эволюции находятся где-то на одном уровне с лосями и косулями.
- В случае драки, человек с волосами цвета падали уже не сможет больше ни на кого ставить… - Похоже он переоценил свое самообладание и не смог долго игнорировать происходящее - смолчать на первую часть фразы, и тем более на "двОЕдушников", даже в контексте "любезнейших". Даже если не брать сами слова, гордый котэ уловил в интонации белобрысого совсем не те нотки, которые мог бы пропустить без комментариев…
- Хочешь проверрить? - по-звериному прорычал Хелхаундефайнд.
- Мжвячло мне в шячло... - Человек с трубкой с поистине фантастической скоростью оказался в непосредственной близости от двух представителей занятной и загадочной для него расы и чуть не полез лапать их за пальцы - а правда ли вылезают когти? Пока Мона, красивая девушка, сидящая рядом с ним, не успела оттащить, надо было срочно рассмотреть их со всех сторон. Кайш за всю жизнь не видел оборотня вблизи, они в борделе при куртизане (а он был именно им) не появлялись - а может, и вообще не появлялись.
- А можно? - "Потискать!" - Проверить, как заживает! - В полное сходство с насекомым, чьё название стало Стрекозе кличкой, куртизан сначала, на короткое время, навис над плечом у одного из оборотней, потом переметнулся к другому и замер над ними живым вопросительным знаком.
- Миар сомневается, что человеку разрешат…
"Ради кого и ради чего, спрашивается?"
Котэ был как вспыльчивый, так и быстро отходчивый, и при виде такого фонтанирующего позитива первичная агрессия потихоньку улетучивалась.
- Угрюмые морды, хищно-звериные сравнения, неприязнь к людям - всё как рассказывают! Милейшие, вы просто очаровательны! Я слышал, что у вас принято сидеть на столе, и есть прямо из тарелки, без столовых приборов и даже без рук - кажется, это враньё... Ох, мамочки, какие обаяшки! Особенно ты! - Стрекоза указал трубкой на того, который с тёмной шевелюрой. - А ты, - чашка трубки переместилась в сторону блондина, - какой-то агрессивный. Это потому, что голодный? Характерно, что трубку Кайш держал мундштуком к себе - Мона поняла бы, что это подразумевает полное отсутствие у куртизана как враждебных намерений, так и предчувствия нападения со стороны собеседников. Свойства трубки помощница имела однажды возможность узнать на себе, Кайш наглядно демонстрировал и остроту скошенного мундштука, и эффект от вдыхания воздуха на расстоянии до двух метров от любой нанесённой этим оружием раны.
Насчет голода, человек попал в яблочко - двудушники и правда зверски хотели есть, и уже не могли дождаться, пока хозяин лавки принесет им мясо. Миар даже нервно точил острые ногти о поверхность стола, пока рыжий бородач стоял к ним спиной и не мог заметить бессовестного осквернения своего имущества.
"Пжр-р-р-али называется!" - На лице волка отразилась досада, но ненадолго. Столь буйное поведение в адрес их персон вызывало раздражение, особенно бесила неосведомленность о их расе. Сравнили с животными. Ложь!!! И с какого перепуга ирбис стал агрессивным? "Если он не глупэ и беспечнэ, то знает, чем рискует" – Миар украдкой зыркнул на Хела, который всегда плохо переносил посягательства на свое личное пространство. Тот же, в порыве гнева, поднял руку, замахиваясь на непонятного человеколюда, но сдержался, ударив кулаком по столу.
"Спокойно... Никакой агрессии... Похоже, здесь пахнет деньгами».
Ирбис же с непониманием смотрел на мельтешащего Стрекозу, и в какой то момент даже появилось исконно кошачье желание сцапать летающий объект когтистой лапой, обнюхать и рассмотреть вблизи. Кице не сводил с парня взгляда, про себя отмечая, что этот человеколюд совсем не похож на других в поведении – не ругается, не напрашивается на драку, как большинство, а находится в полной власти совершенно нездорового любопытства. Ну что тут поделаешь?
Брайтвивер расслабился, начав с отчуждением и пристальным вниманием следить за не излучающим агрессии блондином, словно за добычей, не обращая больше ни на кого внимания и предоставляя все остальные вопросы решать Кицэ.
Стрекоза тем временем зажал трубку в зубах, сбросил куртку на спинку ближнего стула, подтянул его ногой и уселся между оборотнями. Трубка привычно с тихим свистом завертелась в его пальцах.
- Человека только это интересует? - кот привык, что, как правило, с такими бессмысленными вопросами к ним цеплялись те, кому на самом деле было что-то нужно, но они не знали, как завязать беседу. Поэтому предпочитал ставить вопрос ребром.
"Может человеколюд будет полезен?"
- А ещё говорят - следопыты вы прирождённые. Юсуф, - трубка на секунду замерла чашкой в сторону Юсуфа, хозяина заведения, - Стрекоза показал, о ком речь, и продолжил вращать игрушку, - послал меня на кладбище.
- Я бы вас всех туда отправил... Даже за свой счет - проворчал Юсуф, успевший вернуться к этому времени за стойку. Юноша с бланшем озадаченно пырился на хозяина и не знал, что ему делать. С одной стороны заказ был озвучен, а с другой Юсуф недвусмысленно показал ему кулак. Поэтому он пока не дергался.

20:59 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

"Улыбаемся и машем!"

главная