Барон белль Канто.
Тишина порой бывает страшной. Она хуже даже ссор и взаимных оскорблений, которые стихли в гостиной только недавно. Закосовский разговаривал громко, долго, выстраивал фразы, произносил монологи, каждый из которых - с разными оттенками раздражения. Звуков отвечал на это: чаще - односложно, неизменно - логично, все доводы выстраивая не на причинах даже, а на самом чувстве обиды. На собеседника он глаза не поднимал, смотрел - зло, куда-то в стену или внутрь себя - и не поймешь сразу. Но вспышки ярости никогда не продолжаются долго. Как вольфрамовая спиралька в сгоревшей лампочке, от большого накала эмоций исчезает и она. И остается...
Гнетущая тишина - тишина раскаянья, охватила гостиную. Даже из открытого окна не доносилось не звука. Мир внимал развернувшейся трагедии, еще одной почти разбитой дружбе.
И Закосовский понял. И вместо тысячи слов, вместо недавних обвинений - в мнительности, неверии, обидчивости, предвзятости - с его губ сорвалось лишь одно.
- Прости меня?..
Звуков поднял удивленные глаза.

@темы: Звуков и Закосовский