Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:47 

Хэппи-энд до востребования

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))

Название: Хэппи-энд до востребования
Автор: pretty-in-red
Бета: Vanity Fair
Дисклеймер: Вся эта история больная фантазия автора, любое совпадение с реальными событиями является случайностью. Роберт Паттинсон и прочие персонажи принадлежат сами себе, Ольга полностью вымышленный персонаж, принадлежащий исключительно автору.
Пейринг: Ольга/Роберт; Ольга/Том; Роберт/Ольга/Том; Роберт/Кристен и дальше как дело пойдет.
Рейтинг: PG-13
Жанр: роман
Саммари: Они запутались в этой жизни, словно в лабиринте. У них есть прошлое, есть настоящее, но нет будущего… Когда в отношениях больше двоих, один, как правило, лишний, но вот как решить кто именно? Она студентка из Питера, ищущая свое место под солнцем. Он начинающий актер, пытающийся получить мало-мальски приличную роль. Короткий роман, подарил немало яркий воспоминаний, но имел четкие начало и конец. По крайней мере, они так думали, но судьба снова свела их вместе, перетасовав все карты…
Слоган: От судьбы не убежишь, но попробовать стоит.
Размещение: Теперь нет. Тут и еще в одном месте.


Часть 1. Лондонское время
читать дальше

@темы: Хэппи-энд до востребования, фанфикшен, Роберт Паттинсон

URL
Комментарии
2013-02-11 в 06:50 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 2. Симпатичный англичанин
POV Ольга
Мы вдвоем бродили по узким улочкам, не имея точного маршрута. Роберт говорил о всякой ерунде, заставляя не думать о насущных проблемах, рассказывал о Лондоне - по его словам, самом красивом городе в мире. Я сто раз пожалела, что оставила свою камеру в аэропорту. Мое недоверие к нему постепенно отступало, новый знакомый выглядел вполне приличным парнем. Хотя, Комолов несколько лет назад тоже выглядел вполне приличным парнем. И что из этого в итоге вышло?! Не то что бы я слишком расстроилась из-за его измены…. Наверное, у меня случился шок или свело челюсть, потому что вместо того, чтобы лить слезы из-за расстроенной свадьбы, я постоянно улыбалась и неприлично пялилась на едва знакомого молодого человека.
Бесцельно прошатавшись пару часов по Сити, мы зашли в уютное кафе недалеко от того места, где Роберт припарковал машину. Он заказал обед, а я все еще продолжала улыбаться, игриво глядя на него из-под опущенных ресниц. Бог ты мой, я, кажется, флиртую!
- Ты для всех девушек проводишь экскурсии по Лондону? – спросила я, собирая идиотское оригами из салфетки.
- Нет, ты первая за последние несколько лет. У меня … мм… так сказать проблемы с девушками, - усмехнулся он, сминая свою в тонких длинных пальцах, совсем как у пианиста.
- Ты симпатичный, такие обычно нравятся девочкам, - решила подбодрить его я, не сильно веря его словам. Роберт был молодым, привлекательным, не забитым, и у него по определению не могло быть проблем с противоположным полом. – У тебя есть девушка?
- Только бывшая. - Шутка прозвучала слишком натянуто, по всей видимости, они не так давно расстались. Мы почти товарищи по нечестью.
- Это тоже неплохо, - я, наконец, заложила последний край салфетки и показала ему получившегося журавлика.
- Ты просто мастер, - похвалил Роб.
Мы вместе рассмеялись.
- Так что с девушкой? Почему вы расстались? – спросила я, протягивая ему несчастного журавля.
- Это сложно.… Наши отношения длились около трех лет, и она хотела перейти на новый уровень, но я пока был не готов. Потом мне пришлось улететь в Америку, продолжать отношения не имело смысла. Я предложил расстаться, она была не против, заявляя, что устала стирать мои пеленки. Вот и все. Что у тебя с женихом?
Я набрала в легкие побольше воздуха и заговорила:
- Все очень просто. Мы знакомы еще с детства, в школе начали встречаться, потом жить вместе. Летом он окончил университет, и ему предложили работу в Лондоне. Нам пришлось расстаться на время, но в конце января он собирался прилететь домой, и мы должны были пожениться. Я не вытерпела и решила сделать ему сюрприз на праздники. Сюрприза не получилось, верней не совсем тот. Как-то так… - в это время официант принес заказ.
Пока я резала бифштекс, Роберт, не отрываясь, следил за моими манипуляциями с ножом и вилкой.
- Что?! – я не выдержала и подняла на него глаза.
- Ничего. Ты красивая.… Сегодня утром в том баре, я все время гадал, откуда ты могла приехать. - Он рассмеялся, растрепав свои спутанные волосы. – А до сих пор так и не спросил…
- Твое мнение? – задала я встречный вопрос, задорно улыбнувшись.
- Ну… - начал Роберт, - судя по акценту, ты из западной Европы. Может из Польши… - предположил он.
Я отрицательно покачала головой:
- Почти угадал, мой отец действительно поляк. Я живу в России.
- Платок, точно, - Роб хлопнул себя по лбу. – Одна моя знакомая привезла похожий из Москвы. Она рассказывала, что у вас там на самом деле нет медведей на улицах, - заговорчески произнес он.
Я приблизилась ближе к его лицу и прошептала:
- И люди не мерзнут от холода, представь себе! – Мы вместе расхохотались. – И даже не все пьют водку. Я, к слову, ее терпеть не могу.
- А что ты любишь? - спросил он.
- Эй, я сейчас решу, что ты меня хочешь споить и соблазнить. - Я погрозила Роберту пальцем.
Он удивленно поднял брови, при этом задев мою руку своей:
- Все может быть.
Мы вновь расхохотались.
Было ощущение, что мы знаем друг друга уже много лет. У меня всегда было много друзей-мальчиков, с ними легче найти общий язык, чем с девочками, которые вечно чем-то заморочены. Так вышло и с новым знакомым, мы непринужденно болтали обо всем на свете, и при этом я не чувствовала никакого дискомфорта.
- Откуда ты так хорошо знаешь английский? – спросил Роберт.
- Ну не так уж и хорошо, - поскромничала я. Английский я действительно знала на разговорном уровне, но некоторые словосочетания были не понятны, хотя общий смысл фразы обычно до меня доходил. – На самом деле немецкий я знаю немного лучше, - призналась я, пожимая плечами. – Моя бабушка лингвист-переводчик и с детства говорила со мной по-немецки. Позже я начала изучать английский, мама работала в американской фирме, и мы познавали его вместе. Поскольку все германские языки, в сущности, похожи, у меня не было проблем с английским. Потом моя сестра вышла замуж за австралийца, и каждые полгода они наведывались к нам в гости, давая возможность практиковать разговорную речь, - я замолчала, так как к нам подошла официантка и принесла кофе с десертом.
- У меня тоже есть сестра, даже две. Они старше меня, в детстве приходилось донашивать их вещи и меня принимали за девочку, - он рассмеялся.
- На самом деле у меня два брата. Просто в России нет понятия кузина, мы всех называем сестрами и братьями. Понимаю, до тринадцати мне коротко стригли волосы, и иногда я представлялась Олегом. Я была своим парнем, и это было… весело. А потом у меня выросла грудь. Черт, я несу такую чушь.… Расскажи лучше о себе. Чем ты занимаешься?
Он задумался, отпивая черный кофе:
- Всем понемногу. Немного музыкант, немного актер…
Я поперхнулась своим горячим шоколадом:
- Ты актер?!
- Что, не похож? - Я пожала плечами.
- Снялся в паре незначительных ролей, потом работал моделью… Последние несколько месяцев жил в Голливуде и пытался получить мало-мальски приличную роль.
- И как успехи? Я могла тебя видеть в каком-то фильме? – спросила я, загоревшись любопытством.
- Не очень, я серьезно подумываю переключиться на музыку, - как-то обреченно ответил он.
- Так, где я могла тебя видеть? Пятьдесят на пятьдесят или звонок другу… Хорошо, я сдаюсь, - обреченно выдохнула я.
Он как-то замялся, нахмурив брови:
- В Гарри Потере, например…
- Гарри Потере? Все больше не говори, я сама догадаюсь. - Я смотрела все части Гарри Поттера. Не то, чтобы была фанатом, - так, любопытства ради. К тому же режиссера первых двух частей поттерианы Криса Коламбуса я считала одним из лучших сказочников-современников. Черт, где я его могла видеть?! И тут я вспомнила, хлопнув себя по лбу. – В четвертой части… мальчик, которого в конце убил Сам-Знаешь-Кто.
- Это я, - развел Роберт руками.
Не удивительно, что я его не сразу узнала. Четвертую часть я смотрела год назад один раз на каком-то пиратском диске с жутким качеством. Хотя, сейчас он все равно выглядел иначе.
- Эм.… А ты бриться не пробовал?! – задала я самый дурацкий вопрос, пришедший мне в голову.
Роб рассмеялся, махнув на меня рукой.
- Ну а ты?
- Снималась ли я в кино?! Ну, конечно, в России я суперзвезда! - Порой я включала непроходимую дурочку и не могла остановиться. – Меня целых три раза показали по телевизору, так что можешь брать у меня автограф, потом продашь и денег заработаешь.
С этими словами, я, порывшись в сумке, извлекла на свет авторучку. С самым деловым видом начеркала на салфетке: «Let your dreams come true. With love ... Нelga» и подписалась, а затем протянула ему.

URL
2013-02-11 в 06:51 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Он, поддержав игру, взял чистую салфетку, что-то написав на ней, отдал мне. Я развернула ее и прочла вслух: «Most beautiful girl from Robert», и автограф.
- Я сохраню, - первой сказала я. – Вдруг и, правда, потом разбогатею, а ты станешь вторым Бредом Питом.
- Я все еще жажду узнать, чем ты занимаешься? – а он назойливый.
- Учусь, год назад закончила колледж, поступила в университет. Моя специализация «режиссура рекламы», но я до сих пор в этом ничего не понимаю. Просто кочую по масштабным рекламным компаниям, в надежде хоть во что-то врубиться, но пока выходит плохо. Сейчас подрабатываю фотографом на свадьбах. Как говорит моя мама, чем бы я ни тешилась, лишь бы без дела не слонялась.
- А чем бы ты сама хотела бы заниматься?
Я пожала плечами:
- Не знаю. - Вот эта моя неопределенность в жизни вечно всех раздражала. – Раньше я танцевала, потом рисовала, потом занималась еще черти чем.… В прошлом году даже вела какие-то корпоративы и детские утренники, теперь вот снимаю свадьбы.
Я замолчала, не зная, что еще добавить к своему рассказу. Нервно потеребив пустую чашку, отодвинула ее в сторону.
- Хочешь еще кофе? – вежливо поинтересовался Роб.
- Нет, спасибо. – Я отрицательно помотала головой. – Я не люблю кофе.
- Ты меня поражаешь…. Кофе ты не пьешь, водку тоже. А что ты еще не делаешь?
Я нахмурилась:
- Я не курю, считаю, что это глупость и без этого можно обойтись. Не пью, верней всегда стараюсь знать меру в алкоголе. Хороший коньяк, тем и хорош, что для того чтоб понять его цену нужно всего пятьдесят грамм. Я не употребляю наркотики, даже травку. Считаю это мерзостью и такой же глупостью, как и сигареты. И я не занимаюсь сексом под воздействием алкоголя, потому что непременно пожалею на утро о содеянном.
- О… - только и смог произнести он. – По сравнению с тобой я просто отвязный парень. Ты меня застыдила. Моя мама говорит мне то же самое все время. Думаю, вы бы нашли общий язык.
Я рассмеялась, а потом произнесла тоном строгой учительницы:
- Ну, да. Я, как правило, нравлюсь мамам. К тому же твоя мама права.
Роберт улыбнулся, и я отметила, что у него красивая улыбка.
- Скажи, а в России все девушки такие правильные?
- Нет, я особенная и к тому же никакая не правильная. У меня полно недостатков: как правило, я не знаю, чего хочу, слишком много говорю, еще я эгоистка и жутко упрямая. Просто вам парням вечно подавай красоток с ногами от ушей и мозгами как у курицы.
Роберт наклонился и заглянул под стол, я не выдержала и кинула в него многострадальным журавликом.
- Твои ноги определенно войдут в пятерку лучших из тех, что я видел, - протянул он, уворачиваясь от летящей в него салфетки.
- Дурак! – ответила я и прыснула.
Пять минут спустя мы вышли из кафе. Роберт услужливо предложил взять его под руку, я как приличная девушка немного покривлялась, но руку приняла.
День, несмотря на неудачное начало, можно сказать, прошел с толком - компания Роберта оказалось не такой плохой. К тому же прогулки с симпатичным англичанином меня прельщали гораздо больше ожидания в аэропорту своего рейса. Но наше время подходило к концу, расставание было практически неизбежно.

URL
2013-02-11 в 06:54 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 3. Похищение
POV Роберт
Мы, смеясь, вышли из кафе. Ольга жеманничала и не хотела брать меня за руку. Но я старался быть крайне убедительным, и она сдалась. Неподалеку стояли девочки и показывали на нас пальцем - иногда они вспоминают старину Седрика. Черт, сейчас самый неподходящий момент! Девочки не выдержали и двинулись в нашу сторону.
- Я же говорила, что девочки тебя любят, - прошептала моя спутница мне на ухо, обжигая дыханием и заставляя тело вздрагивать.
- Держись крепче, красотка! - Схватив ее руку, я потянул девушку в уличный поток, смешиваясь с массой.
До машины мы добрались за несколько минут, Ольга смотрела на меня и тихо посмеивалась:
- Ты всегда так сбегаешь от поклонниц?
- Только в компании столь прекрасной спутницы, как ты. - Я взял ее руки в свои.
- А ты льстец, - она аккуратно вывернула свою ладонь из моей, шутливо поддев меня плечом. – Мне пора в аэропорт, - закончила Ольга и отошла на шаг.
Я отключил сигнализацию и открыл перед ней дверь.
- Я сам отвезу тебя.
Она подняла глаза, слегка прищурившись:
- Спасибо, я, как приличная девушка, должна была бы отказаться. Но, тем не менее, согласна. С моим топографическим кретинизмом добираться из одного конца города в другой достаточно проблематично.
Двигатель завелся в пол оборота, мотор глухо заработал. Стараясь не задеть соседние машины, я осторожно вырулил с парковки. Ольга, отвернувшись, смотрела в окно. Всю дорогу до аэропорта мы молчали. Я думал о том, что не хочу с ней расставаться, отчаянно хотелось, чтобы она осталась со мной.
- Это был отличный день, ты чудесная девушка, - я первым начал разговор.
- Спасибо, у меня был замечательный гид. - Она смущенно опустила глаза, наблюдая за мной из-под опущенных ресниц.
Я припарковал машину на автомобильной стоянке в аэропорту Хитроу. Мы снова замолчали, никто не решался вылезти первым. Всегда ненавидел прощания, особенно когда прощаться вовсе не хотелось. Да что толку? Мы даже познакомится, как следует, не успели.
- Провожу тебя - вдруг не удастся сразу поменять билет или у тебя будет несколько часов до отлета. Не хочу, что бы ты одна сидела в зале ожидания...
- Не надо, Роберт. Я и так отвлекла тебя от более важных дел, чем возня со мной. В зале ожидания меня никто не украдет. Было безумно приятно познакомится с тобой. - Она улыбнулась, поднимая сумку.
- Если б у меня было больше времени, то я бы начал ухлестывать за тобой. - Так неловко мне не было лет с четырнадцати, когда я влюбился впервые.
- Ты приударил бы за мной? – рассмеялась она. – Нет, у тебя бы ничего не вышло! - Ольга покачала головой.
- Почему? – удивился я.
- Не обижайся, но ты хоть и красавчик, но не в моем вкусе.
- Да? – переспросил я, в полумраке салона автомобиля рассматривая ее длинные ресницы. – А если проверить?
Иногда я сначала говорю, потом думаю. Если она надает мне сейчас оплеух, то волне заслуженно. Пока Ольга ничего не поняла, я наклонился к ней ближе и впился в слегка приоткрытые губы. Наш поцелуй был недолгим: девушка быстро пришла в себя и закатила мне звонкую пощечину. Надо отметить, рука у нее тяжелая.
- Прощай, - зло бросила она, быстро вылезла из машины, громко хлопнув дверью.
Так тебе и надо, Роберт! Решил поиграть в героя-любовника, получай.
Секунды две я наблюдал за ее удаляющейся фигурой, прежде чем кинуться следом, забыв при этом закрыть автомобиль.
- Подожди! – крикнул я ей, но Ольга продолжала упорно идти вперед, не обращая внимания на крики. – Подожди! - Я догнал ее и схватил за руку, развернув лицом к себе. – Прости меня….
Девушка нахмурилась.
- Пожалуйста…. Я не хотел тебя обидеть. Не хочу, чтобы мы с тобой расставались так. - По правде говоря, я вообще не хотел, чтобы мы расставались.
Наверное, у меня было ужасно глупое лицо, но она смягчилась и тоном строгой учительницы произнесла:
- По-моему, я не давала повода так вести себя со мной. Что ты из себя возомнил?! Тоже мне звезда больших и малых…- Последнюю фразу она произнесла по-русски, поэтому я совершенно ничего не понял, но это было чертовски привлекательно. И тут я совершил еще одну глупость, решив, что если умирать, то с музыкой.
Я снова поцеловал ее. На этот раз куда более настойчиво. Ольга уперлась ладошками мне в грудь и попыталась оттолкнуть, но я оказался сильнее. Попытки с пятой, она сдалась и ответила на поцелуй. Казалось, что я иногда забывал, как дышать. Ее губы имели вкус сливочного шоколада с оттенками ванили - именно его она пила за обедом.
Когда к ней, наконец, вернулась способность соображать, она с силой оттолкнула меня, хватая ртом воздух и восстанавливая дыхание.
- Я все еще не в твоем вкусе? – усмехнулся я.
Ольга скривилась:
- Я не меняю свое решение из-за пары поцелуев.
- Это можно исправить. - Я снова наклонился к ней, в этот раз она не сопротивлялась.
Оторваться друг от друга нас заставил автомобильный гудок, повествующий о том, что мы целуемся посреди парковки Хитроу. Я взял ее за руку и отвел в сторону, давая «лексусу» возможность припарковаться.
- Где твой багаж? – спросил я, убирая выбившуюся прядь за ухо.
- Ты решил меня еще и ограбить? – улыбнулась Ольга. – В камере хранения, конечно.
- Идем, заберем, - скомандовал я.
- А билет? Я должна поменять его. - Девушка едва поспевала за мной.
- Ты остаешься со мной, - просто, но между тем настойчиво ответил я.
Она резко остановилась и внимательно взглянула в мои глаза:
- Что?!
- Я сказал, что ты остаешься. - Я слегка улыбнулся, беря ее лицо в свои руки.
Ольга задохнулась от возмущения:
- Ты самый наглый тип из всех, что я когда-либо встречала! Какого черта ты решаешь за меня?! Мы знакомы всего несколько часов, а ты уже пытаешься мной командовать! – Она была упрямой, но я был упрямей. Когда Ольга злилась, то становилась особенно очаровательной.
- Послушай меня, ты можешь улететь сегодня и вспоминать о нашей встрече как о чем-то мимолетно приятном. Ты веришь в судьбу? Сегодня утром я заметил тебя сразу, как только ты вошла в кафе. Ты показалась мне настолько необыкновенной, что непременно захотелось познакомиться с тобой. Я так не знакомился с девушками лет с шестнадцати. - Я замолчал, наблюдая за ее реакцией.
Ольга молчала несколько мучительно долгих секунд, а потом медленно с расстановкой ответила:
- Видимо, ты долго это придумывал. Я тебя даже не заметила, пока на улицу не вышла.
- Можешь сейчас улететь, но я очень хочу, чтобы ты осталась. Не хочу, чтобы наше знакомство заканчивалось. У нас может ничего не получиться, но ведь мы можем попробовать…
- Это слишком быстро для меня…
Я умоляюще посмотрел на нее:
- Но… но ты остаешься?!
- Я останусь, если ты побреешься… - Она рассмеялась и провела рукой по моей небритой щеке. – И, пожалуй, еще стоит забронировать место в гостинице.
Я взял ее за руку и потянул в сторону терминала.

*****
Багажа у Ольги оказалось на удивление мало - для девушки, по крайней мере, - чемодан и сумка с фотоаппаратом. Она выглядела задумчивой: видимо, идея остаться со мной в Лондоне выглядела для нее сомнительной.
- Ты переживаешь? – спросил я ее.
- Нет. - Она странно посмотрела на меня. – Я думаю о свадьбе. У меня список из двухсот приглашенных, заказанный ресторан, цветы... Я даже платье купила. Что я теперь им всем скажу?! Мама меня убьет, даже телефон включать не хочется.
- Знаешь, я свой уже второй день не включаю, - заметил я, прижимая ее к себе. – Все будет нормально, не думай об этом.
Ольга кивнула, мы молча побрели к парковке.
- Роберт. - Она дернула меня за руку.
- Что? – я озабоченно посмотрел на нее.
- Твоя машина… Ее нет…
Пустое место - там, где должен стоять мой автомобиль.
- Это парковка, отсюда не могут отогнать на штрафстоянку… Черт, я забыл закрыть машину! – Меня неожиданно пробрала истерика, и я расхохотался. Ольга несколько секунд смотрела на меня, а потом рассмеялась вместе со мной.
Позже я вызвал полицию, мы долго сидели в участке и заполняли никому не нужные бумажки.
- А вы, мисс… - Лейтенант сначала недоверчиво посмотрел на Ольгу, затем на ее паспорт: - Бознанская. Кем вы приходитесь мистеру Паттинсону? Вы ведь русская, да?
Ее брови поползли вверх:
- Вы намекаете на то, что я прилетела из России для того, чтобы украсть его машину?! Между прочим, мы вместе были. - Казалось, она была возмущена до кончиков волос.
- Так кем вы приходитесь мистеру Паттинсону? - полицейский был невозмутим.
- Я… - Ольга запнулась и посмотрела на меня.
Я решил вмешаться, пока в участке все не перевернули с ног на голову.
- Это моя невеста, мистер Эванс. - Мое уверенное заявление заставило ее глаза изумленно расшириться, но, тем не менее, Ольга промолчала.
Участковый понимающие улыбнулся:
- Поздравляю Вас, мистер Паттинсон, и Вас, мисс Бознанская.
- Спасибо. - Со счастливой улыбкой я пожал ему руку, моя «невеста» глупо улыбнулась, кажется, пребывая в шоке.
- Эм… мистер Паттинсон, вы не могли бы оставить автограф. Это для моей дочери, она обожает вас после Гарри Поттера. Для Трейси, пожалуйста…
Меня сегодня узнали больше людей, чем за прошедший год. Я, все еще улыбаясь, расписался и протянул ему листок:
- Счастливого Рождества! Передавайте привет дочери.
- И вам того же, - отозвался он, принимая из рук автограф. – Как только что-то станет известно, мы позвоним вам. Еще раз с праздниками….

URL
2013-02-11 в 06:54 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Когда мы вышли на улицу, Ольга, улыбаясь, произнесла:
- Разве что не крикнул «Горько».
- Что это значит? – переспросил я.
- У нас на свадьбах обычно кричат «горько», когда невеста с женихом целуются.
- Вот так? – Я наклонился и осторожно коснулся ее губ своими.
- Ну, примерно, - улыбнулась она, вновь обжигая меня своим горячим дыханием. – Знаешь, а ты не такой плохой актер, как я думала. Я почти поверила в то, что ты там ему говорил.… Назвался груздем, полезай в кузов, - закончила она по-русски, щелкнув меня по носу.
- Переведешь? – спросил я.
- Неа! - Девушка отрицательно покачала головой.
- А ты противная. - Я прижал ее к себе.
- Еще какая. Сколько сейчас времени? У меня целый чемодан вещей и нет крыши над головой.
- А у меня, между прочим, машины нет, - заметил я.
- В том, что ты забываешь закрывать дверь, нет моей вины. - Ольга внимательно посмотрела на меня, и я в сотый раз за день заметил необыкновенный цвет ее глаз. – В следующий раз будешь внимательней….
Я наклонился к ее губам, но она оттолкнула меня, покачав головой:
- Еще один поцелуй - и тебе правда придется жениться на мне.
- Завтра суббота и я как раз свободен, - рассмеялся я.
- Слишком много слов, Мистер Паттинсон, я могу и запомнить, - поддела меня она, а потом демонстративно повернулась спиной.
У меня зазвонил мобильный. Я автоматически взглянул на экран: Лиззи. Без подробного отчета о том, где меня черти носят, не обойтись.
- Роберт, где ты пропадаешь? - в трубке голос любимой сестры.
- В полиции, - спокойно ответил я.
На том конце провода раздалось что-то невнятное. Похоже, она даже дар речи потеряла.
- Что ты еще натворил?! – наконец, смогла произнести Лиз. В мою благодетель сестра не верит лет с десяти.
- У меня всего лишь украли машину.
- У него машину украли, - комментарий для родителей.
- Лиз, я сегодня не приеду, останусь у себя.
- Ты не один? – Чем-чем, а отсутствием любопытства она не страдала.
- Я завтра вас познакомлю, если получится. - Я повернулся к Ольге и улыбнулся.
- Кто она такая? Очередная начинающая певица или актриса? – Просто так Лиззи не отстанет.
- Завтра, Лиз. Передавай привет маме. Как договаривались, я позвоню. И если Том будет искать, меня нет, и ты ничего не знаешь. - Еще не хватало, чтоб мой закадычный друг заявился посреди ночи в гости.
- Это сестра. - Я подошел к Ольге, которая чуть в стороне тоже разговаривала по телефону. Она показала жестом, что ей нужна еще секунда. Попрощавшись с собеседником на русском, она нажала кнопку отбоя.
- Говорила с мамой, я еще ей не сказала, что кина не будет. Она мне голову оторвет. Нет, сначала папа, потом – она. - Ольга закатила глаза и натянула перчатки на озябшие руки.
Я взял ее ладони в свои и попробовал растереть.
- Уже поздно, вызовем такси. Сегодня можешь переночевать у меня, а завтра подыщем тебе гостиницу. - Предложение было достаточно провокационным, и я представлял, что она подумает.
Ольга отняла руки и гневно посмотрела на меня:
- Ну, уж нет! Я лучше на вокзале переночую! – С этими словами она схватила чемодан и попыталась его поднять. Ну и характер! Я усмехнулся и вырвал у нее чемодан.
- Я к тебе и пальцем не притронусь. Обещаю. Это всего лишь на одну ночь… - Я старался смотреть на нее искренними глазами.
- Не буду у тебя ночевать! – Ольга снова потянула чемодан на себя.
В это время к нам подъехало такси. Запихав в него сопротивляющуюся девушку, а потом ее вещи, я сел сам.
Назвав таксисту адрес, я, наконец, повернулся к Ольге.
- Я пойду в полицию и сообщу, что ты меня похитил, - зло выплюнула она.
- Иди. Только учти, что полчаса назад ты им поведала о том, что являешься моей невестой.
Она обиженно отвернулась к окну и всю дорогу демонстративно не разговаривала со мной.

URL
2013-02-11 в 06:56 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 4. Удар ниже пояса
POV Ольга
Такси остановилось возле небольшого двухэтажного здания. В слабом свете уличного фонаря я не смогла ничего толком рассмотреть: только то, что оно было выкрашено в грязно-кирпичный цвет.
Роберт потянул меня за руку. Я все еще хмурилась и не разговаривала с ним, но между тем вылезла из машины, наблюдая, как мой спутник расплачивается с водителем и забирает чемодан.
Наконец, такси отъехало, и мы остались одни на пустынной улице. Я переминалась с ноги на ногу, не решалась войти внутрь.
- Идем, я тебя не съем и даже пальцем не трону.
- Еще чего… - надула губы я. – Вижу, ты такой благодетель! Помощник всем страждущим и заблудившимся.… Почему мы не могли найти мне гостиницу?
- Потому что на это ушло бы еще несколько часов. Скоро Рождество и большинство мотелей хостелов забито до отказа, - объяснил он мне, как маленькой девочке.
Я недовольно фыркнула и поплелась за ним.
Внизу дремал консьерж, мы тихо прошли мимо и поднялись на второй этаж. Квартира Роберта оказалось небольшой - гораздо меньше моей в Петербурге, но между тем довольно уютной для холостятского жилища. Бежевые стены, минимум мебели, все самое необходимое: кухня, совмещенная с гостиной, ванная, туалет и спальня. Большего и не надо.
- Это мама и Лиз: они хозяйничают здесь в мое отсутствие, - объяснил он, наблюдая за тем, как я осматриваюсь по сторонам. – На самом деле я не был тут несколько месяцев.
- Они молодцы. Давно живешь один?
- Лет с восемнадцати. Захотелось самостоятельности, и было неудобно… - Роберт осекся и запустил руку в свои спутанные волосы.
- Неудобно водить девушек домой, - закончила за него я. – Да ладно, я понимаю. Ты ведь в монахи не записывался? Я тоже уже полгода живу одна - после того, как Стас уехал. Осталась в его квартире, хотя не так... Ее подарил нам мой отец, когда мы решили жить вместе. - Я опустилась на мягкий диван в центре гостиной.
- Чем занимается твой отец? – задал вопрос Роберт, присаживаясь рядом.
- Эм… Он художник. - На любые темы, касающиеся моих родителей, стояло табу, поэтому я попыталась отвязаться от этого вопроса. – И мама тоже, она - дизайнер. А твои?
- Значит, у тебя было богемное детство, - улыбнулся он. – Мама работала в модельном агентстве секретарем, папа - таксистом.
- Богемное детство?! Можно и так сказать, в нашем доме всегда было полно странных личностей, - улыбнулась я. – Мы жили в однокомнатной квартире и спали с братьями в единственной комнате, а на кухне - толпа народу. Они говорили на непонятные темы, пили коньяк и много курили. Помню, как мечтала там оказаться вместе с взрослыми. Однажды оказалась, но реальность оказалась куда более прозаичной.
- Хочешь чаю? – спросил Роберт. – Большего предложить не могу, но думаю, пачка чая у меня найдется.
Я кивнула, наблюдая за тем, как он колдует на кухне.
- Со мной все гораздо проще. Можно сказать, у меня было счастливое детство. Дом, родители, сестры, собака… Родители часто водили нас в парк и вывозили на пикники, веселое время. В школе все изменилось, я не был слишком популярным парнем. Меня однажды даже исключили из нее. - Роберт обернулся ко мне и протянул чашку горячего чая.
- За что? - удивленно спросила я.
Он только пожал плечами.
- Школа… Я сама ушла. Родители хотели, что бы я поступила в художку, долго готовили, а их непутевая дочь в последний момент отказалась. Я поняла, что это не мое. И в школу отказалась возвращаться, мама чуть не убила меня. У нее никогда не было таких проблем с братьями. Отец, схвативши за голову, пихнул меня в первый попавшийся колледж, где у него были связи. Я долго сопротивлялась, но потом втянулась. Даже умудрилась закончить с отличием, потом поступила в университет. Могла выбрать любой, а выбрала самый обычный, чем опять довела родителей до состояния глубокого шока. Наверное, поэтому они так активно хотят выдать меня замуж. Нет дочки, нет проблем…
- У тебя проблемы с родителями? – Роберт присел рядом со мной.
Я отрицательно закачала головой:
- Это у них со мной. Просто иногда я не та Ольга, которую они хотят видеть. Они очень много нам дали, хотя…- я задумалась, - временами мне действительно не хватало простых семейных радостей, типа пикников и собаки. Лет до десяти я вообще практически постоянно с бабушкой жила. Но мои родители те, кто они есть, и я люблю их такими.
- У тебя никогда не было собаки? – спросил он удивленно.
- Нет, - честно ответила я. – Была кошка, но она сбежала через неделю, а рыбки на следующий день сдохли в аквариуме, потому, что мы с Петей накормили их какой-то дрянью. Я и домашние животные - вещи несовместимые. Расскажи мне о том, как ты попал в кино?
- Все началось с театральной студии. Я туда пришел, чтобы понравится одной девушке. Думал, что сейчас сыграю какого-нибудь Ромео, она тут же западет на меня. Занавес, хэппи-энд. Мне было пятнадцать, и я был несколько романтичен. - Роберт подлил мне еще чая.
- И что? Ты ей понравился? - Я была крайне любопытной и нетерпеливой, особенно выпытывая чужие пикантные истории.
- Не знаю, у меня так и не хватило смелости подойти к ней. - он развел руками. – А однажды к нам в студию пришел агент и заметил меня. Предложил небольшую роль в фильме, я согласился. Еще до этого мама пристроила меня в своем модельном агентстве, но карьера модели оказалась недолгой, в переходном возрасте я оказался невостребованным. Но больше всех меня поддерживал отец - если б не он, то я бы уже давно все бросил. Он по-настоящему верил в меня.
- Это здорово, когда ты идешь в чем-то до конца. Я абсолютно непостоянна. Сначала танцевала лет до четырнадцати, на гастроли даже несколько раз ездила. Именно с ансамблем мы были первый раз в Лондоне. Правда до балетного училища не дотянула, бросила. Потом - живопись, но это скорей родительский пунктик. Кстати, я тоже ходила в театральную студию… целую неделю. После того, как меня заставили изображать солнечный лучик и кота, объевшегося сметаной, мое и без того слабое терпение треснуло по швам.
Он расхохотался и спросил:
- Ты изображала кота, объевшегося сметаной?
- Не надо смеяться. Между прочим, верхом моей актерской карьеры была роль бусинки в детском саду. Дед Мороз - или Санта Клаус по-вашему - должен был собрать нас на нитку и повесить на елку. Так вот когда я увидела этого деда с иглой.… Прекрати смеяться. - Я пнула Роберта в бок. – Мне было, между прочим, не до смеха. Наверное, я больше никогда в жизни так не орала. У меня после этого психологическая травма, боязнь сцены и стариков в красных халатах… - под конец этой душещипательной истории я уже тоже не могла говорить, захлебываясь вместе с ним истеричным смехом.
Неожиданно Роберт наклонился и поцеловал меня в губы. Я отстранилась, резко поднимаясь с дивана, взяла с его рук пустую кружку и сполоснула это все в раковине.
- Тебе вовсе не обязательно, я бы кинул в посудомойку… - возразил хозяин квартиры.
- Мне правда нетрудно, - улыбнулась я. – А чем занимаются твои сестры? Они намного старше тебя?
- Лиз двадцать два, Виктории двадцать четыре. Лиз пишет музыку, а Виктория… она самая умная в нашей семье. Нет, правда... Она лучше всех училась в школе и колледже, в который я так и не поступил, - рассмеялся он, иронизируя сам над собой.
- У тебя красивая улыбка, - проговорил Роберт, подойдя ближе и нависнув надо мной.
Я нервно сглотнула, мне стало не по себе от его взгляда.
- Не стоит смотреть так плотоядно, мне это не нравится.
- Правда? – переспросил он, наклоняясь еще ближе - так, что меня обожгло его дыханием.
- Правда. - Я демонстративно отвернулась. В конце концов, приличные девушки не занимаются сексом с первыми встречными парнями. А я всегда считала себя именно такой, подвергаясь постоянным внушениям со стороны родителей о том, как надо себя вести. Но родителей, и даже Стаса, не было в данном периметре, чтобы заставить совесть и природную стыдливость воспарять ото сна. К тому же с самого утра я совершенно очевидно злилась на весь мир. Почему лицам мужского пола всегда все можно? Жившая во мне «плохая девочка Оля» сейчас готова была показать свои острые коготки, и я совершенно не собиралась ей мешать.
- Почему ты все это делаешь для меня? Если тебе хочется секса, то это не такая уж большая проблема - подцепить какую-нибудь девчонку в клубе на ночь?! А ты целый день возишься с совершенно незнакомой девушкой, водишь ее по городу, приглашаешь остаться у себя. Может она вовсе не та за кого себя выдает? Ради чего все это?! Ради секса?! – моя тирада была неожиданной даже для самой себя.
- Все не так, Ольга. Я же сказал, что ты мне понравилась с первой минуты, когда вошла в тот паб. У меня и мыслей о сексе не было. Не знаю, как объяснить тебе это, но мне, правда, безумно захотелось познакомиться с тобой. Этот день один из лучших за последние несколько месяцев. Секс - это не главное, но я не буду отрицать, что мне бы этого хотелось… в данный момент.
«Слишком уж высокопарные слова», - подумала я, но развить мысль не успела, так как Роберт нашел самый верный способ заставить меня замолчать. Инстинктивно я притянула его ближе к себе. Он углубил поцелуй - моя крепость, выстроенная из сомнений, пала. В конце концов, мелкая интрижка меня ни к чему не обязывает - через неделю улечу домой, а это все останется приятным воспоминанием.
Он оторвался от моих губ и начал расстегивать пуговицы на кардигане, я между тем пыталась стянуть с него свитер вместе с футболкой. Получалось не очень, руки дрожали от нахлынувшего возбуждения, поэтому мы вдвоем рассмеялись, разряжая обстановку.
- Мы все еще… - предположил он.
Роберт не договорил, я последовала его примеру, заткнув рот поцелуем:
- Замолчи, иначе я передумаю…

URL
2013-02-11 в 06:56 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
*****
Мы лежали на кровати, его рука равномерно скользила вдоль моего позвоночника, а на светлых обоях отражался тусклый свет уличного фонаря. Все как в любовных романах. А дальше - хэппи-энд, свадьба и куча розовощеких ребятишек. Эта мысль мне показалась настолько бредовой, что я улыбнулась самой себе.
- Ты чего? – спросил Роберт, едва качаясь губами моей макушки.
Я подняла глаза и помотала головой, разговаривать совершенно не хотелось, потому что сейчас это было лишнее, разрушающее иллюзию момента. Вот так бы лежать вечно, наслаждаться ночью, тишиной, мужчиной, лежащим рядом…. Его длинные пальцы начали выводить узоры ан спине, от удовольствия я слегка прогнулась.
- Ты красивая… - прошептал он.
Я вновь не ответила, только улыбнулась.
- О чем ты думаешь? – По-моему, моему новому любовнику отчаянно хотелось поговорить.
- О тебе… - Я перевернулась на спину и села рядом с ним. Да, я думала о нем. А разве я могла не думать о нем после всего, что произошло за сегодняшний день.
- Хорошее? – Он заглянул мне в глаза, надеясь найти ответы там.
- Разное, - коротко ответила я и легко поцеловала его в губы.
- Жалеешь?
- Это, что, допрос? Нет, я не жалею, просто все слишком быстро.
- Это из-за твоего парня, да? Ты ему мстишь, так?
Удар ниже пояса. И почему мужикам всегда нужно все испортить в самый неподходящий момент:
- Какие же вы все! – Попытка оттолкнуть его от себя закончилась полным крахом, поскольку я в детстве ела мало каши.
- Извини, - прошептал Роб где-то в районе моего уха. – Извини, - повторил он, проведя рукой по разметавшимся по простыне волосам.
Дура, полная дура! Слезы подступили к горлу и начали душить. Нет, я совершенно не собиралась плакать при нем.
- Мне надо в душ, - пробормотала я, встала с кровати и, не оборачиваясь, вышла из спальни.

URL
2013-02-11 в 06:59 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 5. Взрослая девочка
POV Роберт
Когда я проснулся, Ольги уже не было, на секунду показалось, что все вчерашние события мне приснились. Тут мой взгляд упал на разбросанные девичьи вещи - следовательно, все произошло наяву. Наверное, я был не прав и стоит извиниться перед гостьей. Но для начала было необходимо подняться с постели. Я блаженно потянулся и, наконец, сел.
Откуда-то из кухни доносился запах свежесваренного кофе, отгонявшего последние остатки сна. Я медленно побрел в сторону вожделенного запаха. Ольга сидела спиной ко мне, ее длинные волосы были влажными после душа, и от них исходил едва уловимый запах мяты. Она не слышала, как я вошел, поскольку что-то увлеченно читала и делала пометки в потрепанной тетради.
- Доброе утро, - прошептал я, целуя ее в мочку уха.
Она подняла на меня свои необыкновенные глаза, и я понял, что их оттенок в очередной раз поменялся. Сейчас они казались лазурно-голубыми.
- Доброе, - без эмоций проговорила она. – Кофе на плите.
- Ты все еще сердишься на меня? – спросил я, садясь напротив нее.
- Нет. - В этот раз она даже не оторвала глаза от чтения, перелистнув страницу.
- Что читаешь? – поинтересовался я, заглядывая в ее записи, естественно, ничего там не разобрав.
- Основы маркетинга, сегментация рынка, позиционирование… - Ольга показала мне обложку учебника, который мне ни о чем не говорил.
- Интересно? – Вопрос был весьма глупый.
- А как ты думаешь? – засмеялась девушка, сменив гнев на милость. - У меня сессия сразу по возращении. К тому же я не хотела тебя будить.
- Спасибо за кофе. Кстати, ты же не любишь кофе, - заметил я.
- Запомнил, - усмехнулась девушка. – Это не значит, что я не умею его варить. И, Роберт… Мне все еще нужен номер в гостинице.
Я чуть не выронил из рук чашку:
- Зачем? Ты могла бы остаться у меня.
Она нахмурилась, взяв чашку из моих рук, долила кофе и протянула мне обратно.
- Это называется «пользоваться чужим гостеприимством». К тому же у тебя полно занятий помимо возни с нежданными гостьями. Я могла бы жить в гостинице или хостеле. Днем бы гуляла по городу, пока ты решал свои проблемы, а вечером мы могли бы встречаться иногда. Этот вариант подошел бы нам обоим. - Ольга улыбнулась.
Но мне было не до смеха. Я не собирался отпускать ее ни в какой отель, поскольку думал, что она сбежит от меня через час после того, как я выпущу ее из поля зрения. К тому же Ольга должна улететь в свою Россию менее чем через неделю, и не мне хотелось терять ни одной минуты проведенной с этой чудной девушкой.
- У меня отпуск, и нет никаких важных дел, которые я не мог бы отложить, чтобы провести время с тобой.
- Но… - попыталась возразить гостья.
- Никаких «но». Сейчас мы оденемся, сходим куда-нибудь позавтракать нормально, а потом встретимся с моей сестрой для того, чтобы купить рождественские подарки. И никаких возражений. - Я строго посмотрел на нее, и Ольга театрально закатила глаза, делая вид, что мои угрозы возымели свое действие.
- А ты узурпатор, - заметила она, когда я приблизился к ней и, подняв на руки, посадил на стол лицом ко мне.
- Еще какой, - заверил я ее, целуя в угол рта, одновременно стаскивая оказавшуюся совершенно ненужной помятую белую футболку. Она обвила мою шею руками, когда я отшвырнул ненужную деталь гардероба куда-то в угол.

*****
Мы сидели в уютном кафе на Oxford Steet напротив «British Home Stores». Ольга пила чай с блинчиками, а я неспешно потягивал кофе. Стараясь не выдать себя, вновь пристально рассматривал свою спутницу. Сегодня ее длинные прямые волосы струились мягкой волной по плечам, она слегка склонила голову, словно задумалась о чем-то. Мне нравилась ее как бы показная небрежность в одежде, но в тоже время она выглядела в сто раз опрятней меня. Пожалуй, Ольга - одна из немногих девушек, способных собраться за десять минут и при этом выглядеть так, словно два часа вертелась у зеркала.
- Со мной что-то не так? – спросил она, поднимая глаза.
Я отрицательно покачал головой. А ведь чертовка специально выбрала зал для некурящих, чтобы позлить меня. Лиззи как всегда опаздывала, меня всю жизнь бесила ее привычка приходить на полчаса позже положенного - совсем как Том.
- О чем думаешь?
Девушка только пожала плечами:
- Ну, знаешь, как обычно бывает: вроде о чем-то таком думаешь - и в тоже время ни о чем.
Отросшая челка падала ей прямо на глаза. Я наклонился и легким движением заправил непослушную прядь за ухо. Ольга улыбнулась, и я не выдержал, коснувшись ее губ своими.
- Роберт, - цыкнула она. – Кругом люди. Что ты творишь?!
- В этом нет ничего предосудительного, - попытался возразить я, но в это время заметил приближающуюся к нам Лиз.
- Привет, - поздоровалась она и внимательно посмотрела в сторону Ольги.
Та улыбнулась и просто ответила:
- Доброе утро.
Сестре категорически не нравились девушки, с которыми я встречался. Она считала их глупыми и пустыми. Поэтому на каждую мою подругу Лиззи смотрела скептически-подозрительно.
- Ольга, это Лиз - моя сестра. Лиз, это Ольга - моя… - я чувствовал себя полным идиотом, находящимся меж двух огней.
- Я его подруга. – Ольга продолжала беззаботно улыбаться.
Лиззи, не дожидаясь, пока я выдвину перед ней стул, села напротив меня - рядом с моей девушкой.
- Ты актриса? – спросила Лиз.
- Нет. - Она помотала головой.
- Певица?
- Нет, мне медведь на ухо в детстве наступил.
- Модель? – Сестра бывает порой очень навязчива.
- И снова нет, - рассмеялась девушка, откидывая за ухо вновь выбившуюся прядь. – Я всего лишь студентка, учусь в университете.
- У вас с Робертом серьезно? – Ольга нахмурилась, явно не понимая, что от нее хотят.
- Ну, вчера он очень правдоподобно убеждал полицейского, что хочет жениться на мне.
Лиз окинула меня подозрительным взглядом, но я только усмехнулся. Наше знакомство напоминало сцену из глупой американской комедии, названия которой я не мог сейчас вспомнить.
- Это что-то новое, - засмеялась Лиз, переходя на доброжелательную снисходительность. – Не боишься, что придется отвечать за свои слова?! – обратилась она ко мне.
Я только смог пожать плечами, а Ольга скромно опустила глаза.
Они нашили общий язык минут через пять, обсуждая все на свете, отчего я почувствовал себя в этой женской компании определенно лишним.
- Может, мы пойдем? - наконец, я решил вмешаться в их диалог, иначе мы рисковали задержаться тут до вечера.
- Кажется, мы его утомили, - заметила Ольга, смеясь и принимая мою руку.
Прогулка по торговому центру оказалось довольно забавной: девочки быстро спелись и постоянно подтрунивали надо мной. За долгое время я впервые видел, чтобы сестре понравилась моя девушка. И впервые после однодневного знакомства мне казалось, что мы знаем друг друга весьма продолжительное время. Я никогда не был особо общительным человеком и всегда тщательно избирал себе друзей. Со многими дружил еще со школы. Ольга была моей противоположностью, казалось, что она могла заговорить и расположить к себе любого, так словно ты был знаком с ней чуть ли ни с пеленок. Она заражала всех вокруг своим оптимизмом и неукротимой энергией. Я смотрел на нее и не мог поверить, что еще вчера эту девушку бросил жених. Одну. В чужой стране.
Прощаясь с нами, Лиззи произнесла:
- Надеюсь, завтра вы придете к нам на ужин? Мама беспокоится о тебе, позвони ей.
- Мы придем, - заверил я ее, подмигнув Ольге.
- Мне, было, приятно познакомится с тобой. - Лиз, улыбнулась ей, и та улыбнулась в ответ. – Напомни ему позвонить маме. Кстати, Том со вчерашнего дня обрывает телефон.
- Я понял, - заверил я сестру.
Когда Лиз уехала, я повернулся к своей спутнице:
- Чем ты хочешь заняться?
Ольга ловким движением разгладила складки на моей куртке и поучительным тоном произнесла:
- Я могла бы прогуляться, а ты мог бы, наконец, заняться чем-то кроме меня. Позвонить маме, например.…
Я усмехнулся и легко поцеловал ее в замерший нос, от чего она забавно поморщилась.
- Ты - единственное, чем я хочу заняться в данный момент.
- Что за пошлые намеки, - усмехнулась девушка, обвивая мою шею руками. Ее смеющийся взгляд уже обещал приятное продолжение вечера.
- Ну, уж извини, это ты во всем виновата, - пожал плечами я, беря ее за руку.
- Тогда нам стоит наполнить твой холодильник для начала, иначе до Нового года мы просто протянем ноги. Мышь, кстати уже повесилась. - Ольга серьезно посмотрела на меня, как будто сообщала самую важную новость в мире.
- Какая мышь?
- Обыкновенная, серая.
Я зачастую не понимал ее шуток, но сам тон, которым она произносила их, заставлял меня улыбаться. Поход за продуктами растянулся на пару часов. Мы бегали по супермаркету и дурачились. Под конец Ольге приспичило купить какой-то «сгущенки», и мы еще полчаса искали эту самую «сгущенку», которой естественно не оказалось. Поскольку готовить из нас никому не хотелось, мы набрали целую кучу полуфабрикатов, оставшись довольными хотя бы этим. Ольга все-таки умудрилась выложить обратно упаковку Хайнекен, при этом она просто показала мне язык и нагло заявила, что от пива я буду толстым и некрасивым, вследствие чего никогда мне не быть вторым Бредом Питом.

URL
2013-02-11 в 07:00 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Поскольку, обретя новую девушку, я лишился машины, и доехать до дома было не на чем, мы пошли пешком. Всю дорогу я рассказывал какие-то дурацкие истории о моей пока не столь продолжительной и столь успешной актерской карьере, а она все время смеялась и отпускала едкие комментарии. Последнее у нее получалось лучше всего. Пожалуй, Ольга была одним из самых позитивных людей, которых я встречал.
- Скажи, что ты думаешь о своем бывшем парне и о том, что произошло между вами? – Наконец я решился задать волнующий вопрос, когда мы почти подошли к дому.
Ольга застыла со связкой ключей, которые я перед этим попросил вытащить из моего кармана.
- Почему ты спрашиваешь?
Я аккуратно взял у нее ключи и вошел вовнутрь здания.
- Другие девушки на твоем месте обычно плачут, тоскуют и впадают в депрессию...
Открыв ключами квартиру, я впустил ее внутрь, зайдя следом.
- Считаешь меня ненормальной и легкомысленной? – Она зашла на кухню и поставила пакеты на стол, а затем развернулась ко мне. – Думаешь, что я сплю со всеми случайными знакомыми?
Я пожалел, что после ночи снова завел этот разговор. Мне безумно нравилась эта девушка, а ее присутствие в моей холостяцкой квартире было чем-то совершенно естественным, но я никак не мог понять причины ее поведения.
Я прижал ее к себе.
- Вовсе нет.
Ольга подняла на меня глаза и покачала головой.
- Я с тринадцати лет встречалась с одним парнем, у меня даже мысли не возникало о том, что в моей жизни может быть кто-то другой. А теперь я в глубоком анафилактическом шоке от своего поведения за последние полтора дня.
- Я тебе верю, - прошептал я, касаясь губами ее волос. - И пока ты не вышла из шока и не послала меня к черту, я намерен воспользоваться ситуацией. - С этими словами я подхватил ее на руки и понес в спальню, оставляя купленные продукты так и не распакованными.
*****
Знакомый номер, на другом конце привычное «да?» - только Том всегда говорил «да» вместо «алло».
– Паттинсон, где тебя черти носят?! – Мой старый друг был явно не в духе.
- Отдыхал, - многозначительно ответил я, но он и без того прекрасно все понял.
В комнату вошла Ольга, и я невольно улыбнулся ей. Девушка изящно присела на подлокотник кресла, запустив маленькие пальчики в мои волосы.
- Я мешаю? – спросила она, едва шевеля губами. Я смог только отрицательно помотать головой, проведя рукой по ее бедру.
- Чем ты там занимаешься? – пробубнил Том в трубку, явно теряя терпение. – Черт с тобой, Паттинсон! Только не делай этого пока я на линии. Надеюсь, вы не успеете расстаться до вечера, и ты меня познакомишь с ней. Сегодня вечером в «The Leisure Lounge». И только попробуй не явится. - С этими словами друг бросил трубку.
- Нас пригласили в «The Leisure Lounge».
- И что это? – задала вопрос Ольга, вставая с моих колен и расправляя помятую юбку.
- Ночной клуб. - Я одним рывком снова усадил девушку к себе на колени. – Хочу познакомить тебя с друзьями.
- Что-то типа богемной тусовки? Я даже знаю, кто твои друзья.
Мои брови удивленно поползли вверх.
- М..м… Начинающие актеры, музыканты, так и не нашедшие своего призвания, художники, грезящие о единственной и неповторимой музе. В общем и целом, личности, находящиеся в постоянном творческом кризисе. - Она улыбнулась.
– Вы много пьете, курите и ведете философские беседы о своем непризнанном гении?
- Ты почти угадала. Но с большинством из них я дружу уже много лет. Мой лучший друг - Том. Он тоже актер, мы познакомились еще в школе. Думаю, вы друг другу понравитесь, - заверил я ее. – А твои друзья?
- Они все очень разные, есть такие, как у тебя. Очень много… Большинство. Один мой братец чего стоит. У него в голове живут африканские тараканы, против которых ни один дихлофос не поможет. Иногда мне кажется, что его уронили в детстве.
- Вы очень близки?
- Да, хотя последнее время редко видимся. Петр учится в Кракове. Бабушка после смерти деда вернулась в Польшу, и он теперь живет с ней, помогает по хозяйству. На самом деле я думаю, что он просто сбежал от отца. У них некоторое непонимание уже давно. Наверное, я должна привести себя в порядок, - закончила Ольга, переведя тему.
Я оглядел ее с ног до головы:
- Ты мне и такой нравишься, - прошептал я в районе ее уха, слегка задевая губами нежную кожу. – Особенно без одежды…
Ольга вздрогнула и слегка отстранилась:
- Я начинаю думать, что ты сексуальный маньяк.
- А тебе это не нравится? – Мои губы легонько прошлись по ее шее.
- Не помню, чтобы я жаловалась, но мы не можем провести все время, не вылезая из постели. Ты обещал показать мне Лондон, - хныкнула она, стараясь своими маленькими ладошками оттолкнуть меня.
- Сдаюсь. Иди, одевайся.
Ольга легко чмокнула меня в щеку и убежала в ванную. За это время я решил позвонить родителям. Мама как всегда волновалась обо мне, спрашивала про украденную машину и новую девушку - Лиззи, видимо, уже выдала всю имеющуюся у нее информацию. Я как обычно заверил ее, что у меня все хорошо и что я обязательно приведу Ольгу завтра к нам на ужин. Знакомить родителей со случайной подружкой было не в моих правилах, но этот случай особенный. Она особенная. К тому же я не мог бросить ее одну в рождественскую ночь.
Через полчаса Ольга все же соизволила вылезти из ванной комнаты, и теперь стояла передо мной в дверях, завернувшись в банное полотенце. Я нервно сглотнул, она тут же нахмурилась.
- Даже и не думай, иначе мы никогда в жизни не выйдем из дома.
- Я и не думал, - беззаботно откликнулся я, поднимаясь с кресла и подходя вплотную к ней.
- Знаю, о чем ты не думал. - Она, коварно улыбнувшись, вывернулась из моих объятий.
- Ну, погоди у меня! - я демонстративно пригрозил ей.
- У меня от страха колени подгибаются, - Ольга закатила глаза. – Я все еще могу сообщить полиции, что ты меня похитил…
- Мерзкая девчонка… Можешь убегать! – Она показала мне язык и кинулась в спальню, я, не медля, побежал за ней. Ольга притворно завизжала, когда я схватил ее в охапку и кинул на кровать, придавив своим весом.
- Ты сдаешься?
Она отчаянно замотала головой.
- Упрямица. - Я коснулся губами ее шеи, проведя языком вдоль бьющейся голубой жилки, рука легла на бедро, теплое от горячей воды. От нее пахло шампунем и свежестью - аромат кружил голову.
- Роберт, прекрати… Роберт, нет! – Она вывернулась из моих объятий и села на кровати, поправляя полотенце.
- Не надо на меня так смотреть, - сдался я. – Чувствую себя коварным соблазнителем.
- Так и есть, - весело заявила Ольга, подползла ко мне и чмокнула в щеку.
- Сколько тебе лет? – спросил я, понимая, абсурдность моего вопроса . На совершеннолетнюю она абсолютно не тянула, но раз собиралась замуж значит ей уже было достаточно лет.
- Ты решил, что я несовершеннолетняя?! – расхохоталась Ольга. – Успокойся, тебя не посадят. Мне меньше чем через месяц двадцать один. Так что я вполне взрослая девочка. А тебе?
- Мне только в мае.
- Я почти чувствую себя старой, - грустно заявила она, и мы вместе рассмеялись. – Все, я ушла сушить волосы, - заявила Ольга и скинула с себя полотенце…

URL
2013-02-11 в 07:01 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 6. Встречи и расставания
POV Ольга
«The Leisure Lounge» оказался большим и шумным. Несколько этажей танцполов и разношерстая публика делали ему плюс, но для меня это было, пожалуй, слишком людное место. Я огляделась по сторонам в поисках Роберта, боясь потеряться в толпе.
- Пойдем, - позвал он, беря меня за руку. Я автоматически одернула свободной рукой подол короткого черного платья, видя, как косится парень стоящий неподалеку, и быстро последовала за своим спутником.
За дальним столиком на втором этаже сидела небольшая компания из пяти человек: три парня и две девушки, одной из которых была Лиззи.
- Привет, - поздоровалась я со всеми, пока Роберт пожимал руку темноволосому парню справа.
Лиз сразу же улыбнулась и кивнула мне. Все-таки мы нашли общий язык с ней утром.
- Это - Ольга, - меня представили всем присевающим. Чувствуя в таких ситуация себя немного по-идиотски, я тупо кивнула. – Это – Энни. - Он указал сидящую в другом конце шатенку. – Сэм, Маркус, Лиззи ты уже знаешь, ну и …
- Том, - закончил за него брюнет и интенсивно пожал мою ладонь. Его лицо показалось подозрительно знакомым, но я тут же отодвинула эту мысль на край сознания, пытаясь запомнить, как кого зовут.
- Хорошее имя, - усмехнулась я, принимая рукопожатие.
Мы сели между Лиз и Томом, с которым Роберт начал что-то интенсивно обсуждать.
- Ты будешь пить? – спросила Лиззи, протягивая мне меню.
Я пожала плечами и посмотрела на Роберта, увлеченного разговором с приятелями.
- Это надолго. Не обращай внимания, они давно не виделись, - объяснила его сестра.
Я улыбнулась и кивнула, раздумывая над тем, стоило ли приходить сюда с ним. Это его жизнь и его друзья, а я тут просто проездом. Как пересадочная станция. Через некоторое время подошла официантка, молодые люди заказали текилу, а я - какой-то непонятный коктейль по совету новоиспечённой подруги. Вечер обещал быть интересным, особенно, если мне удастся напиться.
- Где вы познакомились с моим братом? – спросила Лиз, пытаясь втянуть меня в беседу.
- Это почти детективная история. - Я подмигнула Робу, который в этот момент обернулся в нашу сторону. Он усмехнулся и покачал головой. – На самом деле я просто спросила у него, как пройти на Medway Street.
- Правда? И он ответил? – засмеялась она. Похоже, провалы собственного братца веселили ее.
- С трудом. Затем я ушла, а он догнал меня и предложил подвезти. Мое первое впечатление было таким: «Он точно не маньяк?»
Мы расхохотались вместе. Лиззи наклонилась поближе ко мне и прошептала:
- Роберт определенно влюблен в тебя, давно не видела его таким.
- Что?! – Я открыла рот и удивленно моргнула. Мы знакомы два дня. Какая к черту любовь?!
- Поверь мне, - серьезно заявила Лиз. – Он очень увлечен тобой. Сказал, что собирается познакомить тебя с родителями.
- Это глупости, мы слишком мало знакомы.
- Но он тебе нравится? – Она была одним из самых неугомонных людей, что я встречала.
- Он мне нравится, безусловно. Вы похожи с братом, - заметила я, стараясь перевести тему.
Подруга кивнула, поняв мои намеки, а затем спросила:
- А где твоя семья?
Вопросы про мою семью всегда вызывали во мне противоречивую реакцию, но между тем я постаралась ответить как можно правдивее:
- Отец - в Америке читает лекции в Йельском университете. Мама – дома, в Санкт-Петербурге, младший брат учится в Кракове, старший - работает в Москве. Мы все вместе довольно редко видимся.
- А ты сама откуда? Что делаешь в Лондоне?
- Я живу в Санкт-Петербурге, это в России. Что делаю в Лондоне? Приехала на Рождество к другу, но его не оказалось дома. Он - фотограф в "Select" и сейчас на выездной фотосессии с моделями, вернется только после праздников. Неловко вышло, точнее, я крупно облажалась. Хотела улететь домой следующим рейсом, но встретила твоего брата… - Я слегка приврала, но не рассказывать же Лиз про то, что заявилась сюда к жениху, а сама кручу роман с ее братом. Посмотрев на Роберта, я заметила, что он слышал всю историю и теперь втихаря посмеивается над моим враньем.
- Надеюсь, тебе понравится Англия, - хитро улыбнулась она.
- Боюсь, она мне понравится настолько, что не захочется возвращаться домой, - засмеялась я.
- Мне бы хотелось побывать в России, - мечтательно протянула Лиззи. – Я видела фотографии в интернете, у вас очень красиво. Горячие русские парни. Ты должна меня пригласить…
Мы вместе прыснули.
- Считай, что я уже жду тебя в гости.
В это время к нам повернулся Роберт и брюнет, с которым он все время разговаривал. Том.
- Значит, ты та девушка, которая украла его у всех и вся? – усмехнулся Том.
Я нахмурилась.
- Звучит так, будто я - карманная воровка. Просто одолжила, через несколько дней верну обратно.
Вся компания дружно рассмеялась.
- Она мне начинает нравиться. - Том подмигнул Роберту.
- Буду расценивать это комплимент - Я лучезарно улыбнулась, посылая его в нокаут.
Вечер проходил относительно спокойно. Мы с Лиззи беседовали о музыке и русских парнях. Я непременно пообещала познакомить ее со старшим братом. Маркус и Энни были полностью поглощены друг другом: видимо, они совсем недавно начали встречаться и в них бушевали гормоны. Сэм куда-то исчез из поля моего зрения. Роберт и Том о чем-то активно дискутировали, иногда к их разговору присоединялся Маркус, вставляя свои комментарии, но, видимо, губы девушки его интересовали намного больше.
- Ольга, - обратился ко мне Том. – Можешь назвать своего любимого художника?
Я на секунду задумалась, а потом ответила:
- Билибин.
Видимо о существовании Билибина из присутствующих знала только я:
- Он график, рисовал иллюстрации к русским периодическим изданиям начала прошлого столетия. А почему ты спрашиваешь?
Он пожал плечами.
- А Дали? Как ты относишься к Дали?
- Дали? – удивилась я. – Ну, сюрреализм - определённо не мое направление. Отец называет его позером. Нет, конечно, не прямо так, но смысл от этого не меняется. Если вкратце, то я не поклонница его творчества.
- Роберт совсем недавно прошел кастинг на роль Дали в биографическом фильме.
Я чуть не выронила стакан, который держала в руке.
- Он же латентный гей. Я имею ввиду, он и Гарсия Лорка…. О, Господи! – Я закрыла лицо руками и расхохоталась, чувствуя, как от смеха ритмично подрагивают плечи. Почему-то попытки представить Роба в роли Дали вызывали во мне истеричный смех. Лиззи, глядя на меня, тоже прыснула. – Лучше бы ты мне этого не говорил, - обратилась я к Тому, пытаясь прекратить ржать, как ненормальная, видя, что Роберт недовольно смотрит в мою сторону. – Прости, - прошептала я, уткнувшись носом в его плечо. Он только улыбнулся и развел руками. – Торжественно клянусь посмотреть этот фильм, чего бы это ни стоило.
Когда мне, наконец, удалось прийти в себя, я снова повернулась к брюнету.
- А ты? Роберт говорил, что ты тоже актер?
- Я не столь популярен, как он. - Том почти скромно опустил глаза, явно дурачась. – Ничего такого, что может быть замечено. Пока, - добавил он после непродолжительный паузы.
- Скромность определенно украшает человека, - поддела его я.
- Я это уже где-то слышал...
- Так все время говорит мой отец.
- Ну а ты? - Том посмотрел мне прямо в глаза, усмехнувшись.
- А что я? Я не актриса, но если тебе так уж интересно, то моя самая большая роль - это Красная шапочка во втором классе. - Хлопнув накрашенными ресницами, я смело ответила на его взгляд.
Поиграв, с Томом в гляделки еще минут пять, и так и не поняв, что этот странный парень от меня хочет, я поднялась со своего места. Прошептав Робу на ухо, что скоро вернусь, направилась в дамскую комнату.
Выйдя обратно в зал, я огляделась по сторонам. Весь танцпол был забит до отказа, музыка грохотала так, что барабанные перепонки просто не выдерживали. Столики, за которыми сидели мы, располагались на втором этаже клуба - подальше от динамиков, там было менее шумно, чтобы посетители могли вести «светские» беседы, не перекрикивая при этом друг друга. Подняв глаза, я увидела смутные очертания фигуры Роберта, сидевшего спиной ко мне. Глубоко вздохнув и улыбнувшись про себя, направилась к барной стойке, решив, наконец, напиться. Сегодня меня несет куда-то не туда.
Пока бармен смешивал клубничную «Маргариту», я осознала, что все происходящее - более чем неправильно. Мы - совершенно разные люди из двух полярно разных вселенных, по иронии судьбы соприкоснувшихся в точке «х», а потом разошедшихся в противоположных направлениях. Я никогда не была пессимисткой, но наши с Робертом отношения имели четкий конец. Сегодня можно назвать точную дату, когда наши жизненные прямые разойдутся, каждая в своем направлении. Хэппи-энда не будет. Верней будет, но не с нами и не в этот раз.
- Бознанская, какого черта?! – послышалось за спиной, что отвлекло меня от меланхоличных мыслей.

URL
2013-02-11 в 07:01 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Я медленно обернулась и посмотрела совершенно безмятежным взглядом на стоявшего рядом молодого человека.
- И тебе не болеть, Комолов! – Улыбнувшись во все свои тридцать два зуба, я в очередной раз, как обычно бывает в таких ситуациях, включила непроходимую дуру. Знала, что это его жутко бесит, поэтому слегка переигрывала.
- Где твоя благоверная? Как ее там? Келли? – не переставая улыбаться, спросила я.
- Я звонил тебе сотню раз! - Ох, даже в этом не сомневалась. – Где ты была?!
Мой вопрос Станислав намеренно проигнорировал.
- Стас, я почти испугалась. Может, повторишь второй раз для закрепления эффекта?! - Я приняла жутко деловой вид, гордая собственной невозмутимостью. На секунду показалось, что Комолов не выдержит и стукнет меня по голове, чем-нибудь тяжелым. Но это было не в его принципах, он даже не стал разводить долгих нудных монологов о том, что я для него все, и он просто оступился. Вот за это я люблю Стаса больше всего.
- Отец убьет нас, - невозмутимо произнес мой все еще жених, присаживаясь рядом.
Я кивнула. Сейчас мы оба понимали, что свадьбы не будет. Наверное, я бы даже обрадовалась этому, но не обрадовалась, потому что за подобные фокусы дома нас по голове не погладят.
- Я ведь люблю тебя, – философски изрек он.
- Я тоже люблю тебя, но замуж больше не хочу. - Я нервно повертела в руках соломинку от коктейля, потом откинула ее в сторону и выпила содержимое бокала почти залпом. Наверное, слишком по-русски, но нестерпимо захотелось напиться.
- Ты ведь пришла не одна? Темы нет, он все еще в Шотландии. Так кто твой спутник, Ляль? – усмехнулся Комолов.
Я засмеялась, Стас слишком хорошо меня знал.
- Не все же тебе веселиться. Просто парень. Вчера подвез меня на машине. - В подробности вдаваться не стала.
- Оля, ты ме-ня по-ра-жа-ешь…
- А эта Келли? У вас серьезно? – Опять совершенно тупой вопрос, на который я знала заведомо правильный ответ.
Стас только махнул рукой. Это значило: пару недель, пока не надоест. Затем появится другая «Келли». Никогда не верила в моногамность мужчин, и Стас каждый раз доказывая мне эту теорию. Когда я впервые узнала об его измене, то рвала на себе волосы, потом научилась не замечать их или намеренно игнорировать. Любил-то он меня, а эти девицы ничего не значили ни для кого из нас. Причина нашего расставания в другом. Мы были вместе всю сознательную жизнь, а в какой-то момент из возлюбленных превратились в близких друзей. Дружеский секс - это хорошо, но недолго. Больше не было искры, поддерживающей огонь отношений.
Пару минут мы поговорили о Лондоне и том, как будем оправдываться перед родителями.
- Смотри, твой бой-френд идет к нам, - усмехнулся мой собеседник. – Познакомишь?
Я кивнула, оглянувшись на приближающегося Роберта.
- У тебя все в порядке? – спросил он, подходя ко мне.
- Да, все отлично. Роберт, это - Станислав. Стас, это - Роберт.
Они подозрительно посмотрели друг на друга: Стас явно решал, можно ли доверить меня этому англичанину, а Роберт гадал, кем мне может приходиться Комолов.
- Стас, он мой…
Договорить я не успела, Комолов перебил меня.
- Можно сказать, ее брат. - Мои брови взлетели вверх. Тоже мне братик, хотя отчасти это правда. – Моя мать замужем за ее отцом.
Я кивнула, чувствуя себя полной идиоткой, которая семь лет провстречалась с сыном женщины, уведшей отца из семьи. «Санта-Барбара» какая-то.
- Так ты один? – еще раз спросила я Стаса.
- Нет, с Джеймсом.
Ох, Джеймса я знала хорошо. Даже слишком. Прошлым летом они прилетали в Санкт-Петербург вдвоем, после чего мы неделю кутили так сказать «по-русски». Мне до сих пор стыдно смотреть этому англичанину в глаза.
- Вы можете присоединиться к нам? – спросил Роберт, я кивнула. У меня скоро от кивков голова отвалится.
- Мы уже собирались уходить. - Стас подмигнул мне, и я почувствовала непреодолимое желание врезать ему в челюсть. Вот ведь еще и издевается.
К нам подошла длинноногая блондинка, при виде которой у меня пропал дар речи. Она встала возле Стаса, что-то прощебетав ему на ушко. Они вместе смотрелись просто потрясающе. Черт тебя побрал, Комолов! Как можно быть одновременно таким красивым и такой сволочью?!
- Это - Зои, - представил он свою «подругу». А где Келли? Она мне почти начала нравится. Сколько у него таких, интересно?
- Очень мило, - пробормотала я на русском, все еще улыбаясь. От улыбки свело челюсть, поэтому даже в собственных глазах я выглядела полной дурой.
- Бознанская, полегче, - рассмеялся Комолов. По-моему, все это его забавляло. Вот паршивец!
- Пожалуй, мы тоже пойдем. - Я дернула ничего не понимающего Роберта за руку, с наслаждением отмечая притупленный взгляд блондинки. Ну, почему она такая… идеальная?! Рядом с ней я чувствовала себя маленькой толстой плюшечкой, хотя во мне пятьдесят килограмм с трудом наберется.
- Увидимся дома, - бросила я на прощанье экс-жениху. – Папе привет!
- Что это было? – спросил Роберт, когда мы немного отошли от них.
- Это? – оглянулась назад, и посмотрела на широкую спину Комолова. – Жизненное недоразумение, которое просаживает деньги нашего отца на девиц, подобных этой Келли.… Или как ее там?! – выплюнув это, я почувствовала некоторое подобие облегчения.
Роберт ничего не сказал, продолжая буравить меня взглядом.
- Прости. Это было глупо! – Я чувствовала себя бесконечно виноватой за свои выходки. И так всегда. Поднявшись на носочки, примирительно чмокнула его в щеку, обворожительно улыбнувшись. Он тут же притянул меня к себе, целуя по-настоящему.
- А блондинка хороша, да? – задумчиво произнесла я, когда мне, наконец, удалось отлепить себя от его губ.
- Ольга…Ты самая невыносимая девушка из всех, что я встречал, - засмеялся Роберт.
- Что? – нахмурилась я. Он не ответил, только еще раз посмеялся надо мной.
Остаток вечера пролетел как в тумане. Я все-таки умудрилась напиться пресловутой текилой и о чем-то поспорить с Томом. Но было действительно весело, по крайней мере, я за весь оставшийся вечер ни разу не вспомнила о Комолове и его подружке.
Когда мы садились в такси, на часах было уже почти три часа ночи. Моя тяжелая голова то и дело падала на плечо Роберта.
- Устала? – спросил он, заботливо прижав меня к себе.
Я промычала что-то невразумительное в ответ.
- Этот парень - твой жених? – спросил он. Видимо, этот вопрос волновал его весь остаток вечера.
Я кивнула, не находя боле подходящего ответа, а через некоторое время добавила:
- Теперь это уже не имеет значение...

URL
2013-02-11 в 07:05 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 7. Колыбельная
POV Роберт
Утренний пост-алкогольный синдром напомнил о себе головной болью. Где-то рядом на кровати зашевелилась Ольга, я автоматически протянул к ней руку, и в то же мгновенье почувствовал болезненный шлепок. Девушка что-то невнятно пробурчала и перевернулась на другой бок. Теперь она лежала спиной ко мне. Разлепив глаза, я аккуратно провел рукой вдоль ее позвоночника, Ольга выгнула спину и блаженно потянулась, затем, наконец, развернулась в мою сторону.
- Привет, - прошептала она.
- Доброе утро, если его можно назвать таковым, - усмехнулся я. – Моя голова сейчас готова взорваться.
Она рассмеялась, откидываясь на подушку.
- Что? – переспросил я.
- Ничего, просто вид у тебя сейчас еще тот. - Ольга провела рукой по моей небритой щеке. – Иди в душ, а я пока сварю тебе кофе.
- Ты волшебница. - Я чмокнул ее в губы, а затем поднялся с кровати, надевая на себя помятую футболку.
- Очень злая волшебница, - донеслось до меня уже в дверях.
После того как я вышел из душа, свежесваренный кофе уже стоял на плите, маня своим притягательным ароматом, рядом - стакан воды и таблетка аспирина. Ольга, как ни в чем не бывало, сидела на подоконнике, смотрела в окно и медленно отпивала чай из большой кружки, некогда принадлежащей Тому. Я представил лицо друга, не выдержавшего подобного кощунства. Услышав мой смешок, она обернулась и посмотрела в мою сторону.
- Что здесь смешного?
- Это кружка Старриджа. - Я положил свои руки поверх ее, обхватывая чашку, чувствуя, как тепло начинает проникать внутрь от самых кончиков пальцев. – Он бывает несколько брезглив…
- Но мы ведь ему не скажем? – Ольга подмигнула мне. - У тебя красивый вид из окна.
- А у тебя нет?
- У меня из окна видны только окна дома напротив. – Она откинула непослушную длинную прядь со лба.
- Подвинешься? – спросил я, присаживаясь рядом на подоконник.
Было что-то жутко романтичное и по-семейному уютное в нашем совместном утреннем чаепитии. Неожиданно я подумал, что никогда до этого момента не замечал что у меня красивый вид из окна. Обычная лондонская улочка, коих много в этом районе, но сейчас все казалось действительно красивым, по-рождественски волшебным. Под утро пошел пушистый снег, и сейчас он мягко окутывал припаркованные машины и одинокое дерево, посажанное кем-то возле подъезда.
- Не верится, что завтра Рождество…- произнес я вслух.
- А у тебя нет елки! - Ольга оторвалась от созерцания городского пейзажа и повернулась и ко мне, ее глаза загорелись каким-то маниакальным блеском. За эти два дня я успел понять, что это не к добру.
- Елки…?! – осторожно переспросил я.
- Роберт, обычно люди наряжают на Рождество елки, венки вешают, носки на камин.… Хотя на месте Санты я бы не стала класть подарки в грязные носки. А венки уж больно напоминают траурные. У нас такие обычно на могилу кладут…. Роберт?! АУ! – не выдержала Ольга, толкая меня плечом.
- Это омела, глупая. Под ней принято целоваться. - Я провел рукой по длинным шелковистым локонам, любуясь игрой света на ее волосах. При дневном свете они приобрели необычный медный оттенок.
- Иди ко мне. - Она кивнула, и развернулась спиной ко мне, я прислонился подбородком к ее макушке, наслаждаясь мгновеньем. Некоторое время мы молчали. Я смотрел в окно на начавшийся снегопад, а Ольга допивала свой чай, от которого исходил сильный запах корицы, напоминающей мне о приближающемся празднике.
- Так что ты говорила мне про елку?
- Я говорила, что завтра Рожество, а у тебя нет елки.
Я виновато покачал головой. Обычно празднование проходило в родительском доме, и я совсем не заморачивался подобными вещами, но раз она хотела елку, то почему не исполнить эту маленькую прихоть?

- Иди, одевайся, назойливый рождественский эльф! Мы идем выбирать дерево!
- Я - не эльф, я - Снегурочка!
- Кто? Кто? – переспросил я.
Ольга только махнула рукой, и счастливо чмокнув меня в щеку, убежала в спальню. Я, тяжело вздохнув, последовал за ней.

Половина магазинов была закрыта, а вторая оказалась полупустой - все нормальные люди сейчас готовились встретить сочельник с семьей. Тем не менее, нам удалось найти пушистую елку, которая, как мне казалось, займет половину гостиной. Когда мы выбирали елочные украшения, Ольга радовалась как ребенок. Ее непосредственность подкупала, и мне хотелось исполнять все ее желания, словно добрый волшебник, любуясь искренним восторгом, исходившим от этой девчонки.
- Нам нужны фонарики, - заявила она, таща меня куда-то в сторону.
- Зачем нам еще фонарики? У тебя и так полный пакет всякой мишуры. Кстати, игрушки немного странноваты, ты не находишь? – спросил я, заглядывая в пакет с елочными украшениями.
- Нормальные игрушки. Креатив. - Она встала в позу, напоминая мне не то маленькую девочку, не то занудную школьную учительницу. - А как же: «Раз, два, три, елочка гори!»? Нам обязательно нужны фонарики!
- Гори, так гори… - махнул рукой я, представляя, как это неугомонное создание заставит меня развешивать все это.
- Роберт, ты самый лучший! – Она легко поцеловала в щеку и убежала в другой конец зала, я обессилено рухнул на ближайшую кушетку для посетителей. Мне бы ее энергию!
Часа через три, когда у меня уже стало рябить в глазах от рождественских украшений, мы вышли на улицу с елкой наперевес и двумя огромными пакетами праздничных украшений.
- Что-то случилось? – спросила Ольга. – Ты сегодня очень задумчивый. Наверное, я тебя утомила?
- Не обращай внимания, я просто не выспался, - ответил я, наклоняясь к ней и целуя в макушку. – Крепкий кофе приведет меня в чувство. Ты не забыла, сегодня мы идем на ужин к моим родителям?
- Да, я помню, - немного нервно отозвалась она. – Роберт, это все так неудобно. Мы знакомы всего два дня, а ты ведешь меня к себе домой на семейный ужин.
- Прекрати самобичевание. Тебе не идет.
Она кивнула и замолчала, думая о чем-то своем.
Оставшуюся часть пути до дома мы провели, болтая о всякой ерунде и решая, что будем делать завтра, если сможем подняться с кровати раньше полудня. Ольга рассказывала, как празднуют Рождество в России.
В прихожей она скинула пальто и, оставив покупки не распакованными, ушла на кухню.
- Я сделаю тебе кофе, пока ты не заснул прямо на пороге, - донеслось до меня из-за барной стойки.
Пока варился кофе, я решил поставить ель. Не зря же мы ее покупали?! Как и предполагалось это хвойное растение заняло половину комнаты. Ольга тихо посмеивалась, глядя на мои попытки установить ее ровно.
Когда работа была закончена, я отошел на несколько шагов, любуясь результатами своих усилий.
- Ты - просто ас, - заверила меня девушка, протягивая чашку кофе. - Будем наряжать?
Я согласно кивнул. Тут она целиком и полностью взяла инициативу в свои руки, командуя мной, как прорабом на стройке. Я, наверное, раз двадцать перевешивал проклятых странных гномов и радиоактивных собак. Где она только их откопала? Но дело, тем ни менее, спорилось очень быстро, и через сорок минут напряженной работы у меня посреди гостиной стояла полностью украшенная новогодняя ель.
- Остались фонарики, - улыбнулась Ольга, последний раз поправляя Санту.
Когда, наконец, все было готово, и фонари были там, где им положено быть, я повернулся к ней и, улыбаясь, прошептал:
- Ну, давай же…
Она лукаво посмотрела мне в глаза и произнесла:
- One, two, three, herringbone burn!

URL
2013-02-11 в 07:06 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
С этими словами я включил гирлянду в электросеть, при этом отключив другое освещение. Комната погрузилась в волшебный красно-синий полумрак.
- Это по-настоящему красиво, совсем как в детстве, - прошептала Ольга, подойдя ко мне. – Теперь у нас настоящее Рождество. Спасибо тебе.
Я приподнял слегка ее на руках и прошептал на ухо:
- В детстве у меня не висели мутанты на елке, тебе придется расплатиться со мной за это.
Она обвила мою шею руками.
- Какой же ты, корыстный! Можешь испортить момент…
Я не ответил, только прижался к ее губам своими, с каждым мгновеньем углубляя поцелуй. Мы переместились на кресло, пальцы сами непроизвольно начали расстегивать пуговки на ее блузке. Черт, почему у нее всегда столько пуговиц и прочих совершенно не нужных деталей?! Но в этом казалось, была вся Ольга. Весь ее образ состоял из маленьких деталей, которые были не заметны на первый взгляд, но являлись непременно важными для составления целостного образа. Мы были знакомы всего два дня, но я уже многое о ней знал. Ольга не любила, когда сокращают ее имя, не пила кофе и не ела тосты по утрам, складывала салфетки в причудливых зверюшек. Любым джинсам предпочитала свою шерстяную юбку, а лету - осень, заплетала в косу красную ленту и все время поправляла рукой непослушную длинную челку. Она не верила в Бога, но знала силу человеческого желания. Ольга умела рисовать, но ненавидела это делать, покупала пиратские диски, потому что людям тоже надо зарабатывать, и ненавидела все эти разговоры о правах животных, вегетарианстве и прочей, как она говорила, ненужной фигне, мотивируя это тем, что мы друг к другу по-человечески научиться относиться не можем, что уж говорить о собаках. Она всегда выдавливала пасту с середины тюбика и сохраняла чеки из магазинов, потом они еще долгое время валялись у нее в сумке. Все это было в ней, но именно такой она мне и нравилась.
Ольга, оторвавшись от моих губ, процедила:
- Во сколько мы ужинаем у твоих родителей?
- В семь, - промычал я, целуя ее шею.
Она застонала.
- Черт, сейчас уже почти шесть, и если ты не остановишься, мы точно опоздаем…
- Это же не поезд, успеем… - прошептал я, отправляя блузку куда-то в угол комнаты.
- Ты сам напросился, - девушка загадочно улыбнулась и легонько толкнула меня на диван. Я не выдержал и, схватив за ноги, притянул ее ближе, подминая под себя.
Длинные волосы расплелись и разметались по дивану. Наверное, я случайно придавил их локтем, поскольку она недовольно застонала и толкнула меня в грудь.
- Прости, - прошептал я, проведя рукой по волосам, мне нравилось запускать в них пальцы. Черт, Паттинсон, ты становишься фетишистом!
Ольга протянула руки и стянула через голову мою футболку, пробежав пальчиками по груди. В этот момент у меня сорвало крышу, и я уже не мог контролировать себя.
Секс был быстрый жесткий, но между тем опьяняющий и напрочь заставляющий забыть обо всем. Позже мы лежали вдвоем на продавленном диване и разглядывали мерцающие фонарики. Я отметил про себя, что мы даже толком раздеться не успели.
- Может, никуда не пойдем… - мечтательно протянул я, наматывая ее локон себе на палец.
- И будем всю ночь занимать диким сексом в гостиной, пока твои родители не вызовут полицию и те не застанут нас тут в неприличном виде, - усмехнулась она, поправляя сбившуюся юбку.
- А это идея….
- Как бы не так! - засмеялась Ольга, легко целуя меня в губы.
После совместного принятия душа мы еще полчаса бегали по квартире. Я - в поисках чистой рубашки и носков, а Ольга лихорадочно перебирала чемодан, решая, что же ей надеть на себя. Все это действо грозило тем, что мы бы выбрались из дома не раньше полуночи. Не то, чтобы меня не устраивало то, что посреди моей спальни стояла красивая полуобнаженная девушка, но секс в данный момент не входил в наши планы, поэтому я кинул ей первую попавшуюся под руки тряпку.
- Одень это и пошли.
Девушка зло посмотрела на меня, но перечить не стала. Тряпка оказалось платьем изумрудного цвета, который невероятно шел его хозяйке, от чего ее глаза приобретали схожий с платьем зеленый оттенок. Я невольно залюбовался ей.
- Что не так? – спросила Ольга, надевая поверх платья черный кардиган. – Мне переодеться?
- Нет, оставь. - Я жестом остановил ее. – Просто представляю, как вечером буду снимать его с тебя.
- Ты извращенец, - заявила она, поправляя воротник моей рубашки. – Я тебе это еще припомню.
В такси она болтала по телефону с родителями, что-то объясняя на русском. Было забавно слушать ее, зная, что ты ни хрена не понимаешь из того, что она говорит.
Расплатившись с таксистом, я помог ей выйти на улицу возле дома моих родителей. На часах было полвосьмого, так что мы относительно быстро собрались.
- Роберт. - Ольга вцепилась в мою руку. – Стукни меня, если я ляпну какую-нибудь глупость.
Я оставил легкий поцелуй на ее губах, в надежде успокоить.
- Ты им понравишься.
Девушка кивнула, но руку мою не выпустила до тех пор, пока Виктория не открыла дверь.
- Роберт, мы уже заждались вас, - улыбнулась сестра.
- Привет. - Я обнял ее, а потом слегка подтолкнул Ольгу, которая впала в ступор. Эта девушка умеет смущаться?!
- Это - Виктория, еще одна моя сестра. Вик, это - Ольга. Моя девушка, - зачем-то добавил я.
Моя девушка, наконец, пришла в себя и улыбнулась.
- Очень приятно. Вы так похожи с Лиззи, что я несколько теряюсь.
Виктория рассмеялась, заметив, что она - не первая, кто это говорит, и пригласила нас в дом.
В прихожей ничего не изменилось за время моего отсутствия. Было чертовски приятно оказаться тут вновь. Я помог Ольге снять пальто и потянул за собой в гостиную, шепнув на ухо:
- Не бойся, тебя никто не съест.
Она не удержалась и толкнула меня локтем.
В столовой мама и Лиззи накрывали на стол, отец откупоривал бутылку вина. Когда мы вошли, мама тут же подошла к нам, улыбнувшись.
- Я уже начала волноваться.
- Мама, это - Ольга, - представил я их друг другу.
- Добрый вечер. Счастливого Рождества, миссис Паттинсон, - улыбнулся Ольга, снова слегка смутившись.
- Спасибо, милая.
Девушка стыдливо опустила глаза, я впервые видел ее столь сконфуженной.
- Пойдем, а то Роберт бывает порой очень невнимательным. - Мама потянула Ольгу за собой. Она умоляюще посмотрела на меня, но я только кивнул в знак поддержки и подошел к отцу.
- Я рад, что ты вернулся, сын. - Отец обнял меня, как обычно при встрече, и как будто не было этих месяцев разлуки.
- Я скучал по всем вам, пока был в Штатах, даже не можешь представить, как.
К нам подлетела Лизи.
- Наконец, ты почтил нас своим присутствием, братец.
- Лиззи, - утихомирил ее отец. – Иди, матери помоги! - Я оглянулся в сторону стола, где Ольга, судя по всему, предлагала маме свою помощь, а та интенсивно отказывалась.
- Красивая, - улыбнулся отец. – Насколько у тебя серьезно с ней? – Я пожал плечами, не став распространяться о том, что мы знакомы всего несколько дней. Но наши отношения развивались настолько быстро, что я до сих пор не успел подумать, к чему это все может привести.
К маме, Ольге и Лиззи подошла Виктория, они о чем-то разговаривали и смеялись. Темноволосая голова моей подружки резко выделялась на их фоне, но в остальном Ольга очень органично вписалась в мою семью. В этот момент мне впервые стало не по себе, словно кто-то затянул тугой узел вокруг шеи, как в тот день с Ниной, когда она сказала, что наши отношения должный перейти на новый уровень. И вот сейчас Ольга жила в моей квартире, общалась с моими друзьями, а сегодня в доме моих родителей беседует с моей мамой…. Узел затянулся сильней, стало невыносимо дышать.
Словно услышав мои мысли, девушка обернулась, слегка улыбнувшись своей грустной полуулыбкой. Я вздохнул поглубже, и неожиданно стало легче от мысли о том, что Ольга уедет через неделю домой, и все закончится. А сейчас я могу просто расслабиться и ловить момент, который не повторится.
- Роберт, идем за стол, - позвала мама.
Традиционная рождественская утка сегодня мне показалась гораздо вкуснее, чем обычно, ее пряный аромат разносился по комнате, заставляя желудок активно работать. Я повернулся в сторону моей спутницы, сидящей от меня по правую руку - сейчас она была совершенно расслаблена, наслаждаясь общением.
- Чем ты занимаешься? – спросил ее отец.
- Я - студентка, учусь в университете.
- И что ты изучаешь? – вставила Виктория.
- Рекламу, маркетинг.
- Я как раз работаю в этой отрасли. - Похоже, они и со второй сестрой нашли тему для разговора.
- Не думаю, что стану рекламным гуру вроде Огилви. Несколько раз участвовала в крупных пиар-компаниях, но там такая текучка кадров, что на плаву удерживаются только единицы. Для начала я хочу получить диплом, а дальше будет видно.
- Чем занимаются твои родители? – словно невзначай спросила мама. Все, началось. Не ужин, а смотрины какие-то, словно у нас через неделю свадьба. Я закатил глаза, почувствовав, как Лиз толкнула меня ногой под столом. Ее больше всех забавляли мои стенания.
- Они оба художники, - невозмутимо продолжала рассказывать о себе Ольга. – Отец иногда преподает современное искусство в университетах, а мама занялась дизайном жилых помещений, у нее своя фирма.
- Ты ведь откуда-то из западной Европы, судя по произношению. - Отец протянул ей бокал вина.
- Спасибо. Мой отец - обрусевший поляк. У меня полностью славянские корни. Дед переехал в Россию в шестидесятых по работе и остался там жить, бабушка вернулась обратно в Краков только после его смерти. Мама - русская, но родилась в Берлине, ее отец был военным. Мы там жили несколько лет, но потом вернулись обратно в Россию.
- Так ты еще и по-немецки говоришь? – удивленно переспросила Лиз.
- Да. - Ольга снова смутилась. - Еще на русском и польском. Пробовала выучить французский, но у меня в голове такая каша, что с ним как-то не задалось.
- Вау, - заявила Лиззи. – Одно время я хотела петь на испанском и пробовала учить его, но дальше трех слов дело не пошло.
Сестра симпатизировала ей все больше и больше.
- Стараниями мамы и бабушки удивительно, что я еще на хинди не разговариваю. Они всегда считали, что знание языков открывает для нас с братьями многие двери.

URL
2013-02-11 в 07:07 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Бесконечные расспросы продолжались еще полчаса, пока мама не усадила меня за старое пианино, стараниями Лиззи расстроенное окончательно. Сыграв "What Child Is This?" три раза на бис, я углубился в разговор с отцом в то время, как Ольга продолжала беседовать о чем-то с мамой. Вечер проходил спокойно и непринужденно, моя подружка действительно понравилась маме, папе и заодно и сестрам. Думаю, в тайне мама мечтала иметь такую невестку. Не глупую, достаточно образованную, из хорошей семьи без всяких звездных заморочек. Ее даже не смутило то, что Ольга русская. Мне тоже нравилась она, нравилась ее непринужденность в общении, нравился позитив, который она дарила окружающим. Ольга была праздником в моей жизни, и я не хотел, что бы праздник перерос в обычную рутину. Наши отношения были хороши тем, что были яркими и недолгими.
- О чем думаешь, сын? – спросил отец.
- О разном, - заметил я, отпивая его фирменного бурбона.
- Маме редко нравятся твои девушки, - заметил он, я только кивнул в ответ. К моему роману с Ниной она относилась скептически, но старалась не вмешиваться, в отличие от Лиззи, которая выражала свои эмоции более открыто. Они с мамой всегда держали оборону против нас с отцом сообща. Иногда в их коалицию вступала Виктория, которая обычно старалась сохранить двухсторонний нейтралитет. И дело даже не в личном отношении к Нине, просто она была старше и настроена более серьезно, особенно после того, как ушла с подиума.
- Хочешь, дам совет?
- Даже если я скажу «нет», ты мне его все равно дашь, - заметил я, усмехнувшись.
- Не стоит упускать ее, потому что второй раз тебе так не повезет.
Ответить я не успел, поскольку в этот момент к нам подошли мама с Ольгой.

*****
Домой мы добрались только к полуночи. В такси Ольга выводила пальцем на стекле причудливые узоры. Потом, обернувшись ко мне, тихо произнесла:
- Тебе повезло. У тебя отличная семья, любящие родители. В детстве я бы удавилась от зависти.
- Твои родители давно развелись? – спросил я, притягивая ее к себе.
Она нервно теребила пальчиками пуговицы на моем пальто.
- Мне исполнилось восемь, когда он окончательно ушел от нас. У него была любовница на протяжении нескольких лет, она даже родила ему дочь. Моя сестра… Ее зовут Божена, сейчас ей четырнадцать. Но самое главное в том, что я даже упрекнуть его не могу. Папа любит свою второю жену, как никогда не любил маму.
Я прижал ее покрепче к себе, целуя в растрепанные волосы, оставшуюся дорогу до дома мы молчали.
Когда такси подъехало к дому, я быстро расплатился с водителем и потянул ее за руку наверх мимо пустого поста консьержки. На половине пути мы начали целоваться и расстегивать замерзшими пальцами пуговицы на пальто. Господь всемогущий, кто их только придумал. Она томно смотрела на меня, пока я пытался в темноте вставить ключ в замочную скважину. Это удалось мне только с пятой попытки, и я в нетерпении увлек девушку за собой, на ходу ногой захлопнув дверь.
Оказавшись отрезанной от остального мира, Ольга, прислонившись к стене, произнесла:
- Сегодня нам больше некуда спешить.
В животе завязали тугой узел, голова напрочь отказывалась работать, уступая место инстинктам. Я помог ей снять пальто, а если быть честным, то просто кинул его на пол, отпихнув ногой в сторону. Она, отстранившись, скинула туфли и отправилась в гостиную, поманив меня пальчиком за собой. Завороженный я последовал за ней, понимая, что рухни мне сейчас комета на голову, я все равно пойду за ней.
Девушка стояла посреди гостиной в слабом зеленом свете елочной гирлянды, изумрудный шелк делал ее похожей на сказочного эльфа. Как в замедленной съемке я подошел к ней, обняв за плечи, поцеловал в шею, спускаясь ниже. Кашемировый кардиган постигла участь пальто, одиноко затерявшегося в коридоре. Через несколько секунд к ним присоединились моя рубашка вместе с майкой. Руки исследовали желанное тело под платьем, ткань скользила между пальцами. Это было чертовски волнительно - чувствовать, как оно начинало дрожать от моих прикосновений.
Ольга слегка откинула голову назад, подставляя шею для поцелуев.
- Если ты сейчас не снимешь это чертово платье, то я его просто порву, - сипло прошептал я, когда сознание уже почти полностью отключилось.
Она усмехнулась, отступила на несколько шагов, аккуратно сняв колготки, а потом легким движением руки расстегнула застежку и через голову стащила платье, уверенным жестом отбросив его в сторону. Ведьма. Терпеть более не хватило сил: я подхватил ее на руки, пробурчав себе под нос что-то мало вразумительное даже для себя самого. В эту ночь мы не просто занимались сексом, наверное, мы по-настоящему любили друг друга, узнавали, запоминали, что бы потом вспоминать одинокими длинными вечерами.
Последнее что я помнил в ту рождественскую ночь, пока засыпал, - это ее убаюкивающий голос, певший какую-то колыбельную:

Zasnij, kochane moje Sloneczko!
Spadla na ziemie nocka chusteczka.
Zasnij, mój chłopak, moje serduszko.
Połóż głowę na poduszce…

Zasnij, wiaterek piosenki Ci spiewa.
Ptaki zasnely, zwierzatki i drzewa.
Swiatlem gwiazdeczki mrugaja na niebie.
Zasnij, maluszku! Spij. Kocham Ciebie…

(Засыпай, любимое мое солнце!
Опустилась на землю ночка чудесная.
Засыпай, мой мальчик, мое сердце.
Опусти голову на подушку.

Засыпай, ветер поет тебе свои песни.
Птицы заснули, животные и деревья.
Звезды зажгли мигающий свет в небе.
Засыпай, малыш! Спи. Я люблю тебя ...)

URL
2013-02-11 в 07:08 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 8. Хэппи-энд до востребования
POV Ольга
Дни до Нового года пролетали незаметно, я таскала Роберта и свой родной «ZENIT» в самые экзотические места, от чего он иногда он думал, что винтов моей голове немного недоставало. На самом деле так и есть. Болезнь известна, но не излечима. Особенно он меня не понял, когда я потащила его на улицу Красных фонарей фотографировать ночных бабочек. В тот момент они особо вдохновляли. А в другой раз мы были на Хайгейтском кладбище. Мне непременно хотелось увидеть могилу Карла Маркса. Роб долго смеялся, сказав, что я его только в морг не затащила. В свою очередь он тоже показывал мне свой собственный Лондон. Взявшись за руки, мы могли часами бродить по узким улочкам британской столицы.
Пару раз выезжали за город, в Ричмонд и Гринвич. А вчера, несмотря на сопротивление Роберта, я и Том, который периодически присоединялся к нашей маленькой компании, пошли кататься в Сомерсет-Хаус. Как оказалось, Паттинсон никогда не стоял на льду, и мы часа три провели в попытках заставить его оттолкнуться от бортика. Несмотря на десяток синяков, ушибленное колено, было весело, а я почти почувствовала себя тренером олимпийской сборной по фигурному катанию. После пируэтов на льду наше трио переместились в паб, где мы неделю назад познакомились с Робом, и мы полночи дегустировали отличный шотландский виски. Роберт, явно увлекшийся распитием национального напитка, решил продемонстрировать свои музыкальные таланты. Играл он действительно хорошо, но петь ему лучше не стоило, особенно на пьяную голову. В результате его творческих порывов я и Том еле утащили его оттуда. Идя втроем по мало освещенной улице, мы пополам загибались от хохота. Я уже и не помнила, когда в последний раз так весело проводила время.

*****
Утро было пасмурным, но бесснежным. Роберт тихо храпел на противоположной стороне кровати. Умывшись, я на цыпочках прошла в гостиную, стараясь не разбудить спящего на диване Тома. Поставив чайник на плиту, села на любимый подоконник, любуясь утренним пейзажем. Внезапно захотелось рисовать. Порой у меня бывали подобные порывы, все-таки я выросла в художественной семье.
Из чемодана, валяющегося посреди гостиной, был извлечен блокнот и графит, прихваченный с собой на всякий случай - дурацкая привычка, но все свое ношу с собой. Вернувшись на прежнее место, я уверенно заскользила графитом по белоснежной бумаге, вырисовывая картину за окном. Чайник на плите закипел - я прервалась для того, чтобы заварить себе чай.
- Привет, - послышался сонный голос за моей спиной.
- Доброе утро. – Обернувшись, я посмотрела на заспанного и помятого Тома. – Я разбудила тебя? Чаю хочешь?
Он кивнул, наливая себе полную чашку.
- Я сам проснулся. Где ты научилась так рисовать? – спросил он, рассматривая разбросанные по столу эскизы.
- В художественной школе, - смутилась я. – Мои родители - художники или пытаются ими быть.
Том присел на подоконник напротив меня.
- У тебя талант. Почему ты не хочешь этим заниматься?
Я пожала плечами.
- Просто не нравится делать это постоянно, не хватает усидчивости. Так обычно говорит мой отец.
- А твой отец, он кто? В смысле, я мог видеть его работы, раз он художник… - принялся расспрашивать Том, присаживаясь напротив.
Я пожала плечами, переводя тему.
- Все может быть. Хочешь, нарисую тебя? Или, если правильно выразиться, напишу…
- А сможешь? – подколол он меня.
- Ну, если будешь много болтать головой, то ухо у тебя будет в районе носа, - я не осталась в долгу.
Том заметил, что в стиле Пикассо его еще никто не рисовал, и попытался сесть ровней.
Моя рука запорхала по девственно белой поверхности бумаги, выводя скульптурные черты его лица. Наверное, если бы я была настоящим художником, то он мог бы стать моим музом. Или как это в мужском роде?!
Пока я рисовала, Том развлекал меня рассказами об их школьной жизни с Робертом. Даже по секрету открыл причину исключения своего друга из школы в двенадцать лет, да так, что я смеялась над этим минут пять. С ним было легко общаться. Том, один из немногих, оценил мой своеобразный русский юмор. Мы определенно могли бы подружиться с нестостоявшимся музом.
- Сиди ровно, ты плохой натурщик, - цыкнула на него я, когда сил смеяться уже не осталось.
- Чем вы тут занимаетесь? – На кухню вышел лохматый Паттинсон, привычным жестом чмокнул меня в макушку.
- У твоей подружки творческий порыв, - недовольно пробурчал Том, разминая затекшие конечности.
Я, кивнув, добавила:
- Он вызвался добровольцем, но я оказалась безжалостным эксплуататором.
Роберт подозрительно взглянул на нас, подумав о чем-то не том. В этот момент он выглядел так нелепо, словно ребенок, в чью любимую игрушку играет кто-то другой. Не удержавшись, я прыснула.
- В приступах ревности ты просто смешон, Паттинсон, - засмеялся брюнет. – Я не собираюсь заигрывать с твоей подружкой. Сегодня.
- Мечтать не вредно. И сядь ровно, наконец! – фыркнула я, продолжив работу.
- Дурацкий у вас юмор, - заявил Роб, заваривая себе кофе и присаживаясь рядом со мной.
- Он просто встал не с той ноги, - сказал Старридж, наклонившись ко мне, так что наши лбы соприкоснулись. Ему нравилось злить друга, и я умело поддерживала эту игру.
- А ты я вижу, спец по тому, с какой ноги он встает? - Роберт, сидящий за моей спиной, неопределенно хмыкнул.
Через полчаса я закончила и протянула рисунок Тому.
- Держи, Казанова. Это мой подарок на Новый год.
- А я ничего, - заметил Старридж, разглядывая мой «шедевр». – Спасибо, я сохраню его.
- Я просто польщена, - съязвила я. – Продашь потом за пару миллионов, как я твой автограф. – Я повернулась к Роберту и поцеловала в щеку.
- Ты дал ей автограф?
Мы втроем рассмеялись.
Разговор перешел на вечерние планы. На Новый год Роберт заказал столик в «The Orange», и мы договорились встретиться вечером у входа. Помимо нашего неизменного спутника Тома, там собиралась быть Матильда - его младшая сестра, Маркус с Энни. Еще я пригласила Артема, того самого моего лучшего друга, бесследно пропавшего на просторах Шотландии. Наконец он благополучно нашелся и собирался провести Новый год в моей скромной компании. Вчера, разговаривая с ним по телефону, я подробно рассказа ему о своих злоключениях. Он минут пять ржал как сумасшедший, но про Комолова ничего не сказал, за что я была ему премного благодарна.
После того как за Старриджем закрылась дверь, я начала мыть посуду, а Роберт убирал все со стола, задумчиво наблюдая за мной.
- О чем ты думаешь? – спросила я его, вытирая руки кухонным полотенцем.
- О том, что через два дня ты уедешь от меня в свою далекую дикую страну. - Он обнял меня со спины, уткнувшись подбородком в макушку. Это было очень мило, и внутри что-то перевернулось.
Я вывернулась из объятий и шутливо ударила его полотенцем.
- Эй, Россия вовсе не дикая!
- Ладно-ладно! - Роберт поднял руки вверх, сдаваясь на мою милость. – Но ты все равно уедешь. У меня есть коварный план, по которому я собираюсь запереть тебя в своей спальне и не выпускать оттуда лет этак сто. - Он поднял меня на руки и посадил на кухонный стол, я инстинктивно обвила его талию ногами, притянув поближе к себе.
- Хороший план, - заметила я, запутывая пальцы в его волосах. – Но у тебя ничего не выйдет, я все равно уеду. Роберт, ты же понимаешь, что я не могу остаться. И дело даже не в экзаменах, которые можно сдать и позже. Виза закончится через два дня, мне надо вернуться домой. О, боги, - проговорила я, видя его растерянное лицо, - я уезжаю не на другую планету. У меня есть телефон и ISQ. Паттинсон, ты умеешь пользоваться ISQ?
- Ты меня, что совсем за неандертальца принимаешь?! - усмехнулся Роб, расстегивая верхнюю пуговицу на своей рубашке, надетой на меня.
- Почти. Я могу вернуться в Лондон летом. Или приезжай ко мне. На медведей посмотришь.
- Ты же говорила, что у вас нет медведей, - поддел меня он, и мы вместе расхохотались.
Перестав смеяться, я наклонилась близко к его лицу, так, чтоб наши взгляды встретились.
- Все будет именно так, - прошептал Роб, едва касаясь губами моих губ.
- Веришь в хэппи-энды? – так же тихо ответила я, слушая ритм нашего дыхания.
- Он будет, если мы этого хотим.
- Пока мы этого хотим. Хэппи-энд до востребования. Но я не хочу думать об этом прямо сейчас, - заявила я, притягивая его как можно ближе к себе, стараясь раствориться в нем без остатка. – У нас осталось два дня, а это более чем сорок восемь часов, и на все это время ты только мой и больше ничей. Никакие апелляции и возражения не принимаются…
- Даже если бы я хотел возразить тебе, все равно не смог бы. Ты полностью поработила мое сознание, - засмеялся он, ловко расстегивая оставшиеся пуговицы.

URL
2013-02-11 в 07:09 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Остаток дня тридцать первого декабря две тысячи шестого года мы провели, гуляя по городу. Я выбирала подарки родным. Везти через две таможни что-то громоздкое совершенно не хотелось, поэтому пришлось ограничиться памятными сувенирами.
- Давно ты знакома со своим другом? – спросил Роберт, забирая из моих рук пакеты.
- Роб, да ты ревнуешь? – рассмеялась я. - Артем… Черт! Я не знаю, как лучше перевести его имя на английский?!
- Том, - подсказал он.
- Неважно. Он мой друг, мы знаем друг друга с пеленок, и я никогда не рассматривала его в этом плане. Это как инцест. Что за чушь мелет мой язык…- Я схватилась за голову. – Ну, ты меня понял….
Роб рассмеялся, глядя на мою растерянность.
- Ты просто мастер разъяснений.
- Я работаю над этим.
Мне нравились наши дневные прогулки. Только он, я и Лондон. Наш Лондон. Было что-то притягательное - бродить по улицам, взявшись за руки. Роберт любил Сохо, а я Сити. Как правило, времени хватало на посещение и того, и другого.
Мы свернули с Savoy Street к набережной Темзы, обернувшись к нему, я спросила.
- Роб?!
- Да! - Он обвил своей рукой мою талию и притянул поближе к себе.
- Каково это - целоваться с безразличными тебе женщинами? Ну, я имею в виду партнерш по фильмам.
- Ты еще про постельные сцены спроси? – слегка смутился он.
- И это тоже, - согласилась я. Меня давно волновал этот вопрос, но как-то не решалась спросить.
- В кого ты такая любопытная? – Он заглянул мне в глаза, я, не выдержав, показала ему язык.
Это было вершиной моего кретинизма, но я уже это сделала.
- В соседа. - Я просто улыбнулась, разглядывая облака над своей головой.
- Это все объясняет, - совершенно серьезно констатировал он. – У меня не так много подобного опыта, но скорей всего мне попадались понимающие партнерши. Я воспринимаю это как работу.
И тут я вспомнила про Дали.
- А кто будет играть Гарсиа Лорку? – спросила я, поправляя его совершенно идиотскую шапку, которую он постоянно таскал.
- Хавьер Белтран.
- Я такого не знаю, - не унималась я.
- Это его первая роль. - Паттинсон кивнул головой, ожидая очередного моего выпада.
- Ну, посмотрим, посмотрим… Может быть, он действительно ничего? - Это было последней каплей его терпения. Роб положил пакет на землю, сгреб меня в охапку и повалил на снег.
- Ну все, ты договорилась, - прошептал он мне на ухо, согревая щеку своим дыханием.
- Я так боюсь тебя! – закатив глаза, пропищала я. – Мистер Паттинсон, не наказывайте меня!
Роберт только сильней прижал меня к себе, и я почувствовала, что снег залез мне за шиворот, но было абсолютно все равно, так как он уже завладел моими губами, полностью отключая остальные адекватные мысли.
Когда мы, мокрые и раскрасневшиеся, наконец вылезли из сугроба, я прошипела, отправляя в него снежок:
- Ты мне за это еще заплатишь. С тебя - круасаны и горячий шоколад, потому что если я заболею, то виновен в этом будешь ты.
Спустя пятнадцать минут мы сидели в Starbucks с дымящимися кружками. Роб рассказывал про съемки в «Гарри Поттере» и про Дениэла Редклифа.
- Я впервые прочла четвертую книгу в две тысячи третьем. Отец привез мне ее из Лондона, так как в России она еще не вышла, то меня жутко бесил Седрик. Мне казалось, что он постоянно мешал Гарри. Уж слишком Диггори правильный, а потом мне стало его жалко в конце. В фильме я даже на тебя внимания не обратила, - созналась я.
- Меня редко узнают на улицах, - согласился Роберт.
- А какую бы роль ты хотел сыграть? Только не говори что Гамлета, это слишком банально.
- Я бы тебя этим разочаровал? Нет, не Гамлета. Я бы хотел сыграть Иова.
- Это, что, из библии? – поинтересовалась я.
- Да, это провидец, живший на земле Уц. Он был очень счастливый и богобоязненный. Однажды Сатана лишил его всего богатства и наделил проказой. Иов испытывал величайшие боли и страдания, но так и не отрекся от Бога. За это Бог вдвойне наградил Иова, он прожил сто сорок лет и имел семь сыновей и три дочери.
Когда он закончил, я смотрела на не него, открыв рот.
- Очень глубокомысленно. Ты веришь в Бога?
- Я стараюсь, - заверил меня он. – А ты?
Я пожала плечами.
- Я, в общем-то, даже не крещеная. Родители так и не смогли договориться, в какой церкви меня крестить. Отец - католик, а мать - православная. Поэтому они решили, что я сама с возрастом выберу, к какой конфессии принадлежать. Хотя, признаюсь, мне и так неплохо. Перед тобой полностью безрелигиозный человек. Я верю в силу человеческого желания. В конечном итоге мы сами себе судьи и никто иной. Раз мы начали игру в вопросы, то я требую продолжения. Твой любимый фильм?
- Я колеблюсь между «Изгоняющий дьявола» и «Пролетая над гнездом кукушки».
- Шапка, ну конечно. Ты фанат Николсона. Я не люблю фильмы про дурдом, поэтому «Пролетая над гнездом кукушки» пролетает. «Изгоняющий дьявола» неплох, но из мистики мне больше нравится «Дракула» Копполы. Гэри Олдман там очень сексуален. Не надо так на меня смотреть, он уже старый. Но больше всего я люблю трилогию Кшиштофа Кеслевского «Три цвета». Он просто гений.
- Я не смотрел. И как ты догадалась про Николсона? В детстве я копировал его во всем, вплоть до акцента, - признался он.
Я пожала плечами.
- Обязательно посмотри Кеслевского. Он один из мэтров польского кино, как Кавалирович, Гофман или Полански… - Я посмотрела на его обескураженное лицо. – Ты не знаешь ни одного, да?
- Я слышал о Полански. Он снял «Пианиста» с Броуди? – Я кивнула. – А ты просто гуру польского кино. Кем ты себя больше считаешь: русской или полькой? – спросил он меня, допивая свой эспрессо.
Это был один из тех вопросов, на которые у меня не было однозначного ответа.
- Я не знаю. Мне нравится Петербург, я там родилась, но это скорей европейский город, чем исконно русский. Польша мне тоже нравится, я люблю польский язык. Это моя личная особенность. Наверное, я все-таки не привязана к определенному месту. Moja kolej na zadanie pytania, panie Pattinson. Твоя любимая книга?
- "Ticket To Ride" Larry Kane о первом туре Биттлз в 1964 году.
- Ты истинный британец. Это хорошо, я люблю британцев, но не люблю Биттлз. В школе нас заставляли учить «Yesterday» до скрежета в зубах.
- А я невыносимых польских девочек, которые задают много вопросов и болтают без умолку. - Он нагнулся и поцеловал меня. – Итак, вопрос.… Твой первый поцелуй?
Я слегка смутилась, но ответила честно.
- Мне только стукнуло тринадцать. Мы целовались в школе под лестницей возле физкультурного зала, пока нас не застала уборщица и не прогнала оттуда. Каких-то особых воспоминаний о нем у меня не сохранилось. Может, пойдем? – Роберт помог мне одеть слегка просохшее пальто и оделся сам.
Выйдя на улицу, он взял меня за руку.
- Мы все еще играем? – спросила я, он кивнул. – Кем бы ты стал, если б не занялся актерством?
- В детстве я мечтал стать пианистом, ходить во фраке и играть в прибрежном ресторане. Это казалось жутко романтичным. Позже собирался писать речи для политиков.
- Ого, прям наполеоновские планы. Не представляю тебя в роли спичрайтера. Это и вправду серьезная профессия.
- Не веришь в мои силы? – засмеялся он. Я отрицательно помотала головой. – И я тоже не верил, поэтому стал актером. Что бы ты хотела сейчас?
Почему он всегда задал такие вопросы, на которые у меня не было однозначного ответа. Поэтому все, что сейчас я могла сделать, это привстать на носочки и легко поцеловать его обветренные губы.
- Наверное, этого… - прошептала я.

*****
Поздно. О чем-то думать слишком поздно
Тебе, я чую, нужен воздух.
Лежим в такой огромной луже.
Прости меня, моя любовь…
В наушниках уже третий раз по кругу играла Земфира. Я, как сумасшедшая, с одним накрашенным глазом металась по квартире Роберта в поисках туфлей, которые после Рождества закинула неизвестно куда. Платье валялось не выглаженное, поскольку мы были заняты куда более важными… хм… делами. И во всем этом хаосе только Роб оставался невозмутимым. Он сидел на кровати и посмеивался над моими стенаниями.
- Это совсем не весело, - крикнула я, извлекая туфлю из-под кресла в гостиной.
Он что-то крикнул мне в ответ, но я этого уже не слышала, так как вернулась в ванную, что бы завершить макияж. И тут все не задалось: я тыкнула кисточкой от туши себе в глаз. Больно, черт возьми! Осев на пол и схватившись за глаз, начала плакать - не то от того, что тушь попала в глаза, не то от того, что я - полная идиотка, что не могу даже собраться по-человечески. Спустя две минуты в ванную прибежал Роберт.
- Ты что? – спросил он, присаживаясь рядом на холодную плитку.
Я махнула рукой, прижимая ладошку к больному глазу. Роберт сгреб меня в объятья, прижимаясь подбородком к моей макушке, как делал много раз до этого, от чего сразу стало легче.
- Днем было хорошо, - все еще хлюпая носом, сообщила я ему.
- И ты поэтому плачешь? – спросил он, целуя мои волосы.
- Дурак. - Я слегка пнула его локтем. - Тушь в глаза попала.
Роберт повернул меня лицом к себе и поцеловал мокрые от слез щеки, перепачканные тушью глаза, и, наконец, добрался до губ.
- Никогда больше не плачь…. Мне не нравится, когда ты плачешь.
Я ладонью вытерла остатки слез, размазав тушь еще больше.
- Не надо на меня смотреть, когда я такая.
- Ты красивая даже такая, - улыбнулся он своей ослепительной улыбкой.
- Эй, - я шутливо погрозила ему кулачком. – Я всегда красивая. А теперь иди, дай мне собраться.
И не забудь найти утюг.
Когда Роберт вышел, я поднялась с пола и посмотрела на себя в зеркало. Да, видок еще тот.
Я не должна была плакать при нем, я не плакала уже очень давно, а тем более по таким пустякам. Слезы - это слабость, я не хотела быть слабой. Глубоко выдохнув, дала себе обещание, что больше не сорвусь, что бы ни случилось. Стерев следы недавних слез с лица, я вышла из ванной, надев на лицо беспечную улыбку.

URL
2013-02-11 в 07:12 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 9. Лондонское время
POV Роберт
У входа в «The Orange» уже собралась целая толпа народу, люди переговаривались между собой, поздравляли друг друга с наступающим Новым годом. Вокруг царила по-настоящему праздничная атмосфера. Улицы мелькали разноцветными огнями, ночные заведения призывно распахнули двери, приглашая в свою обитель горожан и жаждущих ночных развлечений туристов. Ольга, схватив меня за руку, выискивала глазами своего друга из России.
- Добрый вечер юным дарованиям. - Возле нас возник Том в сопровождении своей младшей сестры Матильды, которая в последнее время из маленькой неприметной девчушки неожиданно превратилась в сногсшибательную девушку, что приносило ее старшему брату некоторые проблемы.
Хотя я до сих пор не мог воспринимать ее иначе, как девчонку, вечно путающуюся у нас с Томом под ногами и за которой Том был обязан следить в силу своего братского авторитета.
- Ты Ольга, да? Том про тебя много рассказывал… - Она внимательно взглянула на меня, наблюдая за моей реакцией. Черт бы пробрал этих Старриджей! Моя спутница невинно захлопала глазами, я только усмехнулся. – Я - Матильда, его сестра.
- Очень приятно, - улыбнулась Ольга. – Надеюсь, он не рассказывал про меня ничего неприличного?
Девушки захихикали.
Мы простояли еще несколько минут, дожидаясь Маркуса с Энни и Ольгиного друга, которого так и не решили, как величать по-английски. В нетерпении Ольга набрала номер и быстро заговорила по-русски, я не успевал даже различать отдельные звуки. Обернувшись, она начала искать его глазами в толпе, неожиданно на ее лице заиграла широкая улыбка и уже через секунду она кинулась навстречу высокому темноволосому парню.
- Артем!
Он что-то ответил ей на родном языке, она, откинув голову, захохотала, шутливо ударив его в живот. Пока они разговаривали, не замечая никого, в горле возник тугой комок - почему-то я почувствовал себя лишним. Старридж, положив мне руку на плечо, ухмыльнулся.
- Паттинсон, ревность тебе не к лицу.
- Ты повторяешься, - пробурчал я в ответ, наблюдая за тем, как Ольга и парень подходят к нам.
- Роб, это - Артем…- представила она нас.
- Том, - поправил он ее. – А я тебя знаю… - заметил он. – Мы встречались несколько месяцев назад на вечеринке…. Ты был с Ниной Шуберт. Я слышал, Нина вернулась в Германию? – поинтересовался он.
Я изумленно посмотрел на него, поражаясь тому насколько тесен этот мир. Я и думать забыл про Нину за эту неделю, хотя раньше не проходило и дня, чтобы я не размышлял о причинах нашего скоропалительного расставания, но так и не пришел к единому решению.
- Да, она уехала, - подтвердил я, стараясь как можно быстрей закрыть эту тему.
- Нина, это твоя бывшая девушка? – спросила Ольга, смотря поочередно то на меня, то на Тома.
Я кивнул.
- Может, пойдем вовнутрь, - вмешался Старридж, разряжая обстановку. – Ждать эту сладкую парочку еще более бесполезно, чем вас.
Взяв Ольгину теплую ладошку в свою руку, я потянул девушку за собой во внутрь, понимая, каким идиотом выгляжу в данный момент. Наш столик находился в самом центре зала, вокруг грохотала музыка, что избавило меня от расспросов по поводу Нины, но я видел, как Ольга смотрит на меня, рано или поздно она задаст все свои вопросы. Если не мне, так своему другу точно. Хотя, что он собственно может знать?
- Расслабься, я все равно ничего не знаю. Мы с Ниной не общаемся, - усмехнулся Том или как его там, наклонившись ко мне.
- Мне нечего скрывать, - огрызнулся я, наблюдая за тем, как моя спутница болтает со Старриджами. Она откидывала косу назад, улыбалась и что-то шептала, наклоняясь ближе к Тому.
– Вы давно знакомы с ней? – В конечном итоге я не намерен, ссориться с едва знакомым человеком без видимых причин.
- Всю сознательную жизнь, я учился в одном классе с ее братом. Она замечательная, немного странная, но, пожалуй, это делает ее еще более очаровательной. Многим Ольга кажется пустышкой из-за напускной ветрености, но на самом деле не так. Просто ей так проще жить, я только со временем понял это.
Я кивнул, соглашаясь с ним. Ольга повернулась в нашу сторону и лучезарно улыбнулась, на ее милом, не утратившем детской наивности лице, почти не осталось следов недавнего срыва. Она была молода, беззаботна и весела. Никто не знал, что твориться на душе у этой девушки.
- Что он тебе про меня успел рассказать? – спросила она, садясь между нами.
- Только хорошее, - вмешался Том.
- Наглый льстец, - отмахнулась Ольга.
- Ты пить что-нибудь будешь? – спросил я, обнимая ее за талию.
- Разве ей уже можно наливать? – Рассмеялся Старридж, который сидел по другую сторону от меня. – Паттинсон, ты хоть на ее паспорт посмотрел? Сколько тебе лет? – Последний вопрос предназначался Ольге.
Она закатила глаза:
- Уже можно. Такое ощущение, что ты меня соблазнить хочешь?! Или поздравительную открытку послать на день рождения?
Другой Том засмеялся, видя их перепалку, а я на секунду задумался о том, что было бы, приди в тот день в кафе Старридж раньше меня. Заметил бы он ее, подошла бы она к моему другу также как подошла ко мне?! Пятнадцать минут определили все.
- Имей в виду, что он должен тебе открытку на день рождения, - сказала Матильда Ольге, и девушки вдвоем захихикали.
- Пусть начинает готовить, - Ольга положила голову мне на плечо, и я улыбнулся ей. – У тебя в запасе меньше двух недель.
- Меньше двух недель? У тебя скоро день рождения?! У Тома десятого января. - Матильда подмигнула брату. – У тебя случайно не десятого? Будете отмечать вместе.
- У нее одиннадцатого, - вставил другой Том. Эти одинаковые имена слегка напрягали.
- Предатель. - Ольга обиженно надула губы, но голову с моего плеча не убрала. – И я жду открытку… - Старридж налил себе скотча, отсалютировал ей и выпил залпом со словами: «За наступающие».
Мы были знакомы с Томом не первый год, и я видел, каким взглядом он смотрит на нее. Ольга нравится ему, она просто не могла ему не понравиться. В ней было все, что привлекало моего друга в девушках. Ольга была милой, общительной, веселой, абсолютно непосредственной, такой же, как и сам Том. И я почувствовал себя в какой-то степени виноватым, потому что если б не я, то у этих двоих определенно все могло выйти. Не знаю почему, но у меня сложилось стойкое впечатление, что так и было бы, в отличие о нас. Изначально было определено, что это роман на неделю. Все закончится так же быстро, как и началось, чтобы мы друг другу ни говорили в порывах страсти. Все слова - только условности, пустые обещания, данные ради соблюдения приличий. Возможно, при других обстоятельствах мы смогли бы продержаться дольше, а потом стать хорошими приятелями, которые иногда встречаются на тусовках в пабах и поздравляют друг друга с Днем Рождения и Рождеством. Но ровно через два дня Ольга улетит домой, и все закончится. Я не верил в романы по интернету, долгие разлуки и счастливые воссоединения. Может, кто-то скажет, что просто девушка мне не слишком нравится…. но это не так. Ольга мне нравилась, и даже слишком - настолько, что меня это пугало. С каждым часом я становился все больше зависимым от ее взгляда, улыбки, от того, как она мило журила меня по утрам.… И секс, у нас был замечательный секс. Основываясь на предыдущем опыте, мне казалось, что все происходящее просто ненормально. Я - ненормальный, и я официально не готов к чему-то большему, чем то, что между нами было. В памяти все еще были свежи последние неудавшиеся отношения Ниной.

Новый год прошел довольно таки весело. После боя курантов, причем и по Лондонскому, и Московскому времени официальных тостов про жизнь, девчонки убежали куда-то на танцпол, прихватив с собой шампанское и Маркуса для охраны. Старридж таки напился, и мы отправили его отсыпаться на диван в VIP-зоне. Я и Ольгин друг остались вдвоем допивать водку, непонятно откуда появившуюся на столе. Том оказался неплохим парнем, как Ольга и говорила, он уже второй год работал на "Select" и хорошо знал не только Нину, но и половину лондонской богемной тусовки, хотя сам был далек от всего этого. В России его ждала девушка, на которой он торжественной обещал жениться по возвращении. Ольга рассказала по секрету, что они собираются жениться со времен выпускного класса, но в последний момент обязательно ссорятся. Кто вообще жениться в таком возрасте? Но видимо в России брачный возраст гораздо ниже, чем в Англии. О своем грядущем бракосочетании она не упомянула ни слова. Только когда Том спросил ее, что она собирается делать дальше, Ольга ответила, пожав плечами, что разберется с этим дома.
Часам к четырем утра, когда алкоголь уже стоял поперек горла, а от сигаретного дыма было нечем дышать, Ольга, присев рядом, прошептала мне на ухо: «Давай сбежим отсюда».
Я кивнул, оглядев окружающих, которые ровным счетом не обращали на нас никакого внимания.
- Думаю, им все равно, - ответил я, помогая ей поднятья с дивана.

URL
2013-02-11 в 07:12 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Мы вышли на улицу, взявшись за руки, моя спутница зябко поежилась от мороза, переминаясь с ноги на ногу в своих открытых туфлях.
- Подожди я возьму такси, - предложил я, подходя к ближайшей машине, дежурящей неподалеку от входа в клуб. Сегодня таксисты работали по тройному тарифу, имея за ночь больше чем порой за весь месяц.
Через пятнадцать минут мы были у меня в квартире, не зажигая свет, уселись на подоконник напротив друг друга и допивали прихваченную из клуба бутылку шампанского. Ольга расплела свою косу, и теперь ее волосы свободной волной струились по плечам.
- Почему ты такая? – спросил я, приблизившись к ней почти вплотную, и убрав отросшую челку с ее лица за ухо.
- Какая? – Она улыбнулась не отстраняясь.
- Совершенно странная и сумасшедшая. Рядом с тобой я чувствую себя не то коварным соблазнителем, не то ничего не знающим мальчишкой. И ты нравишься Тому… - Наверное, я слишком много выпил и поэтому молол всякую чушь.
Ольга изумленно распахнула глаза, ее ресницы дрогнули.
- Зачем ты мне это говоришь? – осторожно спросила она.
Покачав головой, я ответил:
- Не знаю. Он - мой лучший друг, мне кажется, что у вас могло бы получиться. В тот день в кафе я ждал его, и если б он не опоздал, то…. – Она приложила палец к моим губам, тем самым заставив замолчать.
- Тс.… Все так, как есть, и не может быть иначе. Если сейчас я с тобой, значит так надо. Я не хочу думать о том, что могло бы быть, и о том, что случится завтра. - Преодолев в расстояние в несколько сантиментов, она нежно поцеловала меня.
Мы целовались минут пять, пока я не сгреб ее в объятья, положив подбородок на ее макушку.
- Родители позвали нас завтра, то есть уже сегодня, на обед, - неожиданно вспомнил я.
- Я не против. - Она улыбнулась. - Мне нравятся твои родители и твои сестры. Знаешь, что мне хочется сделать пока я в Лондоне? – Ольга посмотрела мне в глаза.
- И что же? – ухмыльнулся я, целуя ее куда-то в район уха.
- Прокатится на London Eye. - Она сладко поморщилась, увернувшись от моих поцелуев.
- И всего-то, - удивился я.
Развернувшись ко мне Ольга, нахмурившись, произнесла:
- Это тебе всего-то.… А я высоты боюсь. В детстве даже спать на двухъярусной кровати не решалась, но мне всегда хотелось ее иметь.
- Я не дам тебе упасть, - заверил я ее.
- Я тебе верю, - серьезно произнесла она.
- Пойдем спать, ты устала, - проговорил я, вставая и беря ее на руки на свадебный манер.
- Спасибо, - прошептала она по-русски.
Как ни странно, но я понял ее.

*****
Мы проспали до обеда, Ольга как обычно встала раньше и приготовила завтрак.
- Мне ужасно стыдно, - признался я, отправляя кусок яичницы в рот. – В конце концов, это ты у меня в гостях.
- Мне не трудно, - улыбнулась она. – К тому же послезавтра завтраки тебе готовить больше некому будет. Если ты, конечно, не найдешь себе еще одну бездомную туристку. - Эта девчонка откровенно издевалась надо мной, но стало отчего-то не по себе.
Быстрым движением, я усадил ее к себе на колени.
- Думаю, что такой, как ты, мне больше не найти.
Она запустила пальцы в мои волосы, и слегка отведя голову назад, произнесла:
- Незаменимых не бывает, Роб. Ты слишком скоро меня забудешь…
Я покачал головой, прежде чем впиться в ее приоткрытые губы, доказывая обратное.

Обед у родителей прошел в совершенно непринужденной обстановке. Ольга быстро нашла общий язык с моими сестрами, и они что-то активно обсуждали в стороне, пока я разговаривал с родителями. Затем мама показывала ей мои детские фотографии, отчего я жутко краснел как пятнадцатилетний.
- Надеюсь, что ты никогда не увидешь меня трехлетней, - поддела меня Ольга, рассматривая фото, где я года в два с половиной купаюсь в ванной с резиновой уткой.
- Ты завтра уезжаешь? – Лиз задала главный вопрос, которого мы до сих пор не касались.
- Да, днем. - Ольга посмотрела в мою сторону, я ободряюще улыбнулся ей. – У меня виза почти закончилась и экзамены в университете.
- Обещай что вернешься, - рассмеялась сестра. – Ты хорошо влияешь на моего непутевого братца.
- Я вернусь, обещаю. - Улыбнулась она Лиззи.
В приподнятом настроении мы вышли от моих родителей. Повернувшись к ней, я спросил:
- Ну, что, ты готова к последнему подвигу?
Она стойко кивнула.
Уже стемнело, Лондон освещался множеством неоновых огней, поэтому вид с London Eye открывался просто невероятный. На самом деле я не катался на нем уже лет пять со времен школы. Когда-то я приводил сюда девочек на свидания, это казалось жутко захватывающим и романтичным.
Ольга стояла с закрытыми глазами, мертвой хваткой вцепившись в мою руку. Ее губы побледнели, и вид был такой, словно в следующую секунду, она потеряет сознание.
- Открой глаза, - сказал я.
- Нет, я не могу, - дрожащим голосом прошептала девушка, став еще зеленее.
- Обещаю, что буду держать тебя до самого конца. Если мы упадем, то умрем вместе.
Она резко распахнула глаза и злобно уставилась на меня.
- Это знаешь ли… - Ольга осеклась и посмотрела вниз, ее лицо тут перекосилось от страха, и я впервые понял, что она не шутит когда говорит, что боится высоты. А мы ведь еще высоко не поднялись.
- Просто дыши. - Я попытался успокоить ее. – Вот молодец. А как ты на самолетах летаешь? – не удержался и спросил я.
- Никогда не беру место у иллюминатора, - ответила Ольга по инерции.
Притянув ее к себе, я прошептал ей на ухо:
- Ничего не бойся, смотри вперед и не смотри вниз.
Она так и сделала.
- Вау! Это.… Это и, правда, красиво. Лондон с высоты птичьего полета, - проговорила Ольга, когда смогла нормально дышать.
Спустившись вниз, она очень забавно потрогала рукой землю и облегченно выдохнула.
- Спасибо. Сама бы я никогда на это не решилась. Адреналина мне теперь хватит лет на пять вперед…
- Никогда бы не подумал, что ты так боишься высоты, - заметил я, наблюдая за ее попытками прийти в себя. – А чего ты еще боишься?
Она странно взглянула на меня:
- Хочешь напугать меня до смерти?! Крови боюсь, не могу даже на раздавленного комара смотреть. И неизвестности…
- В каком смысле? – Я взял ее за руку, и мы медленно побрели к дому.
- Многие бояться смерти. Вот ты, Роб, боишься смерти? – Я кивнул, хотя почти не думал об этом. В двадцать лет редко задумываются о таких вещах. – А я не боюсь самой смерти, меня пугает то, что будет потом, потому что я не могу знать, что меня ждет там. В жизни практически любую ситуацию можно предсказать, спланировать тот или иной ход действий. Но то, что будет потом, за чертой, предугадать невозможно, поэтому это меня пугает.
- Тебе еще рано думать о подобном, - заметил я, но Ольга только пожала плечами в ответ, заявив, что несмотря на все мои попытки отвлечь ее, она по-прежнему боится высоты.
Дома не успели мы прийти в себя после вечерней прогулки, как к нам заявились оба Тома с бутылкой вина, из которого мы впоследствии варили «рождественскую мистерию». На вкус она вышла просто отвратительной, но пришлось ее допивать потому, что тащиться в магазин за пивом было всем лень. Том рассказывал об Ольге забавные истории, которые она бы о себе никогда не рассказала.
- Она была самой красивой пятилетней девочкой из всех, что я видел, - заявил он, отчего Ольга залилась краской. – И еще она почти не разговаривала, только рисовала все время. Мне она казалась жутко странной.
- Она и сейчас странная, - вставил свое слово Старридж, и они обменяли с Ольгой многозначительными улыбками.
- Заткнись, а?! - Девушка не выдержала и кинула в него диванной подушкой. – Ты бы еще рассказал, - обратилась она к своему другу, - как я представлялась твоей девушкой, чтобы отшивать навязчивых девиц. А в девятом классе он рассказывал своим родителям, что встречается со мной, потому что они не хотели отпускать его на свидание с Маринкой.
- Похоже, сейчас ты вполне восполнила недостаток болтливости в детстве, - засмеялся Старридж.
- Роб, эти двое обижают меня. - Ольга мило надула губы, и отвернулась от Томов.
Пару раз Том упомянул ее отца, тот вроде как был довольно состоятельным человеком, но в этот момент она всегда переводила тему. Ольга не любила говорить про родителей, особенно про отца, и я не стал ее расспрашивать, потому что это не имело для меня значения.
Вытолкав этих двоих за дверь ближе к полуночи, мы остались с ней наедине. Я провел пальцем по ее обнаженному плечу.
- У меня есть для тебя подарок, - сказал я, беря ее руку в свою. Достав из кармана заранее приготовленные часы, застегнул их на запястье.
- Роберт, не стоило.… Это дорого, - смутилась девушка, рассматривая подарок.
- Это не «ролекс», так что расслабься. Я хочу, чтобы они всегда показывали лондонское время, так ты всегда будешь знать, чем я занят в это время.
Ольга улыбнулась.
- Спасибо. Я тоже должна подарить тебе что-то взамен, помимо той бутылки водки, которую вы с Томом разбили несколько дней назад. Больше бутылок у меня нет, хотя … - С этими словами она стащила с себя серую футболку на пару размеров больше с надписью «Stolichnaya», и осталась стоять передо мной в одном прозрачном белье, протянув подарок мне.
- Это что-то типа девиза. Лучше носить на себе, чем принимать вовнутрь? - спросил я, принимая подарок.
Ольга пожала плечами:
– Можешь не носить, просто оставь на память. Russian-сувенир…
- Не-не.. - Я замотал головой. – Мне нравится, признаюсь, я хотел ее у тебя украсть.
- Наглец, - закатила глаза Ольга, и мы вместе расхохотались, пока я, подхватив ее на руки, не потащил в спальню, на ходу оставляя без остальной немногочисленной одежды.
Это была наша последняя ночь вместе, и я хочу, что бы она отличалась от остальных. Сегодня мы не торопились, стараясь растянуть последние минуты в бесконечность.

URL
2013-02-11 в 07:13 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 10. Самый лучший поцелуй
POV Ольга
Роберт был в душе, а я листала фотографии на своем «Зените», рассматривая каждый снимок в отдельности. Эта неделя стоила целого года моей жизни, и все, что останется от нее, - это четыре гигабайта фотографий на моем ноутбуке и часы, застегнутые на левой руке. Перебрав ремешок кончиками пальцев, я улыбнулась. Все не так уж и плохо. Это лучшие новогодние каникулы за последние лет десять: до этого самым запоминающимся событием был парижский Диснейленд на мой одиннадцатый день рождения. Будучи по жизни домоседкой, не склонной к различного вида авантюрам, целую неделю я просто наслаждалась Лондоном - одним из самых романтичных городов на Земле, с парнем, который не грузит тебя каждый день своими проблемами, и почти забытым ощущением свободы, от которой кружилась голова.
Упаковав фотоаппарат в сумку, я принялась собирать разбросанные по квартире вещи, укладывая их в чемодан, стоящий посреди гостиной Роберта. Я наткнулась на изумрудное платье, которое надевала на Рождество, и не спешила закинуть его к остальным вещам, задумчиво пропуская струящийся шелк между пальцами, представляя, что это его губы скользят по моей коже. Улыбнувшись воспоминаниям о той ночи, все-таки упаковала его, решив, что надену его на нашу следующую встречу. Если она состоится, конечно. Наконец, в дверях появился заспанный хозяин квартиры. С утра он был особенно мил в своей неуклюжести, или только мне он казался таким.
- Я почти собралась, - сообщила я ему, окончательно закопавшись в груде вещей. – Доброе утро.
Он подошел ко мне и поцеловал в губы.
- Помощь нужна?
Я отрицательно покачала головой, отправляя к платью смятую юбку и туфли. Такое ощущение, что за эту неделю вещей у меня прибавилось раза в два.
- Я почти готова, до регистрации осталось всего три часа. Мне нужно вызвать такси... Роб…
- Да? – он присел рядом.
- Не провожай меня. Правда, не надо. Терпеть не могу прощания.
Роберт нахмурился, посмотрев на меня серьезным взглядом.
- Решила избавиться от меня по-быстрому? Ничего не выйдет. - Он отрицательно замотал головой, пододвигаясь ко мне ближе. – Будешь терпеть меня до последней минуты.
Я улыбнулась, потянувшись к нему, но вместо долгожданного поцелуя Роб встал и вышел из комнаты, оставляя меня в легком недоумении. Через пару минут он вернулся, протягивая мне телефон.
- Пиши, - сказал он мне.
- Что? – я растерянно смотрела на мобильный в расстроенных чувствах, не понимая, что он хочет от меня.
- Номер свой пиши. Буду стихи тебе по sms писать.
- Звучит как приказ, - возмутилась я.
- Так и есть, - Роберт наклонился и наконец, поцеловал меня в губы.
Я взяла его «нокию» и быстро настрочила свой мобильный. А в заметках оставила электронный адрес и номер ISQ, отчетливо понимая, что писем я вряд ли дождусь. Вслед за мной он сделал то же самое.
- Позвони мне, как долетишь, - попросил Роберт. Я кивнула, силясь не заплакать. Слезы тугим комком подступили к горлу. Ох, Ольга, ты становишься сентиментальной!
«Я не заплачу, я не заплачу…» - сотый раз, словно мантру прокручивала я в голове, стараясь не моргать. В конечном итоге у меня нет ни одного повода для слез. Роберт не мог значить для меня больше за неделю, чем Комолов за семь лет?! Уже завтра я буду дома, и думать забуду о том, кто он такой. Ни я, ни он не давали друг другу никаких обещаний, обязательств и ничего не просили взамен. Все так, как и должно было быть: ни хорошо и ни плохо. Зимнее приключение закончилось, пора возвращаться.
- Вот, вроде и все, - произнесла я, оглядывая его квартиру, в которой практически не осталось следов моего пребывания.
- Мы еще увидимся, - ободряюще улыбнулся мой британский мальчик, но мы оба знали, что все это неправда. – Одевайся, я пока закажу такси.
Я в очередной раз кивнула, потому что слова сами исчерпали себя. В одну секунду, я почувствовав себя бесконечно усталой и измотанной. Роберт притянул меня к себе и глубоко поцеловал, как никогда не целовал ранее. Вцепившись негнущимися пальцами в его рубашку, я старалась полностью раствориться в нем. Он что-то шептал в мои приоткрытые губы, но я не могла разобрать слов, чувствуя, что глаза, несмотря на мои усилия, становятся влажными. Я все-таки умудрилась влюбиться в него, как малолетняя идиотка. Вспоминая опыт прошлых отношений, я никогда не думала, что может быть так больно при расставании.
Наконец, разжав пальцы, я выпустила его из своих объятий. Именно в тот момент я мысленно уже попрощалась с ним.
Всю дорогу до Хитроу мы молчали. Положив голову на его плечо, я разглядывала носы наших ботинок, совсем не глядя в окно. Мысли свалялись в один тугой ком, и как я ни старалась, не могла выудить из него ни одну здравую. Внезапно на ум пришло, что у меня свадьба меньше чем через три недели. А я ведь и думать об этом забыла. Так же, как и о предстоящих экзаменах - книжки были благополучно заброшены в чемодан, о Комолове, с которым мы так толком и не смогли объясниться, не считая пары фраз в ночном клубе. После этого он позвонил мне только один раз, чтобы поздравить с Новым годом. Об отце, который свернет мне шею за подобные выходки, даже не попытавшись выслушать. О маме, которой Стас был не очень-то и симпатичен по причине его происхождения, но я уже представила двухчасовую лекцию о том, что она, сбиваясь с ног, уже полгода готовилась к свадьбе. Реальность обрушилась на голову словно ведро ледяной воды.
- Мне надо забрать платье из ателье и позвонить флористу, - вспомнила я, понимая, что произнесла эту фразу вслух.
Роберт удивленно посмотрел на меня.
- Какое платье?
- Свадебное конечно. У меня свадьба скоро. Ты забыл?
- Ты же собралась ее отменить? – в его голосе проскользило недоверие.
Я покачала головой:
- Ты не понимаешь.… Эта должна была быть свадьба моей мечты, я думала об этом дне с тринадцати лет. Планировала, представляла его, каждый раз прокручивая в голове все до малейших деталей. А теперь моя мечта летит к черту! И все потому, что я встретила тебя…- Я замолчала, понимая, что зашла в своей речи слишком далеко.
- Я думал, что свадьба твоей мечты отменяется потому, что он трахался с другой…
Посмотрела ему прямо в глаза в надежде, что он поймет меня без слов.
- Я бы простила его, так уже было. Он бы все равно вернулся, ему бы не дали уйти, но теперь.… Теперь… - это было невозможно произнести вслух, мой язык просто не поворачивался.
- Что теперь? – задал главный вопрос Роб.
- Теперь, я влюблена в тебя, - голос прозвучал слишком беззаботно для столь ответственного момента. И это заставило меня облегченно выдохнуть.
Ошарашенный моими словами, он смотрел на меня, почти не моргая. Вышло глупо.
- Я… - начал он.
Я приложила палец к его губам, заставив тем самым замолчать. В этот момент не хотелось слышать никаких оправданий о том, что я тоже небезразлична ему.
- Не надо трагизма и глупых обещаний. Это все пустое, не хочу улетать с тяжелым сердцем. Просто я должна была сказать тебе это, мне это необходимо.
В этот момент таксист повернулся в нашу сторону:
- Мы приехали уже как минут пять.
Я вылезла из такси, не дожидаясь, пока Роб откроет мне дверь. Он вышел вслед за мной, достал чемодан и расплатился таксистом.
В Хитроу было шумно, люди сновали туда-сюда, и у каждого была своя маленькая неповторимая история встреч и расставаний. Моя история подходила к концу. Нет, наверное… к своему логическому завершению. До начала регистрации, было еще несколько минут, мы молча стояли друг напротив друга. Я уже сказала все, что должна была сказать, он просто не нашел ответа. Но где-то в глубине души стало легче от моего признания.
На табло загорелся номер моего рейса, приятный женский голос объявил начало регистрации.
- Мне пора, - я пришла в себя, силясь оторваться от его глаз. – Спасибо тебе за все, это были замечательные каникулы. Тому привет, и пусть не продает мой шедевр раньше времени… - Он улыбнулся, я почти ревела. - Родителям тоже, и Лиззи с Викторией.… И не забывай бриться. Вот вроде и все…
Я забрала свой чемодан из его рук, но он жестом остановил меня.
- Ты кое-что забыла…- его лицо вдруг оказалось слишком близко – так, что я могла пересчитать все реснички и родинки. Поцелуй был долгим, и в тоже время невыносимо коротким. Он никогда прежде не целовал меня так. Теперь я поняла, почему говорят, что самый лучший поцелуй - последний. Горечь расставанья, подпитываемая ураганом чувств и страстей - это адский коктейль, но между тем такой волнительный и желанный. Наконец, я заставила себя оторваться от его губ и улыбнулась. Хотелось, чтоб он запомнил меня веселой, а не льющий пустые слезы по тому, что могло сбыться, но не сбылось.
Подхватив из его рук свой чемодан, я развернулась и быстро направилась к стойке регистрации, понимая, что если не уйду сейчас, то уже ничего не заставит меня оторваться от его губ. Уже у самого входа не выдержав, я обернулась. Роб стоял на том же месте и смотрел мне вслед. Заметив мой взгляд, он улыбнулся улыбкой, от которой у меня мурашки по коже побежали. Это был последний раз, когда я его видела где-то кроме голубого экрана. Поэтому в моей памяти он навсегда останется растрепанным британским мальчиком в помятой куртке и дурацкой вязаной шапочке.
Сидя в терминале, я набрала мамин номер. На том конце послышался обеспокоенный голос:
- Оля, ты где? Что у вас там происходит?
Я сглотнула.
- Ничего, мам. Я лечу домой. Меня не надо встречать, вызову такси.
- А что со свадьбой? Твой отец, - «твой отец» она произнесла с особым акцентом, – интересовался, что происходит, а вчера звонил Стас, спрашивал, не звонила ли ты…. Мне он толком ничего не сказал. Вы поссорились?
Я усмехнулась и постаралась ответить как можно спокойней:
- Нет, мам, все хорошо. Стас как обычно что-то напутал. Узнай, готово ли мое платье, ладно?
Нажав отбой, я открыла заднюю крышку телефона, достала сим-карту. Посмотрев и поколебавшись некую долю секунды, я уверенно выбросила ее в ближайшую урну. Вот и все, так будет лучше для всех. Я не хотела портить свою жизнь и отравлять душу напрасными ожиданиями. Британские каникулы закончились. Добро пожаловать в реальность, Ольга!

URL
2013-02-11 в 07:13 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
*****
POV Роберт

Я простоял, глядя ей вслед, еще минут пять. Я знал, что она не вернется, но, тем не менее, как идиот ждал непонятно чего. В этот момент пришло странное, невероятно сложное, не поддающееся законам логики чувство подлинной утраты, словно тебя лишили жизненно важного органа: руки или ноги, например. Но я был жив, здоров, и вроде бы все отлично, а внутри пустота. Эта девчонка добилась-таки своего.… За эту неделю я стал зависим от ее улыбки, задумчивого взгляда. Она всегда так внимательно смотрит вдаль, словно разглядывает невидимые фигуры в пустоте, когда думает, что за ней никто не наблюдает. Я скучал по ее глупым неуместным шуткам, которые понимал разве что мой бестолковый приятель. По ее волосам, распростертым на моих простынях, по горячему кофе по утрам, по маленькой темноволосой голове, которая непременно бессильно опускалась на мое плечо, когда мы возвращались на такси после очередного бурного вечера. Я скучал по ней всей, физически ощущая ее отсутствие в моей жизни. Она была моей персональной зависимостью, вроде никотина. Вначале когда дым медленно проходит через твои легкие, ты ощущаешь некое подобие эйфории. Эйфория проходит, остается привычка, жизненная необходимость. Пока эйфория не стала обыденностью, нужно оборвать все связующие нитки, отправив наши отношения в свободный полет. Достав из кармана мобильный, пока не прошла нахлынувшая на меня уверенность, я удалил все ее контакты, тем самым оборвав пути к отступлению. Легче не стало, но я знал, что уже завтра буду на пути к выздоровлению.

URL
2013-02-12 в 21:01 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Часть 2. Три года без права переписки
Глава 11. Здравствуй, Лондон
Сентябрь 2009 года
POV Ольга
Объявили посадку. Я вытащила наушники из ушей и пристегнула ремень безопасности, при этом закрыв глаза. Сколько бы лет ни прошло, мои страхи остались неизменными: главное - не смотреть в иллюминатор. Я не была в Лондоне три года. Не так уж и долго, но, кажется, что целую жизнь. Последний год после того, как друг отца Билл Вудроу позвал его преподавать в Лондонский Университет искусств современное искусство, я собиралась туда раз десять, по крайней мере, именно столько раз отец звал меня сюда, но по тем или иным обстоятельствам откладывала эту поездку. Но теперь родителю понадобилась помощь с организацией персональной выставки, причин отнекиваться дальше не нашлось в моем арсенале.
Самолет стал быстро снижать высоту, меня начало по-настоящему мутить. Пожилая женщина на соседнем месте спросила, все ли со мной в порядке, но я только отрицательно покачала головой, напряженно потерев виски и стараясь не умереть от разрыва сердца прямо в пассажирском кресле, так и не успев ступить на твердую землю.
Думала ли я о Роберте, когда собиралась в эту поездку? Наверное, это будет лукавством, если скажу, что не думала. О нем вообще сейчас думала и мечтала каждая соплячка от двенадцати лет, что было крайне мне непонятно, потому что в столь юном возрасте я еще играла в куклы, а не представляла себя в образе невесты бледнолицего недоупыря. И если каждая романтично настроенная барышня грезила однажды встретиться с ним, то я наоборот страстно желала больше не сталкиваться с ним никогда. Что было вполне осуществимо, учитывая его звездный статус и проживание в Штатах. Дело вовсе не в том, что я испытываю к нему остатки чувств или что-то подобное. Все давно прошло, переболело. А может, и вовсе не было, просто я сама все придумала, ища поводы не выходить замуж. Воспоминания о проведенной с ним неделе были одними из самых ярких в моей жизни, и я не хотела портить их разочарованием новой встречи. Потому что Роберт Паттинсон - звезда, смотрящая на меня с обложек глянцевых журналов, и мальчик, которого я встретила в пабе три года назад, были двумя разными людьми.
Пройдя таможню и уверенно направившись к выходу, я заметила отца вместе с Боженой, высматривающих меня в зале прилета, сестра подпрыгивала на месте от нетерпения. Не задумываясь, я направилась к ним, приветливо махая рукой.
После жарких объятий и слов приветствий, отец, серьезно посмотрев на меня, спросил:
- Ты надолго приехала, дочь? – судя по тону, он желал, чтобы я осталась с ним навечно.
- До конца осени точно, там будет видно. Может, вы меня пинком через неделю отсюда выгоните обратно домой? – засмеялась я.
- Пап, не начинай. Она только приехала, а ты уже ее обратно провожаешь, - вмешалась сестра, буквально повиснув на мне. – Поехали домой, я есть хочу. А ты знаешь…
Если кто в нашей семье и болтал больше меня, так это Божена. Все время пока мы ехали в такси, она трещала обо всем на свете, я же, глядя на затылок отца, сидящего впереди, в пол уха слушала ее, глупо улыбалась самой себе. Все-таки хорошо, что я решилась на эту поездку: до того, как я увидела их, и предположить не могла, что так соскучусь по своему узурпатору отцу и бестолковой сестрице, словно в жизни мне не хватало именно этой поездки.
Такси остановилось возле двухэтажного кирпичного здания с большими окнами, какие обычно показывают в британских фильмах. В России, где по большей части распространена многоквартирная застройка, таких домов не было.
- Хороший дом, - похвалила я, вылезая из машины. – Особенно на зарплату профессора.
Отец усмехнулся, доставая из багажника мой чемодан.
- Прекрати язвить, и пойдем в дом.
Внутри оказалось еще красивей, чем снаружи. В чем-чем, а в умении хорошо жить ему отказать нельзя. Просторная гостиная с бежевыми стенами, четыре спальни, кабинет и кухня со столовой определенно даже в расчет не шли с его пятикомнатной квартирой в «сталинке» на Московском, которая по Питерским меркам вполне считалась элитным жильем.
- Пойдем, я покажу тебе твою комнату, - схватив за руку, Божена потянула меня наверх.
Спальня, отведенная мне, располагалась рядом с ее, что несколько огорчило меня - покоя теперь не видать. В остальном помещение было вполне жилым, хотя для меня оно было слишком вычурным и девичьим с кованой кроватью и бледно-сиреневыми стенами. Терпеть не могу сиреневый, но об этом я культурно промолчала. Зато мне понравились вместительный шкаф, отдельная ванная, что для России было вообще за пределами мечтаний, и большое окно с широким подоконником. Ох, уж эти английские подоконники!
Бросив сумку на пол, я плюхнулась на кровать лицом вниз, понимая, что перелет и смена часовых поясов меня окончательно вымотали.
- Как тебе апартаменты? – в дверях появился отец.
Я медленно оторвала голову от подушки:
- Жить можно.
- Если хочешь, можешь хоть стены тут переставить, мне все равно. - Он сел в кресло напротив меня.
- Учти, ты сам мне это предложил. - Я села, сложив ноги по-турецки. – Пап, мне известно про вас с Татьяной… - начала я непростой разговор. - Мы говорили со Стасом перед отъездом, и я, и он надеемся, что ваше решение не окончательное…
- Сестре только не говори пока, - резко перебил родитель меня.
Я кивнула:
- Ничего не скажу и останусь с вами столько, сколько понадобиться. Как продвигается подготовка к выставке? – я перевела тему на более безопасную.
- Идем полным ходом, - он слегка расслабился. Работа была его любимой темой для разговора. – Мне понадобится твоя помощь, твой брат тоже обещал приехать через пару недель.
- Кто-то умер? – не удержавшись, спросила я, отец в ответ только рассмеялся. То, что они с Петей уже давно не ладили, было ни для кого не секретом, хотя после смерти бабушки два с половиной года назад их отношения изрядно потеплели, но братец лишний раз никогда не жаловал отца своими визитами.
- Он собрался прослушать курс лекций в Camberwell College of Arts, я пообещал ему свою протекцию, - сознался папа.
- Я почему-то даже не сомневалась, что все это не просто так. Между прочим, твоя дочь находится тут совершенно бескорыстно, - заметила я. – Расскажи мне подробней о грядущей экспозиции.…Судя по отзывам, намечается что-то грандиозное? Ты решил повторить парижский успех?
Его выставку в Париже в Galerie Blue Square четырехгодичной давности назвали одной из самых посещаемых экспозиций современных художников за последнее десятилетие в Европе. Если отец что-то начинал организовывать, то делал он это с поистине русским размахом. Лучше, чем писать шедевры, Владжемир Бознански мог только продавать их.
В нашей семье об искусстве могли говорить часами, но так и не приходили к единому мнению. Так и мы просидели за разговорами несметное количество времени.
- Да что мы все обо мне, - спохватился родитель. – Ты решила, что будешь делать?
- «TV Polonia» предложили мне контракт, - созналась я. – Но я еще не решила…
- По твоему тону я понимаю, что тебе это не очень-то льстит?
Я выдохнула:
- Мне всего двадцать три, и подобное предложение более чем лестно. К тому же у них практически самый высокий рейтинг из развлекательных каналов в Польше. Я не против перебраться в Варшаву, но совсем не уверена, что развлекательное шоу - это мое. Мне бы хотелось развиваться и дальше в том же направлении, откуда я стартовала. Йохан тоже так считает, он посоветовал не спешить с ответом. Все эти ТВ-шоу, это несерьезно. Кто их смотрит, кроме домохозяек?
- Твоя сестра, - засмеялся отец, и я вместе с ним. – Ты у меня умница, поэтому без работы не останешься. Мы в любом случае что-нибудь придумаем.
- Папа, - мои щеки начали алеть, - только давай без самодеятельности. Мне и мамы хватает с ее просьбами и предложениями, - отец встал с кресла и сел возле меня.
- Ох, Ляль, ты не меняешься. Такая же упрямая, как твоя мать, - он по-отцовски обнял меня за плечи. – Вчера звонил Стас, спрашивал про тебя, сказал, что ты бросила Йохана.
- Мама говорит про тебя то же самое. Прошло уже три месяца с тех пор. Мы с ним просто расстались, он хотел на мне жениться…
- И в чем причина? – искренне не понял отец. – Он - хороший парень, и вы давно вместе, и я не прочь понянчить еще одного внука, потому что от твоих братцев их я до самой смерти не дождусь.
- Пап, он – немец! Я не хочу замуж за немца, - отшутилась я. – А внука ты и первого редко видишь. Ромка уже такой большой и на отца похож, я привезла фото.

URL
2013-02-12 в 21:02 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Он глухо расхохотался:
- Не думал, что воспитаю националиста.
- Йохан - замечательный человек, многое для меня сделал, и я не хочу его обманывать и искать то, чего между нами нет, чтобы потом не получилось как со Стасом. И все-таки я не хочу замуж за немца, - добавила я еще раз в конце.
- Оль, я хочу спросить… Тот парень… англичанин…
Я выдохнула, почувствовав, как вспотели ладони:
- Я не буду его искать, обещаю. Прошло три года, и это уже не имеет значения.
Он кивнул, облегченно раслабив плечи:
- Я не хотел обидеть тебя…
- Вы ужинать собираетесь? – В дверях появилась недовольная Божена. Она гневно смотрела на нас, подперев руками бока, сама не понимая, что помогла избежать мне неприятного разговора. – Что у вас тут произошло?
- Собираемся, - подтвердила я, обнимая ее за плечи. – Папа возмущен тем, что я рассталась с Йоханом.
- За немца она не хочет замуж! – Отец рассмелся. - Ты не хочешь замуж ни за немца, ни за русского, ни за поляка…
- А ты выдай ее замуж за англичанина, пусть всю жизнь овсянку ест, - пробурчала сестра, скидывая мою руку со своего плеча.
- Это мысль, - заметил отец, и мы все втроем рассмеялись.

*****

Дни летели неимоверно быстро. Две недели прошли в каких-то несущественных заботах, я постоянно где-то отсутствовала, встречалась с какими-то людьми, помогала моей бестолковой сестрице в выполнении домашних заданий, пару раз встретилась с Темой, который по воле обстоятельств вновь оказался в Лондоне в одно время со мной. А позавчера нас, наконец, соблаговолил польстить присутствием мой драгоценный братец, и даже за два дня ни разу не поссорился с отцом.
Я и Петя сидели в гостиной после прогулки по Oxford Street , бестолково клацая пультом от телевизора, когда в комнату буквально влетела Божена. Мы переглянулись, не каждый день увидишь ее столь возбужденной.
- У нас сегодня гости, - восторженно произнесла она, пытаясь отдышаться.
- Кто сказал? – мрачно произнес брат, наконец, выключая этот несчастный ящик.
- Папа позвонил мне, потому что не смог дозвониться вам. Где вы были, кстати?
- Гуляли, - отозвалась я. – Что за гости? Я готовить не буду, - сразу предупредила я, понимая, что именно об этом сейчас пойдет речь.
- Я тоже, - подтвердил брат, подмигивая мне. Я не выдержав, прыснула.
- Вашей стряпней можно всех перетравить, - ухмыльнулась сестра, оглядывая нас презрительным взглядом. – Отец велел заказать еду из ресторана. Будет его друг с женой.
Я подняла на нее глаза:
- А ты чего так радуешься? Он же с женой, - мы с Петей мерзко заржали. Божена если и обиделась, то виду не подала. Все-таки нелегко быть самой младшей, иногда мне ее даже жалко.
- Поможешь мне с тарелками? - попросила она меня, глотая обиду. Скорей всего тарелки были просто предлогом, и ей не терпелось поделиться чем-то важным без присутствия братца.
- Хорошо. Петь, закажи пока еду и так, чтобы мы действительно никого не отравили, а то с тебя станется, - заметила я, идя на кухню вслед за Боженой, слыша, как он смеется мне вслед. Не семейка, а дурдом какой-то!
Пока сестра извлекала из буфета столовые приборы, а я гладила скатерть и ждала, пока она сама мне выложит все.
- Он должен прийти с сыном, но это еще не точно, отец сказал…- начала Божена.
Дальше я ее по привычке почти не слушала, потому что все и так было понятно. Сестрице нравился этот самый сын, но он не обращал на нее ровным счетом никакого внимания, поскольку был лет на шесть-семь старше. Но она свято верила, что однажды он заметит ее и влюбится безоглядно. Наивная, если парень не обратил на тебя сразу внимание, то он не сделает это и потом. Но я, конечно, развеивать ее девичьи грезы не стала.
- Поможешь мне одеться, - подвела итог сестра. Это была просьба, и шансов отвертеться у меня не было.
В комнате Божены царил настоящий хаос. Она вытаскивала наряды из шкафа один за одним, тут же отбрасывая ненужные в сторону. В это время я открыла ее ноутбук с намереньем залезть в мировую сеть и проверить почту. С рабочего стола сестрички на меня смотрело хмурое лицо Паттинсона и девицы, имя которой я никак не могла запомнить.
- Тебе нравится это? – нахмурилась я, показывая пальцем на монитор.
- Что? – Божена обернулась и посмотрела в мою сторону. – Не знаю, я так и не посмотрела, но Роберт Паттинсон довольно милый. Почти все девочки в классе его любят…
- Паттинсон милый? Он абсолютно не милый, к нему меньше всего подходит это слово, - пробурчала я, меняя, от греха подальше картинку на рабочем столе на безобидные цветочки.
- Другого ответа от тебя можно и не ожидать. Почему он тебе так не нравится? – она отправила в гардероб очередной непонравившейся наряд.
Я вошла в «yandex», и, не оборачиваясь, ответила:
- На самом деле я тайно влюблена в него, просто хорошо скрываю.
- Так и знала, - подытожила сестра, и мы вдвоем рассмеялись. - Синяя или бежевая? – она приложила к себе две блузы.
- Надень синюю, она к твоим глазам подходит, - автоматически ответила я, про себя умиляясь ее суетливости. – Пойду тоже переоденусь, отец мне не простит, если я выйду к гостям в драных джинсах.
Поскольку в невесты я никому не набивалась, то и разодеваться особо не стала, надев первое попавшееся под руки платье и туфли. В гостиной сидел беззаботный Петя и смотрел какой-то арабский канал с самым умным видом, словно понимал хоть слово из сказанного. Я подошла и нагло выключила телевизор.
- Решил стать сепаратистом и сделать обрезание? Тебе не пойдет, ты не похож на араба. Отец пришел? – братец просто кивнул. - Знаешь этого возлюбленного Божены? – спросила я, присаживаясь рядом с ним на диван.
- Не особо, видел лет двенадцать назад, когда в прошлый раз приезжал с отцом в Лондон, но Божене там точно ничего не светит, потому, что отец пригласил его для тебя. И не закатывай глаза, - предупредил он, видя, что я уже скривилась. – Это только начало, он так и не смирился с тем, что вы с Комоловым не поженились. Его это гложет до сих пор….
Петя не успел развить эту тему, поскольку в это время в комнату вошел отец. После отмененной свадьбы, папа ходил сам не свой, видя в каждом холостом мужчине от двадцати до тридцати потенциального кавалера для своей непутевой дочки. Божене повезло, что она несовершеннолетняя. После пары лет таких бесконечных знакомств с сыновьями его друзей у меня выработалась стойкая аллергия на подобные ужины. Хотя именно на одном из таких вечеров я познакомилась с Йоханом. Правда он не рассматривался в качестве моего кавалера, а был просто другом отца, который к тому же старше меня на пятнадцать лет. Папочка еще долго читал мне морали.
- Ты сегодня чудесно выглядишь, дочь, - похвалил меня отец, и пошел открывать дверь, в которую только что позвонили.
Я уселась на диван рядом с братом и приняла самый невозмутимый вид. Божена не выдержав, последовала за отцом, поправляя волосы на ходу.
- Rozpoczęte (началось), - произнесла я по-польски. Обычно между собой мы всегда общались именно на польском. Пете так было проще, потому что он уже семь лет жил в Кракове, а меня забавляло то, что при этом бесилась Божена, которая почти на нем не говорила.
- Więcej nadchodzi (То ли еще будет), - подтвердил Петя.
В гостиной появился представительный мужчина примерно одного возраста с отцом, с которым он о чем-то разговаривал. Божена шла за ними в сопровождении темноволосого парня, при виде которого я испытала общий паралич всех конечностей. Меня словно пыльным мешком огрели по голове, и теперь перед глазами витали звездочки.
Очнулась я оттого, что братец услужливо толкнул меня локтем в бок. Я на автомате поднялась с дивана, чинно расправив юбку, подошла к отцу.
- Добрый вечер, - улыбка вышла довольно радушной, хоть и искусственной.
- Чарльз, это моя средняя дочка. Ольга. Ляль, это мой друг, о котором я тебе говорил…
Он и, правда, мне о нем говорил?! Почему-то сейчас я не могла этого никак вспомнить, буравя взглядом его сына, стоявшего поодаль рядом с моей сестрой.
- Очень приятно, - отозвалась я. – Рада, наконец, с вами встретиться.
- Я тоже. Приятно встретиться с девушкой, которой одной из немногих удалось взбудоражить «Краковский кинофестиваль», - от его комплемента я покраснела до кончиков ушей, на секунду забыв, что совсем не жаждала знакомиться с другим нашим гостем.
- «Золотой рог» я так и не получила, так что мои заслуги весьма преувеличены. Думаю, Нати Баратц заработал свою награду вполне честно, - смущаясь, отозвалась я.
- Главное - не награда, ты еще молода и у тебя все впереди. Продолжай двигаться в том же направлении, - искренне улыбнулся он мне. – Это мой сын, Том. - Чарльз подозвал к себе молодого человека.
Целую секунду мы глупо смотрели друг на друга.
- Мы знакомы, - первым пришел он в себя. – Рад видеть тебя вновь.
Я открыла рот в надежде произнести что-то умное, но вместо этого только и смогла промямлить:
- Я тоже, Том.
Отец и Божена удивленно посмотрели на меня, но я только пожала плечами в ответ. Представляя, как сестра будет пытать меня, когда все разойдутся.

URL
2013-02-12 в 21:11 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Вечер проходил довольно непринужденно. Отец и Чарльз Старридж дружили уже больше двадцати лет, познакомившись еще в конце восьмидесятых на какой-то международной выставке в Лондоне. Чарльз спрашивал меня про мой фильм, хвалил проделанную работу. А я своего оператора и Йохана, которому я была обязана всем. Даже тем, что мой фильм вообще имел место быть.
- Знаешь, а я не хотел идти на этот ужин, представляя что, тут будет чудовищно скучно, - засмеялся Том, подойдя ко мне, когда все остальные ушли в столовую. - Давно ты в Лондоне?
- Меньше месяца. Отец попросил помочь с организацией персональной выставки.
- Странно, что мы не встречались с тобой раньше, - заметил он.
- Мы встречались, - парировала я.
- Нет, я не так имею в виду… - поправил он. – Твой отец привозил нам конфеты, когда я был мальчишкой. И так странно видеть тебя блондинкой...
Я улыбнулась и провела рукой по волосам, убирая выбившуюся прядь со лба. Блондинкой я была уже пару лет, но откуда ему об этом знать.
- Все это время я жила с мамой. Мы редко виделись с отцом, он всю жизнь в постоянных разъездах. - Пожав плечами, отошла от него на шаг, видя, что в гостиной появилась Божена. Только разборок с влюбленными девчонками мне не хватало.
Через полчаса отец отправил мою сестрицу, к ее большому неудовольствию, к себе в комнату, мотивируя это тем, что ей завтра надо идти в школу. Отец и Чарльз уединились в кабинете с бутылкой марочного коньяка. Петя благополучно куда-то исчез под шумок, мы с Томом остались одни. У меня в голове появилось смутное сомнение, что все было спланировано заранее.
- Ты подождешь отца? – спросила я, убирая чашки со стола.
Он пожал плечами:
- Я планировал встретиться с друзьями. Не хочешь присоединиться? Если для тебя не слишком поздно?
Я улыбнулась и к своему собственному удивлению согласилась. Почему-то мне захотелось слегка позлить Божену, да и развеяться тоже не мешало бы.
Накинув куртку, мы вдвоем вышли на улицу, где нас ждало вызванное Томом такси.
- Знаешь, Роберт сейчас в Штатах… - начал он, слегка смутившись, не зная, стоит ли говорить со мной на эту тему. – Может тебе неприятно говорить о нем?
Я покачала головой:
- Вовсе нет, я даже посмотрела этот фильм…который про как бы вампиров.
Мой собеседник согнулся пополам от хохота.
- Это прозвучало, как осуждение, - Том все еще не мог прекратить смеяться.
- Так и есть, - улыбнулась я. – Это редкостное дерьмо, и ты это знаешь.
- Для девушки, которая снимает фильмы про польский коммунизм, «Сумерки» могут показаться только этим.
Я закатила глаза:
- Только не говори, что ты смотрел мой фильм? Потому что я в это в жизни не поверю.
- Нет, но теперь обязательно посмотрю… - закончил он, с улыбкой глядя на меня.
В баре на углу Narrow Street его ждал Маркус, с которым мы познакомились во время прошлого визита в Лондон, но который меня не вспомнил, и Сэм - еще один их общий друг с Робертом. Через полчаса непринужденного разговора, я уже знала кто, когда, где и с кем. Имя Паттинсона тоже упоминалось довольно-таки часто, но я предпочитала намеренно игнорировать все разговоры о нем. Что-что, но друзья у них были действительно веселые, не обремененные житейскими заботами. Я отлично провела с ними время, вполне комфортно чувствуя себя единственной девушкой в мужской компании. Что в принципе было мне не в новинку.
- Я провожу тебя, - вызвался Том.
- Я возьму такси, - помахав всем рукой, поблагодарила за вечер. Мы вдвоем вышли из паба. На улице было еще довольно-таки тепло для середины осени, в Питере в это время уже начался сезон осенних дождей, и не за горами заморозки. – Спасибо за вечер. Я давно никуда не выбиралась из дома.
- Могу это исправить, - засмеялся он. – Чем ты сейчас занимаешься помимо выставки отца?
- Ничем, - созналась я. – Я в свободном плавании. Есть идеи, но нет денег. А ты?
- Буду работать в театре. Потом съемки в «Junkhearts», так что почти всю зиму скорей всего пробуду в Лондоне. Не хочу загадывать…
- Я тоже, - согласилась я. – Мое такси… - возле нас припарковался знаменитый лондонский кэб.
- Еще увидимся, - он галантно открыл передо мной дверь.
- Спасибо, - поблагодарила я. – Заходи еще в гости. Том…- окликнула я его напоследок. – Я рада нашей встрече.
- Взаимно, - усмехнулся он, махнув мне еще раз на прощанье.
Пока такси везло меня обратно к дому, я поняла, что совершенно глупо улыбаюсь, глядя куда-то в пустоту.

*****

На следующий день, вернувшись со школы, Божена с особым пристрастием допытывалась, откуда я знаю Старриджа, и что мы делали после того, как ее самым наглым образом отправили спать. Отвечать особо не хотелось, но, зная, что она просто так с меня не слезет, я призналась:
- Три года назад, во время поездки в Англию…
- Это тогда, когда вы расстались с моим братцем, - спросила сестра, ерзая на месте от нетерпения.
- Тогда, - подтвердила я. – Будешь перебивать, вообще ничего не скажу. У меня была интрижка с одним из его приятелей, мы встречались несколько раз в компании. Вот и все.
Божена нахмурилась:
- С Паттинсоном что ли? – я чуть не опрокинула на себя чай, зажатый в руке. Иногда ее прямолинейность просто убивала.
- Причем тут он? - прейдя в себя, пробубнила я, вытирая все-таки разлившейся чай с манжеты новой блузки.
- Он его лучший друг. Ты разве не знала? – не унималась она. Как можно быть столь навязчивой?
- Иди лучше уроки делай, - попыталась отмахнуться от нее я, но, видимо, проведение сегодня не на моей стороне.
- Черт возьми! – Божена захихикала как маленькая девочка. – Моя сестра встречалась с Робертом Паттинсоном! Половина моих подруг за это готовы головы на отсечение отдать. И как он?
- Мы не встречались, ясно! – мой голос прозвучал слишком резко, можно сказать грубо. Я не хотела говорить про Роберта, особенно с ней.
Восторженность исчезла с ее лица:
- Он тебе здорово насолил, да? – тихо спросила она.
- Нет, он мне ничего не сделал, - я расстегнула пуговки и скинула с себя испорченную блузку. – Мы просто не встречались. И дай мне спокойно переодеться… - я не договорила, меня прервал звонок мобильного.
Страдая хронической рассеянностью, я никогда ничего не могла найти в нужный момент. Где-то играла знакомая мелодия моего телефона, но он сам никак не хотел открыть свое местоположение. Обычно пока я играла в следопыта, телефон переставал звонить, но сегодня человек на другом конце провода оказался особенно настойчив.
Наконец, я обнаружила пропажу в ящике стола. На дисплее - незнакомый номер.
- Алло, - произнесла я, беря трубку и жестом показывая Божене выметаться из моей комнаты.
- Привет, - на другом конце послышался приятный мужской голос, владельца которого я сходу не могла признать.
- Да… - задумчиво протянула я, продолжая мозговой штурм своей памяти.
- Не узнала? – усмехнулся незнакомец на том конце провода.
- Нет, прости, - виновато призналась я.
- Это Том. Том Старридж.
Ох, черт!
- Привет. Как ты узнал мой номер? – глупый вопрос. Он спросил его либо у Пети, в худшем случае у Божены, которая мне этого никогда не простит.
- Твой отец с удовольствием мне его дал.
«Старый сводник» - беззлобно подумала я.
- Чем ты сейчас занимаешься? – спросил он как бы, между прочим.
- Стою голая посреди комнаты, - отличная шутка. На том конце послышалось кашлянье.
Я расплылась в глупой улыбке: - Ты спросил, я ответила.
- Не хочешь пообедать со мной?
Вопрос поставил меня в тупик. Оказывается, я не была готова к такому повороту событий, как обед, свидание и что-либо еще….
- Голая? – глупости лились рекой из моих уст, чтобы он не заметил моего волнения.
- На твое усмотрение, я не против…- засмеялся он.
- Ладно,- мое поражение было очевидным. – Цветы и конфеты вовсе не обязательны.
Повесив трубку, я поняла, что только что согласилась на свидание. На самом деле мне не следовало этого делать, и не только из-за Роберта, но еще из-за Божены, которой нравился Том. Но черти уже плясали в моей голове свой дьявольский танец, поэтому я выглянула в коридор, и крикнула:
- Божена! – она открыла дверь своей комнаты и вопросительно уставилась на меня. – Помоги мне одеться, у меня свидание…

URL
2013-02-12 в 21:12 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Мы договорились встретиться около вчерашнего паба. Когда я, наконец, добралась до места встречи, Том был уже там. Еще более не собранный, чем в нашу последнюю встречу с букетом георгинов в руках.
- Я вроде говорила, что цветы не обязательны, - подойдя сзади, прошептала ему на ухо.
Том вздрогнул и обернулся:
- Я не сказал, что они для тебя. Может, я решил их подарить вот той пожилой леди, - он указал на старушку, поджидающую автобус неподалеку.
- Отлично, - я забрала у него букет, подошла к женщине. – Это вам от моего друга, - и протянула ей его. Женщина, несколько смутившись, смотрела на меня, как на полоумную. – Берите, мы не сумасшедшие, это от чистого сердца.
Старушка пробормотала что-то типа «спасибо» и взяла букет.
- До свидания. Удачного вам дня, - попрощалась я, собираясь вернуться к Тому, но бабуля резко схватила меня за руку, заставив испугаться.
- Ты хорошая девушка, но даже тебе не усидеть на двух стульях. Сталкивая их лбами, ты ничего не добьешься, только запутаешь еще больше…
Я сглотнула, мне совершенно не нравились действия этой, судя по всему, ненормальной бабули.
- О чем вы? – медленно по слогам переспросила я.
- Ты и без меня знаешь, о чем. Ты обязательно будешь счастлива, как только сделаешь правильный выбор… - она посмотрела на Тома и улыбнулась, пожелтевшими от старости зубами. В это время подошел ее автобус. Я помогла ей подняться на ступеньку, последний раз взглянув на меня, она произнесла:
- Запомни, главное - выбор.
Не дожидаясь, пока она скажет что-то еще, развернулась и почти бегом направилась в сторону Тома. Наверное, у меня был слишком растерянный вид, поскольку он обеспокоенно посмотрев на меня, спросил:
- Что произошло? Что она тебе сказала?
Я покачала головой. Я не была суеверной, но меня почему-то задели ее слова, хотя я не видела в них никакого смысла. Просто у нее начался старческий маразм. И черт меня дернул полезть к ней с этими георгинами.
- Ничего, она просто была не в себе… Ерунда. Как ты узнал про георгины? Тоже отец сказал? – притворно беззаботно засмеялась я.
- Нет, про георгины Питер.
- Предатели, - я нахмурилась, но обижаться не стала.
Обед прошел весело, мне нравилась его компания. Том постоянно шутил и говорил какую-то нелепую чушь, я вторила ему. И как потом скажет мой любимый братец: «встретились два дурака…» Уже к вечеру, когда он проводил меня до дома отца, я наверняка знала, что этот обед будет не последним. За ним был еще один на следующий день, а потом еще один, и еще… пока обеды, ужины и совместные походы в паб с друзьями или без них вошли в привычку так, что уже нельзя было и дня прожить, чтоб не слышать его насмешливое «Hello, Toffee!». Однажды я спросила Тома, почему именно ириска, на что он шутливо ответил, что ириски - его любимые конфеты. Все это, к моему удивлению, радовало еще и моего родителя. Том не был зятем его мечты, но мысль о том, что дочка вроде как пристроена и Старридж - мой ровесник, грела ему душу. В тайне я догадывалась, что отец испытал облегчение еще и от того, что Том предпочел меня Божене, которой, по его мнению, еще рано о парнях думать, а он к тому же был намного старше сестры. Возраст - еще один пунктик родителя.
Все это напоминало комедию абсурда, потому что несмотря на все, никаких таких отношений, кроме дружеских, между нами не было до определенного дня.


Через месяц наших бесконечных встреч, обедов, ужинов и прочих мероприятий мы сидели вдвоем на лавке в Russell Square. Я пила свой горячий шоколад из «Starbucks» и читала очередной предложенный ему сценарий, хмурясь все больше и больше с каждой страницей.
Не выдержав, швырнула смятые страницы в сторону:
- Это полнейший бред. Лучше нигде не сниматься, чем в этом… Я бы выкинула это в помойку, а еще лучше сожгла, пока это не прочел еще кто-то.
Том пожал плечами, беря сценарий в руки:
- У меня нет больше предложений, кроме текущей работы, которая скоро подойдет к концу. Прошлый кастинг я не прошел…
Я хлопнула его по плечу злосчастным сценарием:
- У меня тоже нет приличных предложений, а на собственный проект нет денег, но я-то не раскисаю. И у тебя все получится. Ты талантливый. И это не лесть, - он вопросительно поднял бровь. - Не стоит браться за любой сортирный фильм, который тебе предложат. Популярность - это еще не все. Всех денег не заработаешь, а толпа кричащих малолеток - не признак того, что ты хороший актер…
Старридж рассмеялся, отнимая у меня сценарий:
- Toffee, мне кажется или только что кинула камень в адрес Паттинсона?
- Это был булыжник, - подтвердила я. – И отдай мне «это», - я брезгливо указала на злосчастные страницы. – Я сожгу….
- Ты все еще его не забыла, или тебя бесит то, что он тебя забыл? – спросил Том, внимательно наблюдая за моей реакцией.
Я упрямо тряхнула тщательно завитыми с утра локонами:
- Слишком много чести для него, чтобы я о нем вспоминала, - и как в доказательство своих слов, повинуясь какому-то внутреннему порыву, наклонилась к нему, слегка касаясь его губ своими, словно спрашивая разрешение на продолжение. Том запустил руку мне в волосы и притянул ближе, безжалостно разрушая тщательно уложенные пряди. Я провела рукой по небритой щеке, углубляя поцелуй.
- И на вкус ты тоже совсем, как ириска, - улыбнулся он мои приоткрытые губы. Я хотела ответить, но Том не дал мне этого сделать, поцеловав меня вновь при этом задев рукой недопитый мной шоколад. Черная жижа разлилась по лежащему между нами сценарию.
- Это знак, - засмеялась я, обвивая его шею руками.
- Нет, это судьба, - возразил Том, вовлекая меня в новый поцелуй.

URL
2013-02-12 в 21:14 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 12. Телефонный разговор
POV Роберт
Кристен искоса смотрела на меня, делая вид что, разглядывает огни утреннего Лондона сквозь туман облаков. На ее губах играла мечтательная улыбка, какую увидишь не часто. Она не была одной из романтично настроенных девушек, живущей в вымышленном мире грез. Крис - земная и достаточно жесткая для своих девятнадцати лет, что немало отражалось на ее ролях. Заметив мой взгляд, она усмехнулась и откинула со лба отросшую темную челку, не отрывая взгляда от меня.
- Что? – не выдержал я.
- Расслабься, Роб, - засмеялась Стюарт. - Это ничего не значит, они ничего не смогут нам сделать, мы не в школе…
- Ты в нее, между прочим, не ходила, - нервно заметил я. – Мы оба знаем, что эта детская выходка обернется нам боком, как бы ты сейчас ни пыталась сделать вид, что тебе наплевать…
- Мне наплевать… - отмахнулась Кристен, откидываясь на спинку кресла. – Я устала прятаться по углам. К тому же это не доказательство того, что мы вместе. Или ты боишься свою строгую няньку?
Я ничего не ответил, отвернувшись от нее, пристегнул ремень. Самолет начал заходить на посадку. Видя мою реакцию Кристен, наклонившись, что-то зашептала Тейлору на ухо. Ее попытки заставить меня ревновать выглядели более чем нелепо, особенно если учесть, что в качестве мишени для оттачивания своих навыков флирта она выбрала Лотнера, который, по сути, был еще ребенком, не способным на подобную подлость. Да и Крис была не такой большой мастерицей интриг. Она могла быть милой, иногда жесткой или грубой, порой очень резкой, но никогда хитрой и расчетливой. Кристен по сути являлась маленьким эгоистичным ребенком со взрослыми глазами, но отсутствием какого-либо жизненного опыта. Это и привлекло меня в ней, я всегда знал, что от нее можно ожидать, в отличие от других девушек, которые были себе на уме, искусно заманивая тебя к себе в сети.
Родной Лондон манил яркими огнями с высоты птичьего полета. Только сейчас я понял, как давно не был дома. Жизнь в Лос-Анджелесе все больше затягивала меня. И если несколько лет назад меня угнетала его суета и вечно неизвестно куда снующие люди, то сейчас я почти влился в бешеный темп его жизни. Гостиницы и дорогие отели стали вторым домом, а толпа папарацци, преследующая меня на каждом углу, почти не вызывала бурю негодования. Но сейчас осталось две недели промо-тура «Новолуния», мировая премьера, и с чистой совестью можно вернуться домой. Я был тверд в своем решении, несмотря на протесты Кристен, которая хотела, чтобы я остался с ней в Штатах на некоторое время. К тому же моя задержка могла вызвать некоторые слухи и споры на счет наших отношений. Дело не только в карьере, просто я еще не был готов к публичному статусу «я не свободен».
Как только я вступил на родную английскую землю, у меня раздался звонок мобильного. Стефани. Скорей всего собралась отчихвостить меня за сегодняшнюю выходку. Иногда я чувствую себя рядом с ней, как несмышленый мальчишка, которого мама учит жизни. Но я готов простить Стефани поучительный тон и диктаторские замашки за то, что она действительно знает свое дело и не раз выручала меня из трудных ситуаций.
- Привет, Стефани, - без всякого энтузиазма в голосе поздоровался я, зная, что последует за ее звонком.
- Что это было? – напрямик спросила она, пропуская лишние приветствия.
- Что ты имеешь ввиду? – ответил я вопросом на вопрос, не желая омрачать пребывание дома лишними скандалами. Крис, услышав наш разговор, скривилась, а потом многозначительно усмехнулась. Их неприязнь с моим агентом была взаимной. Если б наши отношения не приносили Стефани столько денег, то она давно запретила нам встречаться. Но пока толпа будет вестись на все эти крики «робстен», мы будем вместе, а Стефани и Кристен - молча ненавидеть друг друга.
- Вашу выходку в Париже. Не могли пять минут потерпеть… Джеймс вне себя от бешенства. Я понимаю, что этой девчонке глубоко на все наплевать, но ты?! Ты взрослый человек, чем ты думал?! – далее следовала долгая и нудная лекция о моей безответственности, пока, наконец, заверив ее, что подобного не повторится, я повесил трубку.
В зале прилета ожидала толпа девочек с плакатами. Увидев нас, они истошно завизжали и замахали руками. Я, собравшись с силами после разговора со своим агентом, натянул на лицо приветливую улыбку, краем глаза заметил, как Кристен подошла ближе к Тейлору и снова что-то зашептала на ухо. Тей пожал плечами и кивнул в мою сторону. Наверное, в очередной раз пожаловалась на мое обращение с ней. Полностью проигнорировав их возню, я улыбнулся в ближайший объектив, не глядя, подписывая автограф. Тейлор и Кристен проделывали те же манипуляции, изредка переглядываясь друг с другом. Вроде бы все было как всегда, но подсознанием я чувствовал, что что-то шло не так. Странное предчувствие чего-то грядущего, и, возможно, не очень хорошего посетило меня. Я не знал, что это может быть, но мысль уже прочно засела и никак не хотела покидать мой мозг.
Наконец, распрощавшись с фанатами, я зашагал к приготовленной машине в сопровождении охраны и плетущихся за мной Лотнера и Стюарт. Кристен продолжала игнорировать меня, обидевшись, не ,понятно на что, но я знал, что впоследствии она все мне обязательно выскажет в лицо - как только мы останемся с ней наедине. Тейлор был, наоборот, в приподнятом настроении, казалось, его совсем не утомил весь промо-тур, а наоборот, он получал от всего этого удовольствие. Мне нравился подход Тейлора к жизни. У него все легко и просто, как и должно было быть в семнадцать лет.
Перед самым автомобилем к нам попыталась подойти девочка лет десяти, я потянулся к ней, чтобы расписаться на бумажке, в это время подлетело еще несколько человек. Толпа стала напирать, Кристен вся сжалась, она терпеть не могла такие моменты. Охранники довольно таки грубо оттолкнули столпившихся вокруг людей, я, с трудом схватив за руку ту самую девочку, вытащил из толпы, иначе она давно была бы раздавленной. И в этот самый момент я увидел ее. Уверенности в том, что это именно она, не было - прошло слишком много времени с тех пор, как мы виделись в последний раз. Девушка вышла из такси припаркованного неподалеку, оглядевшись по сторонам, равнодушно посмотрела в нашу сторону. Я постарался поймать ее взгляд, но она не обратила на меня ровно никакого внимания, обернувшись к своему спутнику, с которым о чем-то весело болтала, поспешила внутрь здания аэропорта.
Меня словно окунули в холодную воду, все конечности свело судорогой, и я не мог не двигаться, ни говорить. Никогда не думал, что встречу Ольгу вновь и что это поведет за собой такую реакцию. Очнулся только тогда, когда Лотнер толкнул меня плечом. Встрепенувшись, я огляделся по сторонам. Крис с подозрением косилась в мою сторону, девочка, которую я по-прежнему держал за руку, в ужасе смотрела на меня широко распахнутыми глазами, словно я и правда был вампиром.
- Прости, - прошептал я, выпуская ее и быстро царапая автограф на протянутой бумажке. Даже не попрощавшись с Тейлором и Крис, которые ехали в отель, сел в свою машину. Откинувшись на спинку сиденья я, наконец, начал рассуждать здраво. Даже если это и была Ольга, то это ничего не меняет и ничего не значило. Я ей ни разу не позвонил после ее отъезда. Она тоже никак не давала о себе знать, скорей всего вышла замуж, как и планировала. Парень рядом, наверное, и есть ее муж. Три года назад он работал в Англии, так почему ему не работать здесь и сейчас. В конечном итоге я даже не был уверен, что это она. Волосы были спрятаны под шапкой, а за минуту я не смог толком разглядеть ее.
У меня затрещал телефон. Я уже наверняка знал, что это Крис.
- Что это было, Паттинсон? – спросила она напрямик.
- Просто устал, - отмахнулся я, стараясь не акцентировать внимание на своем поведении.
- Ты словно привидение увидел, - не унималась она. – Чем ты собираешь заниматься до вечера?
- Собираюсь выспаться. Увидимся вечером. - Я знал, что втайне она обижается на то, что я не позвал ее к себе домой, но пока не был готов к такому повороту событий. Мои родители знали ее, они виделись еще на премьере первой части саги. Но одно дело - представлять Кристен как коллегу по работе, а совсем другое - как собственную девушку. К тому же Лиззи она категорически не нравилась. Лиззи вообще мало кто нравился. Может быть Ольга.… Еще к Ники она относилась неплохо, но скорей потому, что не воспринимала мое увлечение ей всерьез. По мнению сестры, моя девушка должна быть умной, серьезной, но не без чувства юмора, сдерживать мои бестолковые порывы. И самое главное - она никак не должна относиться к миру шоу-бизнеса.… Не то, чтобы я не был с ней согласен, но сейчас это казалось практически нереальным. Я не мог просто подойди к девушке на улице и сказать: «Привет, я Роберт! Пойдешь со мной на свидание…». Последняя, с кем я познакомился так, была Ольга. И то из этого ничего хорошего не вышло.
Первое время после того, как она улетела домой, я не находил себе места. Все прежние развлечения вдруг потеряли былую привлекательность, все мои мысли и желания были сосредоточены на этой девчонке с невыносимым характером. Я ощущал физическую потребность в ней. Видеть ее, сидящую на моем подоконнике по утрам было чем-то таким же естественным, как есть, спать, чистить зубы.… Со временем это начало проходить, но ни одна девушка больше не вызывала во мне такого смятения чувств, такого острого желания, когда начинали трястись руки от одного прикосновения. Дело было не только в сексе и прочих плотских удовольствиях, достаточно того что она сидела рядом, не говоря ни слова. Хотя, насчет молчания я покривил душей - Ольга молчала крайне редко. Но в то время мне было двадцать, и я не мог оценить этого. Отец сказал мне тогда правду. Другого шанса может и не быть…
Дома меня уже ждали, и на меня обрушился шквал расспросов. Хотя с сестрой мы виделись не так уж и давно - Лиз приезжала ко мне в Лос-Анджелес. Мне показалось, она облегченно вздохнула, узнав, что Кристен не собирается к нам в гости. Мама пожурила меня за это, скорей из чувства вежливости.

URL
2013-02-12 в 22:26 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Ничто не сравниться с моментом, когда после долгой разлуки ты, наконец, возвращается домой. Я прибывал в радостной эйфории, напрочь забывая, что вечером предстоит премьера «Новолуния». Если б на то была моя воля, я бы вообще никуда не пошел, весь вечер, просидев со своими родными разговаривая ни о чем и обо всем.
- Сегодня в аэропорту была одна девушка, она... мне показалось, что это была Ольга. Помнишь, мы недолго встречались несколько лет назад? - невзначай упомянул я в разговоре с сестрой, надеясь, что она может что-то знать.
Лиззи пожала плечами:
– На ее месте я бы не жаждала встречи с тобой, братец. Может она и в Лондоне, но я ничего не знаю, она не звонила мне так же, как и тебе.
Я кивнул, все это было известно и раньше:
- Какие еще новости?
- Может, ты уже слышал у Тома новая девушка? Я ее не видела, но Сэм говорит, что они уже пару месяцев вместе и выглядят вполне счастливыми… Странно, что он до сих пор ничего не рассказал тебе.
- Пару месяцев? Тогда это точно серьезно, - засмеялся я. Том не встречался ни с одной больше пары недель со школьных времен, когда он три года волочился за Бекки из женской гимназии. Потом друг заявил, что никогда в жизни больше не станет выставлять себя подобным идиотом. – Я, жаждая подробностей его пренебрежения собственными принципами, пожалуй, позвоню ему…
Старридж долго не брал трубку, я уже почти отчаялся дозвониться до моего бесшабашного дружка, когда на том конце, наконец, подняли трубку.
- Я тебя слушаю, Паттинсон, - обладательница приятного девичьего голоса была чем-то недовольна.
- Нетти… - осторожно спросил я, голос показался мне знакомым.
- Тебе нужна Нетти? – переспросила незнакомка.
Я слегка смутился, понимая, что только, что сдал друга с потрохами.
- Мне нужен Том. А ты его личный секретарь? – девчонка разожгла во мне любопытство.
- Много будешь знать, рано состаришься, - все так же грубо ответила она. Кажется, я где-то уже слышал эту фразу.
- Так ты позовешь Тома? – а новая подружка Старриджа, та еще штучка.
- Не позову, его нет.
- Откуда у тебя его телефон? – войдя в раж, я получал удовольствие от нашего, казалось нелепого разговора.
Она помолчала несколько долгих секунд:
- Паттинсон, ты меня достал! Я, что, на допросе?! Он забыл телефон у меня, но я передам ему, что ты звонил… - она собралась повесить трубку, но я задал последний вопрос.
- Мы знакомы с тобой?
- Твое имя высветилось на экране, - ответила она и нажала отбой. Нет, все-таки мы с ней знакомы. Почему-то я был в этом уверен.

*****
Том перезвонил через полчаса после нашего разговора с его девушкой. И когда я спросил у него про нее, он ничего не ответил, обещав познакомить нас на премьере. Наверное, это должно было насторожить меня, но в моих мыслях была Ольга и я не мог ни о чем думать, кроме нашей встречи в аэропорту. Что бы я сделал, если бы судьба столкнула нас вновь? У меня не было однозначного ответа на этот вопрос. Два с половиной года назад, я бы сделал все, чтобы вернуть ее, год назад прошел мимо, сейчас же у меня не было однозначного ответа.
Когда я прибыл на Leicester Square, Крис и Тейлор вовсю позировали перед журналистами. Крис нацепила на себя какое-то нелепое платье напоминающее расцветку попугайчика, видимо решив повеселить этим меня.
- Где ты отрыла это недоразумение? – шепнул я ей на ухо, обнимая за талию и ослепительно улыбаясь на камеру.
Кристен зло прошипела в ответ:
- Там же, где и ты свое пальто. Почему ты не позвонил?
Мне хотелось ответить ей, что у меня совершенно не было желания звонить, но в эту минуту вечно правильный Тейлор цыкнул на нас, заставив перенести разборки на более позднее время. Отвернувшись от этих двоих, почти искренне изображающих глубокую привязанность друг к другу, я начал раздавать автографы направо и налево, а в голове витала только одна мысль: напиться в хлам и не видеть их хотя бы недолго, потому что, честно сказать, эти двое меня уже достали со своими детскими нелепостями.
Иногда у меня возникало просто неодолимое желание вот на такой вот премьере выйти на сцену и вместо слов благодарности послать всех к черту! Это была бы лучшая минута в моей жизни. Вершина карьеры. Я уже представлял, как меняются лица людей: от шока и удивления до глубокой ненависти. Неблагодарный, Паттинсон! – говорили бы они, а мне было бы все равно, я был бесконечно рад, избавится от всего этого дерьма, окружавшего меня весь последний год. Не так я представлял себе свою карьеру несколько лет назад.
- Роб, - Кристен взяла меня за руку, заставляя очнуться.
Крис - хорошая девочка, но она была частью сумеречной ямы, из которой я мечтал выбраться, оставив позади и ее тоже.
Вот момент истины. Премьера нового фильма, я стою на сцене, люди с каким-то жалким трепетом смотрят в мою сторону. Мне противно и неприятно видеть их вожделеющие взгляды, но вместо того, что бы осуществить задуманное, я как по накатанной объявляю слова благодарности людям, половине из которых я не благодарен вовсе, говорю комплименты Крис и Тейлору, то, как нам чудесно работалось вместе. Вижу обращенные ко мне лица фанатов – черт, я ведь не президент Соединенных Штатов, и только блондинка рядом с Томом не смотрит в мою сторону: наклонившись, она что-то шепчет ему на ухо, ее пушистые светлые волосы закрывают лицо от меня. И мне непреодолимо хочется, чтобы она повернулась и взглянула в мою сторону, словно именно ее взгляда мне не хватает, чтобы осуществить задуманное, но она продолжает что-то говорить моему другу, пока в зале не гаснет свет, и я уже не могу различить ее лица.

URL
2013-02-12 в 22:27 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 13. Премьера
POV Ольга
- Зачем мы пришли сюда? – почти ныла я, повиснув на руке Тома. - В компании Паттинсона можно было напиться и без просмотра этого «шедевра современного кинематографа»?
Он криво улыбнулся:
- И почему я не отправил тебя в Краков вместе с Питером, позвав с собой Нетти или твою сестру? Они были бы не против.…
Я хитро прищурилась:
- Мою сестру ты мог позвать, она точно была бы не против, - после того, как наши отношения стали достоянием семьи, с Боженой мы не разговаривали.
- Она бы, в отличие от тебя, по достоинству оценила общество твайлайтеров…
- Кого-кого? – переспросила я, делая вид, что не поняла его.
- Поклонников Паттинсона. - Он взял меня за руку и уверенно потащил в сторону красной ковровой дорожки.
- Всегда мечтала оказаться в толпе бешеных девиц, - закатив глаза, я последовала за ним.
- Я знал, - невзначай шепнул Том мне на ухо.
Первую секунду, видимо, приняв Тома за Паттинсона и не помню, как ее, толпа истошно завизжала. У меня заболели барабанные перепонки, и захотелось крикнуть, чтобы они все заткнулись. Но потом, смекнув, в чем дело, девочки быстро заткнулись, презрительно рассматривая нас. Я по-идиотски улыбалась, пока Том раздал пару явно никому не нужных автографов - в этот вечер наши персоны мало кого интересовали. Уже на входе в Empire нас поймала Кетлин, она работала журналисткой в маленьком издательстве с сомнительной репутацией и крутила интрижку с моим непутевым братцем, которого порядком достала.
- Ольга, привет! – окликнула она меня, я кивнула ей в знак приветствия. – Ты тоже фанатка саги?
Теперь я понимаю, почему она ему так быстро надоела.
- Нет, я выгуливаю новое платье.
- Это Gucci?
- Нет, это Tristano Onofri. - Тристано она, похоже, не знала, поэтому продолжала глупо на меня смотреть и улыбаться.
- Ты и Том теперь вместе? – спросила она, хотя я видела, что это ее мало интересовало, она хотела узнать, куда девался Петька и почему он ей не звонит.
- Как видишь. Кэт, он уехал, как приедет, позвонит тебе. А теперь прости, нам пора. - Развернувшись на своих громадных каблуках, я потянула Тома за собой.
- Что это было? – развернув меня к себе, спросил Том. – Ты становишься популярной…
- Мой братец трахал ее на досуге, пока она его не достала и он благополучно сбежал. Теперь Кэт разыскивает его, а спросить напрямую не решается.
- А ты злая, - заметил он.
- Я тебя предупреждала, что со мной связываться опасно, - засмеялась я.
- Все же рискну. Может, когда ты станешь великим и многоуважаемым режиссером, то позовешь своего покорного слугу в один из своих гениальных творений.
- Корыстный. Не дождешься, - я показала ему язык, а потом добавила: – Я не буду снимать игровое кино.
В холе Том встретил пару знакомых, с которыми остановился поболтать. Из всех я признала только девочку, которая играла Джинни Уизли в поттереане. Ностальгия ее что ли замучила, вот и решила навестить бывшего коллегу.
- Что мы тут все-таки делаем? – никак не могла уняться я, чувствуя себя не в своей тарелке. Одно дело - стоять в платье до пят рядом с отцом на какой-нибудь выставке, приуроченной к какому-нибудь особо важному событию, и разговаривать со взрослыми умными дядями на заумные темы, а другое дело - находится среди молодых селебрити, зарабатывающих одним мельканием на экране больше, чем я за всю жизнь.
Том подошел к главной звезде этого вечера - Кристен Стюарт. Наконец я вспомнила ее имя. Невысокая брюнетка, чуть выше меня, в кошмарном платье, она выглядела растерянно, ее нелепые жесты просто сводили с ума. Девчонка была крайне нервной и неуверенной в себе, но, тем не менее, я видела, что она смотрит на меня как будто свысока, чувствуя свое превосходство. Хотелось сказать: «Эй, милочка, полегче! Мне глубоко наплевать на то, что ты из себя представляешь!».
- Привет, Крис! – поздоровался Том. Что за дурацкое имя - «Крис», прям как конфеты «Кис-Кис» от которых слипаются зубы. – А где Роб?
- Отбивается от фанаток вместе с журналистами, - попыталась пошутить она, но вышло не очень, так как девчонка постоянно нервно крутила кольцо на пальце и искусственно улыбалась. Может, я заносчивая сучка и просто придираюсь к ней, но она мне определенно не нравилась.
- Это Ольга, - представил он нас. – Ольга, это Кристен.
- Я знаю, как ее зовут, - заметила я, смотря ей прямо в глаза.
- Очень приятно, - с фальшивой вежливостью ответила она. – Ты новая подружка Тома?
За «подружку» мне хотелось стукнуть ее чем-нибудь тяжелым, чтобы стереть с лица эту вымученную улыбку.
- Идейный вдохновитель и совесть по совместительству, - засмеялась я, стараясь быть как можно дружелюбнее. Не начинать же с ней холодную войну после первой встречи, но общаться с ней более у меня желания не возникло.
На мое счастье ее кто-то окликнул, и она, попрощавшись с нами, удалилась, пожелав приятного просмотра.
- Ревнуешь? – поддел меня Старридж, беря меня за руку.
- Кого к кому?
- Ее к Робу, - он нагло ухмыльнулся, и мне захотелось стукнуть еще и его за компанию с подружкой Паттинсона, но подавив в себе скрытую агрессию, я спокойно улыбнулась, включив как обычно в таких случаях непроходимую дуру:
- А кто это такой?
Мой спутник только усмехнулся и подтолкнул меня к входу в зал.
Кино оказалось немного занудным, но мне понравилась ненавязчивая золотисто-желтая гамма фильма, саунтрек и минимальное наличие Паттинсона на экране, чью глубокомысленную речь я перед началом сеанса намеренно прослушала, нашептывая на ухо Тому всякие глупости, от которых он силился не засмеяться на весь зал.
После просмотра Том, не став дожидаться своего дружка, утащил меня в закрытый элитный клуб, где должно проходить традиционное автопати.
- Что мы там будем делать? – напрямую спросила я.
- Будем пить халявную водку, - улыбнулся Том.
- Я не пью и тебе не советую, тем более халявную, - я нахмурилась, сложив руки с таким же видом, как небезызвестный профессор Снейп.
- Замолчи, женщина, и идем, - он наклонился ко мне и глубоко поцеловал.
Зло оттолкнув его от себя, я спросила:
- Это тебя мой братец научил подобным выражениям?! Женщина…
В небольшом арендованном помещении было человек пятьдесят. Шансы, что мы не встретимся с Робертом, были равны нулю. Мое положение усугублялось тем, что я пришла с его лучшим другом. И, как в подтверждение собственных мыслей, я нос к носу столкнулась с Лиззи Паттинсон. Первую секунду она, казалось, меня не узнала, все-таки иногда полезно менять цвет волос, когда я благополучно намеревалась исчезнуть, девушка окликнула меня:
- Ольга? Привет… Что ты тут делаешь? – натянувши улыбку на лицо, я подошла к ней.
- Привет! Кто бы мне ответил на тот же самый вопрос.… А вообще это он практически силой затащил меня сюда. - Я показала пальцем на спину Тома, разговаривающего с кем-то неподалеку.
На ее лице появилась удивление, а потом понимание:
- Вы теперь вместе?
- Это долгая история, - замялась я, оглядываясь по сторонам на наличие ее братца вокруг.
- Значит, ты и есть его таинственная девушка, которую Старридж скрывает ото всех. Давно ты в Лондоне?
- С начала сентября, - ответила я, все еще ища пути к отступлению.
- Ты должна была мне позвонить, как приехала. Мой братец до сих пор в шоке от вашего утреннего разговора по телефону, - о, боги! Она и про это знает! - Значит, ему не показалось, что он видел тебя аэропорту сегодня утром с таинственным молодым человеком? - Лиззи подмигнула мне.
Разговор зашел про Роба, и мне сразу стало трудно дышать.
- Я провожала брата, он улетел на пару недель в Краков. Лиз, я…
Она перебила меня:
- Не надо, я все понимаю. Ты вольна встречаться, с кем захочешь, не мне тебя судить. И вы - чудесная пара.
- Спасибо, - искренне улыбнулась я, покраснев от ее последней фразы до кончиков ушей. Не хотелось, чтобы мы были с ней в плохих отношениях. Лиззи - одна из немногих особ женского пола, которые мне по-настоящему нравились.
- Я, правда, рада тебя видеть, - она снова улыбнулась. – И светлые волосы тебе идут…
В этот момент у меня зазвонил телефон.
- Прости, Лиз, мне надо ответить. Это отец, - я извинилась.
- Ничего. Позвони мне на днях, пройдемся по магазинам, - я кивнула и направилась к выходу на задний двор, где можно спокойно поговорить, на ходу застегивая жакет.
Отцу понадобился мамин номер телефона, который он спрашивал каждый раз, когда собирался ей звонить. При всех его талантах родитель был самым несобранным человеком из всех, что я знала. Продиктовав ему номер три раза и заверив, что вернусь домой чуть раньше завтрака, я повесила трубку, вознамерившись вернуться в зал и нагло похитить Тома оттуда, пока он в компании Роберта и прочих дружков не напился в хлам.

URL
2013-02-12 в 22:28 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Обернувшись, я увидела Паттинсона, стоящего в тени навеса перед самой дверью и медленно курившего в одиночестве. Мое сердце сделало тройной кубельт и опустилось в район желудка, ноги вдруг наполнившись свинцом, приросли к земле. Я сто раз представляла нашу встречу, но никогда не думала, что она будет такой нелепой! Наверное, стоило что-то сказать, но все слова куда-то испарились из моей головы. Я просто стояла и смотрела на него, хлопая густо накрашенными ресницами.
Паттинсон был небрит, и весь его вид кричал об усталости, совсем не присущей молодому человеку. Почему-то мне стало жаль его и я, наконец, произнесла:
- Привет.
Он равнодушно поднял на меня глаза, и я не увидела в них ни малейшей искры, которая влекла меня к нему раньше. Передо мной стоял измученный усталый человек, с ходу прибавивший лет десять. Когда он стал таким? Где потерялся тот мальчик, в которого я была влюблена когда-то?
- Привет, - сухо отозвался он, словно приветствие входило в одну из его обязанностей.
- Паршиво выглядишь, - попыталась отшутиться я, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Скорей всего, он не узнал меня. Я стояла в тени, не решаясь сделать шаг вперед и оказаться в тусклом свете фонаря, висевшего над входом.
Роб криво улыбнулся:
- Мы знакомы?
Я слышу этот вопрос этот вопрос второй раз день, утром его голос звучал поживей. Знакомы ли мы?! Определенно нет, человек стоящий передо мной, был мне не знаком.
- Нет, вряд ли, - ответила я. – Я перепутала тебя с другим. - Он пожал плечами, а я, развернувшись уверенно зашагала в противоположную сторону, попутно набирая номер телефона Тома. Обернувшись, я увидела, как Роберт, докурив, выкинул сигарету и направился обратно в клуб.
Наконец, Старридж, взял трубку.
- У тебя ровно пятнадцать минут, чтобы найти меня в «Alfred» , иначе я уеду домой, и ты можешь не звонить мне как минимум неделю. - Фактически это был шантаж, и сейчас я ставила перед ним выбор: либо я, либо Роберт, не будучи уверенной в результате. Не дав ему ответить, я повесила трубку, направившись к указанному месту. Сейчас мне нужны эмоции и только один человек мог мне их дать.
Мой чай дымился, официантка недоверчиво косилась на меня, скорей всего у нее заканчивалась смена и я была одним из последних посетителей, от которых ей не терпелось избавиться. На самом деле я не думала, что Том придет, не мог он бросить друга ради мимолетного увлечения, то есть меня. Покрутив в руках бумажную салфетку, я начала складывать журавлика. Он был почти готов, только одно крыло оставалось не загнутым, когда скрипнула входная дверь, я подняла глаза и уставилась на посетителя.
Несколько мучительно долгих секунд мы смотрели друг на друга, а потом я встала и направилась к туалету, оставив недопитый чай на столе.
Он вошел следом за мной, закрыв дверь на щеколду.
- Ты ненормальная, Бознанская. Тебе это говорили? – спросил Том, глядя на меня с кривой усмешкой.
- Заткнись, Старридж, и поцелуй меня, - и он не заставил себя ждать.

*****

Проснулась я от того, что Том, щекотал мои пятки и стягивал одеяло.
- Эй, это нечестно, - пробурчала я, натягивая на себя одеяло с головой.
- Вставай, спящая красавица, - он резко дернул край на себя. Я села на кровати и сонными глазами посмотрела на него. – Сколько сейчас времени?
- Около девяти, - ответил он, нависая надо мной.
- Я обещала отцу прийти до завтрака. Интересно, что подумают твои родители о моем нахождении в твоей спальне? Как-то не очень красиво выходит...
Том откинулся на подушку рядом и расхохотался:
- Тебя беспокоит, что подумают мои родители, или то, что подумает твой отец? Тoffee , и в кого ты такая моралистка по утрам? Вечером ты была очень плохой девочкой. - Старридж показал самую наглую из своих ухмылок.
- Замолчи…. Я была не в себе, назовем это временным помешательством моего рассудка, - не то, покраснев, не то побледнев, перебила я, прикрыв его рот ладонью. – В «Alfred» нам путь заказан, та официантка хорошо запомнила, сколько времени мы провели в туалете…
- Я за то, чтобы ты лишилась рассудка окончательно, - Том поцеловал кончики моих пальцев. – И я готов посещать «Alfred» каждый день, а лучше три раза в день и даже пить их отвратительный кофе…
- Нахал, - я улыбнулась ему, понимая, что не могу устоять, когда он такой. - Мне нужно позвонить отцу, - напомнила я скорей себе, чем ему.
- Думаю, что мой родитель уже позвонил твоему, и они благополучно обсудили наши планы на будущее.
- Это так похоже на моего отца. Думаю, что он уже наверняка посчитал, сколько гостей будет на свадьбе и какие имена даст нашим детям. Так что имей ввиду, что тебе так просто от меня не отделаться… - я наблюдала за его реакцией из-под опущенных ресниц.
- На самом деле они лет двадцать назад договорились это сделать, - признался Том, окончательно сдергивая с меня одеяло.
Я, открыв рот, смотрела на него. Нет, я конечно понимала, что папочка - еще тот фрукт, но сосватать меня в младенчестве…
- Что? – я не откликнулась, продолжая буравить его взглядом. - Это правда, мама рассказала мне. Двадцать лет назад это была всего лишь шутка…. Они отмечали не то твое, не то мое пятилетие, и как это обычно бывает… - он, уже не сдерживая смеха, смотрел, как я хмурюсь все сильнее.
- Слово за слово, они оба вспомнили об этом спустя двадцать лет. Ты знаешь, что в тот вечер тебя позвали к нам специально для меня. И прекрати ржать, Старридж…. Это не смешно, - напомнила я. – Мой папаша все тщательно спланировал! Старый сводник!
Он обнял меня, не обращая внимания на мое бурчание:
- Я не пойму, почему это тебя так беспокоит?
- Потому что меня бесят его попытки решать за меня мою личную жизнь! У него идея фикс выдать меня замуж с тех пор, как мне стукнуло пятнадцать. И однажды у него почти вышло… - моему негодованию не было предела.
- Ты не хотела бы за меня замуж? – все еще улыбаясь, спросил Том.
Вывернувшись из объятий я, повернувшись к нему лицом, пристально посмотрела на него:
- Ты, что, делаешь мне предложение?
- Гипотетически, - серьезно ответил он, хотя в глазах плясали черти.
Коварно улыбнувшись, я столь же серьезным тоном ответила:
- Нет, конечно, я не могу выйти замуж за парня, который носит свитер с утятами. У меня был такой во втором классе…
- Ну, тогда давай просто будем наслаждаться внебрачной связью, потому что я люблю свой свитер… - с этим словами Том повалил меня на кровать, не дав произнести ни слова.

*****
Вниз мы спустились вдвоем примерно час спустя. Еще было довольно рано, поэтому на кухне сидел только Артур и обильно поливал мюсли вареньем. Я, глянув в его тарелку, скривилась, представляя, как он будет поглощать это с молоком.
- Гадость какая, - не выдержав, произнесла я вслух.
- Гастрономические пристрастия моего братца заставляют содрогнуться, - засмеялся Том, растрепав брату рыжую шевелюру.
- Это ты… - Артур сбросил руку брата со своей головы. – И тебе привет, моя новая сестра…
Я нахмурилась, а Том сделала вид, что он тут совершенно ни при чем. А Артур тем временем продолжал:
- В следующий раз будьте тише, моя комната за стенкой…
- Заткнись, умник, и скажи спасибо, что я не рассказал маме, как ты водишь подружек через окно, - парировал Том, протягивая мне чашку с чаем, я покраснела до кончиков ушей.
- Как будто ты делаешь не то же самое, - он с кривой усмешкой глянул на нас. Не выдержав, Старридж отвесил брату подзатыльник.
- Эй, не обижай ребенка, - вступилась я за Артура.
- Знаешь, она мне начинает нравиться.
- Я ведь могу и передумать, - предупредила я, угрожающе размахивая в воздухе чайной ложкой.
- В гневе ты особо опасна, - засмеялся Том, обнимая меня за талию. – Где отец, кстати?
- Еще не спускался. Как премьера? Тебе Роб звонил, сказал, что ты куда-то подевался, - он снова лукаво покосился на меня, а потом добавил: - И Нетти…
Я скептически подняла бровь. Про Нетти я наслышана и даже насмотрена. Будучи от природы крайне любопытной, не выдержав, я залезла в ее «твиттер» и проверила всю подноготную. Божена назвала бывшую девушку моего нынешнего парня «страшной», но по мне она была довольно милой, хотя я как всегда использовала жизненную позицию « я в танке, и меня это не волнует».
- Я не знаю, что она хотела, - попытался оправдаться он.
- А я еще ничего не сказала, чтобы ты оправдывался. Не переживай, ножками топать не буду, - я демонстративно поправила его помятую футболку.
В этот момент в кухню спустились родители Тома. Вот тут мне по-настоящему стало неловко. Я уже семь не жила со своими, не считая некоторых перерывов, таких, как сейчас, когда мне приходилось ломать многие свои привычки для того, чтобы делить крышу с отцом.
- Ольга, дорогая, - Фиби обняла меня за талию, словно мое пребывание в их доме было чем-то естественным. Хотя моя мама повела бы себя также, она - один из самых понимающих людей, что я встречала. Порой мне казалось, что ее понимание граничит с пофигизмом. Том сидел с совершенно невозмутимым видом. Ну, конечно, мы же обручены с пеленок, чего ему так переживать!
- Доброе утро, - улыбнулась я ей, чувствуя, что сейчас готова провалиться сквозь землю от неловкости, обычно неприсущей мне.
- Как вчерашняя премьера? – спросил Чарльз, присаживаясь напротив нас. – Мне показалось, или вы вернулись довольно рано?
Одному проведению известно, как после этого я не стала ярко-малиновой. Говорила же я Тому, чтобы он отвез меня домой… Упрямец!
- Общество поклонников Роба, как и халявная выпивка не пришлись Ольге по вкусу, - ответил за двоих Том.
- Ты многое пропустила, пьяный Паттинсон – еще то увлекательное зрелище, - ухмыльнулся Артур.

URL
2013-02-12 в 22:29 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Я чуть не подавилась чаем, вспомнив, как мы с Томом тащили его однажды из бара. Ну, разве в тот момент я могла предположить, что все в моей жизни поменяется настолько радикально.
- Артур, - укорила его Фиби.
- Он хуже Божены, - шепнула я на ухо Тому, отчего тот только ухмыльнулся.
- Считайте, что это семейное, - продолжил Артур, видимо, услышав мои слова. Мы вопросительно посмотрели на него. – Раз вы вместе, и ты - моя вроде как сестра, а Божена - твоя сестра, то значит и мне она в каком-то роде родственница тоже, - объяснил он мне, как совсем неразумному существу. – Так что мы теперь одна большая дружная семья. Кстати, ничего не имею против Божены… когда она молчит, - похлопав меня по-братски по плечу, с беззаботным видом вышел из кухни.
- Глубокомысленно, - процедила я, обдумывая его слова. - Шесть братьев и сестер на двоих. Боюсь, я этого не вынесу, - наконец рассмеялась я и остальные вместе со мной.
Потом Чарльз спросил про моего отца, и, не выдержав, я высказала, как на духу рассказала все, что меня беспокоит, в надежде, что хоть он как-то сможет повлиять на него. Особенно повременить с разводом, на котором гораздо больше настаивала его жена, нежели сам отец.
- У него диабет, ему вообще нельзя волноваться. А он иногда даже укол забывает сделать без моего звонка. На Божену нет надежды. Я думала, что вернусь домой после выставки, - Том сильней сжал мою руку, лежавшую на столе, - но теперь я просто не могу его оставить одного…
- Я думаю, все наладится. Влад серьезный взрослый человек, ему очень повезло с дочерью. После выставки станет легче, он очень нервничает из-за этого, - поддержал меня отец Тома. – Если хочешь, я поговорю с ним. У меня сегодня бранч с ним и Биллом Вудроу.
- Скульптор? – Чарльз кивнул. - Мне нравятся его ассамбляжи из отслуживший техники, хотя концептуальное искусство мне не близко. Он был у нас недавно, они ведь сейчас работают вместе с отцом. Билл - ректор его университета и постоянно пытается заманить его на постоянную работу.
Том закатил глаза, выслушав мои умные мыли по поводу концептуального искусства.
- Твоему отцу стоило бы согласиться, - заметил Старридж-старший. – Это хорошее предложение.
Я покачала головой:
- Папа не хочет насовсем уезжать из России, отказавшись обосноваться даже в Варшаве или Кракове.
- В этом весь Влад. Не хотите присоединиться к нам во время бранча? Если у вас нет никаких совместных планов?
- Тебе будет полезно пообщаться с умными людьми, - напомнила сыну Фиби, и я была с ней полностью согласна, но ничего не сказала, давая возможность ему решать самому.
- Почему бы и нет, - нехотя согласился он. В это время у него завибрировал телефон, и почему-то я на сто процентов была уверенна, что это Паттинсон разыскивал своего заблудшего друга. – Это Роб, я на секунду, - и вышел из кухни.
Не знаю, что было написано на моем лице, но Фиби с Чарльзом очень понимающе на меня смотрели, отчего мне стало еще более неловко.

*****

Я, в одолженном наспех у Матильды трикотажном свитере, который сходил мне за платье, на пару размеров больше, чем я, сидела в машине Тома, разглядывая носы своих выходных туфель.
- Ты мог встретиться с ним и без меня. Я выгляжу как бродяжка, нужно было пойти домой и переодеться перед бранчем, - нервно теребя косу, жаловалась я.
- И кого ты хочешь покорить своим видом? – отмахнулся Старридж, продолжая следить за дорогой. – Биллу все равно, у него на первом месте его подагра. Или ты решила вернуть расположение Паттинсона?
Я нахмурилась:
- Ты - кретин, Старридж, - я почти была готова на него обидеться. – Еще слово, и я точно захочу вернуть его расположение, или как ты там говоришь…
На самом деле мне совершенно не хотелось встречаться с Робертом. От одной мысли о предстоящем свидании меня начинало мутить. Перед глазами ясно стояли его пустые лишенные всякого огня глаза. Нет, я совершенно не хотела видеть его таким. К тому же в какой-то степени Том был прав: я не знала, что принесет мне эта встреча, но искушение судьбы никак не входило в мои планы. Поэтому я очень сильно надеялась, что с ним будет Кристен или как ее там?! В ее присутствии делать вид, что мы практически незнакомы будет гораздо легче, Том ведь все знает и так.
- Почему ты молчишь? Обдумываешь, как вернуть былую страсть назад? – иногда он бывал чересчур… откровенен, говоря в лоб все, что у него на уме. Вот сейчас он перегнул палку, и мое терпение лопнуло.
Я, демонстративно расстегнув ремень безопасности, вспылила:
- Остановись, я выйду! Если ты собираешь постоянно мне припоминать то, что сейчас не имеет значения, то лучше нам вообще больше не видеться!
Том резко затормозил, включив аварийку, повернулся ко мне.
- Прости меня. Я был неправ, - он обнял меня.
Это была наша первая ссора и первый раз, когда мы по-настоящему были серьезными в своих отношениях.
- Я просто хочу, чтобы все осталось как есть, а ты постоянно ищешь какие-то подвохи в моем поведении или отношении к Роберту, - проговорила я. – Обещай мне, что ничего не изменится.
- Ты - моя девушка, он - мой лучший друг. Все останется именно так, - уверенно пообещал он.
Я кивнула, соглашаясь. Том наклонился ко мне и поцеловал. Мы не разрывали поцелуй с ним до тех пор, пока водитель сзади стоящего «форда» не начал нетерпеливо сигналить.
Отстранившись, я загадочно улыбнулась.
- Что? – спросил Старридж, поворачивая ключ зажигания.
- Мне понравилась, как ты говоришь «моя девушка»…
- Тoffee, ты невозможная особа, но ты моя… Моя девушка. Поговорим об этом позже. Я буду повторять тебе это целую ночь.
- Только повторять? – передразнила его я. – Ловлю тебя на слове, - Старридж только ухмыльнулся.
У кафе Том долго искал парковочное место. В результате, поставив машину в запрещенном месте, он решил переставить ее вновь.
- Иди внутрь. Он тебя не съест, поверь, у него нет клыков на самом деле, - поддел он меня. Хотя на самом деле я понимала, что все это Том делает специально, чтобы проверить, как я отреагирую. Подавив приступы тошноты и беспричинной паники, я кивнула. Сейчас у меня было чувство, словно я стою на самой вершине мира и смотрю вниз, где протирается бездонная пропасть. Шаг - и ты сорвался.
У самого входа я обернулась, поискав Тома глазами, но он не обратил на меня внимания, разговаривая с каким-то дядькой с большими усами. Досчитав до трех и крепко сжав кулаки так, что ногти впились в кожу, оставляя розовый след, я вошла вовнутрь.

URL
2013-02-12 в 22:34 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
Глава 14. Девушка лучшего друга
POV Роберт
Том, как обычно, опаздывал. Дурацкая привычка со времен школы. Он мог проснуться за три часа до начала занятий, но все равно прийти в последнюю минуту. Допив вторую заказанную чашку эспрессо, я принялся гипнотизировать взглядом входную дверь, как будто это могло ускорить моего дружка-раздолбая. Школьницы за соседним столиком захихикали, что заставило меня посильней надвинуть бейсболку на лицо. Надеясь, что тут не окажется какого-нибудь пронырливого папарацци или особо навязчивой поклонницы, я искреннее ругал Тома всеми известными мне проклятьями. И почему Старриджу приспичило встретиться в столь людном месте? Ему доставляло почти маниакальное удовольствие напоминать мне о том, что я столь же простой смертный, как и все остальные. Кристен, сейчас сидящая в отеле вместе с Лотнером, наверняка обидится из-за того, что я не позвал ее с собой. Они с Томом вполне ладили. Надеюсь, у нее хватит ума понять, что в данной ситуации нам не стоит лишний раз светиться вместе. Хотя скорей всего она вообще не разговаривает со мной после вчерашней пьянки, потому что с самого утра от нее ни звонка, что было за гранью ее терпения. А все Старридж, вчера как в воду канувший.
Голова раскалывалась, не помогла даже таблетка аспирина, подсунутая мамой с утра, поэтому я пропустил момент, когда в паб вошла девушка, звонко стуча каблуками по плиточному полу. Каждый ее шаг болью отзывался в гудевших висках. Оглядевшись по сторонам, она направилась в мою сторону. Я и раньше чувствовал себя неуверенно в таких ситуациях, а сейчас был и вовсе свихнувшимся параноиком. Слова «Эдвард» и «автограф» вызывали во мне аллергию, особенно после того, как на утро мои кривые фото появлялись в «твиттере» с почти правдивой подписью «РПатс опять напился». Опустив глаза в чашку, молил проведение, чтобы она просто села за соседний столик, не заметив или не узнав меня. Но незнакомка, остановившись возле моего столика, нависла надо мной, разглядывая макушку, так как глаза я не решался поднять.
- Мистер Паттинсон, может, вы перестанете играть в человека-невидимку и подскажете, как пройти на Medway Street? – произнес приятный и до боли знакомый девичий голос.
От удивления я приподнял козырек и взглянул на его обладательницу. Никогда не думал, что меня может что-то настолько шокировать и вогнать в ступор. Но, кажется, я целую вечность смотрел на постельницу, не мигая и не произнося, ни слова, пытаясь хоть как-то осмыслить происходящее. Дежа-вю.
- Ты? – наконец смог выдавить из себя я, чувствуя, что выгляжу полным кретином в собственных глазах. Она только кивнула. Нет, таких совпадений в жизни не бывает. Еще вчера мне показалось, что я видел ее в Хитроу, а потом целый день она не покидала моих мыслей, как бы я ни старался выкинуть ее оттуда. А сегодня Ольга стоит передо мной, словно мы с ней и не расставались вовсе. Но одно я знал точно: даже если б сейчас на крышу этого чертового паршивого кафе свалился метеорит, то все равно никакая сила не заставила бы меня отвести от нее взгляда. Она почти не изменилась за три года, может, стала еще красивей, или так казалось после долгой разлуки.
- Предложишь мне сесть? – спросила Ольга, оглядываясь по сторонам, словно поджидала кого-то.
Я встал и галантно предложил ей свой стул, а сам уселся напротив, продолжая буравить ее взглядом. Она, стараясь не смотреть мне в глаза, нервно теребила косу, а затем откинула ее на спину.
- Роб, прекрати так на меня так смотреть, я и вправду настоящая, - на лице заиграла улыбка, и я не смог не улыбнутся в ответ. Чувство юмора у нее осталось прежним.
Свет от лампы отбрасывал причудливые блики на ее пшеничные волосы, и я понял, почему она выглядит столь необычно:
- Твои волосы… - проговорил я невпопад.
- Плохо? – спросила она, инстинктивно поправляя челку. Ни одна девушка не делала это со столь будоражащей фантазию небрежностью.
- Непривычно, - попытался оправдаться я, но попытка была неудачной, задев локтем чашку, я вылил остатки кофе на гладкую поверхность стола.
- А ты все продолжаешь отращивать бороду, - она улыбнулась, вытирая салфеткой черную жижу. - Тебе по-прежнему не идет.
Мы снова замолчали. Ольга неуверенно сидела на самом краешке стула, и вид у нее был такой, словно она готова встать и убежать от меня сию секунду. Мне невыносимо хотелось дотронуться до нее, провести пальцем по тыльной стороне ладони, почувствовать теплоту кожи, ощутить, как она вздрагивает от моего прикосновения. Девушка, сидящая передо мной, казалась чем-то нереальным, плодом затуманенного алкоголем сознания. Словно в забытье я потянулся к ней, надеясь дотронуться до руки, лежащей на поверхности стола, но Ольга, словно невзначай, убрала ее.
- Что ты тут делаешь? – наконец, задал я главный вопрос.

URL
2013-02-12 в 22:34 

pretty-in-red
кризис средних лет подкрался незаметно))
- Я… - начала она, но в это время к нам подошел Старридж. Мне показалось или она облегченно вздохнула.
- Представляешь, мне пришлось припарковать машину в двух кварталах отсюда, - возмущенно начал он, потом оглядев меня с ног до головы, усмехнулся: - Выглядишь паршиво, приятель. Видимо, вчера я многое пропустил… - Он присел на стул рядом с Ольгой и продолжил говорить. - Звонил твой отец, у тебя сел телефон, - последняя фраза предназначалась явно не мне. При взгляде на этих двоих, до меня медленно начал доходить смысл происходящего.
- Что он хотел? – спросила она, невзначай положив свою ладошку на его, словно она делала это каждый день. В этом простом жесте было столько естественности и нежности, что мне стало не по себе.
- Спрашивал про бранч. Я ответил, что мы придем, - Том слегка сжал ее пальцы.
- Мы? – переспросил я, неожиданно все встало на свои места. – Только не говорите мне, что вы…
- Мы вместе, - закончила за меня она.
- Твою мать! – только и смог произнести я.
Том нагло ухмыльнулся:
- Вообще-то я надеялся на что-то типа: «Рад за вас», но для первого раза тоже сойдет.
Ольга закрыла рот рукой, но я видел что она смеется, - столь комичной была ситуация в который мы оказались втроем. Он, она и его лучший друг – классический любовный треугольник. Вот только третьим колесом в данном случае был я.
- Мог и раньше сказать…. Друг, называется, - не остался в долгу я.
- Кажется, он пришел в себя, - усмехнулась Ольга, но я видел, что ей по-прежнему некомфортно рядом со мной. – Где, кстати, ты оставил свою возлюбленную?
Наверное, я слишком долго соображал, о какой возлюбленной она говорит, поскольку Том начал надо мной посмеиваться.
- Крис в отеле, - ответил я Ольге, подавляя в себе желание, пристукнуть Старриджа. – Сегодня вечером мы возвращаемся в Лос-Анжелес, у нас через пару дней мировая премьера «Новолуния». Вчера вы были на показе, – сказал я скорей самому себе, вспоминая, как Ольга шептала что-то Тому на ухо в зале, - а куда пропали потом? - на самом деле я не хотел знать ответа на этот вопрос, потому что ответ читался на их лицах.
- Мы продолжили вечеринку тет-а-тет, - Ольга с вызовом посмотрела на меня. В ее глазах отчетливо читалось: «Да мы вместе, но тебя это не касается!».
Несмотря на все, мы вполне мирно поддерживали беседу, Ольга осталась неизменна себе и болтала без перебоя, всячески стараясь поддеть меня. И ей это, черт возьми, удавалось! В этом они со Старриджем действительно стоили друг друга. Всякий раз, когда она смотрела на Тома, улыбалась ему, невзначай задевала рукой, меня начинало трясти от бешенства и собственного бессилия. Именно в тот момент мы начали игру, которая продолжалась еще долгое время. Игру, в которой не было правил, победителей и проигравших, потому что сам процесс доставлял гораздо большее удовольствие, чем результаты. Ольга охарактеризовала бы ее так: «Сделал гадость - сердцу радость». И сейчас был мой ход:
- Вчера в Хитроу, это была ты, - вспомнил я, наслаждаясь ее минутной растерянностью. Ольга нахмурила брови, послав в меня убийственный взгляд.
- Я провожала брата, но тебя не видела, прости, - беззаботно ответила она, не отрывая глаз от меню, которое с пристрастием изучала последние минут пять.
Один-ноль в ее пользу. Сегодня явно не мой день, я почувствовал себя еще скверней от этой глупой попытки вбить между ними осиновый кол. Том мой лучший друг, Ольга мне ничего не должна. Так почему у меня такое чувство, словно она от алтаря сбежала к нему?! Я снова и снова попадал в плен ее серо-зеленых омутов. Давно забытое наваждение захлестнуло меня, сбеги я на другой континент, это ничего не изменит. Я хотел эту девушку невыносимо много. Хотел вместе с ее паршивым характером, глупыми остротами в свой адрес, ее неповторимой манерой вывернуть мою жизнь с ног на голову, но в этом была вся Ольга. Моя Ольга.
Следующие полчаса я откровенно любовался ней, в пол уха слушая то, что мне рассказывал Старридж, даже невпопад что-то отвечал, стараясь свалить мою рассеянность на похмелье.
Наконец, Ольга, посмотрев на часы, в которых я узнал свой подарок, невольно улыбнувшись и зачтя себе очко, спохватилась:
- Черт, бранч! Мы опаздываем! - Том закатил глаза, делая вид, что это его совершенно не интересует. - Ты сам согласился. Просто делай вид, что слушаешь, иногда кивай головой и соглашайся со всеми умозаключениями, - она шутливо щелкнула его по носу, вставая со своего места.
Мы втроем вышли на улицу. Ольга бодро вышагивала на своих громадных каблуках, которые Крис ни за что бы ни надела в обычной жизни, даже под страхом немедленной расправы. Заметив, куда я смотрю, она ухмыльнулась:
- Что?! Не протри во мне дырку, Паттинсон.
Я улыбнулся в ответ:
- Удивительно, как ты еще не сломала себе шею на своих ходулях.
- Ну, я же не Белла Свон. И я не твоя подружка, которая таскает с собой кеды даже на премьеру.
Я понял, что она хотела сказать. Эту ночь они со Стариджем провели вместе, и скорей всего именно она утащила его с автопати. В моей голове рисовались картины фривольного содержания с их участием, и от этого становилось еще больше не по себе.
- Вообще-то я хотел тебя пригласить на премьеру «Новолуния», - обратился я к Тому, - до того, как узнал что вы вместе.
На самом деле я не собирался этого делать, поскольку знал, что у него сейчас репетиции в театре, и он вряд ли сможет уехать, но мысль о том, чтобы разлучить этих двоих хотя бы на недолгое время была невыносимо приятной.
Старридж колебался, не давая однозначного ответа, а Ольга даже бровью не повела, и я поразился ее выдержке.
- Я подумаю и решу, - он посмотрел на свою девушку, - если переживу этот бранч.
- Ты можешь ехать, если хочешь, - вставила она, - Вы давно дружите, я все понимаю, - одним взглядом Ольга послала меня в нокаут. И я понял, что наше дальнейшее общение будет куда более интересным, чем предыдущее. Она была ложкой дегтя, скорей, целой цистерной в нашей дружбе с Томом, но между тем еще и легким ветерком среди окружающего меня смрада из бесконечной лести.
- Может, тебя все-таки подвезти? – предложил Старридж, но я вежливо отказался. Мне нужно было подумать обо всем произошедшем в одиночестве.
Дома я отключил телефон, при этом отклонив звонок Кристен, которая будет вечером просто в ярости. Голова шла кругом гораздо больше от последних событий, чем от еще игравшего в крови алкоголя. Все вокруг казалось чудовищно неправильным, а жизнь чертовски несправедливой. От бессилия я стукнул кулаком по столу. Ольга и мой лучший друг. Наверное, я должен радоваться за них, но как-то нерадостно. Сейчас мой разум вел непреодолимый спор с моей совестью. На одной чаше весов стояла многолетняя дружба со Старриджем, я был очень многим ему обязан, а с другой стороны - она, такая далекая и желанная. И я не знал, какая часть перевесит в конечном итоге.

URL
   

Красная комната

главная