Записи без темы (список заголовков)
09:20 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Однажды, неожиданно для всех, моя подруга отправилась в путешествие на маленьком катамаране под алыми парусами. Капитан судна, храбрый челябинец Владимир, каждое лето собирал большую часть своего катамарана из подручных средств, привозя с собой только надувные гондолы и паруса. Команду он тоже набирал по ходу дела и в этот раз решил взять с собой мою Свету. Я без нее быстро заскучала, слонялась по Острову неприкаянной тенью и даже сумела преодолеть свою лютую стеснительность и напроситься матросом на другую яхту, к совершенно незнакомому мне капитану. На второй день путешествия мы высадились на необитаемый заповедный остров, переночевали там и утром снова вышли в море. Ветер был очень слабый, поэтому наш бравый капитан вручил мне руль, сказал: "Держи курс на Солнце" и уснул. Я прилежно выполняла эту инструкцию в течение нескольких часов и разбудила капитана, только увидев вынырнувшую из тумана землю. Подойдя ближе, мы поняли, что вернулись в ту же самую бухту, где провели ночь. В ту же бухту. Через четыре часа плаванья. С тех пор я официально объявлена худшим рулевым Вселенной.
Решив воспользоваться случаем, мы высадились на берег, пообедали и снова вышли в море, где нас встретили мужики на моторной лодке. Сначала они подарили нам двух маленьких акул, а потом стали засыпать вопросами, становясь с каждой секундой все подозрительнее. Закончилось это тем, что они взяли нас на буксир и поволокли зачем-то на берег, все к тому же острову. Высаживаться в полюбившейся нам бухте они не стали, а пошли дальше, к песчаной косе. На берегу стоял катамаран с алыми парусами.
- Володя! - хором закричали мы и замахали руками. С берега в ответ донеслись приветственные звуки.
- Это что, ваши знакомые, что ли? - поинтересовались мужики, как-то разом теряя ход и решительность.
- Ага, - обрадованно закивали мы. - Из Челябинска.
- Как дошли? - спросили мужики совсем уже тихо.
- Северным морским путем!
Мы приукрасили действительность, конечно, зато мужики он нас наконец-то отцепились и умчались вдаль, а мы высадились на берег и накормили Свету с Володей подаренными акулами.

05:19 

lock Доступ к записи ограничен

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:03 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
удивительно вдруг на работе услышать доносящуюся с улицы любимую песню. если кто-то хотел сделать мне приятно, то у него это получилось.

04:39 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
И вот уже новая зима. И я теперь никакая не одна. Не такая смелая, быть может, крепче связанная в собственной голове. Но теперь я знаю, что могу что-то поменять, сама, без чужой помощи и даже советов.
Я заразна своими мечтами. Мои песчаные замки стоят нерушимо, словно бы отлитые из бетона. Я слишком много хочу, поэтому вряд ли всего добьюсь. Но это неважно. Большинство моих проблем проходи оттого, что я о них забываю.

Хочу мыльных пузырей на правой ноге.

04:28 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!

04:16 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Переплещется с тихим шелестом
я хочу, чтоб меня не видели
чтобы в сонме болотной нечисти
за свою принимали жители
теплых трав и осколков зеркала,
что на небо глядело. слышало
всё, дождя напивалось терпкого.
испытав наслажденье высшее
отражало лишь небо синее,
или черное, или блеклое
и разбилось. в пылинки инея
разлетелось большое зеркало.
слово "вечность" давно уж собрано
и осколок стекла заляпанный
растворился, расплылся поровну
напитал собой мои запахи.
я пока среди вас приезжая
в голове моей мысли разные,
только зеркало неизменчиво
это значит - со всеми сразу я
и по крышам могу и по полю
переплясывать, колесом ходить
лишь такой бывать, как сама люблю,
только дайте себя мне выпустить.

09:11 

Еще не масленица, но уже почти

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!


что-то прошел год, а я все в той же позе. и в той же юбке. кстати, но в этот раз я наконец ее прожгла)

05:19 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Полные ладони ветра
Как дойти, не расплескав?
Донести, назло запретам
До полей дремотных трав.
Выплеснуть с глубоким вздохом
Пусть летит за горизонт.
Сорванным чертополохом
К небу ветром унесен
Ты глаза закрой, отдайся
Нашей яростной любви
Ты умрешь, не сомневайся -
На земле. Летя живи.

04:16 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
А на Острове цветет сакура...

15:54 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Поняла вдруг, как это прекрасно: я всегда буду сидеть там, на камне, с гитарой, смотреть на море. Даже если зима, работа, пять свитеров и хочется только горячего чаю, я все равно сижу там, не уходя ни на секунду, каждый миг. Пусть только на фотографии, зато - всегда.

Скоро май, и я возьму на Остров гитару. И уж конечно же, несмотря на холодную еще воду, заберусь на этот камень и буду петь песни. Чего ж мне еще?

06:54 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Остров сводит с разными людьми. Мы легко сходимся и легко - вроде бы - расходимся, но некоторые оставляют в сердце кусочек чего-то своего, тёплого и пушистого, и так хочется увидеть их снова...
Инка-Ключик, золотой лучик. Мы так и не успели подружиться, только проникнуться взаимной симпатией, глубокой, с первого взгляда, но робкой и оттого стеснительной. Инка - автостпщица, вольный ветер, то, чем мечтаю быть я, но почему-то не бываю. Я сама выбрала себе эту судьбу, решила, что круто поверну ее сознательно и чуть позже, хватило бы пороху... Не хватит - попрошу помощи. Хоть у той же Инки.
Инка живет в Белоруссии, хотя сейчас, кажется, в Питере, а может, и вовсе в Омске. У нее рыжие волосы и зеленые глаза. Когда я, с рюкзаком, свежегородская, вырвалась на Остров чуть ли не на больничный, Че завел меня в дом, приговаривая:
- Мара, я хочу познакомить тебя с Инкой, вы с ней очень похожи.
Девушка, жарящая блины, обернулась и уставилась на меня. Несколько секунд мы оценивающе разглядывали друг друга. Правда, похожи - только у нее зеленые глаза, а у меня черные, у нее рыжие волосы, а у меня - русые, но это казалось чем-то абсолютно неважным. Похожи - и всё.
Через несколько минут Инка уже кормила меня блинами и о чем-то взахлеб рассказывала, а потом мы все вместе пошли в Кентерберри.
В следующий раз я увидела ее уже осенью, в начале октября. Наступала пора северного ветра, время, когда из лагеря на ручье снимались даже самые стойкие. В этом году ими оказались Инка и Клим, поставившие палатку глубоко в лесу, и еженощно отбивавшиеся от молодых бесбашенных лис.
- Мне Раиса предложила остаться на Острове на зиму, - обронила Инка, засыпая заварку в чайник.
- Оставайся! - обрадовалась я. - С меня плюшки, приезды на все возможные праздники и, если понадобится, деньги на уголь.
- Может, и останусь, - задумчиво протянула Инка.
Конечно, она уехала еще до конца октября. Она - вольный ветер, ей нельзя подолгу торчать на одном месте. Можно только надеяться, что как-нибудь Инка снова приедет к нам погостить, на теплый августовский Остров.

07:55 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Воспоминания становятся мягче, расплавленней. Я чувствую, что уже скоро. Сегодня во сне я узнала, что для того, чтобы коридор куда-то привел, нужно брать с собой Нюшу и кота Тёму в корзинке. Узнала на собственном опыте - в первый раз я шла одна и коридор закольцевался, вернув меня в исходную точку. Значит, Нюша и кот Тёма - Стражи, они умеют не теряться на темной стороне.
За окном проходят безумно красивые девушки в беретах. Девушки в беретах всегда красивы, все, без исключения. Весна.

08:48 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
У меня очень теплые руки, крылья, хвост и сардельки в сиропе.
Я скучаю по долгой дороге, по внимательным взглядам прохожих.
Я умею держать в себе много, больше, чем выражает мой профиль,
Я умею держаться, как леди, улыбаться и лаять, как должно.
У меня еще стылое море – это значит, весна на изломе.
Я скучаю по теплым прибоям, бирюзово - зеленым отливам.
Отмечаем бесшумно-неспешно равноденствие в маленьком доме,
Приоделись к весне, приубрались, ждём почти уже нетерпеливо.
Ждём. Украсили лентой деревья,
А в стене у нас иллюминатор.
Приходи же, весна, поскорее,
Нам тебя – вот немедленно – надо!

07:33 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Решив сократить дорогу, я пошла по тропе через поле. На самом деле, идти здесь было не столько ближе, сколько намного приятнее - идущего со всех сторон окружал цветущий белый шиповник, фиолетовые ирисы и высокая трава. Зимой она высыхает и становится светло-русой, как мои выгоревшие за лето волосы, а когда солнце склоняется к закату, трава алеет. Я всегда брожу по полям в это время, собирая маленький зимний шиповник и сочную вкусную калину. Летом же трава зелена и полна сил, в ней кипит жизнь красивых жуков и бабочек, а под корнями хлюпает вода.
Мне нужно было возвращаться в город завтра, и, как всегда, ужасно не хотелось, поэтому я вдруг села на землю посреди тропинки и поняла, что сейчас меня никто не может увидеть. Никто не сможет найти и заставить ехать в город. Я могу сидеть здесь вечно, до зимы, ну а потом выпадет снег и я укроюсь пушистым белым одеялом, и мне всё так же никуда не надо будет уходить...
Я ничего особенно не значу, я не вершу великие деянья. Просто меня не видно в высокой траве.

06:11 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Прохладный ветра шелест – камыш, пастушья сумка,
Форель идет на нерест, все, как в твоих рисунках,
На берегу у горной холодной звонкой речки
Мы трудимся упорно, придумывая вечность.
Мы знаем, сколько надо созданий и творений
Ползучих скользких гадов и ангельских видений,
Как краску для рассвета смешать с водой болотной
И получить при этом красивых земноводных,
Как ветер обесцветить, соленым сделать море
Мы знаем, как. Нам это преподавали в школе.

04:55 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Иногда бывает почти физически больно, когда не хватает слов. "Всё так просто" - пишу я, но это только три слова, двенадцать букв, катастрофически мало! Они не передают запаха тюльпанов и тумана, в них не слышно чириканья воробьев за открытыми окнами, они не передают даже той радости и легкости, которые поселяются у меня в сердце, когда я думаю: "Всё так просто"...

На дороге снов живет сиреневый ветер. Иногда он дует, но больше любить пить чай у костра и петь под гитару. Он дружелюбен, потому что ему плевать на ваши проблемы, зато интересны новые лица, а еще больше - новые миры, которые умеют творить некоторые сновидцы. Он не станет помогать или показывать путь, он попросту не понимает, зачем и как это делать. Зато он с удовольствием поглядит на ваши чудачества и погуляет с вами по свежесозданному миру. Если вы не паникер, и в душе у вас весна, он может стать вашим другом, которому плевать на ваше отсутствие и радостно, когда вы рядом. А это уже очень много.

04:27 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Надо составить список песен, которые я хочу спеть Острову в мае. И надо заставить Фламмера починить какую-нибудь гитару, чтобы сделать ее выездной. И научиться, наконец, за восемь лет первый раз сесть часов на несколько, вооружившись Смородиной, и научиться настраивать гитару!
Всё так просто.

08:00 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Однажды в октябре я наблюдала схватку двух драконов. Они летали по небу, завернувшись в тучи, и пускали друг в друга молнии. Что они не поделили осенью, я не знаю, брачные игры у драконов весной, в это время к ним в бухту лучше не заходить, а осенью появляются на свет драконята и начинается тихая-мирная пора их безумного ученичества. Так что, видимо, драконы не сошлись на почве чего-то более абстрактного, чем дамское внимание.
Две маленькие, но очень сердитые розовые тучки били друг в друга молниями посреди безоблачно закатного неба и были, наверное, уверены, что они прекрасно замаскировались.

16:48 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Я надену яркие, яркие краски,
От солнца и снега устали глазки,
Я хочу перемен, хочу чистого, нового, свежего,
Я хочу чтоб хоть что-то дарило надежду мне.
А пока - в ворох белых, как снег, одеялок,
С головой окунусь - от мороза устала.
И от шума устала, от смеха, от криков,
Я хочу Тишины. Я хочу найти выход.
Не обидеть, не гнать, не жалеть, а оставить,
И не думать, что всё - ничего не исправить,
Не морочиться больше ни словом, ни делом.
Как-то надо не так. Как-то всё надоело.
Я хочу новых нитей вплести в одеяло,
И вершить невозможность, забыв про усталость.
Я хочу не на всех, на себя быть похожа.
Все хочу да хочу. Разве это так сложно?

Когда-нибудь я расскажу про Большой Пелис. Но потом. Мы решили устроить фотосессию на стене цветущего рододендрона. Облиться краской и не забывать каждые два часа ловить друг на друге клещей. Осталось дождаться мая.

02:29 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Перед сном и пробуждением создание рождает самые странные образы - смесь того, что приснилось, но уже не помнится, того, о чем подумалось, услышалось, происходило. Это не сны, но они неподвластны твоей воле.
"- Ты не имеешь права переписывать чужую жизнь! - крик настигает меня, когда я, неосознанно, но удивительно умело, меняю...туманные скрижали? Какой-то элемент книги бытия, меняю просто потому, что так красивее, захотелось мне, понимаете ли, меняю и прекрасно знаю, как это делается.
- Ой, что ж я творю? - вздрагиваю и еще немножко просыпаюсь. Но не до конца. "Крысы помнят, о мастер Гофман, как всё было на самом деле", и я снова беру в руки перо... "
В этом сладком тумане нельзя блуждать бесконечно - ты всегда либо засыпаешь, либо просыпаешься. Но порой даже пятнадцати минут хватает на то, чтобы переписать чью-то книгу бытия.

Полынные сказки

главная