Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:38 

Основная ролевка - часть третья. В процессе

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Часть вторая



Майлз-Гвендолин-Охрениэль-Джун-Нина

запись создана: 28.11.2016 в 17:15

@темы: Мэри Сьи, Ролевка

Комментарии
2017-01-30 в 20:46 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Гвендолин увязала в липкой смоле мыслей, которые проникали в её Комнату. Знакомое пустое пространство и всего одна дверь с девяносто девятью замками, которые она запирала, отрезая себя от негатива. С каждым закрытым замком, цепочкой, засовом ей становилось легче и она успокаивалась. И вот эта липкая темная дрянь проникала в Комнату сквозь щели и замочные скважины, образуя уродливые картинки на полу. Некоторые картинки принимали форму и корчились в отвратительных плясках. Они кружили вокруг, принимали другие формы, выражения лиц...
"Все, хватит, теперь я точно не засну," - поморщившись, подумала она, тщательно отгоняя образ. Стоило признать, что так просто от проблем она не отмахнется. "Но что ещё остается, если ты относишься к любителям мысленного онанизма, а времени на разгадку дилеммы нет? Я просто проецирую на Вайрэ свои переживания. А он отходчивый. Но я не могу так просто... Другой человек. Ладно. Завтра все прояснится." Окончательно выбившись из сил, она не заметила как заснула, а тем временем жижа продолжала заполнять Комнату...

***

Утренние сборы прошли быстро, с шутками-прибаутками. Вайрэ даже взял арфу. Складную. Гвендолин закатила глаза, еле сдерживая смех. Нина требовала утреннюю порцию крови, иначе из дома она грозилась не выйти. Пришлось сбегать в ближайший универмаг. Из трубочки она посасывала с ленцой, с неизмеримым достоинством и очень долго. Казалось, что она тянула время, но именно в тот момент, когда Гвен поймала себя на этой мысли, та высосала остатки в мгновение ока. Вообще, за ней приятно было наблюдать, её харизма очаровывала, а казавшееся немного нескладным тело восхищало своими мышцами и быстрыми плавными движениями. Гвендолин списывала эти чувства на природу нежити. Их проводник тоже привлекал взгляд. "Надо что-то с этим сделать," - мысленно пометила она.

***

Первые или Последние три эпохи они прошли быстро, ничего примечательного не случалось. Казалось, Бонхард затаился. Но к концу Третей она почувствовала некоторое ментальное давление. "Изучает, сволочь," - подумала она. Как она поняла из рассказа Эстебана, даже на их спасательном отряде Бонхард будет проверять свое могущество. А после одной богини он может резко невзлюбить другую, еще и более легкую добычу-недоучку. "Ладно, не в первой," - мысленно ощерилась она. "Главное не воображать всякие ужасы, а то именно их он мне и подкинет."

***

-Сейчас Зеркальный Коридор пройдем и будем на месте,
Гвендолин с любопытством озиралась вокруг. Такого Сказочник точно не видел. Темные коридоры, как будто вырытые шогготами, были абсолютно гладкими, а темный лед... ух, очень интересный эффект. Но это было привычно, темные тени в зеркалах перестали пугать её ещё в детстве в хоррорах.
-Зеркала чудить будут. Лучше не всматривайтесь и... не принимайте близко к сердцу, это всего лишь миражи.
"Хорошо, первое правило крипипасты - относиться с похуизмом к предупреждениям, ибо они тоже часть крипипасты," - подумала она.
Коридор был ледяным ущельем, в некоторых местах которого можно было обеими руками коснуться стенок, раскинув руки. Но его надо было ещё пройти. Гвендолин решила все же смотреть строго перед собой, не тревожа лишний раз свой разум. Но все же краем глаза она зацепилась за изображения во льду. Впереди был Эстебан в аристократичных одеждах, с короной на голове, а рядом с ней... она же о чем-то весело болтает с Григом. Потом были родители, ещё живые, какой-то светловолосый мужчина, обнимающий её, получение диплома... "Нет, неинтересно. Какая уже разница," - подумалось ей. Она украдкой оглянулась назад. Отражение Нины укачивало ребенка, Виатта шел в аристократичных одеждах. Братцы были слишком далеко. Она тут же отвернулась и снова уперлась взглядом в спину Эстебана. "Нет, это было лишнее. Кому-то это может даться нелегко."

2017-01-30 в 21:40 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
...Легко сказать - не всматриваться, когда зеркальная поверхность окружала со всех сторон. Вайрэ честно попытался уткнуться взглядом в спины впереди идущих, но все равно инстинктивно дернулся на рыжую вспышку слева. И уже не смог отвести глаза.

...Полыхающий Гванадел. Смерть, смерть, смерть - то в огне, то от меча орка, то от шальной стрелы, то - от обломков рухнувшей башни.

...Объятые пламенем ладьи с синими парусами и огромными белыми чайками на них. Смерть, смерть, смерть - опять в огне, опять от стрелы, и вот для разнообразия - в морских пучинах.

...Мрачные переулки Города. И снова смерть: нож под ребра, пуля в лоб, а вот и гробница та приснопамятная...

Взгляд выхватил знакомый силуэт посреди импровизированной картинной галереи "100 и 1 способ отправиться в мир иной, автор - Вайрэ Вильранен": снова агонизирующий Гванадел, только теперь Айнарэ тащит на себе раненого бойца. Оглянувшись на брата, Вайрэ вздрогнул - такую мертвенно-бледную физиономию дорогого родственника он наблюдал разве что шестнадцать лет назад.

- Не смотри! Закрой глаза, сейчас же! - "Эстебан, твою ж мать, не мог сразу сказать, что именно за миражи?!"
- Я все-таки мог его тогда спасти, - бледно улыбнулся Айнарэ, послушно зажмуриваясь.
- Ага, и оба бы сгорели нахрен, - Вайрэ покосился на лед, где вырвавшийся на улицу огненный шквал сносил две окровавленные фигуры. - Давай-ка ходу, мы и так отстали...

Догнать остальных удалось только на выходе из Зеркального Коридора. А потом Эстебан объявил привал.

- А со стороны смотреть страшнее, чем переживать от первого лица, - глубокомысленно заметил Вайрэ, подсовывая брату фляжку с малагнаровой водичкой. - Так и знал, что надо было куревом запастись... Кофе попить, а в идеале - перекусить, успеем?

2017-01-30 в 22:18 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Интересно, чем это вы так Бонхарду не понравились? - глубокомысленно заметил Эстебан, окидывая взглядом бледных эльфов. - Он конечно не самые приятные вещи в зеркалах показывает, но обычно не издевается. Кофе попить успеем, и поесть успеем, все успеем. А не успеем, так Крайт подождет, не переломится.

2017-02-01 в 15:44 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- А часто у Бонхарда будет возможность выкидывать такие штуки? - тоже оценив бледность товарищей, спросила Гвендолин. И незаметно вцепилась в пояс.

2017-02-01 в 17:05 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- Интересно, чем это вы так Бонхарду не понравились?

"А хороший вопрос", - подумал Вайрэ, неопределенно пожимая плечами. Увиденное в ледяных зеркалах впечатляло, и это мягко сказано: одно дело просто знать, что вот повезло по жизни увернуться от тысячи смертей, другое - посмотреть наглядно! Бррр. Те еще ощущения.

Айнарэ, судя по невидящему взгляду, явно ушел в себя и возвращаться не собирался. Так, понятно, надо отвлекать, пока не успел себя накрутить до невозможности, вот только кошмаров им еще и не хватало...

"По-моему, это была месть" - оттранслировал Вайрэ по связному медальончику.
"Месть?" - Айнарэ дернулся и с удивлением воззрился на него. - "За что?"
"Ну, мне, вероятно, за то, что Бонхарду условия вздумал выставлять. А тебе..." - пришлось признать, что вариантов особо не было. - "А тебе за то, что не дал мне помереть в гробнице"
"О, офигеть палка в колеса... На кой Бонхарду твоя смерть в гробнице?"
"Значит, нужна была!" - Вайрэ мрачно покосился на Виатту. Понять логику Бонхарда - еще умудриться надо, но выглядело предположение вполне достойно. Особенно учитывая, как сам Бонхард носился со своим фаворитом... Чисто теоретически мог и обидеться на то, что у его любимца игрушку из рук вырвали и добить не дали. И это не считая тонны мрачных городских баек о жертвоприношениях оному Бонхарду - то ли быль, то ли красного словца ради...
"Зачем?" - не уступил Айнарэ. Ну, хотя бы заинтересовался.
"А вот это я сейчас выяснять не хочу"- Вайрэ снова указал взглядом на Виатту. Если кто и мог прояснить этот вопрос, так сам жрец, но вот желания его допрашивать как-то не было. Не те темы, не то время, и не те свидетели. Может быть потом...

Айнарэ нахмурился, отвлекаясь от невеселых размышлений, и вперился в брата очень многообещающим взглядом. Наверное, со стороны их пантомима выглядела забавно: вслух-то они ничего не произносили, но от мимики и жестов не отказывались. Цирк.
"Ты точно в порядке?"
"Не в порядке, в голове каша, пожалуйста, не спрашивай! Я еще даже не определился, как относиться к Виатте после... после всего! И где искать моральные силы, чтобы его простить!"
"Ты его еще и прощать вздумал?! У тебя ну хоть какая-нибудь самооценка есть?!" - вот теперь Айнарэ точно и думать забыл о пережитом в Гванаделе. Тут проблема поинтереснее нарисовалась!

Вайрэ развел руками, мол, упс, и вообще не к нему вопросы, и отвернулся к котелку, где уже начала вскипать ароматная похлебка. А заодно прислушался к тому, о чем говорили сокомандники. Вот да, Бонхард часто так шутить-то будет? А то ж никаких нервов не напасешься!..

2017-02-01 в 17:06 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Виатта беззвучно молился, зажав в руках камень. Память старательно разворачивала перед ним картины кровавого ада, который он устраивал собственными же рукам и останавливаться явно не собиралась, все дальше раскручиваясь спиралью в прошлое. Он полагал, что вспомнил достаточно перед походом в Бонхард... наивный! Всемилостивейшая, сжалься, не дай вспомнить слишком много!

- А часто у Бонхарда будет возможность выкидывать такие штуки? - тоже оценив бледность товарищей, спросила Гвендолин. И незаметно вцепилась в пояс.
-Эстииии, вот да, - протянула Нина, принюхиваясь к ароматам готовящейся еды, - нас так и будут грузить или это было эксклюзивное предложение?
-Хватит звать меня Эсти, - устало отозвался вампир. - Ну именно такого больше не будет, но вообще в зоне ментального поля он много чего выкинуть может. Призраки, голоса и глубинные твари - это еще меньшее из зол, вот постоянное присутствие самого Бонхарда вокруг - это и правда жутковато с непривычки. И глюков запросто может персонально отсыпать, если вы ему не понравитесь.

-Здорово, кровосос! - жизнерадостно поздоровались откуда-то издалека. - Не вздумайте в меня палить, я свой!
-Привет, Крайт, - повысил голос Эстебан в ответ.

Вскоре из-за поворота коридора показалась фигура в красной развевающейся мантии из-под которой торчали ноги в джинсах и белых кроссовках и в маске.
-Здорово, смертнички, - хохотнул остиарий, непринужденно плюхаясь в опасной близости от огня и протягивая к нему бледные будто обескровленные руки. - Ну что, готовы в красном прогуляться?
-Почему в красном-то?
-Друг-кровосос, ты что им, не рассказывал, какие у Бонхарда отношения с красным цветом?
-Неа, хочу твое бесценное изложение.
-Ну ладно, - остиарий почесал затылок под косичкой. - Видите ли, дети мои, красный - это цвет самого Бонхарда, поэтому право на красный цвет есть только у того, что с потрохами ему принадлежит. У его аватары, у нас, его жрецов и служителей и.., - глаза под маской на мгновение сверкнули огненным отсветом. - его жертв. Так что, если вы не жрец или хотя бы не викарий, то надевая под землей красное вы метафорически укладываете себя на алтарь и берете в зубы сочное яблочко.

2017-02-01 в 20:16 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Так вот они какие - служители Бонхарда. Гвендолин без стеснения изучала взглядом только что подошедшего. Она не видела его отдельно от этого места как бы не старалась: энергия текла к нему и это единственное, что его выделяло в магическом фоне. Марона её бы от зависти бы придушила, узнав, что она спускается сюда и уже столкнулась лично с живым остиарием. Ещё в общежитии Аркадамата она каждый вечер восторженно заливала Гвендолин рекой информации по этому вопросу. А она никогда и не думала здесь оказаться, пропуская все мимо ушей. Хах.
- его жертв. Так что, если вы не жрец или хотя бы не викарий, то надевая под землей красное вы метафорически укладываете себя на алтарь и берете в зубы сочное яблочко.
Перед глазами пронеслись события двухнедельной давности. Как кровь текла по красной ткани...
Взгляд автоматически остановился на Вайрэ. И как быть?

Об остиариях эльфы знали с пятое на десятое, да и то в основном по слухам и байкам, кои периодически травили коллеги по работе. И служителей Бонхарда они представляли себе несколько иначе. Уж точно не в джинсах и кроссовках. Вот и верь после этого жутким россказням про пафосную отмороженность остиариев, разгуливающих строго в своих жреческих одеждах и принципиально не имеющих чувства юмора!

Крайт производил двойственное впечатление: с одной стороны - прекрасно чувствовалось, что живой он довольно условно, но при этом вовсе не нежить, а с другой - его жизнерадостность подкупала. Да и маска еще эта...

Но разгоревшееся было любопытство вместе с закономерным желанием рассмотреть остиария повнимательнее было сбито, что называется, на подлете. Тот как нарочно с ходу в лоб озвучил факт про красный цвет.

- Ой... - только и смог сказать Вайрэ, мигом припомнив и гробницу, и собственную любовь к алому. Судя по тому, как на него уставились остальные, сия мысль осенила всех. Та-а-а-ак...

Значит, вон оно, как. Значит, и впрямь Бонхард этими своими зеркалами намекал на интересные обстоятельства. Жертва, значит. Недобитая, чудом выжившая... и добровольно вернувшаяся - жертва. Действительно, ой.

В каком-то холодном ступоре Вайрэ аккуратно отогнул полу своей черной туники и уставился на рубашку, плавно меняющую цвет с серого на красный. Перекинул через плечо косу, скрепленную серебряным кольцом с драгоценными кабошонами: камни, еще утром бывшие непроглядно темными, теперь задорно алели. М-да. Вот теперь это уже даже не намеки, а вполне конкретный приговор.

- Мы хотя бы Арахну убить успеем? - растерянно спросил Вайрэ, поднимая глаза на остиария. - Прежде чем... ну... что там Бонхард со своими жертвами делает?

2017-02-01 в 20:39 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Ого, недоеденный! Давненько такого не видел. По-хорошему, мне бы тебя - назначенную жертву - пожрать как паук муху во имя Бонхарда, - голос остиария опасно понизился, сквозь его плоть на глазах начали прорастать шевелящиеся корни, особенно много их было по краям маски. - Но... У нас тут интересные обстоятельства, недоеденный. Ты ведь вниз идешь, защищать наш мир и все такое, так что ни я, ни мои братья тебя не тронут, он за тобой сам придет. И вот тогда уже сами разбирайтесь. Мало ли, вдруг у тебя получится его убедить, что живым ты ему полезнее, м?

Корни изогнулись, поднимая остиария на ноги будто он был тряпичной куклой, и втянулись обратно в него.

-Я пока вокруг пошукаю, как закончите с привалом и прочим, зовите, я вас вниз отведу.

-Что-то мне есть расхотелось, - мрачно сообщила Нина, тоскливо глядя на плавающие в тарелке коренья.

2017-02-01 в 22:44 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Гвендолин невесело ухмыльнулась. Ну да, Бонхард будет лапочкой и отпустит его подобру-поздорову. Но может хоть до Арахны их путь пройдет нормально? А там хоть все могут стать жертвами. Эстебан как ни в чем не бывало передал ей миску с похлебкой. Она поблагодарила и попробывала.
- Вкусно! Это можно подавать в ресторанах! Давайте, когда вернемся, откроем в Городе свое кафе? Назовемся "Брюхо Бонхарда"! Над названием можно ещё подумать, но основа у нас есть. Наберем сувениров отсюда, наделаем фоток, которыми украсим стены, можно даже наполовину сделать музеем, посвященным нашему подвигу и Эпохам. Эстебан будет поставщиком, ну и поваром, если захочет, Айнарэ может быть барменом, Вайрэ музыкантом, Нина вышибалой, я и Виатта официантами... руководить будем вместе, - Гвендолин старалась отвлечь всех от грустных мыслей.
- Эстебан, а из остальных, эм, продуктов, будет получаться что-то настолько же вкусное?

Проводив остиария несколько обалделым взглядом, Айнарэ нервно вздохнул и тихо спросил у Вайрэ:
- Умеешь что-нибудь полезное для Бонхарда?..
- Орать песни и влипать в истории... - честно ответил тот. - В разрезе "Бонхарду на поржать".
- Ну, какого хрена у меня брат - дебил?! - горестно воскликнул Айнарэ, убиваясь красноречивым фейспалмом. И с невесть откуда взявшимся аппетитом принялся за свою порцию похлебки - им повезло, что сидели не рядом с остиарием, поэтому в тарелку никаких кореньев не нападало.
- Мы же уже выяснили, что мы не?..
- Заткнись.

Айнарэ для себя услышал главное - мизерный, но все-таки шанс есть. И это странным образом успокоило. Ну, в самом деле, в первый раз, что ли... И не из таких бездн выгребались. Вон, аж в Гванаделе выжили. И тут прорвутся. Вот только разберутся, что там за очередная блажь со всепрощением маньяка, и прорвутся обязательно!

- Вкусно! Это можно подавать в ресторанах! Давайте, когда вернемся, откроем в Городе свое кафе?

- И Бонхард нам потом по головам настучит за нецелевое использование местной флоры-фауны, - хмыкнул Вайрэ. - Но представляю меню: "Ужин одинокого подземщика", "Тварь из глубин в собственном соку", "Салат из корней остиария" и блюдо от шеф-повара - "Из того, что было под ногами".

2017-02-01 в 23:17 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Возьми мою тарелку.
-Эээээ, - Нина охотно цапнула еду, но вопросительно уставилась на Эстебана, преспокойно выудившего корень из тарелки и смачно его жующего, - Фу, ты что творишь?!
-Вкусно же, - искренне удивился в ответ подземщик.
-Они же у него в теле росли!
-Ииииии?
-Это мерзко.
-Вот поголодай с недельку и посмотрим с какой скоростью ты зажуешь этот чистый растительный продукт.
-Да я лучше от голода сдохну!
-Вот я тоже так думал. А теперь я могу различать эпохи Бонхарда по вкусу бегающих в них крыс. - вампир клыкасто улыбнулся.
-Ты мне что, специально решил аппетит испортить?
-Нина, если бы я хотел его испортить, я бы рассказал, что мне приходилось жрать в гробнице богов! Черви-паразиты с трупа дохлой чумной твари там были пиром и деликатесом.
-...Я тебя ненавижу, - заметно позеленевшая Нина отставила тарелку.

2017-02-02 в 19:52 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- И Бонхард нам потом по головам настучит за нецелевое использование местной флоры-фауны,
- Тогда поставщиком будет Виатта, - ухмыльнулась Гвендолин.
- Но представляю меню: "Ужин одинокого подземщика", "Тварь из глубин в собственном соку", "Салат из корней остиария" и блюдо от шеф-повара - "Из того, что было под ногами".
- Над последними двумя стоит ещё подумать, но в целом мне нравится.

Гвендолин сделала воистину невозможное: народ отвлекся от невеселых переживаний и перекус прошел во вполне приятной атмосфере, хотя неприятный холодок мрачных предчувствий все равно ощущался где-то на краю сознания.

Но все-таки бояться уже было поздно. Когда под ногами задрожала и поехала земля, остается два варианта: или быстро отступать, или - лететь вперед, чтобы ворваться в хаос событий на своих двоих, а не кувырком. Отступать уже некуда, а раз так - то вперед, вперед, без оглядки, окинув все сомнения и гордо задрав голову.

Помирать - так весело, погибать - так с честью. Ну, по возможности. Мысленно оглянувшись назад, Вайрэ решил, что свои годы прожил вполне достойно. Да, далеко не всегда с умом, но зато по совести - не стыдно. И уж если завершать свой жизненный путь в глубинах Бонхарда, то тоже так, чтобы оставить о себе добрую память. Гореть - так ярко, а зажигать - так на всю округу! О себе уже можно не думать, а вот другим помочь он еще сможет. И поможет. И даже из посмертия помогать будет, огонька да задора хватит...

Стоило принять это решение, как на душе заметно полегчало, и даже каша в голове несколько организовалась в более-менее внятную картину мира. А взгляд как-то сам собой остановился на Виатте: про его прощение Вайрэ ляпнул только для того, чтобы отвлечь брата, но сейчас эта мысль показалась интересной. Может, и правда стоит попытаться? Хотя бы просто попытаться? Вряд ли выйдет, конечно, но, возможно, это будет правильно - честно и в лицо признаться, почему именно не вышло...

- Ну, что, айда в бездны?

Виатта ощутил на себе чужой взгляд. Молитва сбилась на полуслове - Вайрэ. Сидит с отстраненно-задумчивым видом и смотрит. Виатта почувствовал, что краснеет.

- Ну, что, айда в бездны?

Эстебан быстро окинул взглядом команду и, убедившись, что все поели, кивнул.
-Вниз. Краааайт, мы готовы!

Остиарий возник рядом моментально, будто никуда и не уходил.
-Ну что, детишки, готовы к встрече с сердцем мира?
-Мы не детишки, мы разумные взрослые организмы, - фыркнула Нина.
-По сравнению со мной - детишки, поверь, - глаза в пролрезях маски насмешливо блеснули. - Так, кровосос, я с вами чисто до нуль-границы, дальше сам. Ворота открыты, но там эта тварь големов сторожить оставила, так что пройдем угольной дорожкой, а дпльше через провал сразу во вторую эпоху, там лучше задержитесь, как раз Луна Неживых взойдет.
-Запомнил. Еще что по эпохам?
-Поющие водопады опять в движение пришли, если наткнетесь, лучше выждите пока сами уйдут... в затонувшем городе все спокойно. Хммм... Еще в Сетях что-то не то, но это я от других слышал. В третьей и ниже вас скорее всего кто-нибудь еще из остиарата перехватит, чтобы глупостец не наделали.

2017-02-02 в 21:31 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Последовал ещё один толчок, и в новой компании они быстро отправились к следующей точке. Толчки периодически повторялись, их трясло, но сверху к счастью ничего не падало. Потолок становился все ниже, стены выступили из темноты и на них можно было заметить то ли нарисованные стекающей краской, то ли вырезанные и сочащиеся какой-то непонятной жидкостью знаки. В воздухе ощутился металлический привкус. Крайт заметил замешательство команды и насмешливо кивнул. Да, кровь. И ею истекали знаки.
- В каком же количестве они должны быть... - ошарашенно прошептала Гвендолин, вертя во все стороны головой. С потолка что-то капнуло. Наверху их тоже было много. С каждым шагом сверху капало все больше и быстрее. Под ногами уже чавкало, и вот она ощутила это между пальцами ног... Стоп, а почему она вообще что-то почувствовала, на ней же плотные сапоги? Тут в неё кто-то врезался, она поняла, что стоит на месте, разинув рот. Везде было сухо, только на стене было нарисовано пара знаков давно высохшей краской.
Она чертыхнулась, извинилась перед идущими сзади и быстрым шагом догнала проводников. И сразу же почувствовала себя легче, как будто поднялась с дна озера на поверхность. Видимо она пересекла нуль-границу, здесь Бонхард почти не мог воздействовать на неё со своими шуточками. Хорошо.

...То, что они пересекли барьер, стало ясно в ту же секунду - потому, что по мозгам ударило словно кузнечным молотом. Вайрэ буквально физически ощутил, как прогибаются ментальные щиты на его амулетах. Перед глазами поплыло, в висок выстрелила адская боль, ноги подкосились...

А потом сознание буквально вывернуло наизнанку. То ли Бонхард еще в Летописных что-то не разглядел, то ли в очередной раз намекал на что-то, но сейчас явно оттягивался, деловито (и довольно грубо) перерывая память своей жертвы. Ворох разрозненных картинок пронесся перед глазами, от детства до дней вчерашних, и все прекратилось - столь же внезапно, как и началось.

Бонхард увидел то, что хотел. Бонхард сделал выводы. Бонхард ждал.

Едва проморгавшись, Вайрэ понял, что у него носом пошла кровь - багровые капли падали на каменный пол и тут же в него впитывались. Снова изменился цвет рубашки и камней на заколке - теперь они не были радикально красными и переливались, мерцали ало-черными оттенками, донельзя напоминая тлеющие угли. Выглядело красиво. А заодно намекало: окончательное решение временно отменено, хотя подсудимый... поджертвенный?.. - уже стоит на эшафоте.

Но топор еще не занесен. Эшафот эшафотом, а новых атак от Бонхарда не последовало. Вдруг как-то стало легче дышать, в голове прояснилось, усталость смыло с тела, а уж от ощущение огромного, безумно интересного, крайне опасного, но ничуть не давящего пространства вокруг и вовсе дух захватило.

- Ну, офигеть теперь... - пробормотал Вайрэ, поднимаясь с колен на ноги и вытирая кровь с лица. Команда успела довольно далеко уйти, поэтому догонять пришлось бегом.

"Сочтемся" - прозвучало где-то на краю сознания.

2017-02-02 в 22:17 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Нина повертела головой. Что-то такое ощущалось вокруг, но ничего конкретного. Остальным явно было веселее: Гвендолин на каждом шагубрезгливо встряхивала ногами, будто пробиралась по болоту, Вайрэ так вообще накрыло, Эстебан шел по-звериному горбясь с жуткой словно приклеенной к лицу улыбкой, а из горла подземщика то и дело вырывался хриплый совершенно нечеловееский рык. Разве что остиарию же все было как с гуся вода. Так, стоп...

-А где Виатта? - Нина заозиралась, выискивая глазами рыжую шевелюру.

Жрец сидел на полу с выражением неизбывного отчаяния на лице, судорожно вцепившись в подаренный эльфами камень.
-Эй, ты чего? Мы же тебя чуть не потеряли!
Жрец медленно перевел взгляд на Нину.
-Я... я больше не чувствую присутствие Всемилостивейшей... Она все-таки отвернулась от меня...
-Слушай, никто от тебя не отвернулся! Ты ее просто не слышишь, потому что мы внутри невнятной хтони.
-Раньше ведь всегда слышал.
-А ты раньше так глубоко залезал? - резонно возразила Нина, протягивая руку. - Вставай, а то отстанем от остальных.
-Зачем я вам здесь нужен? Скажи правду.
Нина закатила глаза.
-Да задолбал! В жертву мы тебя блять принесем в черный четверг, чтоб обратно вернуться! Сто раз же объясняли, а ты все вопросы идиотские задаешь!

2017-02-03 в 18:53 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Вайрэ как раз успел подойти достаточно близко к притормозившей команде, чтобы расслышать реплику Нины:

-Да задолбал! В жертву мы тебя блять принесем в черный четверг, чтоб обратно вернуться! Сто раз же объясняли, а ты все вопросы идиотские задаешь!

- Э, попрошу! - возмутился он. - Жертва тут я!
- Вот и будете вдвоем на алтаре лежать, - загробным голосом посулил Айнарэ. Ему, в отличие от брата, повезло больше - Бонхард если и имел какие-то к нему претензии, то или высказал их еще в Зеркальном Коридоре, или оставил на будущее. В любом случае, сейчас Айнарэ чувствовал себя вполне прекрасно, если не считать мрачного настроения и, как следствие, желания побухтеть.
- Успокоил. Не, ну, а что? Вместе помирать веселее! - усмехнулся Вайрэ, хулигански подмигивая притихшему жрецу.
- На другую тему шуточки шути, - поморщился Айнарэ. - А то этот твой кладбищенский юморок...
- Кстати, анекдот про зомби и некроманта слышал?
- Ну, все, началось... Не слышал. И слышать НЕ ЖЕЛАЮ!
- Ой, можно подумать...
- Уж подумай, сделай милость!..

За вялыми переругиваниями они как-то и не заметили, как каменный тоннель вокруг сменился... зарослями. Самыми настоящими зарослями гигантских корней: плотное переплетение буквально окутало команду мшистой тишиной, древесными запахами и зеленоватым свечением.

Команда смертников разом притихла, вслушиваясь в неожиданно живое для Бонхарда пространство.

Необычный коридор был не то просверлен, не то кем-то прогрызен: гладкие и желтые стены прозрачно намекали на искусственное происхождение хода. То тут, то там попадались странного вида грибы, озаряющие яркой биолюминесценцией местные красоты, иногда чинно пролетали шарики из желтого света - как пояснил остиарий, это была местная фауна. Откуда-то из глубин корней периодически доносился характерный скрежет: местная фауна весело прогрызала себе очередные переходы остиариям на радость.

Впрочем, фауна нападать не торопилась, Крайт только что под нос себе не насвистывал, а идти по гладкому коридору было не в пример легче, чем по камням Летописных Эпох.

А потом отчетливо потянуло прохладным, свежим воздухом, заставляя невольно поежиться и насторожиться: начиналась Вторая Нелетописная Эпоха, и душу затопило нехорошее предчувствие...

2017-02-03 в 19:49 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Ладно, я пойду, - Крайт хлопнул Эстебана по плечу и бодро потопал наверх.

Эстебан с наслаждением втянул воздух.

После этих чертовых корней холодный и свежий сквозняк казался подарком небес. Вампир замер, ощущая как по телу бежит дикая, звериная энергия, а шерсть на загривке становится дыбом. Трансформация, начавшаяся еще в Первой Эпохе, подошла к концу.

-Итак, - в голосе то и дело норовили проклюнуться рычащие ноты, - Вторая Нелетописная Эпоха!

С этими словами, он вывел остальную компанию на широкий карниз, с которого открывался панорамный вид на Город давних времен, ощетинившийся наверх острыми шпилями, башенками и узорами перил и парапетов, разорванный на несколько частей бездонными пропастями и залатанный снова ажурными невесомыми на вид мостиками. Мрачная громада гигантского собора возвышалась над остальным городом, нависая и подавляя, слепо глядя на маленький отряд полуразбитым витражом. А над всем этим...
-Небо! - ахнула Нина. - Настоящее небо! Даже если это какая-то иллюзия, то я счастлива ее видеть.

Тучи, затянувшие то ли небо, то ли иллюзию вдруг начали расходиться, словно сметаемые ветрами из иных миров и на очистившемся небосводе воссияла луна. Кроваво-алая. Залитый багрянцем город начал выглядеть откровенно жутковато и неприветливо, свет стекал с крыш и стен потоками крови.

Эстебан блаженно улыбнулся, протягивая руку вверх к кровавой луне.
-У нас говорят, что когда красная луна висит низко, чудовища правят улицами, а грань между человеком и зверем, - голос сорвался в рычание, а сам вампир развернулся на каблуках, полыхнув звериным зеленым отсветом в глазах, - стирается. Знакомьтесь, мой дом в этом мире - падший город призраков и теней.
Нина икнула.
-Блять, Эсти, предупреждать надо, позер хренов!
-Нина, не порть погружение. Значит так, сейчас спускаемся, вон лестница, потом я вывожу вас к собору, туда твари глубин не заходят, там отдыхаем долго, потому что скоро Бонхард начнет показывать и ваши настоящие лица.

2017-02-03 в 20:45 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
"Что-что-что-что?!" - ахнул про себя Айнарэ, вытаращившись на преобразившегося Эстебана. - "ЧТО?!"

Так это... Так, значит, ЭТО он имел в виду, когда говорил, что Бонхард покажет их настоящие лица? ЭТО?! В прямом, мать его, смысле?.. И сразу не предупредил?!

"Вот с-с-сволочь!" - возмущенно подумал Айнарэ, нехорошо прищуриваясь. И ведь второй раз подряд такая подлянка с умалчиванием интересных обстоятельств: ладно, Эстебан не мог предвидеть, что покажет Зеркальный Коридор, но про чудеса Второй Нелетописной он знал! И уж если его так преобразило, то... то что же будет с остальными?

Остальные обалдело оглядывались, переглядывались и таращились на Эстебана, но выглядели вполне привычно. Пока привычно. А потом, вероятно, будет очень весело.

Еще раз окинув Эстебана мрачным взглядом, не предвещавшим подземщику ничего хорошего, Айнарэ плавно скользнул в хвост процессии - отслеживать, что там у кого изменится. И заново переосмысливать их давешние разговоры.

"А я говорил - быстро вы!" - вклинился в сознание голос Вайрэ.
"И без тебя тошно!"
"Ну, и что теперь делать будешь?"
"Как минимум, - узнаю, с какого хрена он молчал!"
"А потом?.."
"А потом..."
- Айнарэ задумчиво посмотрел на неестественно-красную луну. - "А потом, видимо, признаю, что ты был прав..."

Крутая выщербленная лестница вилась опасным серпантином, заставляя смотреть под ноги. Но они все равно периодически останавливались, чтобы полюбоваться на пугающе-мрачный древний Город, буквально высеченный из темноты багровыми росчерками.

Через пропасть, отделявшую его от лестницы, был перекинут тонкий, и до того ажурный мостик, что посмотреть-то на него было страшно, не то, что ступить! Но Эстебан уверенно шагал вперед, и остальные вынужденно следовали за ним, опасливо косясь в непроглядную темень под ногами. Вздохнули с облегчением, когда оказались на надежном монолитном камне... и почти сразу же поняли, что с облегчением явно поторопились.

По улицам - черным, пепельно-серым и кровавым, - чинно прогуливались серебристые призраки. То ли живые неживые, то ли слепок памяти, то ли навечно запертые в Бонхарде души. Облаченные в старинные одеяния, эти горожане неспешно и бесшумно вышагивали по брусчатке мостовой, плавно огибая незваных гостей. Вроде бы и игнорируя, но когда один из призраков вдруг остановился и, подслеповато прищурившись, уставился прямо на них, Айнарэ стало откровенно не по себе.

- Ай, блядь! - приглушенно выругались сзади. И тут же прочувствованно добавили: - Пиздец!
- Да уж... - признал Айнарэ, в полной мере оценив новый вид брата. Тот стоял на коленях, видимо, запнувшись о собственный... хм... хвост? Ладно, хоть не рога! - и пропахав носом мостовую. И теперь глубокомысленно ощупывал довольно милые кисточки на ушах, то и дело - и очень по-кошачьи - прижимая оные уши к голове.
- Я, конечно, знал, что в некоторых культурах в жертву приносят черных котов... - кажется, Вайрэ и сам сообразил, какой зверь из него полез. - Но, блядь... Блядь! Эстебан! Ради всего святого, ты что, не мог предупредить раньше?!

2017-02-03 в 21:23 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Совесть у Эстебана все-таки была, поэтому недовольно рыкнув, он без видимого усилия поставил эльфа на ноги и, то и дело чутко дергая ушами, проговорил:
-Я извиняюсь. Привык, что это такая вещь, которую все свои знают, а чужим знать незачем, и не предупредил.

Нина и Виатта беспокойно переглянулись, но никаких изменений друг в друге не заметили.
-Однако.., - глубокомысленно заметила Нина.
-Хорошо хоть нас вроде не задело...
С этими словами они снова переглянулись и замерли, чтобы тут же одновременно воскликнуть:
-У тебя глаза...
-Светятся.., - растерянно сказала Нина, глядя на словно заполнившиеся изнутри золотым светом глазницы Виатты.
-Серые.., - не менее растерянно отозвался Виатта.
-ЧТО?! СЕРЫЕ?! - Нина немедленно полезла в рот и, не обнаружив клыков, рассерженно взвыла. - Какого хера?! Почему остальным плюшки отвалились, а у меня мою идентичность отбирают?!
Виатта, не сдержавшись, хихинул, Нина, рассерженно потрясающая кулаками и вправду смотрелась довольно комично. Зуд в спине оборвал его на полувдохе. По телу словно пробежал электрический разряд, и тишину призрачного города нарушил треск рвущейся ткани.
-Ух ты, можно потрогать? - восхитилась Гвендолин, Нина согласно закивала. За спиной Виатты развернулась пара крыльев рыжевато-краптчатой, как у сыча, расцветки.

- И что, мы теперь так... до конца? - чуть не взвыл Вайрэ, невольно шарахнувшись в сторону и чуть не распластавшись снова - центр тяжести явно сменился. - А ты почему не изменился?
- Уже, - Айнарэ шокированно уставился на собственные руки, вдруг засиявшие неярким голубым светом. И не только руки.
- О, зашибись, теперь у нас еще и лампочка появилась... Все, хана маскировке, на тебя все твари местные слетятся, звезда ты наша путеводная!..
- Вот не было печали... Где там твой собор? - Айнарэ растерянно огляделся, сообразив, что светиться посреди улицы действительно не лучшая идея.

Воистину, Бонхард удивил так удивил. Эстебан в душе - волк?.. А по виду и манерам не скажешь! Нина - обычный человек? Еще лучше! Впрочем, может быть, и лучше, она-то себе проблем не огребла, и еще возмущается!.. А Гвендолин... Вот тут оставалось только нервно икнуть: черты лица богини плавно сменялись одни на другие, и останавливаться, кажется, не собирались. И у Виатты крылья. Заодно хорошо так порвавшие ему одежду.

Не то цирк, не то фантасмагория, и они - экспонаты.

- От тебя псиной воняет, - отрешенно выдал Вайрэ, уставившись на Эстебана. И добавил вполголоса: - Надеюсь, в Бонхарде блох не водится...

2017-02-03 в 21:53 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Ну, - Эстебан сдернул уже бесполезную заколку, с хвостом волос она справлялась, но с куда более жесткой и густой гривой, уже нет и, присев на ступеньки ближайшего дома, принялся расшнуровывать сапоги, в которых изменившимся ногам стало тесно и неудобно. - До дна Бонхарда так точно. В норму вернемся, когда выйдем обратно за нуль границу. Кстати, Айнарэ, тебе идет... Так как ледяной призрак. Нет, не ледяной, - Эстебан окинул внимательным взглядом своего эльфа с головы до ног и вынес вердикт. - Лунный.

Он, выпростав обросшие серой шерстью ноги, с наслаждением пошевелил когтистыми пальцами с умилительными розовыми подушечками и смачно почесал ногой за ухом.

-И нет, блох не водится... зато вот глистов на нижних уровнях можно только так наловить, если еду хорошо не прожаривать. Так, Виатта, как дойдем до собора, напомни, чтобы я тебе шмотки подыскал, из наших кто-то еще крылатый есть, его вещи тебе подойдут.

Жрец благодарно закивал, придерживая разорванную одежду руками. Нина что-то мрачно проворчала.

"Лунный, значит, призрак... Главное, чтоб этот волк на тебя выть не начал!"
"Не язви. А то припомню твою настоящую кошачью грацию в стиле мордой в пол!"


Из-за внезапных преображений им пришлось сбавить шаг. Эстебан-то вполне комфортно себя чувствовал, уверенно двигаясь и забавно поводя ушами, а вот остальным пришлось несладко. По крайней мере - тем, у кого отрасли новые конечности, заставляя на ходу к ним примериваться и привыкать.

И это нервировало. Мертвый Город пугал, призраки на улицах окутывали могильным холодком, ощущение чужого присутствия заставляло деревенеть спину и нервно оглядываться... Вот напади сейчас какая тварь - и не отмашутся же!

Поэтому когда громада собора нависла прямо над головами и впереди показался кованый, частично обвалившийся забор, Айнарэ вздохнул с искренним облегчением. Наконец-то!

2017-02-03 в 22:21 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Это Собор Наблюдателя, - Эстебан широким жестом когтистой руки указал на здание. - Одно из немногих по-настоящему безопасных мест ниже нуль-границы. Диктую правила - в призраков экзорцизмами не кидаться, они безобидные, самого Наблдателя не обижать и на входе с ним вежливо поздороваться... ах да, чуть не забыл - Наблюдатель это такая здоровая горгулья на постаменте с красной сферой в лапах. Если между крыльями появится вторая сфера, а я буду не здесь, тут же вызывайте меня по кристаллу связи!

Эстебан толкнул тяжелые двустворчатые двери и прошел внутрь.

Собор был огромен, монолитен, но при этом изнутри почему-то не производил такого давящего впечатления. Высоченные потолки, неожиданно изящные стрельчатые арки, чудом сохранившиеся гигантские витражи, сквозь цветные стекла которых бил не кровавый, а вполне себе бледный лунный свет, - здесь и дышалось легко, и было даже по-своему уютно.

Центральная зала радовала замечательной пустотой. Если в ней раньше и находились какие-то лавки для прихожан, то теперь от них не осталось ничего. Зато в потусторонних голубых лучах возвышалась внушительная, несколько пугающая, и даже на первый взгляд древняя статуя - видимо, того самого Наблюдателя, судя по кожистым крыльям и пресловутой алой сфере.

А вот за ним...

- Орган на восемь мануалов?! - ахнул Вайрэ, едва успев буркнуть под нос дежурное приветствие. И тут же телепортировался за спину Наблюдателя, подлетев к целому дворцу из серебристых труб. - Еще и симфонический! Еще и барочный!..
- Только не говори мне, что ты еще и на органе играть умеешь! - тоскливо попросил Айнарэ, уже предвидя развлечение на весь привал.
- Не умею, - обрадовал Вайрэ. - Но принцип знаю.
- Поставишь на уши всю эту Эпоху - голову отверну, а Эстебан еще и добавит!
- Я идиот, но не совсем еще дурак!

Айнарэ только вздохнул, проходясь вдоль стен.

Из залы с Наблюдателем и органом наверх вело четыре лестницы - вероятно, на верхние этажи. А одна так и вовсе, кажется, на крышу - узкая, крутая, винтовая, да еще и кованая, она буквально ввинчивалась в потолок. На крышу Айнарэ благоразумно не полез, а вот на второй этаж заглянул. Там, похоже, располагались кельи, и помещения эти были обжиты: то тут, то там виднелись относительно новые шкафчики, полки со всякой утварью, нашлась даже импровизированная столовая с настоящим камином.

Да что столовая! Остиарии не поленились притащить откуда-то внушительную медную ванную, способную вместить как минимум четверых за раз, подвести к ней трубы и вообще обустроить чуть ли не королевскую купальню.

"Ну, по крайней мере, разместимся с удобством" - подумал Айнарэ.

2017-02-03 в 22:44 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Виатта подошел к Наблюдателю - жуткая крылатая тварь с неожиданно красивым и чем-то неуловимо смахивающим на самого Виатту человеческим лицом, притягивала взгляд. Алая сфера в лапах светилась призрачным светом, трещина казалась нарисованной светящейся же краской линией. Взгляд каменных глаз был неожиданно внимательным и пронизывающим.
-Он же... живой? - Виатта протянул ладонь к статуе, но, опомнившись, отдернул ее, не успев коснуться.
-Вообще да, но не этот, - Эстебан подошел неслышно, заставив вздрогнуть. - Это проекция. Настоящий где-то совсем в глубинах сидит, я так далеко не залезал... Крайт говорил, что его проклял какой-то очень древний остиарий и теперь он обречен до конца времен отпугивать глубинных тварей.
-Это ужасно, - Виатта с сочувствием посмотрел на крылатое создание. - Нельзя же так.
-Ну, если его и можно освободить, то я не знаю как. Да и не стал бы, ты только представь, как он озлобился за эоны лет? Кстати, вот, переоденься. - Эстебан передал из рук в руки сверток с одеждой. Ах да, собственные крылья...
Виатта бросил еще один взгляд на Наблюдателя и решил, что если он встретит его в глубинах, то обязательно попробует освободить. Существо не ощущалось озлобленным или горящим жаждой мести, только очень уставшим и отчаявшимся.

Вещи подземщик подогнал хоть и удобные, но откровенно странные, от обилия украшений и вышивки ряило в глазах и Виатта остро ощущал себя так, будто нарисовал на себе мишень, то и дело ощущая на себе взгляды сокомандников. Не выдержав, он забился в один из нефов и, закрыв глаза, начал пытаться в очередной раз дотянуться молитвой до Всемилостивейшей.


Эстебан громко кашлянул, обращая на себя внимание.
-Я на крышу, у меня есть личная хорошая примета выть на луну, так что не пугайтесь, - он подошел к Айнарэ и нагнулся к острому уху. - Лунный призрак... если ты хочешь ответов на свои вопросы, присоединяйся ко мне в моем бдении.
Он слегка прихватил зубами острый кончик, и с наслаждением вдохнул запах эльфа, прежде чем отстраниться и зашагал вверх по лестнице.

Свет алой луны отдавался в ушах чарующей песнью крови, которая завораживала, лишая воли. Да и сопротивляться ей не хотелось. Жуткий, совмещающий в себе одновременно человеческое и звериное, вой забился под сводами Эпохи в унисон с песней луны.

2017-02-03 в 23:10 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Народ расползся, кто куда. Эстебан умчался наверх, следом за ним в том же направлении исчез Айнарэ - и, судя по слегка порозовевшим щекам, быстро они точно не спустятся. Мысленно прикинув свои возможности и желания, Вайрэ подхватил свой рюкзак и направился в столовую - чем бы там сокомандники ни развлекались, а ужин еще никто не отменял.

Не говоря уже о том, что в столовой можно всласть набренчаться на арфе, никому не мешая. И почему б не совместить приятное с полезным?..

И не просто полезным. В столовой обнаружились очень недурные запасы, сделанные подземщиками: хватало и приправ, и банок с разномастными консервами, нашлась даже бочка с мясной солениной. Не роскошество, но и не убожество. И на сытный ужин вполне хватит.

И даже Эстебана накормить хватит. Хищникам же нужно мясо? Вот и будет мясо. И походно-полевое варево по рецептам от лучших военных поваров Севера. А если здесь еще и мука найдется...

Мука, как ни странно, тоже нашлась. Значит, на ужин будут и лепешки, им в любом случае надо поесть от души.

Кивнув сам себе, Вайрэ закатал рукава, раскочегарил камин и принялся за готовку, чтобы потом всласть наиграться на выстраданном инструменте в тишине да одиночестве.

***

Эстебан, зараза, знал прекрасно, как сманить за собой на крышу. Айнарэ и так уже догадался, что вряд ли сможет противостоять звериному очарованию подземщика, но все равно это било по нервам как в первый раз. Обмирая не то от предвкушения, не то от волнения, не то от пережитых потрясений, он взобрался по лестнице и шагнул на крышу как раз в тот момент, когда Эстебан от души завыл.

И так завыл, что пробрало аж до костей. И мрачный, мертвый Город вдруг явил свою скрытую красоту - дикую, первобытную, опасную... Такую, в которой песни луны сплетаются с волчьими в безумном вихре. Айнарэ зачарованно замер, вглядываясь в черное кружево Второй Нелетописной и чувствуя себя до неприличия живым.

- Красиво, - выдохнул он.

2017-02-03 в 23:39 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Чуткие звериные уши дрогнули, улавливая звук шагов.

-Красиво, - полувыдох-полушепот. Эстебан повернулся к эльфу и клыкасто улыбнулся.
-Мой лунный призрак, иди сюда, - он хлопнул ладонью по черепице рядом с собой и задрал голову к кровавой луне. - Есть ли что-то, что ты хотел бы спросить? Я расскажу тебе все, что ты захочешь услышать... и даже больше.

Нина, забив на все, вытащила голографический КПК и запустила незатейливую игру. К черту все, надо отдохнуть. Обидно было практически до слез. Почему всем остальным Бонхард что-то дал - и только у нее отнял? Отнял острый нюх, отнял неживую силу, да даже безупречное зрение нежити отнял, все вокруг плыло в тумане близорукости Нины-человека. И, получается, жизненную силу тоже забрал? К черту такое истинное лицо.

Виатта с трудом сдерживал слезы. Дозваться до богини так и не удалось. Что если это не временная напасть, а она действительно отреклась от него? Отсутствие ставшей уже родной близости божества пугало до дрожи, в груди словно поселилась звенящая пустота. Еще и оговорка Нины про жертву...
Он замер. А так ведь все сходится... Жертве не нужно что-то уметь. Ей достаточно просто быть. И лучше уж расплатиться с Бонхардом опальным жрецом, чем эльфом. Он кивнул сам себе. Да, так будет правильнее всего. Даже если его предназначали на заклание с самого начала и обманывали, говоря, что он нужен как целитель... так правильнее всего. Эльф не заслужил смерти... у него есть брат, друзья, наверняка семья, а у Виатты нет никого, кто мог бы по нему скорбеть, да, так правильнее всего.
С этими мыслями измученный двумя бессонными ночами и пригревшийся в тепле собственных крыльев и уюте нефа Виатта заснул.

2017-02-03 в 23:40 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- Есть ли что-то, что ты хотел бы спросить? Я расскажу тебе все, что ты захочешь услышать... и даже больше.
- Все эти наши трансформации... как это на нас повлияет? - первым делом поинтересовался Айнарэ, аккуратно усаживаясь рядом. На крыше было довольно прохладно, но жар, исходящий от тела Эстебана, согревал и не давал замерзнуть. - У меня с собой прививок от бешенства припасено мало.

2017-02-04 в 00:38 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Эстебан тут же улегся гривастой головой Айнарэ на колени, очаровательно улыбнувшись.
-Прививки от бешенства не понадобятся, это... это просто такой наглядный способ узнать самого себя. Трансформации не с потолка берутся, они все что-то значат. Тот, кто знает эти значения, может очень много по ним понять, - серьезно ответил Эстебан и повернул голову уткнувшись носом Айнарэ в живот. - Арррр, ты вкусно пахнешь... Почеши за ухом?

Он поерзал, устраиваясь поудобнее и уставился на эльфа сквозь прищуренные ресницы.
-Ты такой красивый... Ты лунный призрак. который чудом выбрался из мира снов и теперь блуждает по нашей низменной земле. Хочешь скажу секрет? Ты - первый эльф, которого я могу отличать от сородичей. Так вы все для меня на одно лицо, а ты - особенный.

- И что же все это значит? - Айнарэ улыбнулся, запуская пальцы в густую и жесткую гриву Эстебана. - Кстати, если хочешь, я могу тебя заплести... потом. Всяких заколок, шнурков и ленточек мы с избытком прихватили, на все случаи жизни, считай.

- Ты - первый эльф, которого я могу отличать от сородичей. Так вы все для меня на одно лицо, а ты - особенный.
- Это потому, что у меня волосы редкого оттенка... Ты еще научишься нас различать, мы такие же разные, как и вы, люди. Очень даже разные. Просто надо знать, куда смотреть, - Айнарэ тихонько хмыкнул, припомнив древнюю семейную шутку на этот счет. И наклонился ближе, понизив голос: - Ты мне сейчас напоминаешь не волка, а объевшегося сметаны кота... Если пузико почешу - заурчишь?

- И что же все это значит?
-Я вот совершенно не умеющий работать в команде скучный тип, который вечно прячет свои чувства за маской этикета, - хмыкнул Эстебан, блаженствуя от перебирающих гриву тонких пальцев. - А ты - мой путеводный лунный свет. Про остальных, прости, рассказывать ничего не буду, потому что это личное, да и не всех могу истолковать. Арррр, еще за правым ухом чесани...
-Кстати, если хочешь, я могу тебя заплести... потом.
-Практического смысла в этом, считай нет, она почти не путается, но мне будет приятно.
-Это потому, что у меня волосы редкого оттенка... Ты еще научишься нас различать, мы такие же разные, как и вы, люди. Очень даже разные. Просто надо знать, куда смотреть
-Нет, не в этом дело. - Эстебан убежденно посмотрел на эльфа. - То есть и в этом тоже, врать не стану, но в тебе есть что-то такое, благодаря чему я узнаю тебя, даже если ты вдруг обреешься налысо, вставишь линзы и обольешься репеллентом.
Эльф наклонился ниже, заглядывая невозможно синими глазами прямо в душу.
-Ты мне сейчас напоминаешь не волка, а объевшегося сметаны кота... Если пузико почешу - заурчишь?
-Ой нет, только не пузико, - Эстебан скривился и передернул плечами. - Не люблю и неприятно, даже когда я зверь.
Лицо эльфа было близко... Так близко... Только чуть податься вперед и получится поймать тонкие губы поцелуем.

Что, собственно, Эстебан и сделал.

2017-02-04 в 02:40 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Айнарэ мельком подумал, что хотел спросить что-то еще, но память как ветром сдуло: остался лишь распаляющий кровь контраст прохладного воздуха и жаркого тела Эстебана да умопомрачительные поцелуи. Захотелось сделать что-нибудь... безумное. Хулиганское. Такое же дикое, как огонь в волчьих глазах.

- Должен заметить, что твое молчание привело к неприятным сюрпризам, - отстраненно заметил Айнарэ, проникновенно заглядывая в бешено сверкающие зрачки и лениво, будто бы невзначай, проводя ладонью по бедру Эстебана. - И я требую сатисфакции. Не люблю, когда, - он расстегнул пояс подземщика и скользнул вниз, - молчат. И мне очень бы хотелось услышать, как звучит твой голос... для меня. Ты же споешь мне, Эстебан?

Эстебан засмеялся:
-Решил восстановить справедливость? Чтобы оказалось, что не только я тебя знаю на вкус, но и ты меня? Я не возражаю... Но сначала надо кое-что подправить.., - он бесцеремонно подтянул эльфа к себе и стянул завязку с косы. - У тебя такие красивые волосы, - он принялся расплетать косу. - Не хочу, чтобы ты их прятал.
Подземщик с наслаждением пропустил серебристые пряди сквозь пальцы. Да, именно так, как надо. Он снова впился поцелуем в губы эльфа, скользнул ниже к шее и вонзил в нее зубы, вырывая хриплый стон удовольствия. Теперь можно и приступать к интересным делам...

-А ты - чертовски горячая штучка, - лениво отметил вампир через некоторое время, скосив глаза на серебристую макушку, уютно пристроившуюся на плече. - При первой встрее я бы ни за что по тебе не сказал. Слушай... вообще, я хотел предложить тебе, когда мы отсюда выберемся, но так подумал, что наперед загадывать бессмысленно. Давай встречаться?

- М-м-м... - Айнарэ лениво потянулся, разгоняя сладкую негу, приподнялся и слегка навалился на Эстебана. - Как я уже говорил, эльфы - большие собственники... И своего не отдают. Было бы большой глупостью отказаться, - он сверкнул глазами. - Да. Но с одним условием. Есть ли у тебя имя, которое бы звучало... не так официально? И которым я бы мог тебя называть?

***

Заботливо приготовленный ужин не остыл только потому, что Вайрэ благоразумно не убрал его подальше от камина. Несмотря на то, что запахи, судя по всему, разносились по всему собору, сокомандники к трапезе не торопились, и это в конце концов встревожило. Ладно, эти двое на крыше явно не о звездах разговаривают, но остальные-то?..

"Ладно, я не гордый, если нужно приглашение - организую!" - с этой светлой мыслью Вайрэ выскользнул в коридор, решив начать поиски с главной залы.

И, что называется, попал в яблочко.

Дам интригующе не обнаружилось, зато в нефе прямо на полу спал Виатта.

"Нашел место!" - раздраженно подумал Вайрэ и подошел ближе, намереваясь растолкать и отправить в одну из келий, где имелись набитые чем-то мягким тюки. Не бог весть какая койка, но лучше, чем ничего. Однако все благие намерения испарились, стоило приглядеться повнимательнее... И с ужасом осознать, что бывшего маньяка буквально скручивает от кошмаров.

Что такое кошмары - Вайрэ знал. После Гванадела никто из выживших долго не мог спать спокойно. Не помогали ни зелья, ни магия, ни самовнушения - стоило закрыть глаза, и вокруг снова полыхал город, снова гибли друзья и близкие, снова мешался с кровью снег... Справлялись как могли. В основном тем, что наплевали на все последние приличия, и попросту заваливались спать рядом с кем-нибудь, кто был рядом. Просто потому, что так было удобнее подскакивать среди ночи, задыхаясь от беззвучных криков, и рыдать, уткнувшись в теплое - живое! - плечо.

В душе шевельнулось невольное сочувствие.

- Виатта? - осторожно позвал Вайрэ, опускаясь рядом на колени. Будить иначе он не рискнул: проходил уже, помнил, что могут и по морде съездить, и не факт, что проснутся. - Виатта!

Жрец съежился, плотнее заворачиваясь в свои крылья. Очаровательно... И что делать?

Бросать на произвол кошмаров? Нельзя. Позвать кого-нибудь? И кого же? Гвендолин ясно дала понять, что к Потрошителю относится с прохладцей и мнения не изменит, Нина пропала без вести в недрах Собора, Айнарэ... Нет уж, пусть младшенький себе личную жизнь налаживает, ему еще жить и жить. Это вот старшенький торчит на метафизическом эшафоте памятником собственной глупости, ему-то уже терять особо нечего, разве что голову, да и то - невелика потеря.

Вайрэ растерянно огляделся. И замер, сам опешив от пришедшей в голову идеи. Нет, ну, помочь-то оно, может, и поможет... Но... но...

Виатта болезненно всхлипнул, и сомнения испарились. В самом деле, они сейчас в одной упряжке! Одним делом заняты! И хотя бы ради этого дела...

- Забавно нас судьба сталкивает, правда? - вполголоса спросил Вайрэ, очерчивая круг заглушающих чар. - Я ударил - ты чуть меня не убил, я пытался отомстить - но отступился. Мы оба об этом помним, и оба об этом молчим. И вот теперь оказывается, что ты в беде, а я могу помочь... - он ненадолго замолк, собираясь с мыслями. - Ты обещал искупить свою вину. И... знаешь, а я тебе верю. Простить не могу, но - верю.

И, не давая себе времени на раздумья, негромко запел старинную колыбельную, под которую они с братом засыпали в глубоком детстве. Тогда казалось, что песня звучит по-особенному волшебно, но, наверное, это потому, что ее пели родители?.. Плевать. Настало время творить волшебство самому.

"По звездным морям, через шторм и метель,
На волнах, как чайка, взлетая,
Иди вслед за солнцем, ладья-колыбель!
В края те, где беды не знают..."

...Виатта перестал вздрагивать, расслабился, обмяк, лицо его посветлело - и он провалился в глубокий, здоровый сон, заставив с облегчением выдохнуть. Ну, слава тебе... Вайрэ осторожно выглянул из нефа, убедился, что его экстравагантный перфоманс никто не заметил, и аккуратно подхватил жреца на руки. Тот пошевелился, устраиваясь поудобнее, но не проснулся.

- И только попробуй мне не выспаться, сволочь...

2017-02-04 в 18:05 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Первая Нелетописная встретила их странным и буквальным переплетением живого и мертвого. Теперь можно было до конца прочувствовать, что они внутри кого-то. Отовсюду раздавался тихий гул текущих по корням соков и треск сухих кореньев, ломающихся под натиском новых. В коридорах, явно сделанных искуственно, можно было наблюдать тени местных обитателей. Некоторые из них походили на огромных жуков, другие на крыс, а остальные были и вовсе невероятны, но все они убегали, стоив им услышать шаги. Были здесь и существа поменьше. Мимо них пару раз пронеслись с жужжанием неизвестные светящиеся шары, за которыми следовали мелкие насекомые. Грибы и плесень здесь также фосфорецировали, давая бледный постоянный свет, так что группа отключила фонарики. Крайт уверенно вел их по проходам, изредка останавливаясь возле пока ещё мелких щелей, видимо запоминая их расположение на будущее. На границе со Второй эпохой они распрощались. Главенство вновь взял Эстебан.

После живой, теплой и даже показавшейся Гвендолин немного уютной Первой Нелетописной, Вторая казалась ещё более холодной и потусторонней. Но все равно невероятно захватывающей. Эстебан вывел их на карниз, где открывалась роскошная панорома на раскинувшийся внизу древний Город. Гвендолин сделала несколько фотографий. Внизу она заметила несколько длинных расщелин. Интересно, это произошло в ходе смены эпох? Будет ли это ждать нынешний Город?

Внизу готическая архитектура потрясала не меньше. Как и жители. Их было слишком много, слишком много мыслей и чувств, их взгляды проникали под кожу и выворачивали её наизнанку. Гвендолин трясло. Тут она заметила изменения в их проводнике. Он стал больше, сгорбился, его действия теперь были быстрее и увереннее.
- У нас говорят, что когда красная луна висит низко, чудовища правят улицами, а грань между человеком и зверем, - он развернулся с рычанием, показывая свои изменения, - стирается. Знакомьтесь, мой дом в этом мире - падший город призраков и теней.
- Блять, Эсти, предупреждать надо, позер хренов!
Гвендолин была с ней полностью согласна. Бля, во что же она может превратиться... надо держаться подальше от остальных.

Но никаких особых изменений она пока не чувствовала, только шум в голове, хотя у остальных они уже начались. У Вайрэ отрос хвост и кисточки, Айнарэ начал светиться нежно-голубым цветом, Нина стала обычнее, что ли, чему была сильна возмущенна, а у Виатты выросли крылья. Ох.
- Ух ты, можно потрогать? - дождавшись, когда жрец придет в себя и согласится, она осторожно погладила ближайшее крыло. Теплые, шелковистые и упругие, в перья так и хотелось зарыться. Издав восторженный звук, она отдалилась. Надо сохранять достоинство. Но все же она немного оттаяла.

Внутри Собор производил такое же невероятное впечатление как и снаружи. Стрельчатые своды, высокие колонны, не выглядящие массивными при всем своем, все казалось возвышенным и при этом строгим. Мы смиловались, допустили, но все равно наблюдаем. И статуя Смотрителя только усиливала это впечатление. Но в то же время он вызывал жалость. И не только у неё судя по всему. Шум в голове усилился, мешая думать. Гвендолин начала массировать виски, пытаясь сосредоточиться, но не получалось и она пошла искать где можно прилечь. Лишь бы это не было её превращение.

Гвендолин нашла бывшую келью, из которой какой-то подземщик сделал довольно уютную комнату. Так она думала, потому что мебель и матрас здесь были новыми. А ещё здесь было зеркало...
- Твою мать! - она отшатнулась. Её отражение было какой-то мешаниной из лиц других людей. Она завороженно всматривалась, с ужасом понимая, что узнает их. Саша, Аня, Влад, Диалон и... Григ? Её пронзила вспышка боли, и она на согнутых ногах доползла до постели и рухнула на неё, теряя сознание.

2017-02-04 в 21:13 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Есть ли у тебя имя, которое бы звучало... не так официально? И которым я бы мог тебя называть?
-Главное, не зови меня Эсти! - с чувством сказал Эстебан. - Терпеть этого не могу, а Нина, зараза, непрошибаемая, соклько не говорю, чтобы перестала, все как о стену горох. Хмммм... В другое время и в другой жизни друзья называли меня Таби, я буду не против, если ты тоже будешь так меня называть.

- Значит, Таби... Звучит вкусно, мне нравится. Кстати о вкусном - ты есть еще не хочешь?

-А было бы неплохо, - Эстебан прислушался к ощущениям и утвердительно кивнул. И бросив хитрый взгляд на эльфа, коварно предложил. - Хочешь, я покажу тебе другой спуск отсюда?

- Предчувствую долгий полет и паркур, - хмыкнул Айнарэ. - Но почему бы и нет? Показывай!

-Правильно предчувствуешь. - Эстебан махом перепрыгнул парапет и аккуратно переставил Айнарэ. Под ногами вздымались вверх шпили города и грозно темнела многометровая пустота. - Видишь ли, тут наложены очень забавные чары, наверное специально для тех, кому лень пользоваться лестницами, ну или чтобы суицидники крышей собора не по назначению не пользовались. Упасть можно, разбиться - нет.

С этими словами он сграбастал Айнарэ в объятия и шагнул с края. Сердце ухнуло в пятки - хоть Эстебан и знал, что падение перейдет в плавный спуск, каждый раз продирало морозной жутью.

Айнарэ даже вскрикнуть не смог - воздух моментально выбило из легких. Оставалось только покрепче вцепиться в Эстебана и зажмуриться.

- В следующий раз лучше по старинке, - сказал он, ощутив под ногами твердую землю. - Ух. И нашим не говори... А то будет развлечение на весь привал - с крыши прыгать... Но ты-то как об этом узнал? - Айнарэ обеспокоенно уставился на Эстебана. Неужели тот пытался свести счеты с жизнью?

-Вообще, все подземщики в курсе, у нас на форуме такие интересные моменты расписаны. Но конкретно я просто как-то раз случайно упал. Парапет в одном месте совсем разваливается, я на него оперся и ухнул вниз. Ох и перепугался же тогда, бррр, - подземщик передернул плечами. -Хорошо еще на всю оставшуюся страхом высоты не обзавелся.

- Да уж... стоит сказать спасибо тому, кто эти чары поставил, - Айнарэ покачал головой и несколько нервно огляделся. Призрачные жители Города окружили Собор плотной толпой и невидящими глазами смотрели на него. - А вот это... тоже нормально или пора хвататься за оружие?

-На службу собрались, - пожал плечами Эстебан. - Они постоянно так собираются. Закономерность отследить так и не смогли, но не волнуйся, они и правда безобидные. Неприятные, не спорю, но сделать нам они в принципе ничего не могут. Да и в сам собор их Наблюдатель не пустит. Пойдем внутрь, заодно остальных предупредим, чтобы не нервничали.

Внутри Собора Айнарэ невольно передернул плечами, сбрасывая напряжение. Призраки, может, и безобидные, но впечатление оставляли гнетущее.

- О, и все наши уже куда-то делись!

2017-02-04 в 23:25 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Зато едой пахнет! - Эстебан почувствовал, что чертовски голоден. - Интересно, кто это такой добрый? Нину слышу, она задротит, лучше ее сейчас не трогать, если не хочешь ушат говна за просто так.

- А вот сейчас и выясним, - Айнарэ толкнул дверь на кухню. - О! Вопрос снят... Но к такому меня жизнь как-то не готовила, - признал он, услышав тихое, но мерное мурлыканье, доносившееся из-под одеяла в углу возле камина. - Кхм... эти ваши звериные ипостаси сильно на вас влиять будут?

-Я тебя чем-то не устраиваю? - хмыкнул вампир. - Да они уже влияют, вопрос чисто в самокотроле. Он в первый раз превратился, вот ему по мозгам и дало, я в первый раз был немногим лучше и постоянно порывался чесать ногой за ухом и вилять хвостом, не говоря уже про то, что никак не мог разобраться, как нормально говорить, а как рычать... Интересно, а если я как следует рявкну, этот кошак на занавеску забраться попытается?

- С карниза сам его снимать будешь, - хмыкнул Айнарэ, уже предвкушая целую серию тематических подъебов. - Жаль, валерианки нет. И лазерной указки. Зато есть мясо, тебе накладывать?

-А как же эльфийское собственничество? Тебя не смущает что я буду лапать за зад постороннего эльфа? - Эстебан вопросительно поднял бровь. - Мясо накладывай, конечно, я голодный настолько, что еще немного и кого-нибудь сырьем сожру.

- Так под моим контролем же лапать и для дела, - спокойно заявил Айнарэ, расставляя тарелки. - Я собственник, но ревновать на ровном месте желания не испытываю. Или не на ровном месте? - он прищурился.

-Лунный призрак, из смертных моя верность принадлежит исключительно тебе - Эстебан потянулся поцеловать эльфа.

- Ты уже второй раз говоришь про смертных, - заметил Айнарэ чуть погодя. И посерьезнел: - Таби, скажи правду. Что у тебя с бессмертными?

Эстебан тяжело вздохнул.
-Лунный призрак, я аколит Бонхарда, что тут еще может быть? Как бы близки мы с тобой ни были, если он позовет, я просто не смогу не пойти. Между жрецом и его смертным возлюбленным всегда лежит тень божества. - подземщик криво ухмыльнулся. - Я мудак, должен был рассказать это раньше, но с тобой так хорошо, что я как последний эгоист тянул время, надеясь, что эта тема не всплывет, а потом я смогу как-нибудь аккуратно тебя в нее посвятить. Если не захочешь иметь со мной ничего общего, я пойму, только давай обойдемся без скандалов хотя бы пока не закончим дело?

- Если честно, я думал на твоих сородичей-вампиров, - Айнарэ с облегчением улыбнулся. - Таби, пожалуйста, в следующий раз говори прямо и сразу, хорошо? Мне эти игры в молчанку во имя моего же спокойствия давно поперек горла стоят!.. И я знаю, что такое быть жрецом некоего божества. Хотя, конечно, не такого хтонического, - он невольно огляделся. - Но тоже... своеобразного. Меня не пугает твое служение Бонхарду, но ради всего святого, давай без умалчиваний! Есть еще что-то, что я должен знать?

-Я понял, больше не стану. Но и с твоей стороны - я даже не подумал, что мои слова можно истолковать... таким образом. Давай так, если тебя что-то интересует или смущает или вызывает вопросы, ты не будешь додумывать, а просто спросишь? Я отвечу по возможности и не стану врать или умалчивать. А теперь... есть что-то, о чем бы ты хотел спросить?

- Договорились... Что входит в обязанности аколита Бонхарда? Вы должны здесь жить?

Эстебан почесал в затылке.
- В целом ничего особенного, но я обязан отзываться н азов Бонхарда и его остиариев и помогать им по мере возможности, истреблять глубинных тварей, если таковые мне встретятся и я в состоянии с ними драться и не обижать мирных местных, служащих Бонхарду, если они не нападут первые. Жить здесь я не обязан, но после долгого пребывания в Бонхарде на поверхности жить тяжело, привыкаешь к ментальному полю и альтернативному времени-пространству, к их нормальному состоянию становится сложно подладиться... Остиарии, кстати, именно поэтому на поверхность не вылезают, им нормальное время-пространство сносит мозги так же как поверхностникам - бонхардовское.

- Значит, надо будет что-нибудь придумать с графиком встреч, - кивнул Айнарэ. - Чтобы твои выходы на поверхность совпадали с моими выходными. И вот, кстати, повод сменить цикл дежурств на работе, - он задумался. - Ладно, доживем - увидим... В крайнем случае я всегда могу уйти из хирургии в судмедэкспертизу, там тоже весело, интересно и знакомых куча. И контингент поспокойнее. Посмотрим, - Айнарэ тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли. - Пойдем спать, а?

2017-02-05 в 01:17 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Лунный призрак, это Бонхард, который крутит временем-пространством как хочет. Просто говори мне, когда у тебя выходные и я буду выбираться наверх в нужное время. Надолго буду пропадать только во время Аркадаматских контрактов, они почти всегда длительные и непрерываемые. Ну и наших внутренних дел... - подземщик задумался на секунду и кивнул. - Да спать. Только вот кто-то "пойдем" а кто-то и "поедем".

С этими словами он, очаровательно улыбаясь подхватил эльфа на руки и унес в сторону ближайшей незанятой кельи.

Утро началось на кухне со свежих лепешек на завтрак и дежурных шутеечек в стиле "достань ближнего своего".

- Ты мурлычешь.
- Я не мурлычу!
- Ага, а у меня - слуховые галлюцинации.
- Врач, исцели себя сам.
- Всенепременнейше, - Айнарэ очень ехидно улыбнулся. - Что не отменяет того факта...
- Вот обязательно мне с утра настроение портить?
- По твоей довольной роже оно заметно... А ну, сидеть, я еще не закончил!
- Чеши быстрее, - сквозь зубы процедил донельзя смущенный Вайрэ. - И не отвлекайся!
- А ты не стесняйся, все свои. Ну?
- Да провались ты, - Вайрэ прикрыл глаза, чуть поддаваясь на движения расчески, и расслабился, отпустив новые инстинкты на волю. Судя по сдавленным фырканьям из-за спины, Айнарэ изрядно веселило приобретенное им умение мурчать, как заправский кот. Да и вся эта ситуация почему-то веселила. По крайней мере, уже последовал ряд предложений вроде бантика на веревочке, именного ошейника и персональной корзинки для спанья.
- Будешь язвить - в сапоги наплюхаю, - предупредил Вайрэ.
- Кастрирую.
- Валяй... все равно уже не пригодится.
- А ты не хорони себя раньше времени!..
- А ты - заткнись и не мешай!
- Чему это?
- Процессу просыпания, - Вайрэ сонно заморгал и попытался протереть глаза. Мерные движение расчески по шевелюре убаюкивали не хуже нудежа над ухом. - Полцарства за чашку кофе!..

Эстебан задержался на входе в кухню на мгновение, прислушиваясь и наблюдая за эльфами
- Процессу просыпания, - Вайрэ сонно заморгал и попытался протереть глаза. - Полцарства за чашку кофе!..
Удержаться не было никакой возможности и подземщик, набрав воздуху в легкие с чувством выдал лучший свой полурык-полувопль.

От зверского рыка подскочили оба. На карниз Вайрэ не сиганул, но спину выгнул, зашипел и подался вперед, явно готовясь рвануть в атаку на обидчика.
- Таби! - возмущенно воскликнул Айнарэ, на всякий случай придерживая брата за плечо. И, не выдержав, расхохотался: уж больно комичный был у Вайрэ вид.
- Эстебан?! Ну ты и сволочь... - тот обиженно надулся. - Что, и ТЫ туда же?! Да ну вас обоих в задницу!

-Доброе утро, - невозмутимо вежливо поздоровался подземщик. - Зато все сразу проснулись.

И правда, из коридора донесся смачный топот и в столовую сломилась разлохмаченная Нина, потрясающая табуреткой, из одежды на паладинше были только почему-то мужские трусы в мелкую черепушку.
-Что случилось, твари что ли вломились?! - она отчаянно щурясь уставилась на присутствующих. - Тьфу ты. Эсти, опять свои штучки творишь... Есть что пожрать?
Нимало не стесняясь она поставила принесенную табуретку за стол и водрузила на нее свой зад.
-На нас кто-то напал? - в кухню бесшумно вошел Виатта, держа опущенную руку на отлете. Эстебан принюхался и отметив, что со жрецом шуточки лучше не шутить, ответил
-Нет, это мы с эльфами дурью маемся.
-А, ой, Нина! - жрец залился краской и прикрыл лицо руками, даже крыльями отгородился. - Прикройся!
-Пффф, смысл? Эти двое меня и в куда более интересные моменты наблюдали, а этот вообще врач, чего он там не видел?
-Пожалуйста!
-Ох, ладно, ладно, - Нина хрипло выдохнула и, смачно шлепая босыми пятками вышла, вскоре вернувшись в футболке. - Так лучше?
-Намного, - кивнул Виатта. - Кстати, спасибо.
-За что?
-Ну это же ты меня вчера до кровати дотащила?
-Я?! - Нина изумленно воззрилась на жреца. -Не, я бы конечно оттащила, но я вчера весь вечер мочила пиксельных драконов и смотрела добрые мультики. Эсти, ты?
-Не, я тоже вчера занят был, - качнул головой подземщик. - И Айнарэ со мной.
-А Гвендолин тебя бы не подняла.., - Нина вылупилась в сторону единственного возможного кандидата. - Ваааайрэ?!

Явление Нины народу в развеселых труселях и голой грудью наперевес определенно стало вишенкой на торте утреннего маразма. Похоже, эта женщина вообще не имела никакого стеснения. Представив, как будет выглядеть итоговый фотоотчет о походе по Бонхарду, Вайрэ искренне порадовался, что к тому моменту будет давно и прочно мертв - не ему придется объяснять, в каком месте тут эпический героизм и куда пойти коллегам с их дурацкими шуточками.

Но спокойно напиться кофе не удалось даже после того, как Нина все-таки прикрылась. Вежливость Виатты, кажется, грозила оказаться оружием массового поражения.

- А что - Вайрэ? Его надо было на холодном полу оставить? Добрая ты...

2017-02-05 в 02:06 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
-Дай-ка подумать... - Нина ехидно фыркнула. - Вайрэ, котик, твоя доброта даже немного пугает. Я бы с учетом всех обстоятельств скорее всего как следует пнула и сказала бы, что случайно споткнулась.

Виатта вздрогнул и заметно поник, но нижеть этого не заметила, явно разгоняя давно заготовленную речь.
-И вообще, какого черта вам всем что-о интересное досталось, а мне какая-то херня?! - она, сморщившись помассировала переносицу и уставилась со злобным прищуром. - Ты вот котик, этот - волчара позорный, этот вообще сам себе светильник, этот птичка перелетная, а я даже свои немногие имеющиеся преференции просрала! Эсти, какого черта ты не предупредил о такой подставе?! Что я - ординарный хуман - тут вообще теперь буду делать?! Разве что зарезать меня на черном алтаре сгожусь. И то не факт, вдруг там только девственницы.

Виатта побледнел, обхватывая себя руками за плечи. Эстебан выглядел спокойным, но глаза полыхали зеленым только так.
-Нина, - начал он. голос, смешавшийся с рыком звучал откровенно жутко. - Пожалуйста, заткнись.
-С чего бы вдруг?! Почему только я - человек? Что вообще черт, возьми значат эти все трансформации?!
-Заткнись, дура безмозглая! - зарычал Эстебан так, что посуда зазвенела. - Трансформация обнажает и вытаскивает наружу самое больное, самое скрытое, то с чем невозможно примириться и с чем больно жить! Посмотри, как всех нас переломало и пеосмотри на себя. Бонхард оставил тебя обычным человеком! Ты осталась довольной самой собой, несмотря на все, что происходило в твоей жизни. Не смей, ты - гармоничная, честная к себе и счастливая - говорить, что тебя обделили и завидовать нам!
Нина зачарованно смотрела на клыки беснующегося нависающего над ней человекозверя, вжавшись в стул. Ну, с такого развера и правда выглядело неплохо.
-Ладно, это я поняла. Что посоветуешь делать нармоничной и довольной собой мне с тем, что у меня зрение минус шесть и я на своей вытянутой руке пальцы не различаю?
-У нас тут два целителя, я думаю, они что-нибудь придумают. Прошу меня простить, я на крышу, мне нужно повыть на луну.

На кухню опустилась звенящая тишина: отповедь Эстебана хлестнула по всем.

- Зрение поправить - невелика проблема, - ровно сказал Айнарэ, аккуратно отставляя кружку и подходя к Нине. - Я посмотрю, что можно сделать, если диагноз... кхм. Если это не врожденная патология, то, скорее всего, удастся восстановить стопроцентное. Но может щипать. Посиди смирно, пожалуйста.

И снова тишина.

- Ты спрашивала, что значат все эти трансформации? - отстраненно спросил Вайрэ, когда напряженное молчание начало бить по ушам набатом. - За всех, не скажу, но... - он прикусил губу, решаясь, а потом отчаянно вскинул голову: - Кошек, Нина, любят просто так. Их всегда погладят, накормят и скажут, что все будет хорошо. Мне, конечно, грешно жаловаться на то, что меня не любят - любят... как безнадежно больного, который умрет в любой момент, - Вайрэ горько усмехнулся. - Но ты даже не представляешь, как себя ненавижу я. И как мне при этом постоянно хочется забиться кому-нибудь под бочок, как... как кошке, чтобы просто... просто... - голос все-таки сорвался. - Чтобы просто согреться! Извините...

Он выскочил из-за стола и спешно скрылся за дверью в сторону ванной.

Айнарэ только тяжело вздохнул. Первое утро в Бонхарде добрым явно не было.

   

Пердита Х и другие наши альтер-эго. Похождения

главная