Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:38 

Основная ролевка - часть третья. В процессе

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Часть вторая



Майлз-Гвендолин-Охрениэль-Джун-Нина

запись создана: 28.11.2016 в 17:15

@темы: Мэри Сьи, Ролевка

Комментарии
2016-11-28 в 17:25 

Уточка по прозвищу Утя
В палате уже было людно. Айнарэ успокаивал Майлза, Нина косила буйную растительность, а вот и добежали полицейские. Гвендолин между делом подошла к окну. Темная фигура странной формы забежала в ярко сияющий над травой портал и испарилась. Ох, ну ничего себе, межпространственные порталы в свободной точке это не еж чихнул. На такое способен только кто-то из Искателей и уровнем выше. Дело приняло очень серьезный оборот. Гвендолин спрыгнула из окна (это был всего лишь второй этаж) и быстрым шагом подошла к порталу. Почему-то он не закрывался. Значит, стоит ожидать гостей с той стороны. Она активировала пару боевых чар и принялась разбираться в настройках портала.
Неожиданно портал выплеснул из себя отряд эльфов.

2016-12-03 в 12:50 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Выяснив, что потерь нет, все живы и даже целы, Йаванна, наконец, обратила внимание на комитет по встрече. Состоящий, что характерно, из одного существа женского полу - человеком ЭТО обозвать язык не поворачивался, несмотря на явно человеческий облик. Гвендолин, кажется?.. Сыновья могли сколько угодно партизанить и изображать из себя невесть что, но опыт не пропьешь, поэтому Йаванна прекрасно знала, с кем они там у себя общаются. И понимала - на этот раз все более, чем серьезно.

Начать, хотя бы, с беспрецедентного союзнического договора с Домом Золотых Листьев, - тихая холодная война устраивала эльфов на протяжении столетий, пока ранним утром Айнарэ не перебудил всех и не поставил ультиматум, мол, или союз, или пеняйте на себя. Вообще-то дети Йаванны порой чудили так, что округа сотрясалась, но когда припекало - соображали быстро, поэтому очень удивленные родичи даже не потребовали внятных объяснений вот прямо сейчас. Видимо, зря, ибо масштабы происходящего явно превысили обычные городские разборки, а Йаванна ненавидела сидеть без нормальных разведданных и тыкаться вслепую.

Или вот четыре покушения подряд. Пожар, рухнувший дом этого мальчика, Майлза, потом Крипта, теперь еще больница - не слишком ли много для трех суток? А вот то-то и оно, что слишком напоминает загонную охоту! Но ничто так не объединяет, как общий враг, поэтому Йаванна была готова смириться с любой жестокой реальностью, скрывающейся за милым обликом Гвендолин, лишь бы эта суровая реальность оставалась союзником. А вот в борьбе с кем именно - это еще предстояло выяснить.

Но - чуть позже. Сейчас есть дела поважнее.

- Занять периметр, - скомандовала Йаванна своим бойцам. Те бесшумно растворились в полумраке, заняв стратегически важные позиции. В десять рож они, конечно, много не навоюют, но под такой эпичный шухер злоумышленник вряд ли рискнет повторно соваться в больницу. Скорее, подождет до выписки нужных пациентов, а там - смотри в оба! - Ну, пошли вас врачам на растерзание сдавать!
- Я в порядке, - тихо сказала Энель, сжимая руку мужа.
- Что, и сына не проверишь?
- Что с Майлзом? - с тихой, но отчетливой угрозой в голосе спросил Малагнар, моментально подбираясь.
- Говорят, жив-здоров, зато мои в реанимации. Гвендолин, - Йаванна посмотрела на даму, - будь ласка, проводи нас!

***

Опасное марево вокруг Майлза опало, взбесившиеся растения осыпались, и все наконец-то стихло. Из коридора, правда, доносился чей-то забористый мат и слышалась возня, но беда, кажется, миновала. Убедившись, что взгляд парня стал осмысленным, Айнарэ осторожно подошел к нему, успокаивающе положив руки на плечи:
- Ты в порядке? Нужно что-то? Позвать кого-нибудь?

2016-12-03 в 15:00 

Hellfire Warlock
Астроном вуалехвостов
Нина мрачно потерла голову. Будь она живой, у нее бы уже налилась первосортная шишка. В левую ногу все еще впивался отрванный... наверное до превражения это был побег, так вот левую лодыжку обвивал мутировавший шипастый побег фикуса.
Гвендолин озабоченно осматривала свой плащ, когда в коридор на всех парах вломилась сурового вида эльфийка в очках, несомненное портретное сходство которой с братьями безмолвно вопияло. Еще парочка из человеческой женщины и лесного эльфа, значит родители Майлза. И все ее игнорируют.
Прекрасно.
-Как же меня все заебало! - с чувством произнесла Нина в пространство, едва компания скрылась за дверью. - Мало тут чертового Потрошителя, так теперь еще и политика! Нет, это уже слишком грязно даже для меня, - она полезла в карман за связным кристаллом. - Алло, Кримайер, дружище, не против, если я у тебя в Храме перекантуюсь ноченьку? А, я сваливаю назад завтра, лень до хаты пилить. Вот и замечательно, - она свернула с лестницы на выход. - Ну я где-то через минут сорок буду, мне аж от больнички топать. Да не, чего мне бояться, я ж неживая уже, отпинаюсь как-нибудь.
Перед ней замаячили больничные ворота.
-Ну короче пока, целую.
Нина с чувством выдохнула и сунула кристалл в карман. До свидания чертов Город с его чертовыми эльфами и их чертовой политикой, здравствуй (почти) родное Приграничье с милыми сердцу безумными культистами, некромантским орденом, церковниками-фанатиками и прочими родными типажами. И бухнуть есть с кем.

2016-12-04 в 09:52 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- Ты в порядке? Нужно что-то? Позвать кого-нибудь?
Майлз не ответил. Он в все еще пребывал в странном исступлении. Он не понимал, что происходит. Вся палата оказалась разрушена, в стенах и полу зияли дыры от корней, обои свисали лохмотьями. Под ногами Майлза хрустели иссохшие стебли с листьями. И это он не мог списать на кого-то другого, как в гробнице Катрины. Тогда он решил, что впервые в жизни боги обратили внимание на молитвы, что помогло Айнарэ спасти брата. Сейчас же обрывочные воспоминание о всепоглощающей ненависти и том, как события разворачивались в соответствии с желаниями Майлза, не оставляли шанса истолковать произошедшее как чье-то вмешательство. Кое-что просто невозможно было понять: как тот, кто никогда не обладал магическим талантом, сделал такое?
- Меня пиздец как оштрафуют. - Вот все, что Майлз смог сказать. Больница сегодня понесла громадные убытки. Наверняка инстанции решат вычесть сумму из обеспечения Майлза, которое отчисляют всем сиротам в Городе из налогов. Не из бюджета же оплатят ремонт и закупку сломанного пациентом оборудования для больницы.
В палату буквально ворвалась эльфийка с пепельными волосами.
- Мама? Ты что здесь делаешь?
Майлз удивленно посмотрел на Айнарэ. И правда. Вайрэ ведь в реанимации, а не в общем отделении. Но потом в палату вошли Малагнар и Энель. Майлз сперва замер в неверии. Эти двое еще минуту назад числились погибшими жертвами маньяка. Их уже оплакали как власти, так и оставшиеся в живых родственники. А теперь каким-то чудом чета Ардавар появилась тут в целости. Долго Майлз не думал - бросился обнимать родителей с детским ревом. Ему даже начало казаться, что все уже жакончилось. Пуппи вернулась домой, родители живы, Потрошитель сбежал. Теперь все закончится, жизнь станет прежней. Вернутся школьные будни, их дом окажется на своем месте, а Вайрэ завтра проснется здоровым. Но нет.
- У нас проблемы. Потрошителя прикрывают. Скорее всего, божество или высший маг. Подельник Потрошителя скрывается в собственном карманном измерении. Боюсь, мы имеет дело не с маньяком, у них какая-то другая цель. - Йаванна старалась говорить с Айнарэ шепотом, но ее все равно все слышали.

2016-12-04 в 09:52 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Гвендолин понимала, что нихуя она не понимала. Все оказалось намного серьезнее. Внезапно легкая прогулка превратилась в приключение, а затем и в ночной кошмар. Все эти похищения, эльфийские рейды, убийства и жертвы... следов Джуна до сих пор не было обнаружено. И вряд ли он выберется, хотя подземный лабиринт может быть к нему и благосклонен, развлекаясь со своей жертвой не очень долго. Она слышала о городах и странах, затерянных здесь подземлей, об их невиданной магии и живой воли, о тварях, живших здесь. Но они выбрались. Чудом. А чудеса обычно не повторяются. О судьбе полицейского оставалось только гадать.
Повезло не им одним. Они смогли спасти и родителей парнишки. Правда еще неизвестно, в каком состоянии их удалось найти. Преступник слишком много плошал для существа, убивших уже многих и до сих пор не пойманного. Интересно, что удастся узнать о нем от свидетелей. И этот портал... вот что пугает её на самом деле. Дело точно связано с Аркадаматом. Закусив ладонь по детской привычке, она вышла в коридор и услышала обрывки разговора Нины с кем-то. Хочет уйти? Ладно, но...
- Постой, расскажи подробнее про этих... Соженных, да?

2016-12-04 в 13:44 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Айнарэ аккуратно вытолкал мать из палаты, позволяя вновь воссоединившейся семье заняться друг другом и не отвлекаться на очередные невеселые новости.
- Есть идеи? - тихо спросил он, когда они отошли по коридору подальше от свидетелей.
- Есть информация? - в тон сыну поинтересовалась Йаванна. - Вы ж оба молчите, как партизаны на допросе, когда надо бегать и во все набаты бить!
- Мы не знали, что так получится...
- Не знали они! - тихо, но внушительно рыкнула Йаванна. - Ничему вас жизнь не учит, я посмотрю!.. Так, ладно, поздно вас воспитывать. Докладывай. И по существу. Что за нахрен происходит?!
Айнарэ вкратце изложил все, что сам успел понять, узнать и увидеть собственными глазами. Йаванна мрачнела с каждым словом, а потом и вовсе замаячила туда-сюда, пять шагов влево, пять шагов вправо, как делала всегда в крайнем раздражении.
- Подытожим, - веско сказала она, когда невеселая повесть подошла к концу. - За первые сутки бардака твой старший брат пережил два покушения и ни словом об этом не обмолвился.
- Покушались не на него, а на Майлза...
- Ты заставил нас подписать союзный договор с Домом Листьев.
- Мы не собирались воевать в одиночку!
- Но вы же потащили ребенка в бордель, тем же вечером позабыв о договоре нахрен.
- Ну...
- Не нукай тут. Допустим, - а я хочу в это верить! - у вас были существенные на то причины. Майлз наверняка все расскажет родителям, и если этих причин нет, то за вас я не ручаюсь. И даже на защиту не встану. Малагнар снесет вам головы и будет прав.
Айнарэ вздрогнул. О мстительности лесных эльфов легенды слагали, а уж что они сделают с теми, кто сознательно подставил под удар ребенка... Мелькнула предательская мысль, что Вайрэ лучше умереть самому, быстро и не приходя в сознание.
- Но и этого вам было мало! - продолжила Йаванна, все больше распаляясь и оттесняя сына к стенке. - Твой брат проявил очаровательную безалаберность и попался прямо в лапы этому Потрошителю! Ты можешь мне объяснить, как это произошло?!
Айнарэ затравленно промолчал. Озвучить правду - грандиозный семейный скандал обеспечен, соврать - не выйдет, мама все вранье отсекала на подлетах. Но Йаванна и без конкретики соображала лихо:
- Великолепно. Полагаю, потащился в одиночку с гениальной идеей отвлечь потенциальных врагов на себя. Что за страсть к самопожертвованиям... И не сразу позвал на помощь, верно?
- Угу.
- Оно хоть того стоило?
- Ну, мы получили психологический портрет маньяка... И потеряли в подземельях Джуна, полицейского, с нами был.
- А заодно поставили на уши весь Бонхард, половину Города, объявили войну неведомому врагу, разрушили все относительно добрые отношения с лесными эльфами, и чуть не погибли сами, - Йаванна от души хлопнула себя ладонью по лицу. - Ну, и какие мы сделали выводы?
- Что надо было погибать самим, - тихо сказал Айнарэ.
- Что надо было помощи попросить, раз сами не справляетесь!.. - рявкнула Йаванна. - Долбоебы. Оба. Так, брысь с глаз моих долой, пока сама тебе шею не свернула! И чтобы утром был дома, обсудим детали поимки этого вашего Потрошителя...

2016-12-04 в 17:19 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Нельзя описать словами чувства человека, который потерял самых дорогих людей в одночасье, а потом обрел их снова. Майлз не находил слов от счастья. Он разве что во снах позволял себе представить, что близкие окажутся рядом. А теперь он прижимал в груди Пуппи, чувствовал, как она трется об него мордочкой, ощущал крепкие объятия родителей. Он с уверенностью мог сказать, что проживает лучшие минуты в своей жизни.
Энель тоже плакала. Они с Малагнаром готовились к худшему и уже не надеялись увидеть сына живым. Ясно ведь, что оставшийся наедине с преследователем подросток неспособен защититься. Взрослые редко дают отпор, что уж говорить о щуплом мальчишке. Они даже подумывали обратиться к смертельной магии, чтобы просить темных богов о воскрешении. Если бы смогли спастись сами, конечно. А потом судьба неожиданно подарила им всем второй шанс на счастливую жизнь.
В больнице начался переполох. Персонал выяснил, что опасность миновала, началась работа по ликвидации последствий магического всплеска. Медсестры проверяли состояние пациентов, вясняя, что, к счастью, никто не пострадал. Санитары выносили остатки мутировавших фикусов из отделения, драили полы со стенами стерилизующим раствором. Кто-то вызвал службу по очищению помещений от остаточной магии. Тех, кто находился в эпицентре события, проводили на обследование. Так уж вышло, что к тому моменту из свидетей остались только Айнарэ и Гвендолин. Майлза перевели в отделение для магов, построенное как раз для того, чтобы подавлять магию.
- Нужно будет отблагодарить всех за то, что спасли нашего сына. - Энель хлопотала вокруг своего ребенка. То подушку поправляла, то распрямляла одеяло и совсем не реагировала на просьбы Майлза успокоиться и отдохнуть.
- Сейчас не время, милая. Сперва Майлз нам расскажет, за что именно мы будем их благодарить.
Малагнар долго выспрашивал Майлза о всех подробностях. Майлзу пришлось рассказать все, начиная со странного поведения Пуппи и пожара в детективном агенстве, а закончив на подземельях Бонхарда. Так его родители узнали, что за их сыном присматривали не только двое эльфов, а еще полицейский по имени Джун, позднее пропавший без вести, очень милая богиня по имени Гвендолин и Нина - крутая нежить, раздающая шишки врагам. С такой компанией точно не пропадешь. Разве что бордель в этой истории казался лишним ответственным родителям. С другой стороны, эти ребята хоть чем-то занимались, пока полиция якобы вела секретное расследование, за время которого могли пропасть и Майлз, и несколько новых жертв.
- Энель, оставайся тут. Прошу, попытайся поспать. Я пойду к Йаванне, порадую новостями о борделе и расскажу о том, с кем мы имеем дело.
- Ну пап...
- Молчать! С вами, молодой человек, мы погорим попозже о том, зачем дети шляются по подземельям вместо того, чтоб сидеть у бабушки с дедушкой.
После этих слов Малагнар вышел из палаты. Он нашел Йаванну и выяснил, что мысли у них сходятся. Они оба подозревали, что эльфы лишь внешне безучастны к бесчинствам Потрошителя. На самом деле весь Квартал уже придумывает план по захвату. Маньяк посмел убить многих родственников светлых эльфов, а те обид не прощали. За Вайрэ тоже обязательно заступятся северные. Назревали серьезные проблемы.

2016-12-04 в 20:49 

Hellfire Warlock
Астроном вуалехвостов
Практически у самых больничных ворот Нину нагнала Гвендолин. Вообще Нине больше всего хотелось послать все нахрен и кого-нибудь сожрать, но эта девушка была такой же втянутой во всю эту муть жертвой обстоятельств, так что к ней Нина даже испытывала что-то вроде сочувствия. Поэтому на ее вопросы вполне можно было и ответить.
-Ну смотри... Ты же про Баддар Аг и чем они знамениты, знаешь?
Гвендолин кивнула. Нина удовлетворенно хмыкнула и продолжила:
-Ну вот из-за метафизики божественных даров тамошние маги наловчились свои возможности разгонять до абсолютно сверхчеловеческих мощностей. Ну вот выгорание - это обратная сторона все этого, человеческое тело попросту не приспособлено под такие энергетические токи и магия вместо того, чтобы просто проходить через кровь, начинает у них в ней растворяться. А порченая кровь в свою очередь устраивает глобальный пиздец всему оставшемуся организму. Вот наш дорогой друг и есть такой маг, ищет себе новые потроха взамен горелых. А может просто выгорание уже в такой стадии, что и свеженьких потрохов надолго не хватает, не знаю. Думаю, он одаренный тамошнего духа жизни, тогда и бесследность отлично укладыватся в картину и медицинские навыки. Ладно, Гвен, давай лучше разойдемся тут, дальше кварталы не самые благополучные идут, не стоит тебе по ним одной идти.
Нина сделала ручкой и лихо свернула во дворы, срезая путь. В конце концов, эту часть Города она знала как свои пять пальцев. В общем-то Нина отлично знала весь Город, но все-таки кварталы вокруг Крипты и рядом с конспиративной квартирой - лучше всего. В частности, она знала, в каком из дворов скрывается отличная лапшичная для своих.
-Приветствую, солнечная шхи, - лучезарно улыбнулся гоблин за стойкой. - Давненько вас тут не видно.
-Дела, дела, дела, - вздохнула Нина. - Уважаемый, мне, пожалуйста порцию стандартной с собой и со специями тут.
Гоблин кивнул и завозился, накладывая еду, Нина полезла по карманам, набирая монетки для оплаты. Мелочи как раз хватило. Она по широкой дуге обогнула столик, за которым сидел человек, пахнущий Бонхардом и в капюшоне, из-под которого тускло светились синим глаза - явный масконосец-кровоглот, лучше держаться подальше и подошла к знакомой сероволосой фигуре.
-Здорово, не возражаешь, если тут приземлюсь?
-Привет, Нина. Садись, почему нет? - пожал плечами Эстебан. Его грозное оружие лежало на столе под рукой, скромно прикидываясь обычной булавой. - Жизнь, дела, работа?
-Завтра сваливаю на родное Приграничье. Тут вообще какой-то пиздец творится, - Нина недовольно поморщилась и закинула в рот порцию лапши.
-Он тут, что, вообще прекращался когда-нибудь? - риторически вопросил Эстебан. - Слушай, я что спросить хотел - а как того эльфа-врача зовут? Он еще с нами был, когда мы жертву Потрошителя искать ходили.
-А, он брат той самой жертвы. Айнарэ зовут. А тебе зачем?
-На знакомого моего похож, все думал он или не он. Увы, - Эстебан пожал плечами, - не он.
-А, - Нина потеряла интерес к теме. - Ладно, мне пора.
Она мощным глотком всосала в себя остатки лапши, отдала гоблину тарелку и пошла в сторону Храма. Добраться удалось без приключений, так что ностальгически вздохнув при виде увенчанных солнцем ворот, она прошла сквозь арку. Кримайер торчал у самого входа как часовой.
-Нина, ну наконец-то! Где ты так долго была, я уже волноваться начал, - укоризненно сказал он.
-За твоей любимой лапшой ходила.
-Ооооо, благодетельница! - с чувством сказал Кримайер, выхватывая у нее сверток. - Я как раз думал кого-нибудь из послушников за ней сгонять. Если не секрет, чего ты так рано назад срываешься? Тебя же обычно до конца отпуска отсюда клещами не вытащишь.
-А! -Нина раздосадованно махнула рукой и плюхнулась на лавку, вытянув ноги. - Да хрень тут какая-то творится. Лучше уж на Приграничье с культистами побухаю. Или в Ллавалас смотаюсь, там как раз со дня на день большой базар начнется. Эльфы, понимаешь, семейственность развели не хуже гоблинов и ударились в политику. В общем тихой и скромной нежити туда лучше не лезть! Сейчас посижу чуть с тобой, потом вещи соберу и с Пророком свяжусь.
Кримайер кивнул.
-Хорошо.
Они обсудили последние Городские новости, Нина со вкусом и в лицах рассказала, как они бегали за Потрошителем в гробницах и какой он нехороший мудак, хорошо еще вовремя успели, посетовала на эльфов с их сраной политикой, которые даже в сортир не ходят, не заключив парочку военных союзов и наконец пошла собираться. Документы, немного денег, старая паладинская форма, флэшка с фотографиями, вроде все.
Он вышла в основной зал храма и ей престало занятное зрелище - жрец в цивильном прикиде, кое-как балансируя на шаткой стремянке с чувством оттирал от пыли главный солнечный знак.
-Ба! Жрецы уборку делают! Что дальше - дождь пойдет снизу вверх? - с чувством поразилась Нина. Жрец вскрикнул, нелепо взмахнул руками и навернулся вместе со стремянкой, Нина только чудом успела его поймать, прежде чем он познакомился затылком с каменным полом. Это оказался тот самый рыжий милашка, который делал экспертизу. - Привет, Виатта. Ты чего, не мог эту фигню на послушников свалить?
-Ну ты меня и напугала! - Виатта с трудом встал на ноги и пригладил волосы. - Еще и говоришь прямо как Кримайер.
-Так правильно же говорю. Пидорасить храм до блеска - это занятие послушников, а жрецы должны славить Светоносную и помогать страждущим. Разделение труда, слышал?
-Слышал, - Виатта пожал плечами и посмотрел на Нину. Взгляд у него оказался пронзительным и неприятно цепким. - Да только мне проще самому тут прибраться, чем сначала ловить этих лентяев, потом объяснять им что делать, а потом еще и следить, чтобы они все сделали как следует.
-Ууууу, как все запущено, товарищ перфекционист, - хмыкнула Нина. - Слушай, наложи на меня пожалуйста благословение, а?
-Э... Не хочу показаться невеждой, - Виатта закрыл глаза и вытянул перед собой руки, на которых начало собираться золотистое сияние. - Но почему оно вообще на тебе работает? Ты же нежить.
-Дорогой Виатта, над тобой властвуют догматы и стереотипы. Солнце - это не обязательно враг неживого. Светоносная неизбывно милостива ко всем тварям, ходящим по земле, живым и неживым в равной мере. Что, неужели не обращал внимания, что некоторые страждущие подозрительно бледные и приходят только под покровом ночи?
-Обращал, - Виатта медленно кивнул. Сияние собралось в искру и скользнуло по воздуху к Нине. - Спасибо, теперь буду знать. А то Кримайер этот вопрос всегда как-то обходил.
-У нас в мире этот вопрос даже не вопрос, а общеизвестный факт. Ладно, я пойду. Удачи тебе и аккуратнее с лестницами!
-И тебе удачи, - Виатта коротко поклонился и, подобрав стремянку, скрылся за дверью вместе с ней. Нина только хмыкнула, провожая его взглядом. Со временем из парнишки выйдет отличный жрец. Но до того времени ему еще расти и расти.
Нина свернула в малозаметную дверцу, протиснулась через узкий коридорчик и, наконец, попала в святая святых Храма. Впрочем ее интересовали не священные реликвии и прочее, а тайник в стене за кровавым замком, где пряталась драгоценная склянка с кровью Пророка. Никаким пророком он на самом деле не был, а был ушлым магом-экспериментатором, который вписался решить проблему безуной хтонической сущности на Приграничье взамен на полный карт-бланш на свои действия. Сущность удавалось сдерживать. Нина прокусила палец и вычертила на участке стены внешне ничем не отличающемся от остальных причудливый символ. Там открылась дверца. Нина дольно хмыкнула и вынула оттуда витиевато украшенную склянку, наполненную светящеся красной жидкостью.
Кровь сожженного мага. Мост из алого хрусталя между двумя мирами. На самом деле не мост, но через кровь можно даже в карантине связаться с Пророком и попросить его открыть свой портал и забрать ее отсюда.
И тут Нина насторожилась. В склянке было что-то не так. Она подняла ее на уровень глаз, посмотрела сквозь нее на свет... и с нарастающим ужасом полезла в карман - именно туда она сунула странный кристалл, который остался от склянки с сожженной кровью, разбитой в Бонхарде Потрошителем.
Кристалл из кармана и кристалл, затыкающий склянку в ее руках оказались внешне идентичными за тем исключением, что в склянке была фальшивка. И сама склянка была фальшивкой, искусной копией настоящей. В Доме Золотого Солнца завелась крыса, да не простая, а поистине саблезубая. Нина сжала фальшивую склянку и беспомощно выругалась шепотом. Никто, кроме жрецов, не знал про эту склянку, не знал да и не мог ее достать. Это значит, что кто-то из них и потрошит людей. И им может быть кто угодно, кроме нее самой и, пожалуй, Кримайера - она хорошо знала старого эльфа еще со времен Приграничья, если бы у него были такие наклонности, он бы проявил их еще там. Но как раз Кримайеру об этом рассказывать нельзя, у старика давно проблемы с сердцем, такая новость может буквально довести его до сердечного приступа. Что же делать?!
Нина всегда считала моральные сложности, выборы и прочее - отменной лажей. Ну то есть, объективного добра и зла нет, но есть вполне понятные мерки общепринятых законов и мера сохранности собственной жопы, но... но... Черт! Она сунула фальшивую склянку в карман. Нужно сообщить в полицию. Это ее долг сознательного гражданина. Но как же паршиво на душе доносить на своих. И как же паршиво сознавать, что кто-то из них действительно виновен!
Она вышла из Храма и скрылась в темных улочках Крипты. Ей нужно на конспиративную квартиру. Утопить сомнения в спирте и задушить в опиумном дыму. И потом пойти и все-таки донести.

2016-12-05 в 14:20 

Уточка по прозвищу Утя
Гвендолин оставалось только махнуть рукой вслед и вернуться обратно, в дырявые от Майлзового разгула кишки больницы. Что-то на неё накатило поэтическое настроение. Задумчиво касаясь пальцами стенок, она оглядывала помещение. Шустрые крысолюди уже почти дожевали остатки растений-монстров и то ли их не брал яд, то ли коренья были кошмарными только на вид... В этот раз ей повезло с проклятьем, даже растения её боялись и погибали. Только это не давало никого завести дома, и он пустовал. Ей было там одиноко и чаще всего страшно. Нет, она не боялась быть одна, в те моменты она просто боялась всего и ей очень хотелось, чтобы её кто-нибудь обнял...
Дойдя до палаты Майлза, она остановилась в дверях. Чудесная картина, воссоединение семьи. И отчитывние детей старшими. Решив им не мешать, она подошла к медсестре-хоббиту, чтобы узнать, куда переведут Майлза теперь. Та нервно улыбнулась и побежала спрашивать у докторов. Затем вернулась и тихим голосом назвала палату. Гвендолин рассеяно кивнула и снова вышла на свежий воздух. Пока следы свежие можно что-нибудь узнать.
На месте уже крутилась пара магов и сонный, но серьезный трехметровый энт-специалист по телепортации. Можно послушать. Энт смотрел в свои приборы и ругался на остальных своим шелестяще-треснутым голосом. Следы были заметены довольно хорошо, а времени почти не оставалось, вибрации портала должны были вот-вот исчезнуть.
- Надо было позвать Эглара, мастер Данд.
- Эти временщики ничего не понимают в тонкой магии. Особенно этот тупица Эглар, он только бы все запутал ещё больше. Да упырь вас укуси, почему до сих пор не поставлены сети?!
- Мастер Данд, тут снова ошиваются посторонние.
- Зачем ты мне это говоришь, а не прогонишь их прочь!
- Девушка, пожалуйста, уйдите, мы работаем...
- Я могла бы помочь и уплотнить эфир.
- Спасибо, но мы до этого и сами уже додумались. Здесь работают специалисты, - звездчатый носик отвечающего возмущенно задрожал. Он попытался оттеснить Гвен телом.
- Да, но вы забыли про первый спектр... позвольте, - девушка увернулась и начала направлять собранную энергию с выплесков Майлза. Кротолюд задрожал уже всем телом.
- Что вы творите...
- Гвид, заткнись, и помоги нам. А вы можете нам помочь, но только с этим. Как видите, меня окружают одни дубы, прямо как в родной роще...
Увы, их усилия были напрасны, владелец карманного измерения уже его схлопнул.
- Какое паскудство, - понуро бормотала Гвен, направлясь в палату, куда перевели Майлза. Все были с ней в этом солидарны.

2016-12-07 в 15:37 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Звонок рабочего мобильника прозвучал как гром среди ясного неба. Искренне недоумевая, чего там стряслось такого, что любимое начальство возжелало услышать отпущенного в законный отпуск подчиненного, Айнарэ подозрительно поинтересовался в трубку:
- Да?..
- Это я, - отрекомендовался один из коллег по отделению. - Ну, как, нормально у вас там?
- На работу я не выйду, и не проси!
- И в мыслях не было. Твой брат нормально себя чувствует?
- Та-а-ак… - в душу закрались нехорошие подозрения. - Не знаю, позавчера еще в больнице был.
- Так его же отпустили?
- Когда?!
- Вчера утром, - судя по тону, коллега мигом осознал весь масштаб произошедшего. - Твою ж…
- Урою, - пообещал Айнарэ. - С хрена ли его отпустили?!
- Пришел в себя, наплел дежурному врачу с три короба, отпросился домой…
- А до дома не дошел. Н-н-ну, бр-р-ратец…
- Помощь нужна?
- Нет, сам убью, - Айнарэ мысленно похвалил себя за предусмотрительность - навешанный на кулон поисковый маячок работал исправно, отмечая местоположение сбежавшего пациента. Пациент обретался в одном из мелких сквериков возле Стены, и никуда не двигался.
- Если что - звони, кликнем санитаров из психиатрички, они кого хочешь, хоть из Бонхарда достанут и доставят в красивой упаковке.
- Обойдемся без Бонхарда, - Айнарэ передернуло от воспоминаний. Коллега пожелал ему удачи и отключился, а сам Айнарэ выскочил из дома с твердым намерением довести начинания Потрошителя до логического конца.
«В следующий раз в дурку сдам… там кровати с фиксаторами для особо буйных, а то ишь, сбегать удумал!..»

Скверик, в котором обретался партизанящий беглец, был маленьким, не особенно красивым, и зажатым в колодце старинных высоких домов. Место довольно мрачное и безлюдное, все-таки рядом со Стеной жить отваживались немногие, но примечательное. В значительной отдаленности от оживленного центра, здесь находился памятник, официально носивший название «Памяти всех служителей, погибших и пропавших без вести при исполнении», а неофициально прозванный «мечтой импотента»: высокая стела, уходящая в небо, местным шутникам извечно напоминала то самое.
Возле строгого черного обелиска в каменной чаше задорно горел алый огонь, символизируя надежду на счастливый исход для пропавших. А вокруг стояли скамейки для безутешных родственников, на одной из которых и обнаружилась знакомая фигура, облаченная в непривычно-траурные темные одеяния.
Айнарэ решительно шагнул вперед, разрываясь между желанием просто наорать и наорать, предварительно влепив профилактический подзатыльник, но когда брат поднял мокрое от слез лицо, все слова и решительные намерения тут же испарились.
Вместо этого Айнарэ молча присел рядом.
- Нина пропала. И Джуна не нашли… - тихо озвучил Вайрэ после продолжительного молчания.
- Нина вернулась в свой мир. Гвендолин говорила…
- Не вернулась. И даже Город не покидала. Четыре дня назад… сразу после больницы… заглянула в Дом Солнца, оттуда вышла - и как сквозь землю провалилась. В последний раз ее видели в Крипте.
- Опять Крипта… - обреченно выдохнул Айнарэ, прикрывая глаза. М-да.
- Мы ее искали. Везде искали, весь Город облазили, за Стену заглянули, штатных магов на уши поставили - а хрена, след обрывается на одной из улочек, и вот что хочешь, то и думай!..
- Плохо искали, зна… Постой! Что значит - «мы»? Какая еще Стена? Ты где, Тьма тебя дери, был?!
- В управлении. Полицейском.
- Сразу из реанимации на работу? - Айнарэ неверяще посмотрел на брата. Поутихшая было злость тут же разгорелась снова и набатом ударила в голову. - Тебе что, совсем жить надоело?! Так ты только скажи, я мигом устрою!.. - он подскочил от переизбытка чувств. - Твою налево, Вайрэ, если мозгов нет и жизнь не мила, так хоть совесть-то поимей! Ты хоть представляешь, что мы пережили?! Бегали, как дураки, искали, спасали изо всех сил! И чего ради?! Чтоб ты, ничтоже сумняшеся, от смерти снова на смерть побежал?! Нет уж, не отворачивайся, на меня смотри!.. - Айнарэ встряхнул было брата за плечи, но тут же отдернул руки, вспомнив, что жертв насилия так хватать вообще-то нельзя. Реакция последовала незамедлительно:
- Что, брезгуешь?.. - невесело хмыкнул Вайрэ. - Вот и правильно… я сам себе противен.
«Приехали»
- Не брезгую. Извини. Знаю, что неприятно… - Айнарэ мигом устыдился своего порыва и виновато присел обратно.
- С чего бы неприятно?.. Так, братец, теперь твоя очередь на меня смотреть. Почему мне должно быть неприятно?
- А то я не знаю, что с тобой сделали! - буркнул Айнарэ, упорно отворачиваясь.
- Мне сказали, что там я не я был, а фарш, - задумчиво сообщил Вайрэ.- Но…
- И чулочки в сеточку, - все-таки не выдержал Айнарэ.
- И что?.. Ой… Ты что, думаешь, что меня изнасиловали?.. Окстись, братец, не было такого! Клянусь, что не было! Эта сволочь, видать, в детстве в куколки не наигралась, всякие шмотки-цацочки на меня напяливала, - Вайрэ только рукой махнул. - Или я такой неудачник, что даже сексуальный маньяк побрезговал меня насиловать…
- Не смешно!
- Отнесись к этому серьезно - и получи нервный срыв бесплатно! Над таким или ржать, или рыдать, выбираю первое.
- Угу, заметно. То-то тут сидишь и сопли на кулак мотаешь.
- Потому, что ржать над Ниной и Джуном я не могу! Не могу, понимаешь?! - вот тут Вайрэ сорвался. Слетел со скамейки, нервно прошелся туда-сюда, обхватывая себя за плечи в жесте безмолвного отчаяния…
- Да не хорони ты их раньше времени!
- А я тут, думаешь, чем четыре часа занимаюсь? Уже не знаю, каким богам молиться и что обещать, лишь бы «пропали без вести» не оказалось «погибли с концами»! - видать, юристам специально голос ставили на профессиональном уровне, чтобы четко, ясно, с расстановкой и интонациями. Говорил Вайрэ тихо, но отчетливо, даже прислушиваться не надо было - таким тоном разве что преступника в суде и клеймить. - Тело Джуна не нашли, вдруг выжил?.. Но поисковый отряд с ног сбился, говорят, там завалило все нахрен, Джуну если и выбираться, так по нижним уровням, а это Бонхард, Айнарэ, Бонхард! А тут четыре дня прошло, ни ответа, ни привета, что я должен думать?! И Нина туда же, будь проклята эта Крипта!.. Захотела домой вернуться - флаг в руки, ветер в спину, только вздохну с облегчением - не будет собой рисковать, так нет же, тоже пропала… И что, по-твоему, я должен делать? Сидеть, сложа ручки?
- На лучшее надеяться…
- Ага, и как ни в чем не бывало в больничке в потолок плевать, хорошо устроился! - с едким сарказмом заметил Вайрэ. - От я молодец-то какой, а!
- Но не срываться же на поиски, едва глаза продрав! - чуть не взвыл Айнарэ. - Много ты там найдешь? На ногах едва держишься, а все туда же!
- А вот и туда же! Сам виноват, сам и разгребай…
- О, приехали. Ты, что ли, Джуну на голову тоннель обвалил?
- Если б не моя глупость, мы бы все тут были живы, целы и здоровы! - рявкнул Вайрэ. - Мы с первого дня не справлялись, а кто решил, что и так сойдет? Я решил! Кто сдуру и без подготовки ночью в Крипту побежал? Я побежал! Кто поленился Майлза домой проводить? Я поленился! В итоге мальчишку и в бордель сводили, и… И какого хрена ты его в гробницу потащил?!
- Да времени думать не было, тебя спасать летели, идиот ты эдакий!
- Ну, я же проси-и-и-ил! Просил же, маньяка ловите, а не на меня отвлекайтесь!..
Айнарэ от души приложил ладонью о лоб. В некоторых вопросах братец был очаровательно непрошибаем, в частности, искренне считал себя пушечным мясом, годящимся разве что на вовремя собой пожертвовать. Бороться с этим было бесполезно, все свои личные достижения Вайрэ с легкостью обесценивал замечательным аргументом «некоторые могут и получше», и как такой подход к жизни сочетался с не менее непрошибаемым оптимизмом и любовью ко всему сущему, Айнарэ понимать отказывался.
Зато прекрасно осознавал, чего это брат так истерит - а просто все, в голове у него не укладывается, как это кто-то вдруг решил, что его жизнь дороже шанса поймать Потрошителя. И даже ради этого посмел рискнуть жизнью собственной!
- Ага, и так все послушали. И не послушают впредь, - мстительно сообщил Айнарэ, с садистским удовольствием оттаптывая любимую мозоль.
- А впредь не будет, - тут же отбил Вайрэ, ни разу не проникнувшись.
- Что, помирать соберешься - на помощь вообще не позовешь? - сощурился Айнарэ. Судя по ответному гробовому молчанию, угадал он верно. - Нет уж, братец, не выйдет. Умереть всегда успеешь, а маньяка этого кто ловить будет?
- А что уже, и ловить некому? Полицейское управление…
- …Всем составом сосет лапу и дергается на малейший шорох. Не сказали еще, кто подозреваемый? Так этот, Сожженный, из Баддар Аг.
- Он в одиночку весь Город раскатает и не поморщится, толку от меня?
- А ты идейный, - хмыкнул Айнарэ. - Попрешься в самое пекло служить и защищать, без оглядки на здравый смысл и инстинкт самосохранения. Авось, чего и выгорит…
- Вот на такую свою смерть я точно никого не позову, - с чувством пообещал Вайрэ. - Что - выгорит? Уже полыхает, только успевай дрова подкидывать.
- Зато родители Майлза нашлись, - попробовал подбодрить Айнарэ.
- Две жизни против двоих, обмен равноценный, - выдал очередную порцию сарказма Вайрэ. - И как, нам войну еще не объявили?
- Еще нет, но за бордель мне влетело знатно.
- Тебе-то за что… ладно, вечером сам к ним зайду, послушаю, какой я идиот и в каком гробу меня видали.
- Почему не сейчас?
- Сейчас я иду искать Нину, - твердо заявил Вайрэ. - Сделаю круг по Кри… по Городу, и если не найду ничего, то отдамся родителям Майлза на растерзание.
- Угу, ты уже сутки по Городу безрезультатно бегаешь, ищейка ты наша идейная… Нет уж, братец, давай-ка домой, в таком состоянии ты Потрошителю прямо на руки обвалишься, только бантика подарочного не хватает, - Айнарэ решительно поднялся, всем своим видом демонстрируя готовность к радикальным действиям. - Мне и первого раза с избытком хватило, повторения не хочу.
- Но…
- Никаких «но»! Себя не жалко, а меня? А Майлза? Ребенок только что на стенки не кидается, каждый день по три раза справляется, жив ты там и когда очнешься!
- Я мудак, да? - после паузы спросил Вайрэ.
- И еще какой…

2016-12-07 в 15:37 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
оОо

В Зеленом Квартале царила обманчивая тишина - в Городе ввели настоящее военное положение, и эльфы, горящие жаждой отмщения, приняли в этом самое деятельное участие. Кто-то ушел в патрули городского ополчения, кто-то лихорадочно раскочегаривал кузницы и ковал всем желающим оружие, а кто-то безвылазно торчал в импровизированном штабе, разрабатывая стратегию поимки Потрошителя.
Даже если этот Потрошитель - инфернальное зло без шанса победить, - решили эльфы, - то пусть это будет славная битва и славная смерть с оружием в руках, а не на коленях!..
Семейство Ардавар, еще не оправившееся от последних потрясений, в общую движуху вливалось довольно постепенно. По крайней мере, сейчас их больше интересовала собственная семья, нежели очередная война неизвестно с кем, и поэтому все свободное время они проводили в одном из домов на территории Золотых Листьев. Айнарэ пояснил, что вопрос, где же будет жить лишившаяся собственного крова семья, все еще решается, но в ближайшее время вряд ли разрешится. Зеленый Квартал до сих пор оставался одним из самых безопасных мест в Городе, а женой и сыном Малагнар рисковать не хотел.
- Ты уверен? - поинтересовался Айнарэ, когда они добрели до нужного дома, стоящего на отшибе от остальных архитектурных изысков клана.
- Раньше сядем - раньше выйдем. Чувствую, долго нам бордель икаться будет…
- Тебя подождать?
- Нет уж, сам убьюсь… - Вайрэ осекся, отхватив подзатыльник, и виновато улыбнулся. - Короче, я пошел!
- Угу, удачи…
«Удача мне точно не помешает», - подумал Вайрэ, с опаской поднимаясь на резное крыльцо. Собственно, бордель борделем, а вот за что Малагнар действительно мог устроить небо в алмазах, так это за саму идею вытащить Майлза из Зеленого Квартала. Выживший свидетель, несовершеннолетний ребенок, - к такому, по-хорошему, следует приходить самим детективам, а не вызывать его в полицейское управление на допрос! С Айнарэ здесь взятки гладки, он в таких тонкостях не разбирался по долгу службы, а вот Вайрэ был обязан сообразить раньше.
Он взял на себя ответственность за жизнь и благополучие Майлза. И он же потащил ребенка на передовую. Да, в итоге все сложилось весьма удачно… Для семьи Ардавар - удачно, но в том не заслуга Вайрэ. Так, слепая Фортуна извернулась, но не более того.
«Ну, раз заслужил люлей, буду огребать люлей…»
Дверь распахнулась почти сразу же, являя лично хмурого Малагнара Ардавара.
- Здравствуйте…
- Ты, что ли, старшенький Йаванны? - Малагнар окинул гостя цепким взглядом и сам вышел на крыльцо. - Майлз с матерью сейчас у наших родственников, - он кивнул в сторону больших домов. - Но должны скоро вернуться.
- Вообще-то я к вам.
- Да неужели? Что, совесть замучила? - Малагнар приподнял брови в ехидном изумлении. - Ну-ну. Уж лучше поздно, чем никогда.
- Как Майлз?.. - тихо спросил Вайрэ. И тут же покраснел от ехидного:
- Неплохо… вашими стараниями.
- Осознаю, признаю, раскаиваюсь, - не стал тянуть с объяснениями Вайрэ. - Прошу определить меру наказания…
- То же мне, нашел судью! - перебил Малагнар, поморщившись. - Язычок-то попридержи, не с прокурором лаешься. Извиняться пришел? Молодец, что пришел, значит, небезнадежен…
Малагнар помолчал, а потом вдруг выписал Вайрэ оглушительный подзатыльник.
- Ай!..
- Это тебе за бордель, - сурово пояснил Малагнар. В вечерних сумерках блеснуло изогнутое лезвие ножа, вспоровшее сначала ладонь лесного эльфа, а затем - ладонь северного. Кровь, смешиваясь, закапала тонкой струйкой на доски крыльца, и глаза Малагнара загорелись опасным зеленым огнем. - А это - за моего сына. Дар Леса снежным пикам гор: во тьме не заблудишься и впредь со следа не собьешься.
От непривычной, обжигающей холодом магии закружилась голова.
- У-у-у, как все запущенно… - голос Малагнара прозвучал как сквозь слой ваты. - Ладно, сиди, переваривай, салага!..
- Спасибо, - выдохнул Вайрэ, отдышавшись.
- Сочтемся. И да, - Малагнар пристально его оглядел. - Тебе не идет черное.
- Потому, что на черном не видно крови?
- Потому, что цвет надежды - красный…

2016-12-07 в 17:19 

Hellfire Warlock
Астроном вуалехвостов
Очнувшись, Нина обнаружила себя в обнимку с унитазом. Как оказалось, даже устойчивая к психотропным веществам нежить, вполне способна ужраться и упороться до невменяемого состояния, если твердо поставит себе таковую цель и будет решительно идти к ней. Сначала в ход пошли слезы Камня, редкая и дорогая штука, потом стеклянный опиум, штука еще более редкая и дорогая, а под конец Нина кажется даже пустила в ход сбор изгнания - нежить он в больших дозах упокаивал, а в малых на отлично давал по мозгам. В кратковременным просветлениях Нина орошала слезами подушку и плакалась потолку о том, что по-хорошему Потрошителя надо сдавать, но она же даже не знает, кто, а всех под подозрения ну нельзя же ставить! Потолок безмолвно внимал также и сетованиям о том, что она же не крыса какая-то, почему она вообще должна о ком-то докладдывать?! Пусть сами ищут, это же их работа, в конце-то концов! Все это проходило без отрыва от заливания глаз алкоголем. Будь Нина живой, она бы точно словила алкогольную кому, но поскольку живой она не была, ей даже не грозило то, что печень о мозги от такого обращения отвалятся.
Она поднялась на ноги и, зайдя в ванную сначала шарахнулась от совего отражения.
-Ой, бля.., - почерневшие глаза, заострившиеся зубы и горящие углями зрачки прозрачно намекали, что пора бы подкрепиться, пока ее не сорвало с резьбы. Она вздохнула, зачем-то потрогала свой клык пальцем и начала умываться.
Как бы ни хотелось ей продолжить угар, надо было что-то решать, тем более, что выпивка и наркота все равно закончились. Она полезла в морозильник, достала оттуда кусок сырого мяса и запустила в него зубы. Что же ей, в конце-то концов, делать? Кто бы из допущенных к телу не спер кровь, это все равно был жрец Дома Солнца... Знала бы кто, сама бы падлу прикопала! И как раз не надо бы было вмешивать в это все городские власти!

Конец ее сомнениям был положен быстро и сурово. Зашуршал разворачиваясь портал, донесся оттуда бодрый топоток, а затем маленькую квартирку заполнил звук жуткого кашля. Нина икнула и малодушно сползла под стол. Не то, чтобы это могло помочь, но?..
-Кха-кха, Фаар, быстро открой это чертово окно! Если я опять буду блевать своими легкими себе же под ноги, клянусь Путем Повелителя, я все-таки кого-нибудь убью! Нина, узел тебе на судьбу, я готов смириться с тем, что ты дымишь моим куревом и вмазываешься моей наркотой, но хоть проветрить-то за собой можно было?! - Пророк был деятелен и крайне зол. - И хватит прятаться! Что вообще произошло, что ты, вместо того, чтобы шляться по борделям и делать ставки в подпольных боях, сидишь тут в углу уныния и бежишь от реальности?

Нина уныло вылезла из-под стола. Фаар как раз прошел на кухню, следом за ним семенил и сам Пророк.
-Ну?! - он уселся прямо на стол и вперил в Нину свои жуткие бесцветные глаза, залитые кровью из лопнувших сосудов. - Я жду объяснений! Например, можешь начать с того, почему я больше не чувствую флакон с моей кровью.
-Короче, тут такое дело, - замялась Нина. Пророк вопросительно поднял левую бровь. Нина выдохнула и начала излагать сухую подборку фактов про Потрошителя, Пророк внимательно слушал, вертя в пальцах невесть откуда взявшийся полуметровый обрывок красной нитки. Когда Нина закончила, он спокойно принялся заплетать ее в какую-то сложную фигуру.
-Значит ты хочешь сказать, - как-то очень спокойно начал он, - что МОЯ кровь в полицейском управлении и МОЯ ДНК в базе подозреваемых на Потрошителя?! Значит так, моя дорогая, поскольку искать интенданта, который согласится на такие условия работы и такую зарплату, мне лень, то так и быть, из твоей бездумной головы доставать мозги я не стану, но ты сейчас же умываешься, прилично одеваешься и мы топаем в полицейское управление со всеми новыми фактами и уликами отмывать мое доброе имя, а потом я не поленюсь лично перетрясти мозги всем жрецам из этого вашего Храма и завязать виновному судьбу вот таким же узлом! - он тряхнул красной нитью, заплетенной в невероятно сложный многослойный узел, который, казалось, обманывал законы физики и существовал в четырех измерениях. Нина согласно закивала и рванула в соседнюю комнату - находиться рядом с разъяренным менталистом было чертовски некомфортно. Фаар с Пророком о чем-то начали спорить, но о чем, узнать не представлялось возможным, поскольку спор велся исключительно телепатически. Впрочем, менталисты пришли к консенсусу довольно быстро.

Через некоторое время, все трое шли по улочке Города. Нина ощущала себя чертовски некомфортно, хоть она и озаботилась тем, чтобы спрятать лицо, все равно ее наверняка узнают и придется потом отвечать на вопросы, а что это с ней был за наблюдатель из Баддар Аг и нельзя ли с ним как-нибудь связаться с целью сугубо деловой и официальной? Проходя мимо сквера, она остановилась - эльфов она узнала.
-Что такое? - поинтересовался Пророк.
-Тех двоих в сквере чуешь? О чем они говорят.
Пророк только моргнул, цепляя двоих.
-О тебе, - ухмыльнулся он. - Точнее о твоей безвременной кончине и том, как ради тебя поставили на ноги все полицейское управление, разыскивая. Подойдем, обрадуем их чудесной новостью?
-Не, не надо... Время дорого. Еще что-нибудь интересное есть?
-Один убивается об ощущение собственной ничтожности... второй пытается его вразумить... Хм, а ему неплохо в чулочках!
-Ашеран!
-Что? Эльфы миленькие.
-Короче, поняла, ничего интересного, дальше пошли!

Когда впереди замаячил полицейский участок Нина сполна ощутила себя приговоренной к казни, которую ведут на эшафот. О черт, ее же еще и ищут... Идти расхотелось еще сильнее.
-Давай-давай. Сама заварила, имей кости расхлебать!
Нина ругнулась и вежливо просочилась в дверь.

2016-12-07 в 20:40 

Agent Banana
Все правильные бабушки одинаковы. Проследят, чтоб внук не ушел голодным, даже если ради этого придется заставить мужа приготовить индейку. Впихнут пакет со сладостями, новую игрушку. Свяжут уродливую шапку собственными руками. Эленве оказалась одной из таких. После удра кулаком по столу Майлз сразу понял, что на улице действительно прохладно, без шапки никак, а уж без прощального поцелуя в щечку от бабули тем более.
- И за что их называют светлыми эльфами?
- Остальные еще хуже. - Энель заговорщицки приложила палец к губам, а потом встрепала сына по голове. Ей ли не знать каковы эльфы в быту. Разница заключалась лишь в том, что родители не выносили сор из избы, а Малагнар наоборот не заносил.
Около крыльца своего дома они натолкнулись на плохо различимую в темноте фигуру. Майлз сперва подумал, что это Малагнар вышел им навстречу, но у того, как выяснилось, глаза в темноте светятся. Майлз сощурил глаза, присматриваясь.
- Хреновая у нас в больнице охрана. Хотя это еще на той неделе выяснилось. Не буду спрашивать как тебя выпустили. Как поживаешь?
В кино встреча друзей не обошлась бы без того, что Майлз в слезах бросится обнимать едва выжившего друга. В реальности он просто скромно встал рядом. С проявлением эмоций у него всегда было туго. Энель все жаловалась, что из всех достоинств Малагнара Майлз унаследовал одни недостатки. Ее мечта о ласковом сыночке осталась где-то в очень далеком прошлом.
- Да я живее всех живых, а вот Нина пропала.
- В подземелиях?
- Нет. Хотела вернуться на родину, да не дошла. Полиция не нашла их с Джуном следов до сих пор.
Разговор не клеился. Ничего удивительного. Когда друзья пропадают без вести один за другим не до болтовни. Майлз обменялся с Охрениэлем парой дежурных фраз, а не получив ответа на вопрос "Что будем делать дальше?" распрощался, но с первого раза не получилось. Как только Охрениэль сошел с крыльца, Майлз заметил на полу какую-то бумажку.
- Эй, ты выронил. - Не имея привычки читать чужие записки, Майлз не глядя отдал Вайрэ свернутый листок.

2016-12-16 в 15:29 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Все эти дни были абсолютно спокойными, и Гвендолин наслаждалась этим как могла. Уж если она в отпуске, то хотя бы пару часиков на отдых она себе урвет. А то потом снова возвращаться в Полигон, к Дрейку и команде, и учить их как делать магический принтер для заклинаний, потом разбираться с бумагами для приюта других Жертв и ветеранов Черной битвы, снова ругаться с Леном за финансирование... в груди защемило от тоски. Нет, она ещё не успела соскучиться, да и некогда ей было. Два дня вакханалии с угрозой жизни и три дня с настройками защиты и зачаровыванием оружия. Эльфы привлекали к делу всех, кого могли, и не скупились на средства. Драть с них три шкуры Гвендолин не решилась, все же к их маленькой компании она уже успела привязаться, но и совсем за даром делать было глупо. Поэтому даже если все пойдет на перекосяк и ей некуда будет идти, то хотя бы на месяц денег хватит. А основания у опасений были. Вмешался кто-то из Аркамадата. Должно быть что-то особенное в этом парнишке. Но сколько Гвендолин к нему не принюхивалась, то обнаружить ничего не могла, обычный ребенок, недавно пробудившийся, ещё не в ладах со своей силой. Если только он не... Девушка прикусила в задумчивости ладонь и принялась барабанить пальцами по столу. Он может быть из четвертой группы. Но почему его не отправили тогда сразу в Академию, он вполне мог быть и претендентом на божестенный курс. Таких обычно отбирают с рождения, стараясь привить им правильнфе мысли и сделать безвольными зубрилами, разбивающимися о собственные же изобретения. Яркие угли сгорают быстрее всего. Побыстрее бы Угда прислал новости. Может, стоит сходить к нему самому?

2016-12-16 в 15:29 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- Биггвир! - крикнул Вайрэ, влетая в приемную главы отдела по особо тяжким. - У тебя кофе есть?!
- В шкафу, - сдержанно отозвался начальник из-за двери кабинета.
- М-м-м... - искомый кофе действительно обнаружился там, где указали, и Вайрэ от души наплюхал себе кружку. - А чего это ты такой вежливый?
В другой раз Биггвир бы с большим удовольствием указал направление, в котором стоит сходить, и, желательно, вот прямо сейчас. Впрочем, причина такой нехарактерной тактичности Биггвира сидела прямо перед ним.
- Рад видеть, - с облегчением улыбнулся Вайрэ, заметив хмурую Нину в компании двух предосудительных личностей. Занятных таких личностей, их бы рассмотреть повнимательнее, где ж еще такое увидишь, но дела не ждали. - А где все наши криминалисты, когда они так нужны?
- Прошу прощения, - со вздохом извинился перед посетителями Биггвир. - Слушай, ты, дитя порока и разврата, свалил бы уже на больничный, а?
- Щас. Меня тут Потрошитель на свиданку позвал, - Вайрэ продемонстрировал записку. - А адресок оставить позабыл. А мне, может, интересно, вдруг личная жизнь наладится?
- Для личной жизни у тебя есть я и работа, - отбрил Биггвир. - Брысь в лабораторию, а как закончишь народ кошмарить, хватай оружие и ходу сюда. Маньяка твоего брать пойдем.
Вайрэ шутливо отсалютовал кружкой и прикрыл дверь, оставляя Нину с предосудительными личностями на растерзание начальству. Вот, значит, где нежить пропадала... Могла б и предупредить, конечно, но детектив ей никто и звать его никак, так что даже и не удивительно.
В приемную всунулся один из искомых криминалистов.
- О! - обрадовался он. - Кофе!
- Обломишься. Айда в лабораторию, у нас тут движуха.
- Сам обломишься, сначала кофе, - криминалист деловито развел себе напиток, цинично носящий гордое название, а на деле являющийся лишь жалкой пародией на, и с интересом вперился в коллегу. - А тебе что дома не сидится?
- А ты глянь, - Вайрэ протянул ему злополучную записку.
- Как романтично!..
- Не то слово. А хорошо, что Потрошитель меня не изнасиловал, - хладнокровно заметил Вайрэ, допивая свою порцию бодрости. - Представляешь, как бы тогда выглядел мой отчет Биггвиру?
Криминалист хохотнул. Мрачные шуточки были лучшим спасением от всех нервов, поэтому их с готовностью поддерживали.
- От ты бы развернулся...
- А то. Прям так и вижу: "...И он начал совершать развратно-поступательные движения амплитудой в десять-пятнадцать сантиметров на длину..."
- Прям десять-пятнадцать?
- Уточнить не довелось. Эх, что за жизнь, на меня даже сексуальный маньяк не покусился... Я, наверное, единственный эльф, которого не хотят уложить в койку!.. Ладно, хорош трындеть, погнали. С бумажки бы еще пальчики выцепить, сравнить с теми, которые мы в доме Майлза сняли...
- Чтоб через десять минут оба были тут! - рявкнул из-за двери Биггвир.
Подчиненных как ветром сдуло.

2016-12-16 в 15:32 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Нина молча плелась по улице Города, мучимая всевозрастающим желанием сделать ноги. Проблема в этом была
одна: топающее рядом начальство. Даже если попытаться, все равно ведь на втором шаге менталистикой перехватит.
"Перехвачу, не сомневайся" - прозвучал в голове ответ. Еще и мысли сканирует. Ну, строго говоря, он всегда как
минимум прислушивается к окружиающему ментальному эфиру, он сам это говорил, но все равно ведь бесит! А может, она
ту о чем-то неприличном думает, а он подслушивает! Никакого, понимаешь, личного пространства!
Что там собирались делать полицейские, Нина была толком не в курсе, да и разбираться желания особо не было. Ее саму вежливо попросили не отсвечивать и не лезть на рожон, а если кто из жрецов начнет вести себя странно, то ментально сигналить через Пророка.
Сам же Пророк... Нину передернуло - он лениво вытягивал из себя кровь из свежего пореза на запястье как обычную нитку и лениво наматывал ее на руку. Кровяная нить была полупрозрачной и светилась - как, впрочем, и сама кровь. Нина знала для чего эти приготовления, похоже, что когда Пророк грозился Потрошителю судьбу узлом завязать - не шутил. "Конечно, не шутил. Он закрылся моим именем! Да за такое вообще надо кости вырезать на амулеты-усилители."
"Хорош подслушивать!" - мысленно рявкнула Нина в ответ. "А ты думай потише", - отбрил Пророк. Нина возмущенно фыркнула, но продолжать не стала. Лучше приберечь злость на Потрошителя.
-Я слышу его! - сообщил Пророк, расплываясь в крайне нехорошей улыбке, когда до Храма оставался где-то квартал. - Попался...
Он начал разматывать кровяную нить.
-Погоди! - Нина схватила его за запястье - Что про него чуешь? Что-нибудь, что поможет нам его узнать? Мы тут, напоминаю, не менталисты.
-Молодой... Не человек, но воспитывался людьми.., - Пророк задумался, фильтруя мысли Потрошителя. - Прилежный и старательный, к нему хорошо относятся... А, еще недавно волосы резал.
-О, черт... - Нина в полной мере ощутила, что такое разрыв шаблона. - Виатта!
-Значит, Виатта, - ухмыльнулся Пророк. - Отлично, с именем будет проще.
Он вскинул руки, выплетая из крови сумасшедший, калейдоскопически перетекающий узор. Нина поспешно отвела взгляд. Конечно, ей это ничем не грозит, это просто настройка на разум жертвы. Но уж очень хорошо она знала, как эта дрянь работает.
Пророк негромко замурлыкал под нос какой-то незамысловатый веселенький мотивчик, узоры крови замелькали еще быстрее и вдруг замерли. Нина знала эту фигуру - паутина-обманка. Конструкция, которая выглядит очень запутанной и сложной, но моментально расплетается в простое кольцо, достаточно потянуть за противоположные петли.
-Виатта! - прошипел Пророк. Голос рождал в мозгах жутковатое ощущение двоящегося сознания. - Куда бы ты не бежал, тебя найдут! Куда бы ты не прятался, тебя выволокут из убежища! Сопротивление бесполезно! Все - бесполезно! Ты будешь пойман и примешь смерть за все, что сотворил!
Нине хотелось потрясти головой. Мерзкий, мерзкий эффект ментального поля - Пророк говорил на своем языке, но она слышала его как на родном и восприятие от такой наебки немножко клинило. Пророк развел руки в стороны, сбрасывая все петли, паутина взметнулась, распускаясь и вдруг снова запуталась, повисла уродливым узлом, захлестнувшись на чем-то невидимом и тут нить лопнула, снова осыпаясь мелкими каплями крови, уже тусклой, нормального человееского цвета.
-Узел завязан. Он - ваш. А мы с Фааром отправляемся обратно.

лорная справка

2016-12-21 в 16:43 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Крипту оцепили тихо и без шума.
- Маньяк умен и очень опасен, - Биггвир раздавал последние ценные указания. - По возможности - брать живым. Окажет сопротивление - бейте на поражение. В ближний бой не ввязывайтесь.
Народ серьезно покивал. На трупы жертв Потрошителя все успели насмотреться, а потому прекрасно себе представляли, кого идут арестовывать.
- И не надейтесь, что он вам сдастся - ему сдаваться не резон. Слишком много крови на руках. В Бонхарде его уже ждут три группы захвата, но... - Биггвир выразительно посмотрел на подчиненных. - Эта тварь там, внизу, ориентируется получше подземщиков!
- Если уйдет за Четвертую Эпоху? - деловито поинтересовался один из оперативников. Всем было известно, что Бонхард более-менее изучен только на четыре Эпохи, и Четвертая была самой безопасной, поскольку располагалась прямо под Городом. Но и то - безопасной довольно условно. И чем глубже в Бонхард - тем выше вероятность не вернуться оттуда уже никогда. О Нелетописных Эпохах и говорить нечего, эту границу около двухсот лет назад запечатывали лучшие маги Аркадамата, чтобы скрытые там твари не вырвались в Город. От Летописных Эпох глубинный Бонхард отделяли запечатанные Врата - воистину вершина магического искусства, и лазейка на всякий пожарный случай. По крайней мере, Аркадамат периодически собирал экспедиции, желая проникнуть в тайны Городской подземки, и не скрывал, что Нелетописные Эпохи являют собой большой интерес для волшебников.
- До Третьей включительно - погоню продолжать, - кивнул Биггвир. - Но глубже - нет, и это приказ. По местам. А тебя я попрошу остаться...
- В оцепление выгонишь? - уточнил Вайрэ, и так понимая, что не в его состоянии бегать по Бонхарду за Потрошителем.
- В оцеплении и без тебя есть, кому постоять. Нет, ты идешь со мной к настоятелю Кримайеру. Вы, эльфы, между собой общий язык всегда найдете...
- Спорное утверждение.
- Это приказ.
- Так точно.
- Умница. На тебе будет осмотр кельи этого маньяка, возьмешь криминалистов и дерзайте, - Биггвир окинул Крипту мрачным взглядом. - Ну, да помогут нам боги!..

оОо

- Настоятель Кримайер? Биггвир Ингва, отдел по особо тяжким преступлениям.
- О, Всемилостивейшая... Что случилось?
- Нас интересует жрец вашего Дома, Виатта. Вы его знаете?
- Да, конечно, он... Что происходит?
- Он обвиняется в убийствах первой степени. Ордера на арест и обыск... Господин настоятель?..
- По... потрошитель...
- Твою ж... ДОКТОРА, НЕМЕДЛЕННО!!!

2016-12-25 в 15:50 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Эстебан, тихонько насвистывая, с удобством располагался в одном из своих любимых безопасных местечек на границе четвертой и третьей эпохи. Ну насколько вообще Бонхард может быть безопасным. В любом случае, он весьма успешно прошерстил давно примеченный им крайне любопытный проход в дальнем конце Второй Эпохи. Населяющие его существа не стали на него нападать сразу и, поболтав с ними через декриптор, Эстебан попал на их территорию. Само собой, никуда дальше общественных мест его не пстили и вообще приставили конвой (а еще Эстебан затылком чуял рассевшихся по укромным местечкам стрелков и нацеленные в этот самый затылок болты), но он нафотографировал достаточно интересного за время пребывания. Побродив еще, наткнулся на иссохший труп с недвусмыленно торчащим из глазницы метательным ножом. Труп при жизни был исследователем от Аркадамата - символика на поразительно хорошо сохранившейся униформе безмолвно вопияла. Подземщик негромко попросил Бонхард отпустить душу несчастного и снял с трупа блокаторы направленной магии и лучевой пистолет. Можно неплохо навариться, если знать места и людей. Эстебан знал.
Вот чего он не знал, так это какой кипиш творится наверху.

Виатте с утра было неспокойно. Внутри словно натянулась нить, которая дергала внутри каждый раз, когда на глаза попадались шпили Крипты.
Бонхард звал. Бонхард что-то пытался донести до него.
Если бы еще Виатта знал, что это и мог понять. Но он не знал.
Он прошел по боковому коридору и собрался было уже свернуть в главный зал, как интуиция остановила его. Он осторожно выглянул. Полицейские! И с ними... не может быть! Как эльф вообще выжил? И та проклятая нежить!
Виатта осторожно шагнул назад, развернулся и быстро пошел обратно. Натянул капюшон. Так, чтобы лицо было видно, но не волосы, быстро вытянул из кармана тушь, накрасил ресницы и брови.. Нырнул на кухню, подхватил одну из коробок с пищевым мусором, свернул к дальнему выходу. Походка неуловимо изменилась, стала расхлябанной и неуклюжей. Вовсе он никакой не маньяк. Проштрафившийся недотепа, которого поставили дежурить по кухне.
Ему повезло и не повезло - полицейские у этого выхода все-таки дежурили - не иначе, треклятая нежить рассказала! - но всего двое. Двое - не беда, с двумя он справится. Он громко споткнулся, ругнулся.
-Эй, а ну стой! Кто такой?
Виатта послушно замер.
-Это... Итас я. По кухне дежурю, - он показал мусор. - Выбросить надо а то завоняет и настоятель мне всыплет. - он дернулся и поморщился, будто настоятель уже как следует постарался и сделал пару неуверенных шагов вперед. - А вы-то тут что делаете?
Полицейские переглянулись.
-А ну-ка коробку опусти, лицо покажи.
Виатта послушался, одновременно делая еще шаг. Жалобно заморгал.
-Шхи, пропустите, а? Ну вон же мусорка стоит, - он кивнул на проулок с действительно стоящим там мусорным баком.
-Как, говоришь, тебя зовут?
Плохо. Вон уже и целятся недвусмысленно. Виатта пустил слезу и испуганно спросил:
-Итас я, сказал же. Что тут творится? Я ничего не делал! - он хлюпнул носом и вытер его рукавом. - Меня теперь еще и настоятель взгреет!
-Финн, да оставь ты его, не он это. Тот рыжий, а этот вон темный. Иди, парень.
-Спасибо! - от души поблагодарил Виатта доверчивого олуха. Просеменил до мусорки, честно опрокинул туда коробку под подозрительный взгляд Финна, незаметно вытягивая усыпляющие иглы. С такого расстояния он не промахнется.
И вот тут все должно было пойти наперекосяк.
-Ах ты наглый сукин сын! - рявкнул чертовски знакомый женский голос. - Парни, хватайте его, это он!!!
"А я ведь хотел все обстряпать тихо!" - подумал Виатта. Финн получил иглу в глаз, его напарник - в шею, а сам Виатта со всех ног рванул вниз по переулку. Налево, направо, нырнуть в щель между воротными створками, перепрыгнуть низкий заборчик и вот он, проход в Бонхард!
"Пусть мне повезет, пусть мне повезет!" безмолвно взмолился Виатта, улепепетывая по тоннелю и ныряя в казалось бы сами собой возникающие на пути проходы и проемы. Хоть бы чертова нежить отстала, уж с живыми он как-то разберется!

Нина и сама точно не знала, что ее дернуло в боковой переход храма, но запах она узнала сразу. Поманив за собой Вайрэ, она пошла по следу.
И каково же было ее удивление, когда она увидела, как искомый маньяк успешно запудрил головы и вот-вот свалит. Она рванула за ним.

2016-12-25 в 15:51 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Все с самого начала пошло наперекосяк.
Лазеек в Бонхард по Городу хватало с избытком, и далеко не все из них полиция контролировала - какие-то "крышевали" местные уголовники, какие-то то появлялись, то исчезали, о других и вовсе не знали. И маньяк рванул именно в один из таких неизвестных лазов.
Да, Биггвир перестраховался. Да, в переходах Четвертой Эпохи дежурил спецназ. Да, Крипту оцепили, и что сотрудников в штатском, что в форме - хватало с избытком. Казалось, стражи Закона учли все.
...Кроме одного. Бонхард благоволил кровавому Потрошителю, и в закрывающийся лаз они с Ниной умудрились проскочить только чудом, не иначе.
А потом начался форменный хаос.

Бонхард пришел в движение, буквально расстилая перед маньяком дорожку и выбрасывая его преследователям под ноги то корни, то камни. С потолка опасно сыпались пыль и осколки, то тут, то там замелькали какие-то тени, смежные переходы обваливались... Но охотничий азарт гнал вперед. В крови вскипел адреналин, смыв усталость, а в голове стучало только одно: "Поймать! Отловить! Обезвредить! УБИТЬ!"
Прямо. Поворот. Еще поворот. Крутой спуск вниз. Опять поворот - земля под ногами разрывается в пропасть. Вперед, вперед, вперед! Белая мантия мелькает где-то вдали, стой, сука, не уйдешь!..
Маньяк уверенно петлял по Бонхарду, даже не сбиваясь с дыхания и не оборачиваясь. Вслед за ним они вылетели в квадрат, на полицейских картах обозначенный как Старая Крипта - здесь располагались гробницы. Каменные саркофаги с причудливой резьбой, старинные надгробия - это сравнительно недавнее прошлое. Чуть дальше - стенные могилы, настоящий лабиринт, ориентироваться в котором можно разве что по надписям на самих стенах. Оттуда, по крутой лестнице вниз, - снова вниз! - в еще один лабиринт, тоже могильник, настоящие катакомбы из древних костей...
По коже моментально продрал характерный холодок. Краем глаза Вайрэ успел заметить бледное свечение в одном из узких костяных коридоров, и выстрелил навскидку - вот еще умертвия на хвосте и не хватало! Тишину Бонхарда разорвал пронзительный вой - отлично, без промаха, кушай, не обляпайся!..
Маньяк наддал ходу и заметно вырвался вперед.
- Да он же к Костровищу бежит! - крикнул Вайрэ, едва уворачиваясь от сорвавшегося с потолка булыжника. - Айда наперерез!
Костровищем называли сравнительно безопасное место на уровне Четвертой Эпохи, где иногда собирались подземщики. Поговаривали, что там можно помыться (ибо рядом выходил теплый источник), отоспаться (занавес из защитных чар способствовал), найти провиант и лекарства (общая заначка на интересные случаи), и, конечно же, обсудить с коллегами последние новости. Свое название Костровище получило за каменный круглый очаг, в котором постоянно горело магическое пламя, и ходили слухи, что от него можно было выйти на тайную тропу, безопасный путь в глубины Третьей Эпохи...
"Вот тебе и святоша!" - подумал Вайрэ, перебегая очередной бездонный провал по "мосту" из узкого обелиска, кем-то предусмотрительно обрушенного. - "Вот тебе и Бонхард!.."

2016-12-25 в 18:31 

Hellfire Warlock
Астроном вуалехвостов
Эстебан закончил драить котелок, сунул его в рюкзак и просто с удобством развалился у огня. Хорошо. Кроме него сегодня у древнего огня никого не было, все что хотел он сделал, по-хорошему надо было лезть наверх, но редко в Бонхарде выпадают такие спокойные уютные минуты, когда там можно просто побыть и отдохнуть, наслаждаясь уютным и жутковатым ощущением того, что вокруг тебя древнее хтоническое божество, которое почему-то прониклось к тебе симпатией и благоволит твоим начинаниям. Подземщик совсем было уже начал засыпать, когда вдруг Бонхард заволновался.
Эстебан подобрался, подтянул оружие к себе поближе. Чужаки... много чужаков... Какого тут творится?!
Пространство искривилось и на безопасный пятачок выскочил человек. Ссутулился, переводя дыхание и явно не заметив сидящего за огнем Эстебана, а тому в затылок будто холодом дохнуло - табу. Не трогать. Он принюхался и неожиданно понял что знает это человека. В обоих его лицах.
-Доброго времени суток, синьор Потрошитель, - светски поздоровался Эстебан. - Или лучше вас без чинов, по имени?
Ответил тот исключительно невежливо - ножом в глазницу. Вообще, он явно собирался перерезать подземщику горло, но тот успел увернуться, хоть и не до конца и, перехватив руку с ножом, рванул маньяка на себя, приветствуя его лбом в нос, только косточки хрустнули. Потрошитель тоже в долгу не остался и некоторое время они сосредоточенно друг друга мутузили, пока Эстебан наконец не смог вырубить маньяка. Пользуясь моментом, обыскал и забрал себе аж три ножа, усыпляющие иглы, иглу ядовитую и тщательно завернутый в бумагу красный кристаллик.
Потрошитель вяло зашевелился, сел и злобно уставился на Эстебана птичье-желтыми глазами, попутно ощупывая разбитый нос, уже начавший распухать.
-Ну что, поговорим конструктивно или продолжим тыкать друг друга железками? - спокойно поинтересовался Эстебан, взвешивая в руке кровопускатель. Кровь из выбитого глаза начала неприятно затекать за ворот.
-Лучше поговорим, - хрипло отозвался Потрошитель, - Сам убьешь или добренький, облаве отдашь?
-Да нет. Есть хочешь?
-Что? - Потрошитель озадаченно уставился на подземщика и на всякий случай отодвинулся. - Ты сумасшедший, что ли?
-Нет так нет и незачем обзываться. Слушай, если сам не понимаешь, объясняю - это подземка. Законы поверхности тут не работают. Закон тут вообще всего один и имя ему - воля Бонхарда. Если ему угодно кого-то спасти - я спасу. Угодно убить - убью. Ты ему чем-то нравишься, поэтому вредить не буду. Даже помогу, хотя если явятся законники с Поверхности, я сделаю вид, что я не при делах и вообще мимо проходил. Доступно?
-Более чем, - Потрошитель медленно встал. - Оружие мое верни.
-Чтобы ты мне его в спину загнал? Ищи дурака, - Эстебан злобно оскалился, чувствуя как заряд паралитической магии безвредно прошел сквозь тело и ушел в землю. Потрошитель ничем не выдал удивления. Только молитвенно сложил руки, которые тут же окутало бледно-золотистое сияние
-Не буду нападать, если не нападешь первый. Клянусь на истинном имени Всемилостивейшей. Отдай и я уйд... Сзади!
Эстебан и сам успел услышать характерный звук и отпрыгнуть. Жвала твари клацнули, смыкаясь на том месте, где секунду назад была его шея.
-Глаза закрой, - приказал маньяк, вытягивая вперед сжатый кулак. Полыхнуло так, будто и правда солнце взошло, ослепленная тварь заметалась с воплями, врезаясь в стены. Эстебан прыгнул, с размаху опуская булаву на хитиновую башку. Хрустнуло, брызнуло и лапы твари агонизирующе заскребли по полу.
-Тебе пора уходить, если не хочешь столкнуться с облавой. Брату-подземщику бы посоветовал идти вглубь и пересидеть там, но благоволение Бонхарда навыков выживания не заменит. На, забирай, без них точно погибнешь.
-Стой смирно. - Потрошитель протянул руку к выбитому глазу, зашептал молитву, слишком быстро, чтобы разобрать слова, Эстебан почувствовал, что рана заживает. - Вместо благодарности и в качестве извинения.
Подземщик поморгал, потер веко. Поразительно, как будто и не было ничего.
-Если тебе есть зачем жить, лучше иди сдавайся сам. Если сами поймают - точно убьют.
Жрец молча забрал ножи и вышел к лестнице, соединяющей четвертую эпоху с третьей. Эстебан отошел к источнику, умылся и снова устроился у огня.
Спокойно посидеть ему так и не дали. Теперь выскочила Нина, сияющая красными глазами.
-Где он?!
-Кто? - удивился Эстебан.
-Потрошитель!!!
-Какой еще Потрошитель?
-Так, - Нина выдохнула, успокаиваясь. - Чуть пониже тебя, молодой, выглядит как дерхассианец, в белом. Волосы кое-как обрезаны.
-Это был Потрошитель?! - с суеверным ужасом на лице спросил Эстебан. - Охренеть... А так мило поболтали....
-Куда он пошел?!
-Да вниз, вон лестница, - кивнул Эстебан.
-Порой я тебя ненавижу! Сидишь в своей подземке как сыч и не знаешь, что в мире творится. Слушай, а догнать не поможешь?
-Могу, но смысла нет. Ему сам Бонхард благоволит, уйдет как миленький. Разве что сам вдруг захочет попасться.
-Ладно, сиди тогда.., - буркнула Нина. - Фонарь хоть одолжишь?
-Да пожалуйста. Удачи вам что ли, ьез нее точно не поймаете.
-Издеваешься, сволочь?
-Это ты протекцию Бонхарда недооцениваешь. Тут даже твое и мое чутье не поможет, только удача.
-Или вовремя наложенное проклятие! - Нина назидательно воздела палец кверху. - Но ты прав, удача нам понадобится.

2016-12-29 в 16:16 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
...Как бы быстро ни бежал маньяк, даже с помощью Бонхарда ему не удавалось скрыться. Он петлял далеко впереди, словно заяц, прыгал из перехода в переход, пытался запутать следы, но все тщетно - погоня не отставала.

И, наверное, произошло именно то, что произошло.

Логика Бонхарда зачастую не поддавалась никакому пониманию. Даже подземщики, пользующиеся известными привелегиями и знающие городские тоннели лучше прочих, и те потом так и не смогли объяснить случившееся.

Да, Виатта уже был обречен на смерть, и Бонхард только оттягивал неизбежное, но над его-то преследователями не висело никакого предопределения! И древнее подземелье легко могло убить их. Но - почему-то не убило.

Тоннель сотрясло, с потолка посыпалась земля, и от резкого толчка Нину и Вайрэ отбросило в разные стороны. А затем было бесконечно долгое падение под грохот обвала, бьющие наотмашь острые камни, невообразимая круговерть перед глазами и одна единственная мысль: "Что за дурацкая смерть!"

***

"Так... смерть пока отменяется", - подумал Вайрэ, с трудом поднявшись и автоматически отряхнувшись. Судя по ощущениям - летел он долго, чудом кости не переломал, а судя по обстановке... Не то, чтобы простые детективы разбирались в архитектурно-исторических комплексах, но фотоматериалов по подземельям хватало, и даже с избытком, поэтому понять, куда же его сбросил Бонхард, Вайрэ смог.

Вторая Эпоха. С одной стороны - хорошо, что не Первая... С другой - нехорошо от слова "вообще".

Четвертая считалась самой обжитой и самой исследованной. В ней устраивали свои тайные "малинники" особо отмороженные уголовники, в ней даже располагался вполне жилой квартал, где обитала вполне мирная и цивилизованная нечисть, не переносящая никакого света. Квартал, правда, был наглухо закрыт и защищен, но официальные выходы на поверхность в Город имел.

Третья Эпоха так же была населена. Правда, ее жители с Городом не контактировали, держались крайне обособленно, и чужаков очень не любили - особенно чужаков, по незнанию или по глупости рискнувших заглянуть на их территории. Основная проблема заключалась в том, что границы оных территорий никак не обозначались, поэтому забрести куда не следует было не просто легко, а очень легко.

Но это не умаляло поток желающих побродить здесь. Видимо, на Третью Эпоху пришелся очередной расцвет Города: храмы полузабытых богов, причудливые здания, богатство и вычурность отделки, хитрая планировка... Попадались тут и редкие артефакты, и книги, за которые Аркадамат платил огромные деньги, поговаривали и о скрытых сокровищницах.

А вот Вторую Эпоху часто называли Темным Веком. В отличие от довольно яркой Третьей и вполне живой Четвертой, этот уровень Бонхарда был гулким, холодным и откровенно мрачным. Что именно выжгло Город тысячелетия назад - не знал никто, даже сами подземщики довольствовались только байками и неясными слухами. Но и этого хватало для вполне однозначного вывода: покойся с миром, всяк сюда входящий.

- Слушай, Бонхард... - устало сказал Вайрэ в пространство. - Хоть сколько покрывай своего драгоценного протеже, но я тут в своем праве. Он хотел меня убить. Он пролил мою кровь. И я буду ему за это мстить, буду преследовать, пока стою на ногах, и даже после своей смерти извернусь, но найду способ взыскать причитающееся!

Ответом стала и вовсе замогильная тишина. По спине потянуло опасным холодком, но отступать уже было некуда - проход наверх завалило, а в крови все еще полыхал огонь необъявленной войны.

- Кровь за кровь, Бонхард. Против этого закона не идут даже боги.

Холодок отступил, но тишина продолжала давить. Вайрэ прикинул свои шансы даже не на спасение (о спасении говорить приходилось разве что в приступе безудержного оптимизма), а на возможность догнать маньяка. Если Бонхард не будет препятствовать - все равно никак, хоть наизнанку вывернись. Просто потому, что наугад бродить по Второй Эпохе тогда, когда преступник скрылся в лабиринтах Третьей, и при этом на что-то там надеяться - глупость несусветная.

Но Бонхард явно не считал, что его протеже в безопасности. Даже отбросив одного из преследователей в свои глубины, древнее подземелье все равно являло ему свою волю.

"Ладно", - подумал Вайрэ, сжав кулаки. Давно ему не приходилось наступать на горло собственной песне... - "Ладно! Будет по-плохому!"

- Не хочешь выдавать мне моего убийцу, тогда - плати компенсацию, - нагло заявил детектив, скрещивая руки на груди и гордо выпрямляясь. - Мне нужна информация. Хочу знать, правда ли у нас в Городе два маньяка, а не один, и если да, то где и кто второй?

Бонхард был просто обязан размазать наглеца по стенке. Но его логика воистину не поддавалась никакому пониманию - вместо ожидаемого камня на голову, подземелье пришло в движение, буквально выбрасывая под ноги вполне очевидную... тропинку? Если это не злая шутка, то, кажется, выставленное условие Бонхард почему-то устроило.

"Как будто я не обычный смертный, а дофига значимая личность. Проклятье, так и самооценку поднять недолго!"

***

...Бонхард не обманул. Попетляв по мрачным переходам Второй Эпохи, всласть налюбовавшись природными дворцами из темно-зеленого и синего льда, и чуть не запнувшись об чьи-то кости, Вайрэ вышел к месту, от которого так и фонило очень неприятной, и почему-то липкой магией.

В отличие от остальных мертвенно-пепельных, безжизненных пейзажей Темного Века, здесь определенно жизнь была. Вдоль стен то тут, то там горели жаровни, поблескивали переплетения волшебства, да и вообще ощущалось чье-то присутствие.

Как минимум присутствие существа, знакомого с аркадаматской школой магии - стиль переплетений безмолвно вопиял. Этот характерный узор узнавался даже теми, кто с колдовством не особенно-то и дружил, уж больно специфическое кружево получалось.

"А вот это уже серьезно..."

Маг Аркадамата - и во Второй Эпохе? И Бонхард намекает, что этот маг и есть второй маньяк?..

Очаровательно.

"Всегда знал, что смерть моя будет или донельзя глупой, или охрененно фееричной!"

Говорят, любопытство сгубило кошку. Но раз такие дела творятся... Надо рискнуть и попробовать выжать из сложившейся ситуации все. По крайней мере, терять все равно уже нечего, кроме собственной головы, да и то - невелика потеря. Выбраться живым из Бонхарда Вайрэ все равно не грозило, но слабенький шанс сделать хоть что-нибудь полезное для пошедшего кувырком следствия оставался.

Мысленно обозвав себя идейным идиотом, Вайрэ вытащил из подсумка видеорегистратор. Удобная штука и большое подспорье в оперативной съемке: неприметный на вид магический артефакт с широкими возможностями. Состоял он из маленького кристалла-флешки, на который, собственно, и записывалось "кино", - в отличном качестве, да еще и трехмерное, - и двух заколок-"невидимок" в роли камер.

В свое время полицейское управление отвалило Аркадамату круглую сумму за такой эксклюзив, но затраты себя полностью оправдывали. Объем памяти магической флешки позволял вести запись трое суток подряд, и стражи Закона только что не молились на эти артефакты. И, хоть и выдавались они из спецхрана только по запросу и личному разрешению высокого начальства, Биггвир, как предчувствуя, выбил несколько штук своим бойцам на задержание Потрошителя.

Ну, вот и пригодится.

Кристалл-флешку - за пазуху, заколки - в волосы, шепнуть под нос активирующее заклинание и негромко зачитать необходимую вводную:

- Так... Двенадцатое июля 1242-го года Пятой Эпохи по Городскому летоисчислению, время 23:35. Место действия - Бонхард, Вторая Эпоха. Меня зовут Вайрэ Вильранен, я старший лейтенант при полицейском управлении Городского министерства внутренних дел...

Коротко пересказав, как именно он здесь очутился (и благоразумно опустив договор с Бонхардом), Вайрэ перезарядил пистолет, поправил нож за голенищем сапога и тихо скользнул вперед, держась в тени.

"А повезло, что не успел переодеться - черное тут лучшая маскировка!"

О том, что с тремя обоймами и ножом лезть в логово колдуна Аркадамата малость самоубийственно, Вайрэ предпочел не задумываться. Впрочем, будь у него оружие получше да помощнее, выходить с магом на дуэль тоже был бы не вариант. Хоть так, хоть иначе - а вся надежда на собственную скрытность. Подсмотреть, подслушать, сделать съемку, и тихо смыться.

А потом надеяться на то, что его труп кто-нибудь да отыщет. И, возможно, даже принесет кристалл с записью в полицейское управление.

Сам же загадочный преступник маскировкой особо не озадачивался. И неудивительно: в нагромождениях Темного Века отыскать его логово - умудриться надо, и если б не Бонхард... Впрочем, защита тут была. Условная. Проскользнуть мимо оказалось довольно просто, и это насторожило - или этот второй маньяк разгильдяй, каких поискать, или - уверен в своих силах. Что, впрочем, опять неудивительно, маги Аркадамата те еще хитрые засранцы.

Свое логово колдун обустроил в каком-то... храме? Пугающее строение с грубой резьбой и характерной атмосферой напоминало именно что черное святилище темного божества. Жуткие скульптуры, каменные черепа, изображения каких-то жертвоприношений... От такого просто мороз по коже продирал, и идти дальше отчаянно не хотелось. Вдруг проснувшийся инстинкт самосохранения только что благим матом не вопил "ОПАСНОСТЬ! ОПАСНОСТЬ!".

"Ага, щас, развернулся и побежал... Эх, где моя дурная отмороженность, когда она так нужна?!"

Сначала Вайрэ чуть не запнулся об иссушенный труп. Потом заметил второй. Углядел в углу настоящую свалку тел, подошел поближе и вздрогнул, опознав в одном из мертвых орка, числящегося пропавшим без вести.

Некоторые трупы висели под потолком, опутанные... паутиной? Проклятье! Вот пауков тут только и не хватало! В тоннелях под Седыми Хребтами этих тварей хватало с избытком, но они хотя бы просто выпивали своих жертв. У местного же паука явно были замашки бывалого садиста - лица погибших даже после смерти искажал невыносимый ужас. А уж то, что с ними при жизни вытворяли...

Что-то подобное, и то на фотографиях, однажды показал Айнарэ: мол, смотри, братец, какие чудные медицинские эксперименты порой на живых ставят! Но там хотя бы было понятно, чего ради эксперименты, а здесь? Какой черный умысел заставил волшебника ТАК издеваться над жертвами?..

2016-12-29 в 16:16 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
"Твою мать!" - искренне подумал Вайрэ, услышав где-то вдали эхо голосов и, обмирая, прокравшись вперед вдоль черной стены. Сердце моментально ухнуло куда-то вниз, дыхание предательски сбилось, а спина задеревенела - то, что творилось в гигантской зале, просто ужасало.

"Мы искали жестокого, но все-таки обычного маньяка... И проглядели прямо у себя под носом ЭТО? Господи, боже!"

Зала древнего храма напоминала кунсткамеру. В роли экспонатов - жуткие големы, собранные из частей тел и людей, и орков, и кого только не. У одного из них определялась вполне эльфийская голова, только лицо было настолько изуродовано, что понять, кто же этот сородич, не представлялось возможным. А самое страшное заключалось в том, что големов было... много. Очень много. Три десятка только в этой зале, какие-то фигуры мелькали в соседних переходах и коридорах, - если учитывать, что на каждого такого голема ушло по три-четыре существа...

Нет, такую бойню в Городе скрыть трудно. Значит, преступник по соседним мирам промышлял, добирая недостающие "запчасти" уже здесь, на месте.

"Это с кем же мы столкнулись?.." - растерянно подумал Вайрэ, невольно поднимая глаза. И тут же вжался в стенку: почти над головой, на высоком потолке, восседал гигантский арахнид. Не паук, нет, а именно что арахнид - с гуманоидным торсом, руками и жуткой головой.

- Госпожа Арахна, - раздался чей-то приятный голос с другого конца залы. - Я исполнил ваше приказание.
- Отлично, - прошелестела Арахна сверху. - Ты заслужил свою награду, Менес!

Из-за големов выскользнул молодой смуглый мужчина, одетый явно не по Городской моде. Каре темных волос обрамляло красивое лицо, украшенное незнакомыми рисунками, поблескивало золотом и каменьями дорогое оплечье. Хитро улыбаясь, Менес преклонил колени, и Арахна молниеносно (и - поразительно бесшумно для такой туши) спрыгнула вниз, расставив гигантские лапы.

Покосившись на пистолет (враг! Спиной! С такой дистанции - без промаха!), Вайрэ очень медленно, очень осторожно отступил назад, еще шаг, еще... И припустил со всего духу прочь, понимая, что и так увидел достаточно для того, чтобы все сообщество объединенных миров встало на уши.

Бесценнейшая информация, железобетонная улика, случайно раскрытый чудовищный замысел - будь оно все проклято, но Бонхард действительно щедро заплатил за жизнь своего протеже.

"Меня бы так любили!.."

***

...Сколько времени Вайрэ проплутал по Бонхарду - он и сам сказать не мог. Сначала схлынул адреналин, потом навалилась дикая усталось, а затем - внезапно, словно снег на голову, - придавило всем, пережитым на последние двое суток.

Реанимация. Бессонные двадцать четыре часа беготни по Городу и за Стеной. Едва не состоявшийся нервный срыв от беспокойства за Джуна и Нину. Погоня по Бонхарду. Вайрэ искренне (и вполне оправданно) считал себя выносливым, но и у него был свой предел прочности.

В какой-то момент сознание просто отключилось, выхватывая разрозненные картинки - то провал слева, то красивая стена льда справа, то очередная бесконечная лестница, кажется, наверх... В голове крутилось только одно: идти, идти и ни в коем случае не останавливаться! Иначе - верная смерть.

Но дуракам везет. В какой-то момент, уже почти перестав соображать от усталости, Вайрэ вдруг понял, что его тормошат за плечи и даже что-то спрашивают. Мельком удивившись приснопамятному Костровищу (надо же - дошел из Второй Эпохи! Чудо, не иначе), он с трудом включился в реальность и даже узнал Эстебана.

- ...Помощь нужна? - вопрошал тот.
- Кристалл. В полицейское управление. Это... важно, - Вайрэ вложил ему в ладонь волшебную флешку, понимая, что сам больше не сделает ни шагу. - Пожалуйста.
Ноги все-таки подкосились, и он бы так и рухнул на камни, если б Эстебан не успел подхватить его на руки.
Это было так трогательно, что Вайрэ даже нашел в себе силы напоследок высказаться:
- Там во Второй Эпохе такой пиздец творится... не ходи пока туда, ладно? Там пиздец.

И на этой глубокомысленной ноте отключился.

2017-01-05 в 08:46 

Уточка по прозвищу Утя
Нина упорно продолжала висеть на хвосте у предателя, перепрыгивая бросающиеся под ноги претяствия, разверзающиеся пропасти и ей везло, пока терпение Бонхарда не иссякло и он не решил пустить в ход способы подейственнее.
Проходы начали двоиться, множиться и наконец замкнулись.
-Твою мать. - Нина села на задницу и почесала в затылке. Пространство Бонхарда вокруг нее замкнулось в анклав. - И че теперь делать?
Вырванный из контекста кусок Бонхарда завернулся в грубое подобие лабиринта, края которого колебались и расплывались в небытие. То, что было за краем лабиринта, сознанием просто не ухватывалось, как Нина не пыталась вглядеться туда, взгляд соскльзывал как с чего-то незначащего.
Вздохнув, Нина обошла анклав. В одном из переходов красноречиво лежал высохший труп, вцепившийся в какой-то сверток. Нина мрачно покойника пнула, отчего сверток у него из рук выкатился.
В свертке оказался дневник - ну весьма условный. Просто рамка с чем-то натянутым на нее и накарябанными записями. Нина безразлично пробежалась по строчкам глазами - некий исследователь Сеннома горько сожалел о попытке догнать и убить фаворита Бонхарда и выражал надежду, что его тело когда-нибудь найдут и почтят его память.
-По-твоему, это смешно?! - мрачно поинтересовалась нежить в пустоту, с подозрением рассматривая рамку. Да нет, не может быть! Она полезла проверять - так и есть. Сеннома писал послание на собственных коже и костях. И похоже, своей же кровью. Нина брезгливо отбросила рамку и вытерла руки об штаны. - И как вообще рыжий умудрился так выслужиться-то, а?
Про городскую подземку Нина знала немного. Но знала точно, что тот разумен.
-Слушай, эээээ, Бонхард, верно? Если я очень-очень обещаю, что не буду рыжего трогать, если сам не полезет, ты меня выпустишь?
Бонхард никак не отрегировал. Нина мрачно потыкала носком сапога труп Сенномы. Пример не вдохновлял.
-Пожалуйста-пожалуйста?
Если Бонхард ее и слышал, то проявить это никак не торопился, и Нина мрачно уселась прямо на пол. Дело ее выглядело совершенно безнадежным, в голову не приходило ни одного варианта, как из этого переплета выбраться.
Она плюнула и завалилась спать. Может, что в голову придет.
Проснулась Нина от чертовски дерьмового настроения и притом не своего. Лабиринт ходил ходуном и завязывался в узлы, от игрищ пространства закружилась голова.
-Ай-ай-ай! - Нина схватилась за голову. Лабиринт дернулся в последний раз и выплюнул ее в каком-то незнакомом коридоре, так что нежить не могла избавиться от ассоциации, что подземку ею попросту стошнило.
Она быстро поднялась на ноги и рванула бегом прямо по коридору, чтобы через пару десятков метров поскользнуться и с визгом хлопнуться на спину.
-Госпожа паладин?!
-Ранмар?! - Бессменный страж храмовой подземки выглядел кошмарно - один из генераторов поля раскололся и силовые линии прошили его тело насквозь. Нину затошнило, не хотелось даже преставлять, какую боль испытывает бедняга при каждой попытке пошевелиться. И чем и как надо ударить, скажите на милость, чтобы расколость генератор поля?! - Что произошло? Почему ты не на посту, черт возьми?!
-Успокойтесь и выслушайте! - хрипло отозвался Ранмар. - Потрошитель решил расплатиться нами. Он... он убил еще нескольких человек и выбросил трупы чуть ли не на главной площади. Еще и записку оставил на каждом...
-Когда успел? Прошло же от силы сутки!
-Это тут - сутки... А наверху - три недели. - Ранмар со свистом втянул в себя воздух. - Не могу поверить... Почему - он? Он же всегда был таким добрым и спокойным юношей... А теперь из-за него ярость всего Города обрушилась на наши головы! За что он нас так?!
-Ранмар, не отвлекайся! Что с остальными?
-Кримайер умер, сердце отказало. - Ранмар быстро перечислил остальных жрецов и их страшные смерти от рук толпы. - Я стоял до последнего, охранял... Но их было больше и среди них были маги, так что... Сбежал в Бонхард, решил, что будь его воля и милость Светоносной, найду вас и перескажу. Хотел отлучить его, но уже не успеваю... Госпожа паладин, последний приказ вам! Найдите изменника и предайте смерти. Дому Солнца в Городе уже не быть, пусть хотя бы поплатится за это! А теперь - добейте меня.
Нина кивнула.
-Будет сделано, жрец. Пусть Всемилостивейшая дарует тебе спокойный путь, - она притянула Ранмара к себе и впилась зубами в шею. Пусть хоть уйдет без боли. - Ну, Виатта, Потрошитель ты наш чертов, тебя самого выпотрошить мало!

2017-01-05 в 09:30 

Уточка по прозвищу Утя
Решив, что времени прошло достаточно и пора искать встречу самой, Гвендолин натянула куртку и вышла из мастерской. На улице стояли оружия, непомещающиеся и в огромных пятых измерениях внутри мастерских эльфов. Она обогнула Огромного Боевого Эльфоподобного Голема (коротко ОБЭГ) и увидела Пуппи, трущуюся щекой о таран.
- Иди ко мне, толстушка. Мне надо предупредить остальных, - она протянула руки к кошке, та зашипела, попыталась цапнуть, а потом внезапно замурлыкала и начала тереться о руку. На фамильяре все ещё сказывались последствия контроля разума.
- Вот и хорошо, - она взяла её на руки и почесала за ухом, - мое сообщение таково: покидаю Зеленый Квартал для выяснения информации о саламандрах. Меня не будет около двух-трех часов. Если дольше, то сожгите Зеркальный храм, а на его пепелище устройте троллью дискотеку со стоун-степом. Это будут идеальные поминки. Всех целую, пока, - глаза кошки загорелись зеленым, сообщение было запечетлено и будет передано в нужные руки. Гвендолин спустила животное на землю и пошла дальше. На границе Квартала проросла настоящая стена, толщиной с двух слонопотамов, казавшиеся расслабленными ветки оставляли между собой свободное пространство для того чтобы схватить и раздавить вторженца крепкой хваткой. Здесь были и бойницы с решетками из железной ели. Наружу выпускали охотно, а вот чтобы попасть внутрь надо было пройти все девять кругов ада бюрократии. Эту болезнь постепенно подхватывали все разумные расы. Вот и она, наконец-то не зеленая свобода!

2017-01-05 в 10:21 

Уточка по прозвищу Утя
Но не успела Гвендолин далеко отойти от Зеленого Квартала, как её попытались зажать и утащить за собой в переулок. Вдруг это Потрошитель..? Она развоплотилась, переместилась влево и ударила нападавшего кулаком в живот. Рука заныла, она попала чуть выше каменного паха. Плохо дело, тролль! Чья-та рука схватила её за плечо.
- Не бойтесь, госпожа, мы хотели передать вам сообщение от Вечного. Вечный... только один идиот мог обладать таким самомнением на грани с хитростью. Она оглядела бывших противников. Да, так и есть, серые с черным робы и зеркала на шее указывали на принадлежность к спекьюлистам. Также они были осенены знаком своей веры на духовном уровне.
- Вы бы мне ещё дуло пистолета к голове приставили...
- Могли. Обстоятельства требуют беспрекословного подчинения для собственной же безопасности - говорил гоблин, пока тролль чертил круг Тишины. Гвендолин злобно сплюнула. Она понимала серьезность положения, но чувство собственной уязвимости пугало и злило от того ещё больше.
- Что передает Уг... Вечный?
- Ничего. Это и есть послание.
- То есть как?! - Гвен была сбита с толку, - Зачем тогда все это? - она окинула узкий переулок, покрытый многочисленными видами защиты от прослушки, рукой. - Да любая сорока на хвосте принесла бы больше.
- Но этого было бы недостачно. А отсутствия информации достаточно и полезно вам.
- Угда хочет меня защитить? Смешно и страшно. Говорите, что знаете на самом деле.
- Поиски не дали результатов, дальше спрашивать опасно, - с отсутствующим выражением лица пробухтел мужчина. Его явно не заботило ни важность послания, ни его смысл, ему просто быстрее хотелось покончить с этим.
- Кто-то плетет интригу в Аркадамате. - по спине пробежал холодок и захотелось вжаться в стену.
- И мы уже почти стали их мишенью.
- Ясно, спасибо, я больше не буду спрашивать, - "На Угду тоже обратили внимание" , подумала она.
- Пирит, сними заклятия. Удачи вам, госпожа, - поклонился блондин.
- Не попадитесь в её сети, госпожа, - прогрохотал Пирит на прощание. Гвендолин вздрогнула и поспешила скрыться. Уже на площади строителей она замедлила шаг. Тот тролль... у троллей же нет способностей к общей магии высокого вида. Неужели это был под личиной сам Угда? Тогда стоит обратить внимание на его слова. Не попадись ей... Она, единственная главная. Мысли о том, что бог из Аркадамата сам бегает по ночам и вырезает людей была смехотворна. Вопрос только в том, сколько у неё помощников. Потрошитель определенно один, у каждого убийцы свой почерк. Но кто ещё ей может помогать? Ей нужно место, через которое она попадает в этот мир, а это уже трудно. Таким местом может служить любое место служения: от огромного храма до домашней молельни, любое место, где прикладывается хотя бы одна душа. Если не избавиться от него, то она ускользнет при первом же нападении. Только как искать?

2017-01-05 в 14:49 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
- Пиздец.
Именно эта весьма емкая резолюция прозвучала в конференц-зале полицейского управления, когда драгоценная видеозапись была, наконец, досмотрена до конца. Присутствующие - и сами полицейские, и профессура местной магической академии, и срочно вызванные из Аркадамата специалисты, - подавленно молчали и старательно не смотрели друг на друга. Миниатюрное измерение Города всю Пятую Эпоху считалось одним из самых безопасных и уютных миров во всей огромной Федерации, и никто даже подумать не мог, что жарким летом 1242-го года Город окажется самой настоящей линией фронта.
- У меня только один вопрос, - тихо, но веско сказал мэр Города, Дарий. - Бойцы. Специалисты. Прошедшие не одну военную кампанию нелюди. Люди, чьи имена уже при жизни вписаны в Историю. КАКОГО ХУЯ ВЫ ПРОЕБАЛИ ЭТО У СЕБЯ ПОД НОСОМ?!
- Господин, - со своего места поднялся один из аркадаматских исследователей Бонхарда. - Мы... От имени Аркадамата - я признаю нашу слепоту и излишнюю доверчивость, однако должен заметить, что Бонхард - создание куда более сложное, неоднозначное и разумное, нежели принято считать. И если кто-либо найдет с ним общий язык, Бонхард окажет всестороннее содействие и помощь. Ваш рассказ, - маг слегка поклонился Вайрэ, - лучшее тому подтверждение.
- От этого Бонхарда одни проблемы!.. - раздраженно буркнули откуда-то с задних рядов.
- Не говорите о том, чего не знаете! - тут же сверкнул глазами маг.
- Отставить, - веско сказал Дарий. - Мне нужно ваше мнение. Кто это? Как это понимать? Чем это грозит Городу? Какие меры противодействия мы можем предоставить?
Народ мрачно переглянулся.
- Ясно. Хорошо, начнем с доблестных стражей Закона. Биггвир Ингва, ваш отдел занимался расследованием серии убийств, приписываемых Потрошителю, так?
- Так точно, - Биггвир поднялся со своего места, окидывая собравшихся усталым взглядом. - Вынужден признать, мы очень долго топтались буквально на одном месте, сходили по всем ложным направлениям. Существенные подвижки произошли только месяц назад...
- И то ваш отдел оказался к этому не причастен.
- Косвенно - причастен.
- Косвенно, - подчеркнул Дарий. - Итак, почему обученные специалисты оказались бессильны?
- Из-за проблем с введением чрезвычайного положения, - тут же отрапортовал Биггвир. - Именно вы подписывали приказ о недопустимости паники в Городе. Мы были вынуждены действовать скрытно, не привлекая внимания, и, к тому же, замалчивать как реальное количество жертв среди гражданского населения, так и серию смертей среди сотрудников полиции. Наши внештатные детективы убиты практически все. Из двадцати одного внештатного сотрудника в живых осталось только трое. Двое из них на данный момент находятся в других мирах, а третий...
- А третий за несколько дней сделал то, что весь отдел не мог полгода! - рявкнул Дарий. И с силой потер лицо: - Очевидно, уже поздно выяснять, кто виноват. Решаем, что делать. Отчитывайтесь, старший лейтенант, и говорите только правду. Вы и так нарушили с добрую сотню положений Устава следственной службы...
Рассказать пришлось все и с самого начала. С каждым словом Дарий мрачнел все больше и больше, зыркая то на Биггвира, то сверля многообещающим взглядом исследователя из Аркадамата.
- Значит, Майлз Ардавар обратился к вам спустя неделю после гибели его родителей?
- Именно так.
- Почему о происшествии не узнали в полиции?
- Майлз ни до кого не дозвонился, из дома выходить боялся.
- Соседи?
- Не вызывали у него доверия.
- Тем не менее, он пошел к вам.
- Да, по объявлению. Я по своей инициативе взялся за расследование серии убийств.
- Могу узнать причины?
- Личный интерес к маньякам.
- И что на момент обращения к вам Ардавара вы успели узнать?
- В целом, немного. Никакой разборчивости в жертвах, при этом - поразительная аккуратность в нападениях, и при этом - необъяснимая агрессия к некоторым погибшим...
Выслушав краткую справку из матчасти о маньяках, Дарий только хмыкнул.
- После пожара вы так и не отчитались в полицейское управление.
- Моя вина, признаю. Однако нам требовалась медицинская помощь...
- ...Но в больницу вы не обратились.
- Мой брат - врач.
- Что напрямую указывает на ваше нежелание вмешивать в это дело господина Ингву. Что именно вы хотели скрыть от полиции?
- Я полагал, что полиция бессильна и спускает расследование на тормозах. Меня не посвящали в политические тонкости. Поэтому использовал наличные ресурсы на свой страх и риск.
- И вы пошли в дом Ардаваров. Очевидно, зачем вы взяли с собой несовершеннолетнего ребенка - как непосредственного свидетеля и гарантию доступа на защищенную территорию. Понимаю, почему с вами пошел ваш брат - в качестве судмедэксперта. Почему вы допустили до расследования женщину по имени Гвендолин?
- Как специалиста по волшебству.
- Однако Аркадамат утверждает, что таковой колдуньи не числится в списках университета.
- Полагаю, потому, что имя "Гвендолин" ей придумал я.
- То есть, вы даже не знали ее настоящего имени и рода занятий. Или вы очень наивный и некомпетентный, или - вы что-то недоговариваете.
- Господин мэр, на тот момент мы не знали, кого именно из нас троих хотели убить. Было логично объединиться хотя бы во имя самозащиты.
- И все-таки вы что-то недоговариваете.
- Хорошо, у меня были подозрения в ее адрес... Видите ли, я принадлежу к одной из рас, что в принципе чувствительны к волшебству. И могу отличить обычного колдуна, от колдуна, чья сила и... хм... аура очень напоминают божественные.
- Позвольте! - подскочил маг Аркадамата. - Если вы правы, и... Вы дали имя богине? Ради всего сущего! Как оно переводится?!
- "Знакомая" и "дружелюбная".
- И вы получили лучшую гарантию безопасности, - маг медленно опустился на свое место. - Господин мэр, решение, возможно, и неоднозначное с точки зрения следствия, но изящное. Мы одобряем.
А потом - были бесконечные отчеты судмедэкспертизы, наконец-то разглядевшей различия в трупах Потрошителя, не менее бесконечная ругань на Бонхард, укрывший в своих недрах что Потрошителя, что таинственных злодеев из Аркадамата, и разливающаяся в воздухе ненависть к этим магам.
- Армия големов. В Бонхарде. Зачем?! Напасть на Город?
- Мы не можем ответить на этот вопрос.
- А Аркадамат может хотя бы определить, что это за Менес и Арахна такие?
- Мы проведем внутреннее расследование, но не обольщайтесь. Умение изменить свою внешность далеко не редкое, а псевдонимы - и вовсе повсеместная практика.
- Что мы можем им противопоставить?
- Аркадамат пришлет боевых магов. Сбор ополчения из других миров вам не поможет, Город - слишком маленькое измерение и целую армию не вместит.
- Но хотя бы эвакуацию гражданских вы организуете?
- Безусловно, как только Федерацией будет подтвержден общемировой протокол "Альфа-терра".
- Федерация будет тянуть кота за рога хрен знает, сколько времени!
- ...Хорошо, как только вы договоритесь с другими мирами о принятии беженцев...

Когда обсуждение полностью перешло на проблемы эвакуации гражданских, Биггвир тихо выскользнул из конференц-зала, успев поманить за собой Вайрэ.
- Дела-а-а-а-а, - протянул он, закуривая. - М-да. Как в старые недобрые. Меч-то еще держать не разучился?
- С мечом против магии? Биггвир, я знаю, что ты мечтаешь сплясать на моей могиле, вот только фига... у меня есть пистолет!
- Угу, поможет он... - вздохнул Биггвир. - Блядь, я даже не знаю, что и думать. Наших всех под ружье согнал, ценные указания раздал, в Городе - такой пиздец, что пиздец 1226-го года всем нам цветочками уже кажется. Еще и Дом Солнца разгромили...
- И вряд ли это сделал Виатта, - задумался Вайрэ. - Сам посуди, нахрена ему? Рисковать, чтобы вылезти из нежных и безопасных объятий Бонхарда, чтобы устроить резню с записочками, да еще и... Блядь. Записки! Бегом в лабораторию!!!
...Результаты экспертизы оказались впечатляющими. Автор записки, подкинутой Вайрэ, и автор провокационных посланий на трупах даже не потрудились... не потрудился изменить почерк. Одно и то же существо, и - совершенно однозначно! - действительно, не Виатта Потрошитель.
- Блядь, - емко высказался Биггвир.
- Не то слово... Слушай, начальник, это такой пиздец, что... - Вайрэ безнадежно махнул рукой. - Паб "Несвятые голоса" знаешь?
- А тебя дома не потеряют?
- Со мной дома не разговаривают. И в упор игнорируют. Наказан я, видите ли, за страсть к самоубийствам. Ну, нахрен, я сейчас просто хочу с кем-нибудь помолчать в компании!
- И почему бы не за кружкой пива, - кивнул Биггвир. - Пошли. Помолчим...

2017-01-24 в 22:39 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Нина мрачно плелась по одному из переходов. Ранмару легко - дал задание и помер, а она теперь ломай голову, что и

как тут делать. И это не говоря уже про насущные вопросы вроде где она вообще и как отсюда потом выбираться.

Разумом подземка определенно обладала, притом разум этот был весьма альтернативен и зловреден. Зачем, черт возьми

было запихивать ее в лабиринт с тем мертвяком? И потом выкидывать? Второй шанс, что ли, решил дать. Ну так Нина им

воспользуется, правда подземная хтонь вряд ли обрадуется тому, как именно.

-Эй, Потрошитель! Если ты это слышишь, я иду за тобой! А как найду, буду медленно жрать тебя заживо! - Темный

туннель оброс объемами и контрастами, это зрение перестроилось. Запахи развернулись во всей красе, а слух

улавливал тончайшие подземные вибрации. Она вышла на охоту и не собиралась уходить без добычи.

Коридоры, переходы и галереи причудливо перетекали друг в друга. Порой она выбредала в огромные залы, целые

подземные города, хаотично застроенные вполне наземного вида постройками, порой протискивалась свозь узкие

трещины, где-то и вовсе приходилось пробираться ползком, но она продолжала искать свою единственную нить, пыталась

вычленить из многоголосья запахов Бонхарда тот самый, единственный запах предателя и изменника. Она найдет его.

Она покарает его.

Наконец, ей удалось напасть на след.

***

Выручила Нину чистейшая случайность - она моргнула ровно в тот момент, когда жрец-ренегат призвал солнечный свет и

поэтому она хоть и смутно, но продолжала видеть и успела благодаря своей реакции поймать ядовитую иглу в воздухе.

Виатта отпрыгнул за угол, побежал от нее, но он подошел слишком близко и она без особых проблем его догнала,

схватила за плечо, разворачивая к себе... И успела еще разглядеть торжество на его лице.

Сознание возвращалось медленно и неохотно, деревянный кол в груди нестерпимо жег и не давал сосредоточиться на

возможностях нежити. Ощущение было сродни тому, когда пытаешься что-то мучительно вспомнить - вертится себе на

краю сознания, но не дается, никак не ухватишь. Запястья и щиколотки Нины охватывали магические кандалы, а Виатта

сидел рядом с... с тем, на чем она лежала, оперевшись подбородком на сложенные руки и пялясь на нее немигающим

взглядом. Нина холодно усмехнулась.

-Привет, Виатта. Что, эльфы уже не заводят, решил кого покрепче выпотрошить?
Тот не отреагировал. Нина подметила лихорадочный румянец на щеках и нездоровый блеск в глазах. оценила жар,

исходящий от него, как от печки и мысленно присвистнула - странно как Потрошитель вообще что-то соображает. А вот

нечего по подземельям бегать в одной тонкой мантии.
-Ты... это ты во всем виновата. Зачем ты полезла?
-Я полезла?! Это ты меня между прочим убить попытался, мудила! Кстати, - Нина садистки улыбнулась. - А ты ведь в

итоге не меня убил, ты всех остальных убил.
-Что ты несешь? - недоуменно нахмурился Виатта.
-Ооооо, так ты еще не знаешь? Так я расскажу! Из-за тебя и всего, что ты натворил, храм сровняли с землей! Всех

жрецов перебили. Всех, до единого, последний выживший пару часов назад умер у меня на руках! И умер он от того,

что до последнего нес свой долг перед Храмом.
-А... А Кримайер?
-А Кримайер относился к тебе, как относился бы к родному внуку. И у старика уже много лет было больное сердце. Сам

догадаешься, что с ним стало, когда к нему явились с ордером на арест Потрошителя или мне долго и со вкусом

описыва...
-Заткнись! - Потрошитель с размаху ударил основанием ладони по колу, заставляя подавиться собственными словами, а

тело - выгнуться как от электрического разряда. Нине неуместно вспомнилось, как ей чистили корни зуба. Еще тогда в

другой жизни. Впрочем, очнувшись, она продолжила.
-Что такое, правда глаза колет? Ты убил Кримайера! И всех остальных - убил ты!
С каждой хлесткой фразой Потрошитель только вздрагивал, кусая губы. Вообще Нина была уверена, что он ее сейчас

убьет и просто хотела напоследок на него наорать и кинуть ему в лицо все обвинения, которые накопились, но что-то

он не торопился.
Наконец, он встал. Прошествовал к изголовью, чем-то зашуршал и загремел, по помещению разлился терпкий запах сбора

изгнания.
-Ты что делать собрался? - подозрительно поинтересовалась Нина. Виатта не отреагировал, просто продолжил молча

раскладывать по полу компоненты, необходимые для упокоения Высшей. Нина беззвучно вздохнула. Остается только

последнее средство. Она обратилась к каждой капле неживой силы, которую все еще чувствовала в своем теле. Она

воззвала к темному голоду, к чудовищной силе и скорости, к кровавой ярости, к по-звериному-острым чувствам и

отдала им все, что еще оставалось.
-Эй, что, даже прощальное благословение не наложишь? Откажешь брату-паладину в последней милости Светоносной? -

ядовито спросила она, чувствуя, как вся кровь, что еще оставалась в теле горит изнутри. Виатта удивленно поднял на нее глаза и ей удалось поймать его взгляд. Человек замер завороженный. Нежить коротко выдохнула и со всей силы

рванула правую руку из кандалов. Пока ренегат висел в ступоре, удалось освободить ноги и вторую руку и даже

выдернуть кол. А потом голод застил все вокруг.

***

Медленно, медленно проясняется в глазах. Вкус крови на языке. Кровь на руках. Вкусная. Нина высунула яззык и

провела им по своим когтям. Ах, как вкусно...
Город избавлен от Потрошителя.

Булькающий хрип разорвал тишину и Нина недоуменно сфокусировала взгляд. Нет, не избавлен. Виатта сидел на полу,

скорчившись и прижимал ладони к разорванной шее, золотое сияние вокруг них мерцало и пропадало, ему никак не

удавалось сосредоточиться и закрыть рану. Наконец, дыхание выровнялось, пропал булькающий звук, но остановить

кровь ему так и не удалось. Виатта беспомощно опустил руки и криво улыбнулся:
-Туше, шхи. Вы победили.
Нина раздосадованно закатила глаза и плюхнулась задом прямо в лужу крови, медленно расползающуюся вокруг жреца.
-И в каком, по-твоему, месте я победила? Ты умираешь. Я умираю, твоей крови не хватило, чтобы вернуть мне то, что

я потратила и если я не поем нормально, то упокоюсь, ты своим сбором изгнания тут знатно надымил, он уже работает.

А с гибелью последнего служителя Дом Солнца просто перестанет существовать. Мы оба проиграли.
Виатта промолчал, только завозился, пытаясь устроиться поудобнее. Нина вздохнула:
-На меня ложись. Из каменного алтаря подушка куда как похуже, чем из женских коленок. Давай, - она потянула его к себе. Виатта не стал сопротивляться и мягко опустился головой ей на колени. - Видишь, так намного удобнее, правда?
-Не боишься?
-А чего мне бояться? Так и так скоро помирать, - Нина пожала плечами. - Да и жалко тебя, если честно.
Виатта только хмыкнул и закрыл глаза. Нина поудобнее пристроила спину на камне и последовала его примеру. Изгоняющие травы туманили сознание и усыпляли. Еще немного и она заснет в последний раз. А потом их, наверное, найдут, маячок у нее вроде был... или нет?
-Нина? - хриплый шепот вырвал ее из дремы.
-М?
-Что будет... после смерти? - Виатта напряженно уставился ей в лицо.
-Ничего, - честно ответила нежить. - Помыкаешься некоторое время бестелесным сознанием, а потом растворишься и изчезнешь. Посмертие - это сказка, придуманная богами и людьми. Как, кстати и перерождение.
-Хорошо... Не хочу дальше существовать, - признался Виатта. - И еще меньше хочу, чтобы кто-то отвечал за грехи на моей отравленной душе. Это было бы нечестно.
-Мир вообще очень скотское и нечестное место, если ты не замечал.
-Замечал. Но в этом аспекте он поступает шокирующе правильно. - Виатта еле заметно улыбнулся, но тут же снова посерьезнел. - После всего, что было, это... неожиданно.
-Да уж, прямо не ожидаешь от него с учетом всего того, что творится вокруг, - не удержавшись, едко ответила Нина.
-В том, что я творил, виновен только я, мир тут ни при чем, - жрец-ренегат мрачно уставился ей в глаза. Поединок взглядов длился недолго, Нине показалось, что она физически ощутила, как у Виатты внутри неожиданно что-то сломалось. - Знаешь, а мама меня не любила. Я всегда старался добиться ее одобрения, быть ее хорошей удобной девочкой... Но она все равно меня не любила. Кто знает, как бы все повернулось, если бы я понял это раньше?
Виатта с усилием поднял руку, хватаясь за одежду на груди Нины.
-О Всемилостивейшая, какое же я чудовище... Но хотя бы раз в жизни, хотя бы на пороге смерти я хочу хоть что-то сделать правильно и я знаю что. Только сначала... я знаю, что я не имею права просить, так что решение как поступать с моей последней просьбой полностью на тебе, - Виатта неожиданно твердым и ясным взглядом посмотрел Нине в глаза. - Оставь мое тело Бонхарду. Не относи наверх. Отрежь мне волосы или возьми моей крови, и они там, наверху смогут однозначно определеить, что я действительно мертв. Ты поняла?
Нина кивнула:
-Ой, да пожалуйста. Вместе же тут помрем, некому относить.
-Нет. Ты выживешь. - в золотых глазах Виатты замерцал потусторонний свет. Не такой, как противоестестенный голод нежити, мягкий, успокаивающий. - И Дом Солнца не исчезнет из Города.
-Стой, что ты творишь?!
-Живи.
Рука жреца судорожно сжалась, комкая рубашку на груди Нины, а золотой свет Истинного Исцеления затопил все вокруг, вымывая боль, стирая раны, наполняя тело силой и энергией.

2017-01-24 в 22:39 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Рука Виатты безвольно соскользнула вниз. Он тоже отдал все крохи жизненной силы, которые у него оставались, только не ради того, чтобы отнять жизнь, а ради того, чтобы вернуть. Она тяжело вздохнула, закрывая ему глаза:
-Несчастный... Что ж, хотя бы перед смертью ты был не один.
Она тяжело встала, подняла тело Виатты на руки и аккуратно опустила на тот же алтарь, на котором незадолго до этого лежала сама. Ах да, чуть не забыла... Он порылась по карманам, нашла какую-то бумагу, кажется список покупок и аккуратно отчикнув когтем прядь волос подлиннее, завернула ее и сунула в карман. Сморгнула и вытерла набегающие слезы.

И тут она ощутила, что она тут не одна. Она очень осторожно оглянулась на алтарь и увидела, что в изголовье на коленях замерла фигура в красном, беззвучно оплакивая Виатту. А еще она ощутила, что кем бы или чем бы эта фигура не была, привлекать ее внимание будет очень-очень глупо и вообще ей здесь не место и надо отсюда уходить как можно быстрее.
Нина очень медленно и осторожно сделала беззвучный шаг в сторону. Потом еще один. И еще, пока фигура в красном не исчезла из виду и вот тогда нежить развернулась и припустила во весь дух оттуда. Как ни странно переходы больше не путались и она очень быстро достигла поверхности.

2017-01-24 в 22:40 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Гвендолин целую неделю не могла пересечься с Вайрэ, поэтому ей было абсолютно наплевать в каком он будет состоянии, лишь бы донести то, что она узнала. Поковырявшись в карте и соотнеся мигающую точку с пунктом назначения, она обнаружила, что герой последних новостей сидит в Залатанном барабане. Это был гоблинский трактир, один из многих одноименных, ведь везде, где появлялись гоблины должен быть свой "Залатанный Барабан". Представлял он из себя типичный гоблинский паб - краснозеленные стены, от которых рябело в глазах после первой кружки веселянки, низкие потолки с перекрестьями бревен и почти каждый день новое цветное стекло не смотря на засилье копов. Копы любили быть ближе к народу, а где как не в Залатанном Барабане толпа примет тебя как родного вне зависимости от твоего размера, пола, расы, цвета кожи и количества конечностей. Внутри воздух был намного плотнее, он фривольно обнимал за талию и предлагал выпить чего-нибудь покрепче. А может это был какой-то идиот. Гвендолин выругалась и пнула доходягу в сторону его компании. Искать эльфа стоило возле стойки, это был насест легавых, с которого они осматривали все, что творится в баре. Правда это была скорее привычка, чем реальное желание соблюдать закон, так как они сами нередко являлись первыми нарушителями порядка. Слишком выделялись они на фоне других...
А вот и Вайрэ, в компании грузного альва с шикарными рыжими бакенбардами. Гвендолин захотела себе такие же и грустно вздохнула. Она с ним поладит, она чувствует, такие бакенбарды знают, о чем говорить. И как слушать, а это нежелательно. Вдруг что-то в её лице переменилось, она стала меньше и краски с её лица ушли внутрь. Она тихонечко подобралась к Вайрэ, дернула порядком захмелевшего эльфа за рукав и негромко спросила:
- Вайрэ, это ты? Можно с тобой поговорить наедине?

2017-01-24 в 22:40 

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Вот чем были хороши гоблинские пабы - так это уймой курилок, обвешанных защитными чарами. Гоблины превыше всего ценили деньги, а деньги любят не только счет, но и доверие к счетоводу. А потому хитрый народец быстро сообразил - конечно, там, где выпившие копы, там и интересная информация, но многие знания - многие печали. Так что пусть легавые имеют возможность укрыться для пошептаться без лишних ушей, гоблинам тайны следствия ни к чему, а самим легавым - лишний повод наведаться в пестрый паб да оставить там звонкую монету.

Биггвир тактично проигнорировал исчезновение собеседника в компании дамы. Личность таковой угадывалась и без дополнительных подробностей - наверняка и есть та Гвендолин, уж больно запашок у магии характерный. Ну, что ж, приспичило посекретничать - пусть секретничают, - рассудил глава отдела по особо тяжким. В конце концов, всю важную для следствия информацию подчиненный и так выложит, а остальное Биггвира не касается.

Альва задумчиво посмотрел на кружку с крепчайшим элем, вздохнул и похлопал себя по карманам, чтобы мгновением спустя фыркнуть и тихо выругаться сквозь зубы:
- Упер-таки мои сигареты!..

***

Вообще-то Вайрэ не курил. На табак его пробивало очень редко, и это "очень редко" всегда совпадало с жесточайшими хтоническими пиздецами, когда нервы попросту сдавали и в ход шли все подручные средства. Вот как, например, сейчас.

Рассказ Гвендолин выбил из головы весь хмель, буквально придавив к полу стотонным осознанием - ягодки оказались ядреными.

От души затянувшись и даже не закашлявшись (что уже свидетельствовало о степени напряжения), Вайрэ мрачно посмотрел на богиню и задал один-единственный вопрос:

- Чем в этом вашем Аркадамате занималась арахнид по имени Арахна?

   

Пердита Х и другие наши альтер-эго. Похождения

главная