ormona
eminenza grigia


Всем, кто ищет Потерянный Рай, посвящается...

Часть 1. "Ритуал"

  

Вечный покой сердце вряд ли обрадует,
Вечный покой - для седых пирамид,
А для звезды, что сорвалась и падает,
Есть только миг, ослепительный миг...
Л.Дербенев,
песня из к/ф "Земля Санникова"


Тридцать спиц сходятся в одной ступице.
Лао Цзы "Дао дэ цзин"


ЗА СОРОК ДНЕЙ...

   Внезапно помещение заполнилось тревожным гулом.
   Растворились тяжелые, окованные золотом двери, пропуская троих мужчин и женщину.
   Гул нарастал.
   Молодая жрица в темно-синей одежде шла чуть впереди своих спутников. На златовласой голове ее переливалась драгоценностями корона в виде крыльев сокола.

   Мужчины из сопровождения жрицы относились к разным сословиям. В первом угадывался вельможа -- и по одежде, и по уверенной походке. Второй, бедра которого прикрывал простой передник из белого гофрированного полотна, был рожден в семье простолюдинов, и лишь благодаря своим способностям добился положения жреца в храме Бену. Понять происхождение третьего человека -- окутанного темными одеждами, в капюшоне, опущенном на лицо -- было невозможно.
   При появлении этой четверки стража почтительно склонила головы.
   Со стен на вошедших взирал каменный бык.
   Она видела себя со стороны и стала той самой жрицей, едва красавица в синем убранстве миновала барельеф быка... Она знала, что так не бывает, и все же так было.
   Уста невидимых священнослужителей возносили молитвы богам Нетеру. Колонны храма уходили ввысь.
   В центре зала находился большой водоем. Черным было небо, гневливым.
   Все пятьсот сорок дверей захлопнулись, отрезая пути назад. Отныне выхода не стало, всё замкнулось в храме.
   Жрица вскинула руки, и вслед за нею это сделали все служители святилища Бену, видимые или прячущиеся в темноте за колоннами.
   -- Воспоем рождение Пятого Солнца! -- крикнула она звучным голосом, и эхо вознеслось в темноту.
   Колонны вздрогнули. С невидимого дна послышались раскаты дальнего грома. Вода в бассейне засветилась.
   -- О, брат мой! О, великие боги! Дайте мне сил! -- продолжала кричать женщина, пока смыкались вереницы людей, хватающих друг друга за руки.
   И вновь она видела себя со стороны. Двухмерность восприятия нисколько не удивляла ее теперь. Она знала, что надо делать, и знание наполняло силами.
   "Вельможа", "черный незнакомец" и "жрец-в-белом" встали вокруг нее.
   Грохот приближался. Хор молящихся умолк. Гигантские колонны покрылись трещинами, осколки камней и облицовка полетели в бассейн. Все, кроме жрицы и ее спутников, пали в ужасе ничком на плиты пола.
   Женщина прыгнула в воду, стараясь не смотреть в слепящую светом глубину. Легкая одежда подобно темно-синим крыльям распласталась на поверхности.
   Вода засияла еще жарче, вспенилась, выпуская на волю нечто неведомое. И, распахнув крылья, из пучины стрелой вылетела огромная птица.
   И тут все опрокинулось, ярко запылало освобожденное солнце. Черное небо осталось внизу. А птица запела.
   Тогда жрица поняла, что еще слишком рано, что никто из них не готов к тому, чему суждено сбыться.
   -- Не надо! -- закричала несчастная, судорожно хватаясь за бортик бассейна в попытке выбраться из воды и понимая, что все кончено.
   Она видела себя со стороны. Она существовала одновременно в двух местах, но единое отчаянье владело ею в обеих ипостасях.
   Локоны солнца обратились безжалостными протуберанцами, и волна огня захлестнула птицу. Черный прах посыпался вниз, в черную воду.
   Женщина знала, что собрать нужно все до последней частички. И тогда, только тогда...
   -- Ох, нет! -- вырвалось у нее, когда пространство вскрылось огненными порталами и выпустило саламандр, готовых растащить пепел сожженной птицы.
   ...Собрать все до последней частички, и тогда...
   -- Назад! -- крикнула жрица, пытаясь задержать хотя бы одну ящерицу.
   На помощь ей ринулся "черный незнакомец". Она посмотрела в темное пятно на месте его лица, полускрытого капюшоном, напрасно желая отыскать взгляд:
   -- Помоги мне, Ал-Анпа! -- шепнули ее губы. -- Время -- назад!..
   Он покачал головой. В руках его извивалась огненная саламандра, кусаясь и обжигая незащищенную плоть.
   А с небес падал черный снег...


* * *


   -- О, боже! -- подскочила полуослепленная Рената. -- Не прикасайтесь ко мне!
   Перед ее глазами все плыло и мерцало. Ладонь упиралась в мокрую от слез диванную подушку, волосы хранили запах вельветовой наволочки: в чужом доме запахи всегда воспринимаются острее. Распухшие веки казались Ренате тяжелыми, будто на них положили мертвецкие пятаки.
   Кто-то приблизился к ней. Смутный, черный силуэт. Девушка вжалась в спинку дивана.
   -- Кто вы?! -- взвизгнула она, и тут наконец пелена упала с ее глаз.
   -- Т-ш-ш-ш!
   Она узнала отцовского телохранителя.
   -- Не надо кричать... -- он склонился над нею. -- Это я.
читать дальше

@темы: реинкарнация, пирамида, мистика-фантастика, египетская мифология, Оритан