20:54 

1-2

OP AU-Fest
Come to the other side! We have cookies!
AU Смерти, Руж и Роджер alive, семейные будни с малолетним Эйсом.

@темы: round 1, невыполненное

URL
Комментарии
2011-04-04 в 20:47 

Живая легенда в сценах и диалогах


На борту «Оро Джэксона» никто не звал Роджера Королем Пиратов, даже после того, как был найден Ван Пис. Все накама по-прежнему обращались к нему просто «капитан» и не стеснялись при случае дружески хлопнуть по плечу (если рост позволял).
Однако его юную прекрасную жену с первого дня единодушно нарекли Королевой. Да и как можно было обращаться к ней иначе? Хрупкая, воздушная, как перышко, с мягким голосом и светлой улыбкой, она легко ступала босыми ногами по палубе, и ветер гулял в ее свободных золотых волосах, играя лепестками заправленного за ухо красного цветка. Когда она впервые поднялась на борт, и Роджер был за ее спиной, как могучая нерушимая стена, вся команда буквально оцепенела в шоке, и только Рэйли, как и положено первому помощнику, все понял раньше других, опустился перед ней на одно колено и подал руку, с улыбкой поприветствовав:
- Добро пожаловать, Ваше Величество.
С это дня жизнь «Оро Джэксона» стала еще более суетной и хаотичной, чем обычно. Никто больше не пытался пренебречь обязанностями по уборке корабля, по палубе буквально ползали на коленях, чтобы не дай бог Королева не занозила изящную босую ножку и не поранилась о случайный гвоздь. И на каждом острове, где они останавливались на своем бесконечном пути в поисках припасов и приключений, команда наперебой стремилась достать для Руж новые цветы в прическу. Роджер в ответ одобрительно хмыкал и с важным видом разглаживал усы, пряча самодовольную ухмылку. А Руж благодарно улыбалась и подставляла лицо солнцу и ветру, отчего ее веснушки с каждым днем начинали выглядеть еще более лукаво.
Так что, пожалуй, нетрудно представить, что началось на корабле, когда Крокус при еженедельном осмотре обнаружил, что природа воплотила в жизнь закономерный порядок вещей. Иначе говоря, что в команде ожидается совершенно естественное, но все равно почему-то очень неожиданное прибавление.
«Оро Джэксон» превратился в филиал первичного хаоса на земле (и на море). Команда рыдала, смеялась, пьянствовала дни и ночи напролет, праздновала, уничтожала на своем пути все, что могло представлять хотя бы малейшую теоретическую угрозу для будущей матери, и наперегонки выполняла все прихоти и пожелания Руж, даже самые малейшие, незначительные и неисполнимые. И так на протяжении девяти месяцев. Сам Роджер буйствовал больше всех, частенько хватал в охапку Шанкса и рыдал на его плече, восклицая:
- Я буду папой! Я буду папой!!!
Тут надо сказать, что капитан испытывал к рыжему юнге, отважному и немного сумасшедшему (как, впрочем, и все на борту «Оро Джэнксона») особую привязанность и, пусть обычно и не показывал этого в открытую, воспринимал его, как нечто среднее между первым учеником и любимым племянником – недаром рыжеволосую голову вот уже пару лет украшала старая и донельзя потрепанная соломенная шляпа самого Роджера. Так вот, Шанкс в ответ неизменно вручал капитану бочонок саке со своего родного острова в Вест Блу (для всех оставалось загадкой, какими контрабандными путями он умудряется доставать его в любом уголке мира) и со слезами умиления восклицал:
- Он будет величайшим пиратом! Величайшим!!!
Руж, наблюдая за эти бедламом, только терпеливо морщилась (исключительно в тех случаях, когда ребенок причинял ей особенное беспокойство своим воистину пиратским поведением) и с мягкой улыбкой принимала очередное подношение.
Вся команда отчего-то немедленно решила, что родится всенепременно именно мальчик. Руж это поначалу заставляло раздраженно фыркать, потому что никому не дано знать заранее и потому что очень уж ей не хотелось отказываться от робкой надежды, что на корабле наконец появится еще одна женщина... но довольно скоро (месяце на четвертом) она смирилась. Потому что – святая правда – причинять своей матери столько неудобств способен только пацан. Будущий величайший пират.

*

В итоге Роджера – капитан или нет – просто выставили из каюты, потому что царившей вокруг него аурой дикого беспокойства он вызывал у всех только дурноту, а у накама послабее и вовсе обмороки – вполне ожидаемые последствия вышедшей из-под контроля Королевской Хаки. Поэтому Роджер нервно расхаживал по палубе, оставляя в дереве глубокие отпечатки (вряд ли бы Том одобрил подобное обращение с его любимым детищем), грыз в невероятном волнении носовой платок и время от времени тоскливо всхлипывал. Команда (за исключением тех, кто хлопнулся в обморок) стройными рядами по стойке «смирно» вытянулась вдоль бортов, словно почетный караул, и поминутно хором вздыхала.
А потом из каюты стали доноситься громкие и очень, очень нецензурные и витиеватые ругательства, да такие, что команда прекратила вздыхать и внимательнейшим образом вслушивалась, чтобы ничего не пропустить.
Да и что прикажете делать приличной, строго воспитанной женщине, когда на борту около тридцати паникующих мужиков, один врач и никакого порядка?
А потом на пару минут вдруг стало оглушительно тихо.
И ночь пронзил победоносный вопль новорожденного младенца.

*

Вряд ли стоит удивляться, что мальчика (разумеется, это был именно мальчик) назвали Эйсом. Да и как еще можно было назвать маленького принца, если не Тузом, главной картой в колоде?
С ним нянчились и его опекали, пожалуй, даже больше, чем Руж (если такое возможно), а сама мать, еще бледная после тяжелых родов, но гордая, внимательно наблюдала и улыбалась так, что ее веснушки казались не просто лукавыми, а прямо-таки хитрыми и всеведущими.
Мальчик рос, как положено подобным исключительным детям, не по дням, а по часам, и его веснушки на крошечном личике под копной черных волос выглядели не менее хитро, чем у Руж.

*

- Да разрази вас гром, сто акул вам в брюхо и ржавый якорь под китель!!! Рэйли-сан, вы не могли бы передать мне мячик? Да будь оно все проклято к дьяволу, и хватит уже на меня пялиться, ублюдки!!!
Руж едва успела шагнуть на палубу и буквально оцепенела, услышав подобную тираду, вырвавшуюся из уст ее трехлетнего сына.
Вся жизнь на корабле замерла, пираты застыли, кто где стоял, не смея пошевелиться. Только Рэйли с невозмутимым видом – впрочем, глаза его скрывали неизменные очки, так что кто знает, какое выражение пряталось в них – протянул ребенку укатившийся непокорный мячик:
- Прошу.
Эйс благодарно кивнул и поклонился, как и положено хорошо воспитанному маленькому мальчику.
Остальные по-прежнему не смели пошевелиться – только второй юнга, Багги, спрятавшись за мачтой, зажал рот ладонью, тщетно пытаясь задавить предательские смешки.
Руж медленно повернулась в его сторону и, не меняясь в лице, направилась к нему. По дороге она невозмутимо позаимствовала у одного из пиратов огромную, чудовищно тяжелую стальную секиру, такую неповоротливую и гротескную в ее хрупких изящных руках, с невероятной легкостью взмахнула ей – и закончилось бы это все для Багги очень и очень печально, если бы он не съел в свое время Бара-Бара Фрукт, потому что Руж без малейшего сомнения рассекла его на две идеально равные половинки. Потом выпустила из рук завязшую в палубе секиру, отбросила за плечи волосы и со спокойной улыбкой вежливо попросила:
- Багги-кун, пожалуйста, не надо учить моего сына плохим словам.
С этого дня титул «Королева» накама Короля Пиратов стали произносить с еще большим почтением и трепетом.
Разумеется, с самого начала логичным казалось заподозрить, что означенный Король Пиратов просто не мог жениться на обыкновенной женщине.

*

Несмотря на суровое наказание, постигшее бедного юнгу, лексикон юного сына капитана так и остался весьма колоритным и полярным – хорошие манеры матери сочетались с самыми убойными ругательствами истинных моряков. Руж в итоге махнула рукой, тем более что ее Эйс буквально боготворил и вел себя в присутствии матери исключительно прилично и вообще идеально, не позволяя себе ни единого лишнего слова и неосторожного движения. Если задуматься, было довольно странно наблюдать подобную серьезность и сдержанность в таком маленьком ребенке.
Он довольно охотно играл с командой, но гораздо больше детских игр интересовался настоящим оружием и историей испытанных командой приключений (хотя, как ни странно, не выказывал ни малейшего любопытства относительно Ван Писа). Долгое время после инцидента с Багги команда опасалась особенно откровенничать с мальчиком, и только Рэйли (как и положено первому помощнику) и Шанкс (будучи особенно безумным?) продолжали вести себя, как ни в чем не бывало, радостно возясь с ребенком, уча его фехтованию и стрельбе и рассказывая всяческие небылицы. Как ни странно, Руж не была против.

*

Роджер с радостью в любой удобный и неудобный момент носил свою жену на руках. С точно такой же радостью он порывался носить на руках сына, однако встретил неожиданный отпор: мальчик изо всех сил отпихивался крохотными ручонками, отворачивался, хмурился, больно дергал отца за усы, убегал и прятался – словом, всячески демонстрировал, что чрезмерных нежностей не потерпит. И поэтому вряд ли стоит удивляться, что годам к пяти Эйс стал все чаще провоцировать Роджера на примерно следующего содержания бесконечно повторявшийся диалог:
- Бесполезный отец!
- Бесполезный сын!
- Как ты смеешь вынуждать мать жить в таких варварских условиях!
- Как ты смеешь диктовать мне, что делать, маленький щенок!
- Думаешь, что тебе все позволено, раз ты Король Пиратов, да?!
- Думаешь, что тебе все позволено, раз ты мой сын, да?!
Выглядели они во время этих ссор совершенно одинаково, если не считать разницу в размерах и усы, наличествующие только у одного из них, - оба взъерошенные, раскрасневшиеся, со сверкающими глазами и шибающей во все стороны Хаки.
Заканчивались подобные экспрессивные монологи, вызывавшие ужас и недоумение всей команды, всегда одинаково, двумя возможными фразами:
- Рууууууууууууууж, наш сын меня совсем не лююююююююююбит!!!
Или:
- Рууууууууууууууж, почему ты любишь нашего сына больше, чем меня?!!
Маленький Эйс в таких случаях всегда одаривал отца взглядом, полным гордости и сознания собственного превосходства, после чего громко хмыкал и, прихватив одну из подаренных Рэйли книг, удалялся в воронье гнездо.

URL
2011-04-04 в 20:49 

*

И так мирные будни, изредка прерывавшиеся стычками с Дозором или другими пиратскими командами (слишком неосведомленными или слишком самоуверенными и безумными для своего собственного блага), продолжались, пока Эйсу не исполнилось семь лет.
А потом новый корабельный врач (потому что Крокус к тому времени уже вернулся на свой бессменный пост у входа на Гранд Лайн) пришел к неутешительному выводу, что и без того подточенное здоровье капитана дало очередную трещину. А следовательно, Роджеру необходим строгий покой вдали от неспокойного морского климата и еще более неспокойной пиратской жизни.
Решение было нелегким, вызвало целые реки рыданий и прощальных пьянок, но в итоге команда все же была официально расформирована, сам Роджер распустил слухи о собственной безвременной кончине (не то в пасти очередного Морского короля, не то от чрезмерного пьянства) и поселился с семьей на крошечном мирном острове на Гранд Лайн, где-то в стороне от основных морских путей и меняющих судьбы мира событий.

*

И три года длилась спокойная крестьянская жизнь. Роджер выкупил небольшую ферму на холме, завел овец и корову, посадил яблоневый сад и особенно гордился тем, какие ему удавалось выращивать огромные, ярко-оранжевые тыквы. Руж пряла шерсть и разводила в своем маленьком цветнике удивительные растения со всего мира – у нее сохранились семена всех тех удивительных и невероятных цветов, которые преподносили ей на борту «Оро Джэксона». Правда, к сожалению, в маленькой деревеньке на другом конце острова не было детей возраста Эйса, так что мальчик не смог завести себе друзей, но он проводил большую часть времени в лесу или в поле, тренируя свои боевые навыки и время от времени притаскивая домой на ужин диких животных, которые очень быстро научились его бояться и признали кем-то вроде короля джунглей. Человеческое общение Эйса сводилось к серьезным интеллектуальным беседам с матерью и постоянным (и довольно однообразным) ссорам с отцом. И Руж, как внимательную и чуткую женщину, не могло не беспокоить, что ее сын растет довольно замкнутым и лишенным множества простых обыденных вещей, которые доступны всем остальным обычным детям, не вынужденным жить на изолированных островах из-за чрезмерной знаменитости своих родителей.

*

И так продолжалось, пока Эйсу не исполнилось десять лет, когда после особенно удачного второго урожая тыкв (как раз выпавшего на Новый Год) Роджер распрямился над грядкой, устало утер лоб рукавом и заявил, что с него хватит и он хочет обратно к цивилизации.
После долгих споров и самых разнообразных аргументов за и против было решено, несмотря на все возможные (и даже стопроцентно грозящие) опасности и трудности, инкогнито отправиться в небольшой круиз по пяти океанам, навестить родственников и бывших накама (разумеется, накама бывшими не бывают и это определение здесь – всего лишь дань условности). Но возникала серьезная проблема – что делать в столь опасном путешествии с ребенком, пусть уже не таким маленьким, но все равно чрезвычайно уязвимым?
Решение замаячило утром на горизонте – в буквальном смысле, в виде корабля вице-адмирала Морского Дозора Монки Ди Гарпа. Поспешно связавшись с давним противником по Ден Ден Муши, Роджер припомнил ему какой-то старый карточный долг и путем долгих и витиеватых софистических убеждений все-таки заключил договор и передал сына на временное попечение легендарному герою Дозора.
Прощание было быстрым, но вполне в традициях семьи: Руж поцеловала сына в лоб и погладила по растрепанным волосам, взяв с него обещание вести себя хорошо; Роджер обнял жену за талию и самодовольно показал сыну язык, в итоге едва не приобретя в качестве модного аксессуара сюрикен между глаз.
Руж промокнула глаза шелковым платочком и попрощалась с сыном на полгода.

*

За это время они успели посетить треть островов Гранд Лайн, устроить дружеский матч с Белоусом (тот при виде своего якобы почившего соперника только оглушительно захохотал, вызвав маленькое моретрясение), случайно потопить пару кораблей Дозора, помочь бескровной революции на одном из островов, совершить на спор переворот на другом, благословить на поиски Ван Писа несколько команд пиратов-новичков, реквизировать из секретного убежища «Оро Джэксон», временно собрать половину распущенной команды и навестить на Архипелаге Шабонди Рэйли, который благополучно устроился работать смоляным мастером и поселился в баре у шикарной женщины-пирата старой закалки, с которой Руж очень быстро нашла общий язык. Разумеется, все это сопровождалось паническими слухами о восстании легенды из мертвых и хаотичными газетными заголовками.
И вот, наконец, спустя почти шесть месяцев их маленькая частная яхта («Оро Джэксон» был вновь благополучно отправлен в секретное убежище) причалила к острову, на котором располагалась деревня Фуша. На берегу их поджидал, скрестив руки на груди, Эйс – вытянувшийся, тощий, весь покрытый ссадинами и пластырями, хмурый, но совершенно точно абсолютно счастливый. Рядом с ним стоял незнакомый мальчишка года на три младше в слишком большой для него и подозрительно знакомой соломенной шляпе. Он тоже был тощий, темноволосый и обклеенный пластырями, и очень внимательно и с любопытством, а еще без малейшей доли страха смотрел на вышедших на берег людей.
Эйс уважительно поклонился матери (ткнув локтем своего спутника, чтобы тот поступил так же), выпрямился, прищурившись, окинул отца внимательным взглядом и сообщил:
- У нас здесь недавно гостил Шанкс! Правда, я его не видел, потому что был в то время у горных бандитов, которые занимаются нашим воспитанием по поручению деда, а в прошлом месяце тут было восстание на свалке возле города, когда приезжал Тенрюбито, а еще мимо проплывали Революционеры, но мы с ними лично не встречались, - после чего ткнул пальцем в спутника, задумчиво ковырявшегося в носу, и невозмутимо заявил: - А это Монки Ди Луффи, мой младший братишка.
И в его голосе было столько однозначной уверенности, что Роджеру и Руж оставалось только растерянно переглянуться.
Луффи склонил голову набок, все так же внимательно разглядывая Роджера, а потом вдруг улыбнулся так широко и беспечно, словно зажглась тысяча солнц, и выдал:
- Ты клевый! Но я все равно однажды буду круче, тоже стану Королем Пиратов, найду Ван Пис и верну Шанксу шляпу!
Руж ахнула – и разулыбалась в неприкрытом умилении, вызвав довольную ухмылку своего сына. А Роджер озадаченно моргнул, глядя в немигающие глаза Луффи, и первой мыслью, которая мелькнула у него в голове, было: интересно, как Драгон отнесется к попытке похитить и усыновить его сына? И как отреагирует Гарп?
И вслед за этой мыслью очень быстро мелькнула вторая: Роджер неожиданно пришел к выводу, что как-то очень неправильно закончил свою великую карьеру Короля Пиратов.

*

Поэтому в тот же день, оставив жену вместе с детьми, он пошел и сдался Дозору.
Разумеется, в мире начался настоящий бедлам и хаос, заголовки газет стали еще более беспорядочными, Дозор наспех организовал публичную казнь, и воскресшего Короля Пиратов препроводили в Логтаун, его родной город, чтобы уж теперь упокоить наверняка. Роджер оглядел с эшафота собравшуюся на площади многотысячную толпу и, услышав вопрос про Ван Пис, которого как раз дожидался, громко рассмеялся и сообщил:
- Мои сокровища? Идите и найдите их! Я спрятал все в одном месте!
После чего стряхнул с себя цепи, встал, слегка поклонился и со словами:
- Прошу извинить, меня ждет семья, - благополучно ретировался с собственной казни (неужели кто-то сомневался, что это было ему под силу?).
И так было положено начало новой великой Эпохе пиратов.

Fin

URL
2011-04-05 в 00:22 

S&M
*_Lezolirendaeriserail_* Я больше не арбузный герой, теперь я — мандариновый пришелец.
Это было просто прекрасно!

Автор, я вас любить!

Можно с уверенностью помечать как "Выполненное")

2011-04-05 в 00:40 

Тич - это две мужественности на ножках. Или даже три, зависит от ракурса. (с)Ginhige
Это великолепно)

2011-04-05 в 22:18 

Your Song
Прочтение этого фика сделало меня невероятно счастливой. Автор, умоляю, откройтесь!

2011-04-06 в 18:56 

Лейтенант великого Белоуса
Будьте реалистами, требуйте невозможного!
Это прекрасно.

2011-04-06 в 20:15 

peace is a lie
Бооже, это так прекрасно, что нет слов! Они все такие, ну... такие! Спасибо

2011-07-11 в 15:09 

герой мураками
зато я спас кота
- Прошу извинить, меня ждет семья, - благополучно ретировался с собственной казни (неужели кто-то сомневался, что это было ему под силу?).
Практически Дамблдор! :-D
Автор, фик прекрасный, очень порадовал :)

2014-01-05 в 16:00 

Белладонна345
Потрясающе, великолепно, нет правда, работа прекрасна. Я почти счастлива:vict::hlop::hlop::ura::ura:

   

On the other side.

главная