Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:54 

Dark Tour - 28

Reborn OMG Fest
It's just...OMG!
Рёхей|Кёко, Рёхей|Тcуна. До того любить сестру, что убить Саваду, узнав, что тот лишил Кёко девственности. Не инцест. (желательно наказание Савады как "мужчины", отрезание половых органов и т.д.)

@темы: Dark Tour, Кёко, Рёхей, Тсуна

URL
Комментарии
2011-08-11 в 22:54 

Под конец захотелось романтики). Тапки - в комменты). 1930 слов

Темно и больно. Цуна прилагает усилия, чтобы заставить думать больную голову. Пытается вспомнить, есть ли у него с собой мобильный телефон. Телефона нет, да и достать бы он его из кармана точно бы не смог: руки связаны за спиной. Оглядываясь, он замечает какие-то металлические конструкции, боксёрские груши, свисающие с потолка, гладкий блестящий пол, на котором виднеются пятна его, Савады, крови. Слышен звук щелчка, открывается дверь и в спортивный зал входит Сасагава Рёхей. В руках – огромный нож. Цуна может только стонать из-за связанного рта и прижиматься к стенке, как будто она его спасёт от неминуемого.
За три дня до этого.
Боксёр постучался в дубовую лакированную дверь. Когда с другой стороны послышалось приглашение войти, он уверенно зашёл в кабинет. Сидящий за столом Цунаёши радостно приветствовал его.
- С возвращением, Старший Брат. Как отпуск?
Рёхей, широко улыбнулся.
- Это было экстремально!
Цуна рассмеялся.
- Ладно, потом расскажешь. Ты хотел поговорить?
Он указал жестом на кресло напротив себя, приглашая садиться. Хранитель Солнца поправил жёлтый галстук и опустился на предложенное место. Улыбка сразу сошла с лица, давая понять, что разговор намечается серьёзный.
- Я тебя слушаю. – Цуна приготовился.
Рёхей некоторое время колебался, думая, с чего начать. Савада ждал, потому что знал, как тому порой трудно сформулировать мысль.
- Цуна. – Слова приходилось выдавливать из себя, но он решил сказать сразу и по сути. – Откажись от Кёко.
Глаза юноши в большом кресле стали ещё шире, чем были. Такое он ожидал услышать в последнюю очередь.
- Что, прости? – Он думал, что что-то не расслышал. Они встречаются официально уже полгода, но между ними пока ничего не было. Молодой босс ждёт, пока его девушка скажет ему «да» и он наконец-то насладится близостью с нею. Он слишком любит и уважает её, чтобы настаивать на этом. Ждёт, пока она сама решится. Хоть ещё полгода прождёт, он не желает её заставлять. Но и отказываться от неё он не хочет и не будет. Рёхей собрался и повторил:
- Откажись от Кёко.
- Это ещё почему?
Он искренне не понимал. Сасагава-младшая была для него неотъемлемой частью его реальности, такой же важной, как работа, друзья, семья. А теперь его почему-то просят выбросить её из жизни.
- Не надо ей с мафиози водиться. Это же погубит её. Ей нужен нормальный парень, надёжный, который даже случайно не подвергнет её опасности.
Цуна хотел что-то сказать, но Рёхей его перебил.
- Я знаю, что это неожиданно для тебя, но, прошу, если ты любишь её, не ломай ей будущее.
Цуна не верил своим ушам. Слушал и не верил.
- Я не могу. И это не обсуждается.
Тогда Рёхей стал жёстче, встал с кресла и заявил:
- Если ты обесчестишь её, я сам разберусь с тобой.

На следующий день Кёко неожиданно дала своё согласие на ночь с Савадой. Сама предложила себя, хотя Цуна помнил об угрозе её брата, но её улыбка, её доверие, её аромат заставили его потерять голову. Следующим утром счастливая девушка пришла домой и на вопрос брата о том, где она была, она со счастливым лицом рассказала, как нежен и страстен был её любимый Цунаёши этой ночью, сколько ласки он подарил ей. Увлёкшись, она не видела, как боксёр вышел из комнаты с каменным лицом.
Месть. Месть. Месть. Савада Цунаёши поплатится за свой поступок, и светловолосый мужчина уже представлял, что сделает с ним. Будучи одним из его приближённых, он прекрасно знал, где и когда Саваду можно застать совершенно одного. Например, вечером, когда он распускает прислугу и когда Хранитель Урагана уже пожелал ему спокойной ночи. Когда особняк практически вымирает, и только охранники иногда проводят осмотр территории. Именно в это время босс услышал стук в дверь, и по телу почему-то пробежался неприятный холодок.
- Кто там? Рёхей?
- Да, я.
Цуна, который уже успел до пояса раздеться, быстро накинул рубашку.
- Входи.
Что-то не так. Гиперинтуиция кричит об опасности, но умом Савада понимает, что, если это Рёхей, то ничего подобного быть не может. В дверном проёме стоит мрачный Хранитель и тёмными от гнева глазами смотрит на него. В руке блестит дуло пистолета.
- Одевайся, пойдёшь со мной.
Цуна растерянно улыбается, как будто не понимая, что происходит.
- Эй, ты чего? – Голос звучит нервно, но он старается улыбаться. – Если это шутка, то я оценил. Очень правдоподобно. Опусти пистолет.
Но боксёр не пошевелился.
- Ты меня слышал? На выход.
Савада замер оттого, насколько холодно и жёстко звучал голос. Повелительно. Цуна растерялся, он судорожно искал выход из ситуации, но страх перед направленным на него пистолетом мешал ясно думать.
- О… Опусти пушку. Слышишь?...
Цуна пятился назад, где стоял аппарат для вызова охраны. Осторожно, медленно. Рёхею хватает с лихвой времени, чтобы достать из кармана глушитель, прикрутить его к стволу и выстрелить в пол в паре сантиметров от ног главы семьи. Цуна отскочил в сторону и перевёл взгляд на Сасагаву.
- На выход.
Цуна поднял руки в знак смирения.
- Хорошо-хорошо, не стреляй.
Свою вину он сознавал. Но как бороться с собой, когда момент, которого так долго ждал, наступил так скоро? Отвергнуть её тогда он не мог ни морально, ни физически. И всё равно чувство вины перед её братом сильно давило. Он надеялся, что они быстро поговорят. Ну, в крайнем случае, он просто получит пару раз по лицу. В конце концов, они же друзья вот уже десять лет. Поэтому Цуна собрался, обулся и подошёл к Рёхею.
- Внизу ждёт машина. – Всё также жёстко проговорил он. – Веди себя естественно и не брыкайся. Охране скажешь, что едешь прогуляться. Понял?
Цунаёши кивнул и, сопровождаемый Рёхеем со спрятанным пистолетом наготове, двинулся по коридорам к выходу. Было страшно, но он был спокоен. Он был уверен, что ничего страшного не случится. Это же не конец света.

URL
2011-08-11 в 22:55 

Машина, которую сам Савада же и вёл, остановилась рядом с каким-то спортивным залом. Несмотря на то, что свет в окнах был уже погашен, у входа всё ещё мерцала огоньками неоновая вывеска. Они зашли внутрь. Едва переступив порог, Рёхей схватил парня и вывернул ему руку.
- Попался, похотливый кобель!
Цуна согнулся, застонал от боли, но произнёс, хоть и не без усилий:
- Отпусти. Давай поговорим.
- Не о чем говорить.
Он достал из кармана верёвку, заломил вторую руку, и быстрым движением крепко стянул их за спиной. Парень задёргался, пытался хотя бы на словах защититься, потому что вырваться из хватки профессионального боксёра не представлялось возможным совсем. Рёхей достал из кармана жёлтый платок и замотал им рот, превратив мольбы в поток бессмысленных звуков. Затем болезненно схватил за руку и потащил упирающегося Саваду по коридорам. Если бы только Цуна знал, чем всё закончится. Сжатое предплечье болезненно ныло те несколько минут, пока его волокли по коридорам. Наконец они дошли до двери, ведущей в зал для бокса, Сасагава снова направил на Цуну пистолет, чтобы тот не посмел сбежать, пока тот доставал ключ и отпирал дверь. Сам пленник бежать не собирался. Он не мог понять, неужели он действительно совершил что-то настолько ужасное? Кёко сама признавалась ему, что счастлива, что именно он был её первым, что она с радостью выйдет за него. Тогда почему же один из его близких друзей поступает сейчас с ним, как будто он её изнасиловал? Его с силой втолкнули внутрь так, что он поскользнулся на гладком полу и, не удержав равновесия, упал, ударившись плечом. Дверь за ним закрылась, щёлкнул замок, и он остался один в тишине и темноте, слушая эхо удаляющихся шагов. Страшно и холодно. Он чуть не расплакался. Вдруг его убьют? Он слышал, что где-то на Среднем Востоке такое практикуется. В Италии, в некоторых кланах, тоже. Но не в Вонголе же. Да и сам Рёхей, несмотря на выбранный им вид спорта, агрессивностью и кровожадностью никогда не отличался. Цуне не хотелось умирать неизвестно из-за чего.
Прошло время. Может, полчаса, может, час. Вновь снаружи раздались шаги и стихли около двери в зал.

Цуна тяжело и отрывисто дышит, с ужасом смотрит на то, как к нему направляется быстрыми шагами источающий опасную ауру мужчина. Он смотрит на него наполнившимися слезами широко раскрытыми от ужаса глазами. Его поднимают за торчащие в разные волосы, заставляя скорчиться от боли, перехватывают под руку и волокут к ближайшему тренажёру. Привязывают, широко разведя ноги. Савада умоляюще смотрит на него. Пожалуй, даже у Бьякурана сжалось бы сердце от такого взгляда, а Рёхей, кажется, не реагирует. «Как будто подменили» - проносится в голове у Савады.
- Я говорил тебе? – Голос звучит хрипло, чуть подрагивая от сдерживаемых эмоций. – Я тебе говорил не трогать моего ангела?
Цуна не реагирует, только, застыв, смотрит на жуткую фигуру перед собой.
- Я тебе говорил, - Он приближается к его лицу, и Цуна видит, как в темноте сияют от гнева глаза, – что я не оставлю это так?
Он подносит к его лицу нож, и проводит лезвием по щеке. Цуна кричит и дёргается, а из пореза на светлый воротник стекает кровь. Это похоже на кошмарный сон. Он бы поверил, если бы перед ним стоял, например, Мукуро или даже Кёя, но, если бы ему кто-нибудь сказал, что ему будет угрожать Рёхей, он бы как минимум посмеялся. А теперь было не до смеха.
Боксёр опустился ниже, исполосовывая кожу, смотря, как жертва уже не может плакать, только приглушённо хнычет и смотрит куда-то в потолок. Надеется, что его найдут до того, как случится нечто похуже, чем порезы на теле. Но вокруг очень тихо, только слышны собственные всхлипы и тяжёлое дыхание Сасагавы. Хранитель молча расстёгивает его штаны, благо, ничто этому не препятствует, а Савада удивлённо опускает на него заплаканные глаза. Даже Бьякуран бы не выдержал такого взгляда. А Рёхей держится. Дорогие брюки и нижнее бельё разорваны, и член Цуны оказывается снаружи. Лезвие проходится по тонкой коже ствола, заставляя Цуну взвыть с новой силой. Страшное осознание того, что сейчас может произойти, приходит в больную от пережитого голову. Рёхей улыбается.
- Знаешь, тебе он не нужен. Если он всё решает раньше, чем твой мозг, то, может, лучше избавиться от него, а?
Цунаёши отчаянно мотает головой.
- Нет? Не надо?
Он с поддельным сочувствием проводит рукой по нетронутой щеке, размазывая солёные слёзы.
- А я думаю, надо. Глядишь, мозг появится.
Цуна всё ещё противится, надеется, что ещё не всё потеряно. Но он не слушал, когда его просили не трогать Кёко. Теперь не слушают его. С точки зрения боксёра всё справедливо. Когда лезвие располагается у основания, по спине жертвы пробегает холодок, он замирает, боясь даже вздохнуть. Нож начинает проникать в плоть. Брызги крови разлетаются во все стороны, на лицо Сасагавы, на рубашку Савады. Рёхей улыбается, упивается криками, медленно опуская лезвие, разрезая сосуды, мышечные волокна. Цунаёши дергается, мечтает, чтобы боль прекратилась, чтобы разум, наконец, прояснился. Но боль не отступает, а лишь усиливается. Через некоторое время он теряет сознание, но продолжает плакать. А Рёхей поднимается, вытирает с лица рукавом свитера кровь, и, наконец, произносит.
- Ладно, ты прощён. Только больше не трогай Кёко без моего разрешения.
Бросает последний взгляд на бледное тело Цуны и уходит, предварительно смачно плюнув на отрубленную часть тела.
Утром в помещение вламывается Гокудера Хаято со своими людьми и не может поверить в то, что видит. Бледный, измождённый, кое-где поседевший и измазанный в крови Дечимо привязан к металлическим столбикам тренажёров, между ног видно мясо, а рядом валяется его член. Это, пожалуй, худшее, что мог себе представить вернейший из Хранителей. Он подбегает, проверяет пульс, дыхание. Жив. Он облегчённо выдыхает, подзывает двух человек, остальных отправляет наружу. Оставшиеся бойцы аккуратно перерезают верёвки, а Гокудера ловит опадающего босса на руки, чуть ни плача, вынимает изо рта платок и отбрасывает его в сторону. Затем поднимается на ноги и аккуратно несёт Цуну к выходу, будто это самое дорогое в его жизни сокровище. Шепчет, что всё хорошо, что он спасён, что опасности больше нет. Гокудера любит его любым. Даже если его лишат рук и ног, он всё равно будет любить его. В уголках глаз Цуны появляются слёзы.
Савагава Рёхей объявляется предателем и за его голову назначается награда.
У Савады Цунаёши никогда не будет наследника, о котором он мечтал, и девушки, которую он любил.

URL
2011-08-11 в 23:09 

Мукуро-сама в шапочке
Букурьян(с)
ыыыаааа, заказчик в восторге и даже не ругается, что Тсуна всё таки остался жив. Конец как раз очень понравился, даже не ожидала. Кароче всё круто, прям очень-очень! я вижу тсунагоки, но они меня впервые радуют :red::red::red: -- вот вам кровавые цветочки!

2011-08-11 в 23:20 

Уу. 5927 испортило всю концовку, на нахуй. Предупреждать надо.

URL
2011-08-11 в 23:34 

Блять, везде гокуцуны впихнут, ну да, зачем Цуне член, его в жопу Гокудера будет иметь, даже догадываюсь, кто писал.

URL
2011-08-11 в 23:36 

Benjiro Fudo
Дряхлые ноги в чулках.
2011-08-11 в 23:20 2011-08-11 в 23:34
:lol:

Но да, 5927 не по теме.
тьфу.(с)

2011-08-11 в 23:39 

Мукуро-сама в шапочке
Букурьян(с)
ааааа, не гоните на автора, тсунагоки прекрасны, Сасагава сволочь, всё замечательно, автор, я хочу от вас детей!

2011-08-11 в 23:41 

тсунагоки прекрасны,
Они не в тему, и без предупреждения. Автор удод, утопись в речке.

URL
2011-08-12 в 05:04 

Эмм... Несколько пояснений от автора. Мне не обидно, что меня обругали. В принципе, да, сама виновата, что не предупредила. Про то, что надо убить Цуну я попросту забыла при исполнении. Цунагоки... Ну люблю я их! И что, мнение автора теперь не учитывается? Х)) Опять таки пардон, что не было предупреждения, виновата. В конце концов, Заказчик не против, и это главное. *а с графоманством на рабочем месте надо завязывать, дааа х))*. И, кстати, до недавнего времени на Дарк-тур писали всего два человека. Я и мой лучший друг, хотя мы и не сговаривались. Вот. Есть еще вопросы, господа?

URL
2011-08-12 в 08:49 

Ремичка
не прониклась :с
но написано хорошо. даже гокутсуна в конце уместный. спасибо автору.

2011-08-12 в 09:02 

У Савады Цунаёши никогда не будет наследника, о котором он мечтал,
Не, ну почему. Яйца-то ему не отрезали.

URL
2011-08-12 в 11:01 

.мертвый мальчик я смотрю, никто не проникся. Shit happens х)).

URL
2011-08-12 в 12:18 

А я, закоренелый тсунагокер, не увидел в конце 5927 D= просто... Это же Гокудера.
И снова Саваду жалко ! Да што такое Т_____Т
Спасибо, Автор ) Я теперь Не смогу про Рёхея думать, как про ангелочка х))

URL
2011-08-13 в 15:52 

Автор, все конечно понимают, что и фест и заявки не блещут обоснованностью и правдоподобностью, но с таким ранением Тунец должен был истечь кровью и сдохнуть уже через минут двадцать. А он до утра протянул. Как? Добавили бы, что Рехей там замотал рану или что еще, потому что хотел наказать, а не убить.

URL
2011-08-13 в 23:04 

Это же ТсунаГокеры. У них все возможно. Вон видите, Гокудера будет Джудайме даже без ээ гинеталий любить)

URL
   

Reborn OMG Fest

главная