19:28 

Карани
Стоишь на берегу, и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты, что жизнь лишь началась...
Два чувства сейчас переполняют - благодарность и спокойствие. С лёгкой ноткой печали, возможно из-за дождя. Каждый человек на пути - это учитель, только иногда понимание уроков запаздывает. Каждый. Не укладывается в голове. Не укладывается потому, что думать так я привыкла не сразу и не за один год, и прошлые давние встречи анализирую лишь сейчас, а не тогда "в моменте". А сейчас я благодарна всем. И это искренне.
У меня сегодня не любимый шаблон порвался, нет. Скорее зеркало раскололось. Хотя, я зачастую и есть зеркало, но это поведенческое. А тут глубже. Есть сформированное представление о себе, совокупный образ собственного "я". Сегодня, а не в ознаименование начала нового года или по случаю даты рождения, что-то щёлкнуло, костяшки счёт сдвинулись, итоговый баланс не сошёлся. Я изменилась. И сегодня увидела это со всей ясностью. Не грустно, не радостно, не смиренно, не воодушевлённо - просто отметка, засечка. Хотя и интересно тоже, как оно дальше будет. Про духовные скрепы и обретение пути не ждите. Есть мысли-переосмысления, могу даже облечь в слова и записать, но не буду. И даже не потому, что считаю неинтересными, просто не буду. Каждый по себе. Каждый для себя. Делиться новым пониманием смешно. И наконец-то просто не хочется. Какие-то моменты проговариваются в личных беседах с ближним кругом, и этого хватает. Спокойствие. Равновесность. Понимание себя. Зря я так боялась контроля над эмоциями, начиталась в подростковом возрасте всяких философских вывертов про сверхлюдей, об отрешенности даоских практиков и прочего винегрета, вот и словила необоснованную убеждённость. В итоге, наоборот, выворачивалась, чтобы сильнее транслировать, часто с перегибами. Поэтому сейчас не Кьеркегор приснопамятный, а Фрай и Мумитролли.
Заново привыкаю к своему одиночеству. Учусь ему радоваться и не бояться, не заполнять людьми и звуками. Про это вообще надо отдельный пост, потому как понимание одиночества у каждого своё. Мне с моим хорошо. Только смеюсь, что через пару лет характер испортится окончательно, и сойтись с кем-нибудь близко будет труднее. Не Нянюшка Ягг, а Лили Ветровоск, ну.
...С чего всё начинается? С порывов. Задремать во время морского пути, отрешиться от экранных диалогов и разговоров попутчиков, чутко ощущать ход машины и глубину под собой-в себе. Каждый раз, сходя на берег, чувствовать первым приветом бьющий в нос запах водорослей и воды, как окончательная черта между тобой и городом, хотя это не конец дороги. Трястись на ухабах до места высадки, ежиться от свежего ветра на берегу, радостно запрыгивать в лодку...
Вот и всё, сброшен рюкзак, в доме открыта форточка, а ты стоишь на пирсе. Непокрытые волосы легко перебирает ветер, с моря движется туман, в редких просветах ещё видно темнеющее небо. Дышишь полной грудью, опускаешься на доски, проводя рукой по каменной стрелке - в прошлый раз выложила, у крайнего кнехта, как обозначение направления или тейваз овеществила сама не отвечу, но получилось правильно - камешек к камешку, пальцами веду дальше по древесине настила. Из всех звуков - крики чаек, колокольчик иногда звякнет в поле да вековечный шум волн. Стоишь счастливый, на сердце звонко и просторно. "И уже не болит голова от оков городских потолков." Чтобы усмирить трепет, садишься, скрещиваешь ноги и закуриваешь - всё, растворился в тишине, стал частью пейзажа. День первый.
Ни трелей звонка, ни циферблата часов, ни звуков городской сутолки. Просыпаешься по солнышку, тянешься навстречу улыбкой, выбираешься из кровати. Постоять на крыльце, сходить за водой, приготовить завтрак. Печку за эти дни ни разу не топила, не хотела время на сбор дров и транспортировку тратить. Ходить по берегу, растягиваться на камнях, греться, считать ворон (большие, важные), читать книгу и никуда не торопиться. Не рысить по всем окрестностям, потому что только день на всё в запасе, а легко и плавно кружить без всяких маршрутов. Под вечер согреть чаю, повязать на голове платок, тем самым крестьянским способом, и сидеть в плетёном кресле рядом с холодной печью, завернувшись в спальник, читать японские сказки и слушать как ветер тревожно гудит, набирая силу, расширяя октаву. Выходя перед сном на улицу, ладонью заслоняешь пламя свечи - из-под руки видится алое и золотое. День второй.
Бродить по весеннему лесу, где всюду вверх тянутся зелёные лучики пробивающейся новой жизни, гладить мшистые лоскуты, растирать пальцами рыхлую чёрную землю. Снять обувь и штаны, войти в море, не далеко, чуть выше колена. Постоять немного, замерев в ослепительном оледенении секунд, и припустить бегом - по камням, по снегу, по песку, оставляя следы босых пяток. Проведать полянку, развести костерок, привалиться спиной к дереву и в очередной раз раствориться в окружающем. Слушать отдалённые взрыкивания - нет, не гроза, в задумчивости чертить кано и райдо, само под руку толкнулось. Зайти в дом под вечер, собирать ужин, глянуть мельком в окно и выбежать на улицу, прихватив фотоаппарат. Необычный закат, яркий, запоминающийся. Плести сны, пытаться их ловить - разбегаются, может, кому из местных достались. День третий.
Пропустить восход, но успеть закончить все сборы. Пробежаться до пирса, посидеть на краю, легкомысленно болтая ногами, допить какао, спеть морю песенку и вприпрыжку к лодке. Личное достижение - дядь Женя записал мой номер телефона, чудеса. Дальше ещё немного встреч и золотистой собачьей шерсти, овсянка и пуэр, прогулка по берегу в небольшой компании и дорога обратно. День четвёртый.
Что остаётся после? Земля, небо и море. И огонь, горящий в груди.

URL
   

Покуда горит огонь...

главная