• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:27 

now can we please resume saving the world?
или эхо запаха моего, отражённого от тебя; или сам твой запах — не отпускают. время плющем в камень врастает, время застыло в скрижалях, дольменах, в великих раскосых стенах. время пульсирует в венах медленно, монотонно. секунды мощностью в двадцать одну килотонну врезаются в бетонные литосферные плиты, бередят земную кору. дни монолитно тонут, идут ко дну.

но всё же весенне-синее небо — огромный прозрачный город, самолётной колеёй пополам вспорот, зеркало запотевшего нижнего мира; облака из промышленных масштабов зефира — безмятежные гигантские скаты, волочащие за хвостами ленивые грозовые раскаты; а город внизу в асфальтовой паутине работает на никотине, кофе и керосине, и в тонком осеннем свете ещё можно согреться; и в воздухе висит золотистая взвесь специй — или это снова твой запах тихо плывёт за мной
чтобы накрыть
с головой.

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

16:42 

now can we please resume saving the world?
Определила наконец, чем меня одновременно завораживает и бесит Стивен Кинг. Его дивный и бесхитростный приём: взять обычного человека (обычного обычного, а не обычного да с взломанным генетическим кодом), за пять страниц заставить ему сочувствовать — ну, родители умерли в детстве, с женой контрастная война, и кажется, что вот-вот всё начнёт медленно ползти на свет в конце туннеля, но мы-то знаем, что ахахахахаха ничего этого не будет ахахахаха!!!11 — и вбросить в плохое. В плохое невероятное, которое тем не менее происходит. Ему нет объяснения, что характерно, да и никто не ищет — несколько заняты подсчётом трупов и безумием.
Потом все окончательно умирают. Занавес, свет в зал.

***
Или вот чью ногу мне нужно укусить, чтобы пересняли «Оно»? Это, по-моему, единственный случай, когда дикие спецэффекты нынешнего кино были бы к месту. Начала думать о том, кто бы кого сыграл, но как запнулась о лысину Билла Денбро Брюсом Уиллисом, так упала и на том лежу и чёрта с два меня кто сгонит. Дальше ползти боюсь, потому что на горизонте маячит Беверли Марш в костюме Сигурни Уивер. А, хаха, ха, хааа.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

02:36 

now can we please resume saving the world?
гул, грохот; будто молотком от роке кто-то большой, но не злой, бьёт по стенам, сплетающимся варикозным венам — обойным узорам;
гул, тишина; мир морем шипит в ушах, накатывает неспеша и сходит на нет. горгульей на парапет забравшись, следить, как средневековый туман гложет башни, шпили, крыши, стекает по стенам вниз, съедает каменных святых — по одному, съедает крыс и чуму —
или
на выдохе вселенной — у выхода из метро — поставить робко поодаль людского потока коробку, написать на картонке «отдам на поруки котёнка в хорошие руки»; залезть в коробку, урчать и клянчить молока с кофе; три вопросительных знака и профит профит, ну да; а пока на выдохе вселенной темно и сыро, в картонных стенах — рваные дыры, дно коробки глубокое, как у колодца, на дне коробки бьётся в картон вода —
или
на стыке дней ехать домой по хлебной дорожке из жёлтых огней, тонуть в постороннем перегаре, думать: я в танке, я в шлеме, я юрий гагарин, я суров и спокоен, как чёрное море, утонувшее в балтийском; и тут же — горе! женским! чужим! каблуком! стигмат как же больно оттиснуть! со слоновьей душой раздавить и танк, и шлем, и ногу; и что же я теперь буду делать на одних гусеницах, без пальца ноги и без кислорода? — смеяться —
или
делать глупое, взращивать мании, впасть в цикл пяти физических состояний: газ-вода-лёд (или наоборот), плазма и «где взять мозгииии» (в своей стойкости — алмазное); корчиться, сгинуть впотьмах; яростно улыбаться, искать рифму к «ааа, ааа-ааааагрх», молчать глубоководной, нелепой рыбой —
и всё, всё от неумения
говорить
спасибо

@темы: in a galaxy far-far away luke has had a lousy day

03:12 

now can we please resume saving the world?
Левое плечо ведёт себя так, словно ангел над ним разжирел от вялого образа жизни и грузно сидит горгульей, потому что крылья, прозрачные, как у стрекозы, не держат; чёрт на правом плече лёгок, весел, прыток, ну хоть кто-то бодр.
Хочется писать письма живым людям.
Всё проторено, вытоптано как деревенская дорога, как колея на улицах вулканических городов.
Интересно, могу ли я подать на развод с собой.

21:03 

now can we please resume saving the world?
Пиздец котёнку на самом деле наступил ещё тогда, когда решили Звёздные Войны сделать в три-дэ.
А сейчас котёнку просто филигранно.
Потому что мало того, что по твиттеру shit my dad says сняли мини-сериал (сериал по твиттеру, божемой, божемой, галактика в опасности), так главную роль в нём играет Уильям Шетнер. Уильям мать его Шетнер. Шетнер мать его Джеймс Кирк. Ну как-то так:



Пилот на торрентах, если чо. Пилот не особо бомба, но Шетнер неожиданно боевой.

@темы: паранойя, параллели

12:57 

now can we please resume saving the world?
От изъебонов хорошо помогает поспать десять часов под двумя одеялами и пятью пледами. Этакая дышащая цветная гора.
Я всё ещё конечно намерена возлиять сутки через трое, но буду делать это с меньшим пафосом и трагизмом в широких жестах. Главное — не забыть в Петербург захватить дрель.

00:16 

now can we please resume saving the world?
Ой, ой-ёй, ой. Ведь небу уже самолётов не надо, ведь небо уже не становится ближе.
Иногда люто сожалею о том, что не умею ни петь, ни музицировать, ни рисовать, потому что то, что я умею — а именно писать текстики с использованием нелепых слов типа «лютый» или «коррелировать» — мне никак не помогает излить пьяную горечь, лимфу, сгустившуюся на незаживших царапинах. И фантастически одновременно шумная и ясная голова — на плечах не держится, норовит укатиться куда-нибудь в дождь.
По утрам включаю ту хорошую девушку, относительно добрую, относительно терпимую, которая мне помогает плавать в этом бесконечном венерианском дожде; хожу в ней целый день; в ночи снимаю, складываю в шкаф. На работе в ней нет нужды, правда, там чистый абстракционизм, теория верховенства разума. Но вот в брейн я в ней пойду, например. И в Петербург, например, я в ней поеду. В ней и в коньяке. С соседом договорились: он берёт с собой дрель, пьёт со мной и следит за мной и за дрелью. Где-то ещё в эти три дня проскакивает мартини, но это не так важно. Если повезёт, не всё время будем гнить в чэгэкашных застенках, вдруг да и плюну в Мойку и обнимусь с эрмитажным атлантом.
Если совсем повезёт, конечно, то меня отпустит уже в кинопятницу или киносубботу. Если не повезёт — ну, не повезёт. Ну, буду меньше спать, меньше есть, больше заигрывать с Вакхом, больше говорить о всякой глобальной ереси. Хаксли перечитаю, погадаю на классической японской поэзии. Подстригусь, в конце концов, покрашусь в чёрный.
Это я ещё не всё сказала, увы.

00:44 

умри, умри всё живое. ваще. везде. вааааа ааа ааа.

now can we please resume saving the world?
16:11 

now can we please resume saving the world?
— А теперь покатааааай меня, баальшаааая «черепааааааха»! — хлопал в ладони и смеялся Цезарь.
Легионеры, угрюмо переругиваясь, становились в строй.

@темы: why didn’t they all just relax back on ta-too-ine

00:53 

now can we please resume saving the world?
Застрять в зеркале или застрять в фильме — даже не знаю, что хуже.

13:52 

now can we please resume saving the world?
Russia in color, a century ago



Цвет внезапно огорошивает и неумолимо ставит перед фактом, что:
а) всё это было сто лет назад, стооооа;
б) всё это было, нет, серьёзно, было на самом деле, и прошлое когда-то тоже было настоящим;
в) и по большому счёту ничего с тех пор не поменялось, разве что интеллигенция на фотография перестала закидывать ногу за ногу да большие сложные технические штуки стали ещё больше и сложнее.

00:39 

now can we please resume saving the world?
«Будешь курить — я тя найду», говорите? Ну типа того. Млею, значит, давеча на балконе в полувечерней прохладе. По улице катит пара коляску детскую: точнее, папаша катит, мамаша катится рядом и курит. И животик у мамаши какой-то неопределённый: то ли она снова беременная, то ли наоборот только после родов. Ну я возьми да и гаркни с высоты балкона: «Брось сигарету!» Папаша вздрогнул и заозирался, мамаша сурово напряглась и через два метра сигарету выкинула. Правда, незатушенную и на траву, но «Молодец!» вдогонку всё равно получила.
Хотелось ещё наорать на здорового батяню с пацанёнком, что вальяжно переходил улицу через двойную сплошную, но тот мог в ответ и нахуй послать, хехе.

12:55 

now can we please resume saving the world?
У девочки Саши 24 числа был день рожденья. Саша подошла к вопросу дня рождения по-юридически внимательно и предупредительно: за месяц грозно оповестила приглашённыx, за три недели пытливо выяснила алкогольные предпочтения, за две недели — составила в жжэ виш-лист. В виш-листе всё было аккуратно и добровестно прописано. Вариантов было много. Но Саша на всякий случай доверительно рекомендовала: чуваки-товарищи, договоритесь между собой, не дарите мне 15 подушек для автобуса. Акей, думают чуваки, не будем.

Прошла ещё неделя; на её исходе Сава, проштудировав виш-лист, степенно говорит:
— Скидываемся на кухонные весы.
— Скидываемся, — согласно вторит Ять.
Скинулись.
Купили. Переключились на прочие радости жизни. (Так, поздравили Соседа, подарили клаксон. Человеку, собравшемуся на велосипеде в Вильнюс, просто необходим клаксон.)

Прошла последняя неделя. По контакт-листу ползает Заяц и живо интересуется, кто что дарит.
— Вот вы что Александре Георгиевне дарить думаете?
— Мы на что-то скинулись, — отвечаю. — Точно скинулись. Кажется, на кухонные весы.

— Вот вы что Александре Георгиевне дарить думаете? — спрашивает Заяц в другом окне.
— Кухонные весы, — отвечает другое окно.
— Что же вы все весы дарите... — печалится Заяц, полагая, мол, скинулась толпа людей на весы, а Заяц не успел скинуться, ай-яй.
— Кто вы? — насторожилось, однако, другое окно.
Заяц объясняет: вы — это вы все вместе, Заяц у Нади спрашивал.
— Стоп, — напрягается другое окно: — Стоп. Ничего про Надю не знаю.

Заяц аккуратно переключается между окнами.
— А вы — это кто вы? — бережно спрашивает у меня Заяц.
— Ятью, — рассеянно реагирую.
— Эээ, — бодро говорит Заяц и скидывает соседний лог.

— Бляяяять, — нежно отвечаю, — Так и передайте.
— Я вот думаю, — размышляет Заяц, — может, ей ещё весов прикупить?
— Ахаха, хааа, — бьюсь смайликом о дивную кирпичную стену.

Так у Александры Георгиевны появились кухонные весы для взвешивания кухонных весов.

@темы: фургончик с квасом, панировочный сухарь

15:19 

now can we please resume saving the world?
Меня угнетает то, что почему книга хороша — я могу объяснить на письме, а почему книга охуенна — не в состоянии. И цитирование не помогает, тут нужны только средневековые сумерки и чтобы полчаса меня никто не перебивал.
«Поскольку, по словам ткачихи из Бата, Бог наградил женщину тремя талантами — обманывать, плакать и ткать».
А в сумеречных рассказах получается внезапно так много правды, что это уже похоже на обман.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

14:46 

now can we please resume saving the world?
Мне не жарко только в платьице-пижамке, можно я буду ходить на работу в платьице-пижамке?

23:21 

+13.67

now can we please resume saving the world?
Черчилль с «Рождением Британии» так же мило старомоден и викториански изящен, как и Герберт Уэллс. Ехидничая о завоевателях, путаясь в королях, рассказывает, рассказывает, пол-сигары истлело, всё рассказывает. Короли в сумерках теснятся, толкаются, спорят за тусклые короны; династии расходятся, замыкаются. На том берегу пролива добросовестно собираются армии.

***
На контрасте — «Человек, который принял жену за шляпу». Правда, на деле прочла месяц назад и из сформулированного помню лишь, что в метро украдкой часто-часто моргала, чтобы не очень-то было видно, как я плачу над математическими близнецами и их игрой в простые числа. Гуманизм из числа тех, которые как-то совестно описывать.

***
Слов нет, как и воздуха. Хочу пони и море.

@темы: я не успею прочитать 200 книг за год

01:05 

now can we please resume saving the world?
— Я, — говорит, — в детстве дружила с трупами, воображаемыми друзьями и книжными персонажами. А потом у меня появились вы.
В этот момент на экране Кристиан Бейл прицельно швыряет бензопилу.

00:44 

now can we please resume saving the world?
Как-то давеча в пластилиновых разговорах — коктейль зелёный, коктейль синий, фиолетовая водка — решили, что вот будь кошка в сейлормуне каком-нибудь или любом другом явлении, где сюжет вьётся только для того, чтобы раз в пять минут на экране красивая девушка могла стать в позу «нога свободная от бедра» и сказать проникновенно «умри, злодей!» или «тебе не уйти» или «люк, я твой отец!» или ничего не сказать, а просто изящно встряхнуть сиськами и изничтожить всех врагов вокруг; так вот, если бы кошка была в подобном явлении, то у неё, разумеется, была бы характерная супер-сила. И заключалась бы супер-сила в волосах. Ну, вроде как напряжённый момент, драма, драма, и кошка такая ррраз! — преображается, поднимает глаза, сурово смотрит на кольцо врагов (ниндзя! с бензопилами!), и у неё волосы так начинают плыть в воздухе, извиваться и вообще превращаются в стальные нити. И этими стальными нитями она всех валит. И да, при этом она одета в костюм японской школьницы. Ну естественно.

Вот. Правда, нынче кошка утверждала, что вооружена катапультой из муравьёв-убийц, заряженной пчёлами-убийцами.
Я не решилась спорить. Глупо спорить с человеком, у которого есть катапульта.
— Тем временем моя катапульта — это супермощное оружие, чтобы вы понимали. Я с ней могу поработить мир и заставить всех учить матан и любить котяток, — говорит кошка, параллельно небось тренируя пчёл-убийц летать тевтонской свиньёй.
— Вместо «учить матан и любить котяток» прочитала «учить матан и любить кипяток», — говорю.
Ну допустим.
Здесь кошка как раз вспоминает разговор про супер-силы и уточняет:
— Если бы мы были героями сейлор мун или типа того, моя супер-сила была бы в волосах, а как же, как же муравьи-убийцы?
— Супер-сила, — отвечаю, — в волосах-то, но ведь есть ещё и супер-супер-сила! Вот, ваша супер-супер-сила — в катапульте с муравьями. И вот не поверите, но вместо «в катапульте с муравьями» я в голове у себя сначала составила фразу «в Калькутте с воробьями».

На этом месте я, конечно, заподозрила, что моя супер-сила была бы в том, что я диким образом путала бы слова, повергая тем самым противника в лингвистический шок. И пока он валяется в шоке и шепчет полупарализованный «Розентааааль... Ожегооооов», я добиваю его словами «конвергенция», «конъюнкция» и «парадигма».

Но это какие-то неправильные пчёлы.
В общем, я так и не придумала, в чём бы моя супер-сила была.
Так что версии приветствуются, ага.

23:52 

now can we please resume saving the world?
27.06.2010 в 23:01
Пишет Кенга!:



URL записи

@темы: music and blasters and old jedi masters

15:06 

now can we please resume saving the world?
И перестать наконец использовать слово «коррелировать», да что ж такое.

wizzard

главная