12:08 

Эльверт | Расцепить руки | часть 3, продолжение

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
автор: Эльверт
название: Расцепить руки
бета: Lido
пейринг/персонажи: Основной - Итачи/Саске, присутствует Какаши/Итачи. Также участвуют Наруто, Сакура, клан Учиха...
рейтинг: R
жанр: драма, романс. Яой.
предупреждения: АУ, некоторое ООС Саске и Итачи. Яой, инцест.
статус: в процессе
ссылки на предыдущие главы:
Часть первая
Часть вторая
Часть третья, начало
дисклеймер: Кишимото-сама тут главный. Все его.
примечания: Я хотела выложить остаток третьей части целиком, но она вышла больше, чем я ожидала. Так что... Разбиваю на два поста. :) Извините. Возможно, эти главы вы уже читали у меня на дневнике.
Продолжение в комментах.

читать дальше

@темы: drama, romance, авторский, команда №7, лист, слеш, Эльверт

Комментарии
2008-03-02 в 12:10 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
4.

Учиха Фугаку не мог нарадоваться на сына. За несколько недель службы в полицейском корпусе Саске успел заслужить всеобщее уважение, и коллеги не уставали поздравлять его отца.

В первый же день на юного Учиху свалили кучу бумажной работы, но Саске взялся за нее с энтузиазмом и в итоге вышел в этой схватке победителем. Это испытание было только первым в череде неприятных заданий. Ему – джонину! – поручали в огромных количествах черную работу и нудные рутинные задания, но Саске не жаловался и со всем справлялся с блеском.

Ему объяснили, что полицейский корпус стоял особняком среди организаций Конохи, и в пределах его стен ранги и боевая репутация не значили ровным счетом ничего. Джонин или чуунин - неважно, ты либо хорош, либо нет - и, если верно второе, тебе не место в полиции.

Саске поначалу встретили косые взгляды и перешептывания – еще бы, сын командира и наследник клана Учиха! Были все основания подозревать, что он попал сюда по протекции и звания получать будет тем же способом. Однако сомнения развеялись как дым, стоило Саске показать, на что он способен - любое данное ему поручение выполнялось качественно и в рекордные сроки. Правда, близко ни с кем из коллег Саске не сошелся: он избегал разговоров не по делу, а на предложения сходить куда-нибудь после работы или поболтать в курилке отвечал холодным взглядом угольных глаз и вежливым отказом. И от него вскоре отстали, сочтя просто мрачным и необщительным.

Однако некоторые из старших офицеров, а именно те трое, что когда-то вели следствие по делу о самоубийстве Учихи Шисуи, продолжали перешептываться, пока в конце концов Фугаку это не надоело.

- Прекратите следить за моим сыном, - объявил он, отведя их в сторону в одном из коридоров полицейского управления. – Он ничем не заслужил такого обращения.

- Простите, командир, но осторожность не бывает излишней, - возразил один из офицеров. – Мы уже имели возможность увидеть, к чему приводит преступная халатность и попустительство в отношении таких вот талантливых детей.

- Вы не посмеете приставить к Саске надсмотрщика, - на скулах Фугаку играли желваки.

- Чтобы он закончил так, как Шисуи? Нет уж, спасибо, - бросил самый молодой из офицеров. Старший товарищ осуждающе на него покосился.

Фугаку с трудом подавил вспыхнувший гнев.

- Мне кажется, за десять лет Саске вполне доказал свою надежность и преданность клану Учиха. Вы не имеете права подозревать его в чем-то, основываясь только на чертах его характера.

- Осмелюсь заметить, командир, но вы поручались и за Итачи… А спустя пару недель отказались от него.

- Вы намекаете, что чувства к Саске как к сыну могут ослепить меня? – Фугаку уже с трудом сдерживал ярость. – Полагаю, вы так же сомневаетесь в способности своего командира учиться на своих ошибках? Может, и в моей компетенции?

Трое обвинителей опустили глаза и отступили назад; прямой бунт был совсем не тем, чего они желали.

- Я хочу, чтобы вы внимательно меня выслушали, - Фугаку дождался, когда все его собеседники поднимут на него глаза, и обвел их взглядом. – Если я услышу, что кто-то из вас установил хотя бы подобие слежки за моим сыном, или настраивает кого-то против него, я буду иметь полное право осудить виновного за превышение полномочий и распространение ложных слухов. И будьте уверены, я это сделаю. Вы все поняли? – дождавшись утвердительных ответов, Фугаку кивком отпустил их и, резко повернувшись, направился к своему кабинету.

На пересечении двух коридоров он столкнулся с Саске, спешащим куда-то с пачкой документов в руках.

- Командир, - Саске вежливо поклонился. На работе он никогда не называл Фугаку отцом.

Глава клана Учиха некоторое время изучал юношу взглядом и внезапно тепло улыбнулся.

- Я горжусь тобой, Саске. Ты – лучший сын, какого я мог бы желать.

И, легонько сжав его плечо напоследок, Фугаку прошел мимо.

* * *

Небольшой сарайчик на одной из полузаброшенных тренировочных площадок за пределами деревни был расположен очень удачно: с его крыши открывался прекрасный вид на Коноху. Впрочем, Саске этот самый вид не очень интересовал. К тому же, чтобы им насладиться, юноше пришлось бы круто вывернуть голову.

Итачи сидел на нагретой за день плоской крыше, опираясь спиной на покатую ее часть. А Саске сидел у брата на коленях - лицом к нему, широко расставив ноги и уперев их в крышу по обе стороны от Итачи.

Надо сказать, в первые дни после воссоединения братья предпочли в некотором смысле отступить, сделать пару шагов назад, чтобы привыкнуть к ситуации и оценить возможности. Дикие, отчаянные поцелуи, которыми они обменивались в тот день, были все же слишком резким переходом. В первые дни не было ничего, кроме осторожных объятий и быстрых, робких соприкосновений губами – самых невинных и целомудренных. Они словно обвыкались друг с другом и со своим решением. Но постепенно, понемногу легкие поцелуи становились дольше, глубже; братья больше не отдергивались друг от друга, будто испуганные школьники, и прошло совсем немного времени, как они уже совершенно перестали смущаться.

То один, то другой делал себе крошечные уступки; маленькие, ни на что не влияющие. Что плохого случиться, если пальцы Саске случайно скользнут за воротник рубашки брата, пробегут по его спине? Что дурного, если Итачи, обнимая Саске, опустит руки чуть ниже, чем следует – совсем немного? Но эти едва заметные шажки наслаивались друг на друга, подталкивали дальше; маленькой отдушины, которую они себе ограничили, не хватало, чтобы выплеснуть все эмоции. Пока каждый из них мог достаточно честно сказать, что дальше поцелуев ничего не зашло, что это – просто безобидная игра, но в воздухе словно носились предчувствия, обещая скорое неизбежное, неотвратимое.

Саске как-то попался в руки мамин любовный роман, и из любопытства он его пролистал. Так вот там «погружение в пучину страсти» (в книжке было много забавных метафор) однажды сравнивалось с падением в пропасть. В их же с Итачи случае это скорее был медленный, методичный спуск по стене этой самой пропасти. Со знанием дела и взаимной поддержкой.

Так и получилось, что сейчас братья оказались на крыше забытого всеми сарайчика в столь двусмысленной позе. Правда, больше их нельзя было упрекнуть ни в чем двусмысленном: они просто разговаривали.

- …В общем, мне в скором времени прочат звание лейтенанта, - Саске поерзал на коленях у Итачи, устраиваясь поудобнее. – Так что, глядишь, скоро я и тебя догоню по рангу, - младший Учиха ухмыльнулся и подмигнул.

- Сомневаюсь я что-то, - хмыкнул Итачи, – для этого тебе придется занять пост капитана корпуса. Думаю, отец пока не слишком хочет оставлять свою должность.

- Все приходит со временем, - с наигранной мечтательностью протянул Саске, упираясь подбородком брату в плечо. Теплый ветерок слегка шевелил волосы на затылке, от крыши поднимался запах нагретого дерева и сухого сена, которым были законопачены щели.

- Как дела у Наруто-куна? – голос Итачи звучал прямо у него над ухом.

- Все хорошо. Походил на миссии в разных командах из тех, которые создаются на раз, для одного задания; в итоге у него теперь куча новых почитателей. Ты же знаешь этого Узумаки – он способен сойтись с кем угодно, причем в кратчайшие сроки. Сакура шутит, что скоро вся деревня будет у него в друзьях, и, если честно, я этому ничуть не удивлюсь.

- Она-то сама как, по-прежнему расстраивается из-за распада вашей команды?

- Сакура? Ну, она все еще иногда вздыхает, глядя на меня грустными глазами, но в целом выглядит довольной жизнью. Она теперь постоянно работает в госпитале, набирается опыта. Говорят, прекрасно справляется.

- Да, это я подтверждаю, - Саске почувствовал, что Итачи улыбается. – Она лечила перелом одному из моих подчиненных. Поразительно быстро поставила его на ноги.

- Знаешь, я очень рад, - Саске вздохнул. – Я все-таки волновался, когда объявлял ей и Наруто о том, что ухожу из команды. Не хочется быть причиной несчастия других, тем более – друзей. Но им это только пошло на пользу, да и Какаши-сенсей, похоже, ничуть не огорчен. Ведь так?

- Так, так, - успокоил его Итачи. – Он, наоборот, говорит, что гордится тобой и твоим поступком; правда, замечает, что новую генинскую команду брать не собирается, так как второй такой нервотрепки не выдержит.

- Мы были трудными детьми, да? – пробормотал Саске, улыбаясь в плечо брату.

Итачи только ласково пробежал руками по его спине, перехватывая его половчее.

- Кстати, о Какаши, - помолчав, сказал Учиха-младший. – Скажи, вот ты… Ну… Ты с ним спишь? – получилось как-то грубо и неуклюже.

В последнее время этот вопрос донимал его все больше и больше: чем ближе они сходились с Итачи, тем сильнее становилось горячее желание получить его только для себя. Саске старался бороться с приступами сумасшедшей ревности, но ничего не мог с собой поделать: воспоминания об увиденной им сцене в парке настойчиво зудели где-то в голове, подстегивая воображение, в такие минуты становившееся особенно изощренным.

- С тех пор, как мы снова стали видеться, - нет.

Сердце юноши дрогнуло и забилось быстрее, посылая волну тепла по телу. Впрочем, это не помешало ему настойчиво спросить:

- Но ты с ним спал?

- Да, Саске, спал, - устало произнес Итачи.

На некоторое время воцарилась тишина.


2008-03-02 в 12:10 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
- Что, допрос окончен? – чуть насмешливо поинтересовался старший Учиха.

- А? Ох, прости, - Саске покраснел. – Я не хотел вот так… Ну, то есть, это не допрос, просто я… Думаю, если бы ты был на моем месте, тебя бы это тоже беспокоило.

- Да я все понимаю, не волнуйся ты так, - Итачи ободряюще погладил его по спине.

- Как вы вообще… настолько сблизились? Просто любопытно.

- Долгая история. Я расскажу тебе как-нибудь, если захочешь.

- Угу, - удовлетворенно пробормотал Саске, закрывая глаза. Он понимал, что больше от своего брата он сейчас ничего не добьется – Итачи вообще не отличался разговорчивостью. Зато он принадлежит только ему – и больше никому. Боги, хорошо-то как!..

Не особо задумываясь о том, что он делает, Саске опустил голову и прижался губами к шее Итачи. Какой-то частью сознания он отметил, как напрягся его брат, но не обратил на это большого внимания; теплая сухая кожа под его губами, биение пульса под ней, прядь волос, щекочущая ему щеку… Саске блаженно жмурился от удовольствия, оставляя второй поцелуй рядом с первым, третий – чуть пониже, перемещаясь дальше, целуя плечо…

- Саске… - голос Итачи был едва слышен.

- Ммм?

- Саске, - Итачи резко взял его лицо в руки и заставил посмотреть себе в глаза. Младший Учиха спокойно встретил его взгляд, чуть улыбаясь безмятежной, полупьяной улыбкой: ему нечего было стыдиться и нечего бояться.

Если Итачи и хотел что-то сказать, он не стал этого делать; он просто слегка покачал головой и поцеловал брата в губы. Саске, ничуть не смущаясь, обнял его за шею и с готовностью ответил.

Спуск становился все более стремительным.

* * *

Позже вечером, лежа в горячей ванне, Саске устало откинулся на бортик, наблюдая за облачками пара, поднимавшимися от воды. Ему тяжело было облекать чувства в слова; то, что происходило между ним и Итачи, вообще с трудом поддавалось описанию. А уж случившееся сегодня… Саске поежился от сладкой дрожи, пробежавшей по телу. Было смутное понимание, что он почти перешел какую-то черту; ту самую черту, вдоль которой они ходили уже много дней.

Его охватило нервное предвкушение, вроде того, которое наполняло его, когда Итачи поводил головой, так что кончики его волос слегка задевали открытое плечо младшего брата, или когда его губы застывали в сантиметре от щеки Саске, и кожа юноши ныла от ощущения дразнящей близости и тепла. Итачи нравилось вот так играть с ним – легко, чуть насмешливо, но никогда не переступая границы.

Но Саске – Саске уже было мало. Они зашли слишком далеко, чтобы останавливаться.

И он знал, что в глубине души Итачи чувствует то же самое.

* * *

Это был выходной день – в отличие от обычных шиноби, отдыхавших неопределенное время между миссиями, в полицейском корпусе выходные давались регулярно, раз в неделю. Необычная для весны жара по-прежнему висела над Конохой, и братья предпочли спрятаться от нее в квартире Итачи, тем более, что по причине все той же жары слишком много народу устремилось под тень парковых деревьев.

Они лежали на кровати – лицом друг к другу – и говорили о чем-то (Саске не запомнил, о чем); потом разговор сам собой сошел на нет. Они целовали друг друга, неторопливо и ласково, и младший Учиха нежился, объятый чудесной легкостью и спокойствием.

И он не испытывал ни смущения, ни сомнений, неожиданно прижимаясь губами к плечу своего Нии-сана, – во всем более импульсивный и несдержанный, чем брат.

- Саске, - пальцы Итачи взъерошили упрямые волосы у него на затылке. – Что ты делаешь?

Тот, улыбаясь, поднял на него блестящие глаза.

- Люблю тебя.

- Вот как, - тихий смешок, внимательный, задумчивый взгляд.

Новый поцелуй – в губы.

- Нии-сан… - Саске шептал, продолжая улыбаться и теребя воротник его рубашки.

Рука Итачи, чуть задев подушечками пальцев горло, скользнула по его груди и остановилась. Тяжелое, быстрое сердцебиение… Саске обнял брата за шею, придвигаясь ближе; теплое дыхание обдало щеку.

- Не останавливайся, - шепот.

Итачи вздрогнул и чуть отстранился, встречаясь взглядом с Саске. Темные, так схожие с его собственными глаза… И непроизнесенный ответ на незаданный вопрос.

Старший Учиха чуть сжал пальцы, на секунду опустив веки, - и, резко выдохнув, перевернул брата на спину, накрывая его губы своими. Не помня себя, он целовал его лоб, щеки, шею, прервавшись лишь для того, чтобы стянуть с него футболку, а потом снова целовал, жадно, страстно, до боли в губах. Саске попытался было протянуть руки, ответить на ласки, но Итачи перехватил его запястья и с силой вжал их в подушку у юноши над головой, не позволяя прикоснуться к себе. Слабая попытка протеста захлебнулась в горячем, властном поцелуе. Саске мог только стонать, изнывая под жаром ласк брата, не соображая уже, что с ним делают, попросту не успевая за Итачи.

А Итачи упивался своей давней, небывалой мечтой, вдруг ставшей реальностью. Голова кружилась, пальцы левой руки, удерживающей запястья Саске, побелели, сведенные судорогой. Но, отбросив в сторону последний предмет одежды, он наконец нашел в себе силы остановиться и приподнялся, отпуская своего брата.

Саске, обнаженный, лежал под ним, доверчиво раскинувшись на постели и послушно не убирая рук из-за головы; черные пряди прилипли к мокрому лбу, ресницы дрожали, полускрыв затуманенные глаза. Распростертый, полностью открытый… Невинный. Пока еще – невинный.

- Что теперь, аники? – Саске смотрел на него с радостным ожиданием.

Аники…

«Учиха Итачи, неужели ты сделаешь это? Неужели ты ляжешь в постель с собственным младшим братом?»

Но Саске смотрел на него, смотрел восторженно, влюбленно и призывно. И последние барьеры, выстроенные в душе Итачи, рухнули. Проснулась какое-то дикое, почти злое ликование, и вместе с тем – пронзительная, отчаянная нежность.

«Саске, мой Саске, мой братик… Мой, мой, наконец-то мой!»

Итачи осыпал его поцелуями, стараясь заглушить неизбежные неприятные ощущения, когда его пальцы проникали в тело младшего Учихи. Тот пытался расслабиться как мог, по мере сил стараясь помочь, сделать все правильно; его трясло от возбужденного нетерпения, смешанного с глухим животным страхом, а потом – и от острых вспышек удовольствия.

Итачи почувствовал, что теряет голову; дальше медлить не было сил. Руки дрожали от напряжения, когда он наклонился к лицу Саске, коротко прикасаясь к его губам.

Юноша ахнул и резко выгнул спину.

- Итачи..! Больно!

- Я знаю, - он прислонил лоб ко лбу Саске, с трудом сдерживая тяжелое дыхание. – Я знаю. Потерпи, не волнуйся, все пройдет, обещаю.

Саске зажмурился, кивнул и затих, сминая в кулаках простыню. Он потерпит; ради Итачи, ради Нии-сана… Ради себя. Ему было больно, странно, неуютно – но это чувство, удивительное чувство заполненности... Кровь от крови, плоть от плоти, сейчас – действительно одно целое.

Кулаки Саске медленно разжались.

- Нии-сан, - позвал он, снова открывая глаза.

Итачи кивнул - понял. Неуклюжий поцелуй – и краткое движение бедрами.

- Ах!..

Саске вновь прогнулся, но на этот раз – не из-за боли. Нет, боль осталась – но она отошла на задний план. Его брат… Его брат…

- Итачи, боги!

Младший Учиха сам не заметил, как забыл держать руки в стороне и обхватил брата за плечи; да и сам Итачи, похоже, не обратил на это внимания. В этот момент Саске вдруг отчетливо понял, что не хочет, чтобы кто-нибудь другой делал это с ним. Никогда. У него нет никого ближе Итачи, и никогда не будет – потому что никто, никто не сможет быть к нему ближе, чем Итачи сейчас. Нии-сан. Брат. Любимый.

- Я люблю тебя, - шептал Саске ему на ухо, надеясь одновременно, что тот его услышит и не услышит; узнает, что переполняет его сейчас - и не заметит, как он теряет разум и тает под его прикосновениями.

А потом Саске уже не мог думать – Итачи не давал ему времени. И младший Учиха позволил ему завладеть собой, растворить в себе – единственному, кому он мог это разрешить.

Когда все закончилось и Саске просто лежал, обняв своего брата, расслабленный, усталый, вылюбленный до капли, он слушал мерное дыхание своего Нии-сана и думал, что никогда раньше он не испытывал такого необыкновенного чувства принадлежности другому; он принадлежал Итачи, целиком и полностью, но и Итачи – Итачи принадлежал ему. Это осознание наполняло его восхитительной уверенностью и восторгом, и Саске заснул, улыбаясь, так и не расцепив объятий.

* * *

Он вернулся домой уже под вечер. На улице давно стемнело, и в квартале Учиха горели фонари.

- Саске, ты пришел! – на звук открывшейся двери в коридор вышла Микото. – Как прошел день?

- Нормально, - автоматически бросил Саске. Его голова была переполнена совсем другими вещами, а на лицо так и просилась блаженная улыбка.

- Ужинать будешь?

- Нет, спасибо. Я к себе, - Саске начал подниматься по лестнице, надеясь поскорее оказаться в безопасности своей комнаты, но его остановил обеспокоенный голос матери:

- Саске, ты хромаешь!

- А? – юноша удивленно бросил взгляд через плечо. – А, это… Растянул ногу на тренировке.

Микото укоризненно взглянула на него.

- Ты тренируешься в выходной день? Саске, иногда нужно и отдыхать!

- А когда мне тренироваться, по рабочим дням? – он полностью обернулся и одарил мать улыбкой. – Не волнуйся, я не перетружусь. Передай отцу, что я пошел спать. Спокойной ночи!

- Спокойной, - отозвалась Микото, но тревога из ее глаз не исчезла.

2008-03-02 в 12:11 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
* * *

- А вот и я! – Наруто спрыгнул на землю с ветки ближайшего дерева. – Прости, бабулька Цунаде задержала. Ты о чем-то поговорить хотел?

- Да, - Саске опустил взгляд, набираясь смелости.

- Ну и..? – Наруто вопросительно посмотрел на него, подходя ближе.

- Я влюбился.

- О! Это неожиданно, - Узумаки расплылся в широкой ухмылке. - Саске, да ты, никак, начинаешь превращаться в человеческое существо? Поздравляю! И кому же повезло растопить ледяное сердце наследника клана Учиха?

- Итачи.

- Что?! – Наруто поперхнулся. – Прости?

Саске вздохнул, по-прежнему не отрывая глаз от земли, и монотонно произнес:

- Да, ты правильно расслышал. Нет, я ни обо что не бился головой. Хотя что с ума сошел – возможно.

- Но он же…

- Мой брат. Да, я в курсе, - Саске неуверенно поднял взгляд на друга.

Наруто молчал, похоже, не находя, что сказать. Но, по крайней мере, на лице его не было ни ужаса, ни отвращения – только шок. Саске невольно почувствовал легкое облегчение; впрочем, его друг всегда славился своей потрясающей терпимостью к самым невероятным вещам.

Тем временем Наруто более-менее пришел в себя и задумчиво почесал в затылке.

- Ты знаешь, а я почему-то… не удивлен.

- Не удивлен?! – Саске изумленно воззрился на него.

- Ну, то, что девушки тебя не интересуют, я подозревал давно – вон их сколько вокруг тебя вьется, а ты их будто вообще не замечаешь. А после того, как ты несколько лет чуть не вис на своем брате, а потом устраивал сцены ревности – куда уж тут удивляться! – Наруто покачал головой. – О боги… Ну и семейка у вас…

- Это еще не все, - Саске чуть покраснел. Быстрее, высказать все, пока не растерял храбрости. – Вчера я… В общем, я лишился девственности.

Наруто замер.

- С ним?..

- Нет, с духом Первого Хокаге! – сорвался Саске. – Да, черт побери, с ним! Наруто, ну прекрати же мне нервы трепать, ответь уже что-нибудь!

Он умоляюще взглянул на друга, и тут… Узумаки внезапно начал хохотать.

- Ты чего? – ничего не понимая, спросил Саске.

- Ой… Ха-ха-ха! Извини… - Наруто все никак не мог отсмеяться. – Но ты просто подумай: Учиха Саске… Юный гений, красавчик, мечта половины женского населения Конохи… Из всех, всех девушек… Хорошо, пусть даже парней… Выбрал своего брата! Лишился девственности! А-ха-ха… Ой, не могу… Вот это называется – насмешка судьбы!

- Нашел повод для шуток, - буркнул Саске, но уголки его губ сами собой приподнялись.

- Прости, прости. Ох, - Наруто вытер выступившие слезы. – Я не со зла, правда. Просто это действительно смешно. Бедная Сакура-чан!

Саске поморщился.

- Я не про Сакуру спрашиваю.

- Да я понял… Расскажи хоть, как тебя угораздило, - Наруто присел на траву под деревом.

Саске вздохнул, мысленно смиряясь со своей участью, и, нервно расхаживая по поляне, начал говорить.

- Вот оно как, - пробормотал Наруто, когда он закончил. – Мда… Бедный Итачи.

- Это еще почему? – удивленно моргнул Саске.

- Так ведь он, выходит, уже давно к тебе… не совсем по-братски относился. А теперь вспомни, как ты себя с ним вел – то прижмешься, то голову на колени положишь, то еще чего… Я бы на его месте сдурел.

Саске почувствовал, что краснеет.

- Не уходи от темы. Так что… ты скажешь?

- А что я могу сказать? Если ты ждешь, что я буду бегать кругами и кричать: «Спасите, мой лучший друг – извращенец!» - ты ошибаешься. Я, конечно, не большой поклонник инцеста…

- Наруто!

- Да, Саске, это именно так называется; так вот, прежде всего, как я уже заметил, ты мой друг. И меня по большей части не должно волновать, с кем ты там бродишь под ручку и проводишь ночи. К тому же… - Наруто посмотрел ему в глаза. – Скажи мне одну вещь: ты счастлив?

- Да, - не задумываясь, ответил Учиха.

- Значит, это все и решает. Поверь, видеть тебя счастливым куда приятнее, чем мрачным и недовольным. Так что, если для того, чтобы ты себя хорошо чувствовал, Итачи нужно держать тебя в своей постели – пускай. Хотя я все равно считаю это странным.

- Ну это-то понятно, - хмыкнул Саске, с облегчением выдыхая. – Ох, Наруто… Ты не представляешь, как я волновался, - он устало провел по лицу ладонью.

- Зря волновался, - отрезал тот, а потом внезапно пробормотал: - Да уж, а ведь если подумать, так это я во всем виноват…

- С чего бы?

- А с того: забыл, что ли, кто тебя с лестницы столкнул?

Саске хмыкнул.

- А ведь и правда. Ну что ж, Узумаки, поздравляю тебя – ты способствовал превращению своего друга в извращенца.

- Да ну тебя, - Наруто пихнул его в плечо. – Я же из лучших побуждений…

- Кто ж спорит? Я тебе благодарен, - Саске послал ему свою фирменную усмешку.

- И, кстати, - помолчав, добавил Учиха. – Я хотел попросить: не говори ничего Сакуре. Она… не поймет.

Наруто кивнул.

- Не скажу. А Какаши-сенсей?

- А что Какаши-сенсей? Думаю, он уже в курсе последних событий. Ему было кому рассказать.

Узумаки с любопытством наклонил голову.

- Ревнуешь?

- Нет, - буркнул Саске, всем видом давая понять, что тема закрыта.

- Ладно-ладно. Эй, теме, - Наруто подождал, пока Учиха вновь не поднял взгляд на него. – Можно задать тебе личный вопрос?

- Ну давай, попробуй.

- Как оно было-то? – блондин смотрел на него горящими глазами.

Саске усмехнулся.

- Невозможно, Наруто. Невозможно правильно.

* * *

С того дня, когда Саске впервые отдался своему брату, все вдруг стало удивительно просто и ясно. Страх ушел, как и последние колебания, а чувства словно стали острее. Нарушенные табу и запреты нашептывали о себе с каждым поцелуем, с каждым моментом близости, но это еще больше дурманило их, кружило голову, заставляло адреналин бурлить в крови. Саске принимал это, как часть себя, как что-то естественное и неотделимое.

А Итачи по-прежнему не позволял ему прикасаться к себе в постели. Саске думал, что понял, почему: старшему Учихе было легко осыпать его ласками, пуская в ход все знания и умения, выплескивать давно копившиеся чувства, но мысль о том, что его маленький брат, которого он когда-то носил на руках, которому читал вслух, будет ублажать его… пугала. Саске пока что смирился и использовал данное ему время по максимуму: он учился.

Послушно цепляясь руками за простыню или вплетая пальцы в волосы Итачи (самое большее, что было ему дозволено), он следил за своим братом из-под полуопущенных ресниц, активировав Шаринган. Каждый нерв его трепетал от удовольствия, и сконцентрироваться было почти невозможно, но многолетние тренировки сделали свое дело: навыки были доведены чуть ли не до автоматизма. Он ждал нужного времени; ждал, когда Итачи расслабится, ждал, когда его движения перестанут быть бешено-дикими, сметающими любую попытку взаимности.

И Саске дождался. Поцелуи его брата стали спокойнее, мягче, и наконец младший Учиха решил, что пора и ему отплатить тем же.

Осторожно взяв брата за плечи, он подтолкнул его и опрокинул на спину, оказавшись сверху.

- Саске..? – к счастью, особой тревоги в глазах Итачи не было.

- Шшш, - юноша приложил палец к его губам и чуть улыбнулся. – Моя очередь.

А потом он просто позволил своему Шарингану сделать за него всю работу. Нужные действия приходили на ум словно сами собой, и Саске старательно выполнял их, чуть изменяя по своему усмотрению. Он изучал тело своего брата, ища места, от прикосновений к которым Итачи чаще вздрагивал, то прикусывая, то нежно щекоча языком кожу, и наслаждался реакцией, которую вызывал. Слабый стон, чуть сильнее сжимавшие его волосы пальцы, - и приглушенный вскрик, когда губы Саске коснулись самой чувствительной части его тела. Юноша только усмехнулся и закрыл глаза, позволяя Шарингану управлять собой.

- Саске… Ты… Нет… - обрывки слов, долетавшие до его ушей, только его подбадривали.

Итачи содрогнулся, хватка на волосах Саске стала болезненной, а потом разжалась. Юноша удовлетворенно поднял голову, вытирая губы, и откинулся назад.

- Ну как? – ухмыльнувшись, спросил он.

На щеках Итачи пылал румянец.

«Мой младший брат… Мой младший брат только что…»

- Зачем ты это…

Саске обреченно покачал головой и, наклонившись, легко поцеловал его.

- Потому что мне хотелось. Тебе не кажется, что ты повторяешься с вопросами?

Итачи вздохнул, прижимая его к себе.

- Кажется, - а потом, помолчав, он со смехом добавил: - Знал бы отец, для чего ты используешь свой Шаринган!

Саске хихикнул, утыкаясь носом в шею брату.

- А что? По-моему, полезно.

- Еще как, - согласился Итачи, а потом внезапно перевернулся, прижав младшего Учиху к постели. Тот с интересом взглянул на него, вопросительно приподняв бровь.

- Хорошая работа заслуживает награды, - Итачи пытался говорить серьезно, но в его глазах притаилась улыбка. Саске счастливо зажмурился и подался к нему.

Это был первый день, когда он не пришел ночевать домой.

2008-03-02 в 12:11 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
* * *

- Ну что ж, тренировка окончена, - Какаши спрыгнул на землю в центре поляны и отряхнул руки.

- Ну как, ну как вам? – Наруто опустился рядом с ним и с энтузиазмом взглянул в лицо бывшему сенсею.

- Ты стал еще более непредсказуемым, - Какаши тихо фыркнул. – И нахальным. Техник понахватался… А ты, Саске, - он обернулся к появившемуся из зарослей юноше, - явно стал осторожнее. Влияние выбранной профессии?

Учиха только довольно усмехнулся.

- А про меня вы ничего не скажете? – на прогалину вышла Сакура.

- Ну, нападение – не твоя специализация, однако то дерево мне искренне жаль. Погибнуть от кулака прелестной девушки…

Саске покачал головой.

- Ладно, я вас, пожалуй, оставлю обмениваться комплиментами и пойду. Мы договорились встретиться с Итачи как раз в это время.

- А не опоздаешь? – поинтересовался Наруто.

- Нет, это тут рядом, на старой тренировочной площадке. Ты, кстати, кунай свой особый найди, куда ты его зашвырнул?

- Черт, точно! – Наруто хлопнул себя по лбу. Этот самый кунай, заряженный чакрой так, чтобы усиливать точность и силу атаки, он сегодня утром с гордостью демонстрировал друзьям, - Ладно, тогда пока и удачно провести время. Сакура, подождешь меня?

Девушка кивнула. Наруто, бормоча под нос что-то о своей забывчивости, исчез в лесу, а Саске, бросив взгляд ему вслед, хмыкнул и повернулся к двум оставшимся членам своей бывшей команды.

- Какаши-сенсей, Сакура, увидимся.

- Пока, Саске.

- Удачи, - взгляд Какаши был чуть более внимательным, чем обычно.

Когда юный Учиха уже скрылся, Сакура еще некоторое время смотрела ему вслед, а потом, беззвучно шевельнув губами, опустилась на землю рядом с Какаши, готовясь ждать Наруто. Джонин предпочел ее не трогать.

Внезапно девушка вскочила на ноги.

- Ой! Саске-кун забыл свою куртку! – она указывала на повешенную на одном из кустов форменную ветровку.

- Ничего, можно будет занести ему… - начал было Какаши, но Сакура его перебила:

- Да я лучше сейчас его догоню и отдам! Скажите Наруто, ладно?

С этими словами она подхватила куртку и умчалась в ту же сторону, в которую ушел Саске.

- Вот, нашел наконец-то. А где Сакура? – Наруто появился из-за деревьев несколько минут спустя, помахивая своим кунаем.

- Убежала отдавать Саске забытую куртку.

- Забытую..? - тут Узумаки внезапно замер. – Подождите, то есть она за ним понеслась? Черт!!!

- Наруто? – Какаши непонимающе следил за изменяющимся выражением лица бывшего ученика.

- Он же там с Итачи! Бегает он быстрее ее, так что вполне возможно… Так, я скоро!

* * *

Наруто успел как раз вовремя, чтобы схватить Сакуру за руку и не дать закричать, а потом оттащить ее от края поляны, на которой Итачи и Саске… Неважно. Довести ошеломленную девушку до площадки, где они оставили Какаши, было уже легче – она шла почти машинально, покорно следуя за другом.

Зато когда они добрались до места, грянул гром.

- Это… Это недопустимо!!! Кошмарно, отвратительно! Они… Они не должны такого делать! Как такое вообще возможно?! Саске-кун… Чтобы Саске-кун..! Его… Его обманули, заставили! Он…

- Сакура. Никто никого не заставлял. Они… просто вместе.

- Они – братья!!! Это противоестественно!

- Сакура…

- А вы… Вы – знали?! Знали – и ничего не сказали мне?!

- Потому и не сказали, - Какаши устало закрыл глаза. – Саске понимал, что ты так отреагируешь.

- Са-Саске..? – Сакура замерла, широко раскрыв глаза. – Он… Он попросил вас? Но… Это все равно непростительно! – она решительно сжала кулаки.

- Сакура, я понимаю, ты шокирована, - Наруто осторожно взял ее за руку, - но прошу, успокойся. Это их дело. Я тоже вначале был изумлен, но Саске выглядел таким счастливым! Просто… оставь их в покое, и…

- Нет, Наруто, их нельзя оставлять в покое! – на глазах у девушки выступили слезы. – Ты говоришь, счастливым? Никто не может быть счастлив в таких отношениях! Я не верю, что Саске-кун…

- Боюсь, тебе придется поверить, - голос Какаши звучал почти сурово. – Сакура, любовь не всегда укладывается в общепринятые рамки. Они не просто так бросились друг другу в объятия, и, представь себе, они очень, очень долго не позволяли себе перейти границу.

Сакура обернулась к нему.

- А вы… Вы все это время знали, да? И оставили все как есть? Вы должны были объяснить им, удержать их! А то, чем занимались вы, называется попустительством!

Тут Какаши взорвался.

- А что, что по-твоему я должен был сделать?! – он даже привстал с земли. – Назвать их извращенцами и запретить видеться друг с другом?! По-моему, мы все имели возможность убедиться, что тому же Саске куда лучше рядом с братом!

- Вот именно – с братом! Итачи его брат, и они не должны были выходить за пределы этого понятия!

- Сакура, - это уже снова Наруто, - Они ничего никому не должны. Они просто любят друг друга.

Девушка медленно вздохнула.

- Наруто, прости, я сейчас скажу одну вещь, которая тебя обидит, но ни ты, ни Какаши не знаете, что такое нормальная любовь. Вы, сенсей, у кого и жизни-то полноценной нет, и ты, выросший без семьи, - вы будете трястись над каждой привязанностью, какой бы мерзкой и недозволенной она не была. Но есть еще такая вещь, как общественные запреты, и с ними надо считаться, - она замолчала, упрямо переводя взгляд с одного на другого.

- Возможно, ты и права, Сакура, - тихо произнес Наруто. – Возможно, мы действительно не знаем. Но кто дал тебе право решать за Саске, что для него лучше, а что хуже? Что нормально, а что нет? Это его жизнь и его – поверь, абсолютно сознательный – выбор.

- Это все равно неправильно, - девушка резко вытерла кулаком злые слезы.

- Сакура, - Какаши, похоже, успокоился и говорил на удивление мягко. – Если ты позволишь сказать презренному попустителю… Я хочу уточнить кое-что насчет общественных запретов. Основная причина табу на инцест – высокая вероятность появления больных детей. Но в случае Саске и Итачи эта проблема сама собой пропадает – они одного пола. Скажи, если бы Саске полюбил другого молодого человека – не своего брата – ты бы возмущалась точно так же?

Сакура молчала.

- Так я и думал, - кивнул Какаши. – Я знаю, тебя всегда смущало то, насколько Саске привязан к Итачи, - но теперь, может, тебе стала более понятна причина?

- Они замкнуты друг на друге, - Сакура смотрела себе под ноги. – Саске никого другого попросту не видит.

- Да; так уж вышло, – Какаши подошел к ней и ласково положил ладони ей на плечи. – Но он счастлив, Сакура. Они оба счастливы. Так позволь им побыть счастливыми – им и так слишком долго приходилось терпеть разлуку. И однажды это закончится – ты сама говоришь, что это неестественно. Сомневаюсь, что это может продолжаться всю их жизнь; рано или поздно они успокоятся, достаточно пробудут вместе – и разойдутся. Сами. Без мучений и боли. Просто дай им время, хорошо?

Сакура закусила губу. Полностью убежденной она не выглядела – но и злость ее прошла.

- Хорошо. Но все равно - это нездорово, - упрямо прошептала она, отводя взгляд.


2008-03-02 в 15:38 

Эльверт , такое не грех и второй, третий и четвертый раз прочитать :-D

2008-04-26 в 14:20 

Гарайя-сама
Мне очень понравилось... хотя я бы хотел подробных описаний, чем занимались Учиха наедине)))

2008-06-21 в 02:58 

потрясающее произведение!!3 часа ночи а я не могу себя заставить отлипить от экрана,уже покрасневшие глаза!!изумительно!какой красивый язык,какой простой,безпретезиозный стиль!какие восхитительные эпитеты,описания,метафоры!!а,какой великолепный сюжет!!о богатейшем словарном запасе и умени его так мастерски использоват -я вооще,ээ..молчу)))!!!браво,автору,это шикарное творение!!!

2008-08-04 в 10:21 

Ипать!!!!! все .. я умир и попал на небеса !!! Это просто.. прост НЕТ СЛОВ!! ОХРЕНЕТЬ !!!ААААААААААААА!!! * пошл перечитывать еще раз любимые моменты*

URL
2008-09-30 в 14:18 

Автор - ты мегакрут!!! Я на тебя реально молиться буду!:vict::five:

URL
2009-01-06 в 01:40 

Классно, Круто, Превосходно!!! :hlop:

URL
2009-01-06 в 02:19 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Гость Аригато! ^__^

2009-02-11 в 01:19 

Вот же ж Сакура...

А нц ничего так... заводит =)

URL
2009-02-11 в 01:26 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
greenmusik
Сакура есть Сакура. :laugh: Обычная девочка))
А вот за нцу отдельное спасибо, это - одна из первых попыток их (нцей) написания))

2009-04-12 в 00:55 

I love humans. Always seeing patterns in things that aren’t there.
*мечтательно* если бы все НЦы были такие, мммм....

2009-05-10 в 20:12 

Автор няка няка!!!
Знала бы в живую - расцеловала! Няяяя =^_^=

Hikaru

URL
2009-05-10 в 23:30 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Гость Спасибо большое! Автору очень приятно. =^__^=

2009-11-02 в 08:00 

Золотые руки - жаль, что из жопы растут.
Эльверт, перечитываю этот фанфик в стопиццотый раз и все никак не могу начитаться!))))
Самый лучший учихацест во всем мире!))) ГОЛАКТЕКО ОПАСНОСТЕ!!! О_О
Итачифаны торжествуют :dance3:

2009-11-02 в 19:04 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
ViksyaGothic Итачифаны торжествуют
Ваистену! :super:
Спасибо, аффтар рад распространять Учихацест и дальше))))

2009-11-28 в 23:13 

datura
О, да, про Итачефанов - воистину!
*_____________________________________*
Хочу себе такого же, как Итачи. И с внешностью Шатенева. И... и.. Да*_________________________*

2009-11-29 в 02:06 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Кофейное Дыхание О, как я вас понимаю... :rolleyes:

2009-11-29 в 15:40 

datura
Тоже слушаете Акадо?

2009-11-29 в 17:17 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Кофейное Дыхание Нет)) Я про то, что "хочу себе такого же"))

2009-11-29 в 19:33 

datura
*-*
А зря.

2010-07-23 в 14:59 

Лучше, когда над тобой смеются, чем когда плачут
Эльверт эхх... хотела перечитать еще раз, чтоб понаблюдать как нцу описывать, но зачиталась и просто получала удовольствие =) после того, как взялась за свой фанф, поняла, какой аццкий труд вы проделали, да еще и с ТААААКИМ результатом!

2010-07-23 в 15:37 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Shizofrenia13 И еще раз спасибо вам за ваши слова! :shy: А что до труда - он того стоил.)))

2010-07-23 в 15:41 

Лучше, когда над тобой смеются, чем когда плачут
никто и не спорит!!! конечно же стоил! :rotate:

   

Библиотека Цунаде

главная