Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
05:04 

Будь моим парнем (Глава 2)

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.


Название: “Будь моим парнем” (БМП), “Be my boyfriend” (BMB)
Автор (alpha): Mau4uK
Бета (beta): Juli
Fandom: original
Pairing: ну, парней тут будет много, а вот насчёт пар ничего не скажу, сами думайте =)
Disclaim: в общем и целом, все мои и всё моё. Написано для удовольствия и является плодом любви больной фантазии автора и Великого Слэша
Размещение: с разрешением, с указанием
Размер: maxi
Статус: в процессе средней активности
Жанр: romance, POV’ы, animanga style, angst
Рейтинг: R
Предупреждение: местами зацензуренная ненормативная лексика, описание попыток суицида, присутствуют гет отношения

Summary:
Автор: Он – Король Универа. Он получает десятки любовных писем от девчонок и парней.
Герой: Да-да, парней. Чё?! Что Вы сказали?
Автор: Письма. Любовные. От девчонок и парней.
Герой: А! Ну, да… ЧТО?! КАКИХ ЕЩЁ ПАРНЕЙ???!!!

Содержание:

@темы: слэш, БМП, original, my texts

URL
Комментарии
2011-02-24 в 05:07 

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.
Глава 2. Игра в прятки.

Раз, два, три, четыре, пять,
Вышел зайчик погулять,
А ему навстречу вышли,
Звери счетом ровно пять.

Раз - лесная землеройка,
Зайка, с ней ходы порой-ка!
Два - большой лесной медведь,
С ним попробуй пореветь!

Три - голодный серый волк -
Он в зайчатах знает толк!
А четыре - лось сохатый
По рогам видать - богатый!

Пять - глаза и рыжий хвост.
Это - лис, большой прохвост.
Раз, два, три, четыре, пять -
Он идет тебя искать.

© Ольга Чернорицкая[1]

Айри.

– ЧТО??? Ты это сделал?!

– Тссс… Мика… Тише ты, – благодаря моей подруге мы снова привлекли внимание половины класса.

– Прости, я не хотела… Значит, ты это сделал. Как прошло? Что он ответил?

– Нууу… – вдумчиво тяну я.

– Так! Рассказывай всё с начала и по порядку. Как ты это сделал? – деловым тоном, не терпящим каких-либо возражений, заявляет она.

Разумеется, наш гениальный стратег без труда просекла мою неуверенность и, могу поспорить, уже приблизительно знает, КАК это было, и что я самым бездарным образом провалил её план.

– Мик, давай не сейчас, – шепчу ей устало. – У нас вроде как урок…

И сразу же раздаётся спасительный (как и в прошлый раз) звонок. Теперь только бы не уснуть: я всю ночь не мог сомкнуть глаз. Впрочем, я уже давно очень плохо сплю, так что мне не привыкать.


Юи.

– А! Юи. Hello! – и зачем так орать через весь двор. Господи, это рыжее чудо когда-нибудь угомониться или будет мучить нас всю жизнь (ну, до конца универа так точно)? У него что, вечный двигатель в энном месте? Или хотя бы батарейка? Энерджайзер, блин.

– Доброе утро, Юи, – Тауро обгоняет сзади, каким-то чудом умудряясь ни в кого не врезаться, уткнувшись в свой блокнот и не поднимая головы, а по пути приветствуя всех знакомых. Вот интересно, как он видит что-либо и кого-либо? По звуку шагов нас различает что ли?

– Угу. Доброе, – угрюмо киваю в ответ уже обоим.

– Что-то случилось? Ты не выспался? – Тауро – это не Дэн: чтобы узнать и понять состояние других и моё в частности, ему необходимо задавать вопросы, на которые я, к сожалению, не хочу сейчас отвечать, так как банально пока и сам не очень въезжаю, что вообще происходит.

– Оставь его, – Даниэль, наконец, нашёл, где припарковать машину: из-за меня мы чуть не опоздали. – Какая аудитория?

– 314, – ничуть не смутившись таким холодным приветствием отвечает наш гений.

– Идём, – мягкий голос Принца успокаивает, усмиряя и мою раздражительность, и Томино любопытство, и лёгкую заинтересованность Тауро.

– Спасибо, – почти беззвучно выдыхаю в ответ.

* * *

“Если она не перестанет мельтешить у меня перед глазами, я усну”, – вывожу на вырванном из тетрадки листе.

“И что же, позволь спросить, тебе мешало это делать ночью? Или кто?” – Дэн как всегда видит меня насквозь, но сегодня он лишь наполовину прав.

В ответ молча передаю ему ту самую фотку.

“Никому не слова”, – добавляю и для пущего эффекта сдвигаю брови.

Дэн пару минут пристально рассматривает фото, словно безмятежный пейзаж, разве что на вкус не пробует.

“Интересненько. Очень мило, – наконец пишет он. – И что с того? Что хочет наш маленький шантажист?”

Я недоумённо смотрю, гадая, где и в чём прокололся.

– Как ты… – уже не пишу, а шепчу я, но его внимательный, изучающий взгляд останавливает.

“Так сколько он просит?” – наш диалог возвращается к письменной форме.

Так он не знает?! Или знает? Кажется, бессонная ночка не прошла даром и вышла боком, ибо что-то кроме полусонного состояния на грани потери сознания я ощущаю в себе дикую потребность пойти и прикупить где-нибудь немного роликов и шариков, а то у меня их явно не хватает для полноценного мыслительного процесса.

“Хотел бы я знать…”, – возвращая бумажку с ответом, в дополнении пожимаю плечами и хмыкаю.

“Это как?” – успеваю прочесть, прежде чем листок по мановению, нет, не волшебной палочки, а костлявой в массивных перстнях и кольцах руки старой перечницы, возносится вверх и, печально прошелестев над моей головой, был безжалостно смят. Я делаю абсолютно непробиваемое лицо, мысленно стараясь придать ему форму одной из стандартных четырёх монолитных вертикальных конструкций, ограничивающих помещение, насколько это возможно в моём всё ещё полубредовом состоянии, и поднимаю взгляд “крайнего удивления”, чтобы встретиться с глазами препода. Понятия не имею, как её звать величать. Знаю только, что она ничего нам не скажет. Зло позыркает сквозь толстые стёкла очочков и, не солоно хлебавши, свалит обратно к трибуне вещать на заданную тему.

Ну, вот, как и ожидалось, отвернулась и отошла (жаль не в мир иной… что-то я сегодня злой, похоже опять придётся в клубняк заявиться). Интересно, что на неё больше подействовало: моя непробиваемая физиоГномия с тёмными кругами под глазами или надменная маска Дэна аля “что это за букашка тут бегает”? Пожалуй, скорее второе, нежели первое.

– Поговорим потом, – шепчу я, и, наконец, обращаю внимание на доску, где лектор корявает очередную трёхэтажную формулу. Вот же вымирающий вид: все уже перешли к презентациям, а она всё фломиками мемуары нам строчит.

* * *

– И что думаешь делать?

В ответ пожимаю плечами. На большой перемене, доверив Тауро отвлекать всё безграничное внимание рыжика на себя и отправив обоих в кафе, мы с Даниэлем уединились на крыше главного корпуса. Искренне сочувствую брюнету, но посвящать в свои проблемы их я пока не намерен.

Обрисовывая Дэну в подробностях получение и распаковку “почты”, а также все мои мало-мальски стоящие измышления на этот счёт, я уложился в 10 минут. И сейчас настала его очередь спрашивать, думать, предлагать выходы и решения: а то я уже не в состоянии. Сам всю ночь думал.

– Сколько он хочет?

– Говорю же, понятия не имею.

– Так, что он реально хочет, чтобы вы это… встречались?!

– А я о чём? Брееед… Шутка юмора, блин, – нервно хихикаю.

– Спокойно, Ю. Сейчас пойдём и выясним, что ему надо. Денег я тебе добавлю, если… Но не думаю, что будет так уж много, при условии, что он не полный дурак. Старшеклассник, говоришь.

– Дэээн… – неуверенно тяну я. – Тут вот какая трабла[2]… Я этого мальца в упор не помню. Вообще. Понимаешь? Я просто в осадок выпал от его вида и заявления…

– Весело. А на фотке ты не с ним что ли?

– Нет. Это другой. Ну, ты знаешь…

– Знаю-знаю. Очередная шлюшка. Ладно, пойдём. После пар выясним личность твоего воздыхателя.

– Угу.


Айри.

– Опять ничего?

Отрицательно мотаю головой.

– Да о чём он только думает!

– Мииик… – жалобно выдавливаю из себя, отрывая голову от обнимаемой розовенькой подушки-сердечка.

– Что?! – в пылу приступа гнева (благо не на меня) злобно сверкает глазами. – Пойдём, - стягивает за руку с насиженного, мягкого, удобного кресла в её комнате, где мы засели после Школы. Не поддаюсь, не хочу. Не хочу ни двигаться, ни говорить. Ничего не хочу.

- Прости, Аи… - отступает она. - Всё будет хорошо. Завтра я его поймаю и…

- Не надо, Мик, - прерываю поток её коварных мыслей по вылавливаю и заманиваю на откровенный разговор самого Короля Универа. Такими темпами она и себя погубит, если попадёт под раздачу, которая наверняка уже ожидает меня.

- Ладно. Но… - опустившись на мягкий ковёр и взяв мою вторую руку, заглядывает в глаза. – Аи, так не может продолжаться… Ты ведь… Это ведь не шутки уже. Понимаешь? Мы зашли так далеко, и он должен ответить хоть что-то… Это же… Так ведь не честно, в конце концов!

- Мика. Всё в порядке. Правда. Я в норме. Буду. Потом.

- Но Аи…

- Хватит. Перестань. Не надо. Пожалуйста. Прошу. Я… Я просто хочу прекратить всё это…

- Ты не можешь! – она быстро встаёт и вновь начинает нервно мерить комнату шагами. – Это уже было. Было, Айри. И это было… ужасно. Айри, это было ужасно. Ты не сможешь выжечь его из себя. Это невозможно! Ты любишь его, и любишь сильно, всей душой.

- Сейчас - да. А что потом, Мик? Что будет потом, через пару лет? Может это вовсе не любовь? Откуда ты знаешь, как долго это может продлиться? Мне только 16 и я парень. И он… Из всего этого ничего не получиться… Никогда!

- Айри, даже если это всего лишь увлечение, надо бороться за свои чувства до конца. Быть может он и есть твоя судьба, а ты так просто, без боя отступишь.

- Мик. Глупо всё это…

- Для тебя сейчас это не глупо. Это любовь, Айри. И ты не можешь остановиться. У тебя не выйдет. Я помню, что было тогда… И я больше не хочу этого видеть. Слышишь? Я такого больше не допущу! Потому… Потому, что… Потому, что люблю тебя!.. Люблю как самого близкого мне человека. Понимаешь?

- Мика?.. – её слова… Кажется, ещё чуть-чуть и я что-то пойму, но смысл постоянно куда-то ускользает.

- Ну, мы же друзья, - грустно улыбается она, вновь опускаясь передо мной, кладя руки на мои колени. В ответ лишь печально улыбаюсь и киваю. Всё будет хорошо… Правда?

URL
2011-02-24 в 05:09 

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.
Мика.

“Дождь холоднее льда” (“Друзья”)

Ты знаешь, как больно бывает вначале...
Ты знаешь, как грустно бывает потом...
Жаль только, что ты никогда не узнаешь
Мои те слова, что сокрыты дождём.

Вопрос прозвучал, но ответ не для нас:
Ведь тонет весь смысл в бесчувствии фраз.
Друзья могут быть не настолько близки,
Чтобы с ума друг без друга сойти.

Мир всё такой же, всё те же и мы...
Лишь осень всё плачет, в преддверье зимы.
Так холоден снег, но в сравненье с дождём
Снежинки в руках обжигают огнём.

Ночь наступает. За ней снова день:
Сменяются сутки, свет губит всю тень.
Проходит мой век в ожиданье улыбки,
А ночь дарит слёзы и новые пытки.

Холодные фразы, ленивые ночи...
Терпеть дальше пытки нет больше мочи.
Зонтик спасает от влаги порой,
Но он не спасёт, если ты не со мной.

Мой дождь надо мною идёт целый год,
И капли его холодны словно лёд.
Замершее сердце лишь бьётся в груди
И плавиться лавой, когда мы одни.

Но слёзы всё душат печалью желанья.
Минуты текут - близок час расставанья.
И новая встреча, и новый побег...
Ты для меня от дождя оберег...

Твоя нелюбовь. Мое нежеланье
Признаться тому, кто приносит страданья.
Я знаю, с тобой мы всего лишь друзья...
Я знаю, тебя любить мне нельзя...

© Mau4uK

Два года. Два года продолжается эта пытка. И вот, когда ты уже готова сорваться и прекратить это, происходит нечто такое, что возвращает всё на круги своя. Вот как сейчас. И ты сама же способствуешь этому, сама своими руками убиваешь в себе всё, и лишь смотришь. Смотришь и понимаешь, что твоим он не будет никогда: в его глазах отражается другой. Не ты. И только тот другой может сделать его счастливым. По крайней мере, сейчас… А ты где-то глубоко в душе просто знаешь, что так будет всегда: Аи нужен лишь он и больше никто. И это не ты… Ты не он. А он даже не знает, что украл у тебя самое ценное.

* * *

Вот он сидит в твоей комнате, в твоём кресле. Но не с тобой.

– Опять ничего? – спрашиваешь ты, чтобы хоть как-то начать разговор, и растормошить его.

Молчаливый ответ. Ему больно. Больно даже дышать, не то, что говорить. И тебе тоже больно. И эта боль вскипает волной гнева. Да, что только думает о себе этот Король?! Как можно… Как он может просто игнорировать живого человека?!

– Да о чём он только думает! – последнее ты сказала уже вслух.

– Мииик…

– Что?! – оборачиваешься на тихий голос ты, и он чуть заметно вздрагивает. Нет… Ты не хотела… Не на него направлен твой гнев. Прости… Прости, меня… – Пойдём, - пытаешься вырвать его из мягкого плена вашего любимого кресла, в которое так приятно забраться с ногами и, кутаясь в тёплый плед, засыпать, вдыхая с плюшевой обивки его запах.

Снова не то. Не о том ты думаешь. Ведь надо помочь ему. Спасти от этой неизвестности.

- Прости, Аи… Всё будет хорошо. Завтра я его поймаю и…

- Не надо, Мик, - останавливает он тебя, и почему-то кажется в его голосе страх. Страх… за тебя? Он беспокоиться? Нет… Он просто боится узнать ответ. Но так не может продолжаться. Неизвестность хуже всего. Ты-то это знаешь. А ещё ты знаешь, что он должен бороться, иначе… Иначе он снова сделает это…

- Ладно. Но… - соглашаешься ты. – Аи, так не может продолжаться… Ты ведь… Это ведь не шутки уже. Понимаешь? Мы зашли так далеко, и он должен ответить хоть что-то… Это же… Так ведь не честно, в конце концов!

- Мика. Всё в порядке. Правда. Я в норме. Буду. Потом.

- Но Аи…

- Хватит. Перестань. Не надо. Пожалуйста. Прошу. Я… Я просто хочу прекратить всё это…

Вот оно. Опять. Нет-нет, не надо, Аи… Не надо! Слышишь? Я больше не хочу этого видеть. Я не выдержу… Нет!

- Ты не можешь! Это уже было. Было, Айри. И это было… ужасно. Айри, это было ужасно. Ты не сможешь выжечь его из себя. Это невозможно! Ты любишь его, и любишь сильно, всей душой.

- Сейчас - да. А что потом, Мик? Что будет потом, через пару лет? Может это вовсе не любовь? Откуда ты знаешь, как долго это может продлиться? Мне только 16 и я парень. И он… Из всего этого ничего не получиться… Никогда!

И каждое слово ранит тебя, забивая тупые толстые гвозди в твоё сердце. Видишь, он сам не верит?.. Но почему же в это веришь ты? Веришь, что ему нужна не ты, а он? Почему, Мика? Может быть, ты, как и он, всего лишь боишься узнать ответ?..

- Айри, даже если это всего лишь увлечение, надо бороться за свои чувства до конца. Быть может он и есть твоя судьба, а ты так просто, без боя отступишь.

Кого ты убеждаешь: его или себя?

- Мик. Глупо всё это…

Нет… Аи… Не опускай руки. Не отпускай это. Ведь ты любишь. Правда любишь. Иначе бы я не отпустила тебя… Иначе…

- Для тебя сейчас это не глупо. Это любовь, Айри. И ты не можешь остановиться. У тебя не выйдет. Я помню, что было тогда… И я больше не хочу этого видеть. Слышишь? Я такого больше не допущу! Потому… Потому, что… Потому, что люблю тебя!.. Люблю как самого близкого мне человека. Понимаешь?

- Мика?.. – Понял? Нет… Не надо… Тебе не надо этого знать, Айри. Тебе не нужно это. Не нужна моя любовь. Тебе нужен он. Не я…

- Ну, мы же друзья, - грустно улыбаешься ты. Всё верно. Так правильно. Сейчас ему нужен друг. И ты им будешь. Всегда. Как в том стихотворении, что прочла накануне в Сети. И всё будет хорошо… Правда?


Айри.

Это лучшее место, чтобы наблюдать и не быть замеченным. Вот мимо проезжает зелёная машина с откидным верхом, который сегодня поднят, и за тонированными стёклами трудно что-либо разглядеть. Но я вижу… не глазами, а сердцем… Или скорее чувствую, как он нервно теребит тёмно-фиолетовый кристалл подвески в правом ухе, всматриваясь в окно и как зло отбрасывает руку Принца со своего плеча.

- Я в норме, - говорит он, и, кажется, я слышу его голос.

Хорошо. Он в порядке. Я рад. Почти счастлив. Мог бы быть…

Двадцать шесть шагов от угла до ворот, и становится видна парковочная площадка перед главным корпусом Университета. Ещё полторы сотни метров и его силуэт растает в тёмном проёме коридора, уходящего вглубь центрального здания.

Непроизвольно облизав губы, опять чувствую солёный привкус. Лёгкий ветерок проявляет на щеках дорожки слёз. Пальцы вытянутой вперёд руки сжимают лишь воздух.

Осталось пережить четыре часа, и я вновь увижу его на большом перерыве. А пока, медленно разворачиваюсь и возвращаюсь в тюрьму, по ошибке названную кем-то Элитной Старшей Школой.


Даниэль.

А это оказалось гораздо труднее, чем я думал. Найти очередного глупого птенчика среди таких же в этом цыплятнике не так легко.

- Ну, как?

Хмурый взгляд и тусклый недобрый блеск серо-голубых глаз красноречивее любых слов.

- Понятно… Значит для тебя и парни на одно лицо? Интересненько… Это похоже на такой миленький тупичок. Либо твой парень нам просто не попадается, либо его здесь и вовсе нет. Ты уверен, что на нём была форма нашей Школы?

- Он не мой! И да, наша. Размера на два больше нужного, но наша, - отвечает, даже не оборачиваясь и также продолжая неустанно следить за воротами Школы, теребя серёжку-талисман и покусывая нижнюю губу.

- И ты только сейчас мне это говоришь?! – резко разворачиваю за плечи, стараясь переключить внимание на себя, а вместо этого получаю горящий гневом взгляд.

- Sorry, - отступаю назад и поднимаю руки в защитном жесте. – Просто, если ты говоришь, что форма была больше, то может она и не его вовсе. Тогда мы ищем не того, и не там. Т.е., зря потратили эти два дня, украшая собой эти милые кустики, привлекая лишнее внимание вон тех пташечек.

- Ты прав, - уже успокоившись, выдыхает. – Нездоровое внимание этих малолеток нам сейчас ни к чему.

- Значит, думаешь, он не здесь… - задумчиво добавляет спустя минуту.

- Возможно, он взял её у старшего брата, чтобы пройти за ворота, не привлекая внимания.

- Тогда получается…

- Тогда получается, нам предстоит искать иголку в стогу сена, так как средних школ только в округе семь штук.

- … … …

- Именно. Я бы ещё добавил пару фраз, но и так сойдёт.

- Ладно, идём отсюда.

* * *

- Привет.

Молчание.

- Как спалось? А мне хорошо. Может в клуб сегодня?

- Дэн… - голос мрачный, не предвещающий ничего хорошего, но это лучше, чем тишина последних трёх дней.

- Знаю. На почитай, - кидаю ему на колени первую папку из кучи таких же, что лежат на заднем сиденье машины.

- Что это? – нервно листает, чуть ли не вырывая страницы.

- Личные файлы, как видишь.

- Чьи?

- Старшеклассников.

- Это же… из нашей Школы. Но как?

- Это важно? Ищи давай своего мальчика.

- Дэн!

- Да-да. Он не твой, - и уже про себя. – Пока не твой…

По дороге он успевает просмотреть все папки, приготовленные мной сегодня.

- Его тут нет, - наконец сообщает он.

- Ну, это только последние два класса. Дела первогодок пока достать не удалось: их ещё не привели в порядок.

- Ясно… - откидывает на заднее сиденье последний файл и отворачивается к окну до конца поездки.

- Приехали, - сообщаю при повороте на университетскую парковку.

Ноль реакции.

- Ю! – окликаю, касаясь плеча.

- Я в норме, - говорит он, сбрасывая руку.

- Угу. Вижу.

Мельком заглядываю в зеркало заднего вида и замечаю одинокую фигуру, тенью скользящую вдоль забора к воротам.

- Идём.

Поднимаясь по ступенькам, пропускаю его вперёд, оборачиваясь, чтобы отметить, что за нами вновь следит этот нелепый малый. Думаю, игра в прятки закончена: I’ve found you, honey[3].


Сноски и примечания. Глава 2
[1] Вспомнилось из детства, найдено в Инете.
[2] Трабла = проблема, от англ. “trouble”.
[3] I’ve found you, honey – с англ. “Я нашёл тебя, сладкий” (перевод последнего слова может варьироваться, honey - мёд).

URL
   

My Sweetest Sins

главная