Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
03:55 

Будь моим парнем (Глава 1)

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.


Название: “Будь моим парнем” (БМП), “Be my boyfriend” (BMB)
Автор (alpha): Mau4uK
Бета (beta): Juli
Fandom: original
Pairing: ну, парней тут будет много, а вот насчёт пар ничего не скажу, сами думайте =)
Disclaim: в общем и целом, все мои и всё моё. Написано для удовольствия и является плодом любви больной фантазии автора и Великого Слэша
Размещение: с разрешением, с указанием
Размер: maxi
Статус: в процессе средней активности
Жанр: romance, POV’ы, animanga style, angst
Рейтинг: R
Предупреждение: местами зацензуренная ненормативная лексика, описание попыток суицида, присутствуют гет отношения

Summary:
Автор: Он – Король Универа. Он получает десятки любовных писем от девчонок и парней.
Герой: Да-да, парней. Чё?! Что Вы сказали?
Автор: Письма. Любовные. От девчонок и парней.
Герой: А! Ну, да… ЧТО?! КАКИХ ЕЩЁ ПАРНЕЙ???!!!

Содержание:

@темы: слэш, БМП, original, my texts

URL
Комментарии
2011-02-24 в 04:01 

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.
Глава 1. Контракт на любовь.

Давай составим контракт на любовь
И в договоре пропишем отмену.
Давай полюбим друг друга и вновь
Найдём любви и контракту замену.

© Mau4uK[1]

Юи.

– …Пожалуйста, давай встречаться, – и тонкие девичьи ручки протягивают цветной (в этот раз зелёненький) конвертик, запечатанный наклейкой-сердечком. Даже не открывая, прекрасно знаю, что там очередное LL[2], как с лёгкой подачки Даниэля называет их Томо.

“Блин-блин-блин… Опяяять” – проносится в голове, и непроизвольно взъёрошиваю волосы на затылке. Снова любовное письмо. Ну, почему?.. Почему я?!

А она ждёт, опустив голову в вежливом полупоклоне, вытянув перед собой руки со злосчастным листком, может быть не одним, исписанным словами о любви и глупыми признаниями. Глаз не поднимает – боится. Правильно, это она навязывается и отвлекает Короля Университета. “Да, нет же. Нет. Просто ей стыдно и грустно, – напоминаю себе. – А тебе её должно быть жалко. Ведь знает, что откажешь, как и многим другим до и после”.

С вымученной улыбкой, забираю из трясущихся конечностей конверт, тем самым принимая её, такие детские, наивные чувства, и тихо отвечаю, стараясь вложить в пару слов не жалость, а сожаление, на которое только способен:

– Прости… Спасибо, но я… – практически заученная фраза с правильно расставленными паузами и соответствующей интонацией, призванной передать то самое “сожаление”. Четыре слова без продолжения, в котором нет нужды.

Не выдержав сильного напряжения, она разворачивается и убегает, но всё равно успеваю заметить, как по щекам потекли солёные капли. Чистые и невинные, первые слёзы первой любви. Хотя какая любовь может быть в 16 лет?! Форму старшей школы при Университете не спутаешь ни с одной другой. Не знаю даже, радоваться или плакать: ведь если она из нашей Алма Матер, то наверняка ещё не раз придётся “случайно” встретиться и терпеть все эти печально-влюблённые взгляды.

– Что тут у тебя? – на левое плечо опускается верхняя правая конечность тела, обладающего голосом Томо.

– Да, вот, – машу злосчастным конвертиком перед его любопытной веснушчатой мордашкой с милым курносым носиком.

– Вау[3]! Ещё одно! Ты такими темпами побьёшь рекорд нашего плейбоя. Слышь, Данни, у Короля очередная поклонница объявилась. А у тебя сколько их сейчас? – громко восклицает неугомонный рыжик, и я оборачиваюсь вместе с ним, в ожидании ответа.

– Я не считаю такие глупости, – надменно отвечает Принц, получивший это звание не потому, что он, как можно подумать “второй” в нашей Четвёрке, а потому, что, по всеобщему мнению этих самых поклонниц, похож на Английского Принца. Не спорю, он англичанин, но причём тут их принц: абсолютно не похож ни на одного. – И я уже просил тебя не называть меня так, Томо-тян, – ледяным тоном добавляет он.

– В этом месяце пока плюс 4. Итого 13 с начала сезона, – подаёт голос Тауро, всего на миг приподнимая тёмно-карие глаза, смотря на нашу компанию поверх очков из-под густой чёрной чёлки, и снова утыкается носом в свой блокнотик, куда записывает всё подряд, в том числе и результаты негласного соревнования с Дэном, придуманного мелким массовиком-затейником.

– А у Юи сколько? – спрашивает Томо, наконец, отпустив моё плечо и, подлетев к счетоводу, начинает подпрыгивать, пытаясь сбоку заглянуть в его записи. Дело гиблое, стоит заметить: Тауро, как и все мы, на голову выше. Да и каракули его невозможно разобрать: я пытался как-то раз – ни черта не понял. Такое ощущение, что он свои заметки шифрует, хотя на самом деле это у него почерк такой неудачный. Так что даже конспекты не списать, только если на словах попросить всё объяснить, в чём, в общем-то, тоже нет особой необходимости: наша Четвёрка является гордостью не только потока, но и университета.

– С этим, - вновь отрываясь от записей и указывая ручкой на конверт в моей руке, – будет 11, – отзывается Тауро и опять что-то помечает в блокноте. Наверное, ту самую “плюс один”, которая сегодня свалилась на мою голову.

– Вот видишь, Малыш, до меня нашему Королю ещё далеко, – язвит Дэн.

– Блин! Я ж сказал не называть меня так! – в один момент вспылил мелкий и, грозно сверкая зелёными очами, попытался достать и пнуть высокомерно глядящего на него Дэна. Хотя никакой он не мелкий: просто ведёт себя так, что порой раздражает, да и по росту самый низкий в нашей компании (но подозреваю, что это мы высокие, а он как-раз-таки нормальный).

– Юи, всё хорошо? – несколько обеспокоенно спрашивает Тауро, поравнявшись со мной и оставив этих двоих выяснять отношения между собой.

– Да, – отвечаю я, вновь вымученно улыбаясь и стараясь удержать свою злость в себе. Ребята не виноваты, что эта воздыхательница, которая нужна мне, как зайцу STOP-сигнал, окончательно испортила настроение, которое теперь требует срочной корректировки и подъёма до нужного уровня, дабы без проблем пережить ближайшие деньки и ни на ком не сорваться.

– Гоу[3] в клуб? – словно читая мои мысли, предлагает Дэн, прекращая словесную перепалку с рыжим. Похоже, от него не ускользнул наш диалог с брюнетом и, как самый близкий друг, чувствующий мой настрой, тут же старается его исправить, чтобы предотвратить возможные последствия подобного состояния, несущего в себе угрозу не только для окружающих, но и, прежде всего, для меня самого.

“Спасибо”, – посылаю ему взгляд, полный благодарности.

“Всё о’кей!” – едва кивает в ответ, сопровождая жестом[4].

– Мне надо домой заскочить отметиться и переодеться, – оповещает всех Томо.

– Дурак, всем надо, – Дэн отвешивает ему легкий подзатыльник. – Я подъеду к шести? – а это уже мне.

– Нет. Я на своей малышке сегодня буду. Лучше Томо забери, а я за Тауро заеду, если… Кстати, ты как? С нами?

– Разумеется, – отвечает последний, перелистывая свои заметки. – Вас без присмотра оставлять нельзя. В 17:40 буду готов.

– О’кей! – подтверждаю я. – Куда поедем? – интересуюсь скорее из вежливости: ведь все поедут, куда я захочу.

– Давайте в “Лагерь”. Говорят, там прикольно, – отзывается Томо, надевая шлем и садясь на свой байк[5].

– Новый, что ль? Я пасс, – в очередной раз обламывает его Дэн и уже более мягко добавляет. – В другой раз, Малыш. Давайте сегодня в “PARKING”[6] нагрянем, – угадывая мои желания, вносит предложение Принц.

– Без разницы, – пожимает плечами Тауро и всё также не глядя себе под ноги направляется к чёрному Nissan’у, заднюю дверь которого уже открыл расторопный водитель в форме.

– Good buy, – машет рукой Дэн, прощаясь сразу с обоими. – Тебя подвезти? Обещаю молчать.

Тяжело вздыхаю, согласно кивая, и иду за ним по стоянке к кричаще-зелёной BMW с откидным верхом.


Айри.

Он – Звезда. Он – Король Универа. Не Тиран, а добрый и справедливый (возможно…). Прекрасный Рыцарь (тут ключевое слово не “рыцарь”, которые, как известно, должны защищать слабых и угнетённых, а “прекрасный”, потому что он действительно красив). Высокий, стройный, атлетичный. Мягкие светлые волосы с мелированными прядками, сейчас сдерживаемые широкой чёрной повязкой, когда ОНИ играют в баскетбол. Как обычно вчетвером против оставшихся шести из своей группы. И тренер молчит, хотя и можно же поделить поровну, 5 на 5. Но ОНИ не примут ещё кого-то в свою Четвёрку. Вот и молчит: устал пытаться уговорить. Да и зачем нужен ещё кто-то: они отлично сыграют и против большего числа. Сильные, спортивные. Даже Томо, который, несмотря на ёжик (а как говорит Мика, “дикобразик, ведь у него иголки длиннее”) жёстких волос, прибавляющий пару сантиметров, но всё равно остающийся самым низким в их команде, и тот прыгает и забрасывает мячи в корзину, как отважный лягушонок.

Нет-нет-нет. Так нельзя даже думать о ком-то из НИХ, иначе… Ведь один только Даниэль может всего взглядом заморозить или испепелить на месте, стоит только косо посмотреть в ИХ сторону. Вот как могут глаза цвета первой весенней зелени быть такими холодными? Даже говоря “испепелить”, я имею в виду какое-то леденящее душу пламя, обжигающее, словно жидкий азот. И сейчас один его взгляд из-под солнечных коротких прядей, выбившихся из общей косы, доходящей до лопаток, в очередной раз заставил игрока противоположной команды упустить мяч.

А Тауро-сэмпай? Вот, казалось бы, стиль образцово-показательного ботаника: классическая короткая стрижка с удлинённой чёлкой, очки, белые рубашки, чёрные брюки зимой и летом. Вечно сосредоточено-увлечённо что-то читает или записывает в свой блокнот. Но, тем не менее, прекрасно играет вместе со всеми. Одним словом, гений. Всегда первый в списке[7] здесь, так ещё и заочно заканчивает Медицинский.

Все вместе они Боги этого учебного заведения, объединяющего в себе один из престижнейших Университетов и Частную Старшую Школу, учащиеся которой могут попробовать сдать экзамены и влиться в ряды немногочисленных студентов.

А ты, как говориться, мышь серая, голохвостая. Невзрачная и неприглядная. Да что там мышь. Ведь мышь – это особь взрослая, что звучит хоть немного. Так мышонок, даже мышик. Ничто и никто. В лучшем случае - тень, один из массовки. А вот про худший даже подумать страшно: не хотелось бы становиться объектом всеобщего нездорового и недоброго внимания в столь раннем возрасте. Вот и приходится, как и все, лишь наблюдать за НИМИ издалека. Причём вечно прячась подальше и, по возможности, поглубже. А то странно я буду смотреться среди визжащих девчонок. Хотя если переодеться, то мало чем отличаться буду: такой же мелкий, щуплый. На голове непонятного бледно-русо-серого цвета солома. Я ж говорю, мышик. Эх…

URL
2011-02-24 в 04:02 

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.
* * *

После уроков всех ждала очередная сцена вручения любовного письма. Вот дура малолетняя. Блин! И я что, также стрёмно буду выглядеть?! Ужас! Не буду! Пусть Мика меня убьёт потом. Не пойду! Не хочу! Я жить хочу! Хотя какая это, к чёрту, жизнь…

Так как там говорила подруга, “главное момент подходящий выбрать”. Что б никого не было вокруг. Особенно его друзей. Будем ждать. Это я умею. Этим и занимаюсь вот уже вторую неделю, с тех самых пор как у нас с Микой созрел план. Вернее у неё он созрел. Даже нет, уродился. У неё всё как-то просто: “Смело подойдёшь, смотря прямо в глаза, отдашь конверт и скажешь, а там уже его проблемы. Не боись не тронут они тебя, я ж с тобой”. И откуда она такая смелая на мою голову свалилась? Моя лучшая подруга, которую я безумно люблю и уважаю. Если бы не она, я, наверное, с ума давно сошёл от своей безнадёжной, неразделённой. И надо же было ей так поздно ночью оказаться именно в том районе. Неужели и правда - “судьба”.

Но не сегодня. Чёрт! Опять облом. Пока я думал и мечтал, Он уехал с Принцем. Придётся следить и завтра в ожидании подходящего момента.


Юи.

– …Будь моим парнем, – и тонкие НЕ (!) девичьи ручки протягивают цветной (в этот раз голубенький) конвертик, ничем не запечатанный. Даже не открывая, прекрасно знаю, что там очередное LL…

…?! СТОП! ЧТО-О-О?! Это что он сейчас сказал?! Что здесь вообще происходит, чёрт возьми? Идёшь себе из универа, отпросившись с физ-ры, поскольку не в состоянии сегодня играть: вчера в клубе не обошлось без эксцессов и пришлось парочке завравшихся идиотов набить морду. Кто ж знал, что они подмогу позовут: последнее время как-то мало желающих перейти нам дорогу встречалось. А эти новенькие, по ходу дела. Не удивлюсь, если ещё со всей командой разбираться придётся аля “стенка на стенку”. Давненько у нас такого не было. Ребята легко отделались, только у Томо скула разбита, а я вот связки потянул. Уроды, и теперь стопроцентные после нашей-то “обработки”. Тауро даже за руль запретил садиться до конца недели: он у нас заочно на врача учиться…

Так вот. Стоило только отпроситься с этой самой физ-ры (больше половины которой всё равно пришлось отсидеть в зале и уйти только когда ребят переодеваться отправили) и договориться подождать Дэна в его машине, как вдруг… Это что, розыгрыш какой-то? Шутка юмора, блин.

Мне любовные письма уже и парни дарить начали?! Причём понять, что ОНО не девушка, можно лишь по мешковатой, но явно мужской форме старшеклассника милого дурдома для братьев наших меньших. Хотя, может, я ошибаюсь, а? И это всё же какая-то нелепая девчонка неудачно принарядилась? Ну, чтоб запомнили…

И пока я пытался понять, что же тут происходит, стоя в состоянии близком к немой истерики, раздаётся спасительный и такой оглушающий в окружившей композицию из двух скульптур тишине звон.

– О! Юи, ты ещё тут? Не помнишь, где моя машина? – кажется, ребята уже закончили переодеваться.

– Это что? – Томо небрежно поднял с земли тот самый конверт, который протягивал ранее мне непонятный старшеклассник, испарившийся со звуком звонка, словно его и не было. – Ещё одно LL? Ну, ты даёшь, Юи. Каждый день по письму. Круто!

– Это не твоё, – Дэн выхватывает из цепких пальчиков несчастный листок бумаги.

– Ну, дай посмотреть! – начинает канючить рыжик. – Тебе ведь тоже интересно, что там. Ну, давай посмотрим вместе, – заискивающе глядя в глаза, смешно подпрыгивает в попытках вновь завладеть письмом.

– Малыш, всё, что тут написано, предназначено только одному человеку, и боюсь, что это не ты. Держи, Ю. Кажется, это твоё, – и голубой листок, наконец, попадает ко мне.

– …А, ага. Спасибо, – прячу последствия этого недоразумения в рюкзак от греха подальше. Дома посмотрю.


Айри.

“Он ранен?! Как?! Почему?! Кто?! ОНИ опять с кем-то подрались в этом своём клубе? Блииин! Я с ума сойду… Ещё больше, если это возможно.”

– Айри, ты видел, да? Он с повязкой. Что случилось? – с порога набрасывается с расспросами Мика, опускаясь на своё место и поворачиваясь ко мне лицом.

– А я почём знаю?! – от досады из-за своей неосведомленности грустно вздыхаю.

– Ну, ты же вроде как его преследуешь…

Ге-ни-аль-но! Заявить такое в классе, полном народу. Ну и что, что они слишком заняты разговорами, а точнее обсуждением последних сплетен, могли же и услышать.

– МИКА! – шиплю сквозь зубы. Ууупс, пожалуй, это было слишком громко: на нас сразу обернулись “цыпочки” (как говорят о таких другие ребята) из окружения этой выскочки Сэнди. Добавляю уже шепотом: – Ты с ума сошла?

– Тссс… Тише, ты. Сам-то, – беззаботно откликается та.

– Вчера опять ничего не вышло? – возвращается к любимому занятию через пару минут и как-то странно, с лёгкой печалью, смотрит. “Наверное, так должна смотреть старшая сестра”, – почему-то подумалось мне. В ответ лишь грустно вздыхаю.

– Вижу, что нет… – она кладёт свою руку поверх моей, нервно теребящей уголок голубого конвертика. Мой единственный, первый и последний шанс. – Сегодня всё получиться. Только будь увереннее в себе и наш план сработает. Не забывай: я всегда буду рядом.

– Спасибо, – только и могу выдавить из себя.

* * *

Сегодня Он не играет… Раз попробовал поймать забинтованной рукой мяч, кинутый Томой, и только поморщился от боли. Но тренер заставил сидеть и следить за игрой, а им пришлось взять другого, который лишь стоял в сторонке, стараясь слиться с окружающей средой и не отсвечивать, т.е., не мешать игре Богов против смертных. Лишь когда ребята ушли переодеваться, его отпустили. Это был шанс. Тот самый, единственный шанс. Но надо, наверное, поторопиться: с последним звонком на улицу хлынет поток юношей и девушек, торопящихся домой, и нас могут увидеть. Была – не была. Мне уже нечего больше терять.

Он вышел из спортзала и направился к стоянке: его снова подвозит Принц. Ещё бы, с такой травмой за руль не сядешь. Интересно, что же всё-таки случилось, я же от неизвестности все губы искусаю… Так! Стоп! Сейчас не время. Соберись Айри. Как там говорила Мика: уверенно подойти, глядя прямо в глаза и отдать конверт, а остальное уже дело времени.

Шаг. Второй. Ещё несколько и словно со стороны вижу, как моя бренная тушка преграждает ему путь. И как будто не мои тоненькие, дрожащие ручки протягивают листок. Как будто не мой тихий голосок несёт несусветную чушь. Собраться! Ну же, давай, Айри, у тебя всё получиться.

– …Будь моим парнем, – “ЧТО???!!!” - сам себе удивляюсь. Надо же было спороть такую чушь. Но, кажется, выдать что-либо дельное мой перегруженный мозг не способен: все умные мысли мечутся в безудержной панике, и эта была единственная, что удалось поймать и как-то оформить.

Словно сквозь плотный туман слышу, как со стороны раздаётся звонок, оповещающий об окончании занятий. Ууупс!.. Быстрее, быстрее отсюда. Тело само срывается с места, пока меня не застукали.

URL
2011-02-24 в 04:03 

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.
Юи.

Никогда бы не подумал, что можно молча материться. Вернее, нет, не так. Разумеется, приходилось сдерживаться и не озвучивать то, что накипело, особенно при предках, друзьях или скажем девушках. Ведь не будешь же вслух при матери с отцом (особенно моих) высказывать всё, что тебе пришло на ум, когда ты роняешь на ногу стул? Я хотел сказать, что никогда бы не подумал, что само молчание может быть матом. Причём таким ёмким и всеобъемлющим, что любое даже самое последнее ругательство с вплетением высокохудожественных оборотов меркнет пред таким вот тихим обалдением.

Итак. В голубом (!) конверте, обронённом этим жалким мышонком и судя по всему предназначавшемся мне, было… Нееет… Не очередное Love Letter… По крайней мере, не в том виде, в котором я, да и все нормальные парни, привыкли получать от девчонок (повторюсь, девчонок!!!). Данное же… эээ… признание (?) состояло из трёх частей. Проще говоря, в этом злосчастном конверте было три листка.

На первом, обычном белом (что не маловажно ибо девчоночьи писания порой кране трудно разобрать среди каких-нибудь авангардного вида каракуль изображающих всё те же сердечки и прочую атрибутику любовных писем) красивым, аккуратным почерком было выведено (именно так, не написано, а выведено, как в каллиграфии) всего три слова. Нет, не “Я тебя люблю”, как подумалось бы, а “Будь моим парнем”. Это, наверное, для того, чтобы я не забыл, о чём меня просили, передавая послание. Как говорит Ника, сестра Дэна, все инструкции для особей мужеского полу надо давать в письменном виде и в трёх экземплярах. Благо хоть не заверенные у нотариуса. “Потому что вы, мальчики, даже если вам раз десять повторить, в лучшем случае, будите крайне не согласны с какими-либо пунктами и сделаете всё по-своему, в худшем – что-нибудь забудете, если не всё, а в самом лучшем – сделаете всё как сказано, но получите абсолютно другой результат. Чаще всего, непредсказуемый и абсолютно невероятный, если не невозможный. Хотя, с другой стороны, даже делая всё по бумажке, тоже есть два варианта: либо сделаете, либо нет”. Вот и в чём тогда смысл, я вас спрашиваю, этих письменных инструкций?

Поехали дальше. На втором листке послания (ага, далеко и надолго), который, кстати говоря, я увидел первым, была фотка, что и вызвала моё перманентное состояние глубокой задумчивости и размышлений на тему роли молчания в словаре непечатных выражений второго родного языка. На этой ужасной фотке, был изображен один из лучших моментом моей жизни. Вернее жизни меня-другого. Или другой моей жизни? Ааа… не суть важно. А важно то, что об этой другой моей составляющей знали немногие. Хотя опять же не так. Меня-другого знало очень и очень много людей, как и меня-такого. Но вот об обоих сущностях знали лишь посвященные. Друзья, проще говоря. Наша Четвёрка.

В общем, на фотке был я в офигенном прикиде в обнимку с каким-то мальчишкой в несколько двусмысленной ситуации. Да что уж там скрывать, целовались мы. Точнее я его. Ну да, я-другой – парень широких взглядов. Псих и фрик полный. С обратной стороны еще одна надпись… наклеенность? Вырезанные и приклеенные буквы из заголовков газет. И опять три слова. Причём, английских, почему-то. И снова не “I Love You”. “I have more”, у меня есть ещё… Да… Краткость – сестра таланта. Конечно, ясно и без уточнений, что “ещё” у него есть. Вот только что-то мне это уже какой-то жустик напоминает или триллер. Послание с выкупом, блин, от маньяка-извращенца.

Ладно. Что там ещё? Последняя часть этого страшного признания представляла собой сложенный лист А4 с распечатанным текстом, в котором уже в подробностях и объяснялось всё. А всё ли? В общем и целом текст напоминал Договор или Контракт. На продажу Души…


Сноски и примечания. Глава 1
[1] Здесь и далее стихи автора, если не указано обратное.
[2] LL = Love Letter – с англ. “любовное письмо”. LL следует читать/произносить как “эЛэЛ” и слитно.
[3] Жест “О’кей”, чтобы никто не подумал ничего худого.

[4] Байк = мотоцикл. Но Томо не байкер! Просто в предложении это слово звучит красавие, чем скажем мотоцикл или мотик.
[5] Имеется в виду список успеваемости учащихся, который в японских школах/университетах (ну, по крайней мере, в анимешках про учебные заведения) висит на видном месте.

URL
2011-03-28 в 18:08 

Mau4uK
Со мною жизНЯ может быть сладка. Могу ужжжалить... Может быть, слегка.
ВотЪ! Первая главка одного из четырёх более менее активных проектов. :goodgirl:

Теперь у меня есть бета, и это класс! Надеюсь, теперь текстик стал лучше и грамотнее. Но мы только учимся, так что критика не исключается. Ждём комментов!

URL
   

My Sweetest Sins

главная