Я личность творческая – хочу творю, хочу вытворяю.
По материалам Википедии и статей Д. Леонтьева, И. Кона, Н. Франка.

Самой терпимой к однополой любви азиатской страной вплоть до XIX в. была Япония, в которой мужская гомосексуальность была связана, с одной стороны, с общей эстетизацией мужского тела, а с другой — с самурайским культом мужества и верности. Как и другие народы, японцы считали, что однополую любовь — "нансёку" — завезли к ним извне (по легенде, ее завез из Китая в начале IX в. буддийский монах Кукаи). Но, в отличие от многих других народов, японцы никогда не называли это заимствование постыдным или грязным, а считали важным элементом своего культурного наследия и признаком развитой цивилизации. Слово "нансёку" составлено из двух иероглифов (один означает "мужское", а второй "цвет" или "путь") и имеет много эвфемизмов: "мужской путь", "юношеский путь", "красивый путь", "тайный путь".

Первые намеки на распространенность любви к мальчикам при императорском дворе появились в японских хрониках в 720 г. С XI в. эта тема часто фигурирует в дневниках императоров и придворных, рождается гомоэротическая любовная поэзия и т. д. Терпимость к ней связана прежде всего с особенностями японской религии, которая смягчает буддийское требование отречения от всего чувственного и рассматривает однополую любовь как одну из радостей жизни.

В средневековой Японии любовь к женщинам и мужчинам считалась одинаково нормальной, одна не исключала другую. "Зима и лето, день и ночь сменяют друг друга. Никто не может отменить весеннее цветение или осенний листопад. Так как же можно критиковать Путь Мужчин или Путь Женщин?" Исключительное предпочтение одного пола считалось редким и странным. Мужчин, любивших только мальчиков, называли не по объекту их влечения, а по объекту избегания — онагираи (женоненавистники). Хотя 11-19-летние мальчики считались "законными" объектами мужского желания, сексуальная техника "мужского пути" регламентировалась строже, чем гетеросексуальная. Японская эротика часто изображает оральный секс между мужчиной и женщиной, но никогда — между мужчинами. Напротив, целующиеся мужчины изображались часто.

Отношения между мужчинами были строго иерархическими, причем историки различают три разные субкультуры: монастырскую, феодально-самурайскую и театральную.

С нравами буддистских монастырей мы уже знакомы. В отличие от континентального буддизма, японцы говорили о "красивом пути" без осуждения, считая его своего рода переходом от прокреативного секса с женщинами к идеальному полному воздержанию. "В буддистской Японии, как и в христианской Европе, начиная с позднего средневековья, духовные лица теоретически не имели права ни на какую сексуальность. Но в то время как на Западе гомосексуальность считалась хуже гетеросексуальной активности — как преступление не только против природы, но и против монашеских законов, — в Японии на нее смотрели только как на досадное нарушение дисциплины".

Сексуальные связи монахов с послушниками были практически узаконены. В одном монастыре сохранился забавный текст составленного в 1237 г. обета 36-летнего монаха:

"Я пробуду в Храме Касаки до достижения сорока одного года... Переспав уже с 95 мужчинами, я обещаю, что их общее число не превысит за это время 100 человек. Я не буду любить и содержать никаких мальчиков, кроме Рию-Мару" (видимо, ревнивый мальчик потребовал верности от любвеобильного монаха).

В самурайской среде, где все было подчинено воинскому кодексу чести, выше всего ценилась верность. Паж или оруженосец должен был учиться у своего господина доблести и быть достойным его. Почти все сегуны и полководцы XII-XVIII вв. имели признанных любовников. Измена мальчика господину влекла за собой жестокую казнь. Единственно допустимой сексуальной техникой была анальная пенетрация. Верность в любви до некоторой степени покоилась на соглашении. Феодал мог взять мальчика силой, но в этом случае любовь ему не принадлежала. Иногда старший самурай тоже давал обет верности, 22-летний Такеда Синген в 1542 г. дал письменное обязательство 16-летнему Касуге Генсуке, заверяя ревнивого Касугу, что никогда не спал с третьим мальчиком, Ёсихиро, хотя и хотел добиться этого. Теперь же, пишет Такеда, я этого и в мыслях не имею. "Поскольку я хочу сблизиться с тобой, отныне, если у тебя будут какие-нибудь сомнения на этот счет, я хочу, чтобы ты понял, что я не собираюсь повредить тебе. Если я когда-нибудь нарушу эти обещания, пусть меня постигнет божественная кара..." Желанный союз был заключен и продолжался многие годы. Любовная связь была частью феодальных отношений.

В популярном сборнике Ихаро Сайкаку (1642-1693) "Великое зерцало мужской любви" (1687) имеется несколько рассказов на эту тему. В рассказе "Соловей в снегу" самурай Симамура Тонаи, поклявшись в верности двум юношам, дал каждому из них в залог своей любви по отрубленной фаланге своих мизинцев. Став взрослыми, благородные юноши обязательно вступали в брак. Однако известны и любовные союзы между сверстниками, продолжавшиеся всю жизнь. Юные самураи Тамасима Мондо и Тоёда Ханэмон, полюбив друг друга, когда первому было 16, а второму 19 лет, прожили в любви и согласии до старости, ни разу не изменив друг другу ни с женщиной, ни с мужчиной.

Самурайская гомоэротическая дружба -- типичный феодальный институт. Удовлетворение сексуальных потребностей в условиях длительного отсутствия женщин и влечение к юношам подчинены отношениям вассальной зависимости. Сексуальная связь не только скрепляла эти отношения, но и персонализировала их, превращая, по японской терминологии, "холодный долг" в "теплый долг". С окончанием эпохи феодализма в Японии этим отношениям пришел конец, но они оставили по себе прочную идеализированную память (достаточно вспомнить жизнь и творчество Юкио Мисимы).

Третья гомосексуальная субкультура — театральный мир. В японском традиционном театре Но и Кабуки всегда было много гомоэротики, а молодые актеры часто были любовниками знати. Сегун Ёсимитцу (1358-1408) шестнадцатилетним юношей на представлении театра Но влюбился в 12-летнего актера Дзэами, и благодаря покровительству сегуна театр Но занял то почетное место в японской культуре, которое сохраняет по сей день. Пятый сегун из династии Токугава содержал целый гарем из 150 наложников.

С течением времени актерская проституция стала особым, вполне законным и даже престижным занятием. Услугами актеров пользовались преимущественно состоятельные горожане, самураям это было неприлично. Хотя мальчики из театра Кабуки не обязаны были хранить верность своим любовникам и должны были отдаваться за деньги всем желающим, их уважали и ценили. Возрастные границы в этой среде были сильно размыты, иногда "мальчиками" считались мужчины за тридцать, но они старались выглядеть вечно юными, спрашивать их о возрасте считалось неприличным. В XVII-XVIII вв. в Японии появились и другие легальные формы мужской проституции — бани, бордели и т. п.

Под влиянием христианства (католические миссионеры вели эту кампанию с XVII в.) в XIX в. гомосексуальные отношения стали преследоваться юридически. В современном японском законодательстве однополая любовь легальна. Она представлена в творчестве многих японских писателей (Юкио Мисима, Муцуо Такахаси и др.).

(И.С. Кон, "Сексуальности, культуры и религии")

Не стоит забывать об особенностях японской морали. Там, где европейский аристократ объявлял обидчику дуэль, самурай делал харакири. У японцев есть своя честь и гордость, но она проявляется в соответствии с укладом, сложившимся за долгие годы в их стране.
Японский аристократ не опустился бы до того, чтобы посягнуть на чужую жену. Кроме того, в период раздробленности Японии и непрерывного противостояния отдельных сёгунатов самураи полностью посвящали себя войне. Среди них наиболее ценились качества, делающие мужчину воином, выносливым и не знающим страха. Считалось также, что общество женщин «размягчает» мужчину, делает его слабым и способным на недостойные поступки. В японских исторических романах описывались случаи, когда мужчина попадал в позорную ситуацию, поступившись долгом самурая ради любви к женщине. Поэтому отдельные идеологи учения бусидо доходили даже до утверждений, что и удовлетворять плотскую потребность самураю пристало скорее с одним из своих кэрай (верных слуг), нежели с женщиной. Как видим, в самурайском представлении гомосексуализм никоим образом не отрицал мужественности.

Со своей стороны, виднейшие и образованнейшие дамы Японии, оставившие нам множество красивейших литературных памятников, всячески романтизировали любовь, отношения мужчины и женщины и чувства самурая, ушедшего в долгий поход, и ждущей его возлюбленной жены. В аристократических домах Японии женщине дозволялось выражать чувства к возлюбленному в основном посредством стихов, музыки и рисунка, также они скрашивали тоску одиночества сочинением длинных романов, таких, как «Гэндзи-моногатари». В этих романах они воплощали свою мечту о горячей и безоглядной любви, способной растопить любой лёд и превратить его в горячее живительное пламя, обжигающее, но приносящее наслаждение.

Свойственный женщинам романтизм (я говорю не только о японских аристократках средних веков, а о женщинах вообще) не позволял им сделать героя грубым и агрессивным. Поэтому в японских романах господствует образ прекрасного, даже женственного, стройного фарфороволикого юноши. Таким предстаёт даже зачинатель самурайских традиций Минамото-но Ёсицунэ, хотя в реальности он был, как поговаривают, типичным воякой, грубым и свирепым на вид. И с женщинами был очень суров. Но романтичные японские дамы не очень соглашались в это верить...

(Денис Леонтьев, "Что такое яой?")

В Японии нет антигомосексуальной агитации, а права гомосексуалов защищаются государством, хотя возраст согласия в гомосексуальных отношениях там выше, чем в гетеросексуальных. В Японии ненасильственные гомосексуальные отношения исторически не считались противоестественными, став частью японской культуры и популярной темой японских художественных произведений. Для Японии, в отличие от Запада и Востока, естественны гомосексуальные отношения между подростками и молодыми людьми обоих полов. Отношения могут включать дарение подарков, поцелуи между девочками и прикосновения, которые в других странах посчитали бы слишком сексуальными. Женитьба на лице противоположного пола и рождение детей доказывает в Японии, что человек стал взрослым. Таким образом, женатые или замужние гомосексуалы, даже имея любовников одного пола, не будут дискриминированы.

(Википедия: Пропаганда гомофобии)

Despite, or perhaps because of, Japanese culture's refusal to recognize homosexuality, gay Japanese find themselves in a peculiar situation: they are hardly welcomed into mainstream cultural institutions; but at the same time, there is little organized opposition against them. "Overall in Japanese society, [homosexuality] is not a high-profile issue, so they don't have much of a public policy about it," said Fruhstuck. "Men in general don't talk about their families" in professional settings. This emphasis on personal privacy can work in favor of gays. Unlike in the U.S., where the gay ban is often defended on the grounds of heterosexual "privacy rights," in Japan, "the view would be that it would be a violation of [the gay] person's privacy to make their sexuality an issue." Indeed, Fruhstuck's interviews with Japanese military personnel suggest that few people would oppose letting gays serve as long as it did not
interfere with their performance.

Nathaniel Frank, Senior Research Fellow at the Center for the Study of Sexual Minorities in the Military, a research unit of the University of California, Santa Barbara, said that Japanese and Taiwanese military policy toward gays had limited relevance to the situation in the U.S. "Japanese and Taiwanese attitudes toward homosexuality reflect the cultural norms of societies where gay communities are still largely underground," he said. "While some nations in Asia appear to have liberalized legal and social restrictions on homosexuality, the relative freedom that gays now enjoy there is partly based on their willingness to operate off the public radar screen."

(Asia's Silence on Gays in Military Broken by Taiwan)

Ссылки по теме

Русскоязычные ресурсы

Англоязычные ресурсы

@темы: взаимоотношения, история, классы и сословия, любовь, люди, мораль, общество, секс, традиции и ритуалы, чувства