Я личность творческая – хочу творю, хочу вытворяю.
НЕПРИСОЕДИНИВШИЕСЯ - ИНКОННЮ (INCONNU)

История
Инконню, как они стали звать себя позже, были первоначально коалицией Вентру, Ласомбра, Малкавиан и нескольких Истинных Бруджа, которые контролировали различные фракции Древнего Рима. Не смотря на то, что большую часть своего времени они поводили в ссорах друг с другом, они были способны объединиться, представляя собой очень серьезную для того времени силу. С тайной помощью этих, обладающих тысячелетним опытом, стратегов и политиков Рим приобрел свое неоспоримое превосходство в Средиземноморье. Одно из наиболее важных действий, предпринятых Инконню было разрушение в результате Третьей Пунической войны Карфагена - цитадели клана Бруджа. Хотя Инконню прямо и косвенно намекали на то, что Бруджа в Карфагене вошли в союз с Демонами, и поэтому он должен был быть разрушен и таким образом очищен, истинные причины гибели города, скорее всего, более прозаичны и имеют в своей основе экономические мотивы. Как бы то не было, разрушение Карфагена привело к многовековому противостоянию Инконню и клана Бруджа. После окончания Пунических войн многие Тореадор стали селиться в Римской Империи и некоторые из них присоединились к Инконню.
Только в первом столетии Нашей Эры в рядах Инконню стал заметен серьезный раскол. Прошедшие века скрывают от нас истинную подоплеку событий, но известно, что во время правления императора Августуса Тореадор вместе с несколькими союзниками Малкавиан фактически отстранили Вентру от управления империей. Эта коалиция, получившая значительную власть, просуществовала недолго, но успела за время своего правления предпринять несколько удачных свершений, как, например, захват района на севере, контролируемого Тзимицу Драциа. Долгосрочный конфликт, в конечном счете, привел к уничтожению Римской империи, которая пала под ударами варварских племен, ведомых Вентру и Тзимицу. После падения Рима Вентру реорганизовали секту, но большинство Тореадор, недовольные их возвращением к власти, покинули ее.
В течение Темных веков, прежние покровители Рима пытались создать новую империю по его образцу, но не очень преуспели в этом. Они поддерживали различные правящие династии, включая французскую линию Меровингов, но именно в Римско-католической Церкви они нашли самое близкое подобие их былой славы. Однако, их планы часто терпели неудачи, так как зачастую за сценой какого-нибудь события находилось несколько манипуляторов, действующих друг против друга, иногда не подозревая об этом. Недоверие друг другу росло, и только смерть Патриарха клана Салюбри Саулота подвигла Инконню вновь объединиться – по крайней мере, многие так думают. Но это только часть правды. Смерть Саулота нанесла серьезный удар установившемуся порядку вещей и стала толчком к сплочению секты. Главным стимулом для этого была общая ненависть к Тремер. Секта предприняла значительные усилия для их уничтожения, но они были затруднены тем, что клан Тзимицу, не пускал Инконню в Восточную Европу, где в основном бушевали войны с Тремер, а так же тем, что часть членов секты была уверена, что Саулот сам спланировал свою смерть, следовательно не требует отмщения. Кроме того, большинство Инконню были слишком заняты заботами в пределах своих доменов, чтобы нанести Тремер серьезные удары.
Что действительно привело Инконню к их теперешней организации, так это Великий Мятеж Отступников и Диаблери, которое совершил над Каппадоциусом Августо Джованни. Выжившие старейшины увидели, как легко все их попытки добиться личной власти и могущества могут сойти на нет. Диаблери, которое раньше было не таким уж и частым явлением, неожиданно стало постоянной угрозой. Инконню стали все больше отказываться от попыток достичь материального благополучия, и все больше стали интересоваться духовными аспектами их существования. Даже наиболее прагматичные из них стали склонятся к мысли, что отказ от Джихада это единственная возможность спасти свое бессмертие.
Возвышение Августо Джованни также стало причиной для беспокойства. Так же как и Тремер, Джованни стали уничтожать других членов клана, Патриарха которого они убили. Однако Тремер пользовались поддержкой Братства, благодаря своей столетней пропаганде, в которой они дискредитировали своих жертв, придав им демонические черты. Джованни же не получили поддержки от других кланов и из-за этого были вынуждены уничтожать Каппадокийцев собственными силами. Для этого они разработали специальный ритуал, который позволял им обнаруживать членов этого клана на большем расстоянии.
Все эти события заставили Инконню разработать ритуал, который сделал замок Ханедоар неуязвимым для любого вторжения. Недавно сформированный Совет Двенадцати провозгласил на весь мир новую политику секты. Многие из бывших членов секты, среди них – Митра принц Лондона – не пожелали терять своего положения и влияния в Братстве, но в то же время приглашение было принято некоторыми старейшинами Тореадор и Бруджа. Со временем все больше старейшин, уставших от Джихада, присоединялось к секте, пока Инконню не достигли могущества, которым сейчас обладают.

Членство
Никто не может попросить о вступлении в Инконню. Когда приходит время, они сами находят кандидата и предлагают ему войти в секту. Чтобы быть принятым кандидат должен искренне отказаться от участия в Джихаде, быть достаточно могущественным и отказаться от дальнейших попыток манипулирования своими товарищами.
Близость вампира к Каину – одно из обязательных условий для вступления в секту. Кандидат должен иметь как минимум 6-е Поколение. Если было совершено Диаблери, секта узнает насколько давно это случилось и по каким мотивам – если с момента Диаблери прошло недостаточно времени, наиболее вероятно, что кандидат не будет принят (Диаблери ради вступления в Инконню стразу станет причиной отказа). Хотя возраст тоже принимается во внимание (кандидату должно быть как минимум триста лет), близость к Каину первостепенна.
Однако эти правила смягчены для тех, кто достиг Голконды. Такие Собратья рассматриваются, как имеющие достаточную зрелость и потенциал, и пользуются глубоким уважением внутри секты. Часто в достижении Голкоды вампир контактирует с кем-то из Инконню, а после секта предлагает ему членство. Все успешно прошедшие Прозрение получают приглашение в секту. Иногда бывают исключения для тех, кто постигает Голконду, практикуя Путь Власти и Внутреннего Голоса, но и в этом случае каждый случай рассматривается индивидуально. Потерпевшие неудачу в достижении Голконды обычно никогда не получают приглашения.
С кандидатом встречаются двое или трое Инонню, предлагая ему вступить в секту. В случае отказа секта может повторить свое приглашение через сто или двести лет – все это время она продолжает наблюдать за кандидатом. В случае согласия нового члена сопровождают в замок Ханедоар, где он должен принести торжественную клятву перед Советом Двенадцати, в которой он откажется от своей роли в Джихаде, от обязательств верности данных другой секте или его клану, а так же от любых благ, которые может получить вампир вне секты. Лидеры секты способны разрушить любые Узы Крови, которыми может быть связан кандидат, а так же наделят его силой противостоять страху и чарам забвения, которые распространяет замок Ханедоар.

Выгоды
Освобождение от Джихада само собой является серьезным преимуществом, кроме того, поддержка остальных членов секты так же не маловажна. Хотя никто из Инконню не обязан приходить на помощь товарищу по секте, кроме как по прямому приказу Совета Двенадцати, дружба среди Инконню часто крепче чем формальные соглашения, объединяющие секту. Помимо этого Инконню обычно охотно делятся друг с другом знаниями, что включает в себя обучение дисциплинам.
Еще одна выгода присоединения – освобождение члена секты от его долгов. Любые обязательства, данные кандидатом не-Инконню до присоединения, считаются лишенными своей законной силы, а обязательства перед членами секты могут быть прощены или уменьшены, хотя и с некоторой потерей статуса для нового члена. Хотя обычно Инконню предпочитают не предлагать членство тем, кто имеет слишком много долгов.

Обязанности
Имеются очень немного правил, которые Инконню, как ожидается, будет соблюдать, а тех, что предписаны, еще меньше. Члены секты обязаны не принимать участия в Джихаде – это основное правило. Даже незначительные контакты с не-Инконню должны быть краткими и беспристрастными. Инконню также заботятся о выживании Детей Каина. Но это, однако, не означает, что Инконню не может убивать вампиров при самообороне и по другим причинам. Совет Двенадцати рассмотрит каждый такой случай, и если член секты не будет заподозрен в причастии к Джихаду, он будет обладать, презумпцией невиновности. Убийство же товарища по секте, будет расследовано со всей строгостью и виновный будет немедленно уничтожен.

Выход из Инконню
Собрат может покинуть секту самостоятельно или быть изгнанным по решению Совета Двенадцати. По большей части Совет не вмешивается в дела членов секты и Собрат может несколько столетий считаться Инконню, даже не поддерживая контактов с сектой и не участие в ее делах. Единственной причиной изгнания может стать возвращение Инконню в Джихад или его действия, серьезно повредившие другим членам секты или ее делам.

Совет Двенадцати
Совет состоит из Крета, Наблюдателя Тремер, а также из одиннадцати наиболее опытных членов секты. Члены Совета сохраняют свое положение до их Окончательной Смерти или отставки. Новые члены Совета не избираются, а выбираются самим Советом из числа наиболее опытных Инконню. Возраст и опыт имеют первостепенное значение, но кроме того Совет старается выбирать тех, кто своими возможностями и способностями будет дополнять остальных. Членство в Совете очень почетно, но многие отказываются от предложений войти в него, обычно, для того чтобы сохранить собственную независимость.
В обязанности Совета входит сбор и анализ информации, поступающей от Наблюдателей, решение спорных вопросов между членами секты, а так же помощь Наблюдателю Тремер. Совет вполне мог бы обладать гораздо большей властью, но предпочитает довольствоваться уже имеющейся. Члены Совета понимают, что основная цель Совета – сплочение самых опытных и могучих Собратьев, а любая попытка создания жесткой централизованной власти внутри секты отпугнула бы от нее многих возможных кандидатов.

Наблюдатели
Эту должность в секте обычно выбирают добровольно – стать Наблюдателем данного города, государства, или региона, населенного пятьюдесятью или более Собратьями. Не посвященные в дела Инконню обычно считают Наблюдателя могущественным Собратом, в чьих руках сосредоточена вся информация об объекте наблюдения и нити к манипулированию им. В некоторых случаях это правда, однако каждый Наблюдатель исполняет свой долг по-своему, не следуя каким-либо стереотипам. Довольно часто случается, что объекты двух Наблюдателей пересекаются и накладываются друг на друга. Обычно Наблюдатели хранят тайну о себе, но иногда они исполняют свой долг открыто, и даже входят в сообщества Братства, не скрывая своего статуса. Последние обычно находятся под жестким наблюдением Совета, который следит, не повредит ли такая открытость секте.
Обязанности Наблюдателей просты: сообщать о любых необычных событиях Совету. Под необычным подразумевается появление новых Линий крови, любые проявления сверхъестественных явлений, резкие смены власти, политики и идеологии в сообществах Братства и т.п. Решение о том, что еще может заинтересовать Совет остается на усмотрение Наблюдателя. Отказ или неудачи в исполнении долга Наблюдателя перед Советом могут привести к печальным последствиям для него.
За пределами секты очень мало кто знает, что Инконню так же имеют Наблюдателей, объектами которых являются кланы и Линии крови. Эти Инконню изучают историю, политику, слухи о своих объектах. Обычно они сами принадлежат к клану или Линии крови, за которыми наблюдают. Для Тремер, Последователей Сета и Джованни ситуация несколько иная. Крет, харизматичный Вентру, член Совета Двенадцати, взял на себя обязанность быть Наблюдателем клана Тремер и ему оказываю помощь другие члены Совета. Наблюдатели кланов Джованни и Последователи Сета имеют почти такой же статус среди Инконню. В ХХ веке Совет часто обсуждал необходимость назначение Наблюдателя для Линии крови Самеди, однако решение еще не принято.

Фракции
Инконню, как и любая многочисленная организация имеет внутри себя несколько фракций. Однако, в виду своей отсутствия жесткого центрального руководства и относительной идеологической свободы внутри секты ни одна фракция не рассматривается другими как проявления отступничества. Расколы по различным соображениям внутри секты обычно вызывают только оживленные дебаты и дискуссии между членами различных фракций. Фракции возникают, развиваются и исчезают на протяжении веков существования Инконню, обычно в связи с происходящим в мире смертных и в сообществах Братства. Однако есть две фракции, существование которых не прекращается на протяжении уже очень долгого времени. Первые обычно называют себя “Ищущими”. Эта фракция видит в достижении Голконды наивысший смысл существования Собратьев. Те же, кто уже достиг Голконды, обычно занимаются тем, что ищут среди не-Инконню тех, кто находятся на пути ее постижения, для того чтобы помочь им. Цель Ищущих - это помочь каждому вампиру в постижении его природы, как они ее понимают.
На противоположной стороне понимания этой проблемы – “Чистильщики”. Несмотря на зловещий подтекст этого имени, члены этой фракции весьма мягки в своих действиях. Они считают, что постижение природы вампиров возможно через более прагматичные пути – развитие науки и магии.
Столетия назад, эти две фракции были относительно равны по своей численности. Но начиная с эпохи Ренессанса Чистильщиков стало гораздо больше, фактически, большинство из Совета Двенадцати принадлежат к ним. Подавление инакомыслия обычно не свойственно Инконню, поэтому маловероятно, что Совет когда-либо предпримет какие-либо действия против Ищущих.

Кланы и Линии крови
Только Совету Двенадцати известен полный список членов секты. Если Инконню хочет встретиться с другим неизвестным или незнакомым ему членом секты он может обратиться к Совету или другому Инконню.
Аримейн, Ваали, Кровавые Братья, Дочери Какофонии, Джованни, Самеди и Тремер: Их представителей в Инконню нет.
Ассамиты: Только несколько Ассамитов присоединились к секте. Среди нет никого, кто был бы моложе полторы тысячи лет. Все они – еретики, презираемые своим кланом.
Бруджа: Память о Карфагене все еще сильна в этом клане. Однако некоторые из них, те, кто получили становление после падения города, все-таки присоединились к Инконню.
Каппадокийцы: Считается, что Джованни уничтожили всех Каппадокийцев, но если кто-то все-таки уцелел – секта лучшее место убежища для них.
Последователи Сета: Два или три отступника, которые, возможно, оставили пути основателя своего клана. Все они находятся под жестким наблюдением других Инконню.
Гангрел: С их любовью к дикой природе и отчуждению от сообществ Братства, Гангрел очень близки к духу секты – возможно, их в ней больше, чем представителей других кланов.
Гаргульи: Вполне возможно, что самый первый Гаргулья является членом Инконню, но другие представители это Линии крови не виделись с ним уже очень много лет.
Каесид: Лишь несколько представителей этой загадочной Линии крови присоединились к Инконню.
Ласомбра: После смерти их Патриарха многие Ласомбра пришли к необходимости пересмотра своих взглядов. Многие представители “старой гвардии” этого клана являются Инконню.
Малкавиан: Малкавиан вписываются в ряды Инконню с той же непринужденностью, с которой они вступают в ряды Камарильи и Саббата.
Нагараджа: Очень немногие из них имеют Поколение, достаточное для вступления в Инконню. Двое, может быть трое, являются членами секты.
Носферату: И Носферату и Никтуку получают приглашения для вступления в секту, но обязательным условием для них является клятва забыть вражду друг к другу.
Старый Клан Тзимицу: Так же как и Ласомбра, Великий Мятеж отступников заставил многих представителей этого клана пересмотреть свои приоритеты. Многие из них присоединились к Инконню так же по причине недовольства руководством своего клана.
Салюбри: Все Салюбри получают предложение о вступлении в секту после достижения ими Голконды, хотя и пребывают в ней не долгое время из-за их традиции, по которой потомок совершает Диаблери над своим Сиром.
Тореадор: Не многие Тореадор возвратились в секту, но все больше и больше представителей этого клана склоняются к мысли, что их страсть к прекрасному и Джихад несовместимы.
Истинные Бруджа: Большинство из представителей этой Линии крови, которые не присоединились к Истинной Черной Руке, являются Инконню. Конечно, все они, по крайней мере, внешне, отказались от своей ненависти к потомкам Троиля.
Тзимицу: Очень немногие из них присоединились к секте. В основном, потому что их приглашения лоббируются представителями Старого Клана Тзимицу, а так же и потому, что очень немногие из них могут соответствовать требованиям к кандидатам на вступление в секту. Но, по крайней мере, один Тзимицу-Инконню известен – это Влад Тепеш, более известный как Дракула.
Вентру: Для членов этого клана очень трудно расстаться со своей властью и могуществом, но, как это не удивительно, в секте их довольно много.

Пути Просветления
Инконню практикуют множество Путей Просветления, Путь Человечности и Via Bestiae – наиболее распространенные. Также часты Путь Гармонии, Путь Соглашения Чести, Путь Выжженного Сердца и (особенно в последние годы) Путь Внутреннего Фокуса. Не пользуются уважение Путь Каина и его предшественник - Via Sanguinus, как оправдывающие Диаблери. Известно, что практикующие Путь Откровений Зла и Путь Тифона никогда не получают приглашения о вступлении в секту, поскольку это может оказать деструктивный эффект на организацию.

Катакомбы
До того как Совет Двенадцати смог скрыть волшебством замок Ханедоар, Инконню обычно встречались в катакомбах под городами, некогда входящими в Римскую Империю, такими как Париж и Константинополь (секта была вынуждена прекратить свои собрания в Венеции из-за наводнивших ее катакомбы Джованни, хотя как считается Наблюдатель этого клана продолжает скрывать свое убежище где-то в них). Катакомбы Рима все еще остаются наиболее популярным местом для встреч из-за небольшого числа Собратьев в городе и обоюдовыгодного соглашения с римскими Носферату.

Женева
Столь часто упоминаемая в книгах по Миру Тьмы Женева все еще остается привычным местом встреч тех Инконню, которые по каким-то причинам не могут или не хотят посещать замок Ханедоар. Принц Швейцарии, Гиллиам, обеспечивает гостеприимство для каждого Инконню прибывшего в страну. Собратья обмениваются информацией на этих встречах, и, что более важно, могут общаться друг с другом в более приятной атмосфере, чем в замке Ханедоар или в катакомбах.

Shalkamense
Скрытый архив Инконню, доступен только через волшебство Совета. Shalkamense (или Shalkamain) - большая библиотека, которая находится где-то ниже уровня моря и защищена магией. Некоторые Собратья считают эту библиотеку местом, где покоится в торпоре Каин. Инконню улыбаются и не опровергают этого утверждения. Любая мудрость, изошедшая из уст Каина, Сета и Патриархов, может быть найдена здесь. Если только ищущий сможет разобраться в лабиринте библиотеки. Большинство книг очень древни, а некоторые даже датируются временем существования Первого и Второго Городов, хотя иногда совсем недавние издания могут оказаться втиснутыми между более древними текстами. Возможно, в библиотеке можно найти даже полную Книгу Нод, или, по крайней мере, здесь находится больше всего ее фрагментов.
Даже если бы кто-то захотел бы составить каталог этой библиотеки, то, потратив тысячу лет, он все равно бы признал, что кое-что еще не было им найдено. В библиотеки часто случаются различные, непонятные даже старейшим Инконню, происшествия. Многие слышат в ней звуки и находят доказательства, что в библиотеке находился кто-то оставшийся незамеченным. Многие из Инконню шепчут, что Каин действительно находится в библиотеке, другие считают, что это Лилит.

Стереотипы
Ассамиты: Как низко пали эти великие воины! По крайней мере, у нас есть хоть одна причина, чтобы поблагодарить Тремер.
Бруджа: Пунические Войны были нашей “ошибкой молодости”, но мы все-таки не должны забывать, почему мы это сделали. Нам следует обращаться с ними беспристрастно, но твердо.
Последователи Сета: Являются ли они все еще орудием их основателя? Неважно. Избегайте их, или убивайте.
Гангрел: Они - наши молодые братья, и мы должны относится к ним подобающе.
Джованни: Они стараются изолироваться от нас, как только могут – возможно, за этим кроется что-то серьезное.
Ласомбра: Они благородны, не смотря на их пренебрежительное отношение к смертным. Связь с мятежниками и Саббатом была их ошибкой.
Малкавиан: Слушайте все, что они говорят, но верьте только немногому из этого.
Носферату: Один из самых мудрых кланов. Их внутренняя борьба приносит огорчение, хотя если бы мы становились на чью-то сторону, мы бы выступили против Никтуку.
Тореадор: На их видение прекрасного легла порочная печать власти, которую этот клан приобрел в Камарилье.
Тремер: Возможно основа их существования это неизвестные нам планы Саулота. В любом случае, они требуют тщательного наблюдения.
Тзимицу: Эта толпа забыла, кто они. И хотя их ненависть к своим старейшинам в какой-то мере оправдана, то, что они делают, нет.
Вентру: Так же как и многие они оценивают свое существование по власти и богатству, забывая о своей природе.
Ваали: Некоторые из нас были уничтожены ими. Если вы встретите их – нападайте первыми, без колебаний и жалости.
Гаргульи: Прямое доказательство, как далеко могут зайти Тремер. Они просты, но внушают уважение.
Каесид: Они странны, но все же заслуживают доверия.
Старый Клан Тзимицу: Они уделяют слишком много внимания своим старым традициям. Очень жаль, что из-за этого они обречены на забвение.
Салюбри: Относитесь к ним так же, как и к Гангрел, но делайте это более осторожно. Не надо смущать их чрезмерным уважением.
Самеди: Как они могут существовать? Тщательно следите за ними.
Истинные Бруджа: Хранители великой мудрости, но их ненависть к своим братьям просто бессмысленна.
Патриархи: Как символы единства кланов, они неоценимы. Как реальные существа, они – большая опасность. Возможно, нам придется столкнуться с ними. К счастью, многие из нас знают их с древнейших времен.
Анархи: Они имеют идеалы, но не дисциплину.
Камарилья: Они имеют дисциплину, но не идеалы.
Саббат: Дети. Некоторые из них взялись за охоту из вполне понятных оснований, но их идеалы саморазрушительны по своей сути.
Истинная Черная Рука (Восточная): Группа мистиков, которые могли бы многому научить, и сами наверняка многому научились у Саулота. Они не выказывают желания к союзу с нами, но возможно все-таки поддадутся нашим убеждениям.
Истинная Черная Рука (Западная): Мы знаем о них в течении тысячелетий, но не понимаем их целей, кроме уничтожения клана Тзимицу.
Восточные Собратья: Они – полная неизвестность и должны быть тщательно изучены. Будет лучше, если это первыми сделаем мы, а не молодые Собратья.
Узы Крови: Цепи Патриархов, но, тем не менее, полезный инструмент для мудрых.
Братство: Мы – наиболее могущественные существа на этой планете, но, тем не менее, мы должны быть осторожны.
Смертные: Столь же большая угроза как наш собственный вид, но если мы можем скрываться от Братства, то с ними проблем возникать не должно.
Маги: Чем меньше вы имеете дело с ними, тем лучше. Говорите им как можно меньше, хотя они все равно обычно знают больше.
Люпины: Некоторые из нас могут иметь с ними дело с предельной осторожностью. Если вы вызовите их ярость – немедленно скрывайтесь.
Призраки: Очень несчастные существа – если их можно назвать этим словом. Мы должны больше изучать их, чтобы лучше понять пути Джованни.
Мумии: Темные карты в колоде. Хотя они и полезны, им не следует слишком доверять.

Ложные Инконню
Существует много Старцев, которые по каким-то причинам не хотят присоединиться к Инконню. Они во многом похожи на членов секты, за исключением того, что обычно чураются сообществ Братства, предпочитая обитать в диких пустынных местах. Многие из молодых Собратьев считают их Инконню и обращаются с ними соответственно. Отшельники обычно не опровергают этого, считая, что уважение обеспечит им большую безопасность. Инконню в свою очередь не препятствуют такой практике, считая, что покров тайны окружающий секту никогда не будет излишним.

@темы: культура и искусство, бестиарий, вампиры, массовая культура, мифология, фольклор