Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

зарядил плюблюм в барабан колесо смерти выберет неудачника
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:04 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
лал, ребят, как посмотреть ю-мэйл - чото он мне 2 письма не показывает, хотя временную линейку я выставил правильно.

14:01 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
ебать, внатуре работает. привет лунатикам!

15:55 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
где трава детвора?

19:03 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
смотрю подписываются новые люди - а зачем я ж тут редко пишу ваще)

20:26 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
заранее разбавил свой одиннадцатитысячный
разбил хуи на писечки,
ничо потом вычтем их
история сгоревшей спички комична
и нет причин не бычить
когда сам как бычок
затычки в ушки заточки в бочок
и пива бочонок сверху
сначала был полон затем как пол пот
свергнут
вьетнамом северным
когда родился в голове сервере
их было семеро
сам мао жал руку им
сталин ассигновал рубли
рубил босоте руки раздавал зуботычины
по тропе хо ши мина гул машин
лаос и кампучию распучило
они стали тучными от партизан
в те дни дядя сэм с проглотом сосал
у соц стран - красава
было бы дальше так
вышел бы васин танк победителем
ли си цыны на истребители
сливали помоев ушат
на их ренджерят
никсон тоже всосал и этому рад уотергэйт
быстро сообразили импичмент -
говорю же хуи на писечки
клинтона на левински
а я променял высоцкого на лимп бизкит
эмоционально выстоял
идейно сломался быстро я
затем ствол мне чинили юннаты
спасибо, ребята,
наш ад там где нет дзжержинского
а есть бандера с жинкою
или пидорас власов
страна не забудет предателей
хотя может забыть патриотов
ничо гайдарка егорка
я влезу в инферну и в искупление
тебе разорву аорту
пусть это будет последней ступенькой к моему эшафоу
не сведёт живот страх
будут тверды мои пальцы.
ельцин напился и рухнул с моста,
журнал же сказал лез купаться
ему помогали соединнные штаты конфедерации
я рухнул в блевоту в прострации
вот блять нетже- дали просраться
ничо мы встанем в двадцать двенадцатом
хуй вам а не снести мавзолей.
там дедушка ленин.
там дедушка ленин.

22:36 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
давно тут не был ностальгия чо.слушаю песенку лазанья пишу альбом пока хуёво выходит вот и всё вроде.мама сказала что ничо не понятно объяснил - удивилась, подумал да - моя аудитория три человека, ну и чо, зато моя

22:34 

винегретовый суп - сталкер

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
в мешке полно хабара
ха баран
жизнь не санта барбара
храп между приправ
в углу стола
поглотило Гуталина пиво
выход из трактира будто заблокировало

зов зоны назойлив
зудят мозоли
в Хармонте всё спокойно.
не происходит
ничего ровно
всё покадрово
пикник у дороги
Пильмана Радиант

милые рады вам,
скажет добро пожаловать
этот город призрак
молчаливая жалоба
запрещена эмиграция
ну на тебе
сенсации, научные открытия
люди лунатики,
у всех башка кипит
какбы настричь навар
артефактовый хабар
дорога в ад нам
несу обратно и не расти трава
если не прав я,
хоть и не имею полновесных фактов.

был молодым когдато
теперь же стар стал
сталкер
и не спроста на свалке
чужих цивилизаций
теряем жизни и пальцы
но у меня иная цель,
инновация,
синтез,
панацея.

закапывать
хуев хабар на зоне
фараоны обеспокоены,
когда погоня -
им незаконные этаки и браслеты
конфискованные
а нам в траве ждать до рассвета
холодом скованным.
остерегаясь прожекторов
и пулемётов
но богу богово
чёртово чёрту
успеть спасти колчёк
хотя бы мира обречённого
уже можно считать свою жизнь не никчёмной.

ещё удар лопатой по промёрзшему грунту
вот так утро
пиздатое будто
пар кофейный,
раньше здесь были парки,
аллеи
сейчас алеет рассвет.
пейзаж осовременили.

будто конвеер работает на износ
мир мертвец,
такой же как пудель и рэд
или очкарик нортон
и богу богово
чёртово - чёрту.
мы по итогу посмотрим кто кого по счёту,

привет стервятник - увидимся в аду.
таким как мы вечно гореть
в ведьмином студне
ведь не наступит
момент которого так ждут
с великим нетерпением
безликие немые судьи.

сталкер бездушен
так лучше для
бизнеса
устроим ренессанс
пыль из глаз
выбей себе сам - ведь ты так долго искал
собирая по клочкам
себя,
мир,
небеса,
не избежать
кары за
богохульство
нет жизни после смерти да ну и хуй с ней
заплатишь за всё пока выражено пульсом
биение сердца, ещё не ставшего обузой.

и не облегчит твой путь
вакцина пуль
в твоей голове навечно этот груз,
не забудь

и выходит не зря
сталкерством клеймят
как бездумных зверей - коров и поросят
в венах яд, поэтому так тянет
на поля
где были инопланетяне.
собирая отбросы
для блага человечества
как крысы в бесконечном лабиринте вечности,
мечемся чтобы остаться ни с чем
вытащив волчий билет
на кладбище спать насовсем
твоя суть никому не нужна - мир ослеп
и в этом мираже
пыль мёртвых этажей
сойдёт за антисептик
но это не важно уже
ведь это общество нас скоро обесценит


растворился рэд с золотым шаром
но счастья больше не стало пожалуй
пожаром лесным не набежало оно
на зоне лишь ржа и не поёт жаворонок

22:29 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
ЭРН - лемминги

и бесцельно разбрасывая время
мы ищем чтото внутри себя,
но как и вне там не найдётся спасения
так и уснём под тенью растений
потерянные.

всё глубже внутрь
снаружи ничего нет
по каппилярам
утонем во тьме
дай же нам крови тело
солнце толкает на жертвы,
но солнце внутри
гораздо более жестокое
и было же столько их -
этих затухающий солнц
чтобы выбираться из кокона
как будто уже не в серьёз
и больше не хочется колоться
об одинаковые шипы одинаковых роз
надо избавиться от социума
высекая себя розгами
выдавить из себя всех остаться одному
не тянуться к гадкому подлому, тянуться к светлому
честному, неприемлемому другими
но никого нет вне - добрые самаритяне в могиле
изъедены червями за их дела.

не стало ни лучше ни хуже,
зрачками расширился ужас
но неизмено осталось вокруг всё
ебаный мир прошу скорее порушься
видишь черти уж достали хоругви
идут крёстным ходом и кокон квартир от них не спасёт.

погрузиться во тьму избавиться от мук
может быть в итоге поймут
что в пойму прыгнул не по наитию рассудка
не потому что заебала нагрузка
а просто грустно
и нихуя не понятно вовсе,
вокруг тянут провода к голове похоти,
и запутаться там легче лёгкого
но никто не признает в себе обречённого,
под кирпичом подвох - бог подвыпив сдох
те, у кого выпал костыль теперь дерьмо
а самим силы найти не в их власти
и это опасней
всех водородных бомб.

и можно сказать, что я знаю ответ
и светило пылает во мне,
я пророк безбожества
ведь нет ничего невозможного
для тех кто уверен в себе, как в небе
над головой,
не подвержен полемике лишь полубог,
но мы всё также прыгаем с обрыва как леминги
распутывая мыслесплетений клубок,
разделив мир на север-юг
запад-восток
идём на ходу
холостом.

22:28 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
ВПятьсотразхужеМаяковского - каловая месса


это чёрная месса, под тенью креста
во время инцеста
нож ржавый достань
и с крюка скорей
снимай посиневшие тушки детей,

и дни где те,
когда неспроста нетрезвый
улики прятал в тёмном подлеске

-вот подлец!
тогда не варил из костей холодец, конечно,
довольствуясь обгладыванием конечностей.
был сирым
убогим
увечным-

а теперь -
гляди на всех свысока
стирая вязкую кровь с резака
сдирая кожу с лица жертв
помни - ведь ты то живой же!

нарывы и язвы выражаются ясно
внутри людей - грязь,
люди - яства.
ты - ястреб от отребья очищающий улицы.

на теле кираса,
на шлеме рога - всё будет, сын

так нашёптывают тебе голоса
и не сможет понять голодного, не испытавший голод сам
в этом холодильнике города
твоя жизнь эпитафия
разделения грехов по родам.

бегут годы кудато, будто спасаясь
их корёжит от знания,
а знание-сила
-привет гематомы жилого массива
вы родились когдато и боги не в силах
спасти вас-

и можно гвозди вбивать в черепа,
разделывая вас как орёл черепах
с высоты на камни бросая,

О. ДОРОГАЯ РОЗАЛИЯ, на твоих веках роса

как приятно с тобой побыть в тишине
меня греет твоей кожи жилет,

я знаю, ты меня любишь, конечно!
так то не трудно любить помешанного.

22:28 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
Эдвард Руки-Ножницы - лес

я уже никогда не увижу рассвет.
через стебли травы
пытаюсь смотреть
вперёд,
этих жалящих ос с избытком хватило на всех,
я последний.
но скоро придёт мой черёд

когда спящее небо окутали облака
на месяц и звёзды заботливо положив плед,
наш отряд сквозь ряды врага поскакал,
чтобы в полном составе исчезнуть во тьме.

шли,
цепляясь за колючие пальцы ветвей.
кони ржали,
там, позади,
их не возьмёшь с собой в лес.
ночь вдыхала в себя по чуть-чуть этих странных людей,
ночь пила без остатка их глаз настороженный блеск.

лишь дойти, донестись, добежать, доползти!
передать ожидающим ротам командирский приказ
и не думать о том, что в чащобе все ляжем костьми.
думать только о том, что другие погибнут без нас.

я уже никогда не смогу увидеть рассвет,
буду помнить смех пуль
и надсадный обрывистый треск.

через пух облаков ухмылкою месяц глазел
и шептал умирающим сказки обманчивый лес.

я хотел бы дойти,
но, увы, не дошёл.
не успел и не смог - всё провалил.
у врага глаза неживые как шёлк
голубых васильков средь зелёных долин,

незнакомая речь и в руке пистолет
в камуфляже своём стоит будто леший
на небесную гладь неожиданно капнул рассвет
растворившись во взгляде моём,
остекленевшем.

22:23 

предосень.

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
кончается жаркое лето
и осень в золото одетая
первым числом скоро капнет с календаря

да только както уже по хуям.

солнце ведь светит всё также
и маршем на землю движутся его лучи
а пить луну напополам с тоскою из лужи-чаши
в грязном дворе

я
не вижу причин

как в детстве буду радоваться прелой мертвичине
одетой в красно-жёлтый мундир
ищи меня в юности, там я мил и невинен

здесь и сейчас - часто почёсываю муди.

да пошло оно на хуй, счастье
в этом буром месиве листьев и проводов
я может быть в этом марафоне и не участник,


но выбором своим вполне доволен зато.

22:23 

шляпа часовщика.

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
вселенная смеётся -
мир стал нищим.
ведь звёзды тут
певцы и певички
вселенная хохочет
мир стал убогим
ведь ничего проще
в бегепроебат безногим,

и теперь
нет ни звёзд ни небес
беззубый рот раззявила бездна
в этой стране дураков есть поле чудес
но нет объезда,
нет ни принцев ни нищих,
есть пидоры и мудаки

и каждый всю свою жизнь ищет
причины чотб быть именно таким,

нет ни чести ни правды

это всё фикция

у меня лишняя совесть - берите даром
и в довесок мои нелепые принципы

нет ни счастья ни горя
и человек - понятие эфимерное
хотя, это всё возможно пустое,
я просто сильно устал,
наверное.

20:25 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
не хочу никаких рандеву
с утра реву
под группу ундервуд

умер, труп,
сдаюсь куреву
голову пули рвут.
полцарства за хуливуд!
слова форсируют рот вброд
тело набухло оброком, но
отрок в душе толкует мудро!
и карта таро
ещё
-
при напролом
нахрапом и в дом
ебёт что потом???
не сто раз живём!!!

но сторож с огнём
головы внутри
крылатый парит -

ты братка борись
как кот борис за китикэт
вся эта хуйня утомительна...

звук смыл вискарь,
поэтому я выплескал убого литерой
то о чём можно было и не говорить.

19:30 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
ЭРНВП - капля никотина убивает лошадь, но я же не лошадь.



любовь прошла завяли помидоры
стихи разорваны
и мысли вздор
а мы на разных концах коридора
топчем несуразный ковёр
это падение позорное
решено прекратить теперь.
куплю батарею - настанет оттепель
и изморозь прилипшая отвалится со стен

отпойте тело, святой отец,
мой дух воскрес.

я больше не болен, нашёл панацею
и чары рассеяны,
уже не растение я
а в комнате моей недавно стало светло,
просить прощения? у себя лишь
и на другой стороне медали
сверкает спасением
моё ебло.

я свобода
свой собственный бог.

и не выведу тебя к новому утру,
закопав гдето под лобней
-не вспомню подробней
где спрятал труп-
сижу курю,
сигаретой как точкой
замкнётся этот порочный круг
сегодняшней оттраханой в жопу ночью
в окружении мерзких халуп.
я ведь любил тебя, между прочим,
но ты сама говорила
"всё когда нибудь кончится"
видишь, как мило
ты и тут оказалась права,
ктото прёт под колёса любви дебильно
ктото мудаковато лезет головой в жернова.

но пора жировать
начиная жить заново

и знаешь я не буду рыдать
в кошмарах видя твоё лицо
наша дорога кончилась,
перекурю пока на обочине,

вот и всё.

19:59 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
мы не ждали весны, но весне было плевать
и тогда, выбирая, или в рай или в ад
попадём по одному шли под общим дождём, зато
без зонтов.
раньше помню глаза закапывал
теперь же заплаты там.
в этом всём виновата весна,
без спроса вошла вышибив дверь ногой
в мои покои,
осенняя агония
загонит насмерть любой мозг.
весна как обычно кончилась
оставив после себя
разводы на простынях испорченных
и несколько светлых волос.

мы не ждали весны, поэтому мы не смогли убежать
в рот аллей не спеша шли в шаг
держа в ладони ладонь.
солнце было тогда высоко, казалось в небе оно никогда не потонет,
но бетоном став потом облака
затянули светило в воронку,
в закат.
скоро мы его закопали за домом,
чтоб запомнить это вдвоём
на память на сердце у каждого
остался шрам напоминающий медальон.

мы не ждали весны и не ждали её конца
и от этого было так страшно, казалось
что в дыхании самого близкого человека есть яд
и досада сжигала тело заживо постоянно.
я пытался зашить себе рот чтобы молчать
ты пыталась зашить глаза, чтоб не плакать
но в палате наших сердец поселилась печаль
поселилась,
забрав наш смех,
глядя пуговицами из под сальных патл.

мы не ждали весны, возможно, когда то были свободными
но истлела трубка, кремнием не выбивалась искра
так и оказались мы каждый в собственном коконе,
будто в готтэме -
нуар, гротеск, маскарад.
и с треском лопалась кожа
вывернувшись на изнанку без ножа
друг другу сердца положили в ладони мы,
там, в месте с закопанным солнцем были они похоронены
возможно,
эту историю уже плохо помнят вгашеные типы на балконе.
и ужасно жаль что накуренный месяц слова не умеет рожать.

мы не ждали весны и не ждали друг друга
на пыльных тропинках мёртвого мегаполиса
нас, исклёванных солнцем
сломила не вьюга,
не ругань...



но может быть
этот слом был на пользу?

00:49 

есть так

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
сначала кроличья эпопея
после - великая битва джедаев
Татьяна умышленно бросила время
чтоб то топталось за дверьми, ожидая

сумерки плавно сменились рассветом
сегодня сменило имя на завтра
легкие с трепетом ждали дым сигареты
купленной на автозаправке

и стая навечно к руке привязанных
и при этом свободных, порхающих птиц
следила за бледными звёздами-язвами
и снегом, хлопьями валящимся вниз.

утро скатилось на плечи как волосы
как недонесённый до носа колпак
Танечка ехала ехала в мир на автобусе
с утра раннего работать на банк

дышавшее утром утро рассветное
кокон её пробить не смогло
ведь она излучала мягкое, летнее
приятно-людское, живое тепло

22:16 

продолжаю битву за карамзина

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
солнце спустилось свечкой в колодец,
рядом с гаражами живые трупы кололись
дети таскали детей в подоле
мир превратился в подполье,
когда
маленький миша мечтает о коле
маленький витя мечтает о боли
маленький саша завтра в небе потонет,
я же пойду путями окольными -

в этом подвале мы только
мир давно каждого вытолкал
будто резиновая кожа иголку
в окрестностях выборга.
я же связал тебя, милую, нежно
сижу, готовлю инструментарий
можешь не прятать свою промежность
за грязными от страха трусами.

знаешь, у каждого своя цель,
ктото охотник, а ктото жертва
станет для всех очищения панацеей
смерти вулканное жерло.
мне не нужна твоя плоть и твой страх
если что не так, люди, простите
просто сегодня, как и всегда
мне, ненормальному, нужен зритель.

в темноте как в софитах утопает подвал,
и даже металл в себе кровь удержать не смог
смотри как на лезвии скальпеля расцвела ржа
будто в тайге как ковром - мох.
привычно бояться стерильного, чистого
бояться грязного - фу, хуйня,
а люди при этом мрут не от выстрелов
а от бытовухи каждого дня.
смотришь, забавно сидеть на стуле
зная что лезвие кусать не будет
зная конкретно как псих поступит
себя педантично разложив на блюде.
вот вуаля
уличная магия,
пожалуйста. руку ножовкой?
хоть больно,
но готов завсегда
приложить старания
и в ситуации самой лажовой
зрители буду довольны,

хруст, треск, какофония
полураспада,
и ухлюпчиво сбивчиво
чпокает барабан
в сложной симфонии смерти
мажора и задарма нам не надо
а минор,
тебе лично,
я весь сегодня отдам

с птичьим щебетом проснулся рассвет
также тёмен забытый подвал
я сижу, я стекаю тихонько во тьме
ты сидишь ни жива, ни мертва.
всё так как хотел, по порядку, педант я
и смеётся время нам в след
ты испачкала своё милое платье


во мне.

22:33 

выстрел в белку, пули метко летят, в небе меркнут морды котят

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
я заправил космосом шприц
стал развалиной средь развалин
меннингер, бывало, говорил -
инстинкт смерти преобладает.

я убью тебя нежно милая
грязным пальцем глаза выколов
всю любовь заменила текила мне
и прекрасная гниль болот.

я сожму руками челюсти
чтобы хруст и меня пугал тоже
в этом милом порыве тщетности
я не враг, а скорее прохожий.

ты прости меня, ненаглядная,
нос и уши. злой рок навис
ты такая сегодня нарядная,
как запущенный сифилис.

из этой клетки не уйти, подвал чист
есть садист
ты уж садись,
да в общем то ты можешь не сесть,
на ягодицах и прекрасной пизде
твоей не сошёлся свет,
а я смерд, попробовал прикоснуться
к вечности,
приступ пульса, аритмичного
бред почти,
предприимчиво срезаю кожу с тебя
с треском
вокруг лишь кровь и мясные обрезки,
не икона, не фрески здесь,
а трупная вакханалия,
да в уме ли я?
охуел ли я?
подражариум.
всё история
всё мистерия,
всё.
истерика.
кончена

по тебе не запоёт колокол
ведь тебя не заколол
и не спрятал под пол,
так, подумал робко,
забил,
да и ты живи,
если сможешь.
а ты сможешь,
всё придёт к тебе позже.
гораздо позже того мимолётного мига
когда я окончательно кончусь,
подвинься, подруга,
тебе ведь не видно.

20:38 

коал чамбер

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
батрефлай ин зэ джар
батерфлай ин зэ джар
батрефлай ин зэ джар
соу брэсслэсс!

гет аут оф май роу боат!

10:45 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
троллю школу начинающих графоманов, пиздец за год они ещё больше разжирели от собственной охуенности

пыльный мешок нищего мертвеца

главная