Милимани
love me, love me not
Как-то так получается, дорогой дневник, что при всей многослойности событий, мне совершенно нечего сказать. Шкаф новой старой одежды, первая Карен Миллен, и давно пора делать маникюр, футбольный июнь, бело-свадебный июль, апрель с точностью до грамма, а раньше что было, - плохо помню. Новые знакомства, старые разочарования, и я, знаешь, дорогой дневник, стараюсь не скучать по тому, что было, потому что прошлое всегда должно оставаться прошлым, а все равно скучается. Странно скучается, и не больно вроде бы, а так... недоумевающе, ну, почему выходит все не так, как планируешь.

Это как будто бы дорога. Вот ты выучил себе маршрут и знаешь на нем каждый поворот, каждый светофор, каждый равнозначный перекресток, где так любят пижонить папочкины сыночки, и каждый лежачий полицейский. Ты с закрытыми глазами можешь объехать люк и дырку в асфальте, которую все никак не залатают. Ездишь, чертыхаешься, подпрыгиваешь на колдобинах, гладишь руль - жалеешь. А потом раз и открывают новую развязку. И время в дороге сокращается в разы, и полотно ровное, и нет опасных карманов и отчаянных пешеходов. И ты ездишь, счастливый, довольный, подпеваешь девочке в динамиках и ветер совсем (не)красиво треплет твою новую стрижку. И так продолжается месяц, два, да даже полгода. А потом тебя вдруг подбрасывает на дырке в асфальте и ты открываешь глаза на знакомой дороге. Где все тот же раздолбанный асфальт, по которому давно ездит кто-то другой.

Почему так... почему, дорогой дневник, невозможно объяснить почему так тянет на все эти колдобины, хоть ненадолго, хоть одним глазком. И, наверное, никогда не будет возможно.