Милимани
love me, love me not
Которое утро подряд просыпаюсь в преотвратнейшем настроении, пытаюсь поднимать его с колен, пола или дивана, порой успешно, порой не особенно, бурчу, ворчу и злопыхаю на все, что можно, и на что нельзя и не следовало бы, пытаюсь себя радовать, как написано в умных книжках, но ничего не помогает. Наступает очередное утро, я открываю глаза, а картина все та же.

Очень жаль терять людей. Кого как, по разным причинам, порой вполне объективным и неизбежным, но это не меняет ситуацию, - жалко до боли. Смотреть, видеть, слушать и слышать, а все равно терять. Наверное, иногда такое чувствуют бывшие, когда пытаются поддержать видимость отношений. Какой-то там слой сумрака, где все еще как настоящее, но от этой мнимой "настоящести" еще более картонное. А порой вообще закрадывается крамольная мысль, что это просто жизнь идет своим чередом, летит под колеса ночная трасса, сменяются кранштейны указателей, а ты все равно стоишь на месте, или, как щадящий вариант, не можешь съехать с кольцевой. Может быть, так оно и нужно, так правильно, и тебе тоже пора сменить колеса.

И, поскольку, мой мир не может придумать ничего более эффективного, пойду покупать те самые прекрасные замшевые босоножки, на каблучке и с пряжкой, нести коробку в твердом фирменном пакете на работу, слушать охи-вздохи, примерять, показывать, улыбаться, вертеть ногой, обсуждать и всерьез спорить, каким лаком выкрасить ногти в открытом вырезе, и не думать ни о чем другом.

Потому что так проще. И потому, что мне нравятся те чертовы босоножки.