• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:58 

love me, love me not
Доброе утро, дорогой дневник) Как и не было этого года, правда?

11:50 

love me, love me not
Как-то так получается, дорогой дневник, что при всей многослойности событий, мне совершенно нечего сказать. Шкаф новой старой одежды, первая Карен Миллен, и давно пора делать маникюр, футбольный июнь, бело-свадебный июль, апрель с точностью до грамма, а раньше что было, - плохо помню. Новые знакомства, старые разочарования, и я, знаешь, дорогой дневник, стараюсь не скучать по тому, что было, потому что прошлое всегда должно оставаться прошлым, а все равно скучается. Странно скучается, и не больно вроде бы, а так... недоумевающе, ну, почему выходит все не так, как планируешь.

Это как будто бы дорога. Вот ты выучил себе маршрут и знаешь на нем каждый поворот, каждый светофор, каждый равнозначный перекресток, где так любят пижонить папочкины сыночки, и каждый лежачий полицейский. Ты с закрытыми глазами можешь объехать люк и дырку в асфальте, которую все никак не залатают. Ездишь, чертыхаешься, подпрыгиваешь на колдобинах, гладишь руль - жалеешь. А потом раз и открывают новую развязку. И время в дороге сокращается в разы, и полотно ровное, и нет опасных карманов и отчаянных пешеходов. И ты ездишь, счастливый, довольный, подпеваешь девочке в динамиках и ветер совсем (не)красиво треплет твою новую стрижку. И так продолжается месяц, два, да даже полгода. А потом тебя вдруг подбрасывает на дырке в асфальте и ты открываешь глаза на знакомой дороге. Где все тот же раздолбанный асфальт, по которому давно ездит кто-то другой.

Почему так... почему, дорогой дневник, невозможно объяснить почему так тянет на все эти колдобины, хоть ненадолго, хоть одним глазком. И, наверное, никогда не будет возможно.

11:48 

love me, love me not
Вчера вечером стояла у окна и прикидывала, что именно буду рассказывать сегодня на курсах нашему интересующемуся профессору. Что праздники прошли, начался новый год, и первый рабочий день дался тяжело, что с одной стороны так устала отдыхать, что без проблем вскочила сегодня в семь утра, а с другой что не наотдыхалась и не сделала и половины того, что планировала. Что зато сделала первую открытку и что она, на вкус моих испачканных клеем пальцев, получилась волшебной, такой разэтакой, что снова планирую доходы и расходы, что обижаюсь без причины, а когда причина есть, то делаю выводы, и что эти выводы не новы, но все так же болезненны, что глаза на мокром месте, и я не знаю - то ли это от того, что приходится есть по утрам творог, то ли от чего-то еще. Что люди удивляют по-прежнему, и снова не всегда в позитиве, и вовсе даже чаще наоборот, и что все было так хорошо, так почему же я опять напоминаю себе брошенного зайца.

Ты же знаешь, дорогой дневник, что я промолчу. Отделаюсь стандартным: выходные как выходные, как любые длинные праздники, и бастанте бьен и нада интересанте. Скажу только самое главное. Скоро весна.

13:03 

love me, love me not
Куда пропадает нежность, дорогой дневник? Почему сложно как раньше забраться на колени, обнять мимоходом, щелкнуть по носу, шлепнуть по попе. Почему легче, проще, правильнее (?) буркнуть дежурное "все хорошо" в ответ на дежурное "как день" и ткнуться носом в экран ноута. Надо привезти из гаража велосипед...

Я скучаю по этой нежности. И ведь они тоже. Не обнимают меня, не приходят посидеть на моем диване. А на моем месте на той кровати, где раньше можно было просто полежать перед сном, живет кошка. В полном праве.

Когда мы стали такими? Наверное, по большей части из-за меня. И я отдаляюсь дальше и дальше, закрываюсь в своих делах и по-взрослому сложенных трубочкой губах, и давно не думаю о том, хочется ли мне снова стать маленькой.

И даже не звоню просто так... спросить, как дела.

22:18 

love me, love me not
В этой семье, дорогой дневник, я виновата всегда и во всем. Если я в чем-то вдруг по непонятному стечению обстоятельств не виновата, то это лишь потому, что это что-то сделали соседи, к нам отношения не имеющие, но вот если бы это что-то случилось у нас, то сразу было бы понятно - кто именно виноват.

Иногда я способна над этим посмеяться. Когда не плачу, конечно. У меня не хватает ни силы голосовых связок, ни спокойствия, ни, по правде сказать, желания кому-то что-то здесь доказывать. Собака лает - ветер разносит. Мы говорим на разных языках, и порой мне кажется, что именно я говорю на суахили. Но ведь было бы странно, если бы на нем говорил кто-то другой, верно?

Знаешь, я никогда и нигде так остро не чувствовала свое одиночество как дома. Это давно не пугает меня и не обижает, я свыклась с этим, как когда-то давно свыклась со своими именем и круглыми коленкам. А то, что я плачу, увы, зависит лишь от моей гиперэмоциональности, которую, по иронии судьбы, я получила в наследство как раз отсюда. Наверное, мне достался весь мешок, ибо когда делили толстокожесть, я, как дура последняя, обреталась в очереди за браслетиками.

Когда я прихожу сюда, едва переступая порог, я знаю, в чем сегодня моя конкретная вина. Пожалуй, это мне даже помогает, дежурные слезы что-то очищают во мне, натирают до блеска, и может быть, рано или поздно, я получу ту свою желаемую непробиваемость, и их признание, которое мне давно не нужно.

Или мне просто нравится так думать.

10:02 

love me, love me not
На кухне банка малины, ягодки маленькие, спелые, разваливаются в руках, облизываю сок с пальцев и скучаю. Отчаянно скучаю по детству, по тому, совсем маленькому, когда на юге у деда с бабушкой ноги были вечно черные от пыли, оттирай не оттирай. Когда в конце августа, дома, перед школой, у меня спрашивали, зачем я в такую жару ношу колготки, не веря, что загар может быть такого цвета. Когда нужно было решать задачи по тригонометрии и писать два сочинения к понедельнику. Когда даже запах лета был другой: бесшабашный какой-то.

Я и сейчас, дорогой дневник, все могу, как тогда, и любое море мне по колено, и любой пригорок по бедро, только почему же мне ничего не хочется совершать, ни за что бороться, и никому ничего доказывать.

11:19 

love me, love me not
Злая и недобрая стала я, дорогой дневник. Может, причина всему недосып, может, неудовлетворенность собственным общим состоянием, может - полным нежеланием что-то с этой неудовлетворенностью делать. Вообще, все хорошо. Но в этом хорошо со мной все чаще и чаще перепады настроения и истерики. Впрочем, истерить сейчас модно, так что я порой даже крашу глаза, чтобы ощутить всю глубину экзальтированности. Черные разводы по лицу и красный красный распухший нос посерединке - это, должна тебе признаться, невъебенно аристократично.

Недавно решила худеть. Худела ровно три дня, в один из которых бродила по окею в ожидании подружки и, следуя мудрым советам таких же несчастных, ела все глазами. К тому моменту как помощь добралась до моей бренной тушки, я съела весь сладкий отдел, закусила рыбным, побаловалась чипсами и пахлавой, прошлась по салатикам и вернулась к сырому фаршу. Ситуация обострялась тем, что любимые тапочки немилосердно натирали ноги. Увидев подругу, я заголосила на весь магазин что-то из серии: хочу жрать, срочно, как хорошо, что денег нет!! На этом процесс худения был позорно завершен.

Вчера написала тест на курсах. Дико жалко, что четыре месяца пролетели так быстро. Вообще жалко, когда что-то заканчивается, чем старше я становлюсь, тем острее ощущаю эти капельки конца чего-то, что уже никогда не будет снова. Да, осенью после отпуска я пойду на следующий уровень, а потом дальше и дальше, но все равно не будет уже того самого первого волнения, когда открываешь книгу на последней странице и знаешь, что через некоторое время поймешь - что именно там написано.

В Питере совсем лето. Наше, правильное. С прохладным утром и теплым сухим ветром по вечерам. С тонкими майками без рукавов и мурашками по плечам. Со распахнутыми настежь окнами и сезонными мечтами. И даже моя недоброта в контексте этой локальной катастрофы выглядит всего лишь капризом.

А я очень, очень люблю капризничать.

11:05 

love me, love me not
Иногда мое настроение, дорогой дневник, не вылезает из состояния "полная задница" неделями. Я улыбаюсь и шучу, я блистаю остроумием, сверкаю тонкой иронией и переливаюсь метафорами, ну прямо новогодняя чебурашка, а на самом деле все не так. И я этого не понимаю. Ищу причины в окружающем, в окружающих, в себе, в работе, в чем угоно. А чего-то главного, простого, на поверхности лежащего не замечаю.

На неделе ко мне приходила пара. 52 года назад они познакомились в горах на Кавказе, в феврале у них юбилей. Они смешно рассказывали мне про свою дачу, про помидоры, которые там выращивают, про домашнее вино. И. потом сказала - это ужасно, люди ничего не хотят менять в своей жизни. А я подумала, неужели за 52 года им ни разу не захотелось что-то изменить. Видимо нет, ведь они выглядят такими счастливыми.

Надо же, дорогой дневник, я писала это еще 12 февраля, а сегодня у нас совсем весна, солнце яркое, асфальт сухой, я думаю об отпуске и цветастой юбке, смотрю сколько может стоить мое море и прикидываю, если все же соберусь переезжать, что же тащить с собой в первую очередь.

Кроме кошки и обруча для талии ничего в голову не приходит.

16:44 

love me, love me not
В городе пахнет весной. Подскальзываюсь на обледеневшем асфальте, пишу на листочках всякие глупости, рву их на кусочки и пускаю с балкона. Засоряю окружающую среду и ноосферу. Хочется в солнечные мадридские плюс десять, межсезонный плащ до колена, замшевые сапоги, белый длинный шарф и курить над чашкой кофе в открытом кафе рядом с Пуэрта дель Соль. И наплевать, что я не пью кофе. И уже почти не курю. И нет у меня красивого межсезонного плащика.

Порой мне так сильно скучается по себе прошлой. далекой, той, что не стеснялась улыбаться незнакомым людям на улицах, на спор гуляла с нарисованными на лице паутинками или в чужой стране садилась на любой рейсовый автобус ради интереса конечного пункта. Или совсем недавней, задумчиво кусающей колпачок ручки, рассуждающей на тему неравных браков и на четверньках по четвертому разу протирающей пол.

В сущности, мне сейчас ничего не нужно, все есть, всего хватает, пожалуй что даже все устраивает. Но вот скучается. Мечется что-то внутри, жжется, тревожится. И попроси меня сформулировать, что же не так, не скажу, отмолчусь, отулыбаюсь. А по утрам иногда внутри пусто. И я не знаю, дорогой дневник, какое состояние лучше.

17:29 

love me, love me not
У меня нет чемоданного настроения, дорогой дневник, у меня высокие каблуки и плащ, я не похожа на осень, но вредничаю так, как она, когда дождит, мне не страшно, у меня огромный голубой зонтик, и знаешь, эта тоска, когда тянет куда-то, идти, бежать, ехать, раскрывать нараспашку окна, не то, чтобы мне было жаль лета, я никогда не любила его так, чтобы между ним и осенью выбор колебался бы хоть немного, но каждый раз, пока под ногами еще не шуршат желтые листья, каждый раз я жду, что не буду перекуривать эту непонятную тоску, но который год не могу привыкнуть и не могу найти, куда же убежать от нее.

В квартире звенящая тишина, а по ковру, рядом с моей новой дорожной сумкой веером раскинуты старые фотографии. Я искала для папы его медпрактику, а залезла по уши, я в первом классе, с двумя белыми бантами на голове и белых ажурных колготках читаю со сцены стихотворение, я сплю в трогательной пижамке в горошек, мои первые бальные танцы, спортивный купальник и гетры, о, я помню эти чешки, красные, с тугой резинкой, мы покупали их в детском мире за двадцать минут до закрытия, и я стерла их в пыль, а когда они стерлись, плюнула и бросила, все равно мне не нравился костюм восточной красавицы.

Пожалуй, мне немного не по себе, возвращаться туда, где было столько детства, где все начинало жить рано рано утром, где были высокие деревья и шумная река с сильным течением, а сейчас я слабо представляю, как сойду на перрон, стоянка поезда одна минута, с не особенно тяжелой сумкой, вместо десяти коробок, и встретят меня только еще не облетевшие листья на деревьях старого деревенского кладбища.

Интересно, до чего еще я могу додуматься...

10:49 

love me, love me not
Страшно устала, дорогой дневник. Я бы написала, что эмоционально вымоталась, если бы не писала этого каждый месяц. Я повторяюсь, я живу по кругу, как сказала в очередной серии великолепной и обожаемой мною до нервной дрожи ER доктор Разготра - я просыаюсь, умываюсь, прихожу сюда (на работу), иду домой, пью чай и ложусь спать, и так по кругу, разве это может быть моей жизнью? На что насквозь циничный и очень ранимый где-то глубоко внутри доктор Пратт ответил - почему бы и нет, это тоже жизнь.

Это тоже жизнь. Я просыпаюсь в шесть двадцать, не открыая глаз бреду на кухню выпить стакан воды, стою под душем, запихиваю в сумку для фитнеса шлепки, досыпаю в метро и секундных перерывах между верхним и нижним прессом на степ-платформе, снова стою под душем, по дороге в офис захожу в магазин, три помидорины и альмете с зеленью, пожалуйста, прихожу на работу, улыбаюсь или не улыбаюсь, снова пью чай, вычеркиваю в ежедневнике сделанные дела, переписываю со странички на страничку несделанные, подскажете по справкам? - слушаю вас, доброе утро, страна! - я днем в городе, попьем кофе?, в четверг нам привезут холодильник, приезжайте, обмоем, и у меня есть помидоры, а потом выключаю компьютер и еду домой, послушать какой чай сегодня пила доктор Разготра, чтобы день кончился побыстрее.

Я где-то потерялась во всем этом, как седьмой слой сумрака, когда есть солнце и вкус травы, но все такое, чуть ненастоящее, чуть картонное, бутафорское, и даже синяки на бедрах от хулахупа, который я кручу, задумчио разглядывая себя в зеркало, не возвращают меня к реальности - оказывается, боль тоже бывает картонной

12:02 

love me, love me not
До чего же я восхитительная, кристально чистая, отфильтрованная такая истеричка, любо дорого глядеть, дорогой дневник. И вся моя прорывающаяся временами экзальтированность, вся моя сложность и ах-изломанность, все мои оголенные проводки нервов и осознание собственной невъебенности, все это простая распущенность и банальный страх.

Кошка второй день с рук не сходит. Лечит. Наивная...

23:23 

love me, love me not
Это будет замечательное лето, дорогой дневник. Я обещаю.

23:26 

love me, love me not
Если бы я только знала, дорогой дневник, как следует себя со мной вести, как бы проще мне было жить и строить свои отношения с окружающими. Ах, как бы проще!

07:24 

love me, love me not
Доброе утро, дорогой дневник, я пришла сказать, что все хорошо, и на улице не то зима, не то весна, утром просыпаться значительно легче, но вот уже двадцать пять минут, вместо того, чтобы бегать как в укушенная между ванной и коридором, собирая оставшиеся шиндрики-мындрики для зала, я сижу с чашкой горячего какао и смотрю на пустое окошко новой записи.

Знаешь, так бывает, когда жгут слова. Когда они собираются на подушечках пальцев и кажется, что если не стряхнешь их куда-то, то проведешь по лицу и получишь шрам от ожега. Или, что хуже, они застревают где-то в горле, что-то среднее между " я не умею говорить" и "я не хочу говорить". Нет, мои проблемы в глобальности вселенной даже не песчинка, так, микрограмм этой песчинки, и я думаю, может быть, серьезно, поплакать на тему того, что не пишется или пишется как-то странно, но не считать минуты в сутках.

Ждать, оказывается, вообще полезная штука, дорогой дневник, а в нашей мрачной квартире, где даже белые панели стен на кухне не прячут готичность натуры, ждать еще более познавательно, чем где-либо в другом месте. Я вчера ходила по магазину, то скалыдвала, то выкладывала из корзинки продукты и вдруг подумала - а как я буду жить Ведь рано или поздно настанет этот момент, рано или поздно мне придется, рано или поздно Бог прогневается на меня за те страшные слова, что я кричу в запале от злости и даст мне то, о чем я так прошу.

И
что
я
тогда
буду
с
этим
всем
делать.....

14:05 

love me, love me not
И раз уж мы заговорили о настроении, дорогой дневник, то иногда оно портится моментально. Вот просто, фюить, и нет его. А ведь все было так хорошо с утра, и циферки на весах, и съеденное по этому поводу, но строго в рамках дозволенного времени, пирожное в любимом кафе, и интересный семинар, и даже большая кружка ванильного чая, терпеливо дождавшаяся меня на работе. А настроения нет. И я сижу надувшейся букой, по самые ушки закопавшись в монитор, делаю вид, что работаю, а сама жалуюсь, жалуюсь, жалуюсь. Впрочем, когда у нас с тобой, дорогой дневник, бывало иначе?

В Питере весна. Сугробы, сошедшие как-то очень быстро и почти безболезненно, остались в воспоминаниях и ночных кошмарах, в центре сухой асфальт, я бодро отстукиваю по нему каблуками сапог, разглядываю витрины с яркими цветными туфлями, подбираю к своему новому шарфику (их два, но кто считает) плащ, мечтаю, витаю в облаках, не делаю домашние задания, показываю язык эль профессОру, пытаюсь дышать так, чтобы надышаться.

Наверное, можно было бы привыкнуть, так со мной каждой весной и осенью. Забавно наблюдать за собственной трепетностью с другой стороны чистого разума. И жалко себя до невозможности и смешно до неприличия.

11:09 

love me, love me not
Между тем, время идет. Весна то начинается, то прячется в долгий ящик, со следующей недели обещают похолодание, я разобралась /да-аа??/ как качать торренты и четвертый сезон Лоста, маникюра нет уже месяца полтора, руки по-прежнему в жутких царапинах, волосы отрастают, смывается краска, и без накрашенных ресниц и легкого загара, без новой юбки /распродажной-распродажной/ из милого магазина со скидками и того самого офигенного плаща из веро моды из-за моего тщательно отрепетированного, подретушированного и задрапированного фасада вылезает обычная усталая тетка с хроническим безденежьем и недосыпом, с ворохом врачебных направлений, до которых не доходят руки, с никому - даже ей самой, ей в перувю очередь - непонятной личной жизнью, а главное, - с полным и безоговорочным отсутствием желания что-то менять.

Знаешь, дорогой дневник, в очаровательной книге "Аут" японской писательницы не-повторю-ее-имя четыре подруги работают на фабрике упаковки готовых обедов, у каждой в жизни перманентный пиздец, и когда одна из них убивает своего мужа, три другие режут его на части и разбрасывают по городу. А потом начинают решать проблемы, естественно появившиеся вслед за таким нестандратным ходом и, соответственно, - жить. Так вот, иногда мне кажется, что мы все - люди в целом, я имею в виду - живем вот от такого действия к действию. Нет, я не говорю, что для того, чтобы почувствовать вкус жизни, нужно кого-то убить. Нужно просто что-то сделать. Покрасить волосы в синий цвет или побриться налысо. Взять в долг энную сумму заплатить за квартиру и спустить всю эту почти что тысячу евро на офигенные туфли, каблук и пятку от которых во вторый же вечер сожрет собака. Подписаться помочь с переводом статьи на пятнадцать листов с очень распространенного языка суахили или индейцев майя в строго оговоренные сроки. Получить стопроцентное подтверждение на забронированный без оплаты тур имея в кошельке пятьсот рублей и в перспективе ближайших двух недель зеро. Сказать кому-то, что любишь.

Сегодня под утро, когда докачивался воскресный матч, тихо шуршал ноут и по стене сменяли друг друга тени от картинок скринсейвера, я лежала, подтянув к груди коленки, обнимая плюшевого медведя и рассказывая ему, что опять не попадают на абдоминалс, а моему прессу это жизненно необходимо, и что наш идеальный осенний маршрут, еще пока не составленный набело, но набросанный и определенный, выливается в такую сумму, что страшно даже подумать об этом, не то, что озвучить, и что я, наверное, никогда не устану уставать и жаловаться, и мечтать о чем-то в голубых далях. И инфантилизм умрет вместе со мной, старушкой преклонного возраста, и кучей старых футбольных журналов с пожелтевшими фотографиями былых страстей.

Хорошо, что я уснула, а то еще пару минуток, и непременно побежала бы себя жалеть через холодильник. Вот такая вот проза. Шарман, бляха муха.

10:40 

love me, love me not
Доброе утро тебе, дорогой дневник, от нас с моим хорошим настроением. Даже странно, ничего не предвещает, секс в мозг на работе определяет отношение к жизни уже которую неделю, плюс побочные эффекты от завышенных и, ясное дело, не оправдывающихся ожиданий. Но. Я сплю по три-четыре часа и просыпаюсь, улыбаясь. Не всегда, нет, сегодня - но как-то символично что-ли, не знаю, что именно сегодня у меня такое до безобразия хорошее настроение.

А в Мадриде четырнадцать плюс и солнце. Татьяна говорит, что никогда бы не подумала, что сможет отнестить непредвзято, но получилось так, как получилось. Она говорит, что город небольшой, очень светлый, очень чистый и насквозь пропах кофе. Она так рассказывает про кофе, что даже мне, напившейся от и до на сессиях в институте и по этой причине делающей лицо каждый раз при упоминании, хочется попробовть, заварной с пенкой, в небольшой кофейне в центре, нетерпеливо постукивающей каблуком туфельки по сухому асфальту.

Я так часто пишу про город, который видела лишь на картинках и фотографиях, я так сильно хочу туда, что иногда мне становится странно - а что я буду хотеть потом, когда прилечу назад.

10:17 

love me, love me not
Хотела ли я сказать об этом еще вчера, дорогой дневник, но позорно струсила и решила, что если я замолчу, то ничего и не будет, и можно решить, что я себе просто выдумала, как выдумывала до этого, с большим успехом, надо сказать.

Мы всегда сейчас очень редко видимся. Я сейчас всегда очень скучаю. У тебя холодно и дела, у меня дела и зеленая трава в декабре, у нас скоро новый год, но у каждого, независимо друг от друга. Мы вообще друг от друга независимы, но знаешь, мне бы так хотелось, чтобы было иначе. Знаешь, нет, я не выдумываю темы для разговоров с тобой, мне обо всем интересно, мне интересно даже в чем ты спишь и что любишь на завтрак, но почему-то мне не сказать об этом просто, я предпочитаю молчать, прятаться за вежливостью и воспитанностью, а ты - у меня иногда возникает такое страшное подозрение - просто считаешь, что со мной нужно говорить непременно о возвышенном и очень очень интеллектуальном. Ты даже не материшься при мне, замечаешь? И строишь предложения, в которых почти всегда есть хоть один оборот.

И тогда мне кажется, что у нас никогда не получится той близости, пусть эфемерной и очень надуманной, но единственной пока настоящей, когда пришла твоя самая первая смс-ка о том, что ты скучаешь. Елки-метелки, знаешь, то чувство сейчас ни с чем не сравнить, это как будто бы подарили очень желанный подарок, про который ты и упоминал-то вскользь, а человек запомнил. Это как будто ты выиграл приз в ничего для других, для большинства, не значащем конкурсе, будто понял то, что хотел сказать другой человек, спрятавшийся за красивыми словами.

Ну, посмотри на меня. Я на тебя похожа. Я мало сплю и много трачу в пустую. Я снова поправилась на пару килограммов и обязательно собираюсь пойти на фитнес с января. Я курю и могу не контролировать эмоции и поступки, когда количество алкоголя в крови зашкаливает. Я, бывает, хочу, чтобы меня пожалели, погладили по голове и сказали, что все будет хорошо. И ты тоже кажешься мне очень сильным, волевым и труднодоступным человеком. Возможно, я тоже где-то до сих пор тебя боюсь.

Но ведь так ничего не получится. Помоги мне. Помоги мне быть к тебе ближе, помоги себе быть ближе ко мне. Я не претендую на что-то, чего ты не можешь мне дать, я просто хочу быть тебе ближе. Хочу знать, что и у тебя есть уверенность, что через столько километров я тоже рядом с тобой. И сейчас и всегда.

16:35 

love me, love me not
Живу, такое ощущение, между двумя мирами, бегаю из одного в другой, там помешаю половником борщ, поправлю косынку на волосах, сдую с лба выбившуюся прядку, погрожу половой щеткой ребенку, прикрикну на кошку, вспомню, что забыла купить собачью пуходерку. Во втором до пяти утра занимаюсь сексом с фотошопом, набиваю в телефон кусочки драбблов, смотрю, как смущается Джампаоло Паццини, и как опускает ресницы на простые вопросы. Знаешь, дорогой дневник, вчера так накрыло желание затянуться, немедленно, прямо сейчас, а в одной руке сумка с ноутом, в другой цветы, на плече еще одна сумка, якобы дамская, в которой зубная щетка, презервативы, смена белья стандартный набор лягушки-путешественницы, и я ненавижу сидеть спиной по ходу движения, это примерно как когда кто-то идет от меня по правую руку, ну, не могу, и вот сидела я на переезде вся такая несчастная, в наушниках испанская девочка с обврожительными щипящими пела что-то про меня же, а я мечтала, как переступлю порог, брошу на пол все сумки, и не раздеваясь, не разматывая шарф, не снимая сапог, сяду прямо на пол в прихожке и поплачу. По любому незначительному поводу, да хоть даже и по этим сигаретам. А потом мы курили на лестнице, и я не сказала, что на самом деле хочу успокоиться и больше ничего не ждать, и не искать, и никуда не бежать, а просто варить свой борщ и вытирать слезы ребенку, запнувшемуся о кошку и разбившему лоб, и напрочь не помнить про ту дверь, деревянную, грубо покрашенную обычной темно-зеленой краской, притаившуюся где-то за углом моей чистой пластиковой кухоньки, про дверь между двумя мирами, дверь ко мне, такой тонкой, нежной и возвышенной, для которой важнее всего были оттенки рассвета в больших окнах, вот про ту дверь забыть напрочь, и не помнить, не помнить ни разу, вообще никогда.

Current:

Дети понедельника

главная