Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:03 

love me, love me not
У меня самая запущенная стадия нарциссизма - из тридцати пяти с половиной тысяч дневников чаще всего я читаю свой собственный.

Current: свет мой, зеркальце, скажи...

20:34 

love me, love me not
Хочется быть только с ним, до потери пульса. Его профиль, тонкая оправа очков, теплый затылок, которым он прижимается ближе на каждой фотографии ... Боже! Почему ты сделал меня такой мямлей и трусихой? За что? За что ты сделал его Другом с этим чертовым кодексом Дружбы, в которую большие мальчики уже не просто верят, но которой практически поклоняются. А что делать мне, которой наплевать на этот кодекс. Ладно, давай, говори правду, ведь все дело не в кодексе и не в дружбе и не в каком-то мнимом благородстве. Все дело в том, что у кого-то слишком много политесов и высокая корона на голове, мешающая просто проверить - а как было бы, если бы смогла сказать все в глаза. И не "нечаянно" касаться рук, и не обнимать перед камерой, и не улыбаться в темноте "второго ряда", чувствуя, как он прижимается все ближе. Это уже не эротика, сестра, это порнография, а где застревают при этом слова. Позавчера он поцеловал меня первый раз. и это неловкое, прощальное, среднее между щекой и губами, должно было сказать мне что-то, наверное, но не сказало ровным счетом ничего...

Current: ... слышать дыханье так, чтобы был каждый вздох в такт ...

14:24 

love me, love me not
У меня внутри тщательно скрываемая истерика. Она скрывается за улыбками и смехом, за радостью от покупки вещи, которую давно хотела, за смс-ками девочке, которая может сказать мне что-то, но ничего не говорит. У меня внутри паника. У меня внутри белый шторм. У меня внутри бьется сгусток тревоги, он вот-вот выберется наружу, он вот-вот заставит меня сорваться в самокопание, в негатив, я не знаю. Я не знаю, дорогой дневник, почему я становлюсь такой ненормальной рядом с ним. Мне уже почти четверть века, у меня два года диких отношений, у меня циничность, расчетливость и практичность, и я не могу думать ни о ком, кроме него. Ни о чем, кроме его руки, перебирающей мои пальцы. Я схожу с ума, дорогой дневник, я на полдороге к этому. Ж. говорит, что мне проще придумать что-то черное, вроде незначительности меня для него и скуки, нежели чем ждать. О, да! Ожидание убивает. я предпочла бы однозначный ответ, как бы он ни был, но не это мучительное, тягучее, как мерзкая карамель. А. в свою очередь просит вспомнить, что все мечты сбываются, что пример тому как раз сегодняшний день, что пример тому вообще все, что происходит со мной последнее время, что мысли материальны. Я все знаю!! Но если бы ты только знал, дорогой дневник, как мне тяжело, как мне дико трудно удреживать себя на этом обрыве, заставлять себя не думать или думать о чем-то другом. Так не должно быть. Так неправильно. Потому что это из-под палки. А я загадала его. Я загадала его под перезвон бокалов на новый год, отчетливо не понимая, что то, что я прошу, связываю именно с ним. Теперь знаю точно...

Current: ждать...

14:46 

love me, love me not
С некоторых пор я не люблю понедельники. Совсем. Не потому что они после выходных, я, например, и в субботу и в воскресенье работала, а потому что ровно понедельник назад ты сказал то, что сказал. Такое ощущение, что всю неделю у меня был понедельник. За его пределами я улыбалась и смеялась, я слушала про чужие проблемы, я помогала кому-то, а кто-то помогал, наверное, мне. И жаль, что никто не может залезть ко мне в душу и нажать там ту самую заветную синюю кнопку, которая отвечает за фактор боли. Щелк и не болит. Щелк и заболело. Когда надо. Ровно понедельник назад ты сказал то, что сказал. Мой телефон хранит твой ответ и когда я выхожу на улицу курить, я закрываю глаза, чтобы мальчишки-охранники не спрашивали почему мои глаза так блестят. Я прихожу в свой понедельник каждый вечер. Против воли, я же не мазохистка, честно. Сколько у меня еще будет таких понедельников, боже мой, не сосчитать. Наверное, когда-нибудь, когда их количество перевалит за сотню, я смогу сказать, что плевать я хотела на понедельники. А сейчас мне плохо. Плохо без тебя. И я улыбаюсь, потому что эта моя боль глупая и никому ненужная, потому что это совсем даже не проблема, ну, бросили, ну, побоялись, ну, не захотели пробовать, да миллион таких случаев. И не буду же я всем и каждому объяснять, что я - не миллион, я - это я, и плохо сейчас мне, я ведь ни к кому с этим не лезу, никого ни о чем не прошу, так дайте мне просто пожить в своем понедельнике, да, это глупо, это детство, это неформат, да какое кому дело.

19:59 

love me, love me not
Заметила только что - какое леденящие душу у тебя название, дорогой дневник =))) Вот уж и правда - кто знал...

Смотрела сейчас на себя в зеркало в туалете и едва не сорвалась в крик - какого черта ты посмел не захотеть меня, меня, такую милую, нежную, ласковую, такую девочку-солнышко, девочку-радугу, девочку-нехочунебудуидипоцелую. Какого черта, милый, какого черта. Что я сделала, чем я напугала тебя, где все свернуло не в тот проулок, пытаюсь анализировать, да нет, вру, не пытаюсь, просто обидно и ни капли ясности. Зачем, почему, сплошные вопросы.

Откуда взялась эта черта - годовщина их свадбы через две недели. Жду. Пройдет - придумаю новую черту. Так и будем жить. Будем жить...

20:01 

love me, love me not
Завтра начинается конец лета. Завтра я надену, даже если будет дождь, свою цветастую юбку и каблуки. Обязательно. Потому что я не хочу, чтобы лето заканчивалось. Я буду продлять его даже за счет пачкания тщательно оберегаемой одежды. Завтра я накрашу глаза и губы, на шею повешу подвеску, надушусь любимыми духами и выйду в город. Завтра я буду отгонять призрак понедельника, я буду отрицать его, как и конец лета, впрочем. Завтра. Все завтра. Вспомнится, сбудется, замечтается. На душе камень, его когда-нибудь сточат слезы, и я уже передумала насчет летней свадьбы. Осенняя. Это красиво. Невеста в тоненьком белом платье и вышитых замшевых туфельках среди желтых кленовых листьев, девочка с такими глазами, что щемит душу и перехватывает дыхание, она не будет похожа на невесту, она будет грустить. Все вокруг будут кричать горько, подбрасывать вверх шарики и конфетти, а она вцепится в ограду парка своими белыми перчатками и прошепчет прощение кому-то далекому, невидимому, вытрет слезы маме. Она будет не такой, чужой, будто картинка из старой детской книжки, покрытая пергаментом, полустертая крохотными пальчиками юных читателей, она будет, всегда, в его памяти, именно такой, недоступной вершиной, все бред... оказывается, люблю...

11:17 

love me, love me not
В голове пляшет молоточками - почему я, почему я, почему опять я. Что за судьба странная, я всегда люблю тех, которые уже любят кого-то, или же. Я не знаю что именно или же, я знаю что такое тоска. Глубокая, высасывающая силы и желание жить, тоска глубокая на столько, что не слышно звука удара о дно брошенного камня. Я тоскую. Да. Тоска измеряется сигаретными пачками и чужими руками по телу. Я тоскую. Не злюсь, не ревную, не горю желанием мести. Я в глухой тоске, я хочу вырваться, но меня держит, держит крепко. Вот только не надо говорить мне, что это я сама виновата, мол, плохо хочу, я стараюсь, я честно стараюсь, но я живая, и мне плохо, я устала. Устала улыбаться и делать вид, что мне неинтересно о нем ничего, устала притворяться, что лучше сейчас больно, чем мне было бы больнее гораздо потом. В голову лезут предательские мысли, зачем, зачем я спросила, зачем, ведь если бы не спросила, могла бы наслаждаться своей сказкой. Обрываю. Знаю, что поступила правильно. Меня держит возможность уйти с работы, возможность отдыха, возможность машины. Одни возможности, ничего реального, осязаемого, того, что можно потрогать. Почему я. Ну почему я. Разве я так много хотела, просто быть вместе. Устала постоянно делать вид, что все хорошо. Больше не буду. Я ни у кого не прошу сочувствия, понимаю, что никто не должен, да и не сможет помочь, никто не сомжет вскрыть мне грудную клетку, вытащить оттуда душу и прочистить ее на предмет этой заразы тоски. Я просто устала. Я знаю, что мне еще долго уставать, но я не могу выключить себя, в людях пока не придумали кнопочку, а было бы хорошо, офф, и весело.

10:34 

love me, love me not
Начинаю любить писать письма. Просто так.

17:26 

love me, love me not
Здравствуй, дорогой дневник! Без малого три месяца, да, без обид? =) Вчера перечитала все, что писала, стало странно - а я ли то была? Как будто чужой человек какой-то, столько эмоций, столько чувств. Поостыло сейчас. А помнишь, я тебе про планы говорила? Вот и машина под окном стоит, и отпуск был, целых десять дней на море. Работа, правда, та же, но кризис пока отступил. Ну, а Д... У Д. девушка, которую он притащил у ребятам, не забыв поинтересоваться, почему я не присутствую. Понимаю его на все сто. Я бы тоже притащила после всего. Как бы место застолбить - типа, вот, не один, все, а там так ... финтифлюшки какие-то. Знаешь, странно, что нет никаких эмоций по этому поводу. Вообще. Даже тоски нет. Я, наверное, совру, если скажу, что это совсем даже и не из-за отпуска, глупо брать его - отпуск - в рассчет на предмет "клин клином вышибают", но тем не менее - какую-то роль сыграл, а скорее я просто перегорела. Я так полыхала, что страшно самой вчера стало. Зато есть секрет. Р. С ним так хорошо последнее время. Ловлю себя на том, что скучаю, забавно от его нежности. Не пускаю глубоко. Он чувствует, обижается, так ревнует смешно. Я не верю во все это, но приятно слушать. А если совсем честно, то накрывает временами, особенно по ночам. Ничего не получается. У меня. Ничего. Вот такие дела...

Current: ... у котенка на сердце чугунный замочек ...

11:03 

love me, love me not
Вчера, около часа ночи, дорогой дневник, дико хохотала, зажимая рот ладонями, только это не помогало, и я нырнула под подушку. Боже ж ты мой, так, наверное, себя чувствуют обманутые жены с чувством юмора, которые застукивают своих бедных малофантазийных мужиков за адюльтером. Я так хохотала, что можно было, как минимум, подумать, что у нас что-то было. Тьфу, какая пошлость. Даже приемчики не сменил. Тридцатилетний маленький мальчик, который все что-то ищет в жизни. Никогда не найдет. Потому что не дано. Таким - не дано. Очень жаль.

Current: ... вот мне и стало за тридцать, самое время - мечтать ...

00:41 

love me, love me not
Горят свечи. Знаешь, дорогой дневник, мне нравится запах от спичек, которыми я их зажигаю. У меня каминные спички, такие длинные, с красными наконечниками, а свечи фиолетовые, в матовых стаканах, я покупала их в Максидоме под прошлй Новый год, кажется. Да. Когда мы начали общаться в аське с Д. они у меня как раз горели, а это было сразу после. Прошел почти год, свечи даже наполовину не сгорели, у него большая любовь, а с чем я этот год?

Current: ... а свечи плачут за людей, то тише плачут, то сильней ...

10:59 

love me, love me not
Вчера всю ночь ревела, дорогой дневник. Накатило как-то - так страшно стало, жуть. Что со мной будет, как я буду, с кем я буду. Просто такой вот животный страх, от того, что не получается ничего, от того, что я в соверешнестве умею делать вид, что все хорошо, от того, что хочется похудеть еще больше, не прикладывая к этому никаких усилий, от того, что денег катастрофически не хватает, на столько в обрез, что прям противно. Да вообще - ото всего.От того, что он, кажется, живет так, будто бы ничего и не произошло, все нормально. А ведь и правда, в его жизни я - очередной эпизод, даже нет, лицо из массовки. Несоразмерны чувства друг к другу. Обидно. Дать бы ему прочитать это все, он бы даже не понял - чем вызван столь дикий всплеск эмоций. А для него я просто легкое недоразумение, что-то давно прошедшее, уверена, через пару лет он и не вспомнит - когда это все происходило.

Current: ... the world is mine ...

17:34 

love me, love me not
Так мне и надо, дуре, дорогой дневник, так мне и надо! А как я готовилась-то, мама дорогая, как я волосы крутила на бигуди и как ругалась, что они неправильно накручиваются. Как я два часа придумывала, что буду абсолютно спокойна и буду улыбаться, и даже шутить с ним буду и спрашивать о чем-то незначительном. И представляла, как я буду шикарна на дорожке, он ведь еще не видел меня похудевшей и в джинсах, которые так хорошо сидят. И вообще много чего. А он поступил проще - просто не пришел. Вот и все. Не пришел. Забавно. Забавно вдвойне, что я не расстроилась. Это странно, дорогой дневник, потому что я очень хотела увидеть его. Не буду тут благородство устраивать - хотела не для того, чтобы показать, как я вполне адекватно на него реагирую, чтобы он не чувствоал за собой вины. Нет, совсем не поэтому, он ведь и так ее не чувствует, я спорить готова на зарплату. А хотела для того, чтобы показать, что у меня все нормально и что я вполне довольна жизнью вообще и результатами в частности. И ведь нигде даже не кольнуло вчера - почему же я так спокойна, почему не дергаюсь, почему сердце в пятки не уходит. Решила, что я действительно пережила. А еще сейчас очень не хочу скатиться в мысль, что он не пришел именно потому, что его волнует, его тяготит, его тревожит, его ... /нужное бла-бла-бла подставить/. Не хочу. Потому что это не так, просто у него выходной и он хочет провести день со своей девушкой. Все. А у меня все хорошо. У меня же дикая страсть и роман невиданной силы в столице, разве кто-то забыл?..

Current: ... любви моей ты боялся зря, не так я страшно люблю ...

17:39 

love me, love me not
Бывают дни, когда ему неинтересно со мной. Раньше было чаще, сейчас нет, но они остались, случаются, и все также же больно бьют. Я слишком люблю его внимание, я хочу владеть этим вниманием безоговорочно, безраздельно, всецело, только мне. И знаешь, дорогой дневник, это бывает только с ним, ни с кем больше. Ничье невнимание больше не ранит меня так, как исходящее от него. Странно и бесит. Вот я и злюсь, вот я и ехидничаю, а он не ведется на подколки. Я смотрю на его статус, зеленый цветочек, открытый доступ. Нет, я не ревную к тем, с кем он, возможно, общается сейчас, я ревную к тому, что его внимание не у меня. Знаешь, если когда-нибудь у меня спросят - был ли у меня виртуальный роман, я отвечу - нет. Но если меня спросят - любила ли я когда-нибудь в сети, - догадываешься, каким будет мой ответ?..

Current: ... неисправимо губы мои бредят тобой ...

00:41 

love me, love me not
Здесь тебе скажу, дорогой дневник, - Новый Год получился, в общем-то, грустным. И вот что странно - осознала я это только сейчас. Хотя все было, и было замечательно. И подарки, и стол, который вышел более чем достойно, и неожиданно свалившиеся милые мальчики, и смс-ки, и долгожданные звонки, и танцы живота в пять утра, и это ощущение, когда нравишься, когда украдкой ловишь взгляды, и когда тебе от этого просто хорошо, ни жарко/ни холодно, потому что это все на несколько часов. Все вышло хорошо. Я загадала свое желание. Второй раз. В прошлом году оно не сбылось. Я повторила. Не потому что упряма. А потому что действительно хочу этого. А сейчас грустно. Потому что рядом никого. Потому что устала. Потому что надоело ссориться с людьми, надоело раздражаться из-за чьего-то несовершенства, надоело, но иначе не выходит. Р. наговорил кучу приятностей, что я самая лучшая и самая любимая, а мне бы так хотелось услышать это от другого человека. Так бы хотелось... А этот другой, у него праздник прошел лучше, я уверена, я надеюсь и желаю ему этого. Смешно, но совсем не думала о нем ночью, вообще о нем не думала, только сейчас, и то в контексте общей грусти. Ты прости меня, дорогой дневник, я у тебя здесь всегда плачусь, там не могу, улыбаюсь там, шучу, а здесь, с тобой, настоящая с какой-то стороны. Тяжело мне очень. Очень... Хотя, судя по примете, год у меня выйдет ого-го, со всех сторон хорош будет. Посмотрим.

Current: ... буду с тобой ...

15:54 

love me, love me not
Вот именно в такие моменты, дорогой дневник, понимаешь, как нелепы и глупы все предыдущие высказывания. Как мало они стоят. Какая за ними пустота. Молчание - вот что правда, самая правдивая правда, самая жестокая, самая искренняя. А все остальное - пшик, сотрясание воздуха, перегон эмоций, разгрузка. Яне обвиняю - я же играю так, принимаю правила, я просто жалуюсь. Как всегда, впрочем.

Current: ... наше молчанье, куда откровенней, чем наш разговор ...

12:31 

love me, love me not
Читаю эту девочку, дорогой дневник, и тихо офигеваю. Это надо же так писать. нет. Это надо же ТАК писать. Я задыхаюсь просто от зашкаливающих эмоций, которые бьют с экрана. Что нужно было пережить, чтобы так описывать чувства. Что нужно было испытать, чтобы так рассказывать о любви. Что нужно было пройти, чтобы так заряжать слова, простые буквы с экрана, а меня корежит на столько, что страшно. Я хочу так писать. Нет, не то. Я хочу так чувствовать.

Current: меня так мало...

14:32 

love me, love me not
Как-то накрыло. Не могу ни избранное читать, ни читателей, ни на комменты внятно отвечать. Ничего не могу. Мне страшно туда ходить. Страшно и стыдно, что так редко появляюсь, что не помогаю. Но я не могу. Не могу смотреть на них. Такие беспомощные, такие дети уже в свои 75-80. Лежат оба. У деда перелом ноги, очень давнишний, не хотел его лечить, то есть - было очень больно в сапоге, лежать не хотел. Результат - три года он не встает. Три года он лежит на диване перед балконом, ног уже почти нет. У него всегда были проблемы с сосудами, даже когда он ходил - вставал всегда с трудом. А сейчас, даже если бы врдуг там что-то срослось правильно, что нереально по определению, он бы просто не встал, там не ноги, а две спички, учитывая более чем мощный торс.

Бабушка. За бабушку больно до крика. Тяжелейшая жизнь, наверное, как и у большинства детей ее поколения. Огромная семья, она из середине где-то. Вечная нянька. Потом отправили жить куда-то к родственникам, быть нянькой и там. Потом война, плен, работа сначала в семье, опять же нянькой, с тех пор у нас дома лежит фартучек гувернантки, как из старых иностарнынй фильмов, по нему сразу видно, что делан не в России. Он уже совсем пожелетел, а когда-то, знаю, был кипельно-белым накрахмаленным. Бабушка не любит говорить о том времени, я даже не знала никогда об этом, узнала совершенно случайно, из каких-то обрывков разговоров. Потом работа на фабрике там же в Германии. Потом дорога домой после освобождения. Как она приехала в Ленинград, как рабоала на каких-то заводах, потом стирала чуджое белье, достиралась до астмы, боже мой, я сейчас это все пишу, на работе, и реву в три ручья, но не могу не писать, как они тяжело жили, сколько себя помню - бабушка всегда на гормонах, на таблетках, астма, рак шейки матки, масса переломов - тонкие очень кости от преднизалона, и до последнего делала все, что могла. Никогда не забуду как мы делали с ней вдвоем ремонт тетиной квартиры, отбивали плитку, сдирали обои, а она сама, меня выгоняла, с астмой, задыхаясь, красила пол лаком, сломалась она на последнем переломе, два года назад. Уже не сделать ничего, рак прогрессирует

кровь останавливаем уколами, это не надолго.

Тетя. Удивительно, но, пожалуй, эта нелюдимая, подозрительная, с тяжелейшим характером и давно махнувшая на собственную жизнь женщина - моя единственная тетка - самая родная для всех нас. Потому что чтобы не случалось в семье, в нашей маленькой части этой семьи, всегда можно к ней прийти и она поможет тем, чем сможет.

Даст денег, умудряясь жить на две пенсии лишь деда и бабушки у нее всегда денег больше чем у нас, где все трое работают. Она спит ночами на диване на кухне потому что в однокомнатной квартире двое лежачих стариков. И невозможно помогать ей ночью потому что элементарно негде спать. Нет места.

Говорят - мой дом моя крепость. У меня нет этой крепости, потому что у меня нет дома. Моя крепость - это я. Во мне слишком сильное ежлание быть нужной кому-то, быть необходмой. Я не знаю, с каких пор это пошло, с разовад ли родителей, с еще чео-то. Иногда я думаю, что мне нужно сходиь к хорошему психиатору, но я боюсь, потому что у меня нет денег на хорошего и потому что боюсь того, что он может мне сказать. Не знаю откуда вся эта моя неуверенность в себе, отталкивание близких людей. Я не знаю, что сейчс пишу. Смотрела на них стояла сейчас у тети и плакала потому что мне старщно что будет со мной. Я совершенно одна. У отца свои проблемы, мама. До мамы не достучаться уже много лет, мы, по сути, как страшно, совсем все чужие, нет у нас никакой семьи и все это видимое благополучие. Я понимаю, что все это начало одного большого конца, потому что уже давно подтачивала дом, эту крепость, старость и сейчс все начинает ушиться. Вокруг меня слишком тонкие стены, чтобы я могла одна совсем стоять и не сгибаться. Я ломаюсь, я чувствую это. Мне нужна какая-то опора, а ее нет, нет и не будет в ближайшем обозримом будущем. Я помню, когда начала писать, очень рано, лет в 13, как раз, видимо, после их развода. Я писала всегда. На страницах моих тетрадок удивительный мир. Сначала это было просто, главная героиня - все мои мечты и желания, потом это стало страшнее, потом вечно какие-то трагедии, потом дневники, теперь вот то самое. На столько глупо все, как-то нелепо, у меня совсем никого нет, совсем, даже чтобы просто где-то был, дом, пусть за много километров, чтобы было куда приползать зализывать раны, чтобы родители наливали чай и отогревали. Все мои истерики тщательно скрыты, а я, да, мне нужна, наверное, эта самая обнаженка, без слов, просто отписаться, выплеснуть мысли, как ранше, когда брался чистый лист бумаги и писалось все то, что наболело, что сидит сейчас в голове, бессвязно, какими-то обрывками. То ли эта гребаная весна не дает мне покоя, тревога в воздухе, мне все пофиг, я ничего не хочу, не помню, чтобы мне когда-то было так плохо. А дома у нас склеп. Все сидят по своим комнатам и делают вид, что все хорошо. Не надо вопросов. Сделайте вид, что не видели.

14:58 

love me, love me not
Я красивее. Это ничего не значит, но факт.

13:27 

love me, love me not
Я так поняла, они живут вместе. Ну, этого следовало ожидать, разве нет, дорогой дневник? Больно? Не пойму....вроде как и нет, наверное, это было давно и слишком мало, чтобы было больно. Блок? Ну, может быть. Да, блок поставлен давно, еще в июле, держится до сих пор. А я умею искренне улыбаться в самые зрачки, когда вру, что все хорошо. Надо же. Не разучилась. Кажется, все серьезно. Потому что ходят разговоры о детях, к которым он не подойдет как врач, когда они будут. Она молодец. Сделала то, что не получалось ни у кого. Либо же, это просто его человек. И он захотел сделать ради нее то, чего не делал раньше ни для кого. И я не стала исключением. Наверное, все же больно. И очень обидно. Обидно просто до слез, до истерики, почему так? Ну, почему? Что я сделала не так? Что я не сделала? Почему...

Дети понедельника

главная