Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:57 

love me, love me not
Да!!! Дададададададада!!! Мне дали визу, дорогой дневник, факингшит, мне дали эту чертову визу!!! Да!!!

00:28 

love me, love me not
Так странно, дорогой дневник, когда я на пассажирском месте, я очень отчетливо ощущаю даже шестьдесят километров, что уж там говорить о том, что переваливает за сто. Ощущаю и нервничаю, даже если еду с тем, в чьей манере вождения уверена. Когда же я за рулем, то и восемьдесят - мой сегодняшний максимум - на желтый мигающий переживается спокойно. Справедливости ради надо сказать, что я не езжу в центре, но дело не в этом. Дело в психологии. Какой-то очень умный тест говорит, что этому есть очень простая расшифровка - я не доверяю людям, я доверяю только себе. Хотелось бы думать, что он ошибается.

21:46 

love me, love me not
Самая большая засада наших с ней отношений, дорогой дневник, в том, что я не верю тому, что она говорит. Ни единому слову. И знаю, что она об этом знает. А она знает, что я знаю. И только потому, что мы не лжем друг другу, она все равно говорит, а я все равно слушаю. Парадокс.

10:41 

love me, love me not
Пожалуй, я не знаю, радоваться мне или нет, дорогой дневник. Вчера, после выигрыша Милана, мы шли с ней по улице, мои летние тапочки отстукивали свое привычное топ-топ в полной тишине ночного спальника, и она сказала, знаешь, они ведь так долго идут к этому, ты только представь, некоторые - почти всю жизнь, вдумайся, почти всю жизнь к двум часам, которые переворачивают если не все, то половину точно. И я подумала, почему так, почему кульминация никогда не приносит мне той самой радости, которой я так хочу в процессе. Не суть важно даже то, как скоро со мной случается что-то, к чему я иду. Во мне ничего не переворачивается, даже если я иду к желаемому очень долго. Нет, я не перегораю, не успокаиваюсь, не забываю, я, наверное, просто не могу поверить, что это действительно будет. Не с кем-то, где-то, как-то. А со мной, здесь и сейчас.

11:08 

love me, love me not
Вчера, когда сил на велосипеды почти не осталось, мы лежали на траве и я смотрела в небо, в глубину, знаешь, дорогой дневник, если очень долго вглядываться в синеву, начинается казаться, что она меняет цвет, как меняет цвета и рассыпается калейдоскопом цветных хрусталиков детской игрушки чернота перед глазами, которые закрываешь ладонями тоже надолго. Я смотрела до тех пор, пока у меня не закружилась голова, смешно, я просто лежала, закинув руки, а она начала кружиться. И стало казаться, что все перевернулось, что будто бы я не здесь, внизу, на самом деле, а там, наверху, будто бы внутри этой синей воронки, которая меняется так стремительно и так необратимо, что я ничего, совсем вообще ничего, не могу успеть.

"Ты напрасно теряешь время" - жестокие слова. Очень. Жестокие своей неприкрытой, ничем не приукрашенной, выставленной на всеобщее обозрение искренностью и прямотой, от которой некуда деваться. Да, конечно, никто, ни один человек, не может ставить тебе в упрек отсутствие чего-то, чего нет и у него самого. Никто, ни один человек, не в праве указывать тебе как жить и что именно делать со своей жизнью просто потому, что только тебе решать за себя, куда сворачивать и где перестраиваться. Никто, ни один человек, не может сказать, что ты живешь неправильно потому, что нужно жить совсем не так. Но когда тебе самому не хочется спросить в ответ - почему же, если этот человек так хорошо все знает, он сам живет неправильно, не означает ли это, дорогой дневник, что ты признаешь за ним право учить тебя как именно проезжать свои перекрестки?

Знаешь, я в чем-то еще очень маленькая. И когда говорю, что мне нечего отдавать, я не кривлю душой. Я просто пока не могу найти в себе желания отдать.

16:50 

love me, love me not
Техника любит твою сладкую Мэл, дорогой дневник, очень странной любовью.

На машине полностью снесено правое крыло и помят капот, оно все пластиковое, конечно, но засада в том, что машина с тюнингом, и есть ли на станции такие детали, никто не знает, и узнать не может, пока его величество Банк не огласит своим высочайшим указом - что же именно я могу делать со своей машиной. Да еще и смету попросит предоставить. И если она ему не понравится, смета - Банку, то катитесь вы, дражайшая Мэл, туда, куда вам укажут. Офигенно. Два плюса: тюнинг заводской, соответственно, есть надежда, что детали будут, там особенно ничего сложного; машину теперь будут давать с большей вероятностью. Минус: кто сказал, что мне меньше страшно?

Виндоус напрочь отказывается видеть модем. Нет, говорит, у вас такой игрушки, нефиг ручки потирать, интернет - зло и делать там нечего. Ладно бы я еще поняла, если бы он был просто отключен - модем, но его нет даже в перечне установленного оборудования. Заодно до кучи, чтобы не расслаблялась, Виндоус не видит и звуковую карту, или как это правильно сказать технически, то есть на любой проигрыватель из предлагаемых мы смотрим косо и делаем "фи". Плюс: я высыпаюсь, ибо ложусь не в три-пять утра, а, как примерная, в час. Минус: Политехническая, где расположен сервис-центр, это два локтя по карте, а исходя из первого абцаза - еще дальше.

На работе систему выбивает через раз. По полной программе, с перезагрузкой и зависанием. Плюс: меньше достают. Минус: мужчины с каменными лицами и автоматами, родная инкассация.

И дальше, по мелочи, чайники, плюсовый адаптер в свете воскресного матча, электричество в ванной, телефон на полу, выходные прошли более чем успешно, дорогой дневник, ни одной царапины, сама доброта.

14:26 

love me, love me not
А дальше будет так. В город придет Осень...

Нет, дальше будет так. В город придет босоногий июнь, и тюлевые занавески распахнутых в ночь окон будут льнуть к ногам от теплого ветра, а короткие проливные дожди приветливо стучать тяжелыми каплями по жестяному подоконнику. Будут белые ночи и путаница с получасом между закатом и рассветом, когда небо на востоке уже подсвечено розовыми лучами, и нужно суметь открыть все три сложных замка во входной двери практически бесшумно, окунуться в теплоту спящей квартиры, сняв туфли на каблуках, чуть-чуть постоять в прихожей, прислонившись к шкафу, подумать о том, что больше, наверное, ничего и не нужно.

Будет так. Слова "ты забываешь меня" не уколят и не заденут, потому что так бывает, сразу и насовсем, и у меня так бывает, да, от одного неосторожного движения, шшу-уух, вниз, а потом, качелями, шшу-уух, вверх, на американских горках и в аквапарках я никогда не кричу, не потому, что мне не страшно, а потому, что не могу, голос застревает внутри, и я могу только беззвучно открывать рот, как рыба, совсем, к слову, не золотая. А когда мне хорошо, я вообще не могу говорить, и ведь не будешь показывать то, что пишешь, да, ты прочитай пока, как мне хорошо с тобой, а я помолчу, смешно.

Будет так. Я ничего не захочу сказать тебе, ни о чем не захочу попросить, ни о чем не захочу напомнить и ни в чем упрекнуть, потому что и ты и я, мы сами по себе, по отдельности, со своим прошлым, со своим настоящим и со своим будущим. И если в том или в другом измерении времени мы вдруг пересечемся, понимаешь, будет так. Буду снова я и снова ты, но если мне так хорошо от того, что где-то, рядом со мной или не совсем, ты тоже куришь в открытое окно, или ловишь губами капли, или просто думаешь о том, как я целуюсь, разве это все не значит, что я и ты хоть на какое-то время превращаются в мы.

Не надо загадывать. Надо просто взять то, что можно взять.


12:39 

lock Доступ к записи ограничен

love me, love me not
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:31 

love me, love me not
Sub specie aeternitatis

А еще я не хочу негатива, и поэтому именно сейчас расскажу тебе про свой футбол. Я знаю, я давно обещала, но я все хотела как-то, чтобы было красиво, чтобы зацепило, чтобы передать тебе всю глубину и силу эмоций, которые переполняют меня, когда я вижу это. Наверное, с настоящим так не бывает. Невозможно словами описать то, что задевает любую струнку, каждую самую крохотную клеточку, невозможно вывернуть наизнанку чувство звенящей, какой-то хрустальной, натянутой тишины внутри, когда звучит гимн и трибуны стадиона твоей - или чужой - команды сливаются голосами в единое целое, когда в гуле этих голосов ты слышишь знакомые слова, когда ладони становятся мокрыми и полукруглые отпечатки от ногтей после девяноста с лишним минут не проходят еще очень долго.

Мой футбол - это красота. Это сила, изящество, страсть, если хочешь. Это логика, тактика и стратегия, удача в чистом виде слева и упорная работа на результат справа. Это слезы счастья на полу перед экраном и сжатые кулачки при заранее известном счете, это уголок диванной подушки, который грызешь, не отдавая себе в том отчета, это нервные щелчки зажигалкой, это неконтролируемая, какая-то неудержимая радость, потому что ты не получаешь ничего, кроме эмоций, наверное, именно это я люблю больше всего. Что не нужно думать, не нужно решать, за себя ли, за другого ли, а просто чувствовать, чувствовать, тонуть в этих эмоциях, когда, после забитого гола, приходишь в себя на втором повторе и не можешь поверить, что это ты сейчас только что кричала. Только здесь и радость, и злость, и улыбки, и слезы будут такими отфильтрованными, такими кристальными, потому что только здесь тебе ни от кого ничего не нужно, и только здесь никому ничего не нужно от тебя.

Мой футбол - это Испания. Рваный ритм фламенко фланговых проходов, коррида пенальти, изящество пряничных домиков Гауди обводок и финтов. Вечерние матчи с панорамными видами стадионов, поле, по которому спустя какое-то время можно судить - в какой части страны играют. Красота передач, ювелирное исполнение пасов, жаркие споры с судьей, выход до середины поля вратаря в праведном гневе, снег белых платков недовольных болельщиков. Причудливые татуировки в самых неожиданных местах и самых нереальных количествах, тщательные укладки на матчи, неформальность розовых футболок вне поля и на интервью, официоз костюмов и галстуков на конференциях и турне.

Мой футбол - это Реал Мадрид. Основанный на улице Алькала, недалеко от площади Сибелес в далеком и нереальном тысяча девятьсот втором году королевский клуб, клуб с тысячелетней историей поражений и побед, клуб «галактикос», клуб поистине гениальнейших в своем таланте игроков, клуб провальной политики и тренерских ошибок, клуб ярчайших взлетов и глубоких падений, клуб, способный слить игру аутсайдерам чемпионата и собраться на матч с сильным соперником, клуб, непостижимый в своем умении возвращаться снова и снова, клуб, последний раз выигрывавший чемпионат своей страны четыре года назад, клуб, у которого есть все шансы выпрямиться сейчас во весь рост и, возможно, доказать что-то, в первую очередь себе.

Мой клуб. Совсем не пафосно и совсем не из-за известности – все, что я знаю о нем, я узнала за последние полгода. А просто вот так. Забавно, но я поняла это совсем недавно, когда подумала, буду ли я так напряженно следить за играми, если уйдет человек, с которого и началась эта любовь. И ответ пришел сам собой - да, буду. Даже когда он закончит карьеру и я, вполне вероятно, больше не увижу его на поле, не буду замирать, когда его бьют по ногам, не буду материться и реветь, когда он падает и ему - на самом деле, это же очень видно по лицу – больно, даже тогда я останусь.

Потому что мой клуб – это команда. Это выверенные до миллиметра пасы Бекса, это финты Робиньо, это потрясающей красоты голевые передачи Гути, это Серхио Рамос, номинальный защитник, занимающий третье место среди бомбардиров своей команды, это Рууд Ван Нистелрой, способный одним касанием отправить мяч в девятку, оставив защитникам и вратарю соперника лишь провожать его глазами, это Икер Касильяс, вытаскивающий неберущиеся мячи, это «бамос, бамос!» Фабио Капелло с кромки поля, это друг за друга, порой бестолково и малорезультативно, а порой – автоматной очередью от первой до девяностой минуты.

И потому что все это где-то я. Со всем тем, что есть, и со всем тем, что хотела бы в себе. Вот так. Может быть, не очень связано, не очень красиво и не очень захватывающе для тебя. Зато очень честно. Прочитай еще один раз. Вдруг тебе понравится.

Current:

15:43 

love me, love me not
Ладно, окей, я поговорю об этом, дорогой дневник. Смотри, все просто. Я люблю, чтобы меня сначала поцеловали, а уже потом трахали. Это гениально, наплевать, что обычный боевик. И это же так очевидно. Я не люблю условия, я не люблю рамки, я не люблю, когда мне не оставляют выбор. Почему нужно играть в эти игрушки? Почему нужно мерить боль, любовь или глубину привязанности? Чем это определяется, а? Кто больше смс-ок напишет или кто чаще позвонит? Кто первым стукнет в аську или кто придет с пирожными полежать на ковре? Кто скажет "хочу тебя в пятой позе с тринадцатой страницы" или кто помолчит, но так, что захочется раздеться? Нафига устраивать весь этот марафон с выяснением кто кому дороже и кто за кого борется? Кто больше и чаще мнительный параноик? Что за бред. Не надо со мной соревноваться. Не надо испытывать ни терпение, ни желание. Это черевато. Не шатнаж, ни разу. Констатация факта. Она когда-то сказала потрясающую фразу, не обо мне, но врезалось в память намертво: "Хочешь уйти - иди. Найдешь ли дорогу обратно".

14:58 

love me, love me not
Мерлин Великий, она привезла мне его диск, сумасшедшая девчонка. Неделю искала по всему Тирренскому побережью музыкальные магазины и нашла в дьюти-фри перед отлетом. Я знала, знала, что он офигенный, но не до такой же степени, это же - просто нечто, это так....это так навылет, так с разбегу, так по мне, а потом мы смотрели фотографии, а потом я вытащила свой альбом. Восемь лет прошло, а у фонтана Треви все те же толпы народу, и неизменные тридцать градусов у Коллизея, и стертые от касаний ступни статуи Святого Петра в Ватикане, и лестница на площади Испании уже вся в цветах. Прошло восемь лет, а Неаполитанский залив все такой же аквамариновый, и в галерее Умберто все те же туристы над знаками зодиака, и ирриальный розовый закат над Везувием, и скалы Сорренто, ничего не меняется, меняется все. Прошло восемь лет, и я давно летаю самолетами без родителей и абсолютно спокойно, а в чемодане все еще лежит то самое голубое пляжное платье, цвет которого я тогда так безуспешно пыталась сравнить с цветом моря. Но если спросить, хотела бы ли я вернуться туда, в маленькую закусочную под вороватым цыганским Неаполем и поспорить с отцом о плюсах и минусах в ингридиентах настоящей пиццы, я бы ответила, да, конечно, сколько я должна за сеанс. Потому что в том августе мне было всего восемнадцать, и дома ждали все любимые люди, и аквамариновое море, такое чужое, оказавшееся такими близким, держало крепко, несмотря на то, что никогда не было очень соленым, и по ночам, в грохоте курортных дискотек, и днем, на площадях и в соборах, мне казалось, что нет ничего лучше, чем постучать в соседнюю дверь и прокричать маме, что автобус уже подошел, и, может быть, хватит мечтать о браслетах с Золотого моста, когда кругом такая красота. Я знаю, что он поет совсем не об этом, но, наверное, не ищу тексты его песен как раз потому, что хочу ошибаться.

***

Current: ... ed ero contentissimo ...

10:37 

love me, love me not
Утром подошла к окну и подумала, что не проснулась, дорогой дневник. На пороге первое мая - на уилице мокрый снег. В машине, пока не почистили стекла, было полное ощущение ледяной сказки, будто бы ты в пещере под землей, а над тобой толща льда, которая не растает в ближайший миллион лет. Отчаянно хочется на море, шоколада и целоваться.

Current: ... мои корабли уходят на север ...

00:18 

love me, love me not
Ко всему прочему, за что у меня особое отношение к молчанию, я еще и не понимаю его. Честно. Нет, характер, безусловно, прекрасно. Не менее прекрасна выдержанность и любовь к собственному вниманию. А я, положим, могу сейчас уехать где-то на полгода, и что? Продолжим молчать? А когда вернусь - если вернусь - вежливо поздороваемся друг другу в комментарии? А потом, когда снова уеду, помашем другу другу рукой? Говно вопрос, файн.

Я очень серьезно отношусь к словам. Потому что, наверное, считаю, что это самое сильное, что придумало человечество. Ну, или не человечество, не суть важно. И когда мне нужно сказать - я скажу. А когда нужно промолчать - промолчу. И никогда не потребую больше того, что мне могут сказать или промолчать в ответ. Но. Зачем же молчать там, где нужно говорить, нужно кричать, и зачем орать там, где нужно просто заткнуться и помолчать?

И если я хочу, я хочу. А если не хочу, то зачем вообще все это? Будем стараться или всплески активности измерять?

18:05 

love me, love me not
Ой, млять, как же я люблю людей, которых хлебом не корми, дай продемонстрировать всем и каждому свою узко специализированную компетентность в добровольно-принудительном порядке. Помню, когда начинала работать, тоже грешили этим с девчонками. Едем после смены в метро и выпендриваемся - терминами специальными перебрасываемся, детали и тонкости брони обсуждаем, млеем от того, как на нас косятся. Я думала, такое только лет в восемнадцать бывает, у пока еще несостоявшихся ни в чем соплячек. А оказывается нет, и в пятьдесят с лишним, вполне успешный человек играет все в те же игрушки. И перед кем играет-то, диос, перед девчонкой, да даже не в том суть, перед менеджером отдела продаж. Это по определению смешно. Лет семь назад я бы поразилась. Лет пять назад я бы занервничала. Года три назад я бы распсиховалась. Сейчас я даже не знаю, что должен сделать клиент, чтобы я сказала - вау, силен, да, уел, я в шоке. Сейчас я просто смотрю и мне просто смешно. Пятый класс, вторая четверть.

11:48 

love me, love me not
В зз техническое, не переживайте))

11:16 

lock Доступ к записи ограничен

love me, love me not
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:23 

love me, love me not
Она пишет мне смс-ки о том, что море еще холодное, иногда идет мелкий дождик, Маргариту пока не пробовала, зато в больших количествах поглощает маленькие помидорки - не знаю, как называются. Поздравляет с победой, утешает с поражением, говорит, что здесь нет того, что ей нужно, хоть и красотой полны улицы. Спрашивает, как будет лучше - пять по восемнадцать, или три по двадцать два. Издевается, зараза. А я так хочу на эти фонтаны, что нет просто никаких сил. Да я, на самом деле, уже просто хочу куда-нибудь уехать, все равно куда, хоть в Москоу на неделю, иначе я точно отыщу среди несметных запасов кладовки автомат. И тогда будет весело. Обещаю.

12:50 

love me, love me not
Голова болит, дорогой дневник, Мерлин великий, как же она болит, фак. Насморк, общая слабость и легкая температура, здравствуйте, ОРЗ, что-то давно вас не было, я уже соскучилась прямо таки. Хочется забиться в угол дивана, и чтобы кто-то лежал рядом, обнимал прохладными руками, отводил со лба волосы, целовал в висок, шептал что-то на ухо, хочется слышать это сквозь полудрему и улыбаться, и то прижиматься спиной, то утыкаться лбом, и капризничать, требовать то зефир, то поцелуев, то сверху, то снизу, то терафлю с корицей, то страйпселпс с мятой, то кино, то футбол, то кусачий шерстяной шарф, и смеяться, получать легкие щелчки по носу, болтать ногами с подоконника.

А в сети мы все похожи на призраков. На Касперов. Или на милую собачку Баскервилей. Не суть. А потом становимся ближе, рассказываем как нас зовут по паспорту, сколько нам лет и какого цвета глаза. Что мы любим на завтрак, и куда не пойдем ни при каком раскладе, даже с доплатой. Называем имена друзей, присылаем фотографии - вон, смотри, слева от костра, с рыжими волосами, я - и жалуемся на разбитую коленку. А по телефонным проводам бегут наши голоса, я до сих пор не понимаю, как это, я плохо училась в школе, мне до сих пор удивительно, что я говорю что-то в маленькую коробочку у уха, а человек за тысячи климетров слышит меня.

И так легко разрешить себе представить, что нет расстояний, что нет поездов и самолетов, нет разницы часовых поясов и температур, визового режима и трудностей перевода, нет еще много чего, что могло бы помешать, а есть просто одна кнопка на телефоне, я болею, полежи со мной, пожалуйста.

01:55 

love me, love me not
По всяким разным причинам вытащили сегодня с А.Ю. из гаража велосипеды. Три часа здорового образа жизни, дорогой дневник, и у меня ни рук, ни ног, ни пятой точки. Ибо перерыв, ибо скорости, ибо пересеченная местность - а как же ж, мы же самые умные. Да и кататься, к слову сказать, пришлось не на своем, потому как А.Ю., девушка модельного роста, замахала руками и наотрез отказалась садиться на мужской экземпляр с рамой. Ну, чего не сделаешь ради хорошего человека, только у меня-то рост далеко не модельный и мужской экземпляр под меня не настроен, и ручки переключения скоростей там не такие, и сиденье жестче гораздо, и джинсы пришлось подворачивать, и бубубу, и бубубу...

Трясущимися руками закрыв замки, мы попытались гордо проковылять мимо дежурных мальчиков, которые, сочувственно посмотрев на наши неописуемые походки, елейными голосами напутствовали: "Сейчас вам не больно. Больно будет завтра". Ты знаешь, дорогой дневник, я уже сейчас понимаю, как они правы, факингшит.

Попросила ключ от гаража в личное пользование. Мазохизм в самых ярких его проявлениях. Не хочешь покататься?))


16:44 

love me, love me not
"И это все, из-за чего деточка рыдала полночи на манер пожарной сирены? Если ты ослепла от своих вечных сидений за этой адской машиной, то мы позвоним Яше и закажем тебе самые лучшие очки, а вот если ты такая дура, что ничего не понимаешь, то я вас не знаю, милая, положите трубку, будьте так любезны, моя маменька не одобряют телефонных разговоров с незнакомыми проповедниками"

Черт, на его месте я бы взяла ее замуж не раздумывая и даже яичницу-глазунью ей на завтрак не пережаривала бы. Только я на своем. Мужчины все такие идиоты, дорогой дневник, или есть еще счастливые исключения?

Дети понедельника

главная