• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:02 

love me, love me not
Все сложнее становится писать о себе, дорогой дневник, все чаще стираются буквы, потому что они кажутся глупо-лишними, все чаще тянет просто посидеть в тишине, покурить и посмеятьсяпоплакать с самой собой. Это осень, пожалуй, или возраст, какая уже теперь разница, близится день рождения, идет война и утро начинается с мысли, а как он там сегодня. Знаешь, дорогой дневник, чем дальше я иду, тем сильнее не понимаю тех, кто рядом со мной. Потому что не вижу на это нахождение объективных поводов. Я очень стараюсь быть хорошей, правда, иногда я сама себе напоминаю брошенного на скамейке зайца, который смотрит на всех облезлым боком и говорит, я хороший, правда, меня только постирать и высушить, и я буду снова белым и пушистым, возьмите меня с собой. А когда его берут с собой, отмывают в ванной с шампунем, зашивают порванный бок, он осваивается через какое-то время и привыкает, а это глупый поступок.

Вокруг меня много хороших людей. Эти странные люди любят меня совершенно ни за что, зачастую, я уверена, не зная, как сильно я люблю их и в ответ и сама по себе, и чем дальше я в завтра, тем меньше у них возможности узнать это хоть когда-нибудь. Они пугают меня, дорогой дневник, до нервной дрожи, силой этой своей любви ко мне, правда, потому что один из самых страшных страхов - это разочаровать их, ведь и правда нет ничего вечного, нет ничего постоянного и даже твоя собака, которая будет любить тебя всегда, однажды уйдет, и знаешь что, дорогой дневник, я завтра опять приду на работу с опухшими глазами, но порой это того стоит. Чтобы не забывала.

12:09 

love me, love me not
Лето почти закончилось. Сорок шесть дней назад я обещала, что это будет замечательное лето. Пожалуй, я не так сильно ошиблась в своих прогнозах, но все же сейчас, иногда, по ночам, мне хочется вернуться к точке отсчета и что-то переделать. И когда я разворачиваюсь назад, я понимаю, что все, чего я еще так жду, остается за спиной, а так не должно быть.

Все чаще задумываюсь, стоит ли он того, что я делаю, стоит ли он того, чего я лишаю себя, стоит ли он того, чего я никогда не узнаю. Думаю и понимаю - неправильно, вопрос поставлен неправильно, стою ли я сама того, что я делаю. Парадоксы по прежнему в десятке лучших, дорогой дневник.

10:49 

love me, love me not
Страшно устала, дорогой дневник. Я бы написала, что эмоционально вымоталась, если бы не писала этого каждый месяц. Я повторяюсь, я живу по кругу, как сказала в очередной серии великолепной и обожаемой мною до нервной дрожи ER доктор Разготра - я просыаюсь, умываюсь, прихожу сюда (на работу), иду домой, пью чай и ложусь спать, и так по кругу, разве это может быть моей жизнью? На что насквозь циничный и очень ранимый где-то глубоко внутри доктор Пратт ответил - почему бы и нет, это тоже жизнь.

Это тоже жизнь. Я просыпаюсь в шесть двадцать, не открыая глаз бреду на кухню выпить стакан воды, стою под душем, запихиваю в сумку для фитнеса шлепки, досыпаю в метро и секундных перерывах между верхним и нижним прессом на степ-платформе, снова стою под душем, по дороге в офис захожу в магазин, три помидорины и альмете с зеленью, пожалуйста, прихожу на работу, улыбаюсь или не улыбаюсь, снова пью чай, вычеркиваю в ежедневнике сделанные дела, переписываю со странички на страничку несделанные, подскажете по справкам? - слушаю вас, доброе утро, страна! - я днем в городе, попьем кофе?, в четверг нам привезут холодильник, приезжайте, обмоем, и у меня есть помидоры, а потом выключаю компьютер и еду домой, послушать какой чай сегодня пила доктор Разготра, чтобы день кончился побыстрее.

Я где-то потерялась во всем этом, как седьмой слой сумрака, когда есть солнце и вкус травы, но все такое, чуть ненастоящее, чуть картонное, бутафорское, и даже синяки на бедрах от хулахупа, который я кручу, задумчио разглядывая себя в зеркало, не возвращают меня к реальности - оказывается, боль тоже бывает картонной

23:23 

love me, love me not
Это будет замечательное лето, дорогой дневник. Я обещаю.

08:56 

love me, love me not
Доброе утро, дорогой дневник. Дома не была почти месяц, а здесь ничего не меняется, и даже шторы у меня на окне по-прежнему не висят. Немного забавно вечером - к нам уже вовсю подбираются белые ночи и закаты в незашторенные голые окна смотрят совсем смело. Мы вчера говорили о том, что в мире все уравнивается. И если я кого-то люблю, вот так вот отчаянно и "совсем насовсем", то и меня, по идее, кто-то должен или может так любить. О. спросила, а что - он тебя не любил? Я ответила - не знаю, я же могу отвечать только за себя, я любила, а вот он - не уверена, что то, что он чувствовал, можно назвать любовью. А она сказала, знаешь, вот так бывает, кому-то по чуть чуть всю жизнь, здесь полюбил, там полюбил, вот там его полюбили. А кому-то вот так вот - из ведра, фуууух, и целый шквал на голову, сгорел и все, теперь иди и смотри, вдруг еще где ведро качается на парапете. Так нет - нигде не качается.

Я, дорогой дневник, очень скучаю по тому времени. Я не мазохистка, нет, но этот самый шквал очень дорогого стоит. Может, и хорошо, что он был только один, а, может, нет, я не знаю. Мне просто хочется испытывать к нему то, что хоть в половину, хоть в четверть сравнивалось бы с тем шквалом. А у меня не получается. Получаются только скандалы, обиды и пустые обещания себе самой. Странно. Возможно, мне уже нужно подумать о чем-то совсем другом, о стабильности и хоть каком-то будущем. А я думаю о босоножках и купальниках, о том, в какой цвет выкрасить волосы, о том, что каждый раз, когда я решаю завязать с ним морским узлом, он делает что-то такое, что привязывает меня к этому узлу с другой стороны.

Мне хочется видеть то, что есть на самом деле, мне хочется видеть то, что я хочу видеть. Ты смог бы выбрать, дорогой дневник?

12:43 

love me, love me not
А еще, дорогой дневник, твоя сладкая Мэл никак не может запомнить, что если хочешь что-то сделать - нужно делать сразу, а потом будет слишком не то, страшно, не нужно, лень, и вообще - фигня.

23:26 

love me, love me not
Если бы я только знала, дорогой дневник, как следует себя со мной вести, как бы проще мне было жить и строить свои отношения с окружающими. Ах, как бы проще!

17:28 

love me, love me not
Не нужно забывать традиции, верно, дорогой дневник, и если уж жаловаться к тебе бегать, то не по мелочи каждый день, а так, глобально, поднакопить этих самых жалоб и все вывалить.

На самом деле, еще утром мне было много чего сказать. И про работу, и про не-работу, и про то, что не могу делать визу, ибо не хочу делать под нее командировку, а хочу просто так. И про дом хотела пожаловаться, и про не-дом, про всякое разное, короче говоря. А теперь все вылилось в потухшие сожаления о том, что когда-то было и чего уже никогда не будет, ибо даже если будет, то иное, не такое, да и нужно ли такое, кто знает, и всякая прочая мозгодрочная фигня. Тебе это не нужно.

А я не знаю, что мне сказать, чтобы не думать о нем. Ну, и о том, что я к нему чувствую и чего не чувствую. Потому как второго несоизмеримо больше и это просто убивает меня, дорогой дневник. Режет без ножа, как и его голос в трубке, и я не позволю себе, все, довольно, ни разу, сказать, что у меня что-то плохо. Много чести. У меня все хорошо. У меня прекрасное настроение и максимум моих бед - это ноющие после фитнеса мышцы.

А самое ужасное во всем этом, дорогой дневник, что все это на 95 процентов правда. У меня все хорошо. Пожалуй, не на столько, как могло бы быть в идеале, но ты же помнишь, что идеалов нет. А значит - максимально приближено. Только его в этом хорошем нет, нет там для него места. И именно поэтому до слез обидно.

07:24 

love me, love me not
Доброе утро, дорогой дневник, я пришла сказать, что все хорошо, и на улице не то зима, не то весна, утром просыпаться значительно легче, но вот уже двадцать пять минут, вместо того, чтобы бегать как в укушенная между ванной и коридором, собирая оставшиеся шиндрики-мындрики для зала, я сижу с чашкой горячего какао и смотрю на пустое окошко новой записи.

Знаешь, так бывает, когда жгут слова. Когда они собираются на подушечках пальцев и кажется, что если не стряхнешь их куда-то, то проведешь по лицу и получишь шрам от ожега. Или, что хуже, они застревают где-то в горле, что-то среднее между " я не умею говорить" и "я не хочу говорить". Нет, мои проблемы в глобальности вселенной даже не песчинка, так, микрограмм этой песчинки, и я думаю, может быть, серьезно, поплакать на тему того, что не пишется или пишется как-то странно, но не считать минуты в сутках.

Ждать, оказывается, вообще полезная штука, дорогой дневник, а в нашей мрачной квартире, где даже белые панели стен на кухне не прячут готичность натуры, ждать еще более познавательно, чем где-либо в другом месте. Я вчера ходила по магазину, то скалыдвала, то выкладывала из корзинки продукты и вдруг подумала - а как я буду жить Ведь рано или поздно настанет этот момент, рано или поздно мне придется, рано или поздно Бог прогневается на меня за те страшные слова, что я кричу в запале от злости и даст мне то, о чем я так прошу.

И
что
я
тогда
буду
с
этим
всем
делать.....

11:09 

love me, love me not
Между тем, время идет. Весна то начинается, то прячется в долгий ящик, со следующей недели обещают похолодание, я разобралась /да-аа??/ как качать торренты и четвертый сезон Лоста, маникюра нет уже месяца полтора, руки по-прежнему в жутких царапинах, волосы отрастают, смывается краска, и без накрашенных ресниц и легкого загара, без новой юбки /распродажной-распродажной/ из милого магазина со скидками и того самого офигенного плаща из веро моды из-за моего тщательно отрепетированного, подретушированного и задрапированного фасада вылезает обычная усталая тетка с хроническим безденежьем и недосыпом, с ворохом врачебных направлений, до которых не доходят руки, с никому - даже ей самой, ей в перувю очередь - непонятной личной жизнью, а главное, - с полным и безоговорочным отсутствием желания что-то менять.

Знаешь, дорогой дневник, в очаровательной книге "Аут" японской писательницы не-повторю-ее-имя четыре подруги работают на фабрике упаковки готовых обедов, у каждой в жизни перманентный пиздец, и когда одна из них убивает своего мужа, три другие режут его на части и разбрасывают по городу. А потом начинают решать проблемы, естественно появившиеся вслед за таким нестандратным ходом и, соответственно, - жить. Так вот, иногда мне кажется, что мы все - люди в целом, я имею в виду - живем вот от такого действия к действию. Нет, я не говорю, что для того, чтобы почувствовать вкус жизни, нужно кого-то убить. Нужно просто что-то сделать. Покрасить волосы в синий цвет или побриться налысо. Взять в долг энную сумму заплатить за квартиру и спустить всю эту почти что тысячу евро на офигенные туфли, каблук и пятку от которых во вторый же вечер сожрет собака. Подписаться помочь с переводом статьи на пятнадцать листов с очень распространенного языка суахили или индейцев майя в строго оговоренные сроки. Получить стопроцентное подтверждение на забронированный без оплаты тур имея в кошельке пятьсот рублей и в перспективе ближайших двух недель зеро. Сказать кому-то, что любишь.

Сегодня под утро, когда докачивался воскресный матч, тихо шуршал ноут и по стене сменяли друг друга тени от картинок скринсейвера, я лежала, подтянув к груди коленки, обнимая плюшевого медведя и рассказывая ему, что опять не попадают на абдоминалс, а моему прессу это жизненно необходимо, и что наш идеальный осенний маршрут, еще пока не составленный набело, но набросанный и определенный, выливается в такую сумму, что страшно даже подумать об этом, не то, что озвучить, и что я, наверное, никогда не устану уставать и жаловаться, и мечтать о чем-то в голубых далях. И инфантилизм умрет вместе со мной, старушкой преклонного возраста, и кучей старых футбольных журналов с пожелтевшими фотографиями былых страстей.

Хорошо, что я уснула, а то еще пару минуток, и непременно побежала бы себя жалеть через холодильник. Вот такая вот проза. Шарман, бляха муха.

02:28 

love me, love me not
Перепады настроения у меня часто, а если отбросить ложную скромность, - всегда. Это не поддается анализу или логическим цепочкам, это вообще ничему не поддается, ибо как можно объяснить, почему сейчас я пела и придумывала планы на ближайшие два часа, а через пару минут тупо смотрю в одну точку и не хочу ничего, кроме как лечь под одеяло и провалиться в никуда недели этак на две-три.

"Джаспер, мы оба знаем, что мне нужно разлюбить тебя. Было бы здорово, если бы ты не мешал моим попыткам". Я люблю "Отпуск по обмену", его можно любить только за одну эту фразу, вымученную и выстраданную, идеально вежливую, хотя я бы не затруднилась коротко и ясно послать нахуй. Ну, на то я и не леди, на то и не английская. Знаешь, дорогой дневник, мне с ним очень сложно. Не только потому, что мне - с ним, больше причин в том, что мне сложно с ним и с собой. Вряд ли когда-нибудь мы сможем понять друг друга на столько, чтобы принять без остатка. Вряд ли кому-то из нас хватит терпения. И вряд ли кому-то из нас это будет нужно.

Знать бы, с чего меня так застопорило. Нет, конечно же, глубинные причины я понимаю, и даже готова говорить о них, но ведь это не то, не так и не затем. Я не согласна как минимум с половиной того, чем он живет и что для него нормально. Ему откровенно насрать. Он не согласен, полагаю, примерно с тем же количеством, или же - что более вероятно - ему до этого тупо нет дела. Мне, как ты верно догадываешься, дорогой дневник, однозначно пофигу.

Иногда меня трясет от злости на него. Я никогда не забуду, как мы меняли резину, я до сих пор напоминаю ему об этом и буду напоминать всегда, так или иначе, потому что я не люблю разочарований, а тогда я была разочарована, мягко сказано, - разочарована, и от рыданий долго болела глолова. Пожалуй, если я что и не забуду ему, так именно эти слезы. Глупо, знаю, но что делать.

А сейчас хреново. Именно потому, что подходит дедлайн и я не знаю, чего хочу больше, минуса или плюса, и больше всего меня пугает, что просто не могу признаться себе, что именно минуса...

01:05 

love me, love me not
в такие минуты я теряю над собой контроль
и не могу винить его в том, что он тоже теряет этот самый гребаный контроль
это замкнутый круг
а она помнит обо мне мелочи
то, что я люблю боярский салат
как я могу бросить ее?

10:40 

love me, love me not
Доброе утро тебе, дорогой дневник, от нас с моим хорошим настроением. Даже странно, ничего не предвещает, секс в мозг на работе определяет отношение к жизни уже которую неделю, плюс побочные эффекты от завышенных и, ясное дело, не оправдывающихся ожиданий. Но. Я сплю по три-четыре часа и просыпаюсь, улыбаясь. Не всегда, нет, сегодня - но как-то символично что-ли, не знаю, что именно сегодня у меня такое до безобразия хорошее настроение.

А в Мадриде четырнадцать плюс и солнце. Татьяна говорит, что никогда бы не подумала, что сможет отнестить непредвзято, но получилось так, как получилось. Она говорит, что город небольшой, очень светлый, очень чистый и насквозь пропах кофе. Она так рассказывает про кофе, что даже мне, напившейся от и до на сессиях в институте и по этой причине делающей лицо каждый раз при упоминании, хочется попробовть, заварной с пенкой, в небольшой кофейне в центре, нетерпеливо постукивающей каблуком туфельки по сухому асфальту.

Я так часто пишу про город, который видела лишь на картинках и фотографиях, я так сильно хочу туда, что иногда мне становится странно - а что я буду хотеть потом, когда прилечу назад.

15:17 

love me, love me not
Испанское белое вино Maria del Mar - это жесть. От полутора бокалов унесло просто в никуда, слабость в коленях и хочется глупостей. Сейчас шла по улице, по нашей слякотной сверху и снизу улице, с пробками по Невскому, с вечно спешащим куда-то народом, с хмурым низким небом, с тем, что голова кружится от высокой влажности и думала - весна. Ну, вот же она, внтури, каким-то странным, до дрожи звонким, необъяснимым томлением и ощущением ожидания - уже совсем скоро, почти дошли. Шла и думала - я хочу эту весну, не по всем тем причинам, что неоднократно озвучивались, по ним тоже, но плюс к ним еще почему-то, что сама пока не могу облечь в слова, возможно, это просто перемены, которых мне сейчас так не хватает.

Знаешь, дорогой дневник, я стараюсь ничего не ждать, не то, чтобы боюсь разочароваться, а просто эти прошедшие полгода научили меня получать по факту, а потом уже думать - что делать с тем, что получила. Так и бывает, когда совсем вырастаешь?

14:00 

love me, love me not
Мне хочется порассуждать о нем, дорогой дневник, примерно в контексте всех мыслей, ну, как будет завтра, или послезавтра, когда пройдет этот дедлайн и, возможно, вероятно, а вдруг, все сложится так, как мне хочется.

Пару дней назад мы говорили про Мадрид, и я сказала, что если будет хороший сезон, если будет возможность, деньги, время и все прочие "если", то можно будет поехать не на неделю, и не носиться как ужаленные, опаздывать на поезда и постоянно сверяться с часами, - час десять или час ноль восемь, а спокойно, несколько дней там, несколько дней здесь, несколько дней на андалузийские танцы. Как взрослые. Она сказала - ты можешь представить, во сколько нам все это выльется. Да, ответила я, могу, но подумай о том, что нам есть к чему идти.

Смысл прост - цель всегда должна быть на пару уровней выше того, что ты изначально можешь. Тогда будет к чему идти, тогда будет к чему тянуться, тогда будет ради чего сидеть на работе до ночи и выползать из офиса почти что без голоса, чтобы утром начинать все сначала. Я не хочу останавливаться на том, что предел - это удобная трешка в кирпичном доме, четыреста шестой пежо, сицилия дважды в год и карнавал в рио однажды, когда за сорок. Да, я понимаю, что даже этого у меня никогда может не быть, слишком я ленива и непродумана для долгосрочных целей, но я всегда хочу чуть больше, чуть выше и чуть сильнее того, что теоретически могу получить. А это значит, что так или иначе, рано или поздно, я дойду, добьюсь и получу это или похожее, но удовлетворяющее полностью. На этом уровне. А значит, можно переходить на следущий.

С ним я не мечтаю. Ну, как не мечтаю, мечтаю, конечно, и машине с куклой и о пухлощеком младенцах с перевязочками, но это как фундамент, как раньше было принято мечтать. Мне не принято, просто, наверное, это возраст, как ни крути - он дает о себе знать. Я просто хочу понять - связаны ли мои уровни с ним хоть на несколько процентов. И какое место в них отводится под милое слово "мы".

00:37 

love me, love me not
Иногда мне кажется, что это - мой потолок, верхний предел, максимум. Что больше некуда, незачем, а где смысл? Иногда мне кажется, что для того, чтобы быть, нужно всего-то пару движений в день, а на деле выходит совсем иначе. Иногда, дорогой дневник, мне кажется, что истерить в ванной, прикусывая ребро ладони зубами - это именно то, что лечит меня, и захлебываться от жалости к себе, тонуть в ней, это как оргазм, как пик наслаждения, как абсолютный максимум улыбок судьбы. Иногда, потому что от частого использования на бархотной тряпочке появляются затертые участки, на носках дорогих сапг выступает соль, а мелодия приедается. Не сказать, что я редко позволяю себе истерики. Сказать, что истерики именно такого рода и такой степени тяжести - правда. Поэтому, наверное, мне кажется, что я много могу, а когда случается думать, что весь мир ополчился именно против меня, остается ванная. Пожалуй, не так и плохо.

Сегодня мерила офигенный плащ. Пятьдесят евро и ни в чем себе не отказывай, сладкая моя. А ты говоришь - нет в жизни счастья.

04:49 

love me, love me not
Значит, вот так, пришло время. Да. Мне сложно, дорогой дневник, мне сложно, но это не так сложно как когда ты болеешь и у тебя внутри все дрожит от того, что тебе нехорошо, тебя тошнит, или высокая температура. Все внутри дрожит от невозможности сказать, выразить в слова то, что происходит, то, что тянет, то, что болит и ноет и не дает, собственно, существовать спокойно. И я сижу сейчас посреди сонной квартиры, и реву, как дурочка, как малолетка, не потому, что мне стыдно от этого своего состояния, а просто потому, что я тоже имею право быть слабой.

Мне его не хватает. Да, он есть, он есть почти рядом, почти всегда, почти на уровне стабильности, то, что незыблимо, то, что похоже на процесс умывания с утра, но как же мне не хватает его того, прошлого, да хотя бы летнего, когда трудно было дышать даже от асечных разговоров, и радовал дождь, и когда ему не сложно было забрать меня у метро, потому что я без зонта, когда у меня не получалось трогаться на горке, я психовала, а он не злился, или злился, но ни за что не показывал это, когда ему не лень было приехать ко мне на работу, чтобы просто десять минут постоять, пока я курю на улице, я не знаю, чего хочу, дорогой дневник, то ли повторения, вернуться туда, в июльскую жару, когда до утра можно было болтать ни о чем на балконе и первые касания рук, еще не те, которые говорят тебе о чем-то большем, но уже и не те, которые обсуловлены нехваткой тактильных ощущений, то ли назад в сентябрь, в те сумасшедшие десять дней, когда задхыаешься от того, что в комнате, кажется, мало воздуа, то ли в октябрь, когда он встречает в аэропорту и на сиденьи под подушкой лежит коробка моих любимых конфет, а меня с самого начала, с самого первого раза, с золотой карточки рив гоша прет его умение запоминать все незначительные мелочи. Я так скучаю, черт побери, я так скучаю по неуклюжести первой ночи, когда спать вместе, просто спать, не совсем удобно, потому что не привыкли друг к другу, потому что разные позы, потому что затекают руки, потому что каждые полчаса дергаешься, да и не спишь, строго говоря вообще, и почти до истерики хочу назад в вечер после той ночи, когда он стоял на кухне, не зная, куда девать руки, когда неловко оправдывался, когда смотрел, просто смотрел, так, что хотелось раздеться, даже кожу с себя снять, чтобы не прожигал так насквозь.

Пару дней назад я сказала, ты отрабатываешь. Он, конечно, натурально оскорбился, что все по большой любви, но куда мне девать свои ощущения, да, наверное, огонь не горит долго, уже скоро год, как мы знакомы по факту, но факингшит я не хочу так, я не хочу смотреть сквозь, черт, я не хочу не хотеть быть, ты же понимаешь меня, дорогой дневник, ты понимаешь меня, я теряю его, даже нет, не так, не его, а ощущения от него, я теряю...

10:17 

love me, love me not
Хотела ли я сказать об этом еще вчера, дорогой дневник, но позорно струсила и решила, что если я замолчу, то ничего и не будет, и можно решить, что я себе просто выдумала, как выдумывала до этого, с большим успехом, надо сказать.

Мы всегда сейчас очень редко видимся. Я сейчас всегда очень скучаю. У тебя холодно и дела, у меня дела и зеленая трава в декабре, у нас скоро новый год, но у каждого, независимо друг от друга. Мы вообще друг от друга независимы, но знаешь, мне бы так хотелось, чтобы было иначе. Знаешь, нет, я не выдумываю темы для разговоров с тобой, мне обо всем интересно, мне интересно даже в чем ты спишь и что любишь на завтрак, но почему-то мне не сказать об этом просто, я предпочитаю молчать, прятаться за вежливостью и воспитанностью, а ты - у меня иногда возникает такое страшное подозрение - просто считаешь, что со мной нужно говорить непременно о возвышенном и очень очень интеллектуальном. Ты даже не материшься при мне, замечаешь? И строишь предложения, в которых почти всегда есть хоть один оборот.

И тогда мне кажется, что у нас никогда не получится той близости, пусть эфемерной и очень надуманной, но единственной пока настоящей, когда пришла твоя самая первая смс-ка о том, что ты скучаешь. Елки-метелки, знаешь, то чувство сейчас ни с чем не сравнить, это как будто бы подарили очень желанный подарок, про который ты и упоминал-то вскользь, а человек запомнил. Это как будто ты выиграл приз в ничего для других, для большинства, не значащем конкурсе, будто понял то, что хотел сказать другой человек, спрятавшийся за красивыми словами.

Ну, посмотри на меня. Я на тебя похожа. Я мало сплю и много трачу в пустую. Я снова поправилась на пару килограммов и обязательно собираюсь пойти на фитнес с января. Я курю и могу не контролировать эмоции и поступки, когда количество алкоголя в крови зашкаливает. Я, бывает, хочу, чтобы меня пожалели, погладили по голове и сказали, что все будет хорошо. И ты тоже кажешься мне очень сильным, волевым и труднодоступным человеком. Возможно, я тоже где-то до сих пор тебя боюсь.

Но ведь так ничего не получится. Помоги мне. Помоги мне быть к тебе ближе, помоги себе быть ближе ко мне. Я не претендую на что-то, чего ты не можешь мне дать, я просто хочу быть тебе ближе. Хочу знать, что и у тебя есть уверенность, что через столько километров я тоже рядом с тобой. И сейчас и всегда.

16:35 

love me, love me not
Живу, такое ощущение, между двумя мирами, бегаю из одного в другой, там помешаю половником борщ, поправлю косынку на волосах, сдую с лба выбившуюся прядку, погрожу половой щеткой ребенку, прикрикну на кошку, вспомню, что забыла купить собачью пуходерку. Во втором до пяти утра занимаюсь сексом с фотошопом, набиваю в телефон кусочки драбблов, смотрю, как смущается Джампаоло Паццини, и как опускает ресницы на простые вопросы. Знаешь, дорогой дневник, вчера так накрыло желание затянуться, немедленно, прямо сейчас, а в одной руке сумка с ноутом, в другой цветы, на плече еще одна сумка, якобы дамская, в которой зубная щетка, презервативы, смена белья стандартный набор лягушки-путешественницы, и я ненавижу сидеть спиной по ходу движения, это примерно как когда кто-то идет от меня по правую руку, ну, не могу, и вот сидела я на переезде вся такая несчастная, в наушниках испанская девочка с обврожительными щипящими пела что-то про меня же, а я мечтала, как переступлю порог, брошу на пол все сумки, и не раздеваясь, не разматывая шарф, не снимая сапог, сяду прямо на пол в прихожке и поплачу. По любому незначительному поводу, да хоть даже и по этим сигаретам. А потом мы курили на лестнице, и я не сказала, что на самом деле хочу успокоиться и больше ничего не ждать, и не искать, и никуда не бежать, а просто варить свой борщ и вытирать слезы ребенку, запнувшемуся о кошку и разбившему лоб, и напрочь не помнить про ту дверь, деревянную, грубо покрашенную обычной темно-зеленой краской, притаившуюся где-то за углом моей чистой пластиковой кухоньки, про дверь между двумя мирами, дверь ко мне, такой тонкой, нежной и возвышенной, для которой важнее всего были оттенки рассвета в больших окнах, вот про ту дверь забыть напрочь, и не помнить, не помнить ни разу, вообще никогда.

Current:

10:03 

love me, love me not
Знаешь, дорогой дневник, он всегда был красивым, теперь же, мне показалось, стал еще красивее. Простой трикотажный джемпер в горизонтальную полоску, очки в тонкой оправе, тяжелый металлический браслет часов. Мы сидели друг напротив друга, он - со своей девушкой, я - со второй чашкой горячего чая, и очень старались сделать вид, будто только что познакомились. Он был чуть скован, осторожно шутил, успешно не пересекался со мной взглядом. Я грела руки о толстенькие стенки, заинтересованно кивала, отводила глаза и считала минуты. Не думаю, что кому-либо еще, кроме меня, был неудобно.

Когда-то мне казалось, что без него я умру. И дело не в пафосе или любви, а просто не хватит воздуха на очередной вдох. Меня это страшно пугало, и когда я выходила курить на улицу, я старалась вдыхать очень осторожно, маленькими глоточками, еще капельку, еще чуть чуть, чтобы не переборщить. Той осенью на балконе в курортном городке было выкурено и выпито столько, что научило меня - дышать нужно всегда полной грудью, бояться чего угодно, но не дышать. Иначе тебя банально погубит страх. А я не хотела бояться жить без него.

Вчера я не чувствовала ничего, кроме неудобства. За то, что я с гораздо большим удовольствием зашла бы к друзьям просто на чашечку того же самого чая, рассказала бы про то, что меня радует или пугает, и мне бы не пришлось чувствовать себя как на гребаном вечере встречи выпускников, где каждый помнит о себе и о других то, что вытаскивает из успешных и вполне довольных жизнью людей их застарелые школьные комплексы.

Да, я знаю, что совсем не центр вселенной, и собирались мы совсем по другому поводу, и это только мне казалось, что я помню, он помнит и все вокруг помнят о том, как мы целовались вот на этом самом диване, на котором, спустя несколько месяцев после той дикой отчаянной страсти был пролит целый эмалированный таз слез.

Он пил свое вино, вытягивая руку по бортику дивана как со мной, шутил смешными шутками как со мной, опускал глаза с пушистыми ресницами и чуть снисходительно делал все, что она говорила. Я застегивала сапоги в крохотной прихожей, завязывала шарф, прощалась, улыбаясь так, что сводило скулы, пальцами грела в кармане телефон, умоляя, чтобы он зазвонил не сейчас, а буквально через пару минут. Чтобы не упасть в своих глазах еще сильнее.

Внимательно глядя под ноги, чтобы не упасть, по дороге на остановку, я ловила ртом колкие снежинки и думала, что в той квартире, из которой я сейчас так позорно сбежала, выросли все. Кроме меня.

Дети понедельника

главная