• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:15 

love me, love me not
... На небе аншлаг,
На небе аншлаг,
А я не тороплюсь ...

Не удержалась, позвонила таки плакаться. Пожалуй, в этом конкретном случае у меня есть парочка достойных оправданий, но не больше. Он сказал, что не все такие, как я жду, я посмеялась над прописными истинами, а он повторил еще пару раз, будто бы проверяя, - правда ли я понимаю или бакарди все же плещется слишком сильно. Он прав, конечно, дорогой дневник, я хочу командной игры, я еще не дошла до той точки, когда отдаешь и тебе от этого хорошо, для меня пока еще слишком важна ответная реакция. Принадлежать через обладать, обладать через принадлежать, он говорил, что это утопия, я не соглашалась, и, кажется, даже как-то слишком громко хлюпала в трубку. Он молчал.

А сегодня у нас снег, большими хлопьями, как не было зимой, в динамиках НС, в телевизоре Лига Чемпионов. Сегодня я совсем домашняя, с припухшими веками от этих дурацких злых слез, и с какой-то дырой в области левого межреберья, с какой-то давящей пустотой. Я помню все, что сказала вчера. Никогда не буду бороться с чьим-то прошлым, актуальным или позабытым, вычеркнутым или культивируемым, какая к черту разница, мы изначально в разных весовых категориях. Я не борец, я не спартанец, у меня никогда ничего бы не получилось в большом спорте - хотя крутить волчки мне нравилось - потому что я не умею лбом вперед, любыми способами. Не умею не потому, что никто не научил, а потому, что вот так. Я есть, вот она, вся, целиком, как на ладошке, но это всего лишь я, а не кто-то там придуманный, не кто-то там....наверное, в свое время именно поэтому так все и вышло, как вышло.

*

Current: живи своей жизнью

17:03 

love me, love me not
А еще - ну, заставь же меня работать, дорогой дневник! - я скучаю по ГП. Перечитывала тут не так давно любимые зарисовки, залезла в свою недописанную подземку, написала письмо с отказом, и так стало грустно, так как-то....пустовато, что ли, не знаю. Мне жаль, что не складывается. Наверное, все же слова въедаются в подсознание, которое ставит блок. Вохзможно, когда-нибудь я допишу и пресловутую подземку, и сказки Сан-Себастьяна, а просто хочется легости желания писать о них, а ее нет, будто бы давит что-то, я не вижу их и не чувствую. Наверное, скучаю как раз по тому состоянию, с которым я писала НН, по картинке, которая снилась, я не знаю, куда это ушло. Думала, челлендж встряхнет. Нет. Жаль...

14:42 

love me, love me not
В принципе, мне практически без разницы какой рейтинг читать. Я скорее отдаю предпочтение тем, что не выше PG-13, потому что в графическом пвп напрочь отсутствуют те хитросплетения линий вероятностей, которые так цепляют меня в написанном. Тем не менее, это не значит, что если в шапке стоит что-то выше, я промотаю. Нет, я открою. Но. И это "но" самое тяжелое. НЦ должен быть красивым. Он должен быть таким, чтобы забывалось о том, что на экране - буквы. На экране должны быть чувства. Неважно, розовый флафф или BDSM или "а вот и утро, давай знакомиться", - это должно быть написано так, чтобы я увидела. Чтобы я почувствовала запах травы в саду, услышала потрескивание свечки у постели, как звенит воздух, рассекаемый хлыстом, как собирается вокруг тягучая, только что сваренная карамель страсти, как прерывается шепот и как мучительно сладко подбираются к подушечкам пальцев слова. Так мало кто может. Но еще меньше тех, кто парой фраз, одним удачно закрученным штрихом, одной изящной полоской краски, в нескольких абсолютно нерейтинговых словах, в нескольких абсолютно нерейтинговых описаниях, на счет один вызывает спазматический шок, когда лавина ассоциаций обрушивается на тебя с такой мощью, с такой ураганной силой, что, перечитывая потом, ты долго не можешь понять - почему. Наверное, это и есть талант.

11:26 

love me, love me not
По следам выходных.

Я могу очень долго думать о чем-то и на что-то решаться, но обязательно наступает момент, когда я говорю - все. И делаю. Этот момент, дорогой дневник, ни разу не шарман, потому что он наступает в самое неудобное для моей личной вселенной положение. Но - и это проверено - изменить я ничего не могу. Когда-то мы с Ж. придумали для таких моих моментов очень красивое название - точка невозврата. И долго радовались тому, как оригинально и свежо мы мыслим. Потом я много читала про эту саму пресловутую точку, но нигде, ни в одной книжке, ни в одном эссе, ни даже в самом зачуханном псевдолитературном произведении, никто, ни один человек, не смог ответить на простой вопрос - что делать с тем, что начинается после этой точки.

В августе две тысячи второго года моя подруга вышла замуж. Это был - и, впрочем, остается - брак по любви, большой, первой и на всю жизнь. Да-да, я в такое верю. Все было как нужно. Белое платье и букет невесты, подвязка жениха, выкуп, кольца на машине, неугомонный тамада, лошади в Пушкине, а через пять дней она пришла на работу зареванная по самое не могу. Мы к ней не приставали, а вечером, когда ехали домой, она сказала: "Знаешь, ведь мы испорчены сказками. Там всегда счастливый конец - они жили долго и счастливо после свадьбы и умерли в один день. А как жили - никто еще не написал". Я помню, что ответила ей очень в духе своего тогдашнего состояния, что-то вроде - ну, нет судьбы, ты же знаешь, бла-бла-бла, будет так, как напишешь ты. А потом, спустя несколько лет, когда мы заговорили с ней о мечтах, почему-то вспомнила, как мы ехали тогда в метро и я, с просветлением в глазах, уверяла ее, что все будет, а она не возражала, смотрела на меня с полуулыбкой, будто бы уже тогда знала, что меня впереди ждут одни вопросы.

Знаешь, дорогой дневник, может быть, именно поэтому я не люблю что-то решать. Может быть, именно поэтому откладываю все на самый крайний срок, который потом отодвигаю еще дальше. Потому, что когда я решу, обратной дороги уже не будет. Ворота за мной закроются. И дальше передо мной останется только целина, которую - как я когда-то хотела - пахать именно мне. И только от меня будет зависеть конечный результат.

А еще мне сегодня уступили место в маршрутке. Наверное, я совсем выросла)

14:35 

love me, love me not
А еще я до слез хочу в лето. Вот прямо сейчас, вместе с кашлем и насморком, вместе с черти-чем-и-с-боку-бантик, вместе с деловыми и не очень предложениями, по которым нужно давать ответ вчера, вместе со всеми сопутствующими заморочками и прочая прочая прочая. Просто тупо хочу в лето, где белые ночи, где сильный сильный дождь на пару минут, после которого ты мокрый насквозь и счастливый до одури, хочу Петергофские фонтаны, хочу после работы на набережную, хочу тормозить левой ручкой велосипеда и чудом не падать, хочу длинную белую юбку и шлепки без каблуков, хочу мечтать об отпуске и материть сквозь зубы достающих клиентов, хочу сидеть на гранитном причале Михайловского сада и курить, записывая в блокнот то, что приходит в голову, хочу над картой на коленках и отмечать красным маршрут, хочу распахнутых окон и запаха прогретого асфальта, хочу телефонных звонков и смеха в трубке, хочу острожности в словах, а потом плевать на эту осторожность и говорить как больше всего того перечисленного я хочу тебя, так сильно, что даже страшно, так неправильно, что тоже даже страшно, так единственно верно, что невозможно молчать об этом. Ну, прости, я ничего не могу поделать с этим желанием.

11:38 

love me, love me not
Я никогда не умела расставаться полюбовно. Наверное, как раз потому, что очень этого хотела. Хотела объяснить все так, чтобы этот кто-то понял - при расставании не бывает хорошо двоим, ну, не бывает в жизни сказок, кому-то одному всегда будет больнее и хуже, чем второму. Хотела, чтобы на меня не держали зла, чтобы не ненавидели и не желали отключения горячей воды в мороз. Вероятно, я слишком плохо старалась.

Потом я стала старше и не то, чтобы циничнее, а как-то...равнодушнее, что-ли. Но те, с кем я расставалась, все равно не понимали с первого раза. Моя мама когда-то любила говорить, что настоящий мужчина характерезуется тем, что если его гонят из дверей, он лезет в окно. Надо сказать, я до обморока боюсь таких мужчин, потому как если прогонять его еще и в окно, кто знает - что он придумает.

Знаешь, дорогой дневник, я даже не злюсь, я просто не вижу, где у меня на лбу вытатуировано "мать тереза". Я не хочу ни понимать ни сочувствовать в той ситуации, где нужно выбрать боль. Можно покидаться в меня за это камнями, но между свой болью и чужой я всегда выбираю чужую, а времена исключений давно прошли. Да, это так. Да, кто-то обещал другое?

Я не даю вторых шансов, это детство и максимализм, знаю, но у меня есть оправдание - первый шанс может тянуться до вечности почти что, для того, чтобы я сказала "все" - нужно очень постараться, но это действительно будет все. И вот при всем при этом, дорогой дневник, может быть, хоть ты объяснишь мне, почему твоя такая невъебенно умная Мэл постоянно, факингшит олвейз, оказывается такой непроходимой дурой? Почему?

00:21 

love me, love me not
Знаешь, дорогой дневник, люди странные. Им кажется, что от прошлого можно убежать и спрятаться. Или не прятаться, а выйти навстречу и гордо проигнорировать. Или же поздороваться. Не знаю, любой вариант. А я люблю свое прошлое. И никогда, ни при каких условиях не хочу его забывать. Я не сказала "хочу помнить", дорогой дневник, я сказала то, что сказала. Не хочу забывать. Это разное.

Я не хочу забывать ни одной маленькой детали, ни одной крошечной трещинки, ни одной морщинки, ни одной царапинки, ни одного тонкого шрама, ни едиой капли пролить не хочу, ни разу. Потому что это все - я. Это все, из чего я состою, все мои соскоки и выпрыги, все мои падения, все мои ступеньки, все мои удары и поглаживания. Я даже боль не хочу забывать, не для того, чтобы не чувствовать ее и говорить о своей неимоверной силе, а для того, чтобы знать, какая я была и какая стала.

Пожалуй, я - Плюшкин. Или же у меня просто очень хорошая память. Кстати, это не есть гуд, ибо бывают моменты, которые забыть просто удобно, я же, даже в случае достаточно сильного алкогольного опьянения, имею обыкновение помнить все, до последней детали. Он порой до сих пор дразнит меня: "женщина с прошлым". Сейчас это уже не так смешно, как было тогда, в очень нежные девятнадцать. Но когда мы едем кататься по ночному городу и в машине играет диск с музыкой наших первых дискотек, я точно знаю, ему очень нравится то, что я всегда все помню. Может быть, именно поэтому я до сих пор бесконтрольно шастаю по его ноуту, хотя на экране, в верхнем левом углу, давно уже нет моей фотографии.

14:25 

love me, love me not
С синими глазами и тросточкой ручной работы, пижон и матершинник, апрель боится меня. Боится моих длинных волос - говорит, тебе пора стричься, керида, меньше волос - больше глаз - и моих условно демократичных джинсов - говорит, тебе пора носить юбки, керида, больше ног - меньше заморочек. Боится моих ночных объятий с диванными подушками и моих же ночных отсутствий - читает лекции о сексе и о приемлимых позах, дарит книжки с красивыми картинками и дает ссылки на камасутру в сети. Пошлый эстет и циничный любитель длинноногих старшеклассниц, белых льняных рубашек и неразбавленного рома в перемешку с запахом вишневого табака, апрель боится меня. Боится того, что я говорю, пишу и думаю. Боится того, что я чувствую. Боится, что потеряет контроль. Как ни странно, мы с ним похожи. Нет, я не люблю короткие клетчатые юбочки старшеклассниц, я люблю вытащить на балкон кресло и, поджав под себя ноги, курить и разглядывать квадратик черного неба с одной звездочкой, которая всегда оказывается слева от фонаря магазина напротив. Наверное, этой похожести он тоже боится. Поэтому подкрадывается неожиданно и со спины. Не знает, глупый, что я не так давно купила переносное зеркальце карманного типа. И вижу, как он совсем не по-апрельски морщится, когда ему больно. Мы никогда не расстанемся - слишком уважаем друг друга за то, что бьем по слабым местам всего лишь в полсилы. Это - допустимый предел жалости.

00:51 

love me, love me not
Как-то так, дорогой дневник. Пожалуй, я определилась - восхищение. Чем больше узнаю, тем сильнее восхищаюсь. Что-то совсем необъяснимое. Теплое. Очень красивый мужчина. Очень неоднозначный. Такой ... такой сильный, черт побери. Он заставляет меня радоваться. Не чему-то и не за что-то, просто так. Я никогда раньше не прыгала посреди вагона метро на каблуках от смс-ки про забитый гол и не сжимала кулаки всю дорогу до занемевших пальцев. И люди улыбались, глядя на меня. Забавно. Да, именно - он заставляет меня радоваться. Просто одним своим существованием. Наверное, я должна была этому научиться, такой вот бессознательности чувства, не из-за чего-то и не с планами, а просто в сухом остатке. Два часа чистого счастья. Поздравляю, что ли)

Cuurent:

13:35 

love me, love me not
Получила задание на челлендж. С одиннадцати утра лежу в интересном положении под столом. Я жаловалась тебе на проблемы, дорогой дневник? Ха-ха, я шутила так неудачно. Кажется, то, что нужно на эту заморочную неделю, чтобы вообще ни о чем не думать. Узнаю, кто риквестил, не поленюсь, приеду ладошку трясти))

21:50 

love me, love me not
Твоя сладкая Мэл, дорогой дневник, горькая, как самый горький шоколад, пустая, как самый полый браслет, и очень-очень несчастная. Твоя сладкая Мэл, дорогой дневник, все это устраивает себе сама, своими наманикюренными пальчиками, своими рыжими растрепанными волосами, своими давно немодными джинсами на бедрах и высокими каблуками. Твоя сладкая Мэл, дорогой дневник, так кричит, что хочет жить спокойно, что лезет во все встречающиеся на ее пути ямы, трещины и даже царапинки. Твоя сладкая Мэл, дорогой дневник, такая, кажется, взрослая и самодостаточная, на самом деле такая дура, нет, даже не так, даже дурочка, на которую и злиться-то - грех, что взять с убогих, твоя сладкая Мэл совсем запуталась и совсем не знает - куда ей идти и где ее ждут. А знаешь, дорогой дневник, в чем самая большая подстава? В том, что этого никто не знает.

*

11:33 

love me, love me not
Как ты сказала? Переспать с проблемой и отпустить ее? Результат плачевен, такое ощущение, что проблема не пыталась всячески доставить мне удовольствие, постепенно испаряясь из моей головы, а, наоборот, подбирала позу, в которой на мне удобнее пахать. У меня болят даже ресницы, у меня болят даже кончики ногтей на мизинцах, у меня вообще все болит, я так разбита, будто бы не проспала двенадцать часов, а прозанималась их блядским фитнесом.

И знаешь что, у меня таки есть два вывода. Первый - я никогда больше не буду спать с проблемами, потому что это все фигня, что они потом уйдут, им понравится и они останустя, лучше я уж по-старому, спрячу голову в песок до поры до времени, а там план сам покажется.

И второй - я сформулировала то, что меня напрягает. И это так глупо, что я даже скажу. Страх за себя - это когда человек говорит тебе о любви, о том, что ты лучшая-самая-самая-бла-бла-бла, а ты не веришь, но не потому, что не веришь этому конкретному человеку, а потому, что в принципе не веришь в такие слова. Доктор, вот это уже не лечится.

Еще по одной?

19:47 

love me, love me not
С тобой легко. С тобой сложно. С тобой по-разному и иначе. Честно. С тобой хочется бродить по городу, едва-едва соприкасаясь локтями, или мизинцами, сидя на гранитном парапете на Стрелке, с тобой хочется шлепать босиком по лужам, смеяться, пытаясь отжать вымокшую насквозь майку и поглядывать осторожно из-под отросшей челки. Тебя хочется чувствовать за спиной, легким дыханием на шее, легкой тяжестью рук на плечах, легкими поцелуями в запутавшиеся от ветра волосы на затылке. Тебя хочется слушать, чтобы твой голос баюкал, чтобы рассказывал что-то, чтобы куда-то манил, чтобы резко поднимался вверх и так же резко опускался вниз, от крика до шепота, для меня. Хочется утыкаться губами в ямочку между ключицами и быть маленькой и капризной, или взрослой и самую капельку покровительственной, злиться, радоваться, плакать, смеяться, засыпать под твоими ладонями, просыпаться от твоих губ. Просто хочется чувствовать тебя рядом.

Я скажу правду - я боюсь этого желания.

21:46 

love me, love me not
В этот раз в Москве мне почему-то остро не хватало того осеннего одиночества, когда я отстукивала каблуками по Красной площади и мою растерянную улыбку фотографировали какие-то иностранцы. Когда какой-то малыш протянул мен букетик желтых листьев, когда можно было сидеть на скамейке и выдыхать дым, задумчиво глядя на экран телефона. И решать - да или нет, нет или да, да или нет, нет, нет...

Знаешь, дорогой дневник, иногда мне кажется, что мы с одиночеством идеально дополняем друг друга, ибо я часто устаю от людей. Даже нет, не так, устаю - понятно, у меня вся работа связана с бесконечным общением, летом это выматывает так, что после рабочего дня пьешь и пьешь воду, а сухость от того, как много говоришь, не проходит. А просто....устаю улыбаться, устаю быть веселой и жизнерадостной, просто устаю не молчать. Иногда хочется, правда, это ведь не значит, что мне плохо, или я обижена, или недовольна. Просто мне хочется помолчать. Так бывает.

*

16:11 

love me, love me not
Знаешь, дорогой дневник, в последнее время мне очень везет на людей. Бывает, везет в кавычках, бывает - без них. Но везет. Потому что люди, которых я последнее время встречаю, заставляют меня находить в себе понимание таких сторон жизни вообще и - что по эгоистическим соображениям важнее - моей в узкой частности, что порой становится не то, чтобы очень страшно, или странно, или неуютно....скорее - удивительно. Потому что они такие, такие небычные и непохожие, или похожие и обычные, но цепляют и тем и другим. Таких если любить, то безусловно и полностью, иначе не выйдет, не потому, что они привяжут, а потому, что захочешь привязаться сам. Я сопротивляюсь, я бегу от таких привязанностей, я не пускаю к себе, возможно, я делаю очень большую ошибку, стараясь не замечать и не анализировать отношение к себе, стараясь просто чувствовать - что порой бывает невозможно чисто физически, к примеру, из-за расстояния. Я ставлю себе какие-то рамки, я пытаюсь быть независимой в лучшем значении этого слова, когда принцип отношений строится на простоте и комфорте рядом друг с другом, но не выходит. Я говорю - все, забыла, и в этот момент звонит телефон, такими долгожданными, такими манящими переливами. Я говорю - все, забыла, и в этот момент читаю что-то о себе, написанное с такой нежностью, или с такой доброй подколкой, которые могут случаться в редких вариантах близости. Я говорю - все, забыла, и в этот момент слышу слова, интонации, оттенки молчания, которые говорят мне, что не забыла ни разу, никто не разрешит.

Когда-то один безумно важный мне человек сказал, что я вижу только свое смущение и только свой страх быть ближе к кому-то. Может быть, потому, что не понимаю - в других - как можно этого бояться. А, может быть, потому, что не осознаю, что бояться можно конкретно меня в этих узких аспектах. Это - моя последняя инстанция, что-ли, мой последний рубежик, граница для здравого смысла, который вытаскивает меня из ямки, в которую меня подталкивает лучшая подружка мнительность. Пожалуй, все дело в том, что я пока не поняла до конца, что если из четырех закрытых дверей есть хоть одна, где вам хотят открыть, то рано или поздно это произойдет. Так или иначе. Но лучше бы так.

13:33 

love me, love me not
Не знаю, как написать об этом состоянии, дорогой дневник, будто бы белка в колесе, делаешь-делаешь-делаешь что-то, а то, ради чего все это делаешь, утекает банальным песком сквозь банально сведенные пальцы. Он сказал вчера, что я не даю никаких шансов отыграться, ни одной лазейки на поворот, что я выбираю только одноколейки и если вычеркиваю номер из телефонной книжки, то это страшное слово, "вычеркиваю", использую в полном смысле его значения.

Я не люблю такие разговоры, когда факингшит он заставляет меня чувствовать себя маленькой-маленькой испуганной девочкой, у которой одно желание - спрятаться в него, забраться вглубь и не высовываться оттуда, когда он заставляет меня чувствовать себя глупенькой, но не в смысле дурой, что было бы гораздо лучше, дорогой дневник, о, Мерлин Великий, как я хочу хоть один раз, хоть один единственный раз услышать в его голосе снисхождение, может быть тогда я смогу оправдать все свои срывы, но нет же, глупенькой опять же в смысле маленькой, в смысле "малыш", в смысле "маленький мой", в смысле "так люблю когда ты делаешь так...".

После таких разговоров меня можно выжимать как половую тряпку, можно перекручивать в пальцах как шелковый шнурок, от презрения к себе, оттого, что я не умею контролировать свою радость в процессе и свою злость потом, когда нажму отбой. От страха, что все, что он говорил - правда, что я действительно такая, оттого, что я не понимаю его отношения, столько времени прошло, черт возьми, а я до сих пор не понимаю, не улавливаю его оттенков, не улавливаю ту точку, с которой могу сказать что-то и все пойдет иначе. Он выматывает меня, нельзя так открываться в разговорах, на, бери, как ты хочешь, нельзя так играть откровенностью, нельзя так играть обнаженкой, и от этого кажется, что я на привязи, на цепочке из тоненьких звеньев "я ничего не обещаю", как в колодец шептать и кричать о себе все, что захочешь.

Фак...

13:02 

love me, love me not
Как говорил Зеленый в "Тайне третьей планеты" - что у нас плохого? У нас плохого - накрашенные по репликам из утреннего сонного царства глаза, которые сопротивляются и слезятся; торт, подаренный администрацией, большой и с клубникой, далее нецензурно; полный рабочий деньи полное непонимание очевидной вещи.

Как говорила Мэл из-под дивана в знойной позе Золушки - что у нас хорошего? У нас хорошего - тишина и относительный покой, новый номер горячей линии, два разбора на семь листов, пока неограниченный инет и флэшка.

С праздником весны тебя, что ли, дорогой дневник, с проигрышем Реала, с купленными билетами, со мной, в конце концов. Не знаю, какие у тебя проблемы, но в одном ты можешь быть уверен - я тебя как минимум послушаю.


15:29 

love me, love me not
Новости бегущей строкой, дорогой дневник. Я не болею, мне включили телефон, мне даже должны вот-вот дать аванс, у меня просто....знаешь это ощущение - "после бала"? Вот у меня так. Будто бы утро первого января, с неубранными тарелками и полупустыми бокалами на столе. Будто бы утро выпускного бала, на ступеньках ночного клуба со скинутыми за задники туфлями и порванной оборкой темно-синего платья с открытой сильно по-взрослому спиной. Будто бы утро после вечеринки, когда уже нет музыки и бакарди не плещется внутри, придавая смелость, и ты стараешься как можно незаметнее выскользунть из постели, чтобы не встретиться взглядом. Все хорошо, дорогой дневник, весна наступает, в воздухе пахнет этой свежестью и сухим асфальтом, в воздухе пахнет моими весенними духами и стучат каблуки туфель и полы легкого распахнутого плаща стелятся по ветру следом. Просто.....ну, вот как-то так. После бала. Не объясню иначе.

Проводят уроки воспитания, этикета или хорошего тона, перечитываю шестого Гарри Поттера и думаю о том, что билеты, пожалуй, придется покупать прямо в аэропорту, во избежание всяких неприятностей, мужественно отказываюсь от Трюфеля в кофехаусе и скучаю. Знаешь, смешно, дорогой дневник. Ну, правда. Я ни во что не хочу играть, я хочу просто быть, легкости и милых заморочек, которые решаются двумя коротенькими словами. Я не хочу соревноваться, у кого сильнее болит, я не хочу бежать к финишу, срезая через поле, чтобы опередить соперников. Я даже на то, чтобы быть единственной, не претендую. Я просто хочу знать, что есть. И все. Мне кажется, это не так и много.

А, вот еще что. Каким же чудовищно жутким бывает сделанный выбор. Особенно со стороны.

00:39 

love me, love me not
Следующая серия у нас с тобой последняя. Называется: "Лето кончилось".

15:05 

love me, love me not
У меня, дорогой дневник, запущенная стадия неизлечимой болезни. У меня аллергия на ложь. У меня аллергия на людей, которые лгут. И у меня просто физическая непереносимость лжи, направленной на меня. Будь то ложь именно мне, как по факту, или будь то ложь человека, который... Который.

Я ископаемое, наверное. Я не понимаю, правда, я не понимаю, как можно сейчас говорить одно, через час совершенно другое, а думать при всем при этом что-то абсолютно третье. И это ведь не в интересах государства, не во спасение, не ради Великой Цели, а так, походя, в быту, в обычном общении.

Дайрики, дорогой дневник /ха-ха/ - одна большая спальня. Все трахаются направо и налево, фигурально выражаясь, или, на крайний случай, свечку держат. Куда не обернись, везде наткнешься на спину, знакомую как минимум процентов на тридцать. Это нормально – как ни крути, закрытый ресурс. Без претензий. Но как можно лгать здесь, когда любое твое слово, с вероятностью попадания девяносто пять процентов, дойдет до того, от кого больше всего оно скрывается. Причем этот адресат будет одним из первых.

Может, я слишком дура, дорогой дневник, но я никогда не считала нужным делить свое мнение. Для икса одно, для игрека второе, а для милашки зет достану вон с той полки третье, все равно пылится пока без надобности. Чтобы не сказать банальности /ах, интернет-общение – зло, ах, там одни маньяки и извращенцы, на самый удачный вариант – психологи, пишущие диссер/, да, Кепочек хватает, но что удивляет до круглых глаз, Кепочки не лгут. Они просто препарируют, им однофигственного – кого, диагноз для всех один.

А лгут милые и добрые, забавные и смешные, те, с кем твоя знакомая Маша-Маша пила вчера кофе на Маяковке, и те, с кем предыдущие ездили в отпуск и под расслабленное палящее солнце обсуждали эту самую Машу-Машу. Лгут друг другу, лгут Маше-Маше, лгут тем, с кем знакомы, лгут знакомым знакомых, лгут знакомым знакомых знакомых. Тотальный пиздец просто какой-то, может, мафия, а, дорогой дневник? Смешно до слез.

Нет, не сказать, что я разочарована. Я, скорее, ошарашена. В ахуе, пожалуй, будет самым точным модным описанием моего состояния. Тут спросили – что я больше всего ценю в людях. Одним из ответов было: «честность». Я последняя девственница планеты, дорогой дневник? Так меня надо в музее за деньги показывать, я бы даже, наверное, от зарплаты отказалась, занялась бы благотворительностью.

Там же спросили – можно ли простить ВСЕ. Да, можно, искренне так считаю. При простом условии: захотеть простить. Так вот, я никогда не захочу простить ложь. Меня выворачивает от нее наизнанку, а я не люблю боль, я нежный цветочек с хрупкой и ранимой психикой /ого-го!/, я не буду ничего слушать, ложь не оправдывается. Ничем.

Я тут еще долго могу гнать и разглагольствовать, дорогой дневник, это все, конечно же, без особенной надобности, но я действительно не понимаю этого кайфа – лгать себе, лгать, по цепочке, другому, третьему, пятому, а не проще ли сразу сказать одно коротенькое «нет» и решить хотя бы треть проблем.

*

Дети понедельника

главная