13:55 

Фикосклад

Ладья Его Величества
Когда-то обещала я собрать все свои фики по КНК (ОЭ) в одно место.

Итак, торжественно перерезаю ленточку.

Дабы не захламлять пост, вся красота пойдет в комменты.



@темы: Фанфики, КНК

URL
Комментарии
2007-05-11 в 13:57 

Ладья Его Величества
Если бы наоборот.
И проблемы те же, только подход разный...

Рокэ Алва возвращается домой под утро. В кабинете он натыкается на Дика, наигрывающего на гитаре:

А ну-ка, парень, подними повыше ворот,
Подними повыше ворот и держись.
Черный ворон, черный ворон, черный ворон
Переехал мою маленькую жизнь.


Дик перестает петь и презрительно смотрит на Рокэ Алву:
- Ну и где мы шлялись. Уже даже Закатные твари дома дрыхнут, а мы где-то пропадаем. Небось, по бабам?
Рокэ смущенно кивает.
- Небось, у Катарины был?
Рокэ кивает опять. Дик радостно:
- А вот и нет, я к Катарине заходил, но тебя там не видел.
Рокэ сильно смущается и даже слегка краснеет.
- Вот... Давно не Юноша, а ведет себя как... Честно скажи - играл?
Рокэ Алва раздумывает некоторое время, но затем кивает утвердительно.
- Небось, проиграл.
Рокэ:
- Нет. Наоборот.
- Хорошо. Значит, фамильных колец выкупать не придется... У Дорака был?
Рокэ молчит.
- Вижу, что был. Небось, рассказывал тебе о Великом Талиге, который только ты можешь спасти. - Задумчиво в сторону. - Небось, и меня убить предлагал...
Рокэ внимательно рассматривает носки сапог.
- Ладно, иди уж. Завтра поговорим...

URL
2007-05-11 в 13:57 

Ладья Его Величества
Разговор, произошедший между Рокэ Алвой и Котом в Нохе.

- Здравствуйте, Ваше Кошачье Величество, - мужчина нагнулся и потрепал животное по загривку. Кот, как ни странно, не только стерпел подобную фамильярность от абсолютно незнакомого человека, но и чуть слышно, как бы забывшись, мурлыкнул, одобряя нежданную ласку.
- Вижу, Вы не торОпитесь откланяться. Очень приятно, ведь и я никуда не спешу. Точнее, это меня ждут... и пусть ждут: терпение – самая капризная из добродетелей, ее следует укреплять постоянными тренировками… Так вот о чем я?.. Живешь себе среди людей, живешь… А откровенно поговорить не с кем. Одни тебя просто не поймут и сочтут все сказанное новой прихотью, другие – рассмеются в лицо, третьи… Вот третьи хуже всех, они выслушают с сочувствующим видом, а потом, при случае, без зазрения совести используют против тебя.
Неприятное животное – человек. Насколько благороднее в этом отношении коты: они никогда не станут унижаться за подачку, если они верны, то они верны по определению, а не на какой-то срок, пока выгодно… Может, именно за это их так не любят люди, ведь в котах сочетаются недоступные их разумению добродетели. Что Вы думаете?
Кот был полностью согласен, и даже подставил свое неожиданно оказавшееся снежно-белым пузико под ласковые пальцы.
- Вот и я о том же. Кормишь его, поишь, из луж вытаскиваешь, а он потом тебя… В людях редко ошибаешься в лучшую сторону… - ласкающая рука неожиданно замерла. Кот приоткрыл один глаз и вопросительно мяукнул. Мужчина небрежно тряхнул головой:
- Что это я все о грустном да о грустном… Не желаете ли пройтись со мной? Тут совсем недалеко… Вас ожидает интересное зрелище.
Кот легко поднялся и последовал за мужчиной в указанном направлении.


Мысли Кота, или О чем думал Кот, когда с ним разговаривал Рокэ.
*Лучше читать параллельно с разговором.

Этот день изначально обещал быть удачным. Операция по изгнанию со своей территории всяческих пришлых захватчиков закончилась потрясающим успехом. Даже в драку ввязываться не пришлось – этот трус, едва завидев меня, со всех лап бросился прочь.
Мрр! Жизнь прекрасна! Спеть что ли?
У меня есть четыре ноги-уу,
А сзади – прекрасный, длинный, пушистый, роскошный хвост! Вот!
Но трогать меня не моги, не моги-уу,
А то так получишь, что мало не покажется-яяу!
Так, а эт-то кто еще? Не, чего только ни бродит с утра в наших катакомбах… Заметили… Хам? Нет. Еще один фанат felis domesticus. Надо делать ноги… Нет, поздно.
Здра-а-аствуй, милый-разлюбезный! Да-а-авненько, то есть, никогда, не виделись!
Все, сейчас лапать начнут и опять без спросу… Ну хоть бы раз спросили: так, мол, и так, любезный друг Кот, можно я Вам шейку почешу. Нет, не дождешься. Невежественные создания, эти двуногие. Грубые и невоспитанные... К ним подойдешь, ла-а-асково так потрешься щечкой о торчащую угловатую конечность, затянешь так нежненько: мрр-р… А они: «Пошел прочь, поганец!» и еще пнут вдогонку. Ха-амы…
Э, да меня уже во всю гладят!
Эй, двуногий, ты хоть лапы мыл? Теперь придется. – Непритязательный кошачий юмор.
Давай, нежнее чеши, не пол в таверне моешь. Да, и за ушком не забудь. Очень я люблю-юуу, когда, мрр, за ушком чешу-ут. И шейку-уу…Мрр…
Ладно, гулять, так гулять – давай, и пузо чеши, р-раз у тебя так хор-рошо выходит, мрр.
Стра-анный какой-то двуногий, спра-ашивает чего-то…
Да, да, конечно, всенепреме-мяяяуно, вер-рно, только чеши – все подтвер-ржу.
«Мяу!» - это я так соглашаюсь.
Эй, чего случилось? Почему хорошее закончилось, а? Ты, это, не про жизнь думай, а пузо чеши. В жизни-то, кто знает, как оно сложится… Так что не отвлекайся на пустяки, вызвался гладить кота – гладь! Неизвестно, когда в следующий раз гладить придется…
О, меня куда-то зазывают. Интересно-интересно… Может, покормят или еще чего.
Иду-иду!


URL
2007-05-11 в 13:58 

Ладья Его Величества
Ночь

Ночь ворвалась в город и властно заключила его в свои объятья. Кабитэла… Оллария… Какая разница… Названия не имеют смысла… Есть только Ночь и Город, Город и Ночь.
Ночь расправила свои черные крылья и пронеслась по улицам.
А вслед за ночью пришел Ветер. Он легко пробежался по сонным улицам и замер, натолкнувшись на громаду дворца.
Одно из окон было распахнуто настежь, как бы приглашая войти, и мгновение спустя Ветер уже небрежно перебирал разбросанные на столе бумаги. Отблески пламени метались по комнате, придавая лицу сидящего прямо на полу мужчины сходство с демонами из древних легенд. Длинные пальцы, которые ласково, с какой-то грубоватой нежностью поглаживали полированное дерево, неожиданно резко рванули струны, и вспугнутыми чайками заметались по комнате странные, чуждые уху истинного талигойца аккорды, зазвучал, надрывая душу и складываясь в понятные слова, страстный напев.
Пряный вкус горячего ветра диких степей, напоенного горьким ароматом цветущих трав, ощущался на губах, завораживая своей близостью и в то же время какой-то чужеродностью. Так одновременно притягивают и отталкивают современного человека произведения искусства прошлых эпох. Времен, когда по миру ходили Боги и никто еще не называл их демонами.

Там где чайки парят
Над вершинами мачт,
Где недели подряд
Ветер сух и горяч.


Ленивый ветер Олларии задержался в комнате, пристально вслушиваясь в звучание незнакомых слов, ласково взъерошил волосы сидящему у ног музыканта юноше, несмело прикоснулся к струнам и испуганно дернулся в сторону.

Где ночами зарницы
Слепят небеса,
А над морем, как птицы,
Летят паруса.


Песня оборвалась также неожиданно, как и была начата. Мужчина, не отпуская гитару, притянул к себе бутылку, наполнил кубки себе и растерянному юноше, выпил залпом и какое-то время молча смотрел на огонь.
Что он там видел? Другие страны? Бескрайнее море? Или безбрежную степь? Может быть… Ветер не знал наверняка…
Неожиданно мечтательное выражение его лица сменилось на горьковато-ироничное, мужчина снова тронул струны и полилась новая, терпкая на вкус, мелодия:

Что стоит жизнь, если честь под запретом…
Ветер…


Услышав призыв, Ветер судорожно заметался по комнате, задувая одинокие свечи и сбрасывая со стола бумаги. Он не знал смерти, он был вечен, но почему-то сейчас ему почудилось прикосновение ее ледяных пальцев…
Прочь, прочь из этого дома, от этого мужчины, от его странных волнующих песен, от его неправдоподобно синих глаз, от горьковатой полуусмешки, кривившей красивые губы, от разбросанных на ковре пустых бутылок, от юноши с профилем предателя у его ног… Прочь! Туда, где не чувствуется этой мрачной обреченности и роковой недосказанности…
Ветер вырвался на улицу и срывая листья проскользнул между кустов сирени, а вслед ему неслось:

Лишь победитель Фортуне угоден…
Ветер…
Право на промах, сомнение – Отнято…
Ветер…
Кто вам сказал – Черный Ворон свободен?..
Ветер…
Ворон свободен в полете, не От него…
Ветер…


Если бы Ветру хватило мужества остаться, он бы увидел, как мужчина снова прижал гитару к себе, невидящим взглядом уставившись куда-то вдаль, к видимым только ему одному горизонтам.

Ветер…

Сидящий рядом юноша неловко шевельнулся и тем самым привлек к себе внимание мужчины. Еще секунда и мечтательная грусть больше не отражалась в его ярко-синих как весеннее небо глазах. Он засмеялся и рванул гитарные струны.
В песне слышался дружный хор завсегдатаев таверны, подпевающих хором любимую песню и дробный перестук каблуков, мелькали ярко-красные юбки красотки и реками лилось вино…

Ночью в таверне вино и гитары.
Эй, красотка, танцуй!
Что хочешь – песню иль сердце в подарок?
За один поцелуй!


Но всего этого Ветер уже не услышал...

URL
2007-05-11 в 13:59 

Ладья Его Величества
Странные сны Рокэ Алвы.
Фантасмагория с элементами фарса.


В это утро Рокэ Алва проснулся вовремя. Он всегда просыпался вовремя, потому что это самое «время» начиналось в момент его пробуждения.
Первой мыслью Рокэ Алвы было: «Где я?». Мыслей содержания «Кто я?» не возникало – Алва всегда помнил, как именно его зовут. Ну, на то он и Ворон…
Чтобы хоть как-то разведать обстановку, Рокэ Алва попытался разлепить сначала левый глаз – не получилось, затем – правый. Правый глаз открылся практически полностью, позволив Алве разглядеть носки своих сапог.
«Раз я в сапогах, значит, на мне еще и штаны, иначе зачем мне снимать сапоги, чтобы снять штаны, а затем надевать сапоги обратно… Итак, я сплю одетым, следовательно, я у себя дома…»
Придя мысленно к этому выводу, Рокэ Алва успокоился.
Неожиданно прямо из стены вышел громадный серый кот, на задних лапах неспешно прогулялся до противоположной стены, шутливо погрозил Алве маринованным грибом, надетым на вилку и исчез… В памяти Рокэ Алвы всплыло странное слово «варьете», наверное, какое-то неприличное бакранское ругательство, а, может, и не бакранское… И вообще, крупные, однако, кошки у Леворукого. Коты тоже…
Первый Маршал Талига закрыл правый глаз, чтобы галлюцинации не нарушали стройный логический ряд его мыслей.
«Итак, я у себя дома… На чем же я лежу?»
Под головой Рокэ Алвы покоилось нечто, своей костлявостью и угловатостью до жути похожее на колени Катарины Ариго. Алва провел рукой по непонятному предмету и обнаружил… струны. Так как на Катарине Ариго струн не наблюдалось, это он знал точно, Рокэ Алва решил, что под головой у него лежит его собственная гитара…
«Так, ситуация проясняется… Остается ответить на один, наверное, самый главный вопрос» А что, собственно, было вчера?»
Рокэ Алва попытался сосредоточиться, но что-то ему упорно мешало.
Цокот копыт.
Создавалось впечатление, что под окном вразвалочку ковылял подкованный ызарг. Память снова услужливо подсказала: «Контагио». И Рокэ Алве почему-то представился розовый, умытый Ричард Окделл, как никогда похожий на довольного порося, на плече которого сидел такой же довольный и сытый ызарг, с какой-то целью причесанный на пробор…
Странная и явно нездоровая ассоциация помогла Алве прийти в себя.
Он медленно сполз с дивана, с трудом принял вертикальное положение, повиснув на бархатной портьере. Ткань обиженно затрещала, но выдержала.
«Надо выглянуть в форточку… Стоп. «Форточка» - это бакранское название окна или кагетское?..»
Рокэ Алва, не выпуская из рук портьеру, выглянул в окно.
На абсолютно пустой площади перед дворцом, залитой каким-то мертвенным зеленым светом, верхом на пегом коротконогом ишаке наворачивал круги толстый мужчина в полностью прикрывающей лицо широкополой шляпе. За его спиной сидела женщина (наверное, Алва не был в этом уверен) в кружевной ночной рубашке и завязывала узлы на ветке акации.
Рокэ Алва резко отшатнулся от окна и запутался в портьере. Ему вспомнились рассказы об умершем капитане Арнольде Арамоне, разъезжающем в компании своей дочери на прОклятой пегой кобыле… На кобыле!..
Алва аккуратно отодвинул портьеру и заглянул в щель…
Нет, точно… На ишаке… Несчастная скотина никоим образом не походила на лошадь, даже на пегую…
Рокэ Алва облегченно вздохнул, но тут мужчина поднял голову и уставился прямо на него. Первый Маршал с удивлением рассматривал такое знакомое чуть отдуловатое лицо Августа Штанцлера. А за спиной у него сидела Катарина Ариго…
Рокэ Алва грязно выругался и поискал взглядом, чем бы кинуть в эту сладкую парочку. Под рукой оказались гитара, кубок и пустые бутылки. За всем остальным надо было идти… Впрочем, были еще и сапоги… Но кидать в даму сапогом… Хотя можно ли считать Катарину дамой? Скорее уж Штанцлера…
Алва еще немного подумал и, наконец, решился. Он снял с ноги сапог, распахнул окно пошире и со всего размаху запустил сапогом в Августа Штанцлера… И Рокэ Алва впервые за всю свою сознательную жизнь промазал. Неизвестно, что стало причиной этого конфуза, вчерашние ли обильные возлияния или отсутствие баланса у сапога, но метательное орудие попало точнехонько по носу несчастному ишаку.
Животное тонко заверещало голосом Ричарда Окделла и неожиданно заявило, что если Эр хочет, чтобы ему почистили сапоги, то вовсе необязательно кидать этими сапогами в своего оруженосца, достаточно только попросить, и он почистит…
Это нытье окончательно разбудило Рокэ Алву. Он открыл глаза (на это раз оба глаза открылись почти одновременно). Никаких штанцлеров, катарин и ишаков в окрестностях не наблюдалось. Над ним стоял розовый, умытый Ричард Окделл, как никогда похожий на довольного порося, а на плече у него сидел такой же довольный и сытый ызарг, почему-то причесанный на пробор…
Рокэ Алва с мучительным стоном уронил голову обратно на гитару…

URL
2007-05-11 в 13:59 

Ладья Его Величества
***

Рокэ Алва взял со стола свежий номер «Талигских новостей», и его внимание сразу же привлек красочный заголовок: «Кто кого? «Навозники» или Повелитель Скал», под которым мелким текстом было дописано: «Ставки принимаются из расчета один к семи». Рокэ развернул газету и с удивлением прочитал: «Сегодня в шесть часов утра в Нохском аббатстве состоится дуэль между Ричардом Окделлом и Эстебаном Колиньяром с группой поддержки в количестве шести лиц…»
Рокэ Алва бросил взгляд на свои наручные песочные часы. Они показывали без двух минут шесть. Рокэ безнадежно опаздывал… Если бы ехал на лошади. Но у Ворона свои пути: Алва закрыл глаза и вошел в астрал, используя кодовое слово «абвении». Астрал безошибочно показал ему место расположения ближайшего портала на Ноху. Портал, как ни странно, находился где обычно, то есть в любимом стенном шкафу Первого Маршала. Через двадцать семь секунд Алва был в Нохе.
Там его встретил грязно-белый кот разбойничьего вида. Зверь пристально посмотрел на Рокэ и призывно мяукнул. Маршал недоуменно моргнул. Кот смерил его презрительным взглядом и мотнул головой в сторону, мол, пошли… Там настойка валерианового корня на спирту, беседы по душам и прочее…
Рокэ Алва наконец-то понял, что от него требуется коту и почему-то обиделся:
- Что я, Одинокий что ли, с кошками пить… С котами, - поправился он.
Но кот не сдавался – он терся об ноги, всячески требовал внимания и призывно помявкивал. Рокэ не хотел обманывать наивное животное, но пришлось:
- Вон, Одинокий чешет, - сказал он, показывая рукой направо и используя замешательство кота, чтобы быстро слинять в противоположном направлении…
Наручные песочные часы показывали пять минут седьмого, когда Рокэ вышел на пустынную площадь… Никого… Ни обиженно-детского голоса Дика, ни перезвона оружия… Ничего…
- Неужели все так быстро закончилось… - Рокэ Алва начал пристально осматривать плиты в поисках кровавых пятен, трупа Дика и других следов дуэли… Но тут его внимание привлек радостный искренний смех. Алва завернул за угол и увидел... спину Ричарда Окделла, который воодушевленно размахивая руками рассказывал Эстебану и сотоварищи:
- Ну, выходит он на меня. Клыки – во! Зверь зверем. Ну, я то что, я кинжал – и вперед… Прямо в сердце ему… Две недели мясо ели всем Замком, а голову я у себя в комнате повесил… Клыки, ну, во! – Дик широко развел руки в сторону.
- Врешь ты все, - насмешливо сказал Колиньяр, презрительно сплюнув сквозь зубы. – Таких кабанов не бывает… Вот я… Я однажды такого сома поймал, один хвост – во! А я его голыми руками… - Эстебан осекся, заметив Ворона. Ричард, быстро обернулся, проследив взгляд Колиньяра:
- Эр Рокэ, а вы что здесь делаете?..
- А как же дуэль с Колиньяром… один против семерых… и все такое… - недоумевал Рокэ.
- Ну, эр Рокэ, разве можно газетам верить… Мы вот с Эстебаном тоже прочитали и решили, а ну их… А если там напишут, что я собираюсь Вас отравить, Вы тоже поверите…
Но Рокэ уже не слушал оправданий Окделла: у него появилось странное желание выпить с котом на брудершафт грамм сто валерьянки. Тем более что вышеозначенный кот снова выглядывал из-за угла и приглашающе подмигивал...

URL
2007-05-11 в 14:00 

Ладья Его Величества
Кэртиана ТВ
Кулинарная передача
ИноСтранная кухня


В студии идут последние приготовления. Режиссер возится с камерами, а ведущий – очень красивый синеглазый мужчина кэналлийского типа беседует с прямо таки излучающим напускное добродушие толстячком.
- Эр Энрике, вы мне кого-то очень сильно напоминаете, вот только кого…
- Кого-то одного? – Ведущий вопросительно приподнял бровь. – Или двоих сразу?
Гость замялся. Неловкую паузу прервал голос режиссера: «Начали!»
Ведущий соблазнительно улыбнулся в камеру:
- В стране уже наступило утро, которое можно было бы назвать добрым, если бы не гость нашей программы. Итак, сегодня у нас в гостях знаменитый Август Штанцлер собственной персоной.
Жидкие аплодисменты. Камера крупным планом показывает гостя. Штанцлер раскланивается, мило краснея.
Ведущий:
- Он расскажет нам, как правильно приготовить запеченного поросенка по-дриксенски с сюрпризом. Прошу вас, эр Август.
Штанцлер откашливается и начинает:
- Самое сложное в приготовлении блюда – правильно выбрать поросенка. От этого выбора зависит успех вашего кулинарного шедевра. Я рекомендую использовать только надорскую свинину.
Ведущий:
- Но Надор – бедная провинция, там даже свиньи не крупнее кошек. Чем объясняется ваш странный выбор?
Штанцлер:
- Видите ли, Окделлы до неприличия туп... верны традициям. Благодаря этой специфической особенности именно в Надоре сохранилась порода свиней, ставшая редкостью еще при Эрнани Святом. Говорят, - Штанцлер понижает голос до мистического шепота. – Что эти свиньи были спутниками самих Абвениев! – Он обводит глазами студию, наслаждаясь реакцией. Режиссер начинает о чем-то громко спорить с помощником:

- Зверь Раканов? Да не может быть!
- Почему? Теория стройна и логична.
- То есть, ты хочешь сказать, что ужасным Зверем Раканов была обычная свинья?!
- Почему бы и нет, - флегматичное пожимание плечами. – Смотря чем кормить и сколько…
Спорщики замечают, что стали центром всеобщего внимания, и замолкают.

Ведущий:
- Вы так хорошо разбираетесь в породах свиней. Вы этому долго учились?
Штанцлер надувается от гордости:
- Да, целых четыре года на специальных курсах. У меня даже есть похвальная грамота, написанная собственноручно кесаре…
Ведущий:
- Как интересно. Простите, кем собственноручно?
Штанцлер делает наивные глаза:
- Мы отклонились от темы. Итак, надорские свиньи отличаются благородным происхождением и специфическим вкусом мяса. Как только поросенок может обойтись без матери-свиньи, мы его забираем и перевозим в столицу.
Ведущий:
- Простите, зачем в столицу?
Штанцлер:
- Если мы хотим откормить свинью, ее надо кормить. В Надоре это практически невозможно, а в столице всегда найдется кто-нибудь, кто, обманувшись милым выражением на мордочке, захочет взять свинью в дом и откормить.
В качестве рекомендации предлагаю периодически давать поросенку хорошего вина – это положительным образом скажется на вкусе мяса.
Ведущий:
- Итак, поросенок откормлен. Что дальше?
Штанцлер:
- Дальше – самое простое. Нафаршировать поросенка лапшей. Многие фаршируют поросенка гречневой кашей, но я предпочитаю лапшу. Мне при ммм… определенных обстоятельствах достался рецепт лапши за авторством самой Беатрисы Борраски. Изготовленная по этому рецепту лапша отличается своей прочностью и длиной, а также – нежным вкусом. Поэтому ее с удовольствием едят и старые мужья, и юные ослы…
Ведущий:
- Не отвлекайтесь.
Штанцлер:
- Да-да. Так вот, фаршируем поросенка лапшей, добавив для пикантности пару яблок. Теперь самое сложное – сюрприз. В качестве сюрприза рекомендую добавить стрихнин по вкусу. Незабываемые ощущения! Если вы хотите разыграть друга – чуть-чуть, на кончике ножа, если врага – кладите больше. Как недавно убедился я сам – стрихнина мало не бывает, - подозрительно косится на ведущего. Ведущий невозмутим. – Все. Зашиваем брюшко, и поросенка можно ставить в духовку.
Ведущий:
- А пока наш поросенок запекается, я хочу поблагодарить спонсора нашей передачи –винный завод «Лоза Кэналлоа»! – Поднимает бокал. – Выпейте со мной, эр Август. Вина Штанцлеру!
Приносят вина. Штанцлер окунает в бокал нос, кисло улыбаясь в камеру.
- А почему вы не пьете?
Штанцлер медленно поднимает глаза на ведущего:
- Я… кажется… догадался,.. кого… вы… мне… напоминаете…
Ведущий неожиданно левой рукой извлекает из ниоткуда пистолет и целится, прищурив глаз, в Штанцлера.
- А так еще больше похож? Пейте!
Штанцлер вздрагивает и роняет бокал. Ведущий спокойно убирает пистолет.
- Хорошо. Вы просто возьмете бокал и скажете в камеру, что «Лоза Кэналлоа» - самое вкусное вино, которое вам доводилось пить. Договорились?
Штанцлер быстро кивает.
- Поехали! Итак… - ведущий выжидательно смотрит на Штанцлера, делая какие-то странные движения левой рукой. Штанцлер бледнеет и, салютуя бокалом в камеру, мямлит, что «Лоза Кэналлоа» - самое вкусная лоза, которую ему доводилось грызть.
В кадре появляется дымящийся поросенок. Ведущий.
- А теперь мы будем пробовать приготовленное блюдо. Эр Август, прошу вас…
Штанцлер:
- Спасибо за предоставленную честь. Но я, к моему глубочайшему сожалению, не ем то, что готовлю. Может быть, вы сами?
Ведущий:
- Благодарю. Только у меня страшная аллергия на стрихнин. Знаете ли, я весь чешусь, и поэтому просто не контролирую себя. Могу пристрелить, ненароком. Но если вы настаиваете…
Штанцлер, Режиссер и все остальные хором:
- Не надо.
Ведущий:
- Хорошо, уговорили… Итак, у нас сегодня в гостях был Август Штанцлер, который научил нас готовить поросенка, фаршированного лапшей по-дриксенски с сюрпризом. -
Камера показывает довольного Штанцлера.
- А пока вы списываете с телеэкрана рецепт, я вам расскажу, что в следующий раз к нам в гости придет Катарина Ариго и научит нас готовить салат из морепродуктов с добавлением бекона. Приятного аппетита! И пейте вино «Лоза Кэналлоа».
Камера выключена. Режиссер:
- Эр Энрике, вы уверены, что Катарина Ариго будет пить «Лозу Кэналлоа»? Не хотелось бы потерять такого выгодного спонсора.
Ведущий:
- Будет-будет. Когда угощаю я – никто не отказывается.

URL
2007-05-11 в 14:01 

Ладья Его Величества
Кэртиана ТВ
По домам


Ведущий:
- Итак, сегодня нас пригласил в гости новый Правитель Талиг… ойи - Альдо Ракан.
Камера крупным планом показывает улыбающегося Альдо, делающего приглашающие жесты:
- Прошу, заходите.
Ведущий и оператор следуют за Альдо.
- Вот здесь у меня кабинет, - пропускает ведущего, - где я денно и нощно думаю о судьбах Отечества…
Камера крупным планом выхватывает абсолютно пустой стол.
Ведущий:
- Но почему на столе нет даже чернильницы?
Альдо (обиженно):
- Так я же ДУМАЮ – это не каждому под силу. А писать все умеют. Вот он хотя бы. – Обнимает за плечи вошедшего розовощекого юношу. Юноша теряется и начинает пристально изучать ковер. – Скажи-ка, Дикон, ты умеешь писать?
Дикон:
- Кто? Я? Да. Я еще читать умею. На талиг, на кэналлийском немного. Меня мой бывший эр учил… Но так как он – подлец и убийца, то кэналлийский можно вычеркнуть.
Альдо Ракан:
- Молодец, Дикон.
Багровый от смущения Окделл выплывает из кадра.
Альдо Ракан:
- Всем советую обзавестись юным Окделлом. Неприхотлив, легкообучаем, послушен… Годится для исполнения всяческих дурнопахнущих поручений…
Пройдемте дальше. Вот здесь живет мой Первый Маршал.
Ведущий:
- Правда? Больше похоже на конюшню.
Альдо хмыкает:
- Эпинэ, что с них взять. В то время, когда народ, сбросивший столетний гнет иностранных завоевателей, в едином порыве выражает свою искреннюю благодарность настоящему властителю Талигойи, то есть мне, Эпинэ отвлекает меня разговорами о каких-то малопонятных вещах – о какой-то там экономике, политике и, страшно сказать, - делает большие глаза, - об армии. Нет, нет, не о наших верных и бескорыстных наемниках, а о какой-то мифической армии, упоминая при этом странную фамилию фок Варзов...
Ведущий:
- А это правда, что трон Талига куплен вами за деньги гоганов?
Альдо (оскорблен до глубины души):
- Что?! Да как вы смеете?! Трон мне вручил народ, не вынесший неразумного правления всяких Дораков и Рафиано, заведших страну в тупик. Это фок Варзов, наверняка, гоган! Эй, Дикон!
В кадр вплывает Окделл.
Альдо Ракан, (вкрадчиво):
- Скажи, Дикон, ты получал деньги от гоганов?
Дикон:
- От кого? От гоганов? От Ворона получал, было дело. Но совсем немного, там на лошадь, на перстни с камнями, на новый бархатный плащ, на Марианну, на…
Альдо Ракан:
- Хватит. Это в прошлом. Ты раскаялся и искупил свои прегрешения, поддержав истинного правителя. Тебя спросили про гоганов.
Дикон:
- Нет, от гоганов точно не брал.
Альдо Ракан:
- Вот видите, - поворачивается к ведущему. – Этот честный юноша не умеет врать. Посмотрите на его лицо, он даже курицу не задушит…
Окделл усиленно краснеет.
Ведущий (в сторону) – Да, не задушит. Скорее, отравит..
(к Ракану)
- А как же Люра? Ему платили гоганы…
Альдо Ракан (обрывает на полуслове):
- Так Люра платили гоганы! Каков подлец! Не поделиться со своим сюзереном! Дикон, ты только послушай – Люра платили гоганы.
Дикон, открыв рот, слушает Альдо:
- Надо же, а такой приятный на вид человек. Никому нельзя верить…
Уходит.
Альдо Ракан:
- Давайте поговорим о ценностях иного рода. Вот здесь у меня библиотека. – Приглашает в огромную залу, просто вусмерть забитую шкафами. - Представьте себе – вот это все, - показывает на ряды полок, - написали мои верные поданные специально для меня. А вы говорите – Дидерих. В Талигойе много талантливых людей, но зловредный режим не позволял им раскрыть в полной мере свои таланты…
В это время ведущий разворачивает один из свертков и начинает читать:
- Так это же обычная кляуза!
Альдо Ракан:
- Вот я и говорю – не давали в полной мере раскрыться…
Отбирает у ведущего свиток:
- Лучше пройдемте в сад. Там у меня на грядках зреют плоды демократии и просвещения…


Канал "Культура", программа "Монолог с народом".

- Сегодня в нашей программе автор многочисленных патриотических баллад барон Дейерс расскажет нам, как правильно надо их сочинять.
Здравствуйте, барон.
- Доброго вам дня, истинные талигойцы.
Для начала хочу сообщить вам самый главный секрет – патриотическая баллада должна быть длинной. Да, да. Не верьте тем, кто самоуверенно заявляет, что краткость – сестра таланта. Краткость – признак бедности фантазии. Чем талантливее человек, тем длиннее его баллады. К примеру, недавно я сочинил патриотическую балладу, в которой было ровно 112 шестистиший, и это еще не предел.
Дальше. Если Вы пишите истинную патриотическую балладу, почаще употребляйте слова «Родина», «Земля отцов», «Талигойя», «Отчий дом»… Не бойтесь переборщить – пусть все видят, как вы патриотичны.
Что вы говорите? Рифма? А зачем она нужна. Рифмой увлекаются только бесталанные писаки, надеющиеся этим хитрым ходом отвлечь внимание патриотичного читателя, не дать ему заметить отсутствие в их бездарных куплетах таких слов, как «Родина», «Земля отцов», «Талигойя», «Отчий дом»… Рифма в прошлом, теперь главное в стихах – идея! Идея патриотизма, идея прославления истинной Талигойи!
Кстати, используя в балладах такие слова, как «Родина», «Земля отцов», «Талигойя», «Отчий дом», не забывайте и про имена наших славных вождей, не пожалевших жизни на благо Родины. Прославляйте всех, история борьбы против захватчиков-Олларов неразрывно связана с именами ее вождей. Особенно благородного Пеллота и бесстрашного Кавендиша. Вспомните также мужественного Хогберда, бескорыстного Берхайма и всех других благородных борцов за свободу Талигойи, прозябавших в негостеприимном Агарисе, но все равно отдающих последние свои силы на правое дело…
И еще, больше крови, больше страданий. Слушатели должны проникнуться ужасным положением своей Родины и трагической, но героической судьбой борцов за ее свободу (рыдает).
Простите мне, друзья мои, мои собратья, истинные талигойцы, мою неожиданную слабость. Но это так больно - сознавать, что многие из настоящих патриотов так и не дожили до дней нашего триумфа. (Громко сморкается в полосатый платок) Я сегодня же напишу еще одну патриотическую балладу, в которой вспомню поименно каждого солдата, погибшего за наше дело на протяжении всего времени гнусного правления гнусных Олларов.
Всего вам хорошего. Пусть ваша Муза будет истинной патриоткой, как и вы. Помните: «Родина», «Земля отцов», «Талигойя», «Отчий дом»…
- Спасибо, Вам, барон Дейерс, спасибо от всех растроганных талигойцев!

URL
2007-05-11 в 14:01 

Ладья Его Величества
Аббатство Святой Октавии.

Хрупкая пепельноволосая женщина с упорством транспортирующего толстую зеленую гусеницу муравья волоком тащила продолговатый сверток по каменным плитам аббатства. На ступеньках или когда сверток заносило на поворотах, из него доносилось сдавленное всхлипывание, но Катари такие мелочи не волновали. Поворот, еще поворот. Тяжелая дверь приоткрылась с душераздирающим скрипом. Женщина с облегчением выпустила из рук конец свернутого в цилиндр ковра. Пара ловких движений – и на серые плиты пола вывалился юный красавец в черном и фиолетовом. Катари некоторое время созерцала его с легкой задумчивостью, затем решительно принялась за дело.
Через некоторое время юный Придд занял отведенную ему нишу за стеклом. Катари тщательно протерла платочком золоченую табличку и отошла на несколько шагов – полюбоваться. Валентин великолепно вписался в ее коллекцию.
На всякий случай Катари протерла и соседнюю табличку, гласящую «Ричард Окделл», и еще одну, за стеклом которой бесновалась недовольная подобным обращением черная птица, и отвернулась.
Из недр платья Катари извлекла на свет маленькую книжечку в светло-розовом переплете, отлистала до середины, решительно вычеркнула имя Валентина Придда и сверилась со списком. Следующим в нем стояло имя Робера Эпинэ.
Ну что ж, Эпинэ, так Эпинэ. Коллекция Повелителей должна быть полной.
Катари решительно поправила прическу и вышла.

URL
2007-05-11 в 14:01 

Ладья Его Величества
Зверь Раканов

Мир еще раз повернулся вокруг своей оси и встал на место.
Зверь Раканов еще раз мотнул всеми четырьмя головами, пытаясь вспомнить: кто он, что здесь делает, а главное, зачем. Но сначала все же требовалось определить – где это «здесь».
Лежать было мягко и тепло, а щекочущий ноздри специфический запах вызвал в памяти ассоциации с уютным хлевом.
Первая голова открыла глаза и убедилась, что нюх не подвел хозяина и на этот раз. Вторая голова также уныло изучала место дислокации:
- Ну что делать будем?
- Да надо бы встать…
- …но сначала надо все хорошо обдумать…
- Да, он одним полушарием, а ты другим! – Резким диссонансом прозвучало едкое замечание. Головы проигнорировали.
- …посоветоваться…
- И ничего не решить в итоге! – перебил все тот же голос.
Головы (хором):
- Заткнись, свинья!
Голос (обидевшись):
- Клячи вы…
Первая голова третьей:
- Что это сегодня с четвертой?
Третья (задумчиво):
- Не знаю… Я вот сижу в грязи по самые ноздри, всем доволен – хорошо, тепло, не дует, думать не надо – и пасть не разеваю, чтоб не натекло… А он… То ли совесть заела, то ли опять кошмар приснился, будто он кого-то травил. То ли рефлекс какой проснулся…
Первая голова второй:
- Ну что делать будем?
- Да надо бы встать…
Зверь неожиданным прыжком покидает насиженное место.
Первая голова:
- Что это было?
Вторая голова:
- Похоже, тот самый проснувшийся рефлекс. Птичий… Не может тихо лежать в грязи и размышлять… И голосования не любит…
Ладно, что у нас там дальше по программе, а то кушать охота.
Первая голова:
- Раньше было что-то про плату кровью за вызов…
Третья голова:
- Лучше бы деньгами платили… Ну ладно, хоть мясом позавтракаем.

URL
2007-05-11 в 14:02 

Ладья Его Величества
Сценка

Бледный от бессонных ночей, юный кэналлиец с ярко-синими глазами, смущенно теребя свиток, приносит свои стихи в известный талигский поэтический журнал.
В кабинете с табличкой «Главный редактор» сидит наглый тощий Понси. На лучащейся самодовольством морде – очки для солидности.
- Ну что, стишочки принесли? По выражению физиономии вижу. Давайте, почитаем.
Разворачивает бумагу и погружается в чтение.
Через какое-то время снимает очки и пристально смотрит на кэналлийца.
- Вы тут пишите «Я – одинокий ворон в бездне света». Так вот бездны света не бывает. Либо бездна, либо свет.
Дальше – «одинокий ворон». А что? Бывает двойной или тройной ворон? Тройной одеколон бывает. Ворон – вряд ли. И потом, зачем себя сравнивать с какой-то мерзкой птицей. Сравните себя с орлом, так поэтичнее и публике понятнее.
И что птица делает в бездне. За какими-такими кошками ее туда понесло. В небе наша птичка парит, в небе. Вон, в окно выглянете. Птиц в бездне видите? Нет? Вот я тоже не вижу. Ни бездны, ни птиц. (Про себя. Хотя, возможно, надо просто снять очки).
Лучше будет: «Я – гордый орел в предзакатном небе.»
Звучит? - Смотрит сквозь очки на собеседника, кэналлиец молчит.
- Вот и я говорю, звучит.
«Где каждый взмах крыла отмечен болью».
Крылья у него что ли сломаны? У ворона? Нет? А, понятно, бездна и прочий антураж… Нет, такое мы не возьмем, надо заменить… - Подняв на лоб мешающие очки, изучает начинающего поэта. Кэналлиец смотрит куда-то мимо редактора.
- Дальше у вас идет: «Но если плата за спасенье – воля».
Объясните мне, тупому и непонятливому, как воля может быть платой. Платой могут быть деньги, материальные ценности, натура, в конце концов, но воля?
«То я спасенье отвергаю это».
Правильно, если плата заключается в не пойми чем, то такое спасенье отвергается. Вот эта строчка хоть логична. В отличие от предыдущих.
Вот тут у вас написано: «Вкусить всех мук и бед земной юдоли».
Как пафосно! Юдоли! Вы бы еще чего по-выпендрежней запихнули… - Кладет рукопись на стол и пристально смотрит на автора. Поэт внимательно изучает ногти, чтобы ненароком не схватиться за шпагу. Понси этого не замечает.
- И что это я за вас вашу работу делаю? Сами думайте, ведь это вы – поэт. - Снисходительно качает головой. – Ах, это извечный порок молодости - напихать в стихотворение непонятных слов и нереальных метафор и претендовать на гениальность.
Вон, почитайте Барботту. Какой язык! Какие образы! Какая краткость изложения! Как неординарно! Сравнить страдающего влюбленного с подрубленным пнем! Это вам не «бездна света». Нет, пока не исправите – не возьмем. И трагизму, трагизму добавьте. У вас там страдания непонятой души. Этакий «Герой нашего времени». Так вот, нашему времени герои не нужны. Напишите лучше о несчастной любви, о победе нашей доблестной революции, ну хоть про яблони в цвету.
Идите-идите, исправляйте.

Вот так. А если бы в свое время наглый Понси не плюнул в романтическую душу юного кэналлийца, то у нас бы сейчас было больше ласточек и меньше воронов.

URL
2007-05-11 в 14:02 

Ладья Его Величества
Откровенный Мери СьюизЬм в Кэртиане.
Блэйду, специально для увеселения))

Робер Эпинэ с тоской смотрел на стоящие перед ним кубок и бутылку с вином. Новая ожидала своей очереди. Последнее время одиночество как-то не так действовало на него. Вот и сейчас.
Дверь распахнулась, пропустив в комнату холодный ветер и откровенно плюгавое существо, облаченное в несуразный камзол в духе возрождения Анаксии. Нежданный гость, громко бухая каблуками, пересек комнату, уселся напротив Робера и, бесцеремонно отобрав кубок, засунул в него нос, настороженно принюхиваясь. Затем, сказав: "сойдет", выхлебал вино и уставился на Робера.
При ближайшем рассмотрении существо оказалось девушкой. Хотя крашенные ярко-зеленым ногти и выползающая из прически несуразная косичка говорили о некоем душевном расстройстве, которым, судя по всему, страдала эта особа... Гостья прищурилась и, сложив пальцы домиком, осведомилось:
- Ну и долго мы себя будем вести, как последний дебил?
- Как что? - заключительного слова Робер не понял, но обидный контекст уловил.
- Долго, говорю, будем из себя недоумка корчить, - раздельно, по слогам, произнесла незнакомка. - Пора начать думать головой. Голова - это то, где мозги. - Уточнила она, не дождавшись реакции Эпинэ.
- А. простите, вы кто? - смог только выдавить из себя ошеломленный Робер.
- Хмм. Cорри, не представилась. Хайре. Аз есмь Маркиз. Нет, это не титул. Для друзей просто Кызь. Для абсолютных тупиц. - Косой взгляд на Робера. - Алхат, ханша Кагула.
- Где это Кагул? Да неважно. - Маркиз отмахнулась, сверкнув яркими ногтями. - Не обо мне речь. Значится так. Слушаем программу и запоминаем. Если маразм - записываем.
Пункт один. Отправь Альдо к кошкам. Можно в ящике.
Пункт два. Рокэ слушай, он дурного не посоветует.
Пункт три. Жениться тебе надо. Ой…
А говорили, крепкий мужик! - Приводит в чувства сползшего со стула Робера. - Да не на мне жениться. Не боись. Вообще. - Неопределенный жест рукой. - А коньяк у вас здесь есть? Шадди? Не, ну его… к Дораку. Мы лучше винца тяпнем.
Ты, главное, меня внимательно слушай. А Альдо пошли к бабушке, пусть лучше крестиком вышивать учится. А? Матильда не умеет. Знаю, что не умеет. Вот он-то ее и научит.
Хорошее у вас, однако, винцо. Ну все, лады. Побегла я. Программу запомнил? Проверю. Потом. Мне сегодня еще надо Альдо напугать. Устрою ему предостерегающее знамение. - Девушка мечтательно улыбнулась. Нехорошо так. Садистски. - И Катю навещу, чтоб не расслаблялась. Так, сувенирчик. - Гостья ловко зацапала непочатую бутылку. - Все, чао. И помни, я - не белая горячка. Белую Горячку зовут Тилли.
Дверь закрылась. Робер с трудом пытался переварить поток обрушившейся на него информации, но как он не убеждал себя, произошедшее казалось ему абсолютным бредом. Вот только куда делась бутылка вина?

URL
2007-05-11 в 14:04 

Ладья Его Величества
Название: Осенний Излом
Автор: Маркиз
Фэндом: ОЭ
Рейтинг: G
Пейринг: Робер
Саммари: Саморефлексия, обостренная осенней хандрой и муками совести
От автора: Фик являлется подарком Аде Стар
Бета-ридер: Элисьер


От осеннего порога, где закат багров,
Уведи меня дорога. Все никак…

Алькор.


Задуманное редко сбывается так, как хочешь. Слишком часто, пытаясь остановить падающий камень, ты обрушиваешь лавину. И тогда у тебя остается только один шанс – встать в ее главе, постараться увлечь ее в нужное русло. Туда, где количество жертв будет минимальным. На твой взгляд. Как легко выбрать тех, кому назначено умереть. Убедить себя, что именно они представляют угрозу. И никогда, слышишь, никогда не встречаться с ними взглядом. Иначе до конца своей жизни ты будешь вспоминать необычные глаза с золотистыми искорками.

Армия вторжения, олицетворявшая собой триумфальное возвращение Раканов, медленно тащилась по разбитой дороге, утопая в грязи. Затянутое тучами, недружелюбное серое небо наклонилось так низко, что, казалось, задевало за голову. Страна гостеприимно встречала нежданных гостей противным моросящим дождем, холодные капли которого обладали сверхъестественной способностью к просачиванию. Однообразие пейзажей и неторопливая рысь нагоняли тоску, настраивали на меланхолический лад, заставляя извлекать из памяти наиболее яркие моменты.

Он помнил все – и опьянение полетом, и встречный ветер в лицо, и бьющиеся за спиной Охотников плащи, и разбудивший что-то спящее в глубине души голос рога, и ни с чем не сравнимое ощущение сказки, нереальности происходящего…

Бабочка-фульга взмахнула крылом
Огненным...
Листьев опавших развеялся рой
Осами...


Золото и багрянец… Золотые листья на ветру… Осенний лист обречен на вечные скитания, обречен рассыпаться прахом на чужбине.

Может быть, все как раз наоборот. Это ты, глупый, считаешь, что уводишь лавину в сторону. На самом деле же ты давно вовлечен в нее, стал ее частью, и теперь тебя, несмотря на все твои уверения, волочит туда, куда надо ей.

Дни сливались в один. Это не его война, но идущие за ним люди выбрали его своим лидером. Поэтому он должен победить… Должен… Не обмануть доверие тех, кто пошел за ним… Не обмануть…

Робер выкладывался полностью, выматываясь до бессознательного состояния, а ночами, как бы в насмешку, его посещали странные сны. Сны, в которых все его друзья и единомышленники были в отталкивающих карнавальных масках. Это было глупо, неожиданно и глупо.
А потом недоумение вдруг сменялось откровенным ужасом, когда он тщетно пытался сорвать маски и понимал, что они намертво вросли в кожу, что они и есть – настоящие лица…

И еще ему снилась она. Такой, какой пригрезилась в ту достопамятную ночь. Это было еще больнее, потому что никак не могло быть правдой, но сердце упрямо цеплялось за будоражащие душу воспоминания. Но не стоит об этом.

С самого своего приезда, Робер никак не мог избавиться от тягостного ощущения, что все происходящее было предопределено заранее. Расписано и просчитано до мелочей кем-то очень ловким и хитрым. Казалось, в эту схему вписывались даже душевные метания последнего Эпинэ и его неудачные попытки повлиять на ход событий. Кто-то умело сводил всех действующих лиц в одном месте. Может быть, судьба? Может. Только часто именем судьбы прикрывается кто-то другой, циничный и расчетливый.

Кто же я? Жертва? Предатель? Герой? -
Осенью
Словно по сердцу проходит Излом...
Больно мне...


Одному была нужна Свободная Эпинэ, другой бредил троном Великой Талигойи, третий, отрабатывая дриксенское золото, плел интриги, запутывая в них, как в паутину пролетающих мошек, всех оказавшихся рядом. А что нужно ему? Зачем он здесь?

Робер горько усмехнулся, поймав настороженный взгляд юного Окделла. Мальчишка не понимает. Или не хочет понимать? Все изменились до неузнаваемости, даже Ричард.
Куда делся тот наивный мальчик, мечтавший уйти с ним? Как часто жизнь лепит из нас то, что угодно ей…
А, может быть, - закралась в душу нехорошая мыслишка, - это ты наконец прозрел? Увидел мир таким, какой он есть, а не через призму дружбы и привязанности?

Нет, не может быть! Это что-то случилось с тобой, что-то сломалось, оборвалось внутри, и привычный мир рушится, грозя похоронить под своими обломками и тебя. А они, они все такие же… Или нет?

Мысли разбегались в стороны, как петляют по кустам убегающие от лисы зайцы.
Он уже давно чувствовал себя чужаком среди людей, которых привык именовать лучшими друзьями. Пожалуй, даже откровенный и грубоватый Николя сейчас был ему много ближе, чем Альдо.
Он перестал понимать друга и сюзерена, перестал узнавать.

Как часто, привыкнув видеть в друге друга, мы не замечаем, как постепенно он становится абсолютно другим, как меняется исподволь и, к сожалению, не всегда в лучшую сторону. А потом, когда ты наконец замечаешь произошедшее, рядом с тобой оказывается совершенно незнакомый человек.

Старые долги, как растущий на обочине дорог репей, намертво вцепляются в платье, и как освободиться от репья можно лишь выдернув вторженца с мясом, также и долги приходится оплачивать кровью. Своею, и что самое страшное, кровью друзей, кровью поверивших тебе и пошедших за тобой.

А ведь семь лет назад он мог бы изменить свою судьбу, но он предпочел следовать проторенным путем, унаследовав чужую месть. Неужели дед действительно любил Алису, любил настолько, что смог пожертвовать собственными детьми?

Тучи вдали и доносится гром
Рокотом.
Смоет дождем очищения грязь
С накипью...


Все эти дни он жил в каком-то полусне. События шли мимо него, как бы накладываясь друг на друга. И самоубийственная ночная вылазка, и неожиданное, но очень своевременное явление победоносного Ракана, и тщательно продуманное убийство Манрика, и оплаченное гоганами предательство Люра…
Рыжие выполнили свою часть договора, а они? Они… Они нарушили данную клятву, и сколько им придется нарушить еще?

Неужели Альдо, громоздя одну ложь на другую, так до сих пор и не понял, чем все может закончиться? Или он просто не думает? Идет себе вперед, ни о чем не заботясь и не сомневаясь, что кривая выведет? Только потому, что он, видите ли, Ракан?

А ведь ему все это нравится, действительно нравится. Как же! Быть в центре событий, передвигать живых людей, как раскрашенных солдатиков по игровому полю, чувствовать себя одним из вершителей судеб… Вот только слишком легко стал он относиться к чужим жизням, слишком легко соглашаться на очевидную подлость.

А ты? Чем ты лучше? Ничем. Ты же согласился возглавить этот безобразный фарс с отменой казни. Что ж, иди, Иноходец, одна кровь, другая. Скоро тебе тоже будет неважно… Иди, они все уже ждут тебя…

Кажется мне, что все в прОклятый час
Начато...
Те, кто приходят врагами в свой дом,
Прокляты...


URL
2007-05-11 в 14:06 

Ладья Его Величества
Дурацкие задачки по КНК.
С ответами.

Ричард Окделл и братья Савиньяки сели праздновать день тезоименинства его Величества. Вопрос. Через сколько бокалов Ричард уверится, что близнецов-Савиньяков – четверо?

Катарина Ариго в присутствии юного Ричарда Окделла завязала на ветке акации 14 узлов. Сколько бы узлов завязала Катарина Ариго, если бы она встречалась с Валентином Приддом?

Ричард Окделл добавил эру Рокэ в вино яду из расчета 20 мг. На 100 мл. Сколько Людей Чести завтра убьет на дуэли Рокэ Алва?

На богоугодное дело завоевания трона для Альдо Ракана гоганы выдали n-тысяч золотых монет, 1/5 Робер пожертвовал ордену Истины. В ответ магнус Клемент обещал, что к каждому его золотому приложится 6 орденских. Сколько всего золота пожертвовали истинники и гоганы на богоугодное дело?

Абсолютно трезвый Манрик не смог попасть из пистолета в сидящего на крыше воробья. Трезвый Рокэ Алва вслепую погасил три свечи выстрелом. Вопрос. Переживет ли Манрик дуэль с Рокэ Алвой, если Алва будет абсолютно пьян?

С одного остриженного барса Рокэ Алва получил 0,25 кг. Шерсти. Вопрос. Сколько барсов надо обрить, чтобы снабдить всю талигскую армию зимней амуницией?

При игре с Киллеаном-ур-Ломбахом Марселю Валме пришлось поставить на кон Мирианну. Вопрос. Был ли у Валме шанс отыграться, если бы он ставил Марианну по частям?

Чтобы добраться до Альдо Ракана Мэллит надо пройти по карнизу шириной 0,25 см. и длиной 5,4 м., перелезть через стену высотой 3 м. 05 см. и пробежать 1,85 км. По улицам города. Вопрос. Мэллит станет олимпийской чемпионкой по легкой атлетике, спортивной гимнастике или в прыжках с шестом?

Для закишения флагмана эскадры Зои Гастаки Рокэ Алве потребовалось покрасить 18 киркорелл в желтый цвет, 7 – в красный, 11 – в голубой, 7 – в зеленый, 9 – в пурпурный. Вопрос. В какие цвета пришлось бы красить Алве киркорелл, если бы кораблем командовала Катарина Ариго?

Принцесса Матильда и крыс Клемент выпили на двоих 2 бутылки спиртного напитка. Вопрос. Сколько алкоголя выпила Матильда, если крыс уснул после второго тоста?

Луизе Арамона часто является ее муж-выходец. Ровно в полночь он седлает пегую кобылу и едет к супруге со скоростью 65 км/ч, проезжая 125 км. Два часа он бродит вокруг дома, обзывая нецензурно Луизу и пытаясь войти. Затем уезжает обратно. Вопрос. Сколько часов удается спать Луизе ночью?


Jenious: Первая задача - это задача на прогрессию и зависимость. Прирост количества бокалов на 8 вызывает удвоение числа Савиньяков Но после 8 Савиньяков они начинают удваиваться уже каждые 4 бокала, а после 32 - каждые два

А какое расстояние проезжает Арамона?

Кимури: Катарина Ариго в присутствии юного Ричарда Окделла завязала на ветке акации 14 узлов. Сколько бы узлов завязала Катарина Ариго, если бы она встречалась с Валентином Приддом?

Рискну предположить, что в узлы завязывались макароны, не поместившиеся на ушах. Полагаю, что при беседе с Валентином Приддом узлов будет больше ровно во столько раз, во сколько раз Придд окажется лапшеустойчивее Окделла. Для выяснения этого вопроса требуются две величины: уровень Ай-Кью Валентина и размер его ушей.

Принцесса Матильда и крыс Клемент выпили на двоих 2 бутылки спиртного напитка. Вопрос. Сколько алкоголя выпила Матильда, если крыс уснул после второго тоста?

Если этот второй тост произносил сам крыс Клемент, то несомненно, Матильда потребила не менее, чем 90% наличного алкоголя...

Абсолютно трезвый Манрик не смог попасть из пистолета в сидящего на крыше воробья. Трезвый Рокэ Алва вслепую погасил три свечи выстрелом. Вопрос. Переживет ли Манрик дуэль с Рокэ Алвой, если Алва будет абсолютно пьян?

Ответ. Переживет, если сам Манрик окажется пьян не в меньшей степени. Потому что по столь непредсказуемой и маловероятной мишени промажет от смеха даже Алва... Правда, после этого Манрику придется переживать последствия алкогольного отравления и похмелье, но этот вид смерти не входит в условия задачи.

С одного остриженного барса Рокэ Алва получил 0,25 кг. Шерсти. Вопрос. Сколько барсов надо обрить, чтобы снабдить всю талигскую армию зимней амуницией?

Средний выход шерсти с барса составляет не более 150-200 грамм с носа вместе с усами. А с учетом многолетней немытости - и того меньше.
Столь невыгодная заготовка шерсти наверняка приведет к истреблению всего вида бирисских барсов, посему предлагаю после снижения поголовья барсов до разумного предела признать ее нерентабельной.
Разумным пределом является то количество барсов, у которых инстинкт выживания вида перевешивает инстинкт накопления собственности путем отъема ее у окружающих.

Алькор: Ричард Окделл добавил эру Рокэ в вино яду из расчета 20 мг. На 100 мл. Сколько Людей Чести завтра убьет на дуэли Рокэ Алва?
Одного лишнего.

Абсолютно трезвый Манрик не смог попасть из пистолета в сидящего на крыше воробья. Трезвый Рокэ Алва вслепую погасил три свечи выстрелом. Вопрос. Переживет ли Манрик дуэль с Рокэ Алвой, если Алва будет абсолютно пьян?
А что, есть варианты - ??

Для закишения флагмана эскадры Зои Гастаки Рокэ Алве потребовалось покрасить 18 киркорелл в желтый цвет, 7 – в красный, 11 – в голубой, 7 – в зеленый, 9 – в пурпурный. Вопрос. В какие цвета пришлось бы красить Алве киркорелл, если бы кораблем командовала Катарина Ариго?
Ээээ... а что, сопротивление планируется - ??


URL
2007-05-11 в 14:07 

Ладья Его Величества
Памятник.
Фарс в трех актах.

Акт I

Личный кабинет Альдо Ракана. На столе стоят картонные макеты античных храмов в масштабе. Альдо, мурлыкая под нос хвалебную оду в свою честь, передвигает их по столу, разбирая место в центре, куда и водружает конную статую.
Входит Робер.

- А вот и ты, - Альдо радостно улыбнулся вошедшему.
- Угум, - буркнул в ответ Робер. - Ну, что на этот раз случилось?
- Смотри, - Альдо подводит Робера к столу. - Что скажешь?
- Что ты совсем спятил. Солдатиков я бы еще понял, но это.
Альдо отмахнулся.
- Да ладно. Я еще пока в своем уме. Это план переустройства Раканы. Сохранился еще со времен Беатрисы Борасски.
Робер задумчиво оглядывает легкомысленные портики и летящие лестницы:
- Раз за столько лет не пригодился, то, значит, что-то с ним не так.
- Да вряд ли. Сам вот посмотри. Храмы есть, колонны есть, статуи есть. - Альдо поочередно берет макеты и, со всех сторон показывая Роберу, ставит на место.
- Есть, - утвердительно кивнул Робер. - Вот эта, например. Памятник неизвестному всаднику на неизвестной в природе лошади.
- Это мой памятник, - обиделся Альдо. - В память триумфального въезда истинного Ракана.
- Ааааа, - протянул Робер. - И зачем он тебе?
- Как зачем? - не понял Альдо. - Прославиться.
- Хочешь прославиться - раздай народу зерно.
- Народу не нужно зерно, народу нужен памятник герою. - Гордо встает в позу, этого самого героя изображая.
- Ну-ну, - неопределенно пообещал Робер. - Скульптор-то хоть лошадь видел?
- Видишь ли, - начал Альдо, - я еще не нашел скульптора. Верного скульптора. Не посоветуешь?
- Откуда, - развел руками Робер. - Я знаю только с десяток верных человек, но среди них нет ни одного скульптора.
- Жаль, - Альдо полностью погружается в любование проектом. Робер, в очередной раз пожав плечами, уходит.


Акт II

Багрелее. Камера Штанцлера. В камере кроме Штанцлера присутствует Альдо Ракан. Сам Штанцлер, близоруко поднеся к лицу бумагу, изучает проект.

- Очень, очень интересно. Сразу понимаешь, что имеешь дело с дальновидным правителем. - Штанцлер благосклонно кивает, водя желтым ногтем по проекту.
Альдо довольно пыжится.
- И чем же может помочь блистательному правителю бедный узник?
- Мне нужен скульптор, способный оценить величие замысла и воплотить его в мраморе.
Штанцлер прикрывает глаза и надолго задумывается, Альдо не прерывает.
- Знаю такого. Кагет. Потомственный. Имя, не выговоришь, но фамилия у него Церетели. Жил в квартале художников, правда, на отшибе. Но пользовался благосклонностью у прежнего гражданского коменданта Килеана.
Альдо благодарит Штанцлера и уходит, аккуратно свернув ценный проект трубочкой.


Акт III

Двор королевского дворца. На дворе возвышается нечто масштабное, затянутое белой тряпкой. Рядом с гордым видом ошивается Альдо Ракан, возле него стоит Дик Окделл. Чуть в отдалении порознь пасутся Придд и Эпинэ. Идиллия.

- Ну и что ты хочешь нам показать, - Робер как всегда слегка невежлив. Дик оскорбленно морщится, Придд безразличен.
Альдо театральным движением сдирает тряпку, взглядам зрителей предстает творение великого Церетели - Памятник Петру (ага, тот самый, со штурвалом).
Робер, неодобрительно качая головой:
-Опять тебе вместо лошади Леворукий знает что подсунули.
Альдо, обиженным голосом:
- Это корабль!
- О, какая аллегория наших будущих морских побед! - Дик аж задохнулся от восхищения.
- Да, наши будущие морские победы не могут сравниться с прошлыми. В величии… - уточнил Придд.
- Угу, а чего ты там от своего корабля оторвал, - заметил вдруг наблюдательный Робер. - И самое главное зачем?
- Ну тебя, - отмахнулся Альдо, - ничего ты не смыслишь в величии и морских сражениях.
- Это да, - с удовольствием признал Робер, - и разбираться не собираюсь.
- В общем, считаем, что Повелители статую одобрили и ее можно устанавливать на площади.

URL
2007-05-11 в 14:07 

Ладья Его Величества
Группа украинцев требует провести генетическую экспертизу Ющенко: они не верят, что президент настоящий
9 августа 2006 г., 16:19

Человек, называющий себя Виктором Ющенко, должен пройти генетическую экспертизу. С таким требованием обратились к президенту 16 жителей Украины во главе с врачом-педиатром Викторией Омельченко. Обращение к главе государства с призывом пройти генетическую экспертизу в девяти медучреждениях и затем публично огласить ее результаты, уже отправлено президенту Украины, сообщает "Росбалт".
В противном случае, сказано в обращении, народ Украины "может успокоиться и не считать себя преданным: подпись под Универсалом и указом о назначении Януковича на пост премьер-министра - не настоящая". "Тот Ющенко, который стоял на Майдане и доказывал, что всем бандитам светят тюрьмы, не мог по прошествии всего лишь двух лет предать многомиллионный народ, - говорится в документе. - Мы мерзли на Майдане не за этого президента. Настоящий Ющенко или умер от последствий отравления, или находится под арестом".


Личный кабинет Альдо Ракана в Ракане.
За столом с видом хозяина сидит Дикон, в руках лист бумаги, входит Альдо.

- Аааа, Дикон, рад тебя видеть, - пытается привычно взъерошить тому волосы, но Дикон брезгливо отстраняется и подозрительно смотрит на Альдо снизу вверх.
- Ну что с тобой сегодня такое?
Дикон пристально следит за Альдо и выдает:
- А как похож.
Альдо ошарашен и ничего не понимает:
- Кто похож? На кого похож?
- На нашего правителя - Альдо Ракана, - уточняет Дик, презрительно цедя слова сквозь зубы и явно пытаясь кому-то подражать.
- Так я же он и есть. - Альдо окончательно перестает понимать происходящее.
Дикон кладет на стол бумагу, аккуратно расправляя и без того идеально ровный лист.
- Вот здесь у меня копия требования о проведении генетического экспертизы неизвестного, имеющего наглость называть себя Альдо Раканом. Всего 16 человек и среди них Матильда Ракан и Робер Эпинэ, свидетельствующие, что субъект, выдающий себя за Альдо Ракана, им не является, потому что тот Альдо Ракан, которого они знали с детства, не может вести себя так. И что, скорее всего, настоящего Ракана прогоганская партия либо отравила диоксином, либо держит у себя в заложниках.
Альдо ошеломлен и раздавлен:
- И что теперь, - робко осведомляется он у Дика.
- Будем ждать заключения независимого эксперта. Валентин Придд руководит эск.. экск. эксгумацией останков Эрнани Святого, так что по получении результатов вас проинформируют. А сейчас освободите не принадлежащий вам кабинет.

URL
2007-05-11 в 14:08 

Ладья Его Величества
Название: Моя дорогая чужая жена Франческа.
Автор: Маркиз
Беты: Домино, Черный Лис; Элисьер
Фэндом: В.Камша «Отблески Этерны»
Пейринг/Герои: Марсель Валме
Рейтинг: Джен
Жанр: Романтический стеб
Саммари: Думаете, легко написать письмо понравившейся женщине? Как бы не так.
Дисклеймер: герои и весь мир Кэртианы принадлежат Вере Камше.
Примечание: Написан на Кэртиана Фест для Крисаны.


«Моя дорогая чужая жена Франческа!» - Марсель рассмеялся, и измятый лист полетел в угол.
Ну это надо же! Стоит лишь на минуту отвлечься, а пальцы сами выводят нечто невразумительное. Хотя и соответствующее истине.
Виконт в очередной раз проклял нелепые правила, не позволившие ему на прощание увидеться с Франческой. Ну что ж, так даже лучше – он сохранит ее в памяти такой, какой видел в то злосчастное утро. Бледной, решительной и неописуемо прекрасной.
Такую женщину он встречал впервые. Марселю все больше попадались либо марианны, либо пантерки. С ними было весело, но не более.
Валме даже готов был признать, что то утро, проведенное за вежливо-бессодержательными беседами, напитанное явным ароматом тревоги, проскальзывавшим даже в дурацкой истории о птице-рыбо-дуре, было одним из счастливейших в его жизни.
Марсель потянулся за чистым листом бумаги. Случайно подвернувшиеся под руку сонеты подвигли его на написание длинного и содержательного письма, приправленного где надо наблюдательной иронией и ироничной наблюдательностью, которое восхищенная Франческа должна была внимательно перечитывать, смакуя понравившиеся подробности…
И все бы было замечательно, но данное письмо существовало лишь в воображении Марселя, потому что за прошедшее время дальше обращения он так и не продвинулся.
«Моя дорогая чужая жена Франческа»…
Ммм… Если «моя», то почему «чужая»? Если «вдова», ну почти вдова, - по закону должно было пройти четыре года, - то почему «жена»? В общем, из всего написанного нарекания не вызывали только два слова: «Франческа» и «дорогая». Хотя насчет второго еще можно было поспорить…
«Моя дорогая Франческа»…
От «моя», похоже, все-таки придется отказаться. Какой даме, особенно умной и утонченной, понравится, когда на нее начинают предъявлять права. Причем, откровенно липовые. Впрочем, умная дама должна либо проигнорировать небольшую неучтивость… Либо решить, что за маленькой оговоркой скрывается нечто большее, нежели обычная любезность…
Последнее особенно тревожило Марселя. Как говорится, мы постоянно жалеем, что замечательные женщины становятся чужими женами, а нам достаются лишь шлюхи, но в то же время сами не торопимся воспользоваться благоприятной возможностью. Может, поэтому все умные женщины уже давно замужем?
Марсель какое-то время размышлял о психологии женщин, рисуя на полях неудавшегося письма странный профиль – нечто среднее между птице-рыбо-дурой и киркореллой. Получилось страшненько.
Лист отправился в угол к остальным, столь же невезучим собратьям, – не стоит сразу же демонстрировать понравившейся даме некое мммм… нездоровье фантазии… Всему свое время.
«Дорогая Франческа!». Обращение получилось на редкость лаконичным, как в казенном донесении, так еще и с легким привкусом двусмысленности: что, она могла быть и дешевой?
Нет, так дело не пойдет.
«Милая Франческа! С той поры, как я увидел вас ранним утром, мое похмелье…» Опять не то. Смеяться над собой - признак тонкого ума, смеяться над другими – признак отсутствия воспитания.
«Нежная Франческа?» Получилось еще двусмысленнее. Откуда он знает, что Франческа именно нежная, а не страстная? Так недолго и оскорбить.
«Франческа!» А так еще хуже. Получилось нечто до грубости прямое и резкое. Поэтическая душа и возвышенное отношение к женщине, - по крайней мере, к этой, - требовали наличия чего-то украшательно-куртуазного перед ее именем…

Имя твое – отзвук волны,
Нежные пальцы прибоя…


Откуда-то опять всплыла проклятая «нежность», и раздосадованный Марсель, скомкав лист, зашвырнул его в злосчастный угол.
Интересно, Дидерих точно так же загаживал свой дом различного рода писаниной? Или ему не приходилось думать над изысканными обращениями? Скорее всего, поэты они обычно хамы. Но, к сожалению – или к счастью? – не все хамы – поэты.
Марсель изгнал из мыслей нездоровый образ пьяного Дидериха, ваяющего возлюбленной даме сонет непристойного содержания, и вернулся к письму.
Мммм… Что за издевательские гримасы судьбы? Впервые в своей жизни встречаешь очаровательную женщину, но кроме пошлости не можешь ничего написать.
О, очаровательная!
Марсель довольно улыбнулся чистому листу бумаги и вывел:
«Очаровательная Франческа!»
Дальше дело пошло, как по нотам, откуда-то появилась и легкая ирония, и изящная небрежность. И ложились на бумагу емкие и чуть забавные описания Фомы, его очаровательных дочерей, очередных выходок Ворона и назойливого порученца…
И, завершая картину, лакомой изюминкой ловко вплелись в кружево повествования выбранные сонеты.

Ты снилась мне, вся в белом, у окна.
Тень легкая в объятиях тумана.
В твоих глазах, как в водах океана,
Колышутся покой и тишина…


И подпись:
Ваш Марсель…

URL
2007-05-11 в 14:08 

Ладья Его Величества
Для Ызи

- Эй, унар номер 210! Как ваше имя?
- Полоний Окделл.


Место действия.
Кабинет Штанцлера.
Действующие лица.
Ричард Окделл, Август Штанцлер.

- Ричард Окделл. - Голос Августа Штанцлера был пронизан ужасающей торжественностью. - Убить Ворона предстоит именно тебе. Ты единственный из Людей Чести, кого он подпускает близко.
- Я понял, эр Август, и я готов.
Дик прозевал момент и поэтому не заметил, откуда Штанцлер достал небольшую, но, похоже, очень тяжелую коробку, которую ставит на стол, а сам отходит как можно дальше, словно бы опасаясь увидеть содержимое.
- Открой.
Окделл подчинился. Внутри, на бархатной подушке красовалось украшенное великолепным алым камнем кольцо.
- Это кольцо рода Эпинэ, предпочитавшего смерть позору. Если нажать на молнию, кольцо откроется. Для достижения эффекта хватит и двух крупинок.
(в сторону) Впрочем, достаточно просто постоять рядом с Вороном.
Дик завороженно протянул руку и взял кольцо. Надетое на пальцы оно словно бы светилось. Словно бы? Окделл помотал головой, отгоняя странное наваждение.
- Хорошо, эр Август.
Когда дверь за Повелителем Скал закрылась, Штанцлер собственноручно проверяет замок и, убедившись, что никто ему не помешает, достает лист бумаги и начинает писать:
В Дриксен. Кесарю. Телеграмма. Срочно.
Роман зпт Литвиненко пошел тчк

URL
2007-05-11 в 14:09 

Ладья Его Величества
Автор: Маркиз
Фэндом: КНК
Название: Синие глаза
Рейтинг: G
Жанр: типа стеб
Пейринг/герои: Валме, Елена и Рокэ
Дисклеймер: Автору не наливать, он неадекватен.


Идея с мистерией изначально представлялась Марселю авантюрой. И, после лицезрения костюма Черного Гостя воочию, сомнения Валме полностью подтвердились. Черное, алое золотое и серебряное. Шелк, парча, бархат. Дурацкий шлем и навороченный парик. И ко всему этому великолепию с какой-то неясной целью прилагались подвитые перья, наводящие на размышления о разворошенном гнезде и о трудной судьбе несчастного павлина, вынужденном теперь прикрывать свою заднюю часть тростниками, дабы избежать нескромных взглядов.
- Все очень просто. - Терпеливо объясняла Марселю разочарованная отсутствием Рокэ Елена. - Вам надо выйти в конце акта и кинуть к моим ногам охапку лилий.
Валме кивал, прикидывая, как во всем этом великолепии древние могли разгуливать по улицам. То ли климат был теплее, то ли предки - выносливее.
Пока он предавался столь интересным размышлениям, подошло время выходить на сцену, и Марсель с букетом отвратно пахнущих какими-то дрянными духами цветов покорно поковылял на встречу судьбе.
К его удивлению, на поджидавшей его Елене вместо прежней, изящной розовой туники был длинный черный плащ с низко надвинутым на лицо капюшоном. Столь резкое расхождение со сценарием слегка смутило Марселя, но усилием воли он взял себя в руки и решительно направился к своей даме, дабы широким жестом швырнуть ей под ноги цветы. Елена благодарно кивнула, позволив на сотую долю мгновения заглянуть под капюшон.
Марсель от неожиданности сделал шаг назад и чуть не поскользнулся: из мрака капюшона на него насмешливо щурились синие глаза Рокэ Алвы.
Что ж, если Рокэ вдруг взбрело в голову заменить собой невесту, значит, так надо. Поэтому Марсель загнал свое недоумение как можно глубже и, втянув для солидности и красоты восприятия окружающими живот, выполнил все от него требующееся. И вроде бы, без откровенных ошибок.
Но одна мысль так и не давала ему покоя: если Рокэ здесь, на сцене, то где же принцесса Елена? Неужели с ней что-то случилось?
Воспользовавшись предоставившемся свободным временем, Марсель поспешил на ее поиски.
В ответ на вежливый стук в дверь, его пригласили войти внутрь. Но Валме отметил для себя, что больно уж нездоровым показался ему голос ответившей Елены.
Уж не заболела ли?
Придав лицу выражение искреннего беспокойства, Валме вошел в комнату. Елена даже не повернула к нему голову, продолжив пристально рассматривать нечто, лежащее у нее на столе - в зеркале отражалась лишь макушка черного парика.
- Надеюсь, с вами ничего серьезного не случилось, Ваше Вы. - Марсель подавился вопросом. Принцесса подняла голову, и на него из зеркала уставились в упор насмешливо прищуренные глаза Рокэ Алвы.
Валме нашел в себе силы откланяться и выйти. Здесь точно что-то происходило и происходило что-то неоспоримо важное. Но если попытка разобраться во всех тонкостях замысла Рокэ подразумевала под собой одновременную потерю рассудка, то лучше туда и не лезть.
Марсель вернулся к себе, недолго сомневаясь, все-таки завалился в кресло, рискуя помять проклятый костюм, и с облегчением закрыл глаза.

- Виконт, вы что, заснули? - Кто-то настойчиво тряс Марселя за плечо, властно возвращая его из мира снов в мир живых. Валме открыл глаза и увидел над собой насмешливо прищуренные синие глаза Рокэ Алвы.
Марсель сдавленно всхлипнул и обмяк.

Рокэ внимательно оглядел себя со всех сторон. Конечно, он и так подозревал, что его появление в тунике произведет неизгладимое впечатление на зрителей мистерии. Но что настолько неизгладимое, он не ожидал.


URL
2007-05-11 в 14:09 

Ладья Его Величества
Автор: Маркиз
Фэндом: КНК и не только
Название: Аш назг
Рейтинг: G
Жанр: абсурд, кроссовер
Пейринг/герои: Луиджи Джильди и Ночной гость
Дисклеймер: Аш назг))


Странное предчувствие разбудило Луиджи среди ночи, заставив встать, одеться и выйти на двор. Он словно бы не мог противостоять сверхъестественной силе, потащившей его невесть куда на ночь глядя.
Он знал, что не должен идти, но ничего не мог с собой поделать.
В самом начале мощеной садовой дорожки, там где тени были гуще всего, что-то шевельнулось. Громко всхрапнула лошадь, и отзвуки мерного цоканья копыт пошли гулять по ночному саду.
Спина мгновенно покрылась липким потом. Луиджи замер, не смея даже перевести дыхание. Он уже встречался с этой лошадью и этой всадницей, и только своевременное вмешательство Рокэ Алвы спасло его от верной гибели. Пегая кляча и уродливая девчонка. Это на самом деле. Но как же хотелось ему снова, хоть на мгновение, увидеть точеные черты личика Поликсены, даже зная, что это лишь наваждение, обманка.
Но все же.
Ночной страх постепенно приближался, и теперь уже можно было разобрать, что на сей раз смерть выбрала другой облик - закутанной в плащ фигуры на совершенно черном коне зверского вида.
Впрочем, это дело смерти.
Подчиняясь воле седока, лошадь остановилась точно напротив растерянного Луиджи. Сидящий в седле нагнулся, явив взору молодого человека непроглядную тьму под капюшоном.
- Где кольцо? - Голос казался безжизненным, словно бы принадлежал кому-то очень и очень древнему, умершему сотни лет назад и до сих пор непохороненному. Мужской голос.
- Ч-чего? - Искренне удивился Джильди, с непониманием уставившись на ночной страх. В прошлый раз с него ничего такого не требовали, просто поманили и чуть не увезли.
- Где кольцо? - Не меняя интонаций, повторил голос, словно бы и не ожидал, что Луиджи согласится сразу.
- Как-кое к-кольцо? - Выдавил молодой человек, отказываясь понимать смысл происходящего.
- Кольцо давай! - Потребовал голос, отбрасывая сверхъестественную отрешенность. - Целей будешь.
- А. ммм. - Согласно выдавил Луиджи, решив, здоровья ради, не спорить с выходцами из того света, и потащил с пальца перстень.
- Другое. - Зло указал на его ошибку голос.
- Хорошо. - Джильди снял другое кольцо и протянул всаднику. Тот обиженно засопел и, наконец, соизволил уточнить.
- Да не это. Всевластья.
- А. - Только и смог произнести Луиджи. Похоже, вид у него был на редкость дурацкий, потому что ночной гость сменил гнев на милость и решил прийти на помощь этому недотепе.
- Золотое такое. Аш назг и все прочее. Сам Саурон ковал.
Слова всадника запутали все окончательно. Если с золотым все было предельно ясно, то остальные слова казались сущей несуразицей. Все, что смог понять Луиджи из недлинного монолога ночного кошмара, что кольцо это - редкое, и дорого незнакомцу как память о невесте со странным варварским имечком. Как бишь ее там, Саря? Неважно, впрочем. Потому что непонятным оставалось самое главное - почему это кольцо требуют именно с него, причем среди ночи. Будто в другое время прийти нельзя.
- Нету. - Честно развел руками Луиджи, решив лишний раз не вводить в заблуждение посланцев с того света.
Ночной гость засопел еще громче, а потом неожиданно поинтересовался:
- Хоббит?
Сказанное слово Луиджи не понял, но по интонации было ясно, что слово это ругательное, из разряда тех, за которые в порядочном обществе вызывают на дуэль, а в непорядочном просто дают в глаз, поэтому тот час же развеял опасения гостя:
- Нет.
Черный всадник неопределенно хмыкнул и на всякий случай уточнил:
- Эльф?
По интонации было ясно, то даже ему самому с трудом верится в подобный вариант. Но спрашивать - его святая обязанность.
- Нет. - Подтвердил Луиджи, отрицательно помотав в подтверждение своих слов головой. - Нет елф.
- Тогда хоббит. - Похоже, ночного гостя начал раздражать этот бесперспективный разговор, потому что на этот раз в качестве весомого аргумента, добавляющего его голосу убежденности, выступало копье. И на редкость несимпатичное копье, надо признать.
- Нет. - Луиджи очень хотелось оказаться тем самым зверем, которого ищет черный всадник, отдать ему проклятое кольцо и идти спать.
- Хоббит! - Обиженно взревел ночной визитер.
- Да нет же, нет. - С обреченным упорством человека, вынужденного объяснять очевидные истины идиоту - или иностранцу - повторил Луиджи. - И кольца нет. - Он разочарованно развел руками.
- Куда вы опять влезли без меня? - Нарушил спокойствие ночи крайне знакомый голос, услышать который именно здесь Джильди ожидал меньше всего.
Рокэ Алва спокойно подошел ко всаднику и спокойно отвел в сторону угрожавшее Луиджи копье. Ночной гость ошарашенно замер, не понимая, откуда здесь взялось новое действующее лицо, а потом зашипел разъяренной змеей.
- Тихо ты. - Прикрикнул на выходца Алва. - Нет у нас кольца и не было.
Всадник разочарованно вякнул, не подвергая, впрочем, сомнению слова Рокэ Алвы, плечи его расстроенно поникли, даже конь и тот сразу нахохлился как обиженная ворона.
Алва какое-то время созерцал сие довольно неприглядное зрелище, а потом сжалился.
- Съезди-ка ты лучше в Шир. Спроси там Бильбо Бэггинса.
Ночной кошмар обрадованно вскинул голову и дал шпоры коню, тот час же затерявшись в ночи. Рокэ перевел взгляд на озадаченного Луиджи:
- А вы, сударь, быстро спать.
Джильди покорно заковылял прочь. Как и у ночного кошмара, у него не возникало никакого желания спорить с Алвой.

URL
2007-05-11 в 14:10 

Ладья Его Величества
У общества, в котором нет цветовой дифференциации штанов, нет будущего. (с)


Ракана (б. Оллария), ранний вечер, бывший особняк рода Алва, ныне приют Окделла. В кабинете Рокэ сидят Дик и Наль. Пьянствуют.
- Ничего ты не понимаешь, Наль. Я ик. их с первого взгляда и насквозь вижу. - Окделл демонстративно сжимает руку в кулак. - Хочешь узнать как?
Реджинальд изображает искреннюю заинтересованность:
- Как?
- Все очень просто, Наль. Надо только посмотреть на дизайн их дневника и на выбранную аватару. Вот, к примеру, Придд. Сказу могу сказать, что он подлец, мерзавец и, скорее всего, предатель. Ты вот, небось, спросишь почему?
Наль согласно кивает.
- Так вот. Писать по черному фону сиреневым может только человек, который не уваж.. ик. уважает своих читателей. Или который пытается что-то скрыть. И не говори мне про траур - не верю. В первом случае, он обычный мерзавец, вроде Колиньяра, во втором, потенциальный приддатель. Понять не могу, куда смотрит Альдо. Это же так очевидно. А его аватары видел?
Реджинальд отрицательно помотал головой.
- Это просто кошмар. Сразу видно, что у человека не все в порядке с головой. Там даже не сразу понимаешь, что изображено.
Ларак согласно кивает. Слишком согласно, но Дик не замечает.
- А Айрис! Я ведь первый заподозрил, что она неадекватна. Разве нормальная девушка из благородной семьи может выбрать аватарой какого-то урода с пистолетом?! Нет и еще раз нет. Вот Катари. на Оллар совсем другое дело. Тихие пастельные тона, аватары - букеты гладиолусов. Сразу видно, что ей нечего скрывать. Вся на ладони. - Мечтательно щурится.
Выражение лица Ларака толкованию не подлежит.
- А как же Ворон? - Наль мнется, попеременно отводит взгляд и нервно потирает руки, но Дик нисколько не смущается.
- А что Ворон? Странный дневник, путанный. Какие-то обрывки легенд, посты ни о чем. Да и фон подкачал. Впрочем, теперь это не важно. Дневник Ворона переехал на bagerlee.com, теперь это проблемы их службы техподдержки.
- Да-да. - Реждинальд рассеянно поддакивает, думая о чем-то своем.
- А Альдо, - продолжает рассуждать Окделл, - это какая же бездна вкуса досталась одному человеку.
- Ричард, - снова вмешался в его монолог Наль. - Разве тебе золото и пурпур на белом не кажутся слишком. гм. вычурным?.
Дик смеривает кузена презрительным взглядом в котором читается откровенное: "Как ты был деревней, Наль, так ей и остался".
- Я не. - Реждинальд сникает, полностью сосредотачивая свое внимание на вине.
- Ну вот, - с оттенком превосходства заявляет Окделл. - Что бы ты делал без меня?

URL
2007-05-11 в 14:10 

Ладья Его Величества
В ожидании ЗИ

Альдо Первый-и-Единственный Ракан нервно расхаживал по парадной зале, заложив руки за спину.
- Ну что, едет? - В очередной раз осведомился он у Робера. Эпинэ, не отворачиваясь от окна, пожал плечами. Постепенно нарастающее напряжение не нравилось Повелителю Молний, а тут еще и Альдо как объелся чего-то нехорошего - двух минут на месте посидеть не может.
- А теперь? - С искренней надеждой поинтересовался Альдо. - Нет, ну Эксмо же обещало второго мая. А уже какое..
Робер снова выглянул в окно и хотел уже опять разочарованно пожать плечами, как заметил на дворе некий случившийся непорядок.
- Приехал! - В голосе Эпинэ слышалась одновременно и радость, и облегчение.
- Где! - Рядом неожиданно материализовался Ракан, пристальнее приглядываясь к окружающейся обстановке. - Ага, вижу. Ну чего он там копается?
Прибывший ловко спрыгнул с лошади и, не глядя, сунув кому-то поводья, бросился к парадному входу во дворец.
Альдо тот час же занял полагающееся ему по статусу место и, напялив маску рассеянного терпения, приготовился ждать. Робер спокойно встал за его спиной, но у Иноходца плохо получалось скрывать терзавшее его предвкушение.
Наконец, двери распахнулись и в зал влетел слегка растрепанный Валентин Придд. Глаза присутствующих просто впились в него.
- Ну?
- Достал? - Одновременно спросили Альдо и Робер. И Придд, отточенным жестом отбросив со лба прядь, неторопливо достал из сумки Его.
- Ах! - Единодушно выдохнули ждавшие.
- Зимний излом, том второй, Яд минувшего. - Гордо отрапортовал Придд.
- А теперь читать. - Скомандовал Альдо, принимая из протянутой руки книги и укладывая ее на коленях. Повелители расселись на подлокотниках, и Ракан перевернул первые страницы.
В зале воцарилась тишина, прерываемая время от времени комментариями вполголоса.
- Ух ты, и это я так сказал? - Пробормотал под нос Ракан, пресекая попытку Придда перевернуть страницу. - Подожди, дай выучу что ли. На всякий случай.
Помолчали. В течение этой паузы Альдо старательно шевелит губами. Затем все снова с головой погружаются в чтение.
- Ого! Ну, Валентин, такого я от тебя не ожидал. - Отчетливо произносит Альдо, и прищурив глаза смотрит в лицо Придду. Валентин с невозмутимым видом принимается тщательно изучать свои ногти.
- А Робер. А еще друг называется. - Эпинэ смущенно ерзает на подлокотнике, не зная, что сказать.
Альдо переворачивает страницу, и все снова с головой уходят в чтение.
Наконец, последний лист дочитан, и читавшие медленно приходят в себя.
- Ну как? - Интересуется Альдо. - Что скажете?
Придд предпочитает помалкивать. Робер задумчиво водит пальцем по подлокотнику.
- Молчите? Ну и ладно. - Ракан встает с трона и начинает неспешно прохаживаться по зале. - Теперь о насущном.
- Да, о насущном. - Вмешался Робер. - Надо Ворону в Багерлее отнести - пусть тоже почитает.
- Не дам! - Альдо прижимает книгу к груди. - Это мой экземпляр. Для Алвы просите у Придда.
Все взгляды концентрируются на Валентине. Придд, к искреннему удивлению присутствующих, смущается.
- Ну ммм. понимаете. у нас только один экземпляр.
- Что?! - Всполошились Робер и Альдо.
- Не может быть! - Ракан бесцеремонно залез к Придду в сумку, пытаясь найти там заныканный экземпляр ЗИ. - У него же тираж.
- Тираж. - Передразнил Альдо Придд. - Вы лучше вашего Окделла спросите, зачем ему весь тираж. Во всем Надоре столько народу не найдется, а уж тем более грамотных.
- Что? - Не понял Ракан. - причем здесь Ричард?
- А притом, - огрызнулся Придд. - Он весь тираж оптом купил. Мне вот только один экземпляр достался. А он даже Катарине книгу не подарил, жмот надорский. А она так плакала-плакала, просила, что хоть глазком. Нет, не дал. Мерзавец.
- Робер. - Позвал Альдо. - Пойдем-ка Ричарда поищем, чувствую, у меня к нему важное такое дело. Повелительских масштабов.

Робер и Альдо выбираются на воздух.
- Ну и где его искать?
- Кажется, я догадываюсь. - Придд ведет Робера и Альдо на задний двор, который теперь представляет собой на редкость примечательное зрелище. Точно посередине, там, где раньше красовалась клумба с тюльпанам, вырыта огромная ямища, почти доверху заваленная книгами. По этому великолепию лениво прогуливается свинячий матриарх, время от времени поддевая пятачком великолепие обложек. Рядом на опустевшей подводе сидит Ричард Окделл, он читает.
- Дикон.
Не слышит.
- Ричард.
Не слышит.
Дело берет в свои руки Валентин.
- Эй, Окделл!
Дикон болезненно дергается и поднимает голову.
- Да-да, тот Окделл, который на подводе сидит.
Ричард оглядывается и видит сначала свинью, затем и Придда.
- Ах ты.
- Дикон, раз уж решил книги все равно закапывать, будь добр, поделись с сузереном книжкой. - Альдо добродушно улыбается и протягивает руку. Его предложение производит совершенно неожиданный эффект. Окделл спрыгивает с подводы и начинает пятиться, прижимая книгу к груди. Затем хватает лопату и начинает быстро-быстро закапывать яму, приговаривая, как заведенный:
- Никто не узнает. Никто ничего не узнает.
Альдо и Робер недоуменно пожимают плечами. Придд презрительно щурит глаза и как бы невзначай роняет.
- Скоро допечатка будет.
Окделл старательно прислушивается, прикидывая, во сколько надо проснуться, чтобы допечатку скупить.
- Ну что будем с Вороном делать? - Спрашивает у Альдо Робер.
- Ладно, пусть читает, - великодушно разрешил Альдо, отдавая свой экземпляр Придду, - как-никак главный герой.

URL
2007-05-11 в 14:11 

Ладья Его Величества
Вроде все. Если знаете еще - поделитесь, у меня на винте больше нету)))

URL
2007-05-11 в 14:28 

Данька
а для меня? про "с перьями или без перьев?"

2007-05-11 в 14:30 

Ладья Его Величества
_Данька_

Cпасибо. а я про него уже саавсем забыла))

«Истинные талигойцы»
Мини-опера,
Исполняется хором агарисских сидельцев под аккомпанемент ножей и вилок, в который мелодичной нотой вплетается перезвон хрустальных бокалов.


- …И целям нашего собранья…
- …я даже встал с утра поране…
- …отечества не чужды беды…
- …И мне. Но лишь после обеда…
- …Мегзавец нам за все заплатит…
- …попробовав еще салатик.
- …Покрылись плесенью законы…
- …им далеко до Карлиона…
- …ему в лицо бесстрашно бросил…
- …Па-адайте мне во-он тот па-адносик!
- …Да, это заговор, и цели…
- …его мы только что доели.
- …ведь неизбежен крах империй…
- …Так с перьями или без перьев?
- …Честнее не было барона…
- …но только лишь без кардамона…
- ...Я пью всегда за Талигойю!
- …бедняга, видно, спился с горя…
- …Ведь мы – древнейшее дворянство…
- …Всецело... ик... осуждаем... ик... пьянство!..
- …Страну – страну! – собрал по крохам…
- …не все из Кэналлоа плохо…
- …Хоть он подлец, не знавший равных…
- …в глазах истогии опгавдан…
- …Они повесили Пеллота…
- …как истинного патриота…
- …В душе не заживают раны!..
- …так натирайте их шафраном…
- …Какая стойкость… и упорство…
- …Бедняга умер?..
…от обжорства…
- …Да, это страшная потегя…
- …Но с перьями или без перьев?..



URL
2007-05-11 в 14:31 

Ладья Его Величества
Объяснение Эйвона Ларака с комментариями Луизы Арамоны. Комментарии делались про себя, дабы не пугать кавалера заранее)))

- Сударыня, прошу со мной
Вас прогуляться до вершины.
(Нет, объясняться - так весной,
Зимою – только у камина).

- Здесь ждал, когда взойдет заря,
Эгмонт* в последний день в НадОре*…
(Прошу, не тратьте время зря
На пересказ чужих историй).

- Эгмонт погиб, а мы спаслись…
А вы прекрасны так и крОтки…
(Я понимаю: после крыс
Корова кажется красоткой!)

- Вы – свет моих последних дней!
Вы – солнца луч среди ненастья!..
(Так объясняйтесь же скорей,
Пока я не замерзла насмерть!)

- О снисхождении молю…
Вы – мой причал средь моря скверны!
Луиза! Я вас так люблю!
- И я вас. (А теперь в таверну).

*Изменения в постановке ударений вызваны поэтической необходимостью и ленью аффтара)))

URL
2007-05-11 в 15:08 

"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
утащено!!!!!!!!!!!!

2007-05-11 в 15:28 

Зануда и тормоз
Маркиз
Молодец! :friend:
Кое-чего я, оказывается, не читала :attr:
Тащу в цитатник, спасибо :goodgirl:

2007-05-11 в 15:30 

Джулиан Блэйд
Сам себе ПАСЕ
Умничка! :kiss:

2007-05-11 в 15:52 

По-своему положительный персонаж. (с)
Спасибо!

2007-05-11 в 17:03 

Ладья Его Величества
Это вам всем спасибо))) А, в превую очередь, Вере. Ведь все именно с ее книг началось)))

URL
2007-05-11 в 17:05 

Profession oblige
Большое спасибо. Наконец-то можно всё найти в одном месте, а не выискивать по сайтам!

2007-05-11 в 17:54 

Ладья Его Величества
URL
2007-10-11 в 15:10 

Ладья Его Величества
Матильда. Черная Алати.
Автор. Маркиз
Бета-ридер. Майя.


Эх, кубок залпом. В Золотую ночь один закон – пей да веселись! Иначе нельзя. А какое веселье без вина? Какое веселье без жадно тянущихся к темно-синему небу языков костров? Какое веселье без истошно надрывающихся и зовущих в пляс скрипок?
А где наша не пропадала!
Матильда опрокинула в себя добрую половину содержимого солидной бронзовой чаши.
Теперь – плясать! И пусть на том свете жарко станет!
Над ухом оглушительно грохнуло и рассыпалось ворохом искр. И в костер тот час же полетела очередная кружка с порохом.
В Алати всегда умели и любили гулять. Это не чинные приемы в окружении агарисских сидельцев, фальшивые насквозь, как большая часть надетых на них камней. Как же! Без пронизанных слезами патетических речей об измученном Олларами отечестве и праздник не праздник.
Гнусь и мерзость. Жизни в них нет, сердца в них нет. И мечты у них такие же мелкие и гадкие, как и интересы. Твари. Пауки серые.
Там… Там нельзя было даже вдохнуть полной грудью, а здесь…
Эх, твою кавалерию, гуляй Черная Алати!
Здесь – живут! Там – только существуют. Жрут за чужой счет, рассуждают невесть о чем за чужой счет. Похваляются победами – то же за чужой счет. Ничего своего – все краденое. Все, до последнего слова.
Здесь – свое. От сердца, от души… от земли.

Черной ночкою дорога
Прочь от дома увела.
Я для милого дружочка
В косы ленты заплела.


Матильда легко взлетела в воздух, надежно схваченная за талию сильными руками, рассмеялась и нахально поцеловала поднявшего ее капитана.
Эх, молодость. Была-сгинула. Вспыхнула и погасла. Полыхнула пороховой кружкой в костре, и оставила по себе дым и легкий привкус горечи на языке.
Так пляши, пока пляшется! Люби, пока любится! Потом поздно будет.
Гори, Золотая ночь, отгорай!


URL
2007-10-11 в 15:10 

Ладья Его Величества
Барботтизм


Трогательная история о страдании юного пня, еще не подрубленного, с малолетства окруженного завистниками и прочими недоброжелателями.
С моралью и примечаниями страдающего аффтара)))))



И в июльские дни, и в январский мороз*
Я в Гальтарских** лесах безотцовщиной*** рос.
Утром солнце, лучась, покидало купель****
Я был счастлив тогда, неподрубленный пень*****
Дни брели чередой, собираясь в года,******
Снег сошел, и весной приключилась беда.
Слезно я возрыдал, злую участь кляня, -
Древоточцы, увы, невзлюбили меня.
И точили, точили покорную плоть…
Я взмолился: «Пошли добрых дятлов, Господь!*******»
И страдал я так долго, считая урон.
Но слетелись вдруг дятлы из дальних сторон.
И, стремясь отовсюду личинок добыть,
Мое бедное тело решили долбить.
И добили, долбили покорную******** плоть…
Я взмолился: «Пусть сдохнут все дятлы, Господь!
Преврати их в лягушек, сожги, прокляни…»
И под утро бесследно пропали они.
Только жил я свободным не более дня –
Древоточцы опять невзлюбили меня…
И приходит с тех пор за бедою беда.
Что ж, отвергнутый гений обязан страдать*********.
И терзает меня злых завистников яд:
То одни наползут, то другие летят.


* - Отсылка к классическому началу, намекающему на быстротечность человеческого бытия, и дошедшему до нас еще с Гальтарских времен.
** - Сейчас все Гальтарское в моде. Хвала Альдо.
*** - Так получается еще жалостливее.
**** - Типа восходило по куртуазному.
***** - Крайняя степень счастья для пней.
****** - Эк какой эпитет.
******* - Воззвание к абсолюту обязательно для всех отвергнутых гениев, потому что люди злы и неблагодарны (с) Риш.
******** - Это не бдсм. Это непротивление злу насилием.
********* - Тяжела ты, шапка Мономаха…

URL
2007-10-11 в 15:12 

Ладья Его Величества
Расскажи мне о море, моряк.

Для Травница Аль

- Расскажи мне о море, моряк, ведь из моего окна я не вижу его. Расскажи мне о море, моряк, ведь я ничего не знаю о нем…


- …Воспользовавшись нашим гостеприимством с помощью золота и лживых речей склонил…
Голос Адгемара сочился лицемерным сожалением, был им перенасыщен до горечи, до оскомины, но Робер не вслушивался в его слова, он, не отрываясь, смотрел на бросаемые к ногам Рокэ головы. Мильжа, Луллак… Выжить в Дарамской бойне, уйти от сели, чтобы… составить часть привезенного казаром выкупа. Выкупа за собственную жизнь и собственную власть.
- …Я жду ответа Талига, потому что в руках его наша жизнь и наша смерть. Что скажет побежденным Проэмперадор Варасты? – Казар почтительно согнул спину, ожидая ответа. Или, желая спрятать от чужих глаз, выражение лживой покорности на лице.
Действительно, что скажет? Примет ли золото, россыпь ничего не значащих слов, ящик голов, руку принцессы и талигойского пленника в придачу?
Рокэ скользнул ленивым взглядом по представленной ему на обозрение картине, скучающе зевнул и, наконец, ответил:
- Мы находимся на землях Бакрии, и лишь ее король вправе принимать решение о мире.
Адгемара, как казалось, подобное развитие событий нисколько не смутило, в мягком голосе не мелькнуло даже тени сомнения, когда он почтительно приветствовал «брата своего Бакну».
Но выбранный королем деревенский старейшина не ударил в грязь лицом, как следует прижав казаронского Лиса, и Робер не мог не отдать должного Алве, успевшему так здорово поднатаскать козопаса.
- Подведите того, кто позвал бирисских кошек в Варасту.
Роббера грубо толкнули в спину, и он упал. Очень неудачно. Но никто из окружающих – ни кагеты, ни бакраны, даже не намеревался помочь пленнику подняться.
- Юноша, да помогите же ему в конце концов. – Досадливо распорядился Рокэ, и молодой Окделл опрометью бросился ему на помощь.
- Так, теперь усадите его, голову закинуть, на переносицу – лед. И развяжите его. Не казарон – не убежит. – Казалось, Ворона уже порядком утомил этот неудачный спектакль, и он только и ждет возможности покинуть зрительный зал.
Робер отказался от помощи, тяжело поднимаясь, и подошел к бакранскому королю сам.
Тот что-то спрашивал, а Эпинэ что-то отвечал ему. Что-то, произведшее впечатление даже на этого иссеченного морщинами старика. Только что именно, он помнил плохо – перед глазами, как живые, стояли Мильжа и другие…
- Суд Бакры! – Возвестил старик. – Кровь убитых обвиняет, а Бакра судит.
Ворон усмехнулся и достал пистолет.
«Действительно, божий суд, - мимоходом подумал Робер, заметив, как тряхнул головой, отбрасывая волосы со лба, Рокэ. – Будь Ворон трезв, исход был бы заранее предопределен, а вот спьяну он может и пощадить».
- Молитесь, Ричард… – Бросил своему оруженосцу Рокэ, неторопливо прицелился, а затем, пьяно рассмеявшись, отступил в сторону и, перебрасывая пистолет в левую руку, провозгласил:
- Да свершится чья-нибудь воля!
Грянул выстрел. И Робер не сразу понял, что, в отличие от хитроумного Адгемара Кагетского, остался жив.

Дорога уводила Робера прочь, бакраны считали своим долгом покровительствовать оправданному Бакрой, а Рокэ даже дал ему лошадь. Рыжего полукровку. Теперь он не сомневался, что поездка с самого первого дня была обречена на неудачу, приведшую к гибели многих и многих. И еще он знал, что никогда и никому не расскажет о своем разговоре с Алвой. Разговоре, который он ведет про себя до сих пор.

Алва откровенно бездельничал, мурлыкая себе под нос какую-то песенку, однако брошенное Робером обвинение все-таки не застало его врасплох.
- Вы нелюдь!
Рокэ лишь улыбнулся в ответ:
- То есть вы полагаете, что вырезАть жителей деревень больше соответствует человеческой натуре? Что ж, может быть. Топят у нас действительно реже… И вообще, если кто-то воображает себя барсом, а других – скотиной, рано или поздно он нарвется на охотника. – Выражение его глаз откровенно не понравилось Эпинэ.
- Когда-нибудь вы тоже нарветесь. – Зло огрызнулся Робер.
- Возможно. – Пожал плечами Рокэ. – Буду надеяться, что когда-нибудь высшие силы направят вашу руку.
- Это вряд ли. – Не смог удержаться Эпинэ. – У вас уже есть покровитель, герцог. Спасающий вас с завидным постоянством…
- О да! – Подхватил Рокэ, но на этот раз в его смехе чувствовалась явная толика горечи. - Вот этого-то я и боюсь. Потому что однажды я могу ему наскучить…

Дорога уводила Робера прочь, а память с упрямым постоянством воскрешала непонятную обреченность, прозвучавшую в словах Ворона, обреченность, которую так и не смогла полностью растворить в себе злая бесшабашность. И снова и снова преследовали Робера привязавшиеся слова напеваемой Рокэ песенки. Такие же горькие и по-своему непонятные…

Расскажи мне о море, моряк,
Ведь из окон моих я не вижу его.
Расскажи, как под утро заря
Красит золотом прозелень волн за кормой.
Расскажи, что ветра говорят,
Увлекая твой парус вдаль от берегов.
Расскажи мне о море, моряк.
Расскажи, как вернешься домой.

Расскажи мне о море, моряк,
Ведь не знаю, увы, совершенно о нем.
Расскажи мне, как чайки парят
И восходит на траверсе звездный маяк.
Расскажи мне, не трать время зря,
Заливая тоску слишком крепким вином.
Расскажи мне о море, моряк,
Расскажи мне о море, моряк.


URL
2007-10-11 в 15:13 

Ладья Его Величества
Доракская оптимистичная)))


Когда палаты, как тюрьма,
И взгляды, как ножи.
Его волшебный аромат
Тебе дарует жизнь.
С приходом утренней зари
Мир станет веселей.
Ты только шадди завари
И чашечку налей.
Ты только шадди завари
И чашечку налей.

Он утром пробуждает нас.
Это – раз.
Поможет подобрать слова.
Это – два.
С ним ложь, как правда, что ни ври.
Это – три.

Дорога совести крива,
Меняя тож на тож,
Но шадди уравнял в правах
Мерзавцев и святош.
Он одинаков для шутов,
Бродяг и королей.
Ты только шадди приготовь
И чашечку налей.
Ты только шадди приготовь
И чашечку налей.

Есть время книжку почитать.
Это – пять.
Там яда нет? Иль все же есть?
Это – шесть.
Легко уйти от прежних схем.
Это - семь.

Пусть кто-то предпочтет вино,
Иль тинту, иль коньяк.
Но эти глупости давно
Отправил к кошкам я.
Ведь заключаются пари
Всегда навеселе.
Ты лучше шадди завари
И чашечку налей.
Ты лучше шадди завари
И чашечку налей.

Вновь с чистого листа начать.
Сорок пять.
Ведь шадди это кое-что.
Ровно сто.
Жизнь, право слово, удалась.
Снова раз.

Доброе утро))))

31.08.07

URL
2007-10-11 в 15:13 

Ладья Его Величества
Цветущих вишен влекущий яд…(с) Ги


Дорак сидел за столом, водрузив на него локти и, подперев подбородок рукой, смотрел на пламя зажженной свечи.
Все-таки нельзя смотреть в глаза прежней любви. Нельзя встречаться взглядом с собственной молодостью. С давно ушедшей, ставшей пеплом и тенью, ветром, принесенным в раскрытое окно ароматом цветущих вишен. Даже не ароматом, нет, его отголоском. Точно такой же тенью, еще одной отсчитанной бусиной судеб в четках дней.
Время. Мельничное колесо, день за днем, год за годом, перемалывающее в крошево зерно событий, людей: и великих игроков, и тех, кто статусом пониже. Ему все равно, что будет гореть в жадной пасти его камина. Главное, что пока есть пища, человеческие дрова, обреченные сгореть и рассыпаться золой несбывшихся помыслов, есть запас хода эпохи.
Так заведено, и не ему пытаться изменить предначертанное.
Они уходят, один за другим, Его высокопреосвященство Диомид, Его высочество Георг, соберано Альваро… Титаны, столпы основы…
Теперь и Анри-Гийом Эпинэ. Те, кто олицетворял величие эпохи, кто представлял ее на сцене времен, кто ассоциировался ее. Кто был ей.
Уходят…
А впереди лишь мокрая от дождей земля, и ничего… ничего больше…
Вино почему-то одуряющее пахло вишней, кружило голову вишневым туманом, запорашивало взгляд метелью опадающих лепестков, пеплом сгоревшей молодости. И мелодичный перезвон хрусталя почему-то отозвался эхом поминального звона.
Время… вышло?..
Прочь.
Дорак выплеснул остатки вина в камин и, потребовав шадди, начал писать. Но избавиться от накатившей меланхолии не удавалось никак.
Первые выведенные строки письма, совершенно обычного письма: не скрытой за тенью созвучий тайны секретного донесения, не тонко-плетеного кружева дипломатии высшего пошиба нет. Просто письма, такого, какие пишут друг другу люди.
«Рокэ, Вы наверняка удивитесь, получив это письмо»…
В комнате почему-то сразу стало темнее. Или это лишь показалось ему?
Но резкое движение воздушных струй, взъерошившее волосы на затылке, властно вмешалось в ход его мыслей, холодным поцелуем изгнав из головы угнездившуюся там ерунду.
Дорак удивленно хмыкнул и, отодвинув в сторону недописанное послание, принялся просматривать дожидавшиеся его внимания бумаги.
Сварливый голос, раздавшийся словно бы из ниоткуда, заставил его вздрогнуть от неожиданности и выронить на пол лист, испещренный столбцами цифр.
- Ну и долго мы будем дурака валять?
- Кто здесь? – Не то, чтобы его так уж сильно интересовала личность пробравшегося в его покои негодяя, но заданный вопрос мог помочь выиграть время. Время чтобы… Чтобы что? Кинуть в него донесением об обстановке на границе?
- Смерть твоя. – Ворчливо отозвались из угла, подтверждая самые нехорошие предположения Дорака.
- И? – спросил он, просто чтобы хоть что-то спросить. Услышать звучание своего голоса, способное доказать, что происходящее не сон, не плод его воображения.
- Что и? – Также невежливо переспросил гость, так и не выходя из угла на свет. – Согласно прописанному автором ходу твоей жизни, ты уже пятнадцать минут назад должен был написать письмо первому маршалу, накидать схему правления Рокэ Первого и благополучно отправиться к праотцам. А вместо этого что? Не канон, однако.
- Какой канон? – С интересом спросил Дорак.
- Смотри. - На столе перед Сильвестром сама собой возникла тяжелая книга странного формата в ярко-красной обложке. – «Лик победы», В. Камша, Москва, «Эксмо», 2005 г., страница 251 и дальше.
Дорак отлистал к означенному месту и углубился в чтение. Через какое-то время он отложил в сторону книгу и задумчиво пожевал губами.
- Убедился? – С подозрением спросил гость.
- Ну если канон… - растроенно протянул Дорак. – Значит, придется. Что надо писать?
- Ну ты того-этого, совсем старенький, не помнишь, чего с десяток минут назад прочел? – Огрызнулся Смерть. – Про вишни пиши.
- Про вишни? – Переспросил Сильвестр и, пододвинув к себе чистый лист бумаги, принялся что-то быстро сочинять. – Сойдет? – Поставив точку, поинтересовался он у гостя.
Тот, не покидая облюбованного угла, просто протянул руку, и бумага сама собой перепорхнула в его пальцы.
- Вишня. Род деревьев и кустарников семейства розоцветных. В плодах содержатся сахара, органические кислоты, дубильные вещества, витамины… - Назвавшийся Смертю, не веря, вгляделся в написанные строки и с негодованием в голосе поинтересовался. – Издеваешься?
- Но вы же сами сказали, писать про вишни. – Удивленно поднял брови Дорак.
- Про вишни. Про любовь, ушедшую молодость и прочую романтику. А это что? Это явный ООС. – Отрезал Смерть.
- Не ООС, а АУ. – Поправил Дорак.
- Не АУ, а ООС. – Тут же отозвался гость, ерзая в своем углу, видимо, пытаясь устроиться поудобнее.
- Все же это АУ. Погодите. – Жестом остановил своего палача Сильвестр. – Я поясню. С авторской позицией я ознакомился и не могу не признать ее правильность. Я все понимаю, что за посягательства на избранника мне прилетело от абсолюта. Хорошо прилетело. Наверняка. Не надо ссылаться на канон, мне все понятно. Но чисто по-человечески. Мне еще столько надо сделать… С теми же вишнями разобраться… Так что можем встретиться здесь же, но примерно через год.
- Не, ну надо все хитрые какие. – Обиделся Смерть. – Как судьбы вершить – так мы первые, а как за базар отвечать – через год зайдите. Не, так дело не пойдет. Пиши про вишни, не тяни. У меня еще работа на сегодня имеется.
Дорак покорно потянулся за пером и чистым листом и, какое-то время отрешенно созерцая идеально белую поверхность, решительно отодвинул его в сторону.
- В чем дело? – Вмешался Смерть.
- Не могу я, ну не могу. Понимаешь? – Сильвестр с надеждой посмотрел в темный угол. – Это же только до 267 страницы. А дальше что? Я теперь и умереть не смогу спокойно, пока не узнаю, чем закончится.
- Бардаком закончится. – Брюзгливо подвел итог незваный гость. – Потом там еще три книги вышли. И еще намечаются. Это тебе на месяц читать…
Дорак тяжело вздохнул, проклиная мерзавку-судьбу, поманившую раскрытыми страницами книги, но издевательски захлопнувшую ее перед самым носом.
Смерть молчал, но что-то в его облике изменилось. Слегка, почти незаметно на первый взгляд, но все же ощутимо. То ли контуры стали размытее, то ли свету в углу прибавилось…
- Так и быть. – С мрачной решимость произнес незваный гость. – Читай.
Перед Дораком тот час же возникли четыре толстых тома.
- Это все? – Не мог не поинтересоваться он.
- Нет. Еще «Сердце Зверя», но он в процессе. Ладно, изучай, чит-татель. – Уже более благожелательно ответил Смерть. – Я еще зайду. И чтобы к моему приходу про вишни написано было.
- Непременно. – Рассеяно отозвался в след тающей в углу темноте Дорак.
Он уже читал…


URL
2007-10-11 в 15:14 

Ладья Его Величества
Патриётическая азбука

Большое спасибо Юле и Максу за поддержку и подсказки, Аллор ( Тао2) - за непосредственное участие и, надеюсь, еще за кое-что в будущем)))

Командующий Южной армией, маркиз Дьегаррон.

ПС. Спасибо Бонифацию за постоянное спаивание начальства.


А - адуан
Хоть он небрит и много пьет,
Но настоящий патриЁт.

Б - бакраны.
Козел бакранам бог и стол,
Но Бакна Первый - не козел.

В - Вараста.
Вновь на Варасту зря позарясь,
Остались без всего казары.

Г - Гайифа
Гайифцы славятся укладом.
Но лучше не вставать к ним задом.

Д - Дриксен
Долго дрикс давил на жалость.
Густь вкусней, когда зажарен.

Е - Елена.
Елена - славная принцесса,
На кой ей ТаРакан-повеса? (с) Аллор

Ж - Жаймиоль
Нет счастья. Миф - покой и воля,
Но вечны куры Жаймиоля.

З - Закатные твари
Там при дворе, средь эров знатных,
Так много тварей. Не-закатных.

И - Истинники
Бедняга магнус съехал крышей -
Ведь Истину прогрызли мыши.

К - Кэналлийцы
Не зная тайных коалиций,
Верны Талигу кэналлийцы

Л - Леворукий
Пуста казна, министры - суки.
Во всем виновен Леворукий.

И без поминания собак.

Коль разум с головой в разлуке -
Во всем виновен Леворукий.

М - мориски.
Твой конь бежит не очень рыско.
Продай свой дом - купи мориска.

Н - Ноха
Всех наглецов, порой, неплохо
Водить выгуливаться в Ноху.
(и как прим. - пока там Рокэ цирк показывает)))

О - Оллары.
Отступников постигнет кара.
Поддержим короля Оллара.

П - Придда и предатели
Сумеешь друга угадать ли?
Ведь Придд он не всегда приддатель.

Р - Раканы
Пронизан ветер смрадом гари.
Ракан! Проваливай в Агарис!

С - Суза-муза.
Всем тем, кому мозги обузой,
Прозреть поможет Суза-муза.

Т - Талиг, та-раканы
Спаси Талиг из рук тирана -
Прихлопни тапком та-Ракана!

У - Узурпатор, Ургот
К Урготу узурпатор липнет:
Там много денег/девок и реликвий. (с) Аллор

Ф -Фламинго
Зарвавшись, Манрик власти ищет.
Фламинго далеко не хищник.

Х - Холта
О прошлых временах счастливых
Тоскует Холта за проливом.

Ц - Церковь
Святых отцов ручонки цепки:
Отнять попробуй кус у Церкви.

Ч - Честь, Люди Чести
Читая из Варасты вести,
Переживали Люди Чести. (с) Аллор
ОТ: Первый раз написал пережЕвали)))))))))))

Ш - шадди.
Когда б Сильвестр пил меньше шадди,
Захватчик по стране не шарил.

Щ - Щетина.
Щетина украшает борова.
Наш Окделл тоже не без норова (с) Аллор

Ы - ызарги
Нажравшись, ызарг дрыхнет в луже.
Двуногий ызарг много хуже.

Э - Эвро (орден)
У кавалЭров совесть редка
Его Величества лЭвретки

Ю - Юг
Волной взметнется в сердце ярость.
Юг не потерпит Колиньяров!

Я - Яблоки.
Мешка два яблоков сожрал,
Ваш Хорхе, славный генерал.
Пока ваял)))))))



URL
2007-10-26 в 15:40 

Ладья Его Величества
Сказ о Сузе-Музе, или То, чего не может быть))

Однажды Суза-Муза превзошел сам себя, начертав на стене тронного зала посвящение господину в белых штанах, причем в стихах ругательного содержания. Перед надписью стоят Повелители и Ракан. Смотрят. Изучают.

Альдо (задумчиво).

Лэвон эдак вашу мать!
Как вот это понимать?
Я ведь все ж анакс Гальтарский,
А не так, пошел гулять…

Этот Муза – плут и вор.
То мне пачкает ковер,
То посла зовет усладой,
Словно здесь гайфский двор.

То пришлет ужей букет,
То добавит клей в паштет.
В общем, пред лицом соседей
Портит мне авторитет.

(Роберу)

Так что слушай, друг-Робер,
Из себя тут не кобень,
Отлови мне эту гадость.
А еще верней – убей.

В помощь вот тебе Окделл
(Лучше нет для разных дел).
Отыщи того мерзавца,
А иначе быть беде.

Робер (зло).

Что за прелесть, жизнь моя!
Я ишак? Или свинья?
Как нагадить – так втихую,
Как спасать – так сразу я.

Лишь веревки и гробы
В цену вашей похвальбы.
Я вообще считаю честно –
Суза-Муза должен быть.

Альдо (терпеливо).

Слушай, добрый друг Робер,
Знаю: тяжело тебе.
Но ты все же Первый Маршал,
А не так ни ме, ни бе.

Что касаемо до лжи.
По-другому как, скажи?
Вот когда все-все захватим,
Сразу честно станем жить.

Робер (еще злее).

Ты, Величество-то, чай
Сны от правды отличай.
Или белая горячка
Забрела к тебе на чай?

Альдо (раздосадованно).

Ты, Робер, с сего разА
Хоть слегка фильтруй базар.
Я тебе не хрен гайифский
Иль еще какой казар.

Стыдно мне перед людьми
Так что, Зверь тебя возьми,
Коль хамишь – хами приватно,
А публично не хами.

Не тверди мне каждый день,
Что у нас провал везде.
Выпей что-нибудь покрепче
И сходи в какой бордель.

Робер отмахивается. Альдо с удовольствием возвращается к Сузе-Музе.

Точно. Вместо баб и вин
Сузу-музу мне слови,
Пусть узнает в Багерлее
Проявления любви.

Тот, кто портил колорит,
Будет пойман и раскрыт.
Вот тебе и Придд на помощь,
Славный парень, хоть и Придд.

Придд (надменен и презрительно-отстранен).

Взъелись из-за чепухи -
Повод к буче больно хил.
Ну, подумаешь, стишата.
Ничего вполне стихи.

Вам бы сразу все сломать…
Может, это - блажь ума.
Или, как писал Павсаний,
Лишь оптический обман.

Альдо (скорее удивленно).

Как же это нет вины
В объявлении войны?
Ничего себе обманчик,
Чтоб ремонт на треть казны.

Придд пожимает плечами и уходит.
Робер ему вслед.


Да уж. При такой судьбе
Хрустнул бы любой хребет…
Придд у нас такая штука –
Сразу видно: спрут в себе.

Вмешивается Окделл.

Государь, чтоб без обид,
Мне не нравится ваш Придд.
Я б ему ни в чем не верил -
Точно правду утаит.

Осторожней, Государь,
Не случилась бы беда.
Спрут вообще такая гадость,
Хоть вари ее, хоть жарь.

Альдо (Окделлу).

Ну-ка, Повелитель Скал,
Обороты сбавь слегка.
Спрут варёный много хуже,
Так что пусть живет пока.

Для тебя наш Придд - табу,
Про него пока забудь.
Лучше нам про Сузу-Музу
Сообщи чего-нибудь.

Окделл (загибая пальцы).

Вроде, все вам рассказал:
Про обеденный про зал
И про то, как панталоны
Всем мозолили глаза.

Он там делал, что хотел.
Крал вино, менял постель,
Арамоне даже вЕртел
Вместо шпаги навертЕл.

В общем, за прошедший год
Раззадорил весь загон.
А из остальных деталей
Я не помню ничего.

Альдо (Роберу)

Понял ли, в чем дело тут?
Точно заговор плетут.
Государственная важность!
А ты все про мелкоту.

Так что не мути бульон,
Дело здесь на миллион.
Я уверен: Суза-Муза –
Тайный дриксенский шпиён.

Просечет любой гимнет:
Здесь угроза всей стране.
Ты найди, кто Музе платит,
Пусть он лучше платит мне.

Робер (задумчиво).

Нет, идея неплоха,
Хоть на вид и чепуха.
Очень на тебя похоже:
Все захапать и нехай.

Понимаю. Не вопрос,
Но дела пойдут вразнос.
Потому что с этой Музой
Все иное плюнь да брось.

У меня тут каждый день
Длинный список новых дел.
Я уже и сам не помню,
Я обедал или где.

Сам вот не сечешь ни зги,
А напомнить – не моги.
Мы ж в глазах всего народа
Оккупанты и враги.

Альдо (с видом правящего монарха).

Ты, Робер, мне тут не ной.
Разберемся со страной.
Вот залезу я в Гальтары,
И уже подход иной.

Не вноси мне в мысль разброд.
Ну, подумаешь, народ,
Мы им всем закрутим гайки,
Чтоб не лезли в оборот.

Так что ты неправ вдвойне,
Раз не доверяешь мне.
Кстати, я народ не видел,
Может быть, его и нет?

Ты не горячи коней,
Суза-Муза мне важней.
Он ведь под меня копает.
Впаривает мне свиней.

(При этих словах Дикон обиженно передергивает плечами).

Робер.

Доведешь ведь до греха,
Я же не придворный хам.
Ведь любая кляча сдохнет,
Ежли так на ней пахать.

Ты от дури не буянь.
Лучше раз в окно-то глянь,
Тут сидишь себе весь в белом,
А ведь наше дело – дрянь.

Нужен он тебе на кой.
Времени осталось сколь?
По весне придет фок Варзов
И повесит вниз башкой.

Ты пока забудь про месть,
Думай, что зимой нам есть.
Плюнь на эту Сузу-Музу,
Мало ли, что в мире есть?

Робер поворачивается и уходит.
Альдо смотрит ему в спину со странным выражением.


Словно встал не с той ноги…
Он ведь прежде был другим,
А теперь все ждет, как будто
В срок придут взимать долги.

Окделлу (доверительно, обнимая за плечи).

Неспроста весь этот хай.
Тут проблема не в стихах.
Что-то говорит мне: Муза
Притаился здесь, в верхах.

Дикон пытается что-то возразить, Альдо останавливает его великолепным жестом.

Ты надежен, как скала.

(почти на ухо)

Я тут разработал план,
Чтобы подлого мерзавца
Вытащить из-под стола.

Я бардак не потерплю,
Мне любая хитрость – в плюс,
И в итоге бы гаденыш
Шею б сам продел в петлю.

Дикон (глаза у него делаются совершенно ошалевшими).

Я сгораю от стыда –
Мне никак не разгадать,
В чем сокрыта ваша хитрость?
Ум такой – ценнейший дар.

Альдо (покровительственно).

Раз ты думать не мастак,
Разъясню уж что да как.
Муза сам себя раскрыл бы
И попался б как дурак.

Где-то тут, недели с три,
Процитировал мне Придд
Из Павсания идею:
На воре колпак горит.

Сколько душу не трави,
Зарекись хоть на крови,
Но окажется тот Музой,
Кто подхватит крик: «Лови!»

Но ни Придд, ни Эпинэ
Не подАли повод мне.
Если в чем их заподозрил,
Так в отсутствии манер…

Окделл (отрывисто бормочет себе под нос).

Значит, снова этот Придд…
Как там это? Ври - не ври,
Тот, кто начинает первым…
И на нем всё погорит…

(Вслух).

Да, теперь понятно всё.
Фишку вашу я просек.
Я ведь все же Вепрь Надорский,
А не в щупальцах осел.

Как вы все-таки правЫ!
Хоть я к прямоте привык,
После разъяснений понял:
Суза-Муза – это…

(с видом человека, сложившего два и два и получившего на выходе четыре).

…Вы!

Занавес.

URL
2008-07-11 в 17:13 

Ладья Его Величества
Окделлская, прощальная

Как родная мать меня
Провожала,
Тут и вся моя родня
Набежала.
Караулит впереди
Доля злая.
Без тебя не вымрет, Дик,
Этот Лаик.
Не пришлось б от многих дел
Зарекаться.
Не достал б тебя, Окделл,
Хитрый канцлер.
Дрых бы лучше в темноте
На перинах,
Ловчих избежав сетей
Катарины.
Не стоял бы на торгу,
Как коняга.
И не бывшему врагу
Дал присягу.
Верил бы, что высший класс
Старый замок.
И не знал бы знойных ласк
Куртизанок.
Принял бы за глупый сон
Явь Варасты.
И не выносил бы сор
Свалок властных.
Не добралась б до Рокэ
Чести свора.
И не знал б накоротке,
Кто есть Ворон…
Черной бы не пил крови.
Может статься,
Что другого б отравил
Подлый Штанцлер.
Знал бы, дальше что, поди,
Спас бы душу?
Без тебя там тесно, Дик…
Не послушал…

14.11.2007

URL
2008-07-11 в 17:14 

Ладья Его Величества
Где-то в Варасте

Хорхе Дьегаррон сидел за столом и, откинувшись на спинку кресла, хрупал яблоком. Яблоко было большое и на редкость вкусное, с этаким кисловатым привкусом свежего осеннего утра. Прямо перед ним, стояла ваза с завлекательно выставившими свои бока плодами.
Начало (уже вывешавшееся)Непонятно почему, но кэналлийцу очень нравились именно местные яблоки. Зеленовато-желтые, с крепкой кожурой и терпким запахом они разительно отличались от краснощеких, почти прозрачных от сока яблок юга. Может быть, именно поэтому они так притягивали Дьегаррона. Кто знает?
Главное, этот год оказался очень урожайным на яблоки.
- Предаваться безделью – грех тяжкий весьма. - Дверь распахнулась, явив взору генерала массивную фигуру святого отца. – Ибо время, которое можно провести с пользой для разума, много ценнее времени, проведенного с пользой для тела.
Бонифаций тяжело плюхнулся напротив и, подозрительно скосив взгляд на вазу с яблоками, осведомился.
- Неужто оскудел источник прежде бездонный и пламень, жизнь дарующий, угас?
Хорхе, не говоря ни слова, поднялся и, открыв бюро, извлек оттуда полупустую бутылку касеры и стаканы.
Святой отец оценил объем жизненно важной жидкости и, разливая ее по стаканам, разочарованно мотнул головой.
- Нету больше. – Честно сознался Хорхе, разводя руками. – Ничего больше нету. И от полынной настойки один дух остался.
- Что ж, – печально объявил Бонифаций, - придется нам довольствоваться малым. Ибо сказано в Писании: «и за дни щедрые, когда пастбища зелены травой и тучны стада, на них пасомые, и за дни скудные, когда трава желта, а скот тощ, следует нам одинаково благодарить Создателя. Потому что скудость позволяет нам по достоинству ценить редкое изобилие».
- Хорошо сказано. – Дьегаррон залпом проглотил содержимое стакана и потер начавший к вечеру ныть висок.
- Однако же, - продолжил Бонифаций, - нам не стоит оставлять все на откуп Создателю, ибо далеко он от нас, а с расстоянием труднее разглядеть подробности мелкие, но важные.
- Ммм? – Хорхе уже успел вгрызться в очередное яблоко.
- Я говорю, что негоже бесцельно переводить плоды, дарованные нам Создателем, когда их можно применить с большей пользой.
- Как это бесцельно? – Сразу обиделся Дьегаррон. – То есть своевременный подкорм голодающего генералитета не является стратегически важной задачей?
- Ну почему же, - пошел на попятную Бонифаций.
- А подкорм духовенства является стратегически важной задачей? – Хорхе хитро усмехнулся, протягивая выловленное яблоко святому отцу.
Бонифаций осторожно уцепил его двумя пальцами за плодоножку и поднес к самому носу.
- Все равно. Использование сих плодов столь напрашивающимся способом есть отсутствие фантазии и нежелание видеть скрытые резервы. – Святой отец осторожно отправил яблоко обратно к собратьям. - Есть у меня идея, сыне. Жди.
Епископ всея Варасты с трудом выкарабкался из кресла и, не опускаясь до объяснений, отправился вон. Дьегаррон недоумевающе пожал плечами и снова принялся за отвергнутые – зря! - яблоки.
Время неторопливо двигалось к обеду.

Хорхе Дьегаррон сидел за столом, подперев подбородок рукой, и читал сводку. Точнее, пытался читать. Поселившаяся в виске проклятая боль никак не давала сосредоточиться. Не то чтобы она была уж особенно непереносимой, скорее, назойливой, но легче от этого не становилось. Даже наоборот.
Святой отец до сих пор не появился. Забыл что ли? Хотя подобное поведение не было свойственно Бонифацию, но надо же когда-то начинать. Может, он и начал?
Поймав себя на попытке в шестой раз прочитать один и тот же абзац, Хорхе разочарованно зевнул и вслепую нашарил в стоявшей рядом вазе яблоко. Последнее.
Дьегаррон с тоской покосился на опустевшую вазу. Но сколько бы он ни пытался гипнотизировать ее взглядом, яблоки не появлялись. Ну никак.
Можно, конечно, было встать и распорядиться принести еще, но случайно попавшее в поле зрения окно, за которым уже начинало светать, заставило генерала отказаться от первоначальных планов по дальнейшему истреблению – до последнего врага! - яблок и с утроенными усилиями приняться, наконец, за сводку.
Снились ему почему-то багряноземельские пустыни, по странной прихоти не желавшего отправляться на покой сознания, засаженные садами. Только на деревьях вместо яблок росло какое-то непотребство. Почему-то фиолетовое и мохнатое.
И еще там бродили самые настоящие Закатные Твари, время от времени точа солидные, не уступавшие размером – да и остротой – длинному кинжалу когти о стволы странных яблонь.
Он хотел уже развернуться и уйти по-тихому, но тут одна из животин, почуяв что-то, повернула голову в его сторону и почти членораздельно взревела.
А потом еще раз и еще.
Дьегаррон разлепил глаза – он опять умудрился уснуть в кресле – над ним возвышался Бонифаций. Святой отец был не просто доволен, он был очень доволен, словно бы над Варастой прошел дождь из касеры.
- Что случилось? – Хорхе осторожно подвигал затекшей шеей, пытаясь вникнуть в смысл происходящего.
- Вот! – Бонифаций с неожиданной для его комплекции ловкостью и аккуратностью, развернул дерюгу, открывая взгляду генерала солидный агрегат неясного функционального назначения. Хорхе с тоской оценил размеры оккупированной агрегатом территории и перенес бумаги на конторку. Так, на всякий случай.
- Что это? – Он осторожно прикоснулся к торчащей в сторону трубке. – Сюда порох засыпают?
- Иэх! – Святой отец с невыразимой тоской и не менее выразимым презрением воззрился на генерала, не скрывая явно нелестных мыслей об умственных способностях некоторых вояк. – Это замысел великий и вещь ценнейшая, Создателю уподобиться позволяющая. Ибо Создатель, при явлении своем, превратил воду в вино. Я же, скромный слуга его, на такие подвиги не способен. Но вот уподобиться Ему в малости я могу. Ведь мысль человеческая она тоже от Создателя.
- Не томите, святой отец. – Хорхе заметил, что вазу с огрызками заменила ваза с яблоками, и цапнул одно, самое желтобокое. – Рассказывайте.
Бонифаций ловко перехватил его руку и вывалил яблоко обратно в вазу.
- С помощью сего приспособления плоды земные превратятся во влагу божественную. – Таинственным тоном объявил он и, завернув шедевр инженерной мысли, покинул помещение.
Дьегаррон снова недоумевающее пожал плечами ему во след. Похоже, этот жест становился для него привычным.
В этот день Бонифаций больше не показывался.

ФиналИ все бы ничего, но на следующее утро ваза для яблок оказалась почему-то девственно чистой. Привыкший к фруктовому изобилию генерал, не веря, даже провел пальцем по ее краю и распорядился принести яблок.
Но яблок не было. Совсем. Оказалось, их уже потребовал к себе Бонифаций. Весь запас штаба. Абсолютно весь.
Пришлось нанести дружественный визит Церкви, чтобы выяснить по какому праву, она присвоила себе монопольное право владения плодами земными.
Дьегаррон застал Бонифация внимательно – и как-то недоуменно - созерцающим свой странный агрегат. Вокруг валялись следы страшной резни, по которой можно было примерно предположить масштаб понесенных яблоками потерь. Масштаб впечатлял. Самому Хорхе для такого потребовалось бы пара месяцев непрерывного поедания яблок, да еще пришлось бы позвать кое-кого на помощь, епископ Варастийский же справился за ночь с лишком.
- Не работает. – Бонифаций поднял на Хорхе наполненный невыносимой тоской взгляд. – То есть работает конечно, - поправил он сам себя, - но в мыслях моих виделись мне райские кущи и изобилие, а на деле же… Эх… - Он тяжело вздохнул и насупил брови.
Дьегаррон только сейчас обратил внимание на витающий вокруг представителя церкви подозрительный запах. Он напоминал касеру, но в то же время не имел с ней ничего общего. И в то же время, окромя винного духа, чувствовались в нем какие-то смутно знакомые нотки.
- На, сыне, попробуй. – В руки озадаченному генералитету сунули стакан, дно которого едва прикрывала мутно-желтая жидкость, явно полученная методом перегонки.
Хорхе, не морщась, приобщился благ земных и счел должным, наконец, поинтересоваться, что же именно происходит на подвластной ему территории.
- Эх. – Бонифаций снова сокрушенно вздохнул и засыпал в емкость агрегата еще с тазик резаных яблок. – Смотри, сыне, как жалок решивший уподобиться Создателю в потугах превратить воду в вино.
Ждать пришлось долго. Даже очень долго. Прежде чем в подставленную под агрегат бутыль начало что-то капать. Мерно. Тяжело. И… едва-едва.
- Эх… - Епископ Варастийский нехотя поднялся и засыпал в агрегат следующую порцию яблок.
- Да. – Согласился с представителем церкви разочарованный Дьегаррон, оценив выход продукта. – Отче, может, мы лучше касеры где закажем, а яблоки я сам съем...
- Не стоит уменьшать и так малое. – С тоской в голосе отозвался Бонифаций, не отводя взгляда от лениво скатывающихся по стенке капель.
Дьегаррон потер висок – от духоты и винных паров снова начинала болеть голова – и, поняв, что здесь ловить больше нечего, отправился на воздух.
- А касеру закажи. – Донесся до него унылый глас епископа Варастийского.
- Закажу, куда уж… - Обернулся на уже закрывшуюся дверь генерал.

URL
2008-07-11 в 17:15 

Ладья Его Величества
Вечер над степью. Стемнеет скоро.
Росчерки птичьих стай.
Сердце мне снова тревожат горы,
Каменный их алтарь.

Горы разгадку хранят веками –
Требуй ли, угрожай –
Но равнодушен к сомненьям камень -
Будущего скрижаль.

Ветер сегодня пропах полынью,
Горечь – степная пыль.
В пересеченье закатных линий
Башен встают столпы.

Время внезапно натянет вожжи –
Кто-то его позвал?
Слишком сегодня закат тревожен,
Слишком кроваво-ал.

Есть ли иные дороги, кроме
Вынужденных вилять?
Поздно. Закат заливает кровью
Солнца погасший взгляд…


…Мечутся тени. Чадит огарок.
Сколько там до утра?
Знает ли всё премудрая Гарра?
Так ли она мудра?

20.06.08

URL
2008-07-18 в 04:56 

sithe
первая леди всех серпентариев. без комментариев.
Маркиз
Чудесно.
Не желаете ли пообщаться в менее формальной обстановке, нежели некоторая отстраненность литературного салона Красное? Белое? Ликеры?
Проходите, на этой войне редко встретишь достойных офицеров.
Не наступите на бутылки... В этой, кажется, что-то было... Ну и к Леворукому, не люблю белое. Вам налить? Сами? Чудесно. Люблю самостоятельных офицеров. Так что вы там говорили о потугах Бонифация уподобиться Создателю?

2008-09-22 в 17:16 

Маркиз
Ладья Его Величества
Этот город помнил многое и носил разные имена. Прежде его называли Кабитэлой, но пришедший на изломе эпох чужак влил в его ветхие жилы свежую кровь, дав ему новую жизнь и новое имя – Оллария. Имя, которое теперь пытались предать забвению, заменив чуждым и пафосным прозванием Ракана…

Альдо Первый Ракан старательно морщил лоб, судя по всему полностью отдавшись размышлениям, носившим ярко выраженный государственный подтекст. А именно, какое вино лучше приказать подавать вечером – красное или белое? «Слезы» или все-таки «кровь»?
Присутствовавшие на Совете Повелители терпеливо ждали решения своего сюзерена. Ждали… ждали…
Первым не выдержал Робер Эпинэ.
- Так что с бюджетом делать будем? – Мрачно осведомился он, будничной обыденностью и грубостью тона непоправимо коверкая идеальный порядок чужих мыслей.
читать дальше«Лучше красное», - решился, наконец, Альдо.
- Тебя зачем позвали? – Вопросом на вопрос ответил он. – Думать. Вот и думай.
Робер порывисто поднялся и подошел к окну, повернувшись спиной к сюзерену. Только под ноги новому правителю не плюнул. Альдо поймал раздосадовано-удивленный взгляд Ричарда Окделла и, возведя очи горе, снисходительно развел руками. Мол, ну его, нервного такого.
Валентин Придд даже головы не повернул.
- Идеи есть? – Сочтя инцидент исчерпанным, осведомился Ракан у собравшихся. И осекся на полуслове, поняв, что что-то здесь неладно. По крайней мере, ледяная маска на физиономии Валентина Придда ощутимо подтаяла, а Дикон вообще изумленно вылупился, даже рот приоткрыв от удивления.
Робер, настороженный воцарившейся вдруг тишиной, отвернулся от окна, да так и застыл вполоборота, издав неопределенный горловой звук.
И смотрели они все на него.
Альдо озадаченно сглотнул. На всякий случай ощупал голову. Поправил цепь. Вроде все, как обычно…
- Т-там… - Смог, наконец, выдавить Окделл, указывая куда-то ему за спину. Альдо резко развернулся… и чуть не сверзнулся с кресла.
Огромная, пылающая закатным пламенем рука старательно выводила на стене слова…
Ракан завороженно следил за плавными движениями лишенной тела кисти, не зная, что и думать. За время его короткого правления случалось разное – иногда хорошее, чаще - плохое – но вот такого…
Что ж, с другой стороны, что это, как ни благословение прежних богов. Этакое пожелание удачи решившему возродить древние порядки наследнику.
Хотя молодцы-боги, даже слов нет. Думают, что все их тут древнюю белиберду понимать обязаны. Если уж пишешь на непонятном языке – хоть словарь предварительно перешли. Или хоть разговорник.
- Ну и что это значит?.. – Недоуменно поинтересовался он у Повелителей, поворачиваясь.
- Это он! – Завопил Дикон. – Я знаю, это он.
- Кто он? – Не понял Альдо. Уж он-то быстрее всех сообразил, что означает странная надпись. Но желал, чтобы это озвучили другие.
- Рокэ? То есть, Алва? – Поправился забывший об обиде Иноходец.
- Нет, не Ворон. – Опроверг догадку слегка подостывший Окделл. – Суза-Муза.
Робер с Альдо недоуменно переглянулись.
- Да, это он. – Весомо подтвердил Придд, с безразличием парируя брошенный в его сторону Окделлом разъяренный взгляд. – Великий Павсаний-старший. – Валентин изогнул губы в намеке на мечтательную и чуть меланхоличную улыбку. Словно вспомнил что-то очень знакомое и очень приятное. Предвкушал, так сказать. – Так и есть. – Пояснил он. – Если бы некоторые, - Валентин скользнул сожалеющим взглядом по Дикону, - имели достаточно соображения, чтобы своевременно ознакомиться с первоисточниками, они бы сейчас не выдвигали крайне смешным и совершенно неправдоподобных версий. Нет, они бы сразу вспомнили описанный Павсанием в хрониках случай. Давным-давно одному из древних императоров было явлено послание богов – за ночь на двери парадного зала неведомым образом появилась таинственная надпись. Эта надпись скрывала в себе сокровенный подсмысл, постичь который было не под силу человеческому разуму. Вроде бы и все буквы были знакомые, и слово знакомое, но вот произнести его вслух перед императором так никто и не смог. Наверное, боги намеренно запечатывали уста любому, желавшему облечь земной плотью возвышенное.
- И что это было за слово? – С подозрением поинтересовался Эпинэ.
- Никто не знает. – Пожал плечами разговорившийся Придд. – Даже сам Павсаний не осмелился перенести это тайное слово на страницы, заменив его точками…
- Но так там же слово было, а у нас, - Ракан обернулся. – Слова. Много. И непонятные.
- Что поделать. – Снова пожал плечами Валентин. – Может быть, боги долго молчали. Может быть, на то понятие, что прежде именовалось одним коротким словом, теперь, по правилам изящной словесности требуется не меньше четырех. Не знаю. Но в любом случае – это благоприятное знамение.
- Ну да, ну да… – пробурчал себе под нос Робер. – Знаем мы, что на стенах пишут… Весь город такими же «божественными» посланиями разукрашен… куда ни плюнь – кругом благоприятные знамения. - И снова принялся изучать заоконный пейзаж.
- Но все-таки, - вмешался оказавшийся наиболее прагматичным Окделл, - что это означает?
Придд смерил его очередным презрительным взглядом, но Альдо решил поддержать растерянного Дикона. Как-никак голова – не самое сильное место у Повелителей Скал.
- Как что? Ясно и без подсказок. Царствуй, славный Ракан. Да пребудет с тобой сила.
- А? – Удивился Ричард Окделл. – А почему количество слов не совпадает?
Альдо повернулся и посчитал. Раз, другой. Даже пальцы сгибать начал.
Правда, не совпадает.
- Так на то они и боги, чтобы кратко мысли излагать. – Объявил он, чуть помедлив. – Да и язык древний. Повелитель Волн вон правильно говорил, теперь, чтобы ту же самую мысль выразить, больше слов надо. - Так?
- Павсаний был бы с вами совершенно согласен. – Чуть наклонил голову Придд.
- А… - Протянул Дикон.
Прочие многозначительно помолчали.
- Так что там с бюджетом? – Вспомнил об изначальной причине собрания Альдо, и Повелители на время забыли про невоспитанных богов, украшавших стены дворца непонятными надписями.
Снова задумался Альдо Ракан над государственными делами – может, белое? – сведя брови. А золотые буквы на стене складывались в незнакомые слова.
Чужие слова. Тревожные.
Мене. Мене. Текел. Фарес.
Царствование неотвратимо приближалось к концу.

URL
2008-09-22 в 17:17 

Маркиз
Ладья Его Величества
Название. Авлаэкор
Автор. Маркиз
Жанр. Стеб, что еще)))
Направление. Кроссовер
Личные благодарности Вере Камше, автору роскошных Отблесков Этерны, и Хельги с Соней, подсадившим меня на Хеллсинга.
Все ниже написанное является бредом и художественной и исторической ценности не представляет.


Страх – чувство, которому невозможно противостоять. Он заставляет сердце судорожно колотиться в груди пойманной птахой, когда кажется, что еще немного, и оно разорвется, не выдержав напряжения, но он же вынуждает мозг работать так, как никогда прежде, за сотые доли секунды просчитывая различные варианты. Выбирая единственный верный.
Единственно возможный.
читать дальше
- Куда, ну куда же ты подевалась, моя драгоценная маленькая племянница?

Голос подхлестывает как кнутом, заставляя двигаться еще быстрее, хотя, казалось бы, это совсем уже невозможно. Хотя мгновение назад ты была уверена, что сил больше не хватит, что ноги вот-вот подогнутся, и ты мягко осядешь на пол тряпичной куклой. Ожидая неминуемой развязки.

- Глава Ордена Королевских Рыцарей-Протестантов, Организации Хеллсинг, Интегра Фэйрбрук Вингейтс Хеллсинг.

Но ты продолжаешь ползти, потому что надежда сильнее страха. Потому что в тебе есть нечто, неощутимое на первый взгляд, нечто, заставляющее упорно двигаться к выбранной цели. То же самое, что чувствовалось в твоем отце и что вечно возбуждало зависть в его брате.

«Если когда-нибудь ты окажешься в критической ситуации, если более сильный враг зажмёт тебя в угол, ступай в забытый склеп под землёй. Там находится один из плодов исследований семьи Хеллсинг. Что-то, что защитит тебя...»

Тяжелая дверь как бы нехотя подалась в сторону – слишком давно здесь появлялись в последний раз – и в лицо одуряюще пахнуло запустением. И, едва ощутимый в этой кружащей голову смеси, заглушенный всепобеждающей затхлостью, как по самому краю языка, проскользнул другой запах. Странный и будоражащий, почти невозможный здесь.
Крови?
Нет, непохоже.

- Это и есть то, что меня защитит?

Даже слова звучат здесь совсем по-другому, поглощаясь, проглатываясь воцарившейся здесь тишиной, слишком соскучившейся по живому бархату человеческого голоса.

Свет вспыхивает как по волшебству, и ты, привыкнув, с удивлением смотришь на обретшую четкость обстановку. Небольшой ковер на полу, невысокий и какой-то старомодный столик на причудливо изогнутых ножках… На столике две узкогорлые бутылки и бокал – грани вспыхивают маленькими солнцами, многократно отражая теплый огонек свечи. Рядом прислонилась к ножке невысокая стопка книг. Обложка верхней кажется то ли красно-мраморной, то ли гранитной…
К другой ножке лениво прислонилась гитара… И только спустя мгновение ты понимаешь, что она тоже пленница великой тишины, лишенная голоса, лишенная струн.

Ты вряд ли бы смогла внятно объяснить, что именно рассчитывала увидеть здесь, и сердце мучительно сжимается от странного ощущения, которому ты не в силах подобрать название. Несоответствие? Возможно.
Возможно, и нет.

Сбоку что-то звякнуло, заставив испуганно дернуться, но ты, победив желание выбежать отсюда, навсегда закрыв за собой дверь, остаешься на месте.
Он выходит из темноты. Он темноволос и по-хищному худощав, таким людям не свойственно двигаться неуклюже. И ты с изумлением и ужасом замечаешь мощные, чуть ли не средневековые оковы на его запястьях. Цепь со скрежетом волочится по каменному, не покрытому ковром полу.
Ты невольно отступаешь, натыкаясь спиной на успевшую непонятно как закрыться дверь, и решительным жестом вскидываешь подбородок. Чтобы встретиться взглядом с неведомым узником.
Чтобы с каким-то отвлеченным интересом подметить, что глаза у него синие-синие.

URL
2008-09-22 в 17:17 

Маркиз
Ладья Его Величества
Шо называется, из письма Хорхе Дьегаррона сами знаете кому.
Говорят, для генерала сентиментально, но пусть будет сентиментально. Мы, кэналлийцы, вообще сентиментальны. Горло перережем, а потом будем вспоминать "гранат в цвету")))))

Росио, здравствуй. У нас здесь тихо,
Но это тихо не навсегда.
Мы опоздали, был первым их ход.
Время пришло нанести удар.
Осень дождями спешит пролиться,
Станет бескрайним болотом степь.
В сердце тревога: Как там в столице?
Слишком уж мало от них вестей.

Гнет ожиданья – писать о разном,
Думая, как же мы были слепы.
Ветер Варасты, ветер Варасты
В воздух поднимет дорожную пыль.

Росио, здравствуй. Висок не ноет.
(Если и ноет, так то порой).
Ночью не сплю, но виной иное –
Это иное как мир старо.
Время рванет, обрывая вожжи,
Нас за собой увлекая репьем.
Многое слишком меня тревожит,
В Тронко спокойно, епископ пьет.

Заревом в небе закат распластан,
В миг расстоянья подсократив.
Ветер Варасты, ветер Варасты,
Бьется в виске неотвязный мотив.

Росио, здравствуй. ( А ну их к праху!)
Жду тебя в гости, надолго чтоб.
Знаешь, недавно мне снилась Ренкваха –
Алое небо, черная топь.
Часто бывает: в дорожной криви
Слишком уж сложно блюсти обет.
Росио, пусть мой совет наивен,
Думай немного и о себе.

Тем, что минуло, не стоит хвастать.
Гордость так просто принять за спесь.
Ветер Варасты, ветер Варасты,
Диких степей колдовская песнь.

20.08.2008

URL
2008-09-22 в 17:18 

Маркиз
Ладья Его Величества
Идея корреляции между пакостными товарищами всецело принадлежит Бригите. А я - мерзкий вор.)))

На экране обычная телевизионная студия. В студии суетится Дик Окделл. Взмылен, растрепан, весь в теме, весь при деле. Общается с сотрудниками, вычеркивая что-то в списке, который держит в руках.
- Знамя, знамя поставили? Почему так мало? Добавьте еще гайифское… да какая разница, зачем. Все равно большая часть населения не знает, чье оно. А гайифцам приятно будет…
Отбегает.
- Добрый день.
В дверях стоит Альдо Ракан. Он весь в ослепительно-белом ослепительно-прекрасен.
- Проходите, проходите, - приветствует его Окделл. – Садитесь. Сейчас начнем.
Альдо усаживается, цепляя на шею салфетку, и терпеливо ждет, когда принесут полагающееся до начала эфира угощение.
- Освещение.
Вспыхивает яркий свет. Альдо морщится, прикрывая глаза рукой. Окделл довольно вносит очередную поправку в список.
- Ракурс, ракурс. – Дикон подбегает к оператору, функции которого выполняет Валентин Придд. Тот раздраженно отмахивается.
- Звук? – Окделл продолжает метаться по студии, Ракан следит за ним ленивым взглядом и по рассеянности или с голодухи (ну или по дури) начинает задумчиво жевать край салфетки.

Валентин Придд с каменным выражением лица незаметно включает камеру.

URL
2008-11-03 в 23:29 

Мало ли что под руками твоими поет...
Какие прекрасные фики и стихи :)

2008-11-05 в 08:13 

Маркиз
Ладья Его Величества
Айриэн

Cпасибо))

URL
2009-01-10 в 15:25 

Маркиз
Ладья Его Величества
Гальтарский коллайдер

Тяжелые капли изредка срывались с каменных сводов и, падая, разбивались на тысячи брызг, превращавшихся в отсветах факела в огненную россыпь. Гулкое эхо шагов, прерываемое невнятным бормотанием, разносилось по коридору.
- Я… смогу… Я… смогу… бежать… быстрее… Я… не подведу…
Русоволосый юноша споткнулся и остановился, опершись ладонью о стену, старательно пытаясь отдышаться. А потом мучительно закашлялся. Пламя факела заметалось и, как показалось на мгновение, погасло. Оставив юношу наедине с облюбовавшей эти коридоры темнотой. Он судорожно зажал себе ладонью рот, но пламя, пожалев беднягу, разгорелось с новой силой.
Молодой человек с облегчением перевел дыхание и, сначала неторопливо, а после все быстрее и быстрее побежал по темному коридору к ведомой лишь ему одному цели. На голову подземный бегун зачем-то нахлобучил простецкий глиняный горшок, а привязанная за спиной палка, больше похожая на вырванную из деревенского забора жердь (на которой, по-видимому, прежде и висел горшок) больно ударяла по ногам. Другая, покороче, болталась сбоку у бедра.
Летучая мышь, ставшая уже неоднократным свидетелем фантастического забега, на всякий случай перебралась подальше.
Кто его знает? Раз оно тут охотится и до сих пор ничего не поймал, вполне возможно, что, оглодав, оно соблазнится мышкой…
Гулкое эхо шагов сопровождало бегуна на протяжении всей дистанции.

Столица. Некоторое время назад.
- Слушай меня внимательно, - говоривший, заложив руки за спину, стоял лицом к окну, изучая открывавшуюся его взгляду картину. – Больше мне послать некого. Да и доверить такую тайну я могу только тебе.
Юноша восхищенно вытянулся, от оказанного доверия верноподданнически щипало в носу.
- Под Гальтарами, - продолжал призвавший его, - находится лабиринт, получивший прозвание Гальтарский Коллайдер. Если Ракан спустится туда и, надев корону и взяв с собой меч, разгонится до скорости света, то ему явится Зверь Раканов.
- А если нет? - Тихо спросил Дикон, смущенно переминаясь с ноги на ногу.
- Что нет? – Изумился Альдо, поворачиваясь к юноше.
- Не разгонится… - Совсем уже шепотом уточнил Окделл, испугавшись собственной наглости.
- Ааа… - Отмахнулся Альдо. – Тогда ему явится конец света. И всего-то.
Дикон с восторгом воззрился на своего сюзерена: «Надо же, какой он храбрый!»
- Прекрасно. – Подвел итог чем-то Ракан. – Значит пробный пуск коллайдера назначаем на десятый день после осеннего излома. Будь добр присутствовать.
- Всегда! – Щелкнул каблуками Дикон.

Гальтары. Десятый день после осеннего излома.
- Дикон, не бойся. Это всего лишь пробный пуск. – Благожелательно уговаривал немного сникшего юношу Альдо. – Пробежишь кружочков пятьдесят и обратно. Можешь не пытаться разогнаться до скорости света. Только до скорости звука.
- Х-хорошо… - Выдохнул Окделл, боязливо заглядывая в мрачную черноту.
- Не бойся. – Успокоил его сюзерен. – Мы дадим тебе факел. Когда он догорит – можешь возвращаться.
- Х-хорошо. – Снова поспешно кивнул юноша, намереваясь уже нырнуть в темноту.
- Так, - остановил его Ракан, - погоди. Валентин. – Позвал он Придда. Тот не заставил себя долго ждать. На вытянутых руках Спрут держал бархатную подушечку, на которой лежали… глиняный горшок и пара корявых жердей различной длины…
- Что это? – Изумился Окделл.
- Меч Раканов, корона Раканов и скипетр Раканов. – Равнодушным тоном объявил Придд, и Дикон с непониманием уставился на сюзерена.
- Ничего, Дикон. – Обнадежил тот. – Для пробного пуска сойдет. – Альдо собственноручно напялил на голову Окделлу горшок и помог закрепить палки. – Ну. Поехали.
И Ричард с низкого старта ринулся в лабиринт.

URL
2009-01-10 в 15:27 

Ладья Его Величества
"Гранат в цвету" от Хорхе Дьегаррона.

Яблоки. Осень. Вновь пахнет дымом
И чем-то пряным… Не узнаЮ.
Сколько дорог неисповедимых –
Птицы ж привычно летят на юг.

Звездная яркость осенней астры,
Мягкое золото пышных крон.
Птицам недолго лететь с Варасты
Через Расанну на Дьегаррон.

Пусть даже слишком разлуки часты
Верность не кажется кабалой.
Мне удалось избежать по счастью
Цепких объятий твоих болот.

С птицами б смог передать в словах я
Дальний привет из чужих сторон.
Им ведь недолго лететь с Ренквахи
Через Гальтары на Дьегаррон.

Вспышками отблеск зарницы дальней,
По горизонту край неба хмур.
Сколько еще? Не люблю ожиданий -
Грозного призрака близких смут.

24.09.08

Что им границы, гонцам пернатым,
Дела им нет до земных корон.
Птицы увидят в цвету гранаты…
Через Каделу на Дьегаррон.

URL
2009-01-10 в 15:28 

Маркиз
Ладья Его Величества
Дорогой сюзерен, когда ты получишь это письмо, ты непременно вспомнишь обо мне. И наверняка вспомнишь только хорошее, потому что страна от рода Окделлов видела только хорошее. А раз так, то вряд ли сможешь отказать мне в маленькой просьбе и выслать пару-другую таллов на проведение капитального ремонта особняка в Ракане, являющегося памятником архитектуры, совмещенную также с борьбой за чистоту нравов и очистку вышепоименнованного особняка от всяческих следов пребывания в нем клевретов прежнего режима.

Дикон подумал, перечитал письмо. Утвердительно кивнул и, набрав в строке первые буквы адреса al..., не глядя, кликнул отправить.

Рокэ Алва удивился, но денег прислал. А Дикон еще долго с благодарностью поминал щедрость своего благородного сюзерена Альдо Ракана.

URL
2009-01-10 в 15:29 

Маркиз
Ладья Его Величества
Cказ о Пегой кобыле

Совет Повелителей во дворце у Альдо Ракана.

Альдо Ракан:
Все слова-слова-слова,
А навар-то жидковат…

Все сконфуженно молчат.

Есть еще такое дело.

(предупредительно)
Только не перебивать.

Ходят слухи, коль не врут…

Ричард Окделл:
Автор слухов, видно, Спрут…

Робер:
Тссс!..

Альдо Ракан
(не обращая внимания на шум):
Ходит в городе кобыла,
От которой всем капут.

Робер и Ричард переглядываются.

Прецедент-то тут таков:
Под окошком – стук подков.
Вышел – вроде на мгновенье,
А минуло сто годков.

Не заметишь сам, когда
Завезет в такую даль,
Что устанешь выбираться,
Если ведомо, куда.

Говорят еще огни…

Робер ерзает в кресле.

(раздраженно Роберу)

Знаешь что, так подмигни.

Робер молчит.

Государственное дело!
Если проще – дело гниль.

(Роберу)

Так что делай то, что хошь,
Только вынь мне и положь
Эту пегую кобылу,
Что людей вгоняет в дрожь.

Робер Эпинэ
(в сторону):

Разбудил в такую рань,
Так хотя бы не буянь.
Для чего тебе кобыла?
Ведь у них характер – дрянь.

Тут к гадалке не ходи –
Ясно, что ждет впереди…
Ведь кому что показалось,
Так от голода поди.

Если пОдолгу не жрать,
Все увидишь. Хоть Люра.
Сразу обе половины,
Что не сгонишь со двора.

Нет бы сбросить бремя цен –
Это ведь у слухов цель?
Меньше пить и больше кушать –
Лучший для страны рецепт.

Чешется.

Альдо Ракан
(подозрительно):

Ты опять про компромисс?
Так давай определись.
Кто ты – гнусный пораженец
Иль банальный пессимист.

Робер чешется.

У тебя там где зудит?
В животе или в груди?

Робер Эпинэ:
Это глубже, видно…

Одновременно
Ричард Окделл:
…печень!

Робер Эпинэ:
….совесть.

Альдо Ракан:
Ерунды не городи!

(одумавшись, сочувственно)

Что-то ты совсем прокис…
Иль очередной каприз?

Робер Эпинэ:
Это, видно, аллергия
То ль на глупость, то ль…

Ричард Окделл:
(смотрит на плечо Роберу)
…на крыс!

Альдо Ракан
(сокрушенно):
Вот. В ответственный момент….

Робер Эпинэ
(Дикону):
А причем здесь мой Клемент?
Тут кругом такие люди,
Им и крыса - комплимент.

Альдо Ракан:
Шел бы ты домой, Робер.
Ты сегодня не в себе.
Молодежь вот разлагаешь
Отношением к судьбе.

Робер вздыхает.

Альдо Ракан
(серьезным взглядом обводит собравшихся):
Тоже мне еще Совет.
Я наделся чуть свет
Взять и выслушать идеи
И одобрить в большинстве.

Чтоб пресечь источник бед
И врагам сломать хребет.
А у нас взамен той клячи

(внимательно смотрит на покрытого красными пятнами Робера, Робер чешется)

Только пегий жеребец.

Дело вовсе не верняк,
А один ни мяк, ни вяк.
У другого из задумок –
Перекрасить особняк.

Или там какая дурь?

Ричард Окделл
(делая шаг вперед):

Я!
…я на помощь вам приду!
Для родного сюзерена
Даже Моро в поводу!

Робер Эпинэ
(отодвигает Дикона на задний план):

Ладно. Мне уж не впервой…

Ричард Окделл
(вылезая вперед):

Если надо – головой!

Робер Эпинэ:
Ты не впутывай мальчишку.
Пусть останется живой.

Альдо Ракан
(довольно):

Их послушать – все не так,
Глупость или суета…
Ну а стоит постараться –
Сразу виден результат.

(Дикон подбоченивается, Робер тоскливо чешется).

Равных не найти с огнем.
Горы мы свернем втроем!

Робер Эпинэ
(в сторону):
Мы свернем, но только шею.

Ричард Окделл
(торжественно):
Обязательно свернем!

URL
2009-04-10 в 19:06 

Маркиз
Ладья Его Величества
Название: Гальтарский лабиринт.
Фэндом: ОЭ
Рейтинг: Джен
Автор: Маркиз
Беты: Соня-Белка, Майя, Блэйз.
Ворнинг: Кроссовер))

- Надо же! – Ричард Окделл восторженно вертел головой, оглядывая архитектурные останки, имевшие ярко выраженное искусственное происхождение. – Я всегда считал, что Гальтары – просто лабиринт в горах, но, оказывается, и здесь когда-то жили люди!
- Да. – Робер, не удержавшись, провел рукой по сброшенной с постамента каменной колонне. Тронул пальцами почти затянутую грязью надпись, выбитую прямо на уцелевшей части фасада. Буквы были чужими и непонятными: даже очертания их существенно отличались от привычных его глазу. Робер напряг память, пытаясь определить, какой это примерно может быть язык. Но аналогий не нашел.
В конце концов, с какой стати он решил, что это – надпись. Может, просто геометрический узор…
- Дикон. – Альдо уже спешился и теперь с брезгливым интересом приглядывался к черному провалу, в который ему предстояло войти. – Факелы.
Окделл бегом бросился выполнять приказание сюзерена.
- Ты точно хочешь туда спускаться? – Из провала тянуло затхлостью и сыростью, и Роберу совершенно не хотелось туда лезть.
- Думаешь, мне так охота? – В глазах Альдо отразилось понимание. – Но надо…
- Ладно. – Робер зажег факел и, вытащив шпагу, первым шагнул в темноту. – Надо, значит, надо. Дикон, держись за спиной. Замыкал шествие Альдо Ракан с ящиком с родовыми регалиями под мышкой.
Прежде широкая прихожая – приемная зала? – теперь оказалась полузаваленной, и оценить прежние размеры удавалось с трудом. Кое-где здесь даже умудрилась застояться в лужах темная вода. Но широкая лестница смотрелась достаточно крепкой и надежной, чтобы выдержать троих искателей.
На нижних ярусах было подозрительно чисто – исчезла даже вездесущая палая листва, заполонившая собой верхние помещения.
- Куда? – Робер остановился на развилке, ожидая подсказки Альдо.
- Не знаю. – Пожал плечами Ракан. - Давай направо.
- Давай. – Согласился Эпинэ, ему в общем-то было совершенно все равно. Дикон, которого никто не озаботился спросить, промолчал.
Коридор извивался, петлял, и через какое-то время Ричарду Окделлу начало казаться, что они бродят здесь уже целую вечность. На земле успели смениться эпохи, рассыпался прахом привычный им мир, становясь историей. Небытием.
А они все идут и идут, идут и идут неведомо куда.
читать дальше

URL
2009-04-10 в 19:08 

Маркиз
Ладья Его Величества
Собрание героев ОЭ по поводу выхода СЗ.

Председатель – Робер Эпинэ:

Не так уж были велики издержки
На ожиданье: скоро ли? И где ж?
Теперь узнаем – сбудутся ль надежды
Иль только хвост остался от надежд.

Герои (хором)
- А как там я?
- А все ль злодеи сели?
- Спасли ли мой запас ценнейших вин?
- Да ну вас на фиг.
- Что же там с Марселем?
- Марселя к кошкам! Как там Лабиринт?

Робер Эпинэ (наводит порядок):

Сейчас не время и не место спорить,
У нас и так не жизнь, а шапито.

Ричард Окделл (поднимает руку)

Мне хочется один несчастный спойлер.
Скажите только умер, умер кто?

Робер Эпинэ (игнорирует):

Надеюсь, Вера нам воздаст по вере,
И скоро будет подведен итог.

(Достает книгу, очки, читает)
Итак улов. Том первый. Сердце Зверя.

Ричард Окделл (влезает)
А все же если умер, умер кто?

URL
2009-04-10 в 19:09 

Ладья Его Величества
Автор: Маркиз
Фэндом: ОЭ
Место действия: Ближний юг))))
G, абсурд.
Беты: Рельмо, Justy_X, Donna Lu
Однажды Адепт нарисовала для меня картинку))))

Варастийские кошки

Дьегаррон потер висок и решительно заставил себя сосредоточиться. Выцепленное случайно слово показалось генералу каким-то неправильным. Неуместным что ли? Кэналлиец переставил стопку немного поближе, потом левее, потом правее, словно бы пытаясь найти для нее наиболее удобную диспозицию и, наконец, решился.
- Вы вроде бы упомянули кошек, святой отец?
Хорхе ожидал какой угодно реакции со стороны епископа всея Варасты, начиная от озадаченного взгляда и заканчивая заботливым, завуалированным словесной казуистикой пожеланием побольше спать и поменьше думать. Но епископ и не подумал удивляться -
значит, Дьегаррон не ослышался и кошек тот действительно упоминал – лишь поманил генерала к себе.
Хорхе убрал мешавшую стопку и оперся о столешницу.
- Они есть! – Тихо и почему-то торжественно объявил Бонифаций.
- Кошки? – Ошалел от неожиданности Дьегаррон. – А… да… конечно. Кошки есть…
- Маловерие, сын мой. – Поучительно изрек епископ. – Все беды от него. Ибо если нет вины на глухом, волей Создателя не способном внимать звучанию флейты, то нежелающий вслушиваться – повинен вдвойне. И если кто не знает о приходящих после заката, так это не от слепоты природной, а от нежелания признавать действительное.
читать дальше

URL
2009-04-10 в 19:10 

Маркиз
Ладья Его Величества
Мариам Джермен в подарок))))

Русоволосый юноша, забравшись с ногами в кресло, читал книгу. Книга была интересная, даже очень. Увлекшийся читатель даже пару раз принялся было покусывать от волнения костяшку большого пальца, но, вспомнив о манерах, в самый последний момент таки оставлял конечность в покое.
За окном шел дождь, и серое небо, низко нависшее над городом, многократно менявшим свое имя, предвещало скорое приближение зимы.
- Нет, ну что творит, негодяй! – Не выдержал, наконец, юноша, поднимая голову от книги и обращаясь к очень кстати вошедшему темноволосому мужчине. Теперь будет, с кем поделиться впечатлениями.
- Что-то случилось? – Поинтересовался тот, наклонив голову к плечу.
Юноша поспешно вскочил, не выпуская, впрочем, книгу из рук.
- Понимаете… Этот… Этот… негодяй! - В его серых глазах плескалось неподдельное негодование. – Он мало того что на фамильное кольцо играл, так он еще своего сюзерена отравить пытался. Нет, вы представляете, каков подлец!
Мужчина понимающе прищурился на книгу в руках юноши.
- Так ты тоже на кольцо фамильное играл…
- Играл. – Потупился тот. – Но, - юноша решительно задрал подбородок. – Я никогда бы не стал травить своего сюзерена…
- Хочется надеяться. – Как бы между прочим заметил черноволосый.
- Да я! – Вскинулся было юноша, но, заметив в глазах вошедшего отражение улыбки, осекся и смущенно отвел взгляд.
- Да, - спохватившись, первым прервал установившееся дружелюбное молчание мужчина, - тебя там друг отца ищет… Говорит, важное что-то…
- Не пойду. – Мотнул головой юноша. – Сказочник он. Я вот почитаю лучше…
- Ну как знаешь. – Темноволосый особо и не настаивал.
Оставшись один, юноша снова забрался и открыл книгу.
- Нет, ну каким идиотом надо же быть. – В пространство объявил он и тяжело вздохнул. Вот он бы на его месте выбрал правильно.

URL
2009-04-10 в 19:10 

Маркиз
Ладья Его Величества
В общем, персоналии, думаю, угадаете. Мотивчик тоже)))

Даже если конь был мамой отравлен,
Есть надежда выйти замуж за принца Алву.
Раз причина раздора в распроклятом Надоре,
Подожду его лучше в столице.
Он бы подошел, я бы подбежала,
Я б сказала: «Знаю, это все – навет!»
Он б мне песни пел с кэналлийским жаром
О любви навек.
Он бы мой ответ сразу бы дождался.
Шел бы лучше к кошкам Святой Алан.
Только Алвы нет, где ж он подевался?
Я не поняла.

Даже если вы в условьях неравных,
Есть надежда выйти замуж за принца Алву.
Королеву оставить можно ради Октавий,
Есть зять вдруг и взаправду влюбиться.
Он бы подошел, я бы вся зарделась,
Он бы приставал ко мне - я б ушла.
Он бы угадала сразу, в чем здесь дело.
Вот таки дела.
Я б ему плащи вышивала гладью,
У окна его допоздна ждала.
Только Алвы нет. Как мне жизнь наладить?
Я не поняла…

Даже если вам давно вышли сроки,
Есть надежда выйти замуж за Рокэ.
Разве до церемоний госпоже Арамоне,
Разом ставшей одинокой вдовицей?
Он бы подошел, я бы улыбнулась
И себя б по-умному повела.
Кто бы что сказал, я б сказала: «Ну вас!»
Вот таки дела.
Он бы рассказал о своей победе,
Он бы приставал ко мне, я – к нему.
Только Рокэ нет. Что же он не едет?
Что-то не пойму.

URL
2009-04-13 в 17:27 

Кьянти
Who told you I was here to heal you? (c)
Маркиз , мои аплодисменты! Это замечательно.:hlop: :white:
И хорошо, что в одном посте - не надо бегать и разыскивать по всему инету )

2009-04-13 в 17:28 

Маркиз
Ладья Его Величества
Кьянти

Всегда)) :red:

URL
2009-04-13 в 17:45 

Кьянти
Who told you I was here to heal you? (c)
Маркиз

нет, правда, это :
читать дальше
просто наповалЪ ))) И не только это. :) И Доракская, и "с перьями или без перьев". И многое-многое-многое. :vo:

2009-04-13 в 17:47 

Маркиз
Ладья Его Величества
Кьянти

Спасибо))) Надо последние тоже перетащить))

URL
2009-04-28 в 11:59 

Маркиз
Ладья Его Величества
Зверь Баскервилей

Действие Первое.

Оллария. Фердинанд-Стрит, 221Б.
Гостиная в доме Рокэ Холмса. Над камином – кабанья голова, неподалеку на ковре благородной раскраски, фривольно изображающем проход Беатрисы Борраски в неглиже по городу, висит гитара Страдиамни.
В кресле сидит Рокэ Холмс, пьет вино, вытянув ноги к камину. Рядом переминается с ноги на ногу Ричард Ватсон и внимательно рассматривает трость, забытую посетителем.


читать дальше

URL
2009-04-28 в 12:00 

Ладья Его Величества
Зверь Баскервилей

Действие первое. Завершение


читать дальше

URL
2009-04-28 в 12:01 

Маркиз
Ладья Его Величества
Мэри-Дикон пригладил блестящую русую челку, хотя, казалось, исправлять в столь безупречной прическе ничего и не требовалось. Расстегнул еще немного – так соблазнительнее - рубаху нежнейшего шелка цвета штормового моря, замечательно гармонировавшую с его мечтательными серыми глазами. Подмигнул себе на прощание, в очередной раз восхитившись длиной своих безупречно-черных натуральных ресниц, и вышел грациозной походкой прирожденного фехтовальщика и мудрого политика. Подобная грация была достижима лишь истинным потомкам древних богов, к которым Мэри-Дикон Сью-Окделл и относился.
Изящно, но тем не менее уверенно он постучал в дверь кабинета своего сюзерена.
читать дальше- Не заперто, – буркнули из-за двери, и он вошел.
- Как спалось, мой любимый эр? – Промурлыкал Мэри-Дикон, подойдя поближе к сюзерену и кокетливо присев на краешек стола. Но сидевший в кресле мужчина и не подумал ласково потрепать Мэри-Дикона по стройному бедру, как представлялось тому тысячи и тысячи раз в томительно-сладостных фантазиях.
- Юноша? – Он как-то странно мазнул по нему взглядом, потом помотал головой. Наверное, ослепленный неземной красотой своего верного-верного оруженосца.
- Да? – Мэри-Дикон завлекательно всплеснул ресницами, ожидая распоряжения. Пусть сюзерен попросит его налить вина, чем не повод показать, насколько безупречны и отточены его движения. Но эр в очередной раз не захотел вести себя согласно представлениям оруженосца, лишь бесцеремонно сунул ему в руки письмо.
- Отнесете во дворец.
Мэри-Дикон обиженно передернул плечами и по-кошачьи легко спрыгнул на пол.
«Не ценит, противный. Ну ничего, он еще пожалеет».
- Да, - остановил Мэри-Дикона на пороге голос эра, и юноша немного томно обернулся на зов. – Вы бы привели себя в порядок, юноша. Все-таки вы тут не один в городе живете.
Но Мэри-Дикон предпочел не услышать. Эр во всех отношениях – кроме одного, пока еще не проверенного – прекрасный человек, но вот в красоте, истинной красоте, он совершенно не разбирается.
Мэри-Дикон ехал по улицам Талига на великолепном белом жеребце, положив ладонь на инкрустированную карасами гарду своей шпаги, его плащ фамильных цветов с великолепной ручной вышивкой вепря Сью-Окделлов изящно волочился за ним следом. Прекрасные горожанки кидали коню под ноги душистые фиалки, а одна, особо чувствительная брюнетка, даже упала в обморок, когда Мэри-Дикон ей небрежно подмигнул.
Он божественно-прекрасен, он потомок самих абвениев. И какой-то жалкий Колиньяр теперь не кажется ему настоящим противником – он убьет его, даже не испортив своего идеального маникюра. Ему позволено все, потому что красота – великая сила. Катари, увидев его, сразу же забудет и про нелюбимого мужа и про мужлана-Ворона, не понимающего намеков. А Марианна будет готова заплатить за его любовь. Но Мэри-Дикон благороден, он не станет брать денег с женщины. Потом он станет самым мудрым и самым честным Повелителем Скал за всю историю этой страны – а чего иного ждать от потомка богов со столь безупречной укладкой? – и покажет, наконец, всяким-разным, на что способны Сью-Окделлы, когда они занимают принадлежащее им по праву место…

Тут мечтания Мэри-Дикона были прерваны на самом неподходящем месте. Навстречу ему от дворца выехал прекрасный блондин в черном и фиолетовом. Ниспадающая почти до самой земли копна золотистых волос была небрежно перехвачена обручем с аметистами, а меланхоличный взгляд невозмутимых, словно морская гладь глаз, казалось, был способен заморозить на месте любого, осмелившегося состязаться в красоте с сим неповторимым образчиком. Мэри-Дикон сжался и потускнел, пропуская небесное чудо.
- Мэри-Валентин… – Завистливо прошептал вслед Мэри-Дикон.

URL
2009-04-28 в 12:03 

Маркиз
Ладья Его Величества
Краткий пересказ ОЭ.
Том первый. Красное на красном.


Одинокий. Хренассе, погулял!
Эйвон Ларак. В Олларию!
Мирабелла Окделл. В Олларию?!
Ричард Окделл. В Кабитэлу!
Август Штанцлер. Я старый больной человек… Чести..
Робер Эпинэ. Какая гадость эта ваша отварная морковь.
Жаймиоль. А мои куры не постятся.
Енниоль. Куплю Первородство. Дорого.
Альдо Ракан. Еще не король.
Матильда Ракан. Фу, фу, Хогбердом пахнет.
Мэллит. О, Первородный!
Робер Эпинэ. О, Мэллит!
Альдо Ракан. А где тут бабы посговорчивее?
Ричард Окделл. Смерть узурпаторам!
Арнольд Арамона. А что бог нам нынче послал выпить?
Суза-Муза. Муа-ха-ха!
Катершванцы. Мы есть бергер. Хайль, хайль!
Арнольд Арамона. А кто надел мои штаны? И где же вертел?
Суза-Муза. Муа-ха-ха!
Савиньяк. Виват, принц Карл!
Арнольд Арамона. Виват!... Опа. Вертел нашелся.
Ричард Окделл. Смерть крысам!
Эстебан Колиньяр. Все Окделлы – свиньи!
Ричард Окделл. Проклятые навозники!
Мэтр Шабли. Че-та пыльно у вас в Лаике… И пахнет чем-то…
Арнольд Арамона. Всех в галерею.
Суза-Муза. Лови подарок.
Альберто Салина. Опа, винишко. Кто будет?
Ричард Окделл. Фигассе, призраки….
Матильда Ракан (убирая пистолет). А не фиг к порядочным дамам по ночам лазить.
Альдо Ракан (убирая труп). Опять испачкали раритетный ковер.
Сильвестр. Еще чашечку шадди.
Ричард Окделл. Дорогой Гринпис. Ваши крысы кусаются.
Рокэ Алва. Оруженосец бесхозный... Подобрать что ли?
Ричард Окделл. Яволь, майн эр.
Рокэ Алва. Ну заходи, раз пришел…
Гринпис. Приказ крысам. Перенести ставку из Агариса в Лаик.
Крысы. Яволь!
Робер Эпинэ. Опа, Клемент!
Август Штанцлер. Я старый больной человек... а король и королева – любовники маршала. Одновременно.
Ричард Окделл. Ого!
Август Штанцлер. Ага! (Че бы еще придумать).
Ричард Окделл. Я не играю! Особенно на фамильные перстни!
Киллеан. Мне везет.
Марсель Валме. Че бы еще поставить? А, вон баба…
Рокэ Алва. Дай, я лучше. (спустя полчаса). Да, я лучше.
Марианна. Я отблагодарю.
Рокэ Алва. Вон, на оруженосце потренируйся.
Киллеан. Денег нет.
Рокэ Алва. Тогда гони кольцо.
Ричард Окделл. Моя прелесссть!
Сильвестр. Вы рискуете.
Рокэ Алва. Нет, я передергиваю.
Сильвестр. Армия Талига в надлежащих руках.
Ричард Окделл. Скотина ваш Килеан.
Август Штанцлер. Настоящий человек Чести.
Арнольд Арамона. Опа, кляча. И как на жену похожа.
Луиза Арамона. А я теперь вдова или как?
Робер Эпинэ. Ну и гадость эти ваши виноградные улитки.
Казарон. Ха, улыты! Ты еще наш баран нэ видэл. Нэдэлю есть будэш!
Катарина Ариго. Вы так похожи на отца…
Ричард Окделл (подставляет уши для лапши). Катари!
Катарина Ариго (завязывая узел на ветке акации). А еще я вышивать умею.
Сильвестр. Еще шадди.
Ричард Окделл. Крови! Черной!
Эстебан Колиньяр. Скоро смотрите в галерее Алвы – непристойный портрет Повелителя Скал.
Ричард Окделл. А в глаз?
Реджинальд Ларак. Фигасссе, семерых один призвал.
Рокэ Алва. Однако нынешняя молодежь явно переоценивает свои возможности.
Ричард Окделл. Я сам!
Рокэ Алва. Сначала шпагу держать научись.
Ричард Окделл. Я не п-пью. П-правда.
Кагетский посол. Мы – мирный народ, и наша армия крайне дружелюбно вас грабит.
Катарина Ариго. Где Ворон – там победа.
Август Штанцлер. Я старый больной человек и совершенно согласен.
Фердинанд Оллар. Поздравляю Проэмперадора Варасты.
Сильвестр. Вы, Рокэ, неосторожны. Еще шадди.
Рокэ Алва. Употребление шадди вредит здоровью. Не надо мне мешать.
Робер Эпинэ. Помойка эта ваша Кагета. С розами.
Адгемар. Поздравляю, зятек.
Клемент. Ты бы помылся, хозяин.
Робер Эпинэ. Стриптиз с крысами. Оч-чуметь.
Клемент. Еще печеньку.
Оскар Феншо. А впереди я! Весь в орденах. Абсолютно весь.
Рокэ Алва. Опа, собака.
Лово. Опа, прымпердор.
Матильда Ракан. Дура я, таких мужиков продинамила… Ой, пирог.
Альдо Ракан. Ничего, закажем новый пирог. (Через какое-то время) И собаку тоже.
Оскар Феншо. Я лучше знаю.
Рокэ Алва. Спорный тезис. Итак, чемпионат Варасты по скоростному бритью объявляю открытым.
Ричард Окделл. Опа, ызарг.
Ызарг. Сам опа.
Рокэ Алва. По коням и по козлам!
Ричард Окделл. Никаких понятий о гигиене.
Рокэ Алва. Так, лису мы еще не брили.
Кагеты. Барсовы Врата неприступны.
Рокэ Алва. Что, правда?
Робер Эпинэ. Опа, козлы атакуют.
Ричард Окделл. Привет, Робер. Пока, Робер.
Робер Эпинэ. Ух ты, Дикон.
Туххуп-ло-Марапон. Втоптать всех в навоз!
Адгемар. Ага, вперед, удобрения.
Рокэ Алва. Ну что, юноша, постреляем по шарикам?
Ричард Окделл. Вараста и Ворон!
Гидрометцентр. «В горах возможен сход селей и обвалы»…
Курт Вейзель (закладывая мины). Что значит «возможен»?
Робер Эпинэ. Каюк Кагете.
Адгемар (Роберу). Отвезешь три головы. Две в мешке, одну свою.
Рокэ Алва. Надо же, промазал.
Робер Эпинэ (Дикону). Ну ты заходи, если что…
Ричард Окделл. Ага, только эра отравлю.

URL
2009-04-28 в 12:03 

Маркиз
Ладья Его Величества
Ваше благородие, герцог Рокэ Алва,
Кто бы вас хотя бы раз в гости пить позвал бы.
За «заслуги» предков платится вдвойне.
Не везет вам в жизни, повезет в войне.

Ваше благородие, герцог Ричард Окделл,
Были б вы слегка умней, и из вас бы прок был.
Престаньте ж сдуру клясться на крови.
Не везет с начальством, лучше сам травись.

Ваше благородие, герцог Валентин Придд,
Вам по силам усмирить чувства и инстинкты.
Время на поверхность выплыть из глубин.
Не везет с роднею, не простят слабин.

Ваше благородие, милый Иноходец,
Ты ведь вроде не дурак, не мерзавец вроде.
Перестань метаться, оглядись кругом.
Не везет с друзьями, повезет с врагом.

Ваше бл… Высокопреосвященство, кардинал Сильвестр,
Думать о политике вам не надоест?
Десять чашек шадди – это чересчур.
Не везет вам с Алвой и пора к врачу.

Ваше белоштание, Альдо из Раканов,
Всю страну расшебуршил и в безвестность канул.
Стоит часто шкуры ложь и похвальба,
Не везет с мозгами, значит, не судьба.

Господа хорошие, граждане талигцы,
Леворукий разберет, что у нас творится.
Выходцы и воры – ставки: восемь к трем.
Повезет нам после, если доживем.

URL
2009-10-27 в 13:01 

Ладья Его Величества
Автор - Маркиз
Фэндом - ОЭ
Место действия - Вараста
Дисклеймер - Новый год самое время справлять в апреле)))


- Что делать будем? – Дьегаррон с тоской покосился на Коннера, тот сокрушенно развел руками, признавая собственное бессилие. Генерал потер висок и на всякий случай уточнил.
- Точно лазутчик?
читать дальше- Сомнений быть не может, - довольно бодро ответил Коннер, - хотя... – он ненадолго замялся, но все-таки пояснил, что именно его смущало, - только больно одежа приметная.
- Одежа… - Повторил за ним кэналлиец. – Это да, неподходящий наряд для оправившегося на разведку: даже захочешь – не сумеешь не заметить. Странный выбор.
- Так может, - бдительный адуан чуть подался вперед, навстречу генералу, - именно на то и расчет был? Что де какой же он лазутчик…
- Вряд ли, - отмахнулся Дьегаррон.
- Нутром чую, нечисто тут дело, - Коннер казался обеспокоенным. – Сначала решили, что бакранцы к нам в гости наладились. Ну как же, на козлах ведь и в санях по грязи. Точно дикие. Но ведь он же по-бакрански ну ни бельмеса. Да еще козлы у него неправильные. С рогами такими. – Адуан на пальцах попытался показать «неправильные» рога.
- Это не козлы, это олени, - поправил кэналлиец, - северные олени на южной границе. – Он задумчиво простучал пальцами по столешнице. – Что еще?
- Мешок у него нашли, - Коннер водрузил на генеральский обнаруженное. – Вещи тоже неправильные. И все у него неправильное. – Адуан колебался недолго. – Ясно, лазутчик.
Хорхе Дьегаррон, уже успевший выцепить из мешка нечто невразумительное, с любопытством рассматривал находку с разных ракурсов.
- Интересно, зачем это?
Адуан пожал плечами, он тоже плохо представлял, с какого перепуга к крашеной коробке прицепили колеса. Как, впрочем, не ведал возможного применения и для других конфискованных предметов.
Кэналлиец бесстрашно извлек на свет следующую хреновину и еще одну.
- Однако надо бы святого отца позвать, он у нас умный.
- Точно! – Обрадовался Коннер. Как это он сам не догадался! Странные штучки, без церкви тут никак.
- Он что-нибудь говорил? – Спросил напоследок Дьегаррон.
- Нет. Точнее, да. Только не по-нашему и не по-вашему. Да так в общем-то и понятно, имя называл или место, плакался, что заплутал в степи, не успел к сроку, а теперь наверстать пытается. Может, с Агариса он? Со святошиным барахлишком?
Кэналлиец едва заметно качнул головой. На реликвии содержимое мешка тоже походило плохо. Реликвии – это всякие кубки позолоченные, тряпки истлевшие и куча костей святых мучеников, которым ни в жизни, ни в смерти покоя не дается. Нет, здесь что-то другое.
Дьегаррон глянул в сторону, потом как бы между прочим произнес.
- Есть у багряноземельских шадов легенда, что… Впрочем, - оборвал он себя на полуслове, к неудовольствию наладившегося было слушать Коннера, - ерунда все это… Как, говоришь, назывался?
- Неправильно как-то, не по-нашему, - адуан почесал затылок, - Сунтан Кляуз, кажется… Кляуз... Точно лазутчик!

URL
2009-10-27 в 13:02 

Маркиз
Ладья Его Величества
Автор: Маркиз
Фэндом: ОЭ
Действующие лица: см. ниже.
Рейтинг: нету)))
Бета-ридер: Ria-na
Дисклеймер: герои принадлежат Вере Камше.

Черно-белое

Маленький, но очень уютный трактирчик, расположенный в полуподвале здания, по причине довольно раннего для любителей хорошо провести вечер времени был еще практически пуст, и заглянувшим в него молодым людям не представляло труда выбрать место по вкусу. Что они и сделали.
читать дальше- Черной крови, - швырнув золото на стол, заказал вина один из гостей, худощавый и русоволосый, искренне восхитив своим выбором радушного хозяина.
- Рич-чард, - отчетливым шепотом попросил второй, посолиднее в габаритах и попроще с лица, - может, не надо.
- Надо! - надменно бросил первый и неуклюже заломил бровь, явно копируя чей-то жест, - в конце концов, я все-таки Повелитель Скал.
- Да, но… - промямлил толстячок, старательно отводя глаза, - ведь у тебя нет таких денег… Только не говори, что берешь их у Ворона.
- А что в этом такого, Наль? – Обиделся названный Ричардом. – Эти деньги содраны с наших земель, поэтому они по праву принадлежат мне.
Толстый Наль сокрушенно покачал головой, но предпочел промолчать, тем более что трактирщик принес и поставил на стол заказанный кувшин.
- Ты берешь подачки у Ворона, - наконец негромко произнес он, дождавшись, пока услужливый хозяин нальет вина и отойдет.
- Эр обязан содержать своего оруженосца, - весомо объявил швырявшийся золотом. – Ворон принял мою присягу, поэтому я обязан носить его цвета и…
«Тратить его деньги», - закончил про себя Наль, вслух, однако, высказав совсем другое:
- Получается, что раз Ворон служит Олларам, он должен ходить в черно-белом, так?
- Так, - признал правильность чужого умозаключения Ричард.
- Но он ведь не ходит, - разумно заметил Наль, - поэтому и ты не обязан…
Но Ричард уже не слушал спутника, он основательно задумался, пытаясь вспомнить, что кроме рубашек и белья у эра было белым, и что, кроме штанов и сапог, – черным. Еще, правда, Моро… Но все это не подходило.
- Неплохое вино, - отметил тем временем Наль, сделав глоток.
- Ха! – с видом знатока ответствовал Дикон. Тебе, крысе канцелярской, небось, такие вина и не снились.
После того, как кувшин был прикончен, Ричард заказал следующий, а потом еще… И уже скоро в голове его не осталось ни одной связной мысли, кроме почему-то привязавшейся идеи Наля про черно-белые цвета Олларов.


Вернувшегося в свой особняк к рассвету герцога Алву ожидал странный сюрприз, на мгновение заставивший усомниться в собственной трезвости и здравости рассудка. Рокэ помотал головой, прогоняя наваждение – наваждение исчезать не желало. Он присел на корточки и осторожно тронул пальцем собственный сапог – не показалось. Обувь на самом деле была непоправимо испорчена каким-то умником, нарисовавшим на сапогах кривые белые полосы. Такие же, как и на всех черных камзолах и штанах.
Рокэ выругался сквозь зубы, посулив много чего приятного устроившему сюрприз затейнику. Впрочем, автора и исполнителя идеи долго искать не пришлось, он дрых рядом, уютно подложив под щеку измаранные белой краской руки.
- Хуан! – вполголоса позвал Алва. – Проследи, чтобы все отмыли.
- Все? – уточнил верный кэналлиец, выразительно глянув на оруженосца.
- Все, - подтвердил Рокэ и направился в конюшню, надеясь, что прогулка верхом поможет ему успокоиться.
Алва успел разного повидать в своей жизни. Была там и грязь, и кровь. Смертельно раненные друзья и непроходимые ренквахские топи…Но вот такого ужаса лицезреть ему еще не доводилось. Потому что невозможно представить ничего страшнее черно-белой полосатой лошади, которая еще вчера являлась чистокровным мориском.

URL
2009-10-27 в 13:02 

Ладья Его Величества
Святоша один Бонифаций
Исследовал множество фактов,
Чтоб выверить слухи, что святость сивухи
Побольше, чем прочих субстанций.

URL
2009-10-27 в 13:03 

Ладья Его Величества
Дорогой сузерен, в последнее время меня терзают смутные сомнения, с каждым днем становящиеся все отчетливее и отчетливее. Признаюсь честно, у меня с самого детства замечены были намерения вести себя не как все, а даже очень наперекор. Что называется, "против ветра". Еще не выйдя на свою дорогу, я уже подозревал, что она окажется необычной, не побоюсь этого слова, избранной. А чем еще, как ни избранностью, объяснить мою судьбу, поместившую меня в центр происходящих событий. Признаться, я не сразу понял намек, не сразу проследил схожесть наших судеб, но в ту ночь, когда вы прочитали мне сонет, в какое-то мгновение мне почудилось, что это я являюсь автором сих дивных строк, а вовсе не вы. С тех пор мою душу начала терзать странная раздвоенность, мне почему-то начало казаться, что вы - это я, а я - это вы. То есть, вы занимаете то место, которое по праву отводится мне. Чем еще объяснить тот факт, что причитавшаяся мне слава, честь рода, женщина и даже дом принадлежали вам? Тогда я решил взять судьбу за горло и начать с корней, выжив вас из дома, запланировав на будущее удаление вас из спальни Катари. И час придет, и я верну себе все, принадлежащее мне по праву.
Потому что в мире может быть только один Рокэ Алва, и это я.

Ричард Окделл.

URL
2009-10-27 в 13:04 

Маркиз
Ладья Его Величества
Пьеса в 3-х актах.

Акт первый.

Ракана. Тронный зал. На троне позирует сам Альдо Ракан. По бокам держатся Робер Эпинэ и Ричард Окделл.


Альдо Ракан
Снова дел невпроворот,
Жизнь кладу здесь за народ.

Гимнет
(объявляет)
К вам тут вроде иностранцы.

(в сторону)
Впрочем, кто их разберет.

Альдо Ракан
(бурчит под нос)
Косяком опять с утра.
читать дальше

Тронный зал закишивается инспекторами, действующих лиц выгоняют, помещение опечатывают.

Акт второй.

Ракана.
Сан.инспекторы старательно обрабатывают дворец, за процессом наблюдают Валентин Придд и Ричард Окделл.


Валентин Придд
(вежливо, вполголоса сан.инспектору)
Чтобы избежать вранья,
Сообщить обязан я.
Есть у нас тут некий герцог,
Он из всех свиней свинья.

читать дальше

Акт третий

Южная граница, КПП. Символический шлагбаум и адуаны на контроле.
На первом плане явно адуанский капитан разбирается с каким-то пейзанином.


Адуан
Что ни день, то грязь и грусть.
(чешет пузо)
Дел – никак не разгребусь…
(пейзанину)
Покажи давай таможне,
Есть ли запрещенный груз.

Пейзанин демонстрирует непонимание.

Говорят тебе, балда,
Там – страшнейшая беда.
И запрет на ввоз свинины,
Так что лучше сразу сдай.

читать дальше

URL
2009-10-27 в 13:06 

Маркиз
Ладья Его Величества
Фанфег на фест 2-х неизвестных. Спасибо Адепту за организацию и помощь))
Автор: Маркиз
Название: Самое ценное
Фендом: ОЭ
Бета-ридеры: ygodka, Ria-na
Благодарности: Тэдиан, AniSkywalker
Ворнинг: жуткое АУ и ООС


Он
Он неспешно прошел мимо фонтана с каменным леопардом, миновал вытоптанные клумбы с уцелевшими кое-где цветами и свернул на боковую дорожку. В воздухе ощутимо и неприятно пахло гарью. Справа маячил обугленный остов особняка, серьезно пострадавшего в устроенном лигистами пожаре, но человека интересовало совсем другое. Он, опустившись на корточки, долго и внимательно рассматривал глубокую колею, оставшуюся там, где одно из колес тяжело груженой повозки выехало на обочину. Затем поднялся и задумчиво почесал подбородок.
Отсюда бежали, бежали тайно, предусмотрительно прихватив с собой все самое ценное. И хотя почти все возможные доказательства были уничтожены огнем, оставалась повозка. Если бы удалось проследить ее путь и обнаружить вывезенные еще до совета вещи, этим мерзавцам вряд ли удастся отвертеться.
Если бы…
- Надо попробовать разыскать свидетелей, - не поворачивая головы, приказал Он подошедшему подручному.
Шансы незначительны, но попытаться все равно стоило.

Она
Поза, в которой замерла женщина, поначалу представлялась спокойной, даже отрешенной. Но видимость, как известно, частенько бывает обманчивой.
- Тебе надлежит исчезнуть. То, что скоро произойдет здесь, слишком опасно…
Она почти не слушала, она думала, судорожно стараясь выцепить среди множества разрозненных мыслей единственно верную. Спасительную. Но получалось плохо.
- Есть такое надежное место…
- Монастырь? – робко спросила Она, впервые поднимая глаза на говорившего. И тотчас, словно обжегшись, отвела взгляд.
- Нет, в монастыре может оказаться небезопасно. Я предлагаю…
Но Она уже снова отвлеклась, просчитывая различные варианты развития событий.
читать дальше

URL
2009-10-27 в 13:06 

Маркиз
Ладья Его Величества
ВорОну раз господь послал Оруженосца.
На Моро Ворон взгромоздясь,
Его воспитывать уж было собрался,
Да призадумался (о будущей войне).
А тут бег хитрый Штанцлер...

URL
2009-10-27 в 13:07 

Маркиз
Ладья Его Величества
Пожелательное

Лампою в комнате сумрак растерзан.
Полночь в разгаре. Читаю Этерну.
Хоть нарисованный мир и реален,
Хочется все же, порой, в идеале,
Чтобы им всем воздалось по заслугам:
Лучшим – удачи, изгнанникам – угол.
Чтобы наказаны были пороки,
Мира - Талигу, дорогу для Рокэ,
Если историй, как чтобы нестремных,
Окделлу – мыслей, своих, не заёмных.
Чтоб Валентину – хоть кто-нибудь близкий,
Тем, кто есть в списке, исчезнуть из списка.
Тем, кто в пути, увидать вскоре берег,
И чтоб покоя побольше Роберу,
Вырваться вон из кольца будней серых,
Ну а Клементу – печенья с касерой.
Чтобы Надору – надежные сваи,
Шелк – Катарине, пускай вышивает.
Призракам чтобы свечей для процессий,
И доезжачего вдовой принцессе
В Черной Алати, хотя, право слово,
Внука ей лучше - живого, живого…
Чтобы Селине – скорейшего брака,
Чтобы Луизе – Эйвона Ларака
(В жизни такое бывает не часто),
Чтоб даже Зое – семейного счастья.
Чтобы Жермону – хорошие вести,
Чашечку крепкого шадди – Сильвестру,
«Ызаргам» - чтобы в порту стать на якорь,
И приключений еще Савиньякам
(Многое можно придумать на пару),
Чтобы Кальдмееру – по ветру парус.
Чтобы Оллары остались на троне,
И чтоб гранаты цвели в Дьегарроне.
Чтобы на кошку нарваться всем крысам,
Всем Людям Чести – приют в Агарисе,
И, пусть достойнее выйдет награда,
В час, когда в город нагрянут нар-шады –
Ведь у них в деле подобном сноровка.
Штанцлеру – пуля, а лучше – веревка,
Чтоб не мозолил он людям глаза уж.
Чтобы Мэллит – обязательно замуж,
Птичек – барону, собаку – Марселю,
Ждущим давно - продолжения серий,
Чтобы скорее закончилось «между»-
Книжие.
Да, и немного надежды.

URL
2009-10-27 в 13:07 

Ладья Его Величества
Это правдивейшая история о трудном пути и становлении личности благороднейшего из смертных. Еще в юности он был верен идеалам чести, завещанным ему предками. Сын героя, он сам стал героем. Верный клятвам, не оставляющий в беде друзей, всегда готовый прийти на помощь попавшим в сложную ситуацию, в круговерти событий сберег он чистоту души и характера. Стойкий к соблазнам мира, способный тонко прочувствовать ситуацию и найти из нее правильный выход, он бесстрашно движется вперед по избранному им пути. Пути выполнения возложенной на него «божественной» миссии…

- Святой отец, а чего это вы там читаете? – Поинтересовался генерал Дьегаррон, застав епископа всея Варасты за чтением объемного тома.
- Да так, апокриф какой-то попался, - Бонифаций закрыл книгу, демонстрируя кэналлийцу обложку. По тонко выделанной коже вилась изящная золотая надпись: «Житие св.Ричарда Окделла, записанное с его слов вернейшими из последователей».

АПОКРИФЫ (греч. apokryphos - сокровенный), книги, претендовавшие на значение священных, но отвергнутые Церковью и не включенные в канон.

URL
2009-10-27 в 13:08 

Маркиз
Ладья Его Величества
Еще раз про Окделла

Однажды на внеочередном всеобщем собрании героев ОЭ...

- Не хочу! Не буду! – Русоволосый юноша демонстративно ударил кулаком по столешнице. – Почему не говорят: глуп, как Колиньяр? Подл, как Штанцлер? Почему говорят: глуп как Окделл, подл как Окделл? Все! Не хочу больше быть Окделлом. Надоело, что со мной постоянно сравнивают каких-то моральных уродов. Я устал, я ухожу. За козлом отпущения – к бакранцам!
Собравшиеся с легким недоумением внимали пламенному выступлению.
- Так, - наконец, промолвил рассудительный Лионель Савиньяк, - Ричард Окделл является одним из основных сюжетообразующих персонажей. Если он уйдет, что станет с книгой?
- Правильно, - поддержал его брат, - и так, и так получается, что без Окделла нам нельзя.
- В любом случае, я больше Океллом не буду, – сообщил русоволосый. – У меня другие планы. Я сменю имя и сразу начну другую жизнь.
- Поступок, достойный Окделла, - подметил Придд, - другой предпочел бы поумнеть.
- И кто у нас теперь за Окделла? – осведомился Давенпорт.
- А вот хоть Алва, - предложил Ричард. – Почему не он?
- Ну уж нет, - не оценил изящество данного хода Рокэ Алва. – Как Ричарду Окделлу никогда не стать Рокэ Алвой, так и Рокэ Алве никогда не превратиться в Ричарда Окделла.
Окделл обиженно засопел. Ему вдруг привиделся выкрашенный и вычищенный Надор, откуда с позором изгнаны моль, пауки и Люди Чести, Айрис с сестренками в светлых платьях, собирающие в саду розы, и Мирабелла в плетеном кресле, старательно вывязывающая носки. Брррр!
- Может, эр Август согласится… - робко предложил Ричард. Взгляды присутствующих тотчас же обратились к Штанцлеру.
- Увы, - развел тот руками, - не получится. Я старый больной человек. У меня есть справка Министерства Здравоохранения Дриксен, запрещающая мне участвовать в деятельности подобного рода. – С гордостью демонстрирует присутствующим непонятный документ.
- А почему на ней написано: употреблять вовнутрь? – поинтересовался наблюдательный Савиньяк.
- Неважно, - обиженно буркнул Штанцлер, убирая писульку, - я старый больной человек. Трижды подлец и дриксенский шпион, не могу я быть еще и Окделлом. Даже для меня чересчур. Вон, у нас Ариго не при деле…
- Извините, - почесал переносицу Жермон, - но я вообще-то практически при смерти, и кто знает… Поэтому лучше без меня.
- Может… - Ричард огляделся по сторонам. У окна о чем-то мирно беседовали Дьегаррон и Бонифаций.
- Не советую, - опередил юношу Штанцлер, - кэнналийцы, они все не вполне адекватны. Сначала стреляют, потом думают. Церковники же, наоборот, слишком много думают. Для потенциальных Окделлов.
По полу, лавируя между ножками кресел, целенаправленно протопал ежик.
- Может, его? – с надеждой воззрился на животинку Ричард.
- Нет, - холодно отметил Валентин Придд, - его нельзя.
- Почему? – удивился Окделл.
- Потому что он – Павсаний, - припечатал Придд.
Ричард промолчал, встретившись взглядом с Валентином, он так и не решился предложить тому хоть немного побыть Окделлом.
- И что же делать? – обвел всех присутствующих растерянным взглядом Дикон.
- Ну, если никто не хочет быть Окделлом, даже сам Окделл, то, похоже, придется мне. – Все повернулись. С кресла неторопливо поднялся Робер Эпинэ.

URL
2009-12-03 в 01:20 

Есть просто очаровательные зарисовки. (Это было спасибо от благодарного читателя :rotate:)

2009-12-03 в 07:59 

Маркиз
Ладья Его Величества
zonnegirl

Спасибо читателю)))

URL
2010-07-05 в 17:42 

Маркиз
Ладья Его Величества
- Мирабелла Окделл никого не любит.
- Неправда Она любит животных.
- ???
- У нее полный замок моли.

URL
2010-07-05 в 17:42 

Ладья Его Величества
Дверь, ведущая в комнаты, распахнулась так резко, словно бы ее нетерпеливо пнули с той стороны. Ричард Окделл невольно вскочил с места, роняя на пол великую трагедию великого Дидериха. Но, вопреки ожиданиям, на пороге оказался не замечательный сюзерен, ставший для Дикона всем, - в дверях стояла Айрис Окделл. Какое-то время она разглядывала братца, презрительно задрав подбородок, потом, наконец, придя к какому-то определенному выводу, решительно вторглась на территорию Ричарда. Тот сделал шаг назад и наступил на упавшего Дидериха. Ужас от совершенного им акта вандализма помог Окделлу прийти в себя.
- Ты здесь зачем? – неприветливо осведомился он, усаживаясь на подлокотник. Он даже и не подумал предложить сестре присесть – ничего, постоит.
Айрис поджала губы и адресовала брату столь многообещающий взгляд, что тот непроизвольно поднес пальцы к щеке, но, опомнившись, сделал вид, что лишь поправлял волосы.
- Если бы ты не был моим братом… - начала было Айрис, но сразу же оборвала себя на полуслове. – Не об этом речь. Ты мой брат и глава семьи, и ты должен знать. – Сестра выдержала паузу, достойную только что читанной трагедии, и торжествующим тоном заключила. – Я выхожу замуж.
- Ээээ… - сумел лишь выдавить впечатленный Окделл, вспоминая, имел ли право несчастн… то есть счастливый жених делать предложение сестре, минуя брата. Однако Айрис истолковала его реакцию по-своему.
- Я так и знала! – Почти радостно объявила она. – Впрочем, чего еще ожидать от такого неблагодарного человека, как ты. Поэтому я решила сделать то, что давно следовало сделать тебе.
- Выйти замуж? – Не понял Ричард.
- Не притворяйся большим дураком, чем ты выглядишь, - отрезала Айрис. – Отблагодарить этого замечательного человека.
- Выйдя за него замуж? – Окделл честно хотел посоветовать сестре, что, раз она намеревается кого-то осчастливить, ей следовало бы, наоборот, пообещать этому человеку никогда не выходить за него замуж, но он все-таки промолчал. Негоже Повелителю Скал заниматься просвещением неразумных, даже если эти неразумные одних с ним кровей.
Айрис тяжело дышала, но тоже сдерживалась, и Ричард счел за лучшее переменить тему:
- И кому мне следует адресовать соболез… поздравления?
- Ты имеешь наглость прикидываться незнающим? – Айрис еще выше задрала подбородок. - Этот человек всячески защищал тебя все прошедшее время. Он подобрал тебя, когда ты был никому не нужен. Взял к себе домой. Он потратил на тебя уйму своего ценного времени – столько, сколько не уделял тебе ни один наставник, он…
- Неужели Ворон? – Ужаснулся Ричард.
- А ты что сделал в ответ? – продолжала тем временем Айрис.
- Особняк в порядок привел, - не стал отпираться Окделл, - бутылки сдал…
- А ты, - сестра его не слушала, - отплатил ему откровенной неблагодарностью, сведя на нет все его усилия.
- Никто его не просил, - недовольно буркнул Ричард.
- Но он все равно пытается разобраться во всем, что ты наворотил, и найти этому если не оправдание, то хотя бы приемлемое объяснение. Он даже защищал тебя в суде!
- Какой еще суд? – удивился Окделл, но его снова не услышали.
- Он до сих пор не бросил тебя, хотя, по-хорошему, это давно следовало сделать. Но он все равно продолжал верить в тебя. – Распространялась Айрис, и Ричард, проанализировав сказанное, вдруг пришел к неожиданному и даже пугающему выводу.
- Эр Август? – Он только что не вскочил на ноги. – Ты станешь женой эра Августа?
Айрис от неожиданности замолчала.
- Сдурел? – наконец, осведомилась она, постучав себя по лбу. – За какого еще эра Августа?
- Ну не за Ворона же? – напрягся Окделл.
- За Ворона… - мечтательно протянула сестра. – Нет, - опомнилась она, - не за Ворона. Я выхожу замуж за другого замечательного человека. За командора Блэйда.

URL
2010-07-05 в 17:43 

Маркиз
Ладья Его Величества
Объяснительная, написанная Р.Окделлом в Олларианском ОВД

Мойте руки перед едой

Спасибо Рельмо и Огненному Тигру


Вижу, больше нет мне веры,
Хоть клянись им на крови:
Люди! Не травил я эра!
Гадом буду, не травил.
Сколько дней прошло с тех пор, но
Пакости судьба сулит.
Кто же травит так топорно,
Чтобы множество улик?
Мне б сквозь землю провалиться
Иль в горах плутать в пургу.
Дело в том, что кэналлийцы
Вечно воду берегут.
Уверяют, что на страже,
Но микробам хоть бы что -
Первый Маршал им не страшен,
Им страшнее кипяток.
Для меня не жизнь, а мука
Есть в грязи, смириться с ней.
- Эр, смотрите, в супе муха.
- Наливай, оно вкусней.
Стали мутными стаканы.
- Мыть?
- Нет, новых привезут.
- Эр, ведь в булках – тараканы.
- Ешь, не бойся. То изюм.
А недавно в коридоре
Меж портьер летала моль.
Паутины – как в Надоре,
Словно я попал домой.
Мыши в нору тащат корку,
Пыль с трофеев от охот.
- Маршал, сделайте уборку.
- Не сейчас. Пора в поход.
Руки мыть, мол, не девица,
Жрет все абы как, и вот
После этого дивится,
Отчего болит живот.
А страдает самый юный,
Явно склонный к прямоте.
Может, кто-то в кубок плюнул.
Может, голубь пролетел.
А спросил ведь раза три я.
Эр мне: «Не болтай, а лей».
Всё антИсанитарИя,
Безответственность и лень.
Лишь бы выпить поскорее,
Лишь бы не жалеть нутро.
А в итоге – диарея
И какой-то злой настрой.
Сразу гнать меня отсюда,
Мол, в вино добавил яд.
Сам велел не мыть посуду,
А прижало - крайний я.
Обвиняете, и ладно,
Только как же быть с виной.
Это, максимум, халатность,
За нее и срок иной.
Но не знают люди меры,
Слухи – как искрА на трут.
Верьте, не травил я эра.
Стать мне камнем, если вру.

URL
2010-07-05 в 17:44 

Маркиз
Ладья Его Величества
Найденный при посредстве пожелавшего остаться анонимным лица потерянный куплет из Песни Повелителей.

Скалы!
Снова с чистого листа.
Скалы!
Вам на выбор: яд и сталь.
Скалы!
Четверых Один достал.

URL
2010-07-05 в 17:44 

Ладья Его Величества
Всем известно, что у нас
Память - просто высший класс!
Книги мы прочли недавно -
И запомнили тотчас!
Ехал Алва на коне,
Вёл собачку на ремне,
Катарина в это время
Глазки строила в окне.
Ну о чём тут говорить?
Стал бы я себя хвалить.
Мне историю про Алву
Не фиг дело повторить!
Ехал Алва на ремне,
Вёз Окделла на коне,
Катарина в это время
Мыла мужа на окне...
Ты почти совсем как Дик,
Только хвастать погоди!
Лучше ты меня послушай:
Слово вставить дай другим.
Ехал Штанцлер на коне,
Вёл Окделла на ремне,
Катарина в это время
Мыла Алву на окне...
Всем известно, что у нас
Память - просто высший класс!
Прочитать все книги разом -
Что получится у вас?

URL
2010-07-05 в 17:44 

Маркиз
Ладья Его Величества
Кто судьбу отринув, иную ищет,
Обречен скитаться меж или – или.
Но весной однажды на пепелище
Из-под балок чёрных пробьётся ирис.

И выходит так – из огня в полымя,
И что наше время, что время оно.
А слова горчат на губах полынью:
Как далёко ныне до Дьегаррона.

Но всего труднее остаться теми,
Кем мы были прежде, минувшим летом.
На закате степи расчертят тени,
И под ноги тёмные лягут ленты.

Не спеши менять, что успел скопить ты,
Даже если выйдет по счёту ровно.
И стучат копыта, поют копыта,
Что далёко очень до Дьегаррона.

За крупицы счастья платил вдвойне бы,
Одинокой птицей – надежды символ.
Здесь закат такой и такое небо,
Что глазам бывает невыносимо.

И в такие ночи не знаешь сна ты,
А ветра, что с Юга, своих не тронут.
Где-то там, наверно, цветут гранаты,
Но далёко слишком до Дьегаррона.

11.11.09

URL
2010-07-05 в 17:45 

Ладья Его Величества
Распоряжение 1 от….
Властью, данной мне королем и мирозданием, приказываю установить блокаду Олларии в пределах кольца Эрнани в связи со сложившейся сложной эпидемической ситуацией, связанной с распространением вируса Н1N1, известного как свиной грипп.

Первый Маршал Талига
Рокэ Алва

ПС.
Свинью вывез. В столице чисто.
Никола Карваль

URL
2010-07-05 в 17:46 

Маркиз
Ладья Его Величества
Автор: Маркиз
Бета-ридер: Рельмо
Жанр: Зарисовка
Рейтинг: никакого
Место действия: Вараста
Фэндом: ОЭ

Cобрался однажды Хорхе Дьегаррон написать Первому Маршалу …


Начинавшийся день откровенно радовал. Прошедшая гроза, стоившая Дьегаррону бессонной ночи – кэналлиец плохо переносил смену погоды – оставила после себя не только не успевшие просохнуть лужи и всполошенных птиц. Налетевшая буря выдрала несколько клочков из плотного одеяла низко надвинувшихся туч, и в образовавшиеся прорехи стало видно по-весеннему синее небо. Скоро о дождях ничего не будет напоминать, и превратившаяся на время в непроходимое болото степь станет прежней.
Дьегаррон не отказал себе в удовольствии распахнуть окно пошире, и налетевший порыв ветра с радостью и непосредственностью дорвавшегося до любимых игрушек ребенка переворошил сложенные на столе бумаги. Маршал усмехнулся непонятно чему и, выдернув из стопки чистый лист, потянулся за пером.
День только начинался.

Первому Маршалу Талига
Алва Р.А.

Донесение

Сообщаю, что на данный момент в Варасте все спокойно. Подготовка к весенней кампании почти закончена. Погода вроде бы налаживается, и в ближайшее время большая часть дорог снова станет проходимой…


читать дальше

URL
2010-07-05 в 17:46 

Ладья Его Величества
ШС-ное

Этого странного юродивого время от времени встречали в разных концах страны. Грязный и оборванный, мотался он по дорогам, не стремясь осесть хоть где-нибудь. Казалось, его гнала в путь какая-то неведомая прочим цель, привязчивая идея, доступная лишь скромным остаткам его разума. Грабить убогого брезговали, подкармливать… Частенько подкармливали по жалости. Только безумец вряд ли понимал, что ему предлагают, и частенько уходил без благодарности. Мальчишки не упускали возможности подшутить над юродивым. Юность, порой, бывает бессердечна, она не ведает снисхождения к слабым. Но безумец не замечал чужой жестокости, точно также как не замечал чужого милосердия. Он вообще не обращал внимания на творившееся вокруг него, он шел вперед к известной ему цели, бормоча под нос имевшие лишь для него смысл слова:
- Жезл… жезл Пенья… меч Ветров… копье Молний… и щит Манлия. Щит Надорэа. И корона… Корона Раканов – ключ ко всему. Меч Волн… Нет, меч Борраска. Щит Скал. И копье. Моя прелесссть…

URL
2010-07-05 в 17:46 

Маркиз
Ладья Его Величества
Первым, что он заметил, войдя в будуар, была алатская с кистями шаль. Шаль, которая не могла принадлежать урготской купчихе. Он не выдержал и на мгновение, закрыв глаза, прижался щекой к ткани, хранившей слабый аромат чего-то, по-весеннему свежего. Как же счастлива, должно быть, эта шаль, счастливы занавеси цвета Ариго, ведь их касались ее тонкие пальчики. Даже розовому пушистому ковру по-своему повезло: по нему ступали ее изящные ножки. Раньше влюбленные рыцари похищали перчатки и платки своих прекрасных дам. И жаль, что Катари не забыла на столе платочек, который можно было бы выкрасть, чтобы постоянно хранить рядом с сердцем. А шаль… Шаль, пожалуй, не удастся унести втихаря…

Катарина Оллар вошла в будуар, обвела недоуменным взглядом за время ее отсутствия успевшую до неузнаваемости измениться обстановку и, не проронив ни слова, упала в обморок на руки к Мевену, привлеченному устроенным придворными дамами переполохом.
- Что там! – Заново переживая собственные эмоции и чуть ли не задыхаясь от восторга, шептала после Одетта Мэтьюс ошеломленной Дженнифер Рокслей, пропустившей все самое интересное. – Все, под чистую вынес. И скатерть, и портьеры. Даже ковер свернул и тот выволок прочь…

URL
2010-08-30 в 10:30 

Читала и млела от удовольствия. :mcat:
Думала, что Маркиз - человек ну очень серьёзный ( судила по стихам на форуме), а неожиданно обнаружила столько!! любимой мною иронии, юмора. Утащила в свой "Воробьиный притон" : "Ваше благородие", "Пожелательное", "Вижу, больше нет мне веры", "Всем известно, что у нас...", и многое другое, а про "Но с перьями или без перьев" и не говорю!!
Вот ещё замечательные стихи:" Росио, здравствуй, у нас здесь тихо...", перекликаются с "Письмом римскому другу", но стихи звучат совершенно иначе, и это замечательно. Спасибо за радость чтения. :dance3:

     

Underverse

главная