Записи с темой: графомань (список заголовков)
19:53 

Ладья Его Величества
На тему сборника меня.
Кому-то тут нужен? Сколько это будет стоит, не скажу, пока не разбиралась. Сам факт интересен.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

15:13 

Ладья Его Величества
Присмотреться получше - сюжет не нов,
Чтоб над ним восхищенно ахать.
Мне хотелось бы крепко держать слонов,
Став огромнейшей черепахой.
Той, что помнит, как в схватках земля тряслась,
Как сжималось морское лоно,
В чьей солёной крови растворён триас
Древней памятью архелона.
Солнце шарилось бликами по листве,
Шёл степенно за плугом пахарь.
И надёжно держалась земная твердь
На слонах и на черепахе.
С той поры истрепалось без счёта лун,
И дороги стянулись в узел.
Открывал, сам не зная, торгаш Колумб
Путь скитаниям Лаперуза.
Карту все, словно ткань, под себя кроят,
Применяя где меч, где веру.
Плоский мир постепенно смыкал края,
Горизонт закругляя в сферу.
О дорогах неведомых не мечтай,
Ведь надежды истают прахом.
В новом мире, лишённом границ и тайн,
Больше места нет черепахе.

Нам вернуться к началу не суждено,
Изводя время зря на споры.
Шар отныне свободен и одинок,
Навсегда потеряв опору.
Подойди же и снова меня возьми,
Как когда-то давно, за пальцы.
Мне хотелось бы вечно держать твой мир,
Под слонов подставляя панцирь.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

22:51 

Ладья Его Величества
Зеркало samlib.ru/j/jurxewskaja_t/30_mirror.shtml
2014 г.

Все разобрано, когда-нибудь дособираю.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

23:01 

Ладья Его Величества
Тут мы с командой внезапно выиграли МПК на литсети. Моя также внезапно первая в личном зачете.)

@темы: События, Графомань, Личное, Стихи

15:01 

Ладья Его Величества
Небосвод осколками звёзд расцвечен,
Вновь граница яви и снов тонка.

Я открыла дверь чужаку под вечер,
Услыхав настойчивый зов звонка.
Не поняв, откуда такая смелость,
Повернула ключ без раздумий, вмиг.
Почему-то странно в висках шумело,
И немного мутным казался мир.
Так ракушку в детстве приложишь к уху –
Дальний рокот моря тосклив и глух…
Он повесил куртку, прошёл на кухню
И уселся, выдвинув стул, в углу.
В круговерть событий вмешались чары,
Изменяя связи времён и дат.
Он сказал с улыбкой: «Налей-ка чаю,
Ты с готовкой, помнится, не в ладах».
Укололо сердце – больней иголок –
Показалось, будто знаком слегка
Этот тёплый, чуть хрипловатый голос,
Резкий запах «Шипра» и табака –
Что звало к себе, но осталось где-то,
Затерялось ночью в забытом сне:
Там в июне пахло землёй нагретой,
А зимой ложился пушистый снег.
Мир был прост, надёжен и крепко спаян,
Находилось время для вечных тем.
Лишь глаза прикрыла – рисует память,
Как меня на санках катал отец…

Тишиной нахлынувшей воздух скован.
Наш ещё не начатый разговор
Я спугнуть боялась коротким словом…
А на кухне не было никого.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

00:19 

lock Доступ к записи ограничен

Ладья Его Величества
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:19 

Ладья Его Величества
Прошлое смотрит за нами, где мы -
Ходит по следу, вползает в сны...

Здесь, на восток от садов Эдема,
Земли нетронуты и жирны.
Солнце с восхода привычно жарит,
В воздухе приторный аромат,
И для грядущего урожая
Вновь подготовлены закрома.
Время для сбора наступит скоро:
Только на убыль пойдёт тепло,
Как от зерна располнеет колос,
Сладким нектаром нальётся плод.
Осень округу водой омоет,
Выправит спины примятых трав -
В смену сезонов опять от моря
Свежесть дождей принесут ветра.
Здесь, под чистейшей небесной синью,
Просто не помнить свою вину:
Можно смотреть на забавы сына,
Думать, как быстро взрослеет внук.
В них беззаветно души не чаять,
Не воскрешая былых утрат.
Но так тревожно порой ночами,
Что с нетерпением ждёшь утра.
Гулом обвала пугают горы,
Мир за окном беспокойно-сер.
Кажется, будто нацелен в горло
Остро заточенный лунный серп.

То, что свершилось, нельзя исправить:
В холоде бледного серебра
Ближе к рассвету приходит Авель,
С жалостью смотрит - мол, что ж ты, брат...

@темы: Графомань, Творчество, Стихи

23:32 

Ладья Его Величества
Внезапно нашло желание разобрать авгиевы конюшни за 5 лет))


2013-2014 гг.

Единственное, что радует, далее у меня писучесть поуменьшилась, пока почти до нуля не дошла.

@темы: Стихи, Творчество, Графомань

17:50 

Ладья Его Величества
Солнце выйдет в небе пути торить,
Новый день для дела и для бесед.
Где-то там, под небом, живёт старик,
От годов и солнца плешив и сед.
Но чужда нездешним глазам печаль,
Хоть гостями издавна позабыт.
До сих пор у деда сажень в плечах,
Да из свежих брёвен - венец избы.
Двор от веток вычурно полосат,
Вновь приходят тени - из луж лакать,
Слушать, как довольно поёт коса,
Подчиняясь ловким мужским рукам.
Старику ты попусту не соврёшь:
Он как будто ставит на ложь силки.
А за домом шепчется с небом рожь,
В ней цветут ромашки и васильки.
Не боясь внимания, на виду,
Там трещат кузнечики, захмелев.
От созревших яблок - медовый дух,
Наклонились ветви почти к земле.

Скоро выйдет время, и, горем сыт,
Распахну калитку я, не таясь.
Он мне скажет: "Здравствуй, мой блудный сын".
Я отвечу: "Господи, вот и я".

@темы: Графомань, Стихи, Творчество

18:55 

Ладья Его Величества
Промозглый навязчивый ветер тепло выдувает вон,
Жизнь мерно ползет по накатанной, следуя ей веками.
В висок словно штопор впивается злой колокольный звон,
Он должен отпугивать тварей, но только их привлекает.
Господь в домотканой хламиде сегодня устал и бос,
Все кружит по краешку тучи, не в силах сидеть на месте.
Из дома на площадь выходит святой Йеронимус Босх,
Растерянно глянув на небо, со всеми спешит на мессу.
Так вышло: художник с рассвета практически не у дел,
Он городом выпит до капли, иссушен и переварен,
Босх будет скитаться часами, пытаясь найти людей,
Но, выбрав другое обличье, по улицам бродят твари.
Для множества странных созданий нельзя подобрать клише.
Кто там покуражился - дьявол? Природа нашутковала?
Почаще иного, пожалуй, встречались рога и шерсть,
Хотя пару раз примерещились щупальца или жвалы.
Все это настолько безумно, что трудно смолчать сперва,
Потом привыкаешь к уродству, как к новому виду пыток:
Глаза поплотнее зажмурить - и слышно почти слова,
И кажется, что каблуками стучат по камням копыта.
Небес накренившийся купол настолько прогнил и скис,
Что выглядит мертвенно-серым, хоть был беспокойно-синим.
Босх, грезя о сказочном саде, берется опять за кисть,
Но вновь на холсте проступает, что он позабыть не в силах.
Он будет жалеть, что когда-то, в младенчестве, не ослеп, -
Он будет шататься без цели, вытаптывать мостовую...
А твари, его узнавая, насмешливо смотрят вслед,
Они без сомнения знают, что тварей не существует.

@темы: Стихи, Графомань, Точка зрения

23:54 

Ладья Его Величества
Мне ли жалеть о тех, кто был судьбой изломан.

В траурной темноте белым горят колонны,
Бездна разверзла пасть, и в суете исканий
Мечется водопад, в пыль разбивая камни.
Выпало бед с лихвой. Сердце, запнувшись, стукнет:
Горечи чёрных вод бойся, клятвопреступник.

Холодом до кости вновь пробирает Стикс.

Вод шелестящий шёлк, камень до блеска вымыт.
Тем, кто меня прошёл, снится неуязвимость.
В пепельном серебре вечность пружиной сжалась.
Воды других - добрей, мне незнакома жалость.
Время желать услад, время мечтать о бурях.
Хлёсткий удар весла вряд ли меня разбудит.

Вечер тягуч и тих, дремлет лениво Стикс.

Память душевных мук жалит, как будто овод:
Ночью приду к тому, кто нарушает слово.
В смету итог внесен, сроки пришли для выплат.
Как ни старайся - всё. Больше уже не выплыть.
Только плеснет волной, звуки погасит эхо,
Невозмутима вновь вод ледяных поверхность.

Может, забыть, простить?
Кто я теперь?
Я Стикс.

@темы: Графомань, Стихи, Творчество

23:53 

Ладья Его Величества
Начинает рано теперь темнеть,
Что поделать, осень, короткий день...
И тенями черными на стене
Проступают тени моих идей.
Караулю образы и слова,
Как январской полночью ждут звезду...
За тебя смогла бы хоть в рай, хоть в ад,
И совсем неважно, куда ведут.
На асфальте лужи едва блестят,
Сторонюсь привычных людей и троп.
До тебя, казалось, такой пустяк:
Где-то час по городу на метро.

Как ни бьюсь, но пальцы не отогреть,
Для тепла на улице не сезон.
Говорят, отчаянье - смертный грех,
Только вот бессилье - страшней всех зол.
Осень... поздно новое намечать:
На доске и в жизни поставлен пат.
Мне такое грезится по ночам,
Что боюсь порою ложиться спать.
Под ногами хрупнет намерзший наст,
Спит трава, до лета оледенев,
И под сердцем вечная тишина.
С тишиной так трудно наедине.
А рассвет тревожных как кровь тонов...
Вроде все наладилось, но лишь тронь.
До тебя полжизни и эта ночь,
Целый час по городу на метро.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

16:40 

Ладья Его Величества
Однажды канут в прошлое слова,
Умолкнет навсегда знакомый голос,
И вешалка в прихожей станет голой,
И тщательно застеленной - кровать.

Погаснет свет на третьем этаже,
Дожди затянут стёкла бурой грязью.
Ослепнет дом, как будто кто-то сглазил,
Внеся его в незримый список жертв.

Неловко сумка свалится с плеча:
Я вздрогну, услыхав сирену "скорой",
И снова вспомню о ненужных ссорах,
Когда достойней было промолчать.

Среди запавших в память зим и лет,
Где каждый ход за правильный был выдан,
Пропало то, что мнилось очевидным,
О чём сейчас приходится жалеть.

Я буду жить, не думать: "Что потом?"
Недели в стопку лягут, как тетрадки.
В какой-то миг, загадочный и краткий,
Меня затянет времени поток.

Но не отпустит холод в проводах,
Звонок в ночи, пугающий, внезапный...

А вещи всё хранят любимый запах...
Рука не поднимается отдать.

@темы: Графомань, Стихи, Творчество

15:50 

Ладья Его Величества
Постоянно приходит ко мне, просит: "Господи, помоги,
Ну позволь ему выбраться, выплыть. Вот что тебе - трудно, что ли?
Прояви сострадание, надо заботиться о других".

Приглядишься внимательней - там совершеннейший алкоголик,
Забулдыга, забросивший напрочь работу, семью и быт,
Разменявший, что было действительно важным, на ахинею.

А она говорит: "Да, я знаю, что люди, увы, слабы,
Ты намного сильнее их, Господи, в тысячу раз сильнее.
И поэтому сжалься над ним, отмени высшей волей казнь,
Отложи до Последнего дня исполнение приговора:
Пусть всё то, что ещё сохранилось, не выставят с молотка,
Пусть хотя бы на время исчезнет проблем неподъёмный ворох.

Да, я знаю: он лгал ради выгод, сдавался, других сдавал,
Мог бы выйти когда-нибудь в люди, но вот никуда не вышел.
Ты зато посмотри, как небрежно он в песни сплетал слова,
Даже чудится: кто-то крылатый ему нашептал их свыше".

"Слышишь, Господи, - просит она, - ты же добр и безмерно мудр".
Сядет рядом, заглянет в глаза и настойчиво повторяет:
"Так не будь понапрасну жестоким, не действуй под стать тому,
Изначальному богу, изгнавшему Еву за грех из рая".

Позже снова тихонько приходит, и поступь её легка,
Ждёт, когда я возьму и вмешаюсь, на час завязав с делами.
Ей мучительно жаль беззаботно порхавшего мотылька,
У которого ныне осталась одна лишь дорога - в пламя.

"Невозможно, - я ей объясняю, - и этих спасти, и тех,
За всё зло, совершенное ими, расплачиваться не мне же?
Ты подумай, он сам это выбрал, он сам на огонь летел..."

А она улыбнётся в ответ, и на сердце светло и нежно...
И тогда я встаю, развожу облака, надеваю нимб.
"Ну, действительно, - с ней соглашаюсь, - по сути, такая малость.
Я же ведь, - говорю, - всемогущий, а значит, и чёрт бы с ним.
Пусть живёт, не печалится".
И про себя добавляю: "Мама".

@темы: Графомань, Стихи, Творчество

04:06 

Ладья Его Величества
Отыскать непросто себе под стать,
Сочетая вместе огонь и ртуть.
Между нами сталь,
Крики птичьих стай
И кровавый привкус любви во рту.

Никогда я в верности не клялась,
Хоть ты прежде видел меня нагой.
Скрыл дороги наст...
Мой прекрасный князь,
Не спасешься в сердце седых снегов.

И в ночи упорно горит маяк,
Что зовет, доверившись, встретить мель.
Я иду, смеясь,
Но в душе - змея
Ядовитей сотни гремучих змей.

Как тебя из памяти отпустить,
Если судьбы снова ложатся встык.
Я певучий стих,
Я песок в горсти,
Кочевое пламя, клинок пустынь.

Неизбежность - только досужий миф...
Небосвод ветрами затер до дыр,
Горизонт гремит,
И ложится мир...
Под копыта хищной моей орды.

Взгляд мой полон лунного серебра, если слышишь голос мой, не молчи. Призывает снова война: Пора! В перезвонах ветра поют мечи.
Я возьму тебя, как привыкла брать,
Города и крепости...
И мужчин...

05.02.16

@темы: Стихи, Творчество, Графомань

15:34 

Ладья Его Величества
Вход в пещеру сокрыли среди камней,
От чужих сохранив секрет.
Но торговка на рынке шепнула мне,
Что на третий день ты воскрес.
В непроглядную полночь, спугнув совят,
Расступилась сама гора -
И ты вышел наружу, здоров и свят,
Под гремящий с небес хорал.
Необычные новости на лету
Подхватил весь базарный ряд.
И отныне без устали - там и тут -
О тебе лишь одном твердят.
Что ты просто скрываешься до поры,
Выбрав домом какой-то хлев,
Но вчера покупал на базаре рыб,
А сегодня - горячий хлеб.
О случившемся чуде обычно врут,
Ведь расхожий сюжет не нов.
Ты врачуешь теперь наложеньем рук,
Из воды создаешь вино.
Я болтаю с соседками, крашу шерсть,
Добавляя кармин и хну,
Только тяжесть лежит на моей душе,
И ни выдохнуть, ни вдохнуть.
Дремлет мир, белый камень почти остыл,
Пахнет сладко цветочный мед.

Я хотела бы в раны вложить персты
И увериться, что ты мёртв.

@темы: Графомань, Стихи, Творчество

12:53 

Ладья Его Величества
В тучах плещутся звёзды, как стайки летучих рыб,
Не боясь заглядеться и с низких небес упасть.

Этой ночью сливаются образы и миры,
Через сердце трясины навылет идёт тропа.
Заплутав в суматохе событий, не помнишь дат,
Только тяга к нездешнему прочно вросла в геном.
Ты не слышал легенду? Упавшая вниз звезда
Прорастёт на коряге болотным седым огнём.
Всемогущее время небрежно придержит бег,
И осыплется пеплом забвения внешний лоск:
Это бледное пламя не знает ни слёз, ни бед,
В нём сгорит то, что было, и то, что не родилось.
В темноте выступают, сплетаясь, узлы корней,
Будто чёрные руки других, кто здесь раньше лёг.
И любая дорога отныне ведет ко мне:
Так стремится на свет зачарованный мотылёк.
В топях жарко и душно, но кажется - холодней,
Чем в разгар января, в мутной замяти снеговой.
Потому ли столь сладко дремать на пологом дне
И следить, как колышутся травы над головой?
Но порой накрывает прозренье, в единый миг
Воскресив всё, что пело и грезилось до того.
Протяни мне ладони, запястья плотней прижми,
Пусть в крови одуряюще бьётся живой огонь.
Знаешь, пламя и память - последний, прощальный дар:
Спотыкается сердце, и голос тревожно-глух.
Ты тогда на мгновенье поверишь, что я звезда,
Но нам будет открыта одна лишь дорога - вглубь.

@темы: Графомань, Стихи, Творчество

17:01 

Ладья Его Величества
Муторно.
Вновь час волка.
Месяц облез и сник,
Тихо на землю льются выцветшие лучи.
В это слепое время снятся такие сны,
Что от обычной жизни с ходу не отличить:
Прошлое целит в спину, видит тебя насквозь.
Сон обретает чёткость, контуры и рельеф,
Он исправляет разом то, что не довелось,
Переписав страницы, переключив реле.
Бьётся в висках, как в детстве, неукротимый ритм,
Тянет раскинуть руки, выдохнуть и взлететь.
Можно успеть вернуться, можно договорить:
Не пролегли границы датами на плите.
Знаешь, что не бывает. Не было. Ну и пусть.
Но за возможность верить хочется лечь костьми.
Сон увлекает в омут, мерно считая пульс -
С каждым ударом сердца тает реальный мир...

...Вынырнув на поверхность, харкать дурной водой:
Память всплывает мутью образов и цитат…
Я так боюсь однажды не пробудиться до
Мига,
когда, сгущаясь,
сон обретёт цвета.

@темы: Графомань, Творчество, Стихи

10:34 

Ладья Его Величества
Посмотрела: на стихоскладе последняя кучка ажно 13м годом датирована. Посмотрела на календарь...
Мдыа, разобрать бы сии авгиевы конюшни.
Когда-нибудь.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

12:55 

Ладья Его Величества
У Гельмута есть небольшой двухэтажный домик,
Там прудик поблизости - пристань залетных уток.
Быт строго расписан, в любых мелочах удобен.
Кухарка из службы приходит всегда под утро,
Готовит еду и небрежно гремит посудой,
Выстраивая по ранжиру тарелки-чашки.
Читая псалом, Гельмут верит, что неподсуден.
Но сердце в груди спотыкается будто чаще.
К нулю сведена совокупность затрат и выгод,
Лишь ноет внутри, словно резко сорвали пластырь.
Тогда он встает, убирает подальше книгу,
Выходит на воздух...
В саду отцветают астры,
Синицы в кустах начинают капризно тенькать,
И соком янтарным налит до краев крыжовник.
На клумбе найдется в достатке любых оттенков,
Но, как ни старайся, там вряд ли отыщешь желтый.
Дождями полощутся ткани чересполосиц,
Укутав колени, задремлет уставший Гельмут.
Его караулит тягучая злая осень,
Которую все же обставит старик-Альцгеймер.

Где лентой дороги простор пополам расколот,
Звенит беспокойство - давно надоевший овод -
И хочется взять и немедленно сбросить скорость,
Шоссе изогнулось петлей, но соврут - подковой.
Иосифу снится, как взвизгивают клаксоны,
Как щебень скрипит и скребется под каблуками.
Нависшее небо окрашено мрачно-сонным,
Насыщенно серым, как будто надгробный камень.
Иосифу здесь почему-то дышать спокойней,
Чем в стылую осень, чем в тот суматошный месяц,
Когда их пытались за раз извести под корень,
Из разных районов страны собирая вместе.
Где сходятся в точку обрывки сюжетных линий,
Придумано сколько, навеки забыто сколько?
И прошлое спит беспробудно в промерзшей глине
Под спекшейся кровью упругой асфальтной коркой.

Тому, кто на нас лишь по случаю смотрит сверху,
Увы, наплевать на заслуги, на честь и статус:
Один мог остаться, но он навсегда уехал,
Второй мог уехать, но он навсегда остался.

@темы: Творчество, Стихи, Графомань

Underverse

главная