Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Большой биографический пост о танцовщике и хореографе Константине Патсаласе: часть I и часть II

Под тэгом Александр Мейнерц "Erik Bruhn - Billedet indeni" собраны (в хронологическом беспорядке) записи с пересказом датской биографии Эрика Бруна, выпущенной в 2008 году.

Фанфики и оригинальные тексты

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:49 

Хочешь песенку в награду?
Пара любопытных страничек из мемуаров Кэролайн Браун Chance and Circumstance: Twenty Years with Cage and Cunningham - само собой, мемуары эти посвящены карьере самой Браун в компании Мерса Каннингема. Но попалось там кое-что любопытное об Эрике - в 1955 году он вместе с Алисией Алонсо выступал на фестивале в Джейкобс-Пиллоу, и там же выступали Каннингем и его танцовщики. И Браун имела возможность не только наблюдать за выступлениями Эрика, но и узнать кое-что о его проблемах и травмах (а все потому, что Эрик делил гримерку с Мерсом Каннингемом). А впрочем, зачем я пересказываю, читайте сами, тут всего полторы странички.


@темы: Erik Bruhn

20:38 

Хочешь песенку в награду?
Эрик и Карла на репетиции па-де-де из РиДж (в хореографии Эрика). Мой скан из Мейнерца.


Вопрос: Лайкнуть Эрика и Карлу?
1. Лайк!  8  (47.06%)
2. И сканировщику спасибо  9  (52.94%)
Всего: 17
Всего проголосовало: 9

@темы: Erik Bruhn, Carla Fracci

19:28 

Хочешь песенку в награду?
Всем Swan Lake'вского (чуть не написала "Swan Blood'вского") Эрика. Самоссылаюсь в Сибирь до конца августа, но буду, конечно, здесь, куда я денусь.


Вопрос: Лайкнуть лебединого Эрика?
1. Эрик - самый красивый лебедь в этой истории!  13  (100%)
Всего: 13

@темы: Erik Bruhn

00:56 

Хочешь песенку в награду?
Хочется то ли все-таки отнести второй текст про Эрика с Константином на RSYA (с надеждой на фидбэк, хаха), то ли написать новый текст. Про Константина. И про Эрика. Или про Эрика с Кевином, хотя там такой канон, что ничего выдумывать не надо, знай себе перечитывай Мейнерца и кайфуй. Тянет к Константину, но всю информацию, выжатую из доступных источников, я так или иначе уже пустила в дело, да и вообще все давно выговорено, ничего нового я не придумаю. А повторяться неохота.
В общем, лучше ничего не писать, а тихо копаться в матчасти дальше, авось что-нибудь интересное выкопается. И текст про Эрика с Константином не стоит тащить на РСИЯ. Я и сама помню, что не стоит, я и не хотела, а сейчас чего-то заметалась. Но ничего, отвлекусь и успокоюсь.
А ведь вправду хорошо бы было написать что-нибудь хулиганское про Эрика с Кевином с рефреном "я никогда не спал с мужчиной". Ладно, я попробую об этом подумать. На фотографию, опять же, посмотрю, фотография недавняя, но такая славная. Жаль только, это уже 1982 год, а мне бы хотелось найти где-нибудь совместную фотографию Эрика и Кевина 1972 года - в те времена, когда они вместе жили дома у Эрика в Гентофте.


@темы: фики, Erik Bruhn

17:31 

Хочешь песенку в награду?
Не напрасно все-таки листала Мейнерца ночью, наконец-то решилась пересказать пропущенный отрывок из семидесятых годов - про отношения Эрика с критиком Эббе Морком (Мёрком?). Мне кажется, я многое оттуда уже когда-то пересказывала, ну да ладно, пусть будет: еще один штрих к портрету Эрика и к истории его отношений с другими людьми, в том числе с людьми, которые ему искренне симпатизировали (как я уже где-то говорила, Мейнерц писал, что Эббе испытывал к Эрику личный интерес - причем вполне взаимный; трактуйте как хотите, все в ваших руках).
Эббе Морк вспоминал, что Эрик был очень приветливым и милым, когда они беседовали наедине, с глазу на глаз, но если рядом был кто-то еще, то Эббе чувствовал, как Эрик отстраняется от него, создает дистанцию. Так, например, когда Эрик знакомил Эббе с Рудольфом - причем дело происходило у Эрика дома - то сказал: "Это Эббе, датский критик", - и для Эббе это стало ударом: "Почему он не сказал, что я один из его друзей?". Ему казалось, что это было само собой разумеющееся определение, ведь они с Эриком так хорошо знали друг друга. И это повторялось неоднократно: отдаление, отчужденность.
Но Эббе видел и другие стороны характера Эрика. В 1977 году (или все-таки в 1979?) Томас Гримм снял документальный фильм об Эрике для датского телевидения. Эббе Морк, кстати, тоже принимал в нем участие. Где найти этот фильм? Не травите мне душу. Эрик переживал из-за этого фильма и очень нервничал, как все пройдет, каким увидят его зрители, и так далее, так нервничал, что когда фильм в первый раз должны были показать по телевизору, он пригласил Эббе к себе домой на Фиалковую улицу, чтобы посмотреть с ним вместе то, что получилось у Гримма. Эрик в этом фильме представал "космополитом и эстетом", он говорил о своем отношении к дзэн-буддизму, философии, современной музыке, и с кривой улыбкой рассказывал истории из своего детства, в том числе историю о том, как милая добрая мама отказалась покупать ему билет в трамвае, а когда явился кондуктор, заявила, что это вообще не ее сын, и спокойно смотрела, как бедного зайца Эрика высаживали из трамвая. Этот эпизод был воспроизведен в фильме - причем роль Эрика в коротких штанишках исполнил актер Ульф Пилгор, которому на момент съемок было то ли 37, то ли 39 лет, а главное - нежный привет всем, кто пишет об Эрике как о "датчанине огромного роста" - он был (и есть) ростом под два метра (а рост Эрика - ну, так, напоминаю на всякий случай - составлял примерно 170-172 см).
В результате Эрик остался очень доволен фильмом. Как вспоминал Эббе, Эрик не раз повторял: "Когда мы идем по Стрёгету (очень оживленная торговая улица/пешеходная зона в Копенгагене, ведущая к Королевской площади, где стоит старое здание Королевского театра), все пялятся на Кирстен Симоне. Меня больше не узнают". И вот теперь этот фильм служил подтверждением тому, что Эрик имеет определенное значение, что он является "кем-то" в Дании.
Эббе говорил, что Эрик был не совсем свободным человеком, что в нем была какая-то скрытая несвобода (если я правильно поняла слова Эббе). "Он был таинственным, загадочным". А еще он вспоминал, как в Нью-Йорке он вместе с Эриком и другими друзьями иногда ходил в ресторан The Rainbow Room, и многие из их компании охотно танцевали там, но Эрик - никогда и ни за что. Он мог выйти на сцену под взгляды тысячи зрителей, но его вышибала из колеи мысль о том, чтобы выйти на танцпол в The Rainbow Room. Эббе вспоминал, как сказал Эрику: "Это потому, что они не заплатили за то, чтобы тебя увидеть". "Разумеется, он улыбнулся". Уж с самоиронией у Эрика все было в порядке.
В последний раз Эббе встретился с Эриком в самом конце 1985 года. Он тогда был руководителем Фестиваля Тиволи и вместе с директором Тиволи Нильсом Кайзером встретился с Эриком, чтобы обсудить с ним возможность организации выступлений Национального балета Канады в Тиволи. Эрик приехал на встречу с чемоданами, чтобы после сразу отправиться в аэропорт: он возвращался в Канаду. Эббе вспоминал, что на прощание Эрик обнял его и долго-долго держал в объятиях. Присутствовавший при этой сцене Кайзер был несколько смущен. Позже Эббе отправил Эрику письмо, оставшееся без ответа. И известие о смерти Эрика потрясло Эббе сильнее, чем он ожидал. Он считал, что в жизни Эрика - и в дружбе с ним (вероятно, Эббе имел в виду свою собственную дружбу с Эриком) - многое так и не осуществилось. Хотя и признавал, что карьера Эрика сложилась вполне удачно.
Сдается мне почему-то, что Эббе мог рассказать - а может быть, и рассказал, - об Эрике гораздо больше, подробнее и интереснее. Но приходится довольствоваться тем, что есть. Эх, вот еще один человек, чьих мемуаров мне очень не хватает. Впрочем, меня послушать - так все люди, более-менее знавшие Эрика, обязаны бросить все и засесть за сочинение мемуаров. Причем желательно, чтоб основное внимание в этих мемуарах уделялось встречам и общению авторов с Эриком.

@темы: Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni", Erik Bruhn

01:17 

Хочешь песенку в награду?
Полезла в Billedet indeni (теперь надо уточнять название книги, а не просто писать "полезла к Мейнерцу"), чтобы кое-что уточнить: ну да, в книге об Эрике он цитирует одну фразу из письма Веры Волковой к Колетт Кларк, а в книге о Волковой этой фразы нет. Я помню, что обещала переписать все отрывки из этого письма, приведенные Мейнерцем в книге о Волковой, - то есть, на нормальном английском языке, и я непременно их перепишу. Ну вот, проверила себя, тут бы и отложить Мейнерца, а я - нет, я не полезла на страницу, посвященную Константину, я полезла в конец книги, в рассказ Пасборга о смерти Эрика. И ведь помню же все это почти наизусть, а все равно - реветь хочется, когда читаю, и так жаль всех: Эрика, Леннарта Пасборга, Рудольфа, Константина. Константина, наверно, потому жальче всех, что в книге его никто, в сущности, не жалеет - ни Пасборг, ни тем более Мейнерц. С одной стороны, это и понятно - не он же умирает, а с другой стороны - неужели партнер и друг умирающего Эрика не заслуживает хоть немного сочувствия?
Впрочем, ладно, я уже об этом тысячу раз говорила и всем надоела.
И мне по-прежнему безумно интересно: присутствовал ли Константин на похоронах Эрика в Гентофте 20 апреля? Черт разберет, зачем мне надо это знать. А еще мне хотелось бы узнать, кто были те неназванные друзья Эрика, утопившие в Гентофтском озере его мраморную канадскую урну. Теперь каждый раз, когда я гуляю по берегу этого озера, я думаю о том, что где-то там на дне по-прежнему лежит эта урна.

@темы: Constantin Patsalas, Erik Bruhn, Александр Мейнерц "Erik Bruhn – Billedet indeni"

00:58 

Хочешь песенку в награду?
В нашем балетном фандоме-каноне совместный класс - это такая эротика, что больше уже и желать нечего, всего додали. А впрочем, нет, как это нечего желать? Желаю иметь полную запись этого самого совместного класса. Она существует, но целиком ее так нигде и не выложили до сих пор, только обрывочками в разных документалках. Ну и Кавана ее подробно описала в своей книге. Даже цитату кину - короткую, но выразительную, очень подходящую к этим гифкам: "A faintly homoerotic undertone now emerges, which also plays on the idea of gender reversal, as they partner each other. Rudolf supports Erik's leg on his shoulder effecting a grand rond de jambe as he promenades around holding Erik's hand and forcing the arch of his back. Rudolf studies the effect in the mirror. Erik then does the same for him".




@темы: Erik Bruhn

18:25 

Хочешь песенку в награду?
Благодаря outsatiable (у меня нет слов, чтобы выразить, как я благодарна!) я все-таки сумела добраться до Globe and Mail'вских статей, касающихся Константина. Очень интересно, что в целом критики из Toronto Star явно благоволили Константину больше, чем критики из Globe and Mail. Одному из этих критиков, Стивену Годфри, даже прилетело однажды очень злое открытое письмо от Гизеллы Витковски - потому что ей показалось, что в своей статье Годфри задел Константина (хотя там, прямо скажем, сильнее досталось Александру Гранту, а Константину приехало так, поскольку-постольку), и она бросилась на его защиту. Вспоминается, как Витковски выступала на стороне Константина через несколько лет, в деле вокруг Piano Concerto. И как в 1987 году она принимала участие в вечере Constantin Patsalas and Friends - несмотря на то, что руководство НБК было, мягко говоря, не в восторге от ее сотрудничества с Константином. И как они в Bold Steps весело прыгали козлами с Константином на репетиции "Экзотических птиц". Эх, вот чьи бы мемуары я прочитала с огромным удовольствием - но увы, не пишет она, не пишет.
Но я еще подробнее процитирую ее письмо, оно по-своему прелестно. А пока для собственного удовольствия приведу самое-самое начало интервью, которое Константин дал все тому же Стивену Годфри в апреле 1980 года. По-моему, это тоже прелесть.

"I feel I have an Oriental mentality," says the very Greek-looking Constantin Patsalas, choreographer and soloist with the National Ballet of Canada. "It makes me a little more relaxed about my work sometimes. I think that if I have enough talent, no one - not the company, not the critics, - can stop me. It means I don't feel I want to rush."
Three things are odd about this view from Patsalas, who will be presenting two new works in the National Ballet of Canada's annual choreographic workshop April 15 to 19 at NDWT Theatre. The first is that Patsalas rarely looks relaxed. Dark and wiry, he says at one point, "To me, to speak with my hands is very natural," and what those never- silent hands are most concerned with is sketching choreographic ideas in the air. His animation is more restless than relaxed, more King and Bay than Japanese rock garden.

@темы: Constantin Patsalas

02:21 

Хочешь песенку в награду?
В 1978 году Эрик поставил для мальчиков из выпускного класса National Ballet School маленький балет Here We Come. Отрывки из него можно увидеть в документалке Bold Steps: дюжина прелестных мальчиков в матросской форме лихо танцует под марши Мортона Гулда (и выглядят эти мальчики на удивление эротично - спасибо, конечно, матросской форме и партии за это). Когда Фрэнк Аугустин увидел этот балет, то не выдержал и попросил Эрика поставить Here We Come в НБК - явно рассчитывая стать одним из матросов. Но суровый Эрик отрезал: "Вы недостаточно хороши для него", - и закрыл вопрос с Here We Come в НБК на пять лет, до 1983 года, пока не решил, что мужчины в НБК наконец-то стали достаточно хороши. Вернее, некоторые стали хороши, но не бедный Фрэнк. Ему так и не довелось станцевать в этом балете.

@темы: Erik Bruhn

19:57 

Хочешь песенку в награду?
Просто так, потому что Ноймайер - самый прекрасный! Вспомнила сейчас, как на последнем "Нижинском", на поклонах, зал подвывал от восторга, когда Ноймайер тоже вышел на сцену. А как удержаться и не завыть, если он такой очаровательный?
На всякий случай, если кому-то из москвичей интересно: 25 октября в Концертном зале имени Чайковского Гамбургский балет покажет "Страсти по Матфею".



@темы: John Neumeier and his ballets

01:02 

Хочешь песенку в награду?
Фотография старая и известная, но мне захотелось еще раз ее выложить. Интересно, где же хранится та самая рабочая кинозапись "Жизели", о которой писал Вивер (он сделал этот снимок с Эриком как раз в перерыве между съемками)? Впрочем, вполне может быть, что ее потеряли, стерли, испортили, ведь прошло, как ни странно, почти пятьдесят лет. Но приходится специально себе напоминать, что прошло целых пятьдесят лет, что Эрик умер целых тридцать лет назад, да нет, тридцать один год назад, еще до моего рождения, и все это было давно и отодвигается все дальше и дальше. А пока не напоминаешь специально, кажется, что все это очень близко, рукой подать. Наверно, это отчасти из-за чтения старых газет и балетных журналов: десятилетия перемешиваются, восприятие искажается, и начинаешь воспринимать это прошлое ну не как "сегодня", но как "вчера", как что-то совсем близкое. Забавный такой эффект.
Мне очень нравятся leg warmers Эрика.


@темы: Erik Bruhn

02:42 

Хочешь песенку в награду?
Старая, известная, уже вывешенная когда-то, но бесконечно очаровательная фотография очаровательного Константина. Он тут такой счастливый и такой удивительно юный, не то что на свои законные тридцать шесть, но даже на незаконные тридцать три не тянет.


@темы: Constantin Patsalas

16:21 

Хочешь песенку в награду?
В биографии Веры Волковой работы Мейнерца - действительно замечательной книге, намного превосходящей его же книгу об Эрике (что, кстати, отмечали и датские рецензенты в своих отзывах на Billedet indeni) - вычитала прекрасную историю об отношениях Волковой и Рудольфа. В 1968 году Рудольф танцевал в Копенгагене Альбрехта в "Жизели". По словам Эрика Ашенгрина, как раз и рассказавшего Мейнерцу всю эту историю, Рудольф танцевал в костюме с вырезом чуть ли не до пупка. Но это было полбеды, а беда заключалась в том, что прямо на спектакле он начал орать на дирижера, чтобы тот играл быстрее. На репетициях Рудольф, напротив, требовал максимально медленного темпа, считая, что так он будет выглядеть лучше в танце, но на спектакле понял, что что-то идет не так, и закричал дирижеру: "Быстрее, быстрее!". Мерль Парк - Жизели - тоже от него досталось, он практически швырял ее туда-сюда по сцене. Волкова, пригласившая Ашенгрина на этот спектакль, никак не комментировала происходящее, но после спектакля предложила ему пойти за кулисы к Рудольфу. За кулисами Рудольф, окруженный худруком КДБ Флеммингом Флиндтом, директором театра и другими поклонниками, выглядел вполне довольным собой и спросил у Волковой, что она думает о представлении. На что Волкова ответила: "Ты вправду хочешь знать?" - и перешла на русский, и хоть Ашенгрин не понял, что именно она говорит, но было ясно, что она задает Рудольфу грандиозную головомойку. И он, побледнев, слушал ее и не перебивал. Ну, а Волкова, высказав все, что она думала о таком представлении и таком поведении на сцене, повернулась и ушла.
Как бы то ни было, эта взбучка, заданная Рудольфу, нисколько не испортила отношений между ними. И так вышло, что именно в лондонском доме Рудольфа Волкова провела последний вечер в гостях в своей жизни. Это было 13 февраля 1975 года, и по воспоминаниям Колетт Кларк, присутствовавшей там же, Волкова и Рудольф были очень милы и нежны друг с другом и без конца смеялись вместе. На следующий день у Волковой начались сильнейшие боли в желудке, она вернулась в Копенгаген, и 15 февраля ее положили в больницу, откуда она уже не вышла. У нее был рак печени, и она прожила еще два с половиной месяца, а умерла 5 мая 1975 года. Не знаю, был ли Рудольф на ее похоронах, но Эрик точно был - жаль, у меня сейчас нет под рукой Billedet indeni, там кое-что написано о его реакции на смерть Волковой. После похорон он тогда отправился в Гамбург, репетировать балет Ноймайера Epilogue - и для Ноймайера смерть Волковой тоже была огромной потерей.
Ну вот, а возвращаясь обратно, в относительно счастливый 1961 год, когда Рудольф по протекции Эрика начал брать у Волковой первые уроки, - тогда же, как всем известно, у Эрика с Рудольфом стремительно развивался роман, и они проводили дома у более чем лояльно настроенной к ним Волковой не только вечера, но иногда и ночи. Узнаю манеру Эрика, который, помнится, еще любил приходить к соседям в тапочках и валяться у них на диване, как у себя в гостиной. Ну и можно понять, почему, допустим, эта парочка предпочитала ночевать у дружелюбной Волковой, а не дома у Эрика в Гентофте. Ведь дома - мама. А про отношения Рудольфа с мамой Брун можно уже и не рассказывать.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn, "Giselle"

13:40 

Хочешь песенку в награду?
Дожили: в русскоязычном пространстве появился фанфик про Рудольфа. Типа юмористический. Я сначала побоялась читать, а потом решила, что нефиг дрожать под лавкой, надо идти и читать. Прочитала, частично пролистала. Что сказать? Судя по постам с нуреевским тэгом в этом дайри, автор начал знакомство с Рудольфом с книги Обойминой - и это уже о многом говорит. Нет, само собой, книга Обойминой валяется сейчас в книжных, не надо прилагать усилий, купил и читай. Но блядь, лучше уж, если заинтересовался, найти в сети перевод Солуэй на русском и читать его, а не эту ебаную халтуру. Ну да ладно. Солуэй автор тоже прочитал/начал читать, так что не все так плохо. Хотя если судить по фику, то незаметно, чтобы Солуэй пошла ему впрок.
Мне не хочется ругаться, но по-моему, стоило бы поменять не только имена близнецов Романковых, но и заменить Рудика Нуреева на какого-нибудь Котика Летаева. А то этот молодой человек, главный герой фика, хоть и носит имя Рудольфа, хоть и наделен какими-то внешними чертами Рудольфа, чертами характера, деталями рудольфовой биографии, но в целом - ну, это "чучела Пушкина вместо Пушкина", чучела Рудольфа вместо Рудольфа. Человеку, мало разбирающемуся в матчасти, наверное, сойдет, а мне было уныловато. Наверно, потому, что реал - отношения Рудольфа с Пушкиными, влюбленность в Мению Мартинез, связь с Тейей Кремке, - реал у Рудольфа был намного интереснее, чем все эти фанфичные выдумки. Правда, в фике и проскальзывают упоминания этого реала, но как бы ясно, что автору это ни фига не интересно, у него свои кинки.
Ну и написано очень средненько. Эти попытки юмористически написать о советской действительности шестидесятилетней давности - они часто обречены на провал, потому что вместо живого исторического пространства получается лубок и китч, нашпигованный приметами тогдашнего быта. Мир превращен в музейную картинку, а люди, живущие в этом мире, становятся двухмерными, плоскими фигурами, местами до отвращения примитивными и "литературными" в плохом смысле слова (баба Дуня в самом начале фика - как раз замечательный пример такого рвотно-литературного персонажа). Какой-то ностальгический соцреализм с эротической подкладкой а ля "пламенный привет "Мечтателям" Гилберта Адэра".
Да, и вот еще: там в одном эпизоде описывается негативная (с легким гомофобным подтекстом) реакция сверстников Рудольфа, интеллигентных студентов, на сообщение о том, что он учится в Вагановском училище. По-моему, это полная ерунда. Неоднократно встречала в книгах не только о Рудольфе, но и вообще о советском (и западном балете) того времени рассуждения о том, что в советском обществе профессию балетного танцовщика не считали чем-то зазорным и немужественным, вообще не было таких ассоциаций (советский мужской балетный танец был очень маскулинным), в отличие, например, от США сороковых-пятидесятых и даже шестидесятых, где на балетных танцовщиков в целом еще поглядывали косо, и понадобилось довольно много усилий, чтобы профессия балетного танцовщика там перестала ассоциироваться исключительно с женственностью и гомосексуальностью (помню, в качестве примера мужественного американского танцовщика очень активно использовали Эдварда Вилеллу; а Фрэнк Аугустин из НБК - тоже вполне себе гетеросексуальный и мужественный танцовщик - вспоминал, что его даже утомляло вот это настойчивое стремление прессы подчеркнуть, что он не какая-нибудь "девчонка", а стопроцентный балетный натурал; но в общем, наверно, даже такие чересчур прямолинейные действия тоже сыграли свою роль в освобождении американского балетного танцовщика от клейма sissy). Короче говоря, сильно сомневаюсь, что сверстники Рудольфа - тем более, подчеркиваю, не какие-нибудь учащиеся ремесленных училищ, а мехматовцы, медички, педагоги, - и впрямь могли подумать что-то двусмысленное о балетном мальчике и отреагировать соответственно.

@темы: фики, Не только Дягилев или "вообще о балете"

20:12 

Хочешь песенку в награду?
Полтора часа в электричке я читала мейнерцовскую биографию Веры Волковой и не могла оторваться. Ну вот почему мне не пришло в голову купить ее раньше? Наверно, отчасти потому, что я боялась - она будет скучной. Сама по себе Волкова меня не очень интересовала, Мейнерц как биограф мне тоже не казался маст-ридным, так что в конце концов я купила эту книгу, надеясь найти там что-нибудь связанное с Эриком - даже не столько новые документы (едва ли там могло оказаться что-то, чего не было в Billedet indeni), сколько новые фотографии. И вот тут, надо сказать, ошиблась: там всего один снимок с Эриком, да и тот не самый интересный - сцена из "Жизели" с Кирстен Симоне. Я-то скорее рассчитывала найти какие-нибудь фотоматериалы с Эриком и Волковой вместе, но увы, то ли их в природе не существует, то ли Мейнерц почему-то решил не публиковать их в книге.
Но книга-то прекрасная, вот что поразительно. Не знаю, какую роль тут играет английский язык: мне не надо продираться сквозь книгу с датско-русским словарем, я могу просто читать, не напрягаясь. Может быть, это отсутствие напряжения сказывается на восприятии. Но мне кажется, дело не только в этом: а просто самому Мейнерцу как будто было в кайф писать книгу о Волковой, а вот книгу об Эрике - не то чтобы совсем не в кайф, но он его не интересовал так, как интересовала Волкова. В книге о Волковой перспектива намного шире, Мейнерц увлеченно пишет не только о ней - но и революции и Ленинграде двадцатых годов, об Акиме Волынском, философе, балетомане, менторе Волковой, о Вагановой, о парижских педагогах Преображенской и Егоровой, о Харбине и Шанхае двадцатых-тридцатых (Волкова эмигрировала в Китай и прожила там несколько лет, пока не вышла замуж за британского подданного и не уехала в Англию), о Париже второй половине тридцатых, и так далее, и так далее. И прям чувствуется, как самому Мейнерцу все это интересно, и за эту увлеченность прощаешь ему заявления о том, что Ахматовой в двадцатые-тридцатые годы "запретили писать", что имя Вера - от слова vero (faith - поясняет Мейнерц), и что среди деятелей культуры, казненных в тридцатые годы, был писатель Юрий Юркин - Юркун, конечно. Эти блошки мелкие и не портят общей картины. Главное - ну просто очень хорошая книга, много любопытной информации, все ссылки на источники даны, справочный аппарат весьма внушительный. И вот точно появляется ощущение, что книгу об Эрике Мейнерц писал скорее под заказ, а книгу о Волковой - по велению души.
А еще, а еще предисловие к английскому изданию написал Ноймайер! И среди всего прочего рассказал, как навещал в больнице Волкову незадолго до ее смерти, и она взяла обеими руками его правую руку и прижала к своему лбу, сказав: "You - do love me...". И этот жест так потряс его, что потом он вставлял его в некоторые свои балеты - как выражение абсолютной любви. Я сразу вспомнила черное па-де-де из "Дамы с камелиями" - там есть этот жест.
Но это еще не все. Ноймайер еще и вставил в предисловие отрывки из собственного дневника - в том числе цитировал летние записи 1964 года, когда он восстанавливался после операции ступни и брал классы у Волковой в Копенгагене. И вот что он написал 11 августа того года (кто бы сомневался, что я это перепишу?):

Erik Bruhn asked Volkova if he could join my class today. What a honour! He was in Copenhagen after his holiday and wanted some extra work with her. It was truly quite thrilling for me having him there... I think there is no dancer I admire more. Watching him work was like seeing Volkova's words! I remember especially the opening of the arms, shoulders and head, the noble expression of his face as he did tendu front, opening arms into third, then preparing for pirouette en dedans. Pointing à la seconde in preparation for attitude pirouette, his foot seemed pointed from somewhere just below the ribs!

Вот, оказывается, и Ноймайер Эриком восхищался, по крайней мере, в шестьдесят четвертом году. Это так мило. Ох, чую, надо будет мне задушить жабу и разориться на In Bewegung - огромный томище, посвященный Ноймайеру, нашпигованный, среди всего прочего, отрывками из его дневников и вообще прямой речью. Может, там тоже будет что-нибудь об Эрике.

@темы: Erik Bruhn, John Neumeier and his ballets

12:44 

Хочешь песенку в награду?
Примчалась в мск, скоро поеду обратно на дачу, дел полно, но успела забежать на почту и получить мемуары Берил Грей и биографию Веры Волковой, написанную любимым моим Мейнерцем. Теперь надо быстро решить, что взять с собой на дачу, потому что обе книги я не утащу. А пока задам вопрос в пустоту: почему в биографии Волковой есть нормальный справочный аппарат, со ссылками-сносками и указаниями, откуда взята та или иная цитата, а в биографии Эрика ни черта подобного нет?
Об отношениях Волковой с Эриком, по-моему, в книге не так уж и много (кажется, Мейнерц даже не стал рассказывать великую историю о том, как Эрик обзывал Волкову сукой, а она швыряла в него сумочку), да и то, что есть, - в общем-то, почти дословно повторено в биографии Эрика. Но я с удовольствием прочитала в английском оригинале письмо Волковой к Колетт Кларк (Мейнерц цитировал его в биографии Эрика, но, конечно, в датском переводе): будет время, может быть, перепишу его целиком, а пока процитирую только одну фразу, мою любимую: "Erik is a sick boy". Мальчику в то время (весна 1961 года) шел уже тридцать третий годок, но черт возьми, все равно это идеальное описание Эрика - и тогда, и, пожалуй, позже.
Возьму с собой Волкову, а Берил Грей пока оставлю - она при беглом пролистывании показалась мне не настолько интересной, да и тащить ее тяжелее, она большая.

@темы: Не только Дягилев или "вообще о балете", Erik Bruhn

14:42 

Хочешь песенку в награду?
Раскопала в своих подвалах скачанную тыщу лет назад документалку про братьев Бубеничеков. Только она на чешском языке (вернее, сама документалка французская, но с чешским дубляжом), и вроде бы многое понятно, но на самом деле не понятно ни хрена. Зато можно наслаждаться видеорядом. Там, например, есть отрывки из "Иллюзий - как Лебединое озеро", где "человека в тени", двойника и наваждение Короля, играет не Карстен Юнг, как в официальной видеоверсии, а Отто Бубеничек (а Короля, как и в официалке, играет Иржи Бубеничек). И при всем уважении к Юнгу - становится жаль, что в видеоверсии сняли его, а не Отто. Там, разумеется, присутствует Ноймайер, там что-то рассказывает и Кевин Хайген, прелесть моя, ну и конечно, там есть отрывки из "Нижинского", куда же без них. И там видно, что в финале поначалу Дягилев не стоял на перилах галереи, глядя на последнее представление Вацлава, а стоял просто на верхних ступенях лестницы, ведущей с галереи вниз. Вроде бы мелочь, а существенная: когда он сейчас стоит на перилах, это выглядит намного круче. А еще там есть снятый за кулисами момент уже после спектакля (я так понимаю, после премьеры): к Иржи - Вацлаву и к Отто - Золотому рабу - подходят Иван Урбан (Дягилев) и Анна Поликарпова (Ромола), и Урбан обнимает и целует Иржи, а Поликарпова - Отто. Так и хочется весело прокомментировать, что Дягилев и Ромола все-таки получили именно тех, кого хотели: Дягилев - Вацлава, а Ромола - чувственную ипостась Вацлава, Золотого раба. И все остались довольны.
Так, что касается того, где качать: я качала с youtube, можно там поискать.
А еще - вот скан с Урбаном-Дягилевым и Иржи-Вацлавом, кажется, я его не выкладывала раньше.


@темы: Дягилев и все-все-все, John Neumeier and his ballets

12:30 

Хочешь песенку в награду?
Фик про Раймундо с Рудольфом уже лежит на сайте РСИЯ (и даже картинку я добавила, чтоб все видели, какие интересные отношения были у этой парочки). А здесь я хочу выложить несколько сканов с Эриком и Алисией Марковой из июльского Dance Magazine за 1955 год. Кто угадает, что это такое? Хотя и угадывать нечего, всем ясно, что это репетиция первой "Жизели" Эрика.
В прошлом году я чуть подробнее писала об этой "Жизели" здесь - со слов самого Эрика, пересказывая его эссе Restaging the Classics.





@темы: "Giselle", Erik Bruhn

03:13 

Хочешь песенку в награду?
Отсмотрела еще один сериал - Harlots, он у меня с весны на диске лежал, а руки все до него не доходили. Но я очень рада, что наконец-то дошли, потому что сериал отличный. После "Уилла", где почти все персонажи были хоть и яркими, но при этом как будто не совсем живыми, малость схематичными, герои Harlots показались мне поразительно живыми и многогранными. Хотя следовало бы сказать даже не "герои", а "героини", потому что в центре сюжета здесь - женщины, и какие женщины! Прекрасные с ног до головы так или иначе, даже если сами по себе - те еще суки и стервы. Но их стервозность и "отрицательность" никогда не превращается в карикатуру, и это радует. Мужчинам повезло меньше, приятных мужчин в этом сериале не так много, но даже неприятные - все так или иначе интересны, а некоторые еще и способны подкидывать всякие сюрпризы. Так что наблюдать за ними нескучно.
Наверно, этот сериал может отпугнуть или напрячь, потому что посвящен он проституции и проституткам в Лондоне в шестидесятые годы восемнадцатого века. Но все не так страшно, как кажется: проституция здесь не демонизируется и не обеляется, но рассматривается со всех сторон: и как вполне честное и достойное занятие не хуже любого другого ремесла, и как вполне отвратительное явление, сопряженное с насилием и бесчеловечным отношением к женщине как к объекту, к инструменту для получения удовольствия. При этом авторы сериала (насколько я поняла, работала над сериалом исключительно женская команда) не скатились ни в эротизацию, ни в огламуривание, ни в морализаторство; может быть, лишь в двух последних сериях чуть-чуть пережали со страстями и выяснением отношений между персонажами, но в конце концов здорово вырулили в финале и красиво завершили сезон. В следующем году обещают второй сезон, и я надеюсь, он не уступит первому. Тем более, что там еще есть о чем рассказать, все линии можно и нужно развивать дальше.
Пересказывая сюжет в двух словах: Маргарет Уэллс, владелица публичного дома, выводит в полусвет свою младшую дочь Люси, расширяет бизнес и ведет войну с Лидией Квигли, владелицей борделя пошибом повыше. Окружают этих двух бордель-маман прекрасные люди: тут и юная дебютантка Люси, не слишком-то готовая внутренне к карьере проститутки, тут и ее старшая сестра Шарлотта - уже вполне себе состоявшаяся куртизанка с именем и богатеньким покровителем - баронетом и полным придурком, тут и муж Маргарет, и ее "девочки", и доминатрикс Нэнси Бёрч - потрясающая женщина, и Бетси и Вайолет - бодрые девочки при Нэнси, тут и миссис Сканвелл - слепая святоша и ханжа (но это лишь на первый взгляд, а на самом деле она намного интереснее, чем кажется), и ее дочка Амелия (милая девочка, крутящая любовь с Вайолет), тут и Чарли Квигли - любимый сыночек мадам Квигли, избалованный увалень, и довольно противные аристо в мушках и париках, и продажный судья, и ирландский парень Дэниел, тоже приторговывающий собой (но предлагающийся только дамам), и трогательный эпизодический molly boy - юноша-проститутка, и Томас Хэксби - скользкий, но небезынтересный слуга придурка-баронета (нет, баронета зовут не сэр Перси, если б его так звали, он не был бы таким противным). Здесь много потрясающих отношений между женщинами - дружеских, сестринских, вражеских; есть и любовная лесбийская линия (и есть совсем-совсем легко показанные мужские гомосексуальные отношения - как раз с участием molly boy); есть внезапно и неожиданно проявляющаяся женская солидарность - там, где ее меньше всего ожидаешь увидеть (в отношениях между Шарлоттой и женой ее покровителя-баронета; в реакции аристократок - когда Шарлотта громко говорит, что баронет изнасиловал ее, чтобы заставить подчиняться). А что касается отношений гетеросексуальных - то здесь есть и вполне себе паритетные отношения между Маргарет и ее мужем; и неожиданно трогательные и позитивные отношения Бетси с ее клиентом Бобби; и нечто вроде любви между Шарлоттой и Дэниелом; и куда менее приятная связь Шарлотты с ее покровителем, и много чего еще.
Ну и не могу не признаться, что меня там страшно кинканули отношения Шарлотты и скользкого, весьма лицемерного Томаса Хэксби, слуги ее покровителя. Они потрясающе грызлись друг с другом и на дух друг друга не переносили, и смотреть на их перебранки было очень увлекательно, так и веяло старым добрым love-hate'ом. Но когда эта грызня в один прекрасный момент вдруг спойлер! - я протащилась, как тот самый удав по стекловате, сама от себя не ожидала. Но это было чертовски горячо. Жаль только, что ничего хорошего из этого не вышло, Хэксби повел себя в итоге как свинья, за что получил - и поделом. Но все же я надеюсь, что, может быть, он вернется во втором сезоне. Не то чтобы я всерьез рассчитывала на продолжение его взаимодействия с Шарлоттой, но... но черт меня подери, мне бы хотелось урвать и во втором сезоне немножко этой guilty pleasure.
В общем, если тема проституции не пугает - то советую посмотреть: всего восемь серий, очень хорошие актеры, классный саундтрэк и крепкий сценарий.

@темы: "Harlots", сериалы

Черновики и черт

главная