• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ночные грёзы (список заголовков)
04:20 

Бессмысленная запись №52

Ленивый удав

Старики сильнее цепляются за жизнь, чем люди молодые.
(с) Агата Кристи. Десять негритят.


Не открывая до конца глаз и не включая света, я прошаркала тапочками около метра по шершавому кафелю. Этот метр от кровати до туалета можно преодолеть и совсем не глядя. Я отварила дверь в уборную и буквально застыла. Слабый мерцающий свет от электронных часов освещал что то непонятное, но знакомого очертания. Приглядевшись пару секунд я поняла, что привалившись к стене и чуть запрокинувшись на сливной бачок на унитазе сидело человеческое тело. В ушах сразу зашумел пульс, так, что тихое гудение холодильника и шорох ветра за окном сразу утонули в звуках пульсирующей в ушах крови. Моя рука до боли вцепилась в дверную ручку. Почему то я знала, что это не живой человек уснувший в туалете, а уже остывающий труп. В холодных зелёных бликах часов он выглядел ещё «мертвее». Если так в принципе можно выразиться про трупп. Я протянула вторую руку к выключателю. С одной стороны хотелось, что бы свет развеял сумрак и всё рассмотреть, а с другой быстро, пока глаза не привыкли к полумраку, закрыть дверь и уйти назад, забраться под одеяло и дрожать. Нужно решить сейчас. Что если я щёлкну выключателем и в туалете собственной квартиры предстанет передо мной чей то трупп, настоящий трупп, он будет сидеть на моём унитазе и скалить рот в предсмертной гримасе, а я даже закричать от страха не смогу. Буду стоять и пялиться, потому что это отвратительно, ужасно и необъяснимо. Медленно, словно преодолевая сопротивление сразу сгустившегося воздуха, я поднесла руку к выключателю и нажала. Свет вспыхнул и теперь я уже чётко увидела тело какой то незнакомой покойной. Оно было почти желтое, чуть припухшее и ужасно пугающее. Это непонятно как появившееся в туалете тело с некрасиво раскрытым ртом, скрюченной рукой небрежно свисающей до полу было таком неправдоподобным и невозможным. Горло перехватило от ужаса, я попыталась вскрикнуть, но не получилось даже вдохнуть горячего вязково воздуха...
И тут я проснулась в глубокой ночи с заложенным носом и подушкой на лице.

@темы: Ночные грёзы

02:30 

Бессмысленная запись №51

Ленивый удав


Просто в жизни бывают особенные люди, люди, оставшись без которых, ты чувствуешь себя покинутым всеми, так ужасно одиноко, как не было до того дня никогда. Когда они уходят, кажется, что из жизни ушло что-то важное, оставив после себя в душе ничем не заполненную брешь. Люди, которых нельзя заменить, которых не можешь забыть.
Снега было ещё много, но солнце пригревало по весеннему. Посыпанные щебнем тропинки уже освободились от снега. Крупные капли свисали с ещё голых ветвей, медные стволы сосен блестели от влаги. Отовсюду раздавалось звонкая многоголосая капель. Я шла на лыжах, ловко объезжая деревья. Я чувствовала как приминается рыхлый подтаявший снег, как скользит по нему дерево лыж, как лёгкий встречный ветерок обдувает лицо. И это было так странно. В реальности я никогда не стояла на лыжах и тем более не каталась на них по лесу. Медленно из-за стволов проступили очертания построек. Небольшие деревянные домики, с поросшими мхом и присыпанными прошлогодней хвоей крышами, зеленели несвежей краской на фоне искрящегося снега и черновато-бурой земли с клочками прошлогодней абсолютно высохшей травы. Дальше я иду по дорожке, а мои лыжи как то сами меняются на ботинки.
У ближайшего дома отворяется дверь и несмотря на расстояние я узнаю этот силуэт. И чем ближе я подхожу, тем сильнее убеждаюсь, что не ошибалась, и это она и никто другой. Те же прямые светлые волосы, обрамляют бледное лицо, точно такое же как 10 лет назад и всё такая же чуть кривоватая из-за зубов улыбка. Я встаю перед крыльцом и просто смотрю.
- Ты всё же пришла.
- Пришла, - соглашаюсь я.
- Зря спешила. Я почти собралась к тебе.
Почему то в памяти вдруг среди сна всплывает воспоминание другого сна. Сам он становиться всё более осознанным. я вспоминаю, что она уже 10 лет мертва и задаю вопрос, так словно это действительно она отвечает мне с того света.
- Разве можно отсюда вернуться? Сюда можно только прийти. Я пришла.
- Нет. Не ты ко мне пришла, а я уже с тобой.
Она улыбается, и в её улыбке нет ничего неправильного, нечеловеческого, но мне от чего страшно.

@темы: Ночные грёзы

23:52 

Бессмысленная запись № 50

Ленивый удав

Доктор забрался в вездеход и спросил Координатора, который обходил машину с другой стороны, чтобы занять свое место:
— А что ты скажешь?
— Что нужно ехать дальше, — ответил Координатор и взялся за руль.
(с) Станислав Лем. Эдем.


Я смутно помню само начало сна, но наиболее логичная и нормальная его часть мне запомнилась.
Я ехала в метро, когда в соседнем вагоне разглядела себя. Себя примерно двух трёх летней давности, дремлющую на крайнем сидении. С неприятным чувством, смеси страха и любопытства, я рассматривала себя, понимая, что всё соответствует. Та же одежда, сумка, обувь, телефон. Почему то была уверенна, что это именно я. Не какое то нечто, способное воровать чужой облик, а я сама только младше. Словно под гипнозом я неотрывно следила за собой. Вот я копаюсь в телефоне, теперь в сумке, теперь всматриваюсь в схему станций. Поезд начинает тормозить и до меня доходит понимание, что сейчас моя младшая версия будет выходить. И только эта мысль оформилась в моей голове, в соседнем вагоне я поднимаюсь и встаю у дверей. Стараясь не приближаться, но и не потерять из виду, я преследую невысокую фигуру в толчее перехода. Только коридор был длинный, безликий в своей однообразности и плохо освящённый. Таких переходов нет не на одной станции. Своими серо-зелёными стенами и низким потолком он больше всего напоминал подвал Александровской больницы. Откуда то появляется уверенность, что всё происходит уже не под землёй. Как я не стараюсь быть проворными преследователем, но я теряю себя. Теряю в вестибюле-переходе на пять станций. В огромный двухуровневый вестибюль, больше похожий на торговый центр, выходили туннели, подсвеченные цветами веток. Даже эскалаторы имели цветовую маркировку. Человеческие потоки хаотично перемешивались и разделялись на этом большом узле. Кто то расходился по трём нижним туннелям и уезжал на цветастых эскалаторах вниз, кто то спешил к верхним, кто то забегал к киоскам в нишах, кто то нарезал круги по террасе, кто то просто сидел на скамейках, оборудованных вокруг колон, поддерживающих террасу.
Я пошла к эскалатору ведущему к синей ветке. Неважно куда ушла молодая я, мне всё равно скорее всего нельзя следовать за ней. Мерцающий синим эскалатор опускается вниз слишком быстро. Люди почти спрыгивают с него. Я в ужасе жду, когда спрыгивать придётся мне. А прыгнув падаю и нелепо растягиваюсь на полу. Мне быстро подбирают и узкими коридором уводят к какой то подсобке, местный медкабинет. В коридоре почему то ожидала целая толпа людей с побитыми лицами и опухшими конечностями. Но мне надо ехать, я и так потеря время играя в детектива. Решив не жать я иду до самого конца коридора, где нахожу лестницу, пробежав пару пролётов, я выхожу в ещё один хол из него в другой коридор и в подземный переход на Невском.

@темы: Ночные грёзы

23:54 

Бесмысленная запись о кошмарах.

Ленивый удав
Во снах, которые я отношу к кошмарам, часто повторяются похожие сюжеты. Повторяющееся кошмары вещь мало приятная. Ты знаешь уже эти сны как облупленные, вплоть до совпадений сюжета, а они всё сняться и сняться тебе из ночи в ночь. Пока не исчезнут сами или ты не поймёшь о чём они.

Раньше у меня был повторяющейся кошмар про войну. Под залпы пуль, в свете разрывающихся снарядов люди бежали от войны. Мне всегда снилось именно начало и сопровождающая её первичная паника. И я бегу. Бегу задыхаясь, пытаюсь быстрее передвигать ноги, а они словно вязнут в сиропообразном воздухе, пытаюсь кричать, но вместо криков получается писк или шёпот. В итоге, в половине случаев я стоя посреди толпы смотрела на обжигающий свет ядерного взрыва. Почти в каждом я терялась или не успевала эвакуироваться. Моя семья уезжала, а я оставалась в пустом городе и беспомощно смотрела, как над домами поднимается характерное облако. Чувство потерянности и нахождения в безвыходной ловушке так сильно захватывала во сне, даже если я успевала бежать. Но со временем я расшифровала сон. Он не о войне. Он о потере благополучия, привычного уклада жизни, пересечении черты невозврата, за которой прошлая жизнь превратиться в пепел и воспоминание. И словно я нажала в своей голове волшебную кнопку. Война не перестала мне сниться, но перестала сниться в кошмарах. Теперь в военных я не бегу, не умираю в одиночестве и не придаюсь панике.

Одно в время у меня был повторяющейся кошмар с немного мистическим уклоном. Он снился мне наверно с десяток раз, а потом просто перестал. Почему мне это снилось я не поняла, почему сон больше и не снился тоже. Мне снилась светловолосая женщина в отражении зеркала. Именно в отражении. Она проявлялась в зеркале, когда я подходила, и просто стояла. Всегда ко мне спиной, впрочем может и не совсем спиной. Густые светлые волосы закрывали её от макушки до поясницы. Может она смотрела на меня сквозь волосы вывернув голову на 180 градусов. Я могла переодеваться, выбирать одежду или расчёсываться, а она просто стояла там в зазеркалье спиной ко мне и ничего не делала. Она не двигалась, не говорила, не отходила и не подходила, просто стояла как манекен. И в сюжетах снов тоже никак не участвовала. Этакий «скример» в середине повествования, непонятно зачем вставленный режиссёром. Во сне я не осознаю того, что сплю, в подавляющем большинстве случаев. И не существующая тётка в зеркале изрядно добавляла таким снам жути.

Но одна вещь сниться мне уже много много времени. Ещё со времён школы этот сюжет и не желает покидать меня или раскрыться. Это сны с двойниками. Хотя вернее будет даже сказать, что там появляется одно и тоже существо, принимающее чужие лица. Я не могу даже описать точно свои ощущения. Просто каждый раз с гадливым чувством страха и опасности понимаю, что вот это не то за что себя выдаёт, не смотря на полное внешнее сходство и не человек даже. Никаких вертикальных зрачков, неправильных теней, цвета кожи или клыков, в большинстве случаев оно демонстрировало полную идентичность оригиналу. Вот только что то в душе переворачивалось при взгляде на это, какой то неприятный липкий холодок растекался по венам. А сюжеты с ними наоборот пестрят разнообразием. Они то общаются со мной то нет, то заменяют родственников, то друзей. Я то убегаю от них, не могу, то сразу понимаю кто есть кто, то с ужасом гадаю. Самыми неприятными были для меня два сна. В одном я проснулась ночью и пошла в туалет нет я не описала кровать, потом попила воды и пошла в свою комнату. Шторы были распахнуты, уличный фонарь ярко светил в окно, а на моей кровати в моей позе с моими пропорциями тела отвернувшись лицом к стене лежало оно. Ничего не делало, просто спал в моей кровати, но я задохнулась от ужаса. В последнем существо заменило мою сестру. Я попыталась заставить существо проявить себя, что бы оно не только мне, но всем показало свою не человечность, читая наизусть отче наш - единственную молитву, известную мне, и крестя его. Оно просто ухмылялось. Я стиснула голову существа руками, но улыбающаяся голова с чужим лицом отделилась от тела. Внизу в моих ног извивалось полностью идентичное туловище моей сестры, но без головы. А голова с неестественной улыбкой, люди не могут так широко улыбаться, осталась у меня в руках.

@темы: О себе, Ночные грёзы

03:34 

Бессмысленная запись № 49

Ленивый удав

Мне уже не было ее жалко, но и не было во мне раздражения. Я точно отупел, и холодная, тяжкая, ненасытная потребность убийства управляла моими руками, ногами, всеми моими движениями. Но сознание мое спало, окутанное какой-то грязной, скользкой пеленой.
(с) А. И. Куприн. Убийца


Кого я убивала во сне не важно. Иначе что бы объяснить прийдётся целую историю писать. Сама сцена убийства была невероятно красочна и полна мелкими деталями.
Нож входит в тело слишком легко. Наверное в реальности, это было бы в разы сложнее. Багряные брызги летят на метры от тела, когда я извлекаю лезвие. Чужие руки бьют меня в живот. Я сгибаюсь по полам и ударяю район паха несколько раз. Снова и снова бью почти не глядя, попадая в бок, бедро, ягодицу, а меня бьют по спине и голове всё слабее и слабее с каждым разом. Руки уже стали липкие, рукоять скользит, тёплые брызги неприятно липнут к лицу. Моя жертва оседает на слабеющих ногах. Я бросаю нож и начинаю лупить кулаками по голове, торсу, снова по лицу. Я бью со всей силой. Я бью, в каждый удар вкладывая всё что было. Я всё бью и бью уже безжизненное тело, нелепо колыхающееся под моими ударами. Руки уже дрожат от перенапряжения, кожу ладоней саднит, спина мокрая от пота, кружиться голова, я останавливаюсь и падаю на колени. К рукам прилипли чужие волосы.
Не помню самой разделки трупа, но помню 8 непрозрачных полиэтиленовых пакетов измазанных в крови внутри и снаружи. По одному или два я заталкиваю их в рюкзак и ухожу в глубь леса, туда где лес плешью расступается перед заболоченным озером. Лямки рюкзака больно врезаются в плечи, ноги утопают в сочном мхе едва ли не по колено, а в голове непрестанно крутиться мысль, что ткань уже пропиталась кровью на сквозь. И вот я уже на месте. Редкие голые деревья, кривые маленькие кусты и кочки в редких камышах. В предрассветный час водная гладь лежит недвижимым зеркалом. Болото кажется ещё более пустым, чем обычно. Я опускаю чёрные мешки в воду по одному. Неправдоподобно громко булькая они погружаются в чёрные глубины воды.

@темы: Ночные грёзы

23:59 

Бессмысленная запись № 48

Ленивый удав



Этот сон приснился мне в температурном перегреве. Может это как то повлияло на сюжет.
Мне приснилось, что я родила. У маленькой девочки были яркие зелёные-зелёные глаза и мои волосы. Я сидела в белом кресле, держала на руках распелёнатого ребёнка месяцев четырёх-шести и прощалась с ней навсегда. Потому что у маленькой девочки не было обоих ступней и она была глухой. Я родила больного ребёнка. Ребёнка нуждающегося в кохлеарном имплантате и протезах ног. Дорогих, необходимых вещах. Слишком дорогих для моего заработка. Да, что там конкретно моего заработка, в принципе заработка в профессии. Но только с ним инвалид может вырасти в полноценного человека. Что это за жизнь прикованная к инвалидному креслу и погружённая в тишину? А я одна ничего не смогу сделать, ничего дать и ничем ей помочь. Мне не хватит денег, времени и я слишком малодушна для воспитания инвалида. Буквы в бланке расплывались. Я заполняла поля, попеременно вытирая слёзы то правой то левой рукой. Я крепко обняла безымянную девочку последний раз. Она, словно понимая, зарыдала на руках медсестры. И продолжала плакать, когда её уносили в почему то тёмный коридор. А я осталась одна в белой комнате.
Потом я стояла в том же тёмном коридоре и сквозь окно бокса смотрела в ярко освещённую палату. Мужчина и женщина в халатах, небрежно накинутых на хирургички, стояли, обнимая друг друга, и смотрели на мою дочь. Нет, уже не мою. Женщина, почему то я знала, что она анестезиолог, а он терапевт, погладила черноволосую голову и улыбнулась. Мужчина сильнее сжал жену в своих объятиях и тоже улыбнулся. Они взяли девочку на руки, вдвоём обнимая её. Я стояла и смотрела сквозь слёзы, как они уходят теперь втроём.
Я проснулась и ещё минут 20 не могла успокоиться, рыдая о ребёнке, которого никогда не было.

@темы: Ночные грёзы

23:51 

Бессмысленная запись №47

Ленивый удав


Я опустил бинокль и тихо сказал:
- Больше ничего нет.
В ответ Тома молча склонил голову. Следовало бы сказать "больше никого нет". Ведь с первого взгляда становилось ясно, что, кроме нескольких человек в Мальвиле, все живое в нашем краю погибло.
(с) Робер Мерль. Мальвиль.


На днях я задумалась, почему во снах, я часто вижу повторяющийся с теми или иными вариациями сюжет о пустынном городе. В городе никого, только я или и кто то ещё. Часто город погружён в туман или снегопад.
С низкого неба сыпались, белёсые хлопья снега. В безветрии они падали медленно, грациозно кружась в легком танце. Я бреду в этой густой белой мгле. Всё утонуло в белизне снега. Подняв голову вверх не возможно было различить неба и совершенно не понятно день ли был сейчас, утро или вечер. То и дело я буквально натыкаюсь на словно выросшие из воздуха припорошенные снегом здания, автомобили, заборы и площадки. Мне не холодно, но хочется укрыться от снега. Я дёргаю ручки запертых дверей, заглядываю в тёмные окна, снова зову на помощь, но не получив ответа, иду дальше. Дома, машины, улицы были безжизненны и безмолвны, ни в одном окне не горит свет, ни одна машине не едет по улице, ни один человек не прошёл мимо. Словно все в давным давно покинули город и осталась в нём только я. Что бы просто услышать свой голос, я рассуждаю в слух.
По пустым улицам я иду до своей работы. Тишина давила на уши. Отвратительная ватная тишина. Я по улице в полном одиночестве. На шумном не спящим проспекте не было машин, не было и прохожих спешащих по своим делам, во дворах не бродили в сомнамбуле собачники. Только тишина и мигающие светофоры. Совсем никого, как ранним утром 1 января. У работы тоже было тихо. Только запертые двери встречали меня. В голове пробежала мысль, что возможно я пришла слишком рано. Я решила посмотреть на часы, но сумки которую я несла всё время не оказалось. Подумав что я потеряла её, я быстрым шагом иду назад. И вдруг вижу, как в арку дома заходит мужчина с моей белой сумкой. Я бегу за ним следом. Воздуха начинает не хватать, пульс в такт сердцебиению отдаётся в сводах черепа, а мужчина идёт ровным шагом и не приближается не на метр. Словно в состоянии транса я наблюдаю как мужчина, всё сильнее отдаляется от меня. Я стараюсь бежать быстрее, но ноги словно тонут и вязнут в воздухе, и чем больше я стараюсь тем медленнее становлюсь. Во мне вспыхнули, застилая восприятие, и ярость, и ненависть, и отвращение к вору так сильно, что я даже забыла обстоятельства встречи. Где же всё таки все? Почему только я и вор?
Наконец мужчина заходит в парадную небольшого трёх этажного дома. Когда я захожу внутрь, моему взору открывается погружённый в сумрак коридор, конец которого залит ослепительным светом и распахнутые двери квартир. Все квартиры совершенно разные, словно надёрганные из разных домов и эпох. Объединяет их только то, что все они пусты. Работающие радио и телевизоры, дымящиеся пепельницы, скворчащие сковородки. Люди словно отлучились на секунду. Разглядывая интерьеры через раскрытые двери, я дохожу до конца коридора. Через матовое стекло последней двери льётся яркий чистый, белый почти слепящий свет. Рука сама тянется к ручке. За дверью небольшой двор выложенный кафелем и наверное десяток ярких прожекторов. Под одним из них стоит моя сумка.

@темы: Ночные грёзы

23:43 

Бессмысленная запись №46

Ленивый удав

У меня было такое ощущение, точно все силы черной магии вырвались наружу...
(с) Джеймс Хэрриот. О всех созданиях - больших и малых.


Мне приснился крайне необычный сон. Мне снилось, что когда я проснулась и перед моими глазами была только густая непроглядная тьма, окутавшая всё вокруг. И не та темнота, что бывает когда проснёшься слишком рано, а за окном ещё царит предрассветный сумрак, и комната, погруженная в полумрак, утопает в причудливых тенях. Я открыла глаза, и не увидела ничего. Абсолютно ничего: ни комнаты, ни света, ни полутеней. Я потёрла глаза, словно сиё такое простое действие могло помочь, но тьма не рассеялась. Паники во мне не было. Я села на своей постели, опустила ноги на пол. Ступней коснулась прохлада лакированного дерева, значит я, наиболее вероятно прибывала дома. Тут в голове фейерверком вспыхнула мысль: я не видела своих рук поднесённых к лицу, когда тёрла лицо. Неужели я снова ослепла, как тогда в метро?! А вдруг на этот раз на всегда? А ведь не было накануне никаких причин, по которым могла бы скоротечно развиться у меня слепота. Сколько помню себя, я никогда не жаловалась на остроту своего зрения, в последнее время оно не падало, и не припомню, чтобы кто-то в моей семье страдал от резкой слепоты или других необратимых глазных проблем. Я ещё раз потёрла глаза, ожидая, что случившееся со мной всё же эффект временный, как от удара или некоего нервного помрачения сознания. Но ничего не поменялось, я по-прежнему ничего не видела. «Как ужасно – подумала я тогда - теперь мне будет сложно воспользоваться телефоном, и просто невозможно найти какой либо номер в справочнике. Я больше не смогу посмотреть кино или прочесть что либо». Во сне я просто сидела на своей постели полностью захваченная раздумьями, нервно круча пуговицу на рубашке. Может пару минут, может часов, восприятие времени относительная вещь во сне.

@темы: Ночные грёзы

23:54 

Бессмысленная запись №45

Ленивый удав

- Это значит, что вы знали о нашем прибытии ?
Магрудер подумал секунду. Еще столетия назад было предсказано, что человечество в
конце концов может встретиться с инопланетной расой.
- Мы давно уже знали, что вы придете, - спокойно сказал он.
(с) Джон Гордон. Честность лучшая политика.


Самое странное когда видишь во сне тех, кого давно нет, но не осознаёшь, что они мертвы уже много времени. Во сне ты говоришь с ними, взаимодействуешь так, словно они никогда и не умирали.
Я гуляю в парке. Удивительно тихо. Нет вездесущего городского шума, криков птиц, людских голосов. Парк тонет в ватной тишине пасмурного осеннего дня. Такой поглощающей тишине безлюдного места, когда слышно, как опадают листья, шуршит пожухшая трава, трещат, ударяясь друг об друга, ветки в кронах и поскрипывают собственные ботинки. А тут звуки улицы словно исчезли за редеющими кронами, словно шум машин, чужие шаги, голоса и музыку поглотила невидимая звукоизоляция.
Она шла мне на встречу по пустынной парковой аллеи, усыпанной желтыми листьями, и улыбалась. Высокая чёрная фигура, одетая в моё длинное пальто, резко бросалась в глаза на фоне золота осенней листвы. Почему то её появление не вызывает вопросов. А я должна задуматься, что это моё пальто, а ты умерла до того, как оно у меня появилось. Ты никогда не была такой высокой, никогда не носила настолько же длинные волосы как у меня и никогда не стала взрослой. Ты умерла до этого. И ты не узнаешь никогда кем стала я, как сейчас выгляжу, и какой я теперь человек. Ты просто шла неспешными шагами мне на встречу и улыбалась тем же лицом, что видела последний раз, 8 лет тому назад. Я словно ждала её, знала, что придёт.
- Ты меня ждёшь, я думала мы увидимся уже в парикмахерской? - спрашиваешь ты тем же голосом. Если бы ты была жива, сейчас у тебя был бы уже другой голос. Мой тоже изменился.
- Я просто знаю что ты придёшь.
- Это не совсем правда. Ты ждёшь и надеешься, что тоже сможешь уйти. Идём.
И я иду. Мы идём быстрым шагом по аллее, говорим, шутим. Я говорю о сегодняшних днях, она отвечает. Мы идём в парикмахерскую. Где она будет делать причёску, а мне подровняют чёлку.

@темы: Ночные грёзы

23:52 

Бессмысленная запись №44

Ленивый удав

Видно было, что идея ему не по вкусу. Как будто я примерял собственный гроб. Не могу винить профессора. Он просто не понимает, что познание самого себя включает не только прошлое, но и будущее, не только те места, где я был, но и те, где буду.
(с) Дэниэл Киз. Цветы для Элджернона.

Солнце уже почти погасло на западе, сумерки сгущаются, а в окнах домов начинает зажигаться свет. Я спешу домой. Моя дорога сворачивает на неосвещённый кустистый участок, освещённый только светом окон и затухающего заката. Я спешу. Впереди мелькает женская фигура. Это успокаивает не я одна тут иду. Потом прибавляется ещё какой то мужик. Мужик прибавляет шаг пробегает мимо меня так словно не видит и заходит сзади женской фигуры. Всё происходит молниеносно. Женщина схвачена за горло и утащена в кусты буквально за пару секунд. На меня накатывает дикий животный страх, вперемешку с радостью от удачи ускользнуть живой сердце начинает дико колотиться и я начинаю пятиться. Быстро, быстро, быстрее и вот я уже снова у работы.
Я снова иду домой, но по другой улице. Тут светло от света фонарей и нет зарослей кустов. С одной стороны выситься забор, с другой должен быть дом и газон, но в моём сне тянется бесконечный шлагбаум парковки, прерываемым въездами на маленькие улочки. Сзади раздаются характерные звуки быстрого торможения. Я оглядываюсь. Выехавший из боковой улочки автомобиль сбил женщину в наушниках и капюшоне. Мне становиться ещё более жутко. Я тоже так хожу по утрам. Точно также быстро не смотря по сторонам, не оглядываясь, не прислушиваясь и с наушниками. Я бегу домой.

@темы: Ночные грёзы

23:57 

Бессмысленная запись №43

Ленивый удав


Глухая зимняя ночь. Я не сплю, подрёмываю, глядя в чёрное промороженное небо с россыпями звёзд. Я знаю что вокруг никого и все спят. Вдруг во дворе ясно послышался скрип снега под чьими то тяжелыми сапогами. Шаги быстро приближались к дому и вот уже заскрипели доски крыльца. Потом большой железный крючок, на который изнутри заложили дверь пронзительно звякнул. Я поднялась с постели проследовала через проходную комнату к кухне. Дверь в сени была всё ещё заперта, крючок держал плотно и качественно, слабо поблескивая в тусклом свете звёзд и луны. Я сжала в руке нож и шагнула к двери уже намереваясь её открыть. Но в этом время в одну из стен или дверь, что-то с силой ударилось так, что грохот разнесся по всему дому и державший входную дверь крючок звучно слетел. Потом раздался неясный не то стон, не то вздох, хлопнула дверь и кто-то шумно заходил в сенях. Словно стряхивал с себя снег, да топтался на дорожках отряхивая обувь. Я не стала дальше ждать, пока оно само войдёт и распахнув дверь выскочила в сени. Они были пусты. И дверь была заперта. Я отбежала от входной двери в ужасе и неверя смотрела на неё. Дёрнув рукой крюк убедилась, что он по прежнему сидит плотно, а потом отворила дверь и вышла. По бездонному черному небу с крупными звездами быстро бежали лёгкие облачка, потрескивали горящие факелы, местами освещая двор своим неровным дрожащим светом, за пределами которого всё тонуло в непроглядной тьме. Никого не видно, только мечутся по кронам и крышам длинные тени, да фыркают лошади, чьи стойла проступают во мгле пятнами. Я оборачиваюсь на вход. В сенях стоит высокая тёмная, словно сложенная из чёрного тумана фигура. По телу пробегает холодок ужаса.
– Что тебе нужно? - кричу я с нарочитой грубостью в голосе, чтобы скрыть страх и волнение.
Сначала, услышав мой вопрос, оно обернулось, на сколько может обернуться тот у кого лицо и затылок выглядят одинаково, и глухо рассмеялось. И этот неприятный смех похожий более на сухой надрывный кашель или хриплый лай крупной собаки был так не похож на звуки, что может издавать нормальный человеческий голос.
- Что бы ты отворила мне дверь, - прохрипела чёрная фигура и на секунду её глаза блеснули в темноте зеленоватыми огоньками.

@темы: Ночные грёзы

23:57 

Бессмысленная запись № 42

Ленивый удав

Фонтан огня пролился на землю и погас.
— Четыре минуты до следующего, мы угадали в самый большой интервал!
Они побежали по мягкой золе, перепрыгивая через обугленные кости и ржавый металл.
(с)Гарри Гаррисон. Неукротимая планета

Я на закате гуляла по берегу. Песчаный пляж был довольно пустынен. Не было шумных компаний, людей моющих свои машины, семей с кучей детей и просто разных детей толкущихся в остывающей воде. Только несколько человек разбившись на пары сидели у костров. Вокруг царила тишина, нарушаемая только голосами, криками птиц и треском древесины в костре. На воде не было волн, прибой не лизал песок, только очень слабая рябь слегка тревожила гладь. Прибрежная трава вздымалась и опускалась под дуновения ветра, будто дышала. Я приглядываюсь к траве и замечаю в ней движение. То что я сначала приняла за мусор: обрывки бумаги или тряпки, оказывается какими то мелкими зверками с белым мехом. Не то пушистые толстые мыши, не то мелкие хомяки. Пытаясь поймать их руками и шапкой, я захожу дальше в траву, но зверьки слишком быстрые и вёрткие. Преследуя их я пробираюсь глубже в заросли. Вот я уже стою посреди травы на отлогом берегу. Внизу густая, пышная зелень травы и кустарников кишела белыми комочками, но не только маленькими как в тростнике на пляже, но и гигантскими, размером с крупную собаку. Они ползали там внизу похожие на мохнатые валуны.
Вдруг появляются люди. Они предлагают сжечь заросли кустарника и гигантских хомяков вмести с ними. Быстро придя к согласию, в канистрах, бутылках, ведрах они несут бензин и принимаются круговую обливать заросли. Пламя взмётывается ввысь огромной горой. Я услышу пронзительные писки. Целый хор отчаянных зловещих писков. Их шерсть горит, кожа лопаются, выпуклые глаза вскипают вылезая из орбит. Огромные горящие хомяки в отчаянной попытке спастись, прыгают взлетают над кустарником и исчезают в пламени. Это выглядело чудовищно.

@темы: Ночные грёзы

23:59 

Бессмысленная запись № 41

Ленивый удав

Теплые зеленые равнины, душистый воздух, идиллическая речка без крокодилов… может быть, это только ширма, за которой действуют какие-то непонятные силы?
(с) Аркадий и Борис Стругацкие. Возвращение.


Далеко вперед, насколько хватает взгляда, расстилается чуть желтоватое море сухой травы. Местность кажется безжизненной и неприветливой, где нет преград ветру, только бескрайний простор синего неба, сухая трава и песок, отдающий солью на языке. Можно впасть в заблуждение, что на сотни километров вокруг нет одного живого существа. Всё умерло давным давно, как эта сухая трава. Только вдалеке на самой линии горизонта узкой тёмной полосой вытянулись не то какие то постройки, не то далёкие горы, холмы или лес. Какая то птица бесшумно взлетает в лазуревую высь, протяжно кричит и чёрной точкой исчезает в высокой траве. И снова воцаряется тишина. Ощутимая обволакивающая тишина, когда слышно тихое стрекотание насекомых, как хрустят под ногами сухие травинки и песок, как шуршит при каждом собственная одежда. Я бреду куда то бесцельно.
Вдруг какой-то непонятный отдалённый гул стал нарастать из далека, становясь всё отчётливее, громче и ближе. Я кручусь на месте пытаясь посмотрел в сторону предполагаемого источника шума. Но степь всё также пустынна, а над головой всё тоже бездонное синее небо и палящее жаром бледное солнце. Только птицы неясными размытыми точками мелькают то тут то там. Я начинаю приглядываться к птицам и узнаю всё более и более отчётливых очертаниях стремительно приближающиеся вертолёты. Они растут и множатся прямо на глазах, пока не закрывают своими чёрными корпусами почти всё небо. Степь наполняется тревожным, пробирающим до костей звуком сирен авиа удара...

@темы: Ночные грёзы

23:52 

Бессмысленная запись № 40

Ленивый удав

Мама выглядела так, будто ты застала ее врасплох.
Кун-Суук Шин. Пожалуйста, позаботься о маме.


Вчера мне снилась,что я выиграла деньги в лотерею и переделала балкон под «курятник». Домики, игровые комплексы, жёрдочки и попугаи, попугаи, попугаи... Эх, мечты, мечты. Но запишу не это.

Серое утро лёгкий туман и почему то солнце. Оно светит сквозь облака и туман бледное водянистое голубоватое словно я смотрю на него с поверхности другой планеты. Я отворачиваюсь от окна. Не стоит ждать лучшей погоды и вряд ли стоит куда то выходить. Я закрываю глаза и откидываюсь на кресле. Тут вспыхивает ощущение горячих губ, осторожно прижатых к моим губам. Я пытаюсь возразить, сказать что то едкое, но выходит какой то неясный звук, нечто среднее между сном и хрипом. Чужие губы задрожали, но он ничего не сказали. Я открыла глаза и попыталась оттолкнуть какого то незнакомого типа. Прямо в глаза мне смотрел какой то худой бледный подросток с ненормально большими карими глазами и рыжими кудрями. Он снова пытается прижаться вплотную ко мне, не поцеловать просто обнять и кажется вытянуть из кресла. Но я отталкиваю его. Он вздрогнул и устремил на меня, какой то обиженно удивлённый, почти оскорблённый взгляд. Я уже было открываю рот, что бы возразить, спросить, что собственно происходит, но короткий напряжённый вздох получается у меня, когда он произносит всего три слова.
- Мама, ты что?

@темы: Ночные грёзы

23:56 

Бессмысленная запись № 39

Ленивый удав

Лицо на стене по-прежнему изображал Кресса. Но совершенно неправильно. Страшно искаженно. У бога появились жирные поросячьи щеки, губы кривила злобная ухмылка. Весь его облик стал невероятно злораден.
(с) Джордж Рэймонд Ричард Мартин. Короли-пустынники.


Это был странный и страшный сон. Я не чувствую таких чувств в реальной жизни. Но иногда что то проскальзывает во снах. Откуда только, от куда...
Знойная духота лета. Солнце в зелёной листве. Вместо огорода у дяди за домом поле и пара деревьев. Я сажусь под деревом и рисую. Рисую череду пугающе странных портретов. На всех один и тот же человек. Вот он молод, здоров и с улыбкой. А вот опечален, усталость серыми тенями легла под глазами. Потом он же с сединой, без руки и наконец в гробу. Я рисую последний рисунок и плачу. Как же я ненавижу, как же я люблю, как же сильно жаду твоей смерти и жизни вечно рядом. Горячие слёзы жгут глаза. Мне просто физически больно. Но ты предал и должен умереть.
Потом я встаю и иду к реке, но выхожу на какое то кладбище. Я прохожу ряды одинаково неухоженных старых могил. И дохожу до новых. Там как раз толпиться похоронная процессия. В гробу тот мужчина, которого я рисовала. Я радуюсь и той же дорогой возвращаюсь назад. Но под моим деревом уже сидит какая то женщина. Я достаю бумаги и начинаю рисовать её. Немного искажаю лицо, делаю его больным и усталым, измождённым и затравленным. Женщина меняется вслед за рисунком. Её лицо сереет, губы обесцвечиваются, глаза падают. Я начинаю думать: я так много могу? У рисунка под ластиком исчезают ноги. Но женщина просто уходит. Я дорисовываю культи. Она тоже их получит. Потом.

@темы: Ночные грёзы

23:56 

Бессмысленная запись № 38

Ленивый удав


Но сюда примешивалось кое-что еще: гнев, озлобленность, охватывающие всех чиновников Программы, когда они видят людей старшего поколения. "Старикашки едва не погубили весь мир, - поучала Программа. - На них лежит ответственность за все войны в истории человечества, они преграждали путь прогрессу. Мы никогда не допустим, чтобы старикашки вновь пришли к власти".
(с) Роберт Крэйн. Пурпурные поля.


В компании своей бывшей подруги Л. и ещё какой то незнакомой девчонки не более 15 лет отроду, я брела по заброшенному зданию. Оно определённо было заброшенным и забытым в течение годов, может и десятилетий, и могло видеть всевозможные преступления. Кажется раньше это была школа. Мы переходили из коридора в коридор, пытаясь открыть закрытые двери. Не предавая особого значения этому, переходили к следующим дверям, сваливая всё на алкашей и бомжей, что могли попортить дверные косяки или замки. Мы брели и брели по длинным коридорам в закатных лучах среди строительного мусора и битого стекла. Вечер был спокойный и тихий. В следующем коридоре, радовались шорохи и какой то скрип. Коридор был пуст. Сначала мы это списали на крыс. Но звуки повторились снова. Я и незнакомка уже собрались подняться по лестнице на следующий этаж, но Л. замерла всматриваясь вдаль.
- Там что то есть, - сказала она.
Вокруг было так же пустынно как и во всех предыдущих коридорах. Я стала всматриваться в тот коридор. Тени и блики света скользили по темные стенам и старой поломанной мебели. Мой фонарь шипит и дрожит как дешёвых ужастиках. Вытянутые тени мечутся по коридору.
- Пойду туда, - говорит Л.
- Мы с тобой! - вторит ей незнакомка.
Я пугаюсь. Мне страшно, но я стараюсь отвлечься и настроить себя на хорошее. Наши тени причудливо извиваются по стенам пока мы идём по коридору. Мы останавливаемся перед закрытыми стеклянными дверями. Почти такие же как были в моём классе, только две. Именно от них шёл свет. Нам слышны приглушенные голоса, топот, скрип и очень тихая музыка. Незнакомка отворяет двери и вбегает внутрь. Я поражённо замираю. Там за дверьми оказывается мой класс. Там время что прошло 14 лет назад. Я помню тот стол с угощениями, помню как мы с мамой покупали тот торт, помню как все украшали класс, как кто то принёс скатерти со снежинками и разных зефир вкусов. К дверям подходит какая то женщина.
- Вы нам не годитесь.
- Почему? - шепчу я.
- А ваше время уже прошло. Вы стали слишком стары и можете испортить детям праздник.
Дверь захлопывается.

@темы: Ночные грёзы

01:39 

Бессмысленная запись № 37

Ленивый удав

Принципы, на которых строилось ее кредо, казались ему сплошной ересью; но в то же время в нем росло восхищение тою, чьи еретические взгляды выражались с такой последовательностью и смелостью. Она всегда была не такая, как все; и сейчас эта непохожесть на других достигла апогея.
(с) Джон Фаулз. Любовница французского лейтенанта.


Кажется мне надо смотреть меньше криминальной хроники и пореже детективы.
Ветер дует мне в лицо. Я мёрзну. Солнце едва поднялось над горизонтом и вся трава покрыта росой. Ветер доносит сюда крики женские и приглушенные голоса. Я фельдшер СМП, а рядом со мной круглый милиционер заполняет протокол и пускает полушёпотом злые шутки про глупых баб. Я иду по полю, похожему на площадку перед моей школой, и дохожу до его края переходящего в заболоченный овраг. Там где у школьного поля стоят турники, лежит груда камней. На них сидит и курит мужчина своим внешним видом напоминающий доходягу из хосписа. Я знаю он старший в этом расследовании. Я вижу рядом с другими милиционерами и скоропомощниками белеющие распухшие детские тельца на траве много. Мой сон цветной, а тела чёрно-белые. За ограждением рядом толпятся какие то женщины и мужчины, но одна кричит и беснуется. Эта женщина-убийца говорит что то в своё оправдание. Я сопровождаю женщину до машины скорой помощи. Её подозревают в убийстве и считают невменяемой. Она начинает излагать мне свою теорию. Вся суть которой в то, что зло надо душить в зачатке. И она боролась со злом, которое должно случиться, которое должны совершить эти дети. Женщину увозят я остаюсь.
Я спускаюсь к болотине с фонарём, пока иду наступает ночь, люди исчезают. Овраг больше и глубже чем был днём и под ногами хлюпает вода. Из неоткуда появляется следователь-доходяга. Он покашливает и курит. Потом вдруг спотыкается и падает. Он подскользнулся на ещё одном теле, но не ребёнка, а взрослого человека. Однако, посветив ещё раз я не вижу тела. Но зато вижу, как этот следователь убивает какую то женщину из пистолета. Следователь ворчит поднимаясь. Я смотрю на него и вижу его как бы и здесь, и потом. Я бью его фонарём по голове. Он неожиданности он только тихо оседает в воду. Я думаю как его надо уложить, что бы его падение выглядело естественным. Вот так. И под голову этот камень с выступом. Теоретически так можно упасть. Я, осматривая его укрытого болотной водой последний раз, иду звать на помощь.

@темы: Ночные грёзы

23:42 

Бессмысленная запись № 36

Ленивый удав

Лилиан очнулась, ее словно выбросило из водоворота сна. Секунду она была вне времени и пространства, но потом ее пронзила острая боль. Она быстро села и огляделась вокруг. Как она здесь очутилась?
(с) Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы.


Мне тут ужастик приснился.
Высокий сводчатый потолок, искусно украшенный мозаичным панно, подпирали могучие колоны, словно диковинные кувшинки, распустившиеся в самое небо. Высоко над полом располагалось круглое витражное окно. Солнечный свет проходил сквозь прозрачные узоры стекла, наполняя белую залу цветными брызгами. Посреди пола выложенного широкими плитками кафеля, имитирующими нечто напоминающее не то розоватый мрамор, не то разводы краски, располагался утопленный в полу неглубокий резервуар с водой. Я была где то вверху и наблюдала как в то же время внизу полулежала в воде невысокая женщина. Тело её было обнажено, а волосы распущены. С левого бока от неё на небрежно сложенном белом полотенце лежали маленькие очень женские часики. Казалось женщина мирно спала.
Неожиданно в конце зала тихо скрипнула отворяясь двухстворчатая дверь из тёмного дерева или какого то метала и в помещение вошёл высокий худой мужчина, в удлиннённом пиджаке непонятного цвета, не то серого, не то зелёного, не то синего. Тело женщины дернулось и было видно как она приоткрыла глаза. Мужчина нагнулся, следя за её глазами, словно убеждаясь, что его приход привлёк внимание женщины. Женщина не двигалась, только её глаза метались из стороны в сторону. Мужчина ничего не сказал и никакая эмоция не отразилась на его лице, он только отвёл взгляд в сторону и выпрямившись, быстрым движением пригладил непослушную прядку, словно стараясь приклеет её ко лбу. Секунду или две мужчина не то колебался в растерянности, не то предвкушал сладость действия. Потом его лицо исказила злая улыбка. После этого её тело соскользнуло в воду и она начала тонуть.
Я не отрывая взгляда смотрела на её агонию, пока не осознала, что смотрю уже не на утопающую, всего лишь на картину. А позади меня стоит высокий худой мужчина, в длиннополом пиджаке непонятного цвета и именно в отражение его тёмно серых глаз на экране телефона я смотрю не отрываясь. Я оборачиваюсь. Нет ни бассейна в полу, ни высокого потолка. Я сижу в машине посреди леса или парка, совсем одна. Я выхожу из машины, осматриваю местность. Она мне не знакома, но след от шин ведёт к дому. Дом стоит совсем близко, я даже могу разглядеть цвет спелых яблок на ветвях. Я иду к дому. Но тут звонить мой сотовый. Где я? Холод. Ночь. Зима. Мои руку покалывает, будто последняя затекла от долгого пребывания без движения, тело жжёт холодом. А я ухожу от открытой машины в тёмное поле. Как я сюда добралась?

@темы: Ночные грёзы

23:41 

Бессмысленная запись № 35

Ленивый удав

Но вот сейчас, нечаянно взглянув в трюмо, он даже не узнал себя, — он принял себя за кого-то другого, за светского человека, одетого, как ему показалось с первого взгляда, шикарно, безукоризненно. Подвергнув себя подробному осмотру, он нашел, что у него в самом деле вполне приличный вид.
(с) Ги де Мопассан. Милый друг.


Солнце клониться к закату. Тёплый весенний ветерок колышет молодые кроны. Я еду на велосипеде по мощённой дорожке и противный металлический скрип гулко разносился по пустынной аллее. По небу, раскрашенному заходящим солнцем в золотые и розовые цвета, растянусь лёгкие пушистые облака. Я кручу скрипучие педали и в конечном итоге я доезжаю до того места где заканчивается аллея: мощёная дорожка заканчивается, заменяясь асфальтом. Город похож на тот в котором я живу, но панельные дома в нём соседствуют с дореволюционными, вместо рек, каналов и мостов одни сплошные автотрассы и хребты виадуков. Я оставляю велосипед и далее иду пешком. Я спешу, обеспокоенная желанием успеть на какой то праздник. Мои ноги, словно не подчиняясь мне, стали медленно, ступенька за ступенькой, как в замедленной перемотки кадров, подниматься по лестнице к себе в квартиру. Почему то она почти на девятом этаже. Я переживаю, что ничего не успею, ни переодеться, ни собрать причёску и просто опоздаю. Я быстро прибираю волосы и достаю из шкафа платье. Платья я надеваю не первый раз в жизни, но ношу их редко и от того начинаю путаться: как, с чем, в каких сочетаниях носить. Я рассматриваю подобранную одежду, и все в моём наряде вызывало чувство провала. Я меняю детали. Но новый вариант кажется мне таким же ужасным как и предыдущий. Я снова перетасовываю имеющиеся вещи и снова не удовлетворяюсь их видом. Я снова кручусь перед зеркалом, подробно себя осматривая, я понимаю, что хотя у меня приемлемый наряд, мне же он не нравился. Но время поджимает и я отправляюсь на праздник в чём есть.
Люди уже едят под открытым небом, расписанным всполохами салюта. Меня никто не замечает. Я удаляюсь в сторону зданий, в туалет. Там в тишине. одно женщина заканчивала поправлять причёску. Она была сама по себе красива. Пропорциональна, стройна, с правильными чертами лица, тонкой шеей и узкими ладонями. Но всю её красоту выгодно подчёркивало её платье, четко обрисовывавшее бёдра, талию, грудь. Изящное, зарытое и вызывающее. Идеальное платье, не то что моё...
В небе ещё пылают огни фейерверков, когда я уверенной походкой выхожу в её платье. А моё никчёмное платье лежит в мусорном контейнере, вместе с той красивой девушкой.

@темы: Ночные грёзы

01:22 

Бессмысленная запись № 34

Ленивый удав

Небольшое полотно изображало бесконечно длинное подземелье или туннель с низким потолком и гладкими белыми стенами, ровное однообразие которых нигде и ничем не прерывалось. Какими-то намеками художник сумел внушить зрителю, что странный подвал этот лежит очень глубоко под землей.
(с) Эдгар Аллан По. Падение дома Ашеров.


Я в чужой гостиной, но я знаю что здесь живу. Помещение мне не нравиться своей безликостью. Пол покрыт серым паркетом, стены оклеены серо-голубыми обоями, на окнах серо-жёлтая тюль и серые полосатые шторы. Всё удивительно унылое, словно пыльное, даже пейзаж за окном какой то серый с вкрапления бледного голубого и зелёного и жёлтого. Я покидаю серую квартиру и выхожу в какое то большое помещение подобное торговому центру. В середине стоит нечто вроде памятника. На широкой лужайке колоны из тёмно-красного мрамора поставленные под разными углами образуют полукруг. Я спишу мимо к эскалатору и поднимаюсь на несколько этажей. Здесь тоже всё серое. Люди в серых костюмах с угрюмыми лицами за стальными столиками неторопливо беседуют на фоне большого окна, за которым идёт дождь. Странно симметричный дождь и странно симметричные машины едут по дороге.
Я пытаюсь открыть окно, но оно заперто. Так же как и соседнее и окно в кафе рядом. Тогда я бегу назад к себе в квартирку. Стекло легко бьётся обнажая кирпичную кладку. За каждым окном не улица, а кирпичная стена. Я бегу вниз, где есть крытая спортивная площадка. Не одна секция не открывается. Я ухожу с площадки и спешу в самый вниз. Туда где безликие одинаковые коридоры превращаются в лабиринт. Один из коридоров должен вести на поверхность. Я выхожу на газон, окружённый кустами и деревьями. Кажется идёт дождь, а может просто разбрызгивают воду. Я хватаю камень и швыряю его вперёд. Снова звон бьющегося стекла и обнажившаяся кирпичная кладка. Я смотрю на эту стену и понимаю: никакого мира за пределами того, что я уже знаю нет.

@музыка: Blank & Jones – Catch (Radio/Video Mix)

@темы: Ночные грёзы

Тёплый пушистый плед

главная