Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:50 

Он и она

Он хотел быть героем далекой страны,
А она - лишь поведать ему свои сны.
Ее кудри как полночь густы и темны,
Ее губы созревшего меда полны.

Он, конечно, вернется
Из дальней дороги,
Отмеряны сроки,
Отсчитаны дни.
Оттого и смеется
Она, ожидая,
И вновь зажигает
Под вечер огни.

Он все дальше и дальше,
На грани виденья,
От сна к пробужденью,
От ночи ко дню.
Он вернется не раньше
Последнего срока.
Стирает дорога
Подковы коню.

Он сейчас далеко,
Светлый всадник, покинувший деву когда-то,
За великой рекой,
За туманом седым, за пожаром заката.

Его путь средь косматых фиордов и скал,
Это берег, который он долго искал.
Его руки сжимают холодный металл,
Волны бьются у ног, час героя настал!

В ее доме беспечно
Распахнуты двери,
Затем, что не верить
Не может она.
Он вернется, конечно!
А как же иначе?
Затем и не плачет
Она у окна.

Он все дальше и дальше,
На грани виденья,
От сна к пробужденью,
От ночи ко дню.
Он вернется не раньше
Последнего срока.
Стирает дорога
Подковы коню.

Каждый вечер она
По тропинке заросшей идет его встретить.
За весною весна,
Только эхо шагов ей не сможет ответить.

Ее кудри осыплет метель седины
В ожиданье героя далекой страны.
Синева ее глаз - отголосок весны,
Свет осенней надежды хранят ее сны.

Она верила твердо
И лет не считала,
Она ожидала
И ночью и днем.
Он объехал фиорды
От края до края,
Вот все, что я знаю
О ней и о нем.

Он все дальше и дальше,
На грани виденья,
От сна к пробужденью,
От ночи ко дню.
Он вернется не раньше
Последнего срока.
Стирает дорога
Подковы коню.

И трепещет свеча
На осеннем ветру в фиолетовый вечер.
Он сказал ей: "Прощай!"
А она отвечала: "Конечно! До встречи!"

00:29 

Как правильно топиться в Неве

Чтобы правильно утопиться в Неве для начала нужно определить свое географическое положение. Если вы собрались топиться в Неве, то другие реки вам не подойдут, даже Сена, не смотря на то, что Париж и вообще романтично. Если ваше географическое положение отличается от правильного, например вы живете в Цюрихе или Зажопинске, то необходимо немедленно переместиться в Петербург, впрочем можно переместиться медленно на самокате, например, ну лучше поездом или самолетом. Идеально подойдет для перемещения телепортация, а то пока вы будете в поезде ехать, топиться раздумаете, а на самолете и не долететь можно, навернетесь вместе с самолетом в океан и потонете не там где надо.

Потом у вас должна быть проблема, и не просто проблема там какая нибудь, а самая что ни на есть настоящая Проблема! Лучше выбрать себе духовно насыщенную проблему - типа: нет любви, нет счастья, нет справедливости (ну как у меня) в этом жестоком мире, и вообще мир жесток, все гады сволочи вас не любят, и колготки о парапет порвались. Помните! Сессия, отсутствие денег и нелюбовь Васи или Люси не является проблемой из-за которой нужно топиться.

Дальше нужно выбрать удобное место для затопления. Обычно народ поступает просто и логично - бежит на ближайший мост. Можете воспользоваться этим рецептом или подобрать себе местечко зарание, только не забудте в час Ч создать иллюзию внезапности. К месту затопления следует бежать, заламывая руки, причем свои руки, а не Васи или Люси, которые вас не любят. Если у вас длинные волосы то можно эти руки запустить туда - очень эффектно получается. Подбежав к означеному месту нужно судорожно (именно судорожно - это очень важно) схватиться за перила и впериться (не поглядеть, не посмотреть, не взглянуть, не вылупиться и даже не вытаращиться, а впериться) в темную воду (если вода не темная, то придеться поискать там где потемнее, а как вы хотели?).

Теперь у вас есть время подумать и даже что-то кому-то сказать или написать. Вообще в этом месте предоставляю вам полный простор для творчества, но как показывает опыт народ у нас не оригинальничает, обычно вспоминают всю свою жизнь (ой, смешно не могу - было бы че вспомнить не топились бы), пишут предсмертную записку (ну отдавая дань современности, наверное записок не пишут а просто ставят статус вконтакте или аське) или прощаются с небом (ну там, когда поднимают глаза в небо и говорят "прощай", что весьма глупо, логичнее говорить "здраствуй", учитывая распространенные для нашей страны религиозные верования). Лично я бы посоветовала бы вам что-нибудь спеть, например "Врагу не сдается наш гордый варяг". А что, красиво, в тему и патриотично очень, можно попутно воспитать любовь к родине у собравшихся вокруг вас зевак.
И последнее - прыжок. Умоляю! Сделайте это красиво! Спинку ровненько, носочек тяните, а то валятся как мешок сами знаете с чем, а некоторые еще ногами за парапет цепляются, ну не придурки, а? Если сомневаетесь в своих способностях красиво утопиться - походите в бассейн, везде есть вышки для прыжков, потренеруйтесь.

Что будет дальше после прыжка совсем не интересно. Выплывите сами или вас выловят специально обученные люди, остальные люди назовут вас придурком или дурой, прибегут Вася с Люсей и мир покажется чуть-чуть справедливее.

Удачи!

17:12 

Орден вагантов

"Эй, - раздался светлый зов,
началось веселье!
Поп, забудь про часослов!
Прочь, монах, из кельи!"
Сам профессор, как школяр,
выбежал из класса,
ощутив священный жар
сладостного часа.

Будет ныне учрежден
наш союз вагантов
для людей любых племен,
званий и талантов.
Все - храбрец ты или трус,
олух или гений -
принимаются в союз
без ограничений.

"Каждый добрый человек, -
сказано в Уставе, -
немец, турок или грек,
стать вагантом вправе".
Признаешь ли ты Христа, -
это нам не важно,
лишь была б душа чиста,
сердце не продажно.

Все желанны, все равны,
к нам вступая в братство,
невзирая на чины, титулы, богатство.
Наша вера - не в псалмах!
Господа мы славим
тем, что в горе и в слезах
брата не оставим.

Кто для ближнего готов
снять с себя рубаху,
восприми наш братский зов,
к нам спеши без страху!
Наша вольная семья -
враг поповской швали.
Вера здесь у нас - своя,
здесь - свои скрижали!

Милосердье - наш закон
для слепых и зрячих,
для сиятельных персон
и шутов бродячих,
для калек и для сирот,
тех, что в день дождливый
палкой гонит от ворот
поп христолюбивый;

для отцветших стариков,
для юнцов цветущих,
для богатых мужиков
и для неимущих,
для судейских и воров,
проклятых веками,
для седых профессоров
с их учениками,
для пропойц и забулдыг,
дрыхнущих в канавах,
для творцов заумных книг,
правых и неправых,
для горбатых и прямых,
сильных и убогих,
для безногих и хромых
и для быстроногих.

Для молящихся глупцов
с их дурацкой верой,
для пропащих молодцов,
тронутых Венерой,
для попов и прихожан,
для детей и старцев,
для венгерцев и славян,
швабов и баварцев.

От монарха самого
до бездомной голи -
люди мы, и оттого
все достойны воли,
состраданья и тепла
с целью не напрасной,
а чтоб в мире жизнь была
истинно прекрасной.

Верен богу наш союз
без богослужений,
с сердца сбрасывая груз
тьмы и унижений.
Хочешь к всенощной пойти,
чтоб спастись от скверны?
Но при этом, по пути,
не минуй таверны.

Свечи яркие горят,
дуют музыканты:
то свершают свой обряд
вольные ваганты.
Стены ходят ходуном,
пробки - вон из бочек!
Хорошо запить вином
лакомый кусочек!

Жизнь на свете хороша,
коль душа свободна,
а свободная душа господу угодна.
Не прогневайся, господь!
Это справедливо,
чтобы немощную плоть
укрепляло пиво.

Но до гробовой доски
в ордене вагантов
презирают щегольски
разодетых франтов.
Не помеха драный плащ,
чтоб пленять красоток,
а иной плясун блестящ
даже без подметок.

К тем, кто бос, и к тем, кто гол,
будем благосклонны:
на двоих - один камзол,
даже панталоны!
Но какая благодать,
не жалея денег,
другу милому отдать
свой последний пфенниг!

Пусть пропьет и пусть проест,
пусть продует в кости!
Воспретил наш манифест
проявленья злости.
В сотни дружеских сердец
верность мы вселяем,
ибо козлищ от овец
мы не отделяем.

17:10 

Осип Эмильевич Мандельштам
Айя-София


Айя-София – здесь остановиться
Судил Господь народам и царям!
Ведь купол твой, по слову очевидца,
Как на цепи, подвешен к небесам.

И всем векам – пример Юстиниана,
Когда похитить для чужих богов
Позволила Эфесская Диана
Сто семь зеленых мраморных столбов.

Но что же думал твой строитель щедрый,
Когда, душой и помыслом высок,
Расположил апсиды и экседры,
Им указав на запад и восток?

Прекрасен храм, купающийся в мире,
И сорок окон – света торжество;
На парусах, под куполом, четыре
Архангела прекраснее всего.

И мудрое сферическое зданье
Народы и века переживет,
И серафимов гулкое рыданье
Не покоробит темных позолот.

1912

16:58 

GAUDEAMUS «Гаудеамус»

«Гаудеамус» (от лат. gaudeamus - будем радоваться) - название (по первому слову) средневековой студенческой песни на латинском языке, получившей широкое распространение среди студенчества Германии, Франции и других стран Европы, в том числе России, а также в США.

Возникшая в средневековой Европе в XIII веке студенческая песня, восхваляющая жизнь со всеми ее радостями, молодость и науку, имеет неформальный статус всемирного студенческого гимна. На протяжении уже многих столетий «Gaudeamus» является, фактически, единственным атрибутом и символом студенчества, признаваемым всеми членами мирового студенческого сообщества.

«Gaudeamus» был создан на основе задорных жизнелюбивых песен вагантов (от лат. vagantes - странствующие) или голиардов (средневековых бродячих поэтов и певцов). В основе «Гаудеамуса» - покаянная песнь, датируемая 1267 годом. Музыка к студенческому гимну была написана фламандцем Иоганном Окенгеймом в XV веке. «Gaudeamus» впервые напечатан в 1776 г., в 1781 г. обработан немецким странствующим поэтом К.В. Киндлебеном и в этом виде стал популярным студенческим гимном, сохранившимся до настоящего времени.

Текст песни на латинском и русском языках:
читать дальше

16:40 

Музыка Д. Тухманова
Перевод Л. Гинзбурга, из вагантов (11 -13 вв.)

Во французской стороне, на чужой планете,
Предстоит учиться мне в университете -
До чего ж тоскую я, не сказать словами,
Плачьте ж, милые друзья,
Горькими слезами.

Hа прощание пожмем
Мы друг другу руки
И покинет отчий дом
Мученик науки.

Вот стою, держу весло,
Через миг отчалю,
Сердце бедное
Свело
Скорбью и печалью.

Тихо плещется вода, голубая лента.
Вспоминайте иногда вашего студента.

Много зим и много лет
Прожили мы вместе,
Сохранив святой обет
Верности и чести.
Ну так будьте же всегда
Живы и здоровы,
Верю, день придет, когда
Свидимся мы снова,

Всех вас вместе
Соберу
Если на чужбине
Я случайно
Hе помру
От своей латыни.

Если не сведут с ума римляне и греки
Сочинившие тома для библиотки,
Если те профессора, что студентов учат,
Горемыку-школяра насмерть не замучат,
Если насмерть не убьют
Hа хмельной пирушке -
Обязательно вернусь
К вам, друзья - подружки.

Вот стою, держу весло,
Через миг отчалю.
Сердце бедное
Свело
Скорбью и печалью.

Тихо плещется вода, голубая лента,
Вспоминайте иногда вашего студента.

00:29 

Автор - Николай Гавриленко, главный ветеринарный врач
СХПК «Заря» Локтевского района Алтайского края

Ветеринарные врачи,
У нас всегда такая служба
И днем и ночью - начеку,
Нас выручает наша дружба.
Ветеринарные врачи,
Нас будят ночью стуки в окна,
И ради жизни на Земле
Идем спасать мы жизнь животных.

Припев:
И ночью, и днем
Мы с тобой свою службу несем,
И ей мы верны,
Ветврачи необъятной страны.

Ветеринарные врачи,
Верны профессии мы свято.
В душе у каждого из нас
Таится клятва Гиппократа.
Хоть мы не приняли ее,
Увы, торжественно с тобою,
Но долг зовет, и мы идем
Своей заветною тропою.

Припев:
И ночью, и днем
Мы с тобой свою службу несем,
И ей мы верны,
Ветврачи необъятной страны.

Ветеринарные врачи,
А если вдруг тот час настанет,
Внезапно, может, чья-то боль
Для нас большой бедою станет.
И мы с бедою вступим в бой,
И будем в нем неодержимы,
Все потому, что мы верны
Своей профессии любимой.

Припев:
И ночью, и днем
Мы с тобой свою службу несем,
И ей мы верны,
Ветврачи необъятной страны...

00:26 

Гимн ветеринарного врача.

Автор текста: Цион Р.

Про нас поэты песен не слагают,
В кино героям нашим не легко,
Везде нас критикуют и ругают.
За мясо, яйца, шерсть и молоко.

Повсюду распускают злые слухи,
И нас от них порой бросат в жар.
Коровы где-то дохнут с голодухи,
А виноват во всем ветеринар.

Корма сгноили в поле агрономы .
И спят себе спокойно на печи.
Пришла зима, но не ночуют дома
Одни ветеринарные врачи.

Строители пропьянствовали лето,
Загнав налево шифер, доски, тес,
Гуляет пневмония, а за это
Опять с ветеринара строгий спрос.

Больной старик из дальнего поселка
Спешит в больницу - у больного жар,
К его величеству больному поросенку
Спешит на помощь сам ветеринар.

Больной старик расскажет что где колет.
Пройдет рентген - подход к больному прост,
А поросенок даже (сволочь) не поможет.
Термометр воткнуть себе под хвост.
(А поросенок вредный не позволит,
Чтобы термометр засунули под хвост.)

Нас очень часто видят в трудной позе,
Корове в пользу, а себе во вред,
Полураздетых, по уши в навозе,
(Полураздетых, на ветру, в навозе)
Трехдневный отделяющих послед.

Тупицы доросли до кандидатов,
Все карьеристы, погляди, в верхах,
У практиков лишь скромная зарплата,
В мозолях руки, синяки в боках.

Про нас поэты песен не слагают,
В кино героям нашим не легко,
И все-таки мы всем вам предлагаем.
Сыр, мясо, яйца, шерсть и молоко.

Песня практически народная (известные мне вариации указала в скобках), подозреваю, что часть куплетов уже не пера Циона, а на местах наверняка насочиняли еще. Р.А. Цион, профессор, эпизоотолог, работал в начале 20 века.

13:18 

Просто так.

Сплин - Жертва талого льда


Он пел, и строка его текла
Печально, как черная река,
Звеня, рассыпались зеркала
На лица и блики.
И время качало головой,
Летая задумчивой совой
Над тем, кто нашел какой-то свой
Путь в мудрые книги.
Огонь обжигал его уста,
Гитары сухая береста
Пылала, и в запахе костра
Мне слышались крики.

А ночь плавно уходила в степь,
С ней вместе уходила его тень.
Он сам отпустил ее затем,
Чтоб рук не вязала.
Слеза – ожерелье янтаря,
Сверкала при свете фонаря,
Как будто заря всходила для
Притихшего зала.

Он пел, словно падала звезда,
Он пел, словно шаг, и нет следа,
Он пел, что никого и никогда
Река не держала…

Жертва талого льда…

Движенье от братства до родства
В преддверьи Христова Рождества,
Цветы и руины торжества
В декабрьской стуже
И ноты сошлись в один узор,
И в полночь явился дирижер,
И все мы обратили ему взор
И стали послушны.

Он пел – мы молились на него,
Он пел – мы плевали на него,
Он пел, и мы не знали никого,
Кто был его лучше.

Жертва талого льда…

Сними пальцы с лебединых струн,
Все песни расходятся к утру,
Строка отлетает на ветру
И меркнет в рассвете.
Тела, заплетенные в любви,
Сорта драгоценнейших из вин
Крестил сероглазый херувим
Ударами плети.

Эй, вы, задержите Новый год,
Часам указав обратный ход,
Он спел, спрыгнул с берега на лед
И стал незаметен…

Жертва талого льда…

Он пел, и строка его текла
Печально, как черная река,
Звеня, рассыпались зеркала
На лица и блики.
И время качало головой,
Летая задумчивой совой
Над тем, кто нашел какой-то свой
Путь в мудрые книги.
Огонь обжигал его уста,
Гитары сухая береста
Пылала, и в запахе костра
Мне слышались крики…

12:54 

Омар Хайям

Рубаи

***

Не моли о любви, безнадежно любя,
Не броди под окном у неверной, скорбя.
Словно нищие дервиши, будь независим.
Может статься, тогда и полюбят тебя.

***

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?
В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.
Как много чистых душ под колесом лазурным
Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?

***

Запрет вина - закон, считающийся с тем,
Кем пьется, и когда, и много ли, и скем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить - признак мудрости, а не порок совсем.

***

Общаясь с дураком, не оберешься срама,
Поэтому совет ты выслушая Хайяма:
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,
Из рук же дурака не принимай бальзама.

***

Напрасно ты винишь в непостоянстве рок:
Что не в накладе ты, тебе и невдомек.
Когда б он в милостях своих был постоянен,
Ты б очереди ждать своей до смерти мог.

***

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

12:13 

Александр Блок

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Август 1905

20:01 

Умка.
Пингвины и тюлени.

Пингвины и тюлени
Дельфины и олени
Мангусты и мустанги
Лангусты и трепанги
Орангутанги

Косули и касатки
Укромные украдки
Медузы и медведи
На маленькой планете
На белом свете

Под звездами ночуют
Все нюхом чутким чуют
Все видят и все знают
Но слов не понимают
Не понимают -

Зачем осушают реки
Зачем разрушают горы
Зачем эти человеки
Ведут свои разговоры

Зачем с нас снимают шкуру
Зачем нас едят на ужин
Природа, наверно, дура
Зачем человек ей нужен

Зачем эти дискотеки
Заводы, замки, заборы
Зачем эти человеки
Ведут свои разговоры
Ни о чем

06:34 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:31 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:45 

Стою на остановке и с Богом разговариваю. Бог, говорю, про себя говорю, я конечно же знаю, что ты меня любишь, но как-то вот сейчас не чувствую. Не чувствую, отстояв сорок минут на остановке на ветру, на холоде, что Ты меня любишь. Ну, совсем не чувствую.Тут вдруг подходит молодой человек. Очень смущенный. И говорит:- Вы знаете, это наверно очень странно, но иногда бывают такие времена, такое случается… В общем, Бог просил Вам передать, что Он Вас любит.- Ага, - сказала я, - спасибо… А про автобус Он ничего не передавал?..
http://sibaltera.lvs.ru/NewWriting/Plays/Nsk/stefaniev_ntmad.htm

16:34 

Есть ремесло - не засыпать ночами
И в конуре, прокуренной дотла,
Метаться зверем, пожимать плечами
И горбиться скалою у стола.
Потом сорваться. В ночь. В мороз.
Чтоб ветер
Стянул лицо. Чтоб, прошибая лбом
Упорство улиц, здесь, сейчас же встретить
Единственную, нужную любовь.
А днем смеяться. И, не беспокоясь,
Все отшвырнув, как тягостный мешок,
Легко вскочить на отходящий поезд
И радоваться шумно и смешно.
Прильнуть ногами к звездному оконцу,
И быть несчастным от дурацких снов,
И быть счастливым просто так - от солнца
На снежных елях.
Это - ремесло.
И твердо знать, что жить иначе - ересь.
Любить слова. Годами жить без слов.
Быть Моцартом. Убить в себе Сальери.
И стать собой.
И это ремесло.

Борис Смоленский, 1938

14:36 

Brainstorm - Ты не один.

Ты не один. В сердце не держу я,
Что однажды простил, и случайно открыл это небо в никуда.
Ты не один там, где тень ночует.
Тем, кто не спит, на заре предстоит уходить, закрыв глаза.

По безнадежному пути, так на тебя мы все похожи,
Пусть повезет тебе найти и успокоиться, быть может.
По безнадежному пути, по непонятным мне приметам,
Пусть повезет тебе найти то, что сгорая станет светом.

Ты уходил, не успел проститься.
Так далеко, только мне все равно не получится забыть.
Ты не один, ты мне будешь сниться.
И видит Бог, что в плену у дорог одному не стоит быть.

И пусть никто не объяснит, никто на свете не расскажет,
Какой огонь в груди горит, какая боль стоит на страже.
Какая музыка звучит, когда она не на продажу,
И почему всегда болит, когда судьба узлами вяжет.

02:38 

Истария про дороги и бездорожье.



Город - это чистый лист бумаги, на котором можно написать любой иероглиф /Мао Цзе Дун/

Даже маленькая ложь порождает большое недоверие /Г.Мюллер устами Броневого/

Правительствам повезло, что люди не умеют думать /А.Гитлер/

Нет человека, нет проблемы /И.Сталин/


Давным-давно, когда мир был юн и прекрасен, по земле можно было передвигаться в любом направлении. Конечно, это было очень опасно, ведь в то время в лесах было много диких зверей, а в морях много диких рыб.

Но проходило время, и диких зверей постепенно съели или пустили на шубы, и на земле наступила эпоха людей. Хотя если смотреть не на землю, а на небо, то это была эпоха Рыб. Люди решили поделить землю на множество участков. Форма, площадь и количество участков постоянно менялись, и этот процесс продолжался всю эпоху Рыб. Эти участки были названы словами (при произнесении которых у каждого нормального человека должно было щемить сердце и щипать глаза) - "моя родина", "мое отечество", "моя отчизна" или просто "го-су-дар-ство".

Государство заботится о своих гражданах. В первую очередь - оно строит прекрасные дороги. Сколько этих дорог узнать не сложно – достаточно открыть любой рубрикатор профессий. Государство говорит, что каждый гражданин может выбрать свою дорогу, а также скорость и способ передвижения. Но это, всего лишь иллюзия - ведь государство хочет, чтобы граждане сделали правильный выбор, и потому с помощью запрещающих и разрешающих знаков оно регулирует людские потоки (хотя, хорошие деньги легко убирают с пути все знаки), определяет количество граждан на дорогах и скорость передвижения. Иногда государство закрывает некоторые дороги (особенно эта мера была популярна в бывшем СССР). Так что, не волнуйтесь - все под контролем. Вы сделали правильный выбор. Точнее, единственно правильный выбор.

Для пущей надежности все дороги обнесены высокими стенами, а на обочине стоят надсмотрщики, подгоняющие идущих. Когда пряником, а когда и кнутом. Раньше надсмотрщиков можно было узнать по специальной форме, сейчас же они замаскировались. Но Вы можете легко их узнать по манере разговора. Обычно они начинают фразу со слов: "Вы должны", хотя согласно последней директиве, фраза должна начинаться со слов: "Вам нужно" - ведь государство всегда знает, что Вам нужно. А если Вы уедете из России в демократические страны, вы услышите более мягкое: "Вы можете выбрать", после чего вам предложат несколько стандартных вариантов, из которых правильный - только один.

Государство постоянно строит для своих граждан новые дороги, но на самом деле оно просто разделяет одну старую дорогу на несколько новых. Ну например, однажды было принято решение разделить дорогу "для врачей" на пять отдельных дорог, а в двадцатом веке таких дорог стало несколько десятков. Раньше стены между дорогами были невысокими, и врачи могли переговариваться между собой или даже переходить на соседнюю дорогу. Но потом это было запрещено, и сейчас врачи, идущие по разным дорогам, не могут друг с другом разговаривать, но зато они могут перекидывать через стены записки, которые называются "истории болезни".

Иногда бывает, что примерный гражданин, который много лет мирно и спокойно шел по одной дороге, понимает, что он больше не хочет идти дальше. Что ему нужно все менять. Но как? Назад не повернуть - ведь все дороги с односторонним движением. С одной стороны, вроде бы можно перейти на соседнюю дорогу, но с другой - по мере продвижения вперед, стены вдоль дорог становятся все выше и перелезть через них очень не просто. Тем более, что граждане, идущие по одной дороге объединяются в шайки (с большой дороги). Они выбирают себе атамана, который строго следит, чтобы все в члены шайки жили по понятиям. Шайки день и ночь рыскают по дорогам и не пускают к себе чужаков. Стать членом шайки не так просто - нужно пройти через строгий обряд посвящения. Внутри шайки идет постоянная борьба за место атамана и его приближенных, и тех, кто в этой борьбе побеждает называют Победителями, а остальные становятся Неудачниками. Поскольку количество мест в шайке строго ограниченно, то Неудачников гораздо больше, чем Победителей.

Хотя, в государстве есть несколько больших шаек, в которые берут всех. Ее члены носят гордое имя пат-ри-о-ты. Шайки патриотов постоянно грызутся между собой и делают для своего государства все. Патриоты другого государства, в свою очередь, делают тоже все. Но только для своего государства. Патриоты тратят на свою деятельность очень много сил, и считают ее очень важной, но если подняться немного на землей и посмотреть оттуда, то видно, что натужные векторы усилий патриотов разных шаек и стран направлены в разные стороны и при сложении дают ноль - то есть деятельность патриотов в масштабах планеты не имеет никакого смысла. Впрочем, это известно давно - еще Франклин говорил: "Патриотизм - это последнее прибежище негодяев".

Граждане, которые не могут или не хотят вступать в шайки, нередко оказываются на обочине дороги, и им приходится просить милостыню. Обычно идущие подают очень плохо, ведь они смотрят не по сторонам, а вперед, по направлению своей цели. Хотя, именно с обочины видно, что цели впереди никакой нет, а все дороги через 60-70 километров сливаются в одну. За состоянием этой дороги государство совсем не следит - она без покрытия, с глубокими ямами и колдобинами, поэтому идти по ней чрезвычайно сложно. И самое неприятное, что эта дорога ведет к обрыву, у которого почему то нет предупреждающего знака. Поэтому многие граждане не знают (или забывают) про этот обрыв. А когда подходят к нему, они пытаются сделать тысячи вещей, на которые у них раньше просто не было времени. Но сейчас это делать уже слишком п о з д н о.



Некоторые граждане, которым надоело идти по своей дороге, говорят, что они не выбирали дорогу - ведь в семнадцать лет они не знали, чего хотят, поэтому выбор за них делали родители. Но что делать? Закон есть закон. А в любом государстве незнание закона не освобождает от ответственности. Другие говорят, что человек - существо разностороннее, и не может всю жизнь идти по одной дороге. Что в прошлом многие люди легко переходили с одной дороги на другую и везде оставили свои следы. А иногда даже сами прокладывали новые дороги. Но государство говорит, что то было раньше, а сейчас есть хорошие дороги, высокие стены и строгие правила.

И конечно же, государство строит дороги не только в сфере образования и профессиональной деятельности, но и во всех других. Например, в любви. Каждой любящей паре заботливое государство предоставляет отдельную дорогу. Но нередко любовь проходит, и в этом случае мужчине (конечно же неофициально) разрешается, не показывая поворота, свернуть налево или даже заехать в придорожный бордель к проституткам. А еще есть у государства Церковь, которая утверждает, что любовь вне брака - это проституция. Но, если подняться над землей, и взглянуть оттуда, то можно увидеть, что брак без любви - это узаконенная проституция. А любовь всегда остается любовью.

Но есть у государства одна большая проблема - это "неправильные" граждане, которые не хотят идти по этим замечательным дорогам. У некоторых это просто не получается. У других - слишком мало сил. Есть граждане, чьи цели (страшно сказать) не совпадают с целями государства. Некоторые граждане не хотят становиться членами шайки, и оказываются на обочине. Конечно, государство старается мотивировать своих граждан: у него есть СМИ, силовые и прочие структуры, но это не всегда помогает. Находятся граждане, которые говорят, что им не подходит ни одна из существующих дорог и им хочется идти своей дорогой. Но это строго запрещено - государству вообще не понятно, зачем идти своей дорогой. Что оно, зря что ли столько прекрасных дорог понастроило?

До второй половины двадцатого века государство решало этот вопрос с помощью силы, а потом наступили времена демократические (правда, наступили они на Западе, а не в России), и силовые методы ушли в прошлое. Сначала государство стало искать новые способы воздействия, но потом увидело, что все и так хорошо, потому что бездорожные граждане сами решают эту проблему. Они просто кончают с собой. Конечно, с одной стороны государство это не одобряет: Церковь самоубийц проклинает, общество вообще за людей не считает, а СМИ находит нужные причины самоубийства. Но с другой стороны - государство как бы не против и предпочитает вообще не говорить на тему самоубийства. Ну был человек, и нет человека. Сам виноват. Не смог найти свою дорогу в жизни (и это при таком то выборе).

Хотя давно известно, что проблему самоубийств можно решить, если решать ее на государственном уровне. Хотя, какая же это проблема? Все ведь нормально. Ну кончает с собой по официальной статистике на Земле 1 000 000 человек каждый год. А в 2020 году их будет 1 500 000. Ну попадают в официальную статистику только явные случаи, а реальная цифра отличается от официальной в четыре раза. Ну и что? Все же нормально. Кто может, тот идет. Кто не может, тот не с нами. Мы еще новых дорог понастроим, а к ним заборы красивые высокие. Мы же все делаем для людей, а те, кто убивает себя, это же не люди - это самоубийцы. Так что идите, граждане. Идите, милые.

И делайте свой выбор, господа.

P.S. Кстати, многие почему то забывают, что

- все дороги, так же как и само понятие "государство" существуют только в умах людей, а высота заборов прямо пропорциональна ограничениям в уме.

- если выбрать одну из многочисленных стандартных дорог и соблюдать все правила, то с Вами не случится ничего плохого.

P.P.S. И ничего хорошего


http://www.lossofsoul.com/DEATH/suicide/istarii.htm

01:55 

Жалобный лист летчиков
После каждого полета летчики компании Qantas заполняют специальный бланк, так называемый лист жалоб, в котором описывают неполадки, возникшие во время полета и требующие устранения. Инженеры читают лист жалоб и устраняют неполадки, после чего внизу листа пишут, какие меры были приняты, чтобы пилот мог об этом осведомиться перед следующим полетом. Ниже приведены несколько реально зарегистрированных жалоб от пилотов компании Qantas и соответствующих отчетов инженеров о принятых мерах. Стоит отметить, что Qantas - это единственная авиакомпания среди многих, у которой не случилось еще ни одной авиакатастрофы. (П - проблема, описанная пилотом) (Р - решение, принятое инженерами)

П: Основное внутреннее левое колесо почти требует замены.
Р: Основное внутреннее левое колесо почти заменено.

П: Пробный полет нормальный, за исключением слишком жесткой автоматической посадки.
Р: В данной модели не предусмотрена система автоматической посадки.

П: Что-то в кабине разболтано.
Р: Что-то в кабине подтянуто.

П: Автопилот в режиме поддержания высоты дает снижение 200 футов в минуту.
Р: Невозможно воспроизвести проблему на земле.

П: Я подозреваю, что в стекле образовалась трещина.
Р: Я подозреваю, что ты прав.

П: Показатели ДО слишком высокие.
Р: Показатели ДО установлены на более правдоподобный уровень.

П: Фрикционные колодки задевают ручки газа.
Р: Именно для этого они там и установлены.

П: Не работает радиолокационная система.
Р: Радиолокационная система никогда не работает в положении OFF.

П: Признаки износа в основном правом шасси.
Р: Признаки устранены.

П: Не хватает третьего двигателя.
Р: Третий двигатель найден под правым крылом после непродолжительных поисков.

П: Самолет странно ведет себя.
Р: Самолет предупрежден, что нужно быть послушным, лететь нормально и не шалить.

П: Ворчит радар.
Р: Радар перепрограммирован на другие звуки.

П: Мышь в кабине.
Р: В кабину запущена кошка.

П: Дохлые жуки на лобовом стекле.
Р: Мы уже заказали свежих.

П: В наушниках невероятные шумы!
Р: Шумы доведены до более вероятных.

П: Стук в кокпите, как будто человечек молоточком.
Р: Молоточек у человечка отняли.

П: Много мух в салоне.
Р: Мухи пересчитаны - количество соответствует.

П: Кокпит грязный - для свиней не годится!
Р: Кокпит вымыт-для свиней годится.

П: Hа приборной доске замечены три таракана.
Р: Один убит, один ранен,одному удалось уйти.

http://avvadonn.livejournal.com/75869.html#cutid1

03:40 

Шостакович о Сталине



Воспоминания Шостаковича. Эта книга создавалась в семидесятые годы совместно с Соломоном Волковым. Волков записывал слова Шостаковича на магнитофон, расшифровывал и давал Шостаковичу на подпись. Издать "Свидетельства" предполагалось по прошествии пятнадцати лет после смерти Шостаковича и только за границей.На русском языке книга не издана. В Сети часть материалов разместил Илья Блинов. Я подобрал к этому отрывку картины Налбандяна и другие иллюстрации. В этом фрагменте - о выборе Сталиным путинского гимна.

Сталин

Сталин очень придирчиво относился к своим изображениям. Есть замечательная восточная притча: некий хан велел привести к себе художника, чтоб сделал его портрет. Казалось бы, простое дело. Но загвоздка в том, что хан-то был хромой. И на один глаз - кривой. Художник таким его и изобразил. И немедленно был казнен. Хан: "Не надо мне понимаешь, клеветников". Привели второго художника. Он решил, что будет умным. И изобразил хана: "Орлиные очи и обе ножки одинаковые". Второго художника тоже немедленно казнили. Хан: "Не надо мне, понимаешь, лакировщиков". Самым мудрым, как и полагается в притче, оказался третий художник. Он изобразил хана на охоте. На картине хан стрелял по оленю из лука. Кривой глаз был прищурен. Хромая нога была поставлена на камень. Этот художник получил премию.


Дмитрий Налбандян. В Кремле, 24 мая 1945 года. 1947. X., м. 300x247

Я подозреваю, что притча была сочинена не на востоке, а поближе. Хан этот списан прямо со Сталина. Сталин расстрелял несколько художников. Их сначала вызывали в Кремль, чтобы увековечили вождя и учителя. И, как видно, не угодили они вождю. Сталин хотел быть высоким. Ручки чтоб одинаковые. Всех перехитрил художник Налбандян. На его портрете Сталин, сложив руки где-то в районе живота, идет прямо на зрителя. Ракурс взят снизу. При таком ракурсе даже лилипут покажется великаном. Налбандян последовал совету Маяковского: художник должен смотреть на модель, как утка на балкон. Вот с этой позиции утки Налбандян и написал портрет Сталина. Сталин остался очень доволен. Репродукции портрета висели во всех учреждениях. Даже в парикмахерских и в банях. А Налбандян на деньги, полученные за портрет, построил роскошную дачу под Москвой, огромную, с куполами. Ее один мой ученик остроумно назвал Спасом на Усах.


Д. Налбандян.Крымская конференция.1945


Встреча моя со Сталиным прошла при следующих обстоятельствах. Во время войны было решено, что "Интернационал" не годится быть советским гимном. Слова неподходящие. "Никто не даст нам избавления, ни Бог, ни царь и ни герой". Бог и царь уже был - Сталин. Так что слова получались какие-то ущербные идеологически. Сочинили новые слова: "нас вырастил Сталин". Он же был, как известно, великий садовод. И вообще "Интернационал"- сочинение иностранное, французское. У России - французский гимн? Своего гимна родить не можем? Ну, сляпали слова. Раздали их композиторам. Хочешь не хочешь, а надо в конкурсе участвовать. Иначе дело пришьют. Скажут, уклоняешься, стервец, от ответственного задания. Ну и конечно, для многих композиторов это был шанс отличиться, влезть в историю на карачках.

Ладно, написал я гимн. Начались бесконечные прослушивания. Сталин иногда на них появлялся. Отдал приказ, чтоб мы с Хачатуряном написали гимн совместно. Идея глупейшая. Мы с Хачатуряном разные. Стиль, манера работать, темперамент. Но пришлось подчиниться. Конечно же, никакой совместной работы не получилось. Не получилось из нас Ильфа и Петрова. Когда-то и я мог сочинять в любой обстановке. При любом шуме. Хоть на краешке стола. Лишь бы не толкали. Сейчас похуже.

И сейчас я еще, пожалуй, с меньшей охотой делаю заявления о своих творческих планах. Что, дескать, задумал на актуальный сюжет - про освоение целинных земель. Или балет о борьбе за мир. Или симфонию про космонавтов. Когда я был моложе, то делал иногда похожие на эти, крайне неосмотрительные заявления. И до сих пор у меня интересуются, когда я закончу оперу "Тихий Дон". А я такую оперу никогда не закончу. Потому что я ее никогда не начинал. Просто пришлось в трудный момент сказать нечто подобное. Это ведь у нас особый вид самозащиты. Говоришь, что задумал такое сочинение. Обязательно с каким-нибудь убойно звучащим заголовком. Это - чтоб тебя не побивали камнями. А сам пишешь какой-нибудь квартет. И получаешь от этого тихое удовольствие. А руководству сообщаешь, что сочиняешь оперу "Карл Маркс". Или "Молодая гвардия". Вот и простят тебе квартет. Оставят в покое. Под мощным прикрытием таких "планов" можно иногда прожить год-два спокойно. Мы с Хачатуряном объявлены были соавторами в приказном порядке. Если встречаешься с Хачатуряном, значит надо обязательно хорошо, вкусно поесть, разумеется, с удовольствием выпить. И поболтать о том, о сем. Поэтому, когда у меня есть время, от встреч с Хачатуряном не уклоняюсь.


Д.Налбандян

***

Приняли соломоново решение. Каждый пусть сочинит свой гимн отдельно. Потом мы сойдемся вместе. И посмотрим, у кого лучше. То, что лучше, войдет в общий гимн. Материал показывали друг другу, начиная с эскизов. Каждый сочинял свой эскиз дома. Потом собирались и смотрели, что у кого вышло. Опять расходились. Но уже каждый держал в голове вариант соавтора. В общем, дело довольно быстро пошло. Но Хачатурян - обидчивый. Его лучше не критиковать. Когда он сочинил для Ростроповича концерт-рапсодию, то Ростропович замечательно вышел из положения. Ему хотелось, чтоб Хачатурян кое-что исправил. Но как сказать? Обидится. И Ростропович избрал такой путь: он говорит - "Арам Ильич, Вы написали замечательное сочинение. Просто золотое сочинение. Но некоторые места получились серебряные. Надо их позолотить". В такой форме Хачатурян критику принимал. Но у меня-то нет такого поэтического дара, как у Ростроповича. Вообще-то говоря, Ростропович - настоящий русский человек: все знает, все умеет. О музыке я даже и не говорю. Но Ростропович и физическую работу любую может делать. И в технике разбирается. Я тоже кое-что умею. Я, например, до сих пор могу разжечь костер одной спичкой. Но все-таки, куда мне до Ростроповича. Я не обладаю его поэтическим и дипломатическим дарованием. Так что мне с Хачатуряном труднее было управляться. Запев был мой, припев Хачатуряна.


Встреча Э. Че Гевары с Арамом Хачатуряном. Декабрь 1960 года


В финале вышло пять гимнов: Александрова, Ионы Туския, Хачатуряна, мой и наш совместный.

Прослушивание было в Большом театре. Каждый человек исполнялся 3 раза. Без оркестра; оркестр без хора; хор вместе с оркестром. (Надо бы озвучить и под водой - не догадались.) Исполнение было, помнится, неплохое. Прямо-таки экспортное. Хор - Ансамбля песни и пляски Красной Армии. Оркестр - Большого Театра. Жаль, что гимн нельзя было станцевать. Тогда танцевал бы, наверно, балет Большого Театра. И хорошо станцевал бы, честное слово. Тем более что оркестровка была четкая, как на параде. Для балетного народа понятная.

Александров, который сам же своим хором и дирижировал, очень суетился. Просто сам не в себе был человек. Его кандидатом на должность государственного гимна была песня под названием "Гимн партии большевиков". Эту песню Сталин любил. Александров, захлебываясь от восторга и верноподданнической слюны, рассказал мне, как Сталин эту песню "выделил" среди других. Ансамбль песни и пляски Красной Армии под руководством Александрова первый раз спел ее на торжественном концерте. Дело было еще до войны. В антракте Александрова вызвали в сталинскую ложу. Вождь и учитель велел повторить песню после окончания концерта еще раз. Для него персонально. Тогда она называлась "Песней о партии". И Александров со своим ансамблем исполнил ее в ритме походного марша. Сталин велел, чтобы песню исполнили в более медленном темпе - как гимн. Прослушав же, обозвал "песенным линкором". И дал новое название - "Гимн партии большевиков". Так песня эта и именовалась отныне. Александрову очень хотелось, чтобы песню завтра же произвели в фельдмаршалы. То бишь, в государственный гимн.


Д.Шостакович исполняет свою музыку к кинофильму "Незабываемый 1919-год".
1951 год. Первый слева: А.Хачатурян

Прослушивание шло, композиторы волновались. Многие пришли с женами. Хачатурян привел свою жену, я тоже. Все осторожно поглядывали в сторону правительственной ложи. Старались это делать незаметно. Наконец, грохотание на сцене окончилось.

И тут нас с Хачатуряном повели в правительственную ложу, к Сталину. По дороге легонько, как бы невзначай, обыскали. У правительственной ложи был небольшой предбанник. Туда нас и ввели. В "предбаннике" стоял Сталин. Внешность его я уже описывал. Скажу честно, никакого страха я не испытал, когда Сталина увидал.

Волнение, конечно, было. Но страха не было. Страшно бывает, когда держишь в руках газету, а там написано, что ты - враг народа. И оправдаться ты не можешь. Никто не хочет тебя слушать. Некому сказать хотя бы слово в свою защиту. Ты оборачиваешься - в руках у всех людей та же самая газета. Все молча смотрят на тебя. А когда ты пытаешься что-то сказать - отворачиваются. Не слышат тебя. Вот это - действительно страшно. Такой сон мне часто снился. Тут самое страшное то, что все уже сказано. Все давно решено. А ты не знаешь, почему решено так, а не иначе. И поздно возражать. Бесполезно спорить. А тут, чего же бояться? Еще ничего не решено. И ты можешь что-то сказать.


Эволюция медведя в свинью

Так думал я, увидев жирненького человека. Он был такой низенький, что не позволял никому стоять рядом с собой. Рядом, например, с буревестником М.Горьким Сталин выглядел комично. Как Пат и Паташон выглядели они. Поэтому на снимках Сталин и Горький всегда сидят. И тут Сталин стоял отдельно. Все остальные высокие чины кучкой толпились поодаль. Кроме нас, композиторов, были тут и оба дирижера: Мелик-Пашаев, который руководил оркестром, и Александров, который руководил хором. Зачем нас позвали? До сих пор не могу понять. Вероятно, Сталину вдруг захотелось поговорить со мной. Но разговора не получилось.

Сначала Сталин изрек что-то многозначительное о том, каким должен быть государственный гимн. Общее место, типичный сталинский трюизм. Настолько это было неинтересно, что я даже не запомнил. Приближенные поддакивали, очень осторожно и тихо. Почему-то все тут говорили тихо. Обстановка напоминала какое-то священнодействие. Казалось, сейчас произойдет нечто чудесное. Например, Сталин родит. Ожидание чуда было написано на всех холуйских лицах. Но чуда не совершалось. Сталин если и рожал, то какие-то невнятные обрывки мыслей. Эту "беседу" поддерживать было нельзя. Можно было или поддакивать, или молчать. Я предпочитал молчать. В конце концов, теоретизировать по поводу искусства написания гимнов я не собирался. В теоретики искусства не лезу. Не Сталин.


Для счастья народа. Заседание Политбюро ЦК ВКП(б). Художник Д.Налбандян, 1949

И вдруг вяло текущий разговор принял опасное направление. Сталин решил показать, что он большой знаток в оркестровке. Очевидно, ему донесли, что Александров не сам оркестровал свою песню. Александров отдал ее профессиональному оркестровщику. Так сделали, кстати, многие из претендентов. Несколько десятков гимнов, из числа прозвучавших, были оркестрованы одной, весьма опытной рукой. В этом смысле мы с Хачатуряном оказались в блистательном меньшинстве. Ибо оркестровали сами. Сталин решил, что, предъявив претензии по части оркестровки Александрову, он сыграет беспроигрышно... Сталин стал допрашивать Александрова, почему тот так скверно оркестровал свою песню. Александров был смят, опрокинут, уничтожен. В мыслях он прощался с карьерой, а может быть и с чем-то большим.

В такие моменты человек раскрывается до конца. Александров сделал гнусный ход. Начал валить вину на оркестровщика. (У того в результате могла голова полететь.) Я увидел, что дело может кончиться плохо. Сталин заинтересовался оправданиями Александрова. Это был интерес волка к ягненку. Тут я не выдержал. Сказал, что оркестровщик - отличный профессионал. Разговор вышел из опасного русла.

Сталин спросил у меня, какой гимн понравился больше. Я назвал Туския. (Александров - активно не нравился.) Сталин лучшим считал мой с Хачатуряном. Но надо кое-что переделать, 5 часов. Разгневан...

Обрыв страницы.

Жалко, правда? На самом, что называется, интересном месте...

http://tapirr.livejournal.com/994855.html

La page

главная