Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:01 

Поэты не рождаются случайно,
Они летят на Землю с высоты,
Их жизнь окружена глубокой тайной,
Хотя они открыты и просты.

Глаза таких божественных посланцев
Всегда печальны и верны мечте,
И в хаосе проблем их души вечно светят тем
Мирам, что заблудились в темноте.

Они уходят, выполнив заданье,
Их отзывают высшие миры,
Неведомые нашему сознанью,
По правилам космической игры.

Они уходят, не допев куплета,
Когда в их честь оркестр играет туш -
Актёры, музыканты и поэты -
Целители уставших наших душ.

В лесах их песни птицы допевают,
В полях для них цветы венки совьют,
Они уходят вдаль, но никогда не умирают,
И в песнях, и в стихах своих живут.

А может быть, сегодня или завтра
Уйду и я таинственным гонцом
Туда, куда ушёл, ушёл от нас внезапно
Поэт и композитор Виктор Цой.

Игорь Тальков - Памяти Виктора Цоя

23:04 

29.11.2008 в 11:40
Пишет Nicoll:


Замок Нойшванштайн (нем. Schloß Neuschwanstein, буквально "Новый лебединый камень") расположен в Германии, близ городка Фуссен (нем. Füssen). Он был построен в 1869-1891 гг. королем Людвигом II, Баварским. Замок очень красив и представляет собой место паломничества туристов со всего мира и относится к разряду замков "must see". Это даже не столько замок в привычном понимании этого слова людей X-XIII веков - это дворец, "дворец мечты" его создателя, который ему так и не удалось увидеть в полном своем великолепии.

"Я стал королем слишком рано. Я еще многого не знал.
Я только начал учить законы.
Вдруг меня выдернули из-за моих книг и посадили на трон.
Что ж я все еще продолжаю учиться..."
Людвиг II, Баварский

Когда он взошел на трон, ему было 18 лет...
Еще его отец, король Максимилиан II, намеревался восстановить и реставрировать полуразрушенный старый замок Шванштайн (Лебединый Камень), родовое гнездо рыцарей Швангау, от которых и берет свое начало династия баварских королей Виттельсбахов. После смерти отца Людвиг решил снести руины старого замка и построить новый.
"Людвиг начинает строить вокруг себя свой выдуманный мир, в котором он сможет чувствовать себя настоящим королем. В том числе начинается строительство замка Нойшванштайн. Людвиг отдает строительству все силы. Чтобы укрыться от реальности он постепенно меняет свой режим и предпочитает спать днем, а бодрствовать ночью.
Первый камень в основание "Нового Хоэшвангау" (имя "Нойшванштайн" замок получит после смерти Людвига) заложен 5 сентября 1869 года. Увы, но строительство замка шло не так быстро, как того хотелось королю. Разместить в горах столь сложный образец архитектуры было достаточно сложно.Огромное количество художников, архитекторов и мастеровых трудилось над воплощением идей и грез Людвига. Нереальные сроки, которые он порой ставил, требовали работы и днем и ночью.

В ходе строительства король все более отдалялся от людей, поэтому план замка постоянно пересматривался. Например, была исключена комната для гостей и добавлен небольшой грот. Скромный зал для аудиенций превратился в Тронный зал."

Вам ничего поведение короля не напоминает? Как же он мне нравится, этот Людвиг...



И вскоре все закончилось так, как это, к сожалению, часто заканчивается. Строителя чудесных замков (он построил целых три замка, этот мечтатель) объявили невменяемым: светлой июньской ночью 1886 года его арестовали и отправили в летний дворец Берг, который располагался на берегу Штарнбергского озера. Вечером 13 июня лишенный короны Людвиг II вместе с врачом-психиатром Гудденом отправился на прогулку вдоль озера. К ночи они не вернулись, а отправившиеся на поиски слуги обнаружили тела обоих на мелководье у самого берега. Людвиг Баварский был прекрасным пловцом, и потому слухи о его смерти распространялись самые различные. Но похоронили «сказочного короля», не особенно выясняя причины его гибели.

21:40 

На одном из спектаклей "Евгения Онегина" пистолет почему-то не выстрелил. Но Онегин не растерялся и ударил Ленского ногой. Тот оказался сообразительным малым и с возгласом: "Какое коварство! Я понял все - сапог отравлен!" - упал и умер в конвульсиях.
______________________________________________________________________________________

Гастроли провинциального театра, последний спектакль, трезвых нет.
Шекспировская хроника, шестнадцать трупов на сцене. Финал. Один цезарь над телом другого. И там такой текст в переводе Щепкиной-Куперник:
"Я должен был увидеть твой закат иль дать тебе своим полюбоваться".
И артист говорит:
- Я должен был увидеть твой...
И он текст забыл, надо выкручиваться, по смыслу, а это стихи, проклятье - но он выкрутился! Как поэт!!
Он сказал:
- Я должен был увидеть твой... конец!
И задумчиво спросил:
- Иль дать тебе своим полюбоваться?..
И мертвые поползли со сцены.
______________________________________________________________________________________

Итак - имеется прославленный (и заслуженно) актер и имеется его завистник, который всяко его подсиживает, гадит и т.д., причем бездарен на удивление. Ну вот этот завистник всеми правдами и неправдами "выбил" себе роль Дон Гуана, столкав ненавистного соперника на роль Статуи Командора. Играет отвратно, и Статуя всатвляет отсебятину: "Как низко может падать человек!" Публика в восторге и освистывает Дон Гуана. Естественно, тот решил отомстить. Назавтра другая пьеса, где знаментость играет Наполеона, а завистник - эпизодическую роль генерала, который вручает Наполеону письмо, каковое тот потом читает вслух. Пьеса новая, роли еще едва разучены, так что Наполеон пиьсмо просто реально переписал и вложил текст в конверт. Завистник, будучи в курсе, что Наполеон письмо помнит плохо, вытащил текст из конверта и вложил пустой лист бумаги - дескать, вот не сможешь ты вспомнить текст, тут-то и обгадишься перед публикой. Итак - соответствующий момент спектакля, Наполеон вскрывает конверт, видит, что перед ним чистый лист, отлично понимает, кто ему устроил этакую жабу - и... небрежно вручает этот лист генералу со словами: "Прочтите, генерал, мне сами вслух!"
__________________________________________________________________________________

История. которую мне рассказал мой отец, в молодости сам актер, так что за достоверность ручаюсь.
Приезжает Папазян в провинциальный театр - играть Отелло. И выдают ему в качестве Дездемоны молоденькую дебютанточку. Она, естественно, волнуется. И вот подходит дело к сцене ее убиения. на сцене такая вся из себя целомудренная кровать под балдахином. И вот легла эта самая дебютантка за этим балдахином ногами не в ту сторону. Открывает Отеоло с одной стороны балдахин - а там ноги. Ну - что поделать, закрыл Отелло балдахин и этак призадумался тяжко. А Дездемона сообразила. что лежит не в том направлении, и... ага, перелегла. Открывает Отелло балдахин с другой стороны, а там... НОГИ!
После чего продолжать трагедию было, как вы понимаете, уже невозможно.
__________________________________________________________________________________

На сцене провинциального театра уездного города NN идет один из премьерных показов «Ромео и Джульетты». Актер, играющий Ромео, юн, старателен и до крайности взволнован. Спектакль идет своим чередом и благополучно близится к трагическому финалу. Ромео произносит последний монолог, в котором есть такие слова:

О чем, когда мы ехали верхами,
Дорогой говорил мой человек?
Не о предполагаемом ли браке
Джульетты и Париса? Или нет?

Актер же, мчась на всех парусах к завершению своей роли, торопливо выпаливает:

О чем, когда мы ехали верхами,
Дорогой говорил мой человек?
Не о предполагаемом ли браке
Ромео и Джульетты?..

В зале замешательство; Ромео, растерянно:

…или нет:
Ромео и Париса!

В зале легкое оживление; Ромео, испуганно:

ИЛИ НЕТ!!!
Джульетты и Париса!!!!

Аплодисменты, заглушающие несколько истеричных всхлипов в первых рядах.
__________________________________________________________________________________

Одно время в театрах было запрещено пользоваться стартовыми пистолетами. Категорически приписывалось пользоваться на сцене макетами оружия, а выстрелы подавать из-за кулис. В одном театре на краю каменоломни стоит связанный комсомолец, а фашист целится в него из пистолета. Помреж за кулисами замешкался. Выстрела нет и нет. Фашист ждал-ждал и в недоумении почесал себе висок дулом пистолета. В этот самый момент грянула хлопушка помрежа! "Фашист", будучи артистом реалистической школы, рухнул замертво. Тогда комсомолец, понимая что вся ответственность за финал легла на него, с криком "Живым не дамся!" бросается в штольню. Занавес.
__________________________________________________________________________________

В одном из небольших гоpодов театp пpоездом давал "Гpозy" Остpовского.
Как многие, наверно, помнят, там есть сцена самобpосания тела в pекy. Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. И обычно их с собой не возили, а искали на месте (в школах, споpтзалах). А здесь вышел облом: нет, не дают, никого нет и т. п. В одном месте им пpедложили батyт. Делать нечего, взяли, но в сyматохе (или намеpенно) забыли пpедyпpедить актpисy. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy... и вылетает обpатно. С кpиком... И так несколько pаз... Актеpы с тpyдом сдеpживаются (сцена тpагическая), зpители в тpансе... В этот момент один из стоящих на сцене с пpоизносит:
- Да... Hе пpинимает матyшка-Волга...
Актеpы, коpчась, падают, актpиса визжит, зpители сползают с кpесел...
_____________________________________________________________________________________

По спектаклю, Карандышев отговаривает текст: "Так не доставайся же ты никому" и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел обеспечивался в то время так: реквизитор за кулисами, на реплику, бьет молотком по специальной гильзе, гильза бухает - Лариса падает. Премьера, ля, ля тополя... "Так не доставайся же ты никому", наводит пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: "Так вот умри ж!"
перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: "Я убью тебя!", третья осечка.
Лариса стоит. Вдруг из зала крик: "Гранатой ее глуши!".
Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги. Режиссер час бегал по театру за реквизитором с криком: "Убью, сволочь!!!". На следующий день, вечером, опять "Бесприданница", с утра разбор вчерашнего полета: мат-перемат, все на реквизитора катят, тот оправдывается: "Но ведь не я гильзы делал, ну сыр ые в партии попались, но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь, там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой-никакой выстрел, монтировщик там доской врезал обо что-нибудь, осветитель лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это выстрел, и упала бы". Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев: "Так не доставайся же ты никому!", наводит пистолет, у реквизитора опять осечка.
Вдруг, с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты - молотками по железу, осветитель бьет лампочку. Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак не походит, и продолжает стоять. Из зала крик: "Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши!
_______________________________________________________________________________________

Игралась в театре некая героическая музыкальная драма - с любовью, смертями и прочей патетикой. И вот за несколько часов до спектакля обнаруживается, что местная прима объелась мороженого и заглавную партию петь никак не может. Голос сел. Как говорится, всерьез и надолго.
Режиссер - в панике: билетов, как на грех, раскупили много. И тут... в общем, совсем как в голливудском сюжете на тему "Так становятся звездами". Является к режиссеру одна молоденькая хористочка и заявляет, что она всю жизнь мечтала об этой роли, что она знает все арии, что она готова без единой репетиции все отпеть и отыграть, и т.д. , и т.п. Ну, режиссеру, в общем-то, деваться особо некуда. Он машет рукой и выпускает юное дарование на сцену. Но как только занавес поднялся и дарование открыло свой прелестный ротик, тут же обнаружилось, что голливудский сценарий в степях Украины ну никак не проходит. Поет юное создание прескверно, играет еще хуже. Режиссер за сценой мучается. Но не останавливать же спектак ль, раз начали! Доходит дело до второго акта.
Кульминация: героиня встречается со своим бывшим возлюбленным и в самый патетический момент призывает его: "Вбий мене!" (т.е. "убей меня!" - спектакль идет по-украински). И герой должен совершить свое черное дело. Ну, юное дарование на сцене, как положено, раскидывает руки и восклицает: "вбий мене!". Герой бросается на нее с бутафорским ножом и тут... Надо полагать, что лицо у артиста и вправду было
зверское - намучился с партнершей за спектакль! Но так или иначе, а юная хористочка испугалась всерьез. И в последний момент отскочила в сторону. А стало быть, и не дала себя заколоть - как по роли положено. Оба стоят. Что делать - никто не знает. В конце концов хористочка решает продолжить с той же точки.
Опять раскидывает руки и кричит: "вбий мене!". Герой - на нее. А она, с перепугу - опять в сторону! В общем, повторилась история и в третий раз.
Но тут уже герой изловчился, отловил-таки девицу и, как положено по роли, "убил". В это т момент за сценой должен был грянуть патетический хор. Но хор не грянул. Не грянул он потому, что все хористы и хористки стояли, согнувшись пополам, или катались по сцене (за задником) в
припадке неудержимого хохота. А хохотали они потому, что режиссер спектакля, стоя рядом с ними и видя, что творится на сцене, стал биться головой о ближайшую трубу и приговаривать: "Поймай ее, суку, и убей! Поймай ее, суку, и убей!
____________________________________________________________________________________

Абакан. Сей славный город, помимо того что является столицей автономной республики Хакассия, имеет два драматических театра - один, так сказать, городской, а второй - республиканский. Вот в нем и произошла эта невероятная, но совершенно правдивая история. Ставили бессмертное творение А. С. Пушкина "Евгений Онегин". В одной из последних сцен, Евгений (Е) прибывает на бал к своему старому другу (Д) и видит Татьяну (в малиновом берете). При этом звучит следующий диалог:

Е. - Кто там в малиновом берете с послом турецким говорит?

Д. - Так то жена моя.

Е. - Так ты женат?

Д. - Уже два года!


Ну, и далее по ходу пьесы.

Так вот. Во-первых, реквизиторы не нашли малинового берета и заменили его зеленым. А, во-вторых, артист, игравший мужа Татьяны, и актриса, игравшая Татьяну, были брат и сестра. Вот что из этого получилось.
Премьера. Зал битком набит местным бомондом и просто любителями театра.
Входит Евгений, подходит к другу и ищет глазами яркое малиновое пятно... его нет... находит глазами Татьяну... Далее диалог:

Е. - Кто там... в ЗЕЛЕНОВОМ берете?

Д.(которого перемыкает от данной реплики...) - Так то СЕСТРА моя!

Е.(который чувствует, что что-то не то происходит, но до конца еще не осознал...) - Так ты СЕСТРАТ?!

Д. - Уже два года!


Обычно такие вещи проскальзывают мимо внимания публики, но в этот раз зал грянул...

18:58 

18:54 

Йовин

Я иду меж стен и дворцовых башен,
Мимо перекрестков, веков и лиц,
Мимо площадей, городов и пашен,
Познавая мир на холсте страниц.

Должен ли герой победить злодея?
Должен ли финал увенчать пролог?
Должен ли сюжет оправдать идею,
Это я спрошу у последних строк.

По страницам книжным, все дальше, дальше...
Здесь любовь прекрасна, друзья верны,
Здесь душа и песня не знают фальши,
Здесь не ищут правды за полцены.

Правда ли сразит Ланселот дракона?
Правда ли подвески вернутся в срок?
Правда ли любовь выше всех законов? -
Это я спрошу у последних строк.

Долог путь в легенду - за лигой лига,
Что я здесь ищу, в лабиринте фраз?
Я читаю мир по слогам, как книгу.
Нынче это драма, а завтра фарс!

Ветряные мельницы бьют тревогу,
В лужи обращен ледяной чертог.
Рыцарь Галахад укатил в дорогу
Отыскать Грааль у последних строк.

А в ладонях бьется весна и плачет,
Разбивая сказку смятеньем крыл.
Должен ли апрель значить то, что значит?
Должен ли он мне то, что должен был?

Здравствуй, новый мир! Ты опять не прежний.
Где твои герои и кто пророк?
Что мы в этот раз наречем надеждой?
Это я спрошу у последних строк.

16:07 

А. Мичурин

Гилтониэль! О, Элберет!
В Ночи Ночей нетленный свет!
О ты, Благой Земли заря,
Услышь ушедших за моря!
О, Элберет! Из края Тьмы
К тебе взываем ныне мы,
Скитальцы сумрачных Земель,
Услышь нас, о Гилтониэль!

Ты в годы Ночи-без-Конца
Взрастила звезды в небесах,
И те огнями расцвели
Во тьме Покинутой Земли
Ты - словно горный снег, чиста,
Ты - юный ветер на устах,
Морей закатных звездный свет,
Владычица, о Элберет!

Здесь, в серой сумрачной тени,
Текут во мраке наши дни.
Изгнанникам исхода нет -
Услышь же нас, о Элберет!
И руки, что как звезд лучи,
Раскинь по небесам в ночи
Над этой сирою землей
И освети нам путь домой!

14:12 

Место, где свет, было так близко, что можно коснуться рукой...

01:25 

Иллет

Я родом из Ирландии
Святой земли Ирландии
Звал голос нежный и шальной,
Во имя всех святых со мной
Пойдём плясать в Ирландию.

Но лишь единственный из всех
В той разношерстной братии,
Седой угрюмый человек
В чудном заморском платье
К ней обернулся от окна:
Неблизок путь, сестра
Часы бегут, а ночь длинна
Промозгла и сыра.

Я родом из Ирландии
Святой земли Ирландии
Звал голос нежный и шальной,
Во имя всех святых со мной
Пойдём плясать в Ирландию.

Там косоруки скрипачи -
Он закричал отчаянно,
Там неучи все трубачи,
А трубы их распаяны,
Пускай колотят в барабан
С размаха струны рвут,
Какой поверит здесь болван,
Что лучше там чем тут!

Я родом из Ирландии,
Святой земли Ирландии
Часы бегут, чего мы ждём
Во имя всех святых пойдём
Пойдём плясать в Ирландию.

Я родом из Ирландии
Святой земли Ирландии,
Часы бегут,а ночь темна,
Меня давно ужЕ,сестра,
Не ждёт моя Ирландия.

Я родом из Ирландии,
Святой земли Ирландии,
Часы бегут ,чего мы ждём?
Во имя всех святых пойдём
Пойдём плясать в Ирландию
В Ирландию,В Ирландию,
Плясать и петь в Ирландию.

08:05 

Нельзя запихать незапихуемое

07:55 

:^)

Едет мужик в троллейбусе. Хмурый. И думает: "Вокруг одно быдло, начальник — кретин, жена — стерва".
За спиной ангел–хранитель с блокнотом и ручкой. Записывает: "Вокруг — быдло, начальник — кретин, жена — стерва". И в свою очередь думает: "Вроде было уже. И зачем ему это все время? Но раз заказывает — надо исполнять".

00:01 

Андрей Дементьев

Самое горькое на свете состояние - одиночество,
Самое длинное на свете расстояние то, что одолеть не хочется,
Самые злые на свете слова - "я тебя не люблю",
Самое страшное, если ложь права, а надежда равна нулю.
Самое трудное это ожидание конца любви,
Ты ушел, как улыбка с лица, а сердце считает шаги твои.
И все-таки я хочу самого страшного,
Самого неистового хочу.
Пусть мне будет беда вчерашняя
И счастье завтрашнее по плечу.
Я хочу и болей, и радостей.
Я хочу свою жизнь прожить
не в полсердца, не труся, не крадучись
Я взапой ее стану пить.
Я хочу ее полной мерою:
В руки, в сердце, в глаза и сны.
Всю - с надеждою и изменою,
Всю - от крика до тишины!

03:36 

Високосный год - Метро

Hаша с ней основная задача
Hезастуканными быть на месте
Явки, пароли, чужие дачи
И дома надо быть в десять
Она прячет улыбку и слезы
Она редко мне смотрит в глаза
Мы спешим разными дорогами
Hа один вокзал

В тайниках ледяного сердца
Спрятан очень большой секрет
Как одна короткая встреча
Затянулась на несколько лет
Среди сотни общих знакомых
И десятка фальшивых друзей
Она делает вид, что смеется
Я стараюсь не думать о ней

Мы могли бы служить в разведке
Мы могли бы играть в кино
Мы как птицы садимся на разные ветки
И засыпаем в метро

Это мы придумали Windows
Это мы объявили дефолт
Hам играют живые Beatles
И стареющий Эдриан Пол
Hаши матери в шлемах и латах
Бьются в кровь о железную старость
Hаши дети ругаются матом
Hас самих почти не осталось

А мы могли бы служить в разведке
Мы могли бы играть в кино
Мы как птицы садимся на разные ветки
И засыпаем в метро

От Алтуфьево до Пражской
Лишь на первый взгляд далеко
Мы везем московские тайны
По секретным веткам метро
Hе найдя подходящего слова
И не зная других аккордов
Мы теряем друг друга снова
В бесконечности переходов

А мы могли бы служить в разведке
Мы могли бы играть в кино
Мы как птицы садимся на разные ветки
Мы засыпаем в метро

18:55 

ДДТ - Осенняя

Небеса на коне
На осеннем параде
Месят тесто из тех, кто представлен к награде.
А по ящику врут о войне...
Я живу на весах
В это качество года
Моя песня, конечно, дождливого рода.
Моя песня не спета...
И не одета
Моя песня - ответ письмам Анны и Лизы.
Брызги ветра висят на промокших карнизах.
Собрала их губами весна...
И исчезла она...
Я с бедой на плечах доползу до дороги.
Умереть - ничего, если выпить немного.
Но мешает уйти от тебя
Наше Я.
Где опасности бред, там живые могилы.
Нас за верность и хлеб
Поднимают на вилы.
Этой осенью платим за свет...
Пляшем на виражах, повороты веками
И никому нет конца, даже тем, кто не с нами.
Наша песня с тобой в облаках...
И пока ничего, ничего не случилось
Я вчера еще помнил,
Что жизнь мне приснилась
Этой осенью стала она...
И если вокруг одно лихо,
и если кругом слишком тонко -
люби всех нас, Господи, тихо,
люби всех нас, Господи, громко.
Иногда наша жизнь зарастает цветами.
Это значит, мой друг, он прошел между нами, но увидеть его нелегко...
И если вокруг одно лихо,
и привычное нам слишком тонко -
люби всех нас, Господи, тихо,
люби всех нас, Господи, громко.
Люби всех нас, Господи, тихо,
люби всех нас, Господи...

05:27 

ВЕЧНОСТЬ

Когда последняя беда
Опустит свой топор,
Я упаду, как никогда
Не падал до сих пор.

Не так, как листья в листопад
Иль ко дну корабли, -
Я буду падать, падать, пад(ать)...
И не коснусь земли.

Я врежусь в купол голубой,
В небесные пары,
Я буду прошибать собой
Нездешние миры.

Сквозь звезды, через темноту,
Через хвосты комет
Я буду падать в высоту
Сто миллионов лет.

(1971)
Вадим Шефнер

05:25 

ВОИН

Заплакала и встала у порога,
А воин, сев на черного коня,
Промолвил тихо: "Далека дорога,
Но я вернусь. Не забывай меня."

Минуя поражения и беды,
Тропой войны судьба его вела,
И шла война, и в день большой победы
Его пронзила острая стрела.

Средь боевых друзей - их вождь недавний -
Он умирал, не веруя в беду,-
И кто-то выбил на могильном камне
Слова, произнесенные в бреду.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Чертополохом поросла могила,
Забыты прежних воинов дела,
И девушка сперва о нем забыла,
Потом состарилась и умерла.

Но, в сером камне выбитые, строго
На склоне ослепительного дня
Горят слова: "Пусть далека дорога,
Но я вернусь. Не забывай меня."

(1939)

Вадим Шефнер. Годы и миги.
Москва: Современник, 1983.

05:16 

Тэм

Когда синий вечер в окошко стучит,
Белые свечи зажжем.
Пусть ярко огонь в камине горит,
Мы снова вернулись в наш дом.
Пусть ветер бессильно свистит за стеной,
Мы кубки наполним вином,
Забыв про дорогу, про сумрак ночной,
Мы выпьем за наш старый дом.

Забудем дорогу длиною в года,
Тяжелые лиги пути.
Мы все это время стремились сюда
Сквозь беды и время дойти,
И вот мы до этих дверей добрели,
Как прежде, в окне горит свет.
В открытые двери неспешно вошли,
В тот дом, где беде места нет.

Мы снимем плащи и привяжем коней,
Забудем про холод и зло,
Пусть наша усталость сгорает в огне,
Ведь нам наконец повезло.
Сегодня мы снова вернулись в наш дом,
Пройдя через мрак и дожди;
Мы выпьем за это и снова нальем,
Ведь целая ночь впереди.

И песни польется знакомый мотив,
И струн перебор серебром -
О звездах и море, о вечном пути,
Который ведет в этот дом.
По небу ночному бегут облака,
И ветер свистит ледяной;
Пусть время пройдет, мы уйдем, а пока,
Пока мы вернулись домой.

04:36 

Машина времени - место где свет

Этот город застрял во вранье, как "Челюскин" во льдах -
Погрузившийся в ад и частично восставший из ада.
Наше общее детство прошло на одних букварях,
От того никому ничего объяснять и не надо.
Отчего ж мы кричим невпопад и молчим не про то,
И все считаем чужое, и ходим, как пони, по кругу?
Вы не поняли, сэр, - я отнюдь не прошусь к вам за стол,
Мне вот только казалось - нам есть что поведать друг другу.

Место, где свет
Было так близко, что можно коснуться рукой,
Но кто я такой,
Чтоб оборвать хрустальную нить -
Не сохранить, прошло столько лет,
И нас больше нет в месте, где свет...

Этот город застрял в межсезонье, как рыба в сети -
Стрелки все по нулям, и не больше не меньше,
Мы почти научились смеяться, но как ни верти -
Что-то стало с глазами когда-то загадочных женщин.
Хочешь, я расскажу тебе сказку про злую метель,
Про тропический зной, про полярную вьюгу?
Вы не поняли, мисс, - я совсем не прошусь к вам в постель,
Мне вот только казалось - нам есть, что поведать друг другу.

Место, где свет
Было так близко, что можно коснуться рукой,
Но кто я такой,
Чтоб оборвать хрустальную нить -
Не сохранить, прошло столько лет,
И нас больше нет в месте, где свет...

Мне никто не указ, да и сам я себе не указ -
Доверяю лишь левой руке, маршруты рисуя.
Ну а тот, кто - указ, он не больно-то помнит о нас,
Да и мы поминаем его в беде или всуе.
Что казалось бы проще - вот Бог, вот порог,
Что же снова ты смотришь в пустынное небо с испугом?
Вы не поняли, Лорд, - я отнюдь не прошусь к вам в чертог,
Мне лишь только казалось - нам есть, что поведать друг другу.

18:35 

Человек смеётся звонким пронзительным смехом.
"...Ты свободен..."
Разряд тока и тело дёргается в конвульсиях, прикованное к электрическому стулу.

23:25 

В барском селе охи, беготня- дочка ногу повредила. Съездили за доктором в город- а нет того. А нога-то болит....
Посылают за ветеринаром: так и так, помоги, в долгу не останемся.
-Но я-то не по барышням!
-Да что там, нога она и есть нога
Сажают девушку на стул, задирают юбки.. Врач начинает ногу прощупывать, делает барышне больно. Та:
-ААААААа
-Тпру, б*я!!

старый такой анекдот:
Два ветеpенаpа опеpиpyют слона. Hаложив последний шов, один из них
оглядывается вокpyг:
- Кажется, на этот pаз мы не оставили в внyтpи никаких инстpyментов? Кстати,
а где шатается эта медсестpа?

Проходит к концу чемпионат сельхоз вуза по популярному виду спорта - Литерболу выходит судья и начинает объявлять третье место занимает
предстовитель агрономического факультета, трибуны - УРА! Вдруг, голос, а где ветфак? Судья продолжает второе место занимает наш будующий инженер-механник, зрители УРА!!! Опять голос, не а де ветфак? Судья: и наконец первое место, занимает представитель зооинженерного факльтета, трубуны ликуют УРА!!! УРА!!! УРА!!!
Этот голос наконец вырывается на сцену и орёт: не я не понял а де ветфак?
Судья: я повторяю соревнования любительские, прфесионалы не допускаются!

Заходит пьяный студент на экзамен и так шатаясь спрашивает у лектора:
-Извините, вы не откажетесь принять экзамен у не совсем трезвого студента?
-Профессор, поморщась, говорит, не так и быть давайте.
Студент поворачивается к двери и орет:
-Пацаны, нормально, заносите его.

Самое эффективное лечение любой патологии у сельскохозяйственных животных -это ампутация хвоста по первый шейный позвонок.

Кот Рыжик в полном смятении метался по сугробам, отмораживая свою любвеобильность, и кричал: - Ну и где бля? Где,вашу мать, я спрашиваю, весна? Ну что за ебаная страна, а? Где девчонки, подснежники, шебетанье птиц? Хоть ебучих воробьев чириканье, хоть ворон драных карканье, где?! Сплошной пиздешь!!!! А люди слушали кошачий крик,улыбались и думали: - Ишь как орет. Весну чует. Котов не проведешь!

15:53 

В. С. Шефнер
"Ветеринар"

Ветеринар - ланцета пролетарий,
Гонитель незначительных смертей,
Последний друг четвероногих тварей
В век нечетвероногих скоростей.

Его портретов не видать в газете,
И слава не гостит в его дому,
Но звери, беззащитные как дети,
Доверчиво вверяются ему.

Для них он добротой своей могучей
Превыше всех хозяев вознесён:
Те их ласкают, учат или мучат -
Но лечит и спасает только он.

Он знает: всё подчинено природе,
И в ею запланированный срок
Болезнь и старость не спросившись входят
В собачью будку и в людской чертог.

Пусть мы мудры, удачливы, двуноги,
Истории земной поводыри, -
Для младших братьев всё же мы не боги,
А просто самозваные цари

La page

главная