Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:06 

Рукопись, найденная в сети :-)))

kurufin_the_crafty
"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
[more]
DIE ZAUBERFLÖTE

Музыка – В. А. Моцарт
Либретто – Эмануэль Шиканедер
Синопсис - Charlie’s Anomaly
Русский перевод - kurufin_the_crafty (при любезном содействии ellssa)

***

Disclaimer: Я люблю «Волшебную флейту» и люблю Моцарта. Этот маленький синопсис – просто безобидная шутка. Это чудесная опера. Музыка здесь великолепная, вот только либретто малость подкачало.

Disclaimer-2 (от переводчика): Переводчик выражает свою полную солидарность с изложенной выше позицией автора. Переводчик уведомляет читателя, что обнаружил в Сети этот текст абсолютно случайно (здесь и здесь) и не смог отказать себе в удовольствии перепереть его на язык родных осин (с). Переводчик не гарантирует, что ему удалось полностью передать все стилистическое своеобразие оригинала, но клянется, что для этого были приложены все усилия.

***

ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА


Оркестр играет офигенно красивую увертюру в ми-бемоль мажоре. Сначала идет очень симпатичная партия духовых, во время которой опоздавшие зрители успевают занять свои места до того, как начнется знаменитое фугированное аллегро - искрометное, легко запоминающееся и приводящее всех в восторг. На следующей неделе вы непременно будете напевать его в школе на переменках. Поднимается занавес. Все остальное происходит за ним.

*****************************************
АКТ I


Действие происходит то ли в лесу, то ли в пустыне, то ли где-то еще. На сцену выбегает Тамино, за ним гонится гигантская змея. Что за фигня, спрашивается?

ТАМИНО: О МАЙ ГАД! А-А-А-А-А-А-А!!!!!!
(Падает в обморок).

ГИГАНТСКАЯ ЗМЕЯ: Иди сюда, сладенький мой!

Сразу возникает проблема: спектакль только начался, а единственный персонаж на сцене уже валяется в обмороке. Дилемма, однако… Но не волнуйтесь! Не успеваем мы соскучиться, как из ниоткуда появляются три дамы весьма странного вида.

ТРИ ДАМЫ: Ба-бах!

После выстрела из пальца и нескольких трезвучий ужасная, кошмарная и жутко опасная змея издыхает – что очень мило с ее стороны, поскольку это дает сюжету возможность развиваться дальше. Три сестрички немедленно влюбляются в Тамино – единственного мужчину на сцене и официального обладателя титула «Самый женоподобный принц в мире».

ТРИ ДАМЫ: О МАЙ ГАД! (пищат от восторга).

Дальше они начинают расписывать невероятную храбрость и мужество человечка, который только что упал в обморок. Наконец, дамы уносятся, чтобы рассказать своей Снежной Королеве, что к ним явилась Гердочка.

Тамино очухивается от своего мужественного обморока. Действие потеряло всякие признаки правдоподобия еще с момента появления гигантской змеи, а тут, вдобавок, является Папагено, сумасшедший прапрадедушка Вуди Вудпекера, распевая собственную автобиографию.

ПАПАГЕНО: Я птицелов! Я хочу завести себе подружку!

Бдительный Тамино замечает, что на сцене поет кто-то еще. А ведь он – звезда этого спектакля, так его растак! И нефиг не какому-то там комическому баритону портить ему всю малину.

ТАМИНО: Блин, ты кто тут такой?

ПАПАГЕНО: Я самый любимый персонаж в этой опере. Потому что я – комик. А ты кто?

ТАМИНО: А я – герой-любовник. Благородный принц и ОФИГИТЕЛЬНЫЙ красавец. Так что можешь не выпендриваться со своими хитовыми баритонными ариями – я здесь ведущий тенор.

ПАПАГЕНО: А я зато весь разноцветный и в перьях!

ТАМИНО: А я зато могу взять верхний ля-бемоль!

ПАПАГЕНО: А у меня зато есть птички!

ТАМИНО: А моя фамилия зато стоит в программке первой!

ПАПАГЕНО: А я зато не падаю в обморок после первых же сорока тактов! ВОТ ТЕБЕ!

Молодец, Птицмен! Далее продолжается обсуждение биографии Папагено. Если вы здесь чего-то не поняли, не волнуйтесь. Единственная важная фраза в этом фрагменте – это «Звездносияющая Королева».

ТАМИНО: Гм-м-м…Звездносияющая Королева, говоришь? Интересно, а это, случайно, не Королева Ночи?

ПАПАГЕНО: Э-э-э-э-э?

ТАМИНО: В списке действующих лиц я видел только одну королеву, так что это точно она. А ты один из ее холуев, так ведь?

ПАПАГЕНО: Э-э-э-э-э?

ТАМИНО: Так, значит, это ты убил эту ужасную змею, которая чуть не съела любимого и дорогого меня?

ПАПАГЕНО: Ну дык!

ТАМИНО: Какой скромный Птицмен! А как ты сумел убить ее без оружия?

ПАПАГЕНО: Э-э-э-э-э-э?

ТАМИНО: О, ты, наверное, задушил ее голыми руками! Невероятно!

ПАПАГЕНО: Ну дык!

ТРИ ДАМЫ (за сценой): Папагено, сейчас мы надерем тебе задницу!

ПАПАГЕНО: Вот блин!

Появляются три Розовых Рейнджерши, с облегчением замечают, что их красавчик-принц очнулся и его прическа не пострадала, и начинают приставать к комическому баритону.

ПЕРВАЯ РЕЙНДЖЕРША: Папагено! Ты врешь! Это мы убили змею!

ВТОРАЯ РЕЙНДЖЕРША: И сейчас мы заткнем тебе рот.

На зависть всем учителям средней школы, они вешают Папагено на рот золотой замок. Мне лично страшно интересно: как это у них получилось? У Папагено что, были дырки в челюстях, раз замок смог защелкнуться? Или дамы ему их специально проткнули? Или просто замок был волшебный? Гм-м-м… Так или иначе, Папагено приходится еще долго шляться с дурацким видом, что-то бубня сквозь замок, потому что – вы помните! – он комик.

ДАМА: Эй, принц Красотка! Вот тебе портрет дочери королевы. Увидимся попозже!

Дамы уходят; Тамино, как идиот, таращится на портрет абсолютно незнакомой женщины.

ТАМИНО: О МАЙ ГАД! Я ВЛЮБЛЕ-Е-Е-Е-Е-Е-ЕН!!!!!!!!

На дальнейшее развитие этой темы уходит еще несколько страниц партитуры и пара-тройка верхних ля-бемолей (Папагено на заднем плане подыхает от скуки). Наконец, ария о юной зарождающейся любви заканчивается, и Тамино собирается пойти повыпендриваться куда-нибудь еще, но тут возвращаются дамы.

ДАМЫ: Тебе нравится?

ТАМИНО: Она прелестна! Я люблю ее! Она – половина моей души отныне и навеки! А как ее зовут?

ДАМА: Памина. У вас имена рифмуются, так что мы уже составили брачный контракт.

Тут сестры Эндрюс любезно объясняют: Памину, дочь Королевы Ночи, похитил злобный и ужасный король Зарастро.

ТАМИНО: Э-э-э… Я тут подумал: а ведь быть холостяком тоже неплохо…

ПЕРВАЯ СЕСТРА ЭНДРЮС: Все нормально, она не шлюха.

ТАМИНО: Он с ней не спал?

ПЕРВАЯ СЕСТРА: Нет!

ТАМИНО: Тогда зачем он ее похищал?

ПЕРВАЯ СЕСТРА: Она умеет вышивать крестиком.

ТАМИНО: Ну ладно. Извините, а то я прямо разволновался. Раз она не шлюха, то я в деле. Так где живет этот плохой парень?

ВТОРАЯ СЕСТРА: Да тут, недалеко.

ТАМИНО: Мое мужественное сердце пылает от любви и страсти! Без страха покараю я злобного тирана! (Аккорд). ОЙ, МАМОЧКИ, МЫШЬ!!!!!!!!! (Визжит).

ПЕРВАЯ СЕСТРА: Это Королева! Ура!

На си-бемоль-мажорном аккорде, с грохотом и запахом серы появляется Королева Вейдер. Настроена она серьезно. Далее следуют несколько колоратурных пассажей в районе фа третьей октавы, фиоритуры в стиле «а-а-а-а-а-а» и еще несколько нот на ультразвуке, которые может услышать только собака. ВО ДАЕТ!

КОРОЛЕВА ВЕЙДЕР: ВЕРНИ МНЕ МОЮ ДОЧЬ!!!
(Это и есть основное содержание арии).

Королева и три дамы исчезают прежде, чем Тамино успевает сказать: «Да не волнуйтесь вы так».

Тамино стоит с офигевшим видом.

ТАМИНО: Блин, это что сейчас было? Фа третьей октавы?

Он собирается уходить, но тут в него вцепляется комический баритон.

ПАПАГЕНО: М-м-м-м-м-м-м-м-м!

ТАМИНО: Ничем не могу помочь, придурок.

ПАПАГЕНО: М-м-м-м-м-м-м-м-м!

ТАМИНО: Не смей так говорить о моей мамочке! (грозит пальцем).

Возвращаются три наших «Spice Girls». Это уже в который раз - в сотый? Неужели нельзя было или уж остаться на сцене, или уйти с концами? Какой смысл исчезать на тридцать секунд? Получается, мы все тут можем спокойно высиживать все арии подряд, а они нет? Дамы снимают золотой замок, и Папагено клянется говорить отныне правду, только правду и ничего кроме правды. Ага, как же! Если вы в это верите, так у меня в Аризоне есть кое-какая недвижимость с видом на море – могу продать вам задешево.

Дальше начинается очень милый квинтет о том, как прекрасна истина: если бы можно было навесить замок на все лживые уста, то человечество обитало бы в мире гармонии, света, любви, красоты и истины, где дети всех народов будут водить хороводы на вершине холма, сливаясь в экстазе со зверюшками и цветочками, что должно символизировать, как прекрасно разнообразие.

Ладно, на этом месте я затыкаюсь, потому что спайс-дамы решили перейти к делу. В общем, Тамино предстоит крайне опасный суперквест. И ему надо помочь!

СКЭРИ-СПАЙС: Вот тебе волшебная флейта в помощь.

ТАМИНО: А что это за штука?

СКЭРИ-СПАЙС: Флейта. Волшебная.

ТАМИНО: И нафига она мне?

ДЖИНДЖЕР-СПАЙС: Заткнись и бери, что дают.

ТАМИНО: А я смогу ей сражаться?

МЕЦЦО-СПАЙС: Нет, придурок! Ты просто будешь играть на этой хреновине!

ТАМИНО: Ладно, масштаб идиотизма я уже оценил, но можно, я возьму что-нибудь более подходящее для мужчины? Меч, например, или что-то типа того?

Но поскольку опера называется «Волшебная флейта» и в ней всего один тенор, Принцессочке Тамино все-таки всучивают эту миленькую маленькую флейточку. Папагено получает колокольчики и тихо радуется, что ему достался ударный инструмент, который все-таки выглядит не настолько по-бабски.

СПАЙС-ГЕРЛЫ: Итого: девчачья дудка, блестящая погремушка и пинок под зад комическому баритону. Все готово, принц моей мечты!

ТАМИНО: Погодите! А где мой экскурсовод в красной футболке?

СПАЙС-ГЕРЛЫ: Тут сейчас будут пролетать три мелких пацана – они вас подбросят, куда надо. И, может, заодно ткнут вас носом во что-нибудь особо очевидное, до чего вы, кретины, сами в жизни не додумаетесь.

ТАМИНО: Э-э-э… А может, лучше пусть это будут три гладиатора? Или три ротвейлера? Или хотя бы парочка зеленых беретов?

СПАЙС-ГЕРЛЫ: Пока!

***Следующая сцена***


Действие происходит где-то еще. Кучка рабов обсуждает побег Памины.

ПЕРВЫЙ РАБ:
Она сбежала от того типа, который должен был ее стеречь! Так что теперь у него ПРОБЛЕМЫ!

ВТОРОЙ РАБ: Она что, решила спастись сама, без посторонней помощи?

ПЕРВЫЙ РАБ: Дурацкая идея, правда? Но это будет в последний раз. Ладно, все равно мы все тут не перевариваем Моностатоса, так что можно радоваться: теперь этому нацмену достанется по полной программе.

РАБЫ: Й-й-йес!!!!

МОНОСТАТОС (за сценой): Попалась! Рабы, принесите мне цепи и микрофон! Я буду петь!

РАБ: Черт, этого не может быть. Она не продержалась и пяти минут. Безмозглая принцесса.

Рабы удаляются. Входит Моностатос. Он негр, что автоматически делает его комическим негодяем, потому что так было принято в 1791 году – это были времена, когда мы еще не обязаны были давать им британское гражданство. Моностатос связывает пойманную Памину. Памина находится в состоянии полного офигения, но это целиком и полностью ее вина – надо было бегать быстрее и вообще не хлопать ушами.

МОНОСТАТОС:
Ладно, рабы, наденьте на нее кандалы и убирайтесь отсюда! (Рабы так и делают). А теперь я буду долго и нудно возиться этими кандалами, так что если сюда кто-нибудь случайно забредет, я его ни в коем случае не замечу!

Забредает Папагено. Вид у него самый дурацкий.

ПАПАГЕНО: Эй, на чем мы остановились? Я опять запутался в сюжете. О, привет, красотка!

Моностатос наконец-то перестает считать зазубрины на кандалах, или вылизывать пол, или что он там еще делал все это время, и замечает Папагено. Вот она – встреча двух фриков! Вуди Вудпекер против Эдди Мерфи!

МОНОСТАТОС: Ой, мама!

ПАПАГЕНО: Ой, мама!

МОНОСТАТОС: Ну и чудище!

ПАПАГЕНО: Ты черный!

МОНОСТАТОС: Изыди!

ПАПАГЕНО: Да ты же черный!

МОНОСТАТОС: Только не трогай меня, только не трогай!

ПАПАГЕНО: Как ты можешь быть таким черным?

МОНОСТАТОС: Да это же сам черт!

ПАПАГЕНО:
Да ты же в самом деле черный!

МОНОСТАТОС: ДЬЯВОЛ!

ПАПАГЕНО: НЕГР!!!!

На этом месте оба храбро разбегаются. Памина выходит из непродолжительной комы под названием «если-мне-здесь-нечего-петь-я-пожалуй-ненадолго-отключусь» и оглядывается по сторонам.

ПАМИНА: Я еще жива?

Так и подмывает ответить: «Нет!», правда? Что за дурацкий вопрос, ей-богу!

Поскольку дальнейших остроумных реплик Памины зритель может и не пережить, Папагено приходит нам на выручку и возвращается на сцену.

ПАПАГЕНО: Привет, детка! Меня зовут Доктор Любовь. Для друзей – Папагено.

ПАМИНА: Привет! А я – Памина!

ПАПАГЕНО: Я поставляю птиц ко двору твоей мамаши. У меня есть твой портрет. Кстати, тут тебя пришел спасать один крайне женоподобный принц по имени Тамино.

ПАМИНА: ??????

ПАПАГЕНО: Ля-ля-ля-ля, любовь до гроба!

ПАМИНА: О май гад!!! Бойфренд!!! ВАУ!!!

ПАПАГЕНО: А вот у меня до сих пор нет девушки.

ПАМИНА: Бедный комический баритон! Ничего, может, ты еще найдешь себе кого-нибудь такого же придурочного!

Далее следует дуэт на тему «Как это классно – быть женатым/замужем». К действию он не имеет никакого отношения, поэтому, опять же, если вы его пропустили, то можете не расстраиваться.

***Следующая сцена***


Действие происходит в каком-то таинственном месте, необходимом для оживления сюжета. Появляется Тамино в сопровождении трех отроков, которые любезно объясняют публике, что они доставили принца в конечный пункт путешествия. Тамино спрашивает отроков, все ли у него получится (ага, как же!), отроки ответствуют, что говорить на эту тему им запрещено… но, в общем и целом, да. И уходят.

ТАМИНО: Что-то я запутался, пока мы добирались. Где это я, собственно?

ГОЛОС: Проваливай!

ТАМИНО: Непонялшозафигня?

ГОЛОС: Кроме шуток, пошел вон!

ТАМИНО: Чего?

ГОЛОС: Я, бл…, серьезно! ПОШЕЛ НАХРЕН ОТСЮДОВА!

ТАМИНО: Но я не хочу уходить!

Тарабанит в дверь, чтобы узнать дорогу и попроситься в туалет, ему открывает жрец и объясняет, что это – Супер-Пупер-Священная Страна, где правит – опаньки! – Зарастро. Тут Принцессочка Тамино весь из себя преисполняется отваги и собирается делать отсюда ноги, но жрец любезно растолковывает ему: мол, чувак, ты неправ!

ТАМИНО: Но он же украл мою девушку – которую я ни разу в жизни не видел!

ЖРЕЦ: Это все фигня. Бабы – дуры. Не верь им.

ГОЛОСА ИЗ АСТРАЛА: Все окей, Памина жива. Пока еще.

ТАМИНО: О, класс, спасибо!

В состоянии полнейшего душевного раздрызга Тамино решает, что теперь самое время поиграть на флейте (думаю, вы об этом того же мнения, что и я!). Тут появляются дикие звери и съедают его (тем самым оставив оперу без тенора), и после радостного хора «ВАУ!», нескольких сальто, чечетки а-ля «Ривердэнс» и праздничного фейерверка опера заканчивается.

Ну, ладно, ладно, шучу. Звери офигевают – флейта рулит. Тамино сильно расстраивается, что его девушка не слышит эти нежные трели. Тут до него доносится звон колокольчиков Папагено, и Тамино решает пойти его поискать.

***Следующая сцена***


Где-то в лесах Гондора крадутся Папагено и Памина. Почему крадутся – понятия не имею. Но именно что крадутся. Заслышав звуки бабского инструмента своего женоподобного бойфренда, Памина оживляется. Но ничего из этого не выйдет, потому что тут появляется Моностатос. И вы понимаете, что это значит? Памина… в беде! В очередной раз! Вау!

МОНОСТАТОС: Попались!

ПАМИНА: Вот так фигня!

ПАПАГЕНО: Спокойно! Я нас спасу! (вытаскивает волшебные колокольчики).

МОНОСТАТОС: О-о-о-о!!! Круто!!!! (утанцовывает прочь со сцены).

ПАПАГЕНО: Блин, как все просто.

(Примечание: в 1791 году чернокожих персонажей еще можно было выводить полными придурками).

ПАМИНА: Ха-ха-ха! Вот идиоты!

ХОР: Ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду-у-у-у-у!!!!!!

ПАМИНА: О май гад! Зарастро!

Появляется суперпуперкороль Зарастро – весь увешанный блестящими цацками и на размалеванной колеснице. На этот раз, вместо того чтобы традиционно удариться в бега, Памина сдается и начинает признаваться в своих «преступлениях».

ПАМИНА: А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!

ЗАРАСТРО: Детка, тебе нужен мужик.

Моностатос притаскивает Тамино. Моностатос, ты что? Было же сказано – «мужик»!

ТАМИНО: О МАЙ ГАД!

ПАМИНА: О МАЙ ГАД!

ТАМИНО: О лучезарно-небесное воплощение красоты!

ПАМИНА: Ой, а ты и вправду похож на девчонку! (Бросаются друг другу в объятья).

МОНОСТАТОС: Ладно, хватит обниматься. Зарастро, где моя премия?

ЗАРАСТРО: Сто ударов по пяткам тебе, подлиза!

МОНОСТАТОС: Блиншозафигня???

ЗАРАСТРО: Ты же негр. В 1791 году так было положено.

МОНОСТАТОС: П…сы!

Моностатоса уводят.

ЗАРАСТРО: Добро пожаловать в сказку, детки!

ХОР: Справедливость, любовь, счастье, золотой век, мазл тов.

Занавес опускается. Антракт. Можно прерваться и сбегать в туалет, потом начнем с того места, где остановились.

*****************************************
АКТ II


Процессия! Люблю процессии! Мы в Священном Месте, где кругом понатыканы священные деревья и священные колонны, позаимствованные из священного лего-конструктора. Входит Зарастро и несколько его посвященных корешей. Они обсуждают Принцессочку Тамми.

ЗАРАСТРО: …так что, думаю, мы можем показать ему наше корпоративное рукопожатие.

ПОСВЯЩЕННЫЙ КОРЕШ: Но это же страшная тайна!

ЖРЕЦ: Доблестен ли он?

ЗАРАСТРО: Откуда я знаю? Я его в первый раз в жизни увидел в прошлом акте.

ДРУГОЙ ЖРЕЦ: Сможет ли он хранить молчание?

ЗАРАСТРО: Сложно сказать. Он же тенор.

ЕЩЕ ОДИН ЖРЕЦ: Преисполнен ли он доброй воли?

ЗАРАСТРО: Ду-у-умаю, чт-о-о... (тут духовые ни с того ни с сего разражаются несколькими си-бемоль-мажорными аккордами, и, поскольку это мажор, надо понимать, ответ подразумевается положительный). Спасибо, ребята. Этот Тамино - просто кукла. А девчонка у него симпатичная.

ЕЩЕ КАКОЙ-ТО ТИП: Эй, а вы уверены, что у Принцессочки Тамино хватит на все это силенок? Я, конечно, понимаю, что парень умеет петь, но он явно не Индиана Джонс. Он же рухнул в обморок через сорок секунд после окончания увертюры, помните?

ЗАРАСТРО: Но он же Мужественный Герой!.. Ладно, ладно, я и сам в это не верю.

ТОТ ЖЕ САМЫЙ ТИП: А если он опять свалится в обморок? Или помрет? Или испортит себе прическу?

ЗАРАСТРО: Ну, тогда опера будет короче. Ладно, ведите его сюда, надо кое о чем потрепаться.

(Кстати, этот самый тип, видимо, очень важен; мы с ним еще встретимся, хотя на самом деле он не жрец. Как его зовут – неизвестно. На самом деле, мы не уверены, что его вообще хоть как-то зовут. Мы будем называть его Оратором, потому что он постоянно ораторствует).

В общем, Оратор уходит, и начинается Самая Медленная Ария В Мире. Прекрасная и мелодичная, и, блин, как Зарастро ее поет! К концу каждой фразы воздух в зале потихоньку сгущается - поняли теперь, как надо брать нижнее "фа"? Таким образом, всем становится окончательно ясно, кто в этой опере самый мужественный персонаж.

После Арии Басового Совершенства Зарастро вместе со всей своей посвященной братвой уходит – несмотря на то, что только что сам приказал привести сюда Тамину/Тамино. Таким образом, первая часть испытаний превращается в игру в прятки.

***Следующая сцена***


Где-то на склонах Ородруина Тамино Бэггинс и Сэм Папагено совершают свой священный турпоход. Папагено боится темноты, что особенно забавно, потому что Тамино – тот самый, который вырубился через сорок тактов после начала увертюры, - как раз храбрится вовсю.

ПОСВЯЩЕННЫЙ КОРЕШ: Чего тебе надо, Принцессочка?

ТАМИНО: Дружбы и любви. И Ширли Темпл, если у вас есть. Ради Памины я готов на все.

КОРЕШ: А ты уверен?

ТАМИНО: Ну да.

КОРЕШ: Точно уверен?

ТАМИНО: Угу.

КОРЕШ: Даже для этого тебе придется отсидеть кучу тренингов, где учат понимать и принимать весь тот великолепный спектр мультикультурности, который представляют собой нынешние школьники?

ТАМИНО: О БОЖЕ, НЕТ! Оно того не стоит.

КОРЕШ: Гы-гы! Это была шутка. Но если серьезно – ты же можешь погибнуть.

ТАМИНО: Не погибну. Это же комическая опера, а я здесь главный романтический герой.

КОРЕШ: Ну ладно, мое дело – спросить. Папагено?

ПАПАГЕНО: Нет, спасибо.

ОДИН ИЗ ЖРЕЦОВ: Но ты же хотел найти себе девушку?

ПАПАГЕНО: Да фиг с ней! Первым делом - самолеты.

ТОТ ЖЕ ЖРЕЦ: А о чем ты тогда ныл весь первый акт? Давай, пошли, ее зовут Папагена.

ПАПАГЕНО: Ну ладно… так и быть…

ЖРЕЦ: Вот это по-нашему!

КОРЕШ: Ну, дети, а теперь первое испытание – Священная Молчанка! Раз, два, три - НАЧАЛИ!

ТАМИНО (держится стойко и мужественно, хотя и всячески проклинает про себя тот факт, что ему, главному романтическому герою в этой чертовой опере, приходится молчать в тряпочку. Какая ирония!).

ЖРЕЦ И ОРАТОР:
Женщины вероломны. Не поддавайтесь на их уловки.

После этого женоненавистнического заявления, сочиненного Шиканедером (в 1791 году еще можно было не опасаться феминизма), Жрец и Оратор уходят. И тут, само собой, появляются три дамы-искусительницы!

ДАМЫ: Вам обоим трындец!

ПАПАГЕНО: БЛИН, ТОЛЬКО НЕ ЭТО!

ТАМИНО: БЛИН, ЗАТКНИСЬ!

ДАМЫ: Сейчас появится королева!

ПАПАГЕНО: БЛИН, Н-Е-Е-Е-ЕТ!!!

ТАМИНО: БЛИН, ЗАТКНИСЬ!!!!!

ДАМЫ: Говорят, тут все - полные ЛУЗЕРЫ! Полнее некуда!

ТАМИНО: ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ, А Я ИХ НЕ СЛУШАЮ!

ПАПАГЕНО: Но я не хочу быть лузером!

ТАМИНО: Они же женщины. Не слушай их.

ДАМЫ: Знаете что? Мы уходим. А вам теперь точно трындец!

Но перед тем, как уйти, дамы поют вместе со всеми остальными что-то насчет того, что мужчины сильны, а женщины слабы, потому что мужчины всегда сначала думают, а потом говорят.

БУГАГА-А-А-А-А!...

Гм! В общем, дамы наконец-то сваливают.

ГОЛОСА ИЗ АСТРАЛА: Вот чертово бабье, и сюда пробралось!

***Следующая сцена***


Появляются Оратор и Жрец №2. Тамино получает золотую звезду, пропуск на следующий уровень и приз в двести баксов. Папагено валяется на полу и рыдает. Второй Жрец словесно поносит его, но отказывается объяснять, почему это Папагено обязан проходить через все это дерьмо только ради того, чтобы обзавестись подружкой. Глупый Папагено! Да потому что ты – комический баритон! И если ты сейчас уйдешь со сцены, нам придется два часа подряд слушать теноровые арии. Конечно, это будет очень забавно – смотреть, как Тамино падает в обморок на верхнем ля, – но это для него может плохо закончиться.

***Следующая сцена***


Оперный Дворец Элронда. Многострадальная Памина, беспрестанно преследуемая ужасами и несчастьями, спит счастливым сном в саду – в полном одиночестве. Теперь, конечно, самое время появиться чернокожему комическому негодяю. Моностатос заводит арию на мотив "я-тоже-человек-и-тоже-хочу-быть-любимым-а-под-любовью-я-подразумеваю..." – ладно, дальше продолжать не стоит.

Тут неожиданно появляется Королева, и публика привстает с кресел и замирает в ожидании, потому что – признайтесь честно! – это и есть тот самый момент, ради которого вы пошли на эту оперу. И не надо морочить мне голову – не ради сюжета же вы здесь сидите! Памина вся в соплях, потому что ее драгоценная мамаша терпеть не может Зарастро. Мамаша несет какую-то чушь про Солнечный Диск. Да кому он нафиг сдался! Не пытайся оживить этот сюжет, женщина! Может, лучше ты просто споешь?

МОНОСТАТОС (в сторону): Ну ее нафиг, эту оперу. Мне нужно выпить. (Быстро уползает со сцены).

КОРОЛЕВА: Ты должна убить Зарастро! (Дает Памине кинжал).

ПАМИНА: За что? Да я вообще не знаю, что это за Солнечный Диск такой!

КОРОЛЕВА: Заткнись!

ПАМИНА: Ты что, собираешься петь прямо сейчас?

Но уже поздно. Публика опускается в кресла и пристегивает ремни – начинаются ОФИГИТЕЛЬНЫЕ арпеджио, которых мы так ждали.

КОРОЛЕВА: Если ты его не убьешь, у тебя будут проблемы. А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

ПАМИНА: Ладно, я уже поняла.

КОРОЛЕВА: Жалко, а я ведь еще даже до триолей не дошла. Покину, брошу, отрекусь, ты мне не дочь и все такое! А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

(Основная мысль: если Памина не прикончит короля Элвиса, верховного жреца баса, мамаша от нее официально отречется. Конец эпизода).

После арии "А-а-а-а-а-а!" Королева еще битый час торчит на сцене, выслушивая бешеные аплодисменты публики, затем исчезает. На сцену снова выползает Моностатос, видит, что Памина опять рыдает в три ручья, и решает, что это и есть самый удачный момент, чтобы к ней подкатиться.

ПАМИНА: ТОЛЬКО НЕ ЭТО!

МОНОСТАТОС: Это потому что я черный, да?

Впрочем, еще не все потеряно! Но Моностатосу не везет. В самый ответственный момент появляется Зарастро и выгоняет Моностатоса, чтобы остаться наедине с девицей, которую ее мамаша только что уговаривала его УБИТЬ.

ЗАРАСТРО: Ну и?

ПАМИНА:
Вот дерьмо!

ЗАРАСТРО: Все в порядке, я уже в курсе. Пока ты меня не зарежешь, мы останемся друзьями, даже несмотря на то, что я отправил твоего бойфренда в священный поход хрен знает куда.

ПАМИНА: Спасибо, а то могло как-то неловко получиться. А теперь...

ЗАРАСТРО: Дай-ка я тебе все объясню.

Он начинает долго и нудно петь что-то насчет того, что ей ничего не угрожает. Памина изо всех сил старается делать вид, что она внимательно слушает. Когда ария под названием "Два никому не нужных куплета" заканчивается, Памина и Зарастро уходят.

А мы снова переносимся куда-то на задворки Супер-Пупер-Священной Страны. Двое жрецов выводят на сцену Тамино и Папагено, предупреждают их, чтобы держали язык за зубами, и уходят.

ПАПАГЕНО: Тамино!

ТАМИНО: Заткнись, мать твою!

Браво, принц-девчонка! Появляется старуха и предлагает Папагено попить водички. Папагено явно никогда не читал «Руководства по самым предсказуемым сюжетным поворотам в моцартовских операх», поэтому он принимает от старухи воду и начинает трепаться с ней за жизнь.

ПАПАГЕНО: Слушай, чокнутая старушенция, а у тебя есть бойфренд?

ЧОКНУТАЯ СТАРУШЕНЦИЯ: А как же!

ПАПАГЕНО: И как его зовут?

ЧОКНУТАЯ СТАРУШЕНЦИЯ:
Папагено!

Вау! Какой неожиданный поворот! Как раз из тех, что ни за что не разглядишь за километр с закрытыми глазами! Ну, я-то, правда, разглядел…

В общем, пока я прихожу в себя после легкого сердечного приступа, Папагено охреневает. Чокнутая Старушенция сматывается, так и не успев рассказать, как ее зовут. Тамино выглядит так, будто готов треснуть Папагено по башке. А теперь – прибытие отроческой команды под названием "Сюжет Зашел В Тупик. Опять".

ОТРОКИ: Так, слушайте сюда. Вот вам флейта, колокольчики и немного жратвы. Папагено, заткни пасть. Кроме шуток.

Отроки уходят. Папагено принимается за жратву. Тамино играет на флейте нежную-нежную мелодию. Слушай, ты, гаммельнский дудочник, ты что, в самом деле думаешь, это поможет тебе найти твою девушку? Но на этот раз фокус срабатывает, потому что на сцену впархивает Памина. Господи, ну и что у нее случилось на этот раз? Может, она просто зашла сюда, чтобы пропустить пару стаканчиков или еще за какой-нибудь фигней, и мы могли бы вернуться к... Стоп. Извините. Чуть было не назвал эту тягомотину сюжетом. Прошу прощения. А теперь вспоминаем: принц-девчонка не имеет права разговаривать с женщинами! О, какая душераздирающая сцена!

ПАМИНА: Я тут услыхала твой девчачий инструмент и так и поняла, что ты здесь! Привет, милый!

ТАМИНО: М-м-м-м-м-м-м...

Тут я не совсем понял, что там у них произошло, но, кажется, Памина обиделась на Тамино за то, что он ей не отвечает.

ПАМИНА: Поговори со мной, детка!

ТАМИНО: М-м-м-м-м-м-м...

ПАМИНА: Ты что, назвал меня толстой? Ты это хочешь сказать? За что ты меня так ненавидишь?

Тут вам, наверное, приходит в голову мысль, что Тамино мог бы просто написать "НЕ МОГУ СЕЙЧАС РАЗГОВАРИВАТЬ", чтобы она заткнулась и ушла, – но нет, это было бы слишком просто. Памина, в свою очередь, приходит к выводу, что ей больше незачем жить, потому что парень, с которым она познакомилась в предыдущем акте, не желает с ней разговаривать. Первый класс, вторая четверть, блин!

По этому поводу она решает спеть о своих чувствах – абсолютно непонятно, зачем, но это ее не останавливает. В конце концов, ничто так не выразит ваш крик души, как верхний си-бемоль. После этого Памина уходит.

Снова раздаются жуткие трубные звуки, и Тамино говорит, что пора уходить. Папагено упрямится – потому что комический баритон обязательно должен проявлять комическое упрямство – но в конце концов уходит вслед за Тамино.

А теперь - Священная Процессия! Хор – заметьте, исключительно мужской – славит принца-девчонку. Зарастро выводит его на сцену. Над святилищем парят неопознанные летающие отроки.

ЗАРАСТРО: Хай, мужик. Поприветствуем нашу священную цыпочку!

Появляется Памина – и у нее явно не все в порядке с головой, потому что она не замечает Тамино, хотя тот стоит ПРЯМО ПЕРЕД НЕЙ.

ПАМИНА: Блин, ну и дыра! А где мой женственный бойфренд?

ЗАРАСТРО: Ждет тебя, чтобы попрощаться.

ПАМИНА: ОМАЙГАДЧТОЗАФИГНЯ???

ТАМИНО: КОНФЕТКА МОЯ, МНЕ ТАК ЖАЛЬ!!!

ПАМИНА: Так что, мы НИКОГДА больше не увидимся?

ЗАРАСТРО: Вы же только полчаса назад познакомились!

ТАМИНО: Любимая моя!

ПАМИНА:
Дорогой, я так тоскую по тебе! О моя любовь! О ужасная, ужасная горечь разлуки!

ЗАРАСТРО: Ребята, ей-богу, он же через двадцать минут вернется!

ПАМИНА: О Тамино!

ТАМИНО: О Памина!

ПАМИНА: О боже мой! (Всхлипывает). Если ты меня любишь, ты не уйдешь!

ТАМИНО:
О боже мой! (Всхлипывает). Во мне проснулось мужество! Я должен идти!

ПАМИНА: (Всхлипывает еще раз).

ЗАРАСТРО: Меня уже тошнит от всего этого.

Уходят. Зал испускает массовый вздох облегчения. Ну, и поскольку мы все только что пережили эмоциональную травму, теперь самое время появиться комическому баритону. Папагено бродит по сцене и ломает себе голову, куда же подевалась Принцессочка Тамми. Входит Оратор.

ОРАТОР:
Тебе в жизни не выучить наш священный братский гимн, лузер.

ПАПАГЕНО: Дай-ка мне винца.

ОРАТОР (наливает ему вина, уходит).

ПАПАГЕНО: Эге-гей!!!!!!!

Начинает петь очаровательную арию "Хочу, чтобы у меня была девушка – не, на этот раз я серьезно!", аккомпанируя себе на колокольчиках. Приползает Чокнутая Старушенция.

ЧОКНУТАЯ СТАРУШЕНЦИЯ:
Ну так как: да или нет? Я – твой последний шанс.

ПАПАГЕНО: Ладно, только я буду тебе изменять.

СТАРУШЕНЦИЯ: Окей! (превращается в птицеподобную красотку Папагену). Ну, а теперь?

ПАПАГЕНО: Вау, так ты не старуха!

ОРАТОР: Руки прочь, Птицмен, ты ее пока не достоин.

ПАПАГЕНО: Вот п...с!

***Следующая сцена***


Три отрока, Деус, Экс и Махина, снова витают под потолком и комментируют происходящее на сцене – специально для зрителей с плохим зрением. Они распевают что-то там про рассвет, потому что скоро уже настанет утро, но тут замечают, что у Памины поехала крыша. Во всяком случае, она разговаривает со своим кинжалом и поет что-то насчет того, что обнимет его и выйдет за него замуж. В общем, дальше уже ехать некуда.

ОТРОКИ: Ты что делаешь?

ПАМИНА: Бой барень бедя больше не любид! (Рыдает).

ОТРОКИ: Да-а-а... Фигово...

ПАМИНА: Поэтому я сейчас возьму и зарежусь мамочкиным подарком.

А-а-а-а, понятно! Это же тот самый кинжал, которым она собиралась зарезать Зарастро! Теперь все ясно. Вместо этого она собирается зарезаться им сама. Офигеть, какие изысканные сюжетные переплетения! Какая изумительная преемственность! Жалко, что до меня это раньше не дошло. Теперь все становится на свои места.

В общем, отроки немного взволнованы по этому поводу, но пока не собираются ничего предпринимать. Это было бы слишком просто. Пусть с этим геморроем разбирается Тамино.

ОТРОКИ: Да-а-а, у нее точно крыша поехала. Памина, детка, может, положишь эту штуку на место и пойдешь с нами? Телик посмотрим или еще что-нибудь?..

ПАМИНА: Мой бойфренд меня ненавидит! Мне незачем больше жить!

ОТРОКИ: Ничего подобного. Пошли, сама убедишься.

Все уходят.

***Следующая сцена***


Возвращаемся на Священную Полосу Препятствий. На Полосе ошивается Тамино вместе с еще двумя какими-то типами из компании Зарастро.

ДВА ТИПА: Ага! Смертельное испытание огнем и водой! Вот тут тебе точно трындец!

ТАМИНО: Я благороден и бесстрашен! И вообще, я слишком красивый, чтобы вот так просто взять и погибнуть.

Какое-то время он напряженно ворочает мозгами, так что волосы у него начинают дымиться от интенсивной работы Тенорского Супермозгового Центра. Ну и, поскольку хуже уже все равно не будет... появляется Памина. Теперь Тамино уже можно с ней разговаривать. Хотя он и так уже разговаривал с ней во время их трио с Зарастро. Но, в самом деле, можно подумать, что здесь кто-нибудь следит за сюжетом!

ТАМИНО:
О МАЙ ГАД!

ПАМИНА: О МАЙ ГАД!
(Бросаются друг другу в объятья).

Это так трогательно и волнующе. Их любовь похожа на прекрасный цветок.

ПАМИНА:
Я пришла тебе помочь!

ТАМИНО: ВАУ!

Как это мило! Взявшись за руки, Принцессочка и Принцесса проходят через какой-то красный свет, потом через какой-то синий свет, а потом... НУ ДАВАЙТЕ ЖЕ, ДАВАЙТЕ, МОЖЕТ, ТАМ В КОНЦЕ НАСТОЯЩИЙ ОГОНЬ, ИЛИ КРОКОДИЛЫ, ИЛИ БЕШЕНЫЕ БЕЛКИ, ИЛИ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ В ЭТОМ ДУХЕ! НИФИГА. АБСОЛЮТНО НЕУБЕДИТЕЛЬНО.

Хор запевает возвышенную хвалебную песнь.

ХОР: Вот блин, эти придурки все-таки прорвались.

Все уходят.

***Следующая сцена***


В лунных лесах Эндора Папагено ноет на тему "Я потерял свою Папагену". И тратит целых четыре страницы партитуры на то, чтобы сообщить нам, что намерен с горя повеситься.

ПАПАГЕНО: Не, правда, повешусь! Сто пудов! Так и сделаю! У меня тут и веревка есть! Вот ща возьму и повешусь! И не отговаривайте меня!

(Никто и не собирается его отговаривать).

ПАПАГЕНО: Чесслово! Я повешусь! В самом деле повешусь! Кроме шуток! Я серьезно! Я это сделаю!

Тут, в самый критический момент появляются три отрока. Ой, это каждый раз так интригует!

ОТРОКИ: Блин, ты что, сдурел? Тут сейчас финальный хор начнется, ты не можешь умереть!

ПАПАГЕНО: Но у меня же до сих пор нет девушки!

ОТРОКИ: Позвони в колокольчики, кретин!

ПАПАГЕНО: Упс, а я про них и забыл.

Звонит в колокольчики. Появляется Папагена. Вау, да это еще проще, чем я думал!

ПАПАГЕНА:
Па!

ПАПАГЕНО:
Па!

ПАПАГЕНА: Па-па-па!

ПАПАГЕНО: Па-па-па!

ПАПАГЕНА: Па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па!

ПАПАГЕНО: Па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па-па!

Короче, общее представление вы получили. Папагено и Папагена еще какое-то время поют насчет того, как они наплодят кучу детишек – целый детский сад, блин! – и уходят.

***Следующая сцена***


Вау! А вот и злодеи! Черная Королева, три Розовых Рейнджерши и Поющий Негр тайком пробираются в Священный Храм.

МОНОСТАТОС: Тихо!!!! Напоминаю: я тебе помогу, а ты выдашь за меня замуж свою дочь.

КОРОЛЕВА: Договорились.

Вдали слышны раскаты грома и шум воды. У-у-у, как страшно!

ВСЕ ВМЕСТЕ: Сейчас мы надерем задницу этим Зарастровым придуркам! Взорвем Мегазорд! (Уменьшенный си-бемольный аккорд). БЛИН, ПОПАДАЛОВО!

Убегают со сцены, на которой только что разыгралась самая разочаровывающая сценическая битва в мире. Самая разочаровывающая – потому что НЕ БЫЛО НИКАКОЙ БИТВЫ ВООБЩЕ! СИ-БЕМОЛЬ, РЕ-БЕМОЛЬ, МИ И СОЛЬ – ЭТО НЕ БИТВА!

Тут декорации меняются, и мы черт знает каким образом переносимся не пойми куда. О, как мило – мы вернулись в Священное Лего-Королевство. Вместе с Зарастро, его Посвященной Братвой, Тамино, Паминой и еще какими-то посвященными чуваками. Упс, а птичью парочку-то и не пригласили! Видимо, для финального хора Папагено рылом не вышел. Извините.

А теперь, я так думаю, должна быть свадьба. Стоп, а где же Королева Вейдер? Что за дела? Вы что, прикалываетесь? Неужели женщина, которая спокойно берет фа третьей октавы, не заслуживает хотя бы эффектной театральной смерти с искусственной кровью и ужасающими воплями? Ну все, я ухожу. Это полный отстой. Ни за какие коврижки не соглашусь петь партию Королевы – и не уговаривайте!

Ну, и под конец, само собой, не обойтись без грандиозного заключительного номера, так что все начинают петь про Тамино и Памину.

ХОР ВСЯКИХ ПОСВЯЩЕННЫХ ЧУВАКОВ:
Лехаим, детки!

Занавес опускается, и опера заканчивается красивым ми-бемоль-мажорном аккордом. В общем, чем начали, тем и закончили.

КОНЕЦ


Оригинал:
http://www.facebook.com/topic.php?uid=2260223628&topic=4264
http://pa-in.facebook.com/topic.php?uid=2260223628&topic=4265
[/more]

@темы: смешное, перевод, Моцарт, Mozart, K620, Die Zauberflote, "Волшебная флейта"

URL
Комментарии
2010-12-18 в 22:30 

"If I had a flower for every time I thought of you, I could walk through my garden forever".
Роскошно!
До слез смешно, особенно понравилось про мышь!

2010-12-18 в 22:39 

fashion lemur
Богатый внутренний мир мичмана Симпсона
Тут неожиданно появляется Королева, и публика привстает с кресел и замирает в ожидании, потому что – признайтесь честно! – это и есть тот самый момент, ради которого вы пошли на эту оперу. И не надо морочить мне голову – не ради сюжета же вы здесь сидите!
ДААА!!! :lol:

2010-12-19 в 03:57 

kurufin_the_crafty
"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
~Anesti~, fashion lemur
А мои личные фавориты здесь - Голоса из астрала. S’okay, Pamina’s alive. For now. :-)

URL
2010-12-19 в 12:48 

monteray
:lol: :lol: :lol: :lol: :lol:
*вытирает слузы от смеха* Нет ,я не могу больше сметься!! :lol: :lol: :lol:
Это просто чудо какое-то!!!
*стащила в цитатник*

2010-12-19 в 18:15 

IQ-sublimation
Убис пари
Прекрасно!

2010-12-19 в 22:23 

kurufin_the_crafty
"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Мне процесс перевода этого дела доставил массу удовольствия. :-))) Кстати, а ведь автор очень строго следует либретто. Прокола здесь, кажется, только два: Тамино - не единственный тенор в опере, и фразу "Я еще жив?", по-моему, произносит не Памина, а сам Тамино - после встречи со змеей. :-)

URL
2010-12-20 в 01:04 

Убис пари
kurufin_the_crafty
Если ещё что-нибудь подобное встретится — делитесь, пожалуйста. )))

2010-12-20 в 02:32 

pope Joan
Гроза дятлов и рыбособак
kurufin_the_crafty
Оно прекрасно=)
спасибо Вам, так подняли настроение;)
Особенно Птицмен и Принцессочка.
Можно утащить в цитатник?

2010-12-20 в 09:00 

kurufin_the_crafty
"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
IQ-sublimation
Так если бы оно встречалось чаще!..

pope Joan
Тащите на здоровье. :-)

URL
   

The Kurufin's Castle

главная