На окраине города, там, где кончаются телефонные провода и начинается доисторический лес, стоит кафе.
Низкий заборчик, тропинка и само здание. На покосившейся вывеске написано "Бессонница. Чай ровно в три." Но сейчас только два. Об этом говорят часы с кукушкой, привинченные к почтовому ящику у калитки.

Я как всегда пришел слишком рано. Я все еще не могу видеть сквозь эту темноту. Я пришел спастись.

Всю жизнь я хотел придти сюда, лелеял эту мечту, засыпал, а вернее, не засыпал и, как Вы можете догадаться, не просыпался с ней. В какой-то момент я просто взял сумку и ушел. Тропа, которую я выбрал в ту ночь, была узкая и только для одного. Сумку пришлось оставить. Вместе с ней я оставил существование, шагнув в жизнь.

Тропа была пыльной. Каждый шаг - вихрь, каждый выдох - ураган. Только через неделю я узнал, что это была не пыль, а пепел. Через стену по правое плечо люди сжигали мосты. Это была их работа. Каждое утро они просыпались и поджигали записанное в их карточках число мостов. Сожженное их количество за один день доходило до двух десятков. Пепел поднимался ветром вверх и уносился за стену, засыпая мне дорогу, заполняя мне легкие.

К концу дороги я был бел. И я шел дальше. Белый, в пепле чужих мостов, в чужих мыслях и став чужим для самого себя. В моих словах больше не было посредственности былой жизни, в них были тайны той "Бессонницы", к которой я всегда стремился. Я становился частью собственной мечты. Страх перед этим и держал меня до того дня, пока я не оставил сумку у дороги. Дальше я был бел.


Отдалившись от прошлого себя я стал другим. Идя по мокрой земле мои ноги не становились грязнее, плохие мысли не чернили мою душу. Время от времени я становился ветром. Несся, быстрее секундной стрелки, поднимался выше всего благородного, опускался ниже всякого невежества. Я чувствовал все. Каждая эмоция была внутри меня, она жила, она была свободна. Впервые в жизни я видел окружающий меня мир. Могу ли я сказать, что прозрел? Нет. Я всегда видел. Просто мир, который был вокруг тогда, построен во тьме. А сейчас я под солнцем, я ближе всех к нему, словно и сам я немного солнце.


И сегодня я остановился. Я стою перед покосившейся вывеской, где написано "Бессонница. Чай ровно в три." Скоро все кончится.
Три минуты. Они гасят свет.
Две минуты. Холодные руки берут меня за плечи.
Одна минута. Разворачивают к входу.
Скрип двери. Я на пороге своей мечты. Я вхожу. Ничего не вижу, ничего не чувствую. За порогом грез было кромешное ничего.
А перед глазами только солнце в пепле. Белое и теплое, как несколько дней назад
Мне была не нужна "Бессонница", мне нужна была цель. Достигнув ее, я бы закончил свое существование. Жить лишь в дороге к ней, всего несколько недель - это делает умирающий.



А кто-то сейчас сжигает очередную партию мостов. Их пепел ляжет новым слоем на чью-то сумку у дороги, укроет чье-то белое бездыханное тело, ляжет на теплое солнце и упокоится .

А я стану ветром.

@темы: проза (своё), рассказ