Risto
Остроухий поганец

Originally published at PhoenixCastle. Please leave any comments there.

В разговоре с Леком, сегодня, как-то незаметно был поднят вопрос о том, что такое аниме, и чем оно отличается от мультфильмов. Выскажу тут свой взгляд на ситуацию. Начнём с того, когда и откуда вообще взялось аниме, и как его можно классифицировать в мировой киноиндустрии. Для того, чтобы в этом разобраться, нам придётся углубиться в историю. Сначала были рисованные мультфильмы. Рисованные в прямом смысле это слова — на бумаге. Довольно быстро создатели мультфильмов поняли, что плоскими рисунками не добиться нужного эффекта и начали дополнять основу трёхмерными объектами из картона, пластилина и папье-маше: фигурками персонажей, различными объектами, вроде домов и т. п. При этом всё это дополняло рисованный задний план, который никуда не девался. Каждая сцена по секундам снималась обычной кинокамерой (да-да, той самой, с плёнкой), а потом вручную, уже по кадрам, склеивалось из отснятых фрагментов. Таким образом, над каждой сценой работали художники, кукольники, кукловоды, операторы, киномонтажники… В общем, с технической точки зрения, снять обычный фильм, с актёрами и массовкой было куда проще. Именно поэтому в киноиндустрии 50-80-х годов жил и здравствовал жанр детского и юношеского кино, ныне выродившийся в банальный боевик. Яркий пример тому — американский «Каратэ-пацан» (2010): целевая аудитория явно юношеская, но весь сюжет сводится к тому, чьё Кун-Фу сильнее. И по той же причине мультипликаторов готовили на специальном отделении ВГИКа: мультипликация была отдельной профессией, требующей высшего образования. И профессией весьма сложной, требующей внимания, скрупулёзности, точности и ответственности.


А потом, где-то в начале 80-х, в западную киноиндустрию пришли компьютеры и появилась возможность делать компьютерную анимацию. И мультипликация, как профессия и искусство, начала неумолимо вырождаться. Производство новых, анимированных, мультипликационных фильмов стало поточным, что не могло не сказаться на их художественной ценности. Специалистов-мультипликаторов стали всё больше заменять компьютерщики и аниматоры, тоже с высшим образованием, но уже с техническим, которые просто чётко по инструкции выполняли свою работу, без какой либо творческой инициативы. А сжатые сроки, выставляемые руководством, привели к замещению внимания, точности и ответственности, универсальным принципом «пипл схавает». И всё. Как и любое другое явление в этом мире, мультипликация миновала пик своего восхождения, оставив вакантное место следующему по списку.


И вот этот-то момент, пожалуй и стоит считать временем зарождения аниме. Японцы, наверное, первыми решились на смелый эксперимент, по созданию фильма, целиком состоящего из компьютерной анимации. При этом восточные аниматоры, для которых даже написания письма является искусством, — Все помнят про каллиграфию? — подходили к процессу прорисовки аниме с куда большим вниманием, чем западные мультипликаторы. По-другому сформировалась и исходная схема выпуска аниме. — Процесс состоял из трёх этапов: создания сюжета — порой даже в виде отдельного литературного произведения, а не просто сценария, как это зачастую бывает на Западе, — издания чёрно-белой манги, по по этому сюжету (Именно чёрно-белой! То же самое, но в цвете — это уже не манга, ниже я ещё вернусь к этому моменту) и выпуска по этой манге аниме. При том, за каждым из этих этапов стоял не наёмный работник, выполняющий заказанную работу, а мастер, творящий собственное произведение — автор, мангака, аниматор. Да, и мангаке, и аниматору помогают асисстенты, но они выполняют его указания, а не решения редакции или киностудии. Все спорные вопросы решаются с автором, мангакой или аниматором, соответственно, любая правка вносится только через них. Таким образом, классическое японское аниме — это произведение искусства, на всех стадиях его создания, и следующая ступень развития анимационной мультипликации. Так что, по моему мнению, не совсем коректно говорить, что аниме — не мультфильмы. Правильнее сказать, что аниме уже не мультфильмы.


Я обещал сказать о том, почему цветная манга уже не совсем манга? С этим всё просто: Манга, по сути своей, прообраз будущего аниме. Хорошая манга должна быть нарисована так, чтобы любой, кто возьмёт её в руки, с первых же страниц видел развитие действия, взаимоотношения и эмоции героев… Аниматор, взявший мангу, по которой ему предстоит делать аниме, должен сразу видеть, что ему рисовать, а как — он разберётся сам, это уже его работа. Поэтому в манге главное — рисунок, в котором важен каждый штрих, а цвет там не нужен вообще — он будет только мешать.


А теперь перейдём к наиболее распространённым заблуждениям, касающимся аниме:


Заблуждение первое: Аниме — это такие порномультики.


Все помнят, что я писал, по поводу схемы выпуска аниме? Так вот, в соответствии с вышеизложенным, порно-хентай — вообще не аниме, и, по сути своей, стать им никогда не сможет. Выпускаются подобные «изделия» минуя стадии написания сюжета и рисовки манги, по краткому сценарию (Привет, Америка!), единственное назначение которого — дать хоть какое-то объяснение обилию порнографических сцен. И по-другому выпускаться не будет по одной простой причине: Если следовать канонам манги, то в аниме следует показывать жизнь и развитие взаимоотношений героев. Это значительно уменьшит процент постельных сцен, сведя его к одной-двум сценам на арку (5-10 эпизодов сериала), или фильм, что резко снизит его популярность у целевой аудитории — сексуально неудовлетворённых старшеклассников и офисных работников младшего звена. Не говоря уже о том, что порно — жанр одноразовых фильмов, которые смотрятся один раз и выкидываются в мусорную корзину, вытесняемые порослью новых, и временные и финансовые затраты на выпуск качественного продукта в таких условиях просто не окупятся. Следовательно, порно-хентай — это именно порномультики, а никак не аниме, и ими навсегда и останется.


Заблуждение второе: В аниме у всех персонажей неестественно большие глаза и волосы неестественных цветов.


Ага-ага. А в боевиках все главные герои и их враги — мастера Кун-Фу, ибо Дядя Сэм так сказал. Если смотреть на общую массу выпускаемого сёнэна, то, вероятно, так и есть. Но с тем же успехом вы можете питаться просроченными продуктами, а потом возмущаться, что вас с них понос прошиб. Посмотрите Кенди-Кенди, Всадника без головы, работы Хаяо Миядзаки и Макото Синкая. Много там неправдоподобных типажей? Только во Всаднике без головы есть пара персонажей с неправдоподобного окраса волосами, но про одного из них тут же открытым текстом говорится, что он покрасился. Про второго это тоже можно предположить, учитывая его образ жизни. Так что хавайте качественный продукт и будет вам счастье, друзья мои)


Заблуждение третье: В аниме все парни женоподобны, а девушки — развратные шлюхи и бандитки! Оно развращает нашу молодёжь!


Женоподобные парни и развратные девицы — распространённые в аниме типажи отрицательных персонажей. Ещё их отличительные черты — вычурные наряды, диких расцветок, кричащие об уникальности своего хозяина; неимоверных форм и размеров вооружение, дающее понять, насколько его владелец крут; обилие всяческих побрякушек, воткнутых в самые неожиданные места, и наглое, вызывающие поведение, часто переходящее в откровенную грубость. Типаж же положительного героя — обычный парень/симпатичная, воспитанная девушка, вооружённые, как правило, традиционным японским холодным оружием (катана, сюрикены и т. п.), или не вооружённые совсем (в уже упомянутом Всаднике без головы, лишь одна из плеяды положительных героев — Селти Стелсон, использует оружие, но, при этом никогда не убивает). Исключением из этого и предыдущего правил являются нелюди ( например, Себастьян Микаэлис и Клод Фауст в Тёмном Дворецком). Они, даже будучи положительными персонажами, всегда выглядят нестандартно — таким образом мангаки и аниматоры подчёркивают их чуждость этому миру. И эти простые парни и девчонки с поразительной регулярностью выигрывают у всех этих «красавцев» с их супер-мега-сверхмагическим оружием. Выигрывают, часто, только за счёт того, что, в отличии от своих противников, сначала думают, а уже потом действуют. Первая идея, которая красной нитью идёт через весь сюжет абсолютно любого сёнэн-аниме: Будь собой и стремись к своей цели — тогда выйдешь победителем из любой ситуации. А самодовольные павлины всегда плохо кончают. Если же вашим детям больше импонируют плохие мальчики и девочки, только потому, что у них костюмчики красивее, то проблема не в аниме, а в том, что вы их плохо воспитали. А красивую жизнь с пистолетом в руках им и в реальности, без всякого аниме, пообещают.


Что касается девушек-хулиганок… Они не хулиганки, они просто сильны и независимы. Почему так? Нет, Япония даже близко не страна победившего феминизма: Если японская женщина вступает в брак, то муж становится для неё господином и хозяином. Но! Претендент на её руку обязан быть достойным подобного отношения с её стороны, иначе ничего, кроме позорного отказа, ему не светит — В прежние времена, японский самурай был обязан сделать сепукку, после подобного позора. Что же в сёнэне? Стандартная ситуация: парень встречает симпатичную ему девушку, но… Она фехтует трёхручным фламбергом, свободно стреляет с двух рук, имеет чёрный пояс по каратэ и анализирует любую информацию со скорость пентагоновского суперкомпьютера. А теперь догадайтесь с трёх раз, чем занимается парень, начиная с этого момента и до конца сериала/фильма? Правильно: стремится достигнуть её уровня, а затем превзойти её по всем параметрам, только чтобы доказать, что он ничем не хуже и достоин её внимания. А учитывая, что сёнэн — жанр аниме, для парней-подростков, то сами делайте выводы: кого и чему он, таким образом, учит.


Заблуждение четвёртое: Аниме — это для детей.


И опять неверно. Эльфийская Песнь, аниме с элементами психоделики, вышедшее в Японии и США с рейтингом NC-17, для детей? А вы за психику этих самых детей не боитесь, нет? Оно тоже много чему учит, заставляет задуматься над серьёзными жизненными вопросами, но детям его смотреть точно не стоит. Бармен (Bartender), аниме рассказывающее о тонкостях одноимённой профессии, для детей? Среднестатистическое дитя пошлёт его нафиг на середине первой серии, ибо никакого экшена и вообще — скучно. Достаточно сказать, что существует отдельный жанр аниме для студентов и младших служащих, к которому тот же Бармен и относится.


Собственно пришла пора подводить итоги. Что такое настоящее аниме, в моём понимании? Это аниме, в котором:



  • Реалистичная рисовка. — Фиолетовые волосы, оранжевые глаза… Всё это идёт нафиг, если не обусловлено сюжетом.

  • Качественная анимация и прорисовка деталей. — Лучшим примером, из виденного мной, может служить «5 сантиметров в секунду» Макото Синкая. Там, временами не понимаешь, смотришь ли ты аниме, или кинофильм, настолько реалистична прорисовка.

  • Наличие пейзажных сцен. — Пока вы не видели хорошую рисовку, например, земли с высоты птичьего полёта, — вы не поймёте, что такое настоящее аниме. Прекрасный пример — «Навсикая из Долины Ветров», Хаяо Миядзаки.

  • Отсутствие явных отрицательных персонажей, если это боевое аниме. — У каждого злодея есть причины, из-за которых он стал именно таким. Не всегда у него был выбор, и вовсе необязательно его мотивы так уж низки. Идеал — «Всадник без головы», где нет вообще ни одного ярко выраженного злодея. Есть разные люди, с разными слабостями, недостатками и тараканами в голове, но никаких суперзлодеев.

  • Нелинейность сюжета. Достойных внимания людей всегда больше одного, если всё действие фокусируется на единственном главном герое, то аниме уже вполовину менее интересно. Хорошие примеры: Kiba и всё тот же «Всадник без головы».


Всё, что не подпадает, хотя бы под половину вышеперечисленных пунктов — уже, не аниме, а просто японские мультфильмы.


P.S.: Кстати, что, действительно никто не заметил двухдневного дауна Твиттера? В блогах всего три записи, что странно.



Powered by ScribeFire.




@темы: Аниме, Запад и Восток, История, Критика