Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рецензии (книги (список заголовков)
05:58 

ПОСЛЕДНИЙ ГИМН ТОЛЕРАНТНОСТИ

Ондатже М. Английский пациент. Пер. с англ. Кротовской Н. Спб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011. - 320 с.

Это название хорошо знакомо многим. Экранизация романа «Английский пациент» стала несколько лет назад настоящей сенсацией, а сам фильм завоевал множество наград, в том числе девять Оскаров. Более того, он даже вошел в число 20 самых лучших экранизаций книг, укрепившись на десятом месте. Да и сам роман в 1992 году получил Букеровскую премию.

И если вы еще не читали «Английского пациента», считая, что просмотра фильма достаточно, то немедленно исправьте эту ошибку. Книга фундаментально отличается от киноверсии и требует тщательного неспешного чтения. А после вы поймаете себя на том, что начинаете цитировать роман, вставляя цитаты к месту и не очень. Ну вот вам хотя бы пара примеров:

«Читайте медленнее, милая девушка, Киплинга надо читать медленно. Следите внимательно за запятыми, тогда вы поймете, где делать смысловые паузы. Киплинг писал пером и чернилами. Часто отрывал взгляд от страницы. Я думаю, он смотрел в окно и слушал птиц, как делают почти все писатели, оставшись одни. Названия птиц знает не каждый, а он знал. Ваш взгляд слишком быстро скользит по странице, как у всех американцев. Подумайте о скорости его пера. Тогда отвратительный, замшелый абзац покажется вам прекрасным».

Не правда ли замечательный совет? И относится он не только к Киплингу, а к чтению хорошей литературы в целом. Или вот еще:

«Иногда мне невыносимо без тебя. А иногда мне все равно, увидимся
ли мы снова. Дело тут не в морали, а в том, сколько человек
способен вынести».

Одних этих фраз уже достаточно для того, чтобы заинтересовать читателя и посмотреть на окружающее другими глазами. А ведь это только две короткие цитаты...

Лаконизм книги Майкла Ондатже, канадского писателя родом из Шри-Ланки – ее единственная уступка эпохе скорочтения.

Но давайте сделаем вид, что вы никогда не слышали об «Английском пациенте» и попробуем понять о чем же эта книга и почему она стала такой популярной.

На заброшенной итальянской вилле под занавес Второй мировой войны сходятся четверо: перевербованный разведкой благородный вор Караваджо, разминирующий живописную Тоскану сапер-сикх, юная канадская медсестра Хана и ее подопечный — обгоревшый до неузнаваемости неизвестный. Он и рассказывает читателям завораживающую историю своей любви к замужней женщине, заброшенной судьбой в самое сердце пустыни Сахара.

Герой книги – лейтенант британских саперных войск Кирпал Сингх. На Западе 1990-х, с его африканскими бутиками, тайскими ресторациями, иранским кинематографом, арабским Монмартром, непальскими гуру, в общем, мире изобилия, экзотикии роскоши, которая кажется чем-то естественным и постоянным – Ондатже пишет о молодом сикхе, очарованном церквями Ареццо и строками Геродота. То есть о тех истинах и красоте, что никуда не исчезали из тарого Света, а были всегда рядом, но стали просто фоном всеобщего разврата и хвастовства.

Это роман о защитнике и приемном сыне этого мира европейской цивилизации, кажется, знающем о нем гораздо больше и понимающем его во многом лучше самих жителей старушки Европы. Сколько было в Европе таких иммигрантов с Юга и Востока? И куда они делись сегодня, превратив некогда благоуханный край в место сражений и схваток с горящими шинами и файерами, с дикими плясками и полным непониманием и отторжением того мира, который их принял и приголубил. И, кстати, не без помощи все того же «Английского пациента», зпаставившего изнеженных цивилизацией и достатком аборигенов вообразить что и гости будут вежливы и толерантны. Кто им сказал, что так будет? Гостей тоже нужно учить и прививать им культуру. Иначе они быстро превратятся в захватчиков...

По авторскому послесловию легко догадаться: Ондатже рассказывает историю юности своего отца. В каком-то смысле – и собственную. В сущности, его роман, как и «Колыбельная» Паланика, написан о неблагополучии «белого острова». О том, что самый главный враг человека — это он сам. Помните «Крошку Енота»? «А ты попробуй подружиться с тем, кто сидит в пруду!»...

Но роман написан 18 лет назад, когда мало кто задумывался, к чему может привести европейская политика. Да и описывает он несколько иной период истории. Он не был менее жесток, но более прямолинеен и прост. Перед нами судьбы четырех главных героев, в которых есть и мечты, и разочарования, и война, и любовь...

На русском языке роман уже выходил, правда, его появление прошло как-то незаметно. Вероятно, дело было в предыдущем переводе, который оставлял желать много лучшего, и в том, что это во всех отношениях достойное произведение почему-то выпустили в серии «любовный роман». Как это пришло в голову издателям, можно только догадываться.

Теперь эти ошибки исправлены. Правда тоже в духе времени. Для узнаваемости на обложке кадр из фильма. Ну да современному читателю такая подсказка не повредит.

А вот описываемым в книге и романе местам такие подсказки уже, к сожалению, повредили.

Группа археологов три года назад обследовала древние фрески в районе плато Гильф-эль-Кебир на границе Египта, Судана и Ливии и обнаружила поверх уникальных наскальных росписей рисунки, сделанные туристами. Поверх ценнейших древних фресок нанесено изображение Боба Марли, а также полуголой женщины. Кроме того, фрески, которым по 5-7 тысяч лет, пестрят автографами туристов-вандалов.

Популярность этих фресок отчасти обязана роману Майкла Ондатже «Английский пациент» и его экранизации (и в книге, и в фильме фигурирует знаменитая своими росписями Пещера пловцов). Только за год волонтеры вывозят из фресковых комплексов от 4,5 до 11 тонн мусора. Такова цена любви к искусству и массовой культуре.

@темы: рецензии (книги

02:33 

ЛЮБОВЬ НА ФОНЕ ИЗГНАНИЯ

Барякина Э. Белый Шанхай. М.: Рипол Классик, 2010. - 720 с.
Исторический роман Эльвиры Барякиной рассказывает о жизни белогвардейских эмигрантов в Шанхае. Действие разворачивается в 20-е гг. прошлого века. У каждого из героев «Белого Шанхая» своя история, которая привела их на военные корабли, вошедшие в 1922 г. в дельту реки Янцзы.
Сойдя с кораблей, две тысячи русских оказываются в одном из самых знаменитых, больших и многоязыких городов Востока. В это время в Шанхае заправляют «белые люди» из Англии, Франции, США и Канады. «Собакам и китайцам» вход в парки запрещен. Китайцы смотрят европейцев почти как на богов. И появление нищих русских, к тому же сбивших цены на рынке труда вызывает сначала недоумение, а потом озлобленность.
Вдоль реки Хуанпу располагались Французская концессия и Международное поселение, управляемое Великими державами. Белые не подчинялись китайским законам, они создали в Азии почти Париж, почти Нью-Йорк. А потом японцы оккупировали город, а в 1949 г. Мао выгнал белых колонизаторов из страны. И Старый Шанхай исчез навсегда.
Но вся эта история по сути только фон одной большой любви, вокруг которой вертится клубок чужих жизней, страсти, зависти, лжи, предательства, тоски...
Роману не хватает эпичности и широких мазков, показавших бы происходящее в это время за пределами Шанхая и упоминаемых городов. Возможно дело в писательском опыте Барякиной, возможно она сама не до конца поняла на что замахнулась, а может быть наоборот, настолько хорошо владеет темой, что ей кажется — она известна и всем остальным.
Увы. Это не так. Для многих современных читателей упомянутые события, имена, сражения уже ничего не говорят. И роман просто нуждается в некоторых исторических пояснениях, комментариях и отступлениях.
Кажется, что вот сейчас, в следующем абзаце, на следующей странице автор сделает этот шаг и перейдет грань рассказа о нескольких, пусть даже и очень интересных людях, и найдет слова для того, что привело к трагедии целый мир. И попытки этого присутствуют в описании молодых фашистов: итальянских и русских, нападении на экспресс, поездки одной из главных героинь Эдны в ставку Чан Кайши, формирование политической полиции, наблюдающей за коминтерновцами и их деятельностью в Китае... Но, нет. Дальше намеков и косвенных упоминаний дело не идет.
А ведь книга могла стать аналогом «Унесенных ветром». Тем более, что и главные герои романа Клим Рогов и Нина чем-то неуловимо похожи на Реда Батлера и Скарлетт О'Хара. Авантюрностью, постоянными исканиями и не угасающей страстью, желанием служить родине, но волею судьбы становящиеся изгоями в собственном доме...
Книга вызывает множество параллелей не только с американской сагой, но и с отечественной классикой. Здесь и «Яма» Куприна, и «Хождение по мукам» Алексея Толстого, и Достоевский во всех его проявлениях.
«Белый Шанхай» удивительно передает атмосферу этого города. И безалаберность белого населения, погрязшего в пороках и роскоши, и танцующего модные танго и чальстон рядом с умирающими китайцами и голодающими русскими. Полиция, которая одной рукой ловит преступников, а другой продает конфискованные наркотики тем, кто остался на свободе или закрывает глаза на подмену во время казни членов триады.
И честный мальчик-кадет, который пришел служить в полицию, постепенно превращается в такого же бандита, разуверившись, что правда кому-нибудь нужна. Он предает и сам становится жертвой предательства, испытав на себе все радости белого правосудия. Какое-то время его держит на плаву любовь. Но стремясь к ней он погибает, что тоже закономерно, как и гибель множества других героев романа. У них просто нет выхода и нет места в новой жизни. Они никому больше не нужны. Ни новой России ни Старому Свету, ни Китаю. Недавних союзников все еще приглашают ради приличия на общий парад, но при этом забывают вывесить российский флаг. Очень яркая и показательная сцена, взятая, как и большинство других фрагментов, из реальной жизни.
Эльвира Барякина — писатель и журналист. Окончила юрфак нижегородского университета. Была успешным адвокатом. В 2002 году переехала в Лос-Анджелес с мужем. Ко времени отъезда в США у нее вышли четыре книги. В 2006-м основала образовательный ресурс «Справочник писателя», посвященный тонкостям издательского бизнеса.
По словам самой писательницы, для нее эта история началась с женщины по фамилии Фауст. Звали ее Евгения — она приходилась дальней родственницей мужу Барякиной. В молодости, еще до Второй мировой войны, она жила в Шанхае. А муж познакомил Эльвиру с 80-летней старушкой в Лос-Анджелесе. Она-то и рассказала о русской колонии.
Эльвира Барякина представляет читателю свой взгляд на русских людей, не пожелавших мириться с советской властью и вынужденных покинуть Родину. Она в деталях изучила жизнь белой эмиграции в Китае, проведя много времени в поездках по стране и библиотеке Стэнфордского университета за изучением архивов. Письма, воспоминания и другие документы были переданы библиотеке потомками белых эмигрантов, переехавших в Калифорнию в 1930-е гг., когда Мао изгнал их из Китая.
«Белый Шанхай» – второй роман исторической трилогии о судьбе белых эмигрантов. Первая книга – «Аргентинец», посвященная жизни Клима Рогова в Аргентине до революции, – еще не закончена. В третьей книге Барякина обещает рассказать о жизни Рогова в советской России, куда он отправляется вслед за женой...

@темы: рецензии (книги

21:59 

ОТКРЫТИЕ ПОВСЕДНЕВНОСТИ

Мураками Х. Радио Мураками. Пер. с японск. Кунина А. М.: Эксмо, 2010. - 224 с.
Новая книга самого знаменитого (по крайней мере в России) мастера современной японской литературы Харуки Мураками — это сборник колонок, написанных им для модного женского журнала «Ан-ан».
И, пожалуй, вопреки сложившемуся мнению, что выпуск автором колонок происходит тогда, когда ему больше нечего сказать, - это одна из самых удачных и удивительных книг Харуки Мураками.
Его сборники рассказов наши издатели в последние годы издают регулярно. Все остальное уже издано. Совокупный проданный в России тираж книг Мураками, выпущенных только одним издательством за последние 6 лет — более 3 миллионов экземпляров! И чтобы не упускать читателя, подсевшего на книги знаменитого японца, издатели один за одним выстреливают его сборники: «Ничья на карусели», «Исчезновение слона» и «TV-люди».
Эта книга здорово от них отличается. Она написана с удивительной легкостью и неизменной загадкой недосказанности. Это уже не совсем рассказы, но и совсем не очерки. Это размышления человека о том, что нас окружает.
Мураками умеет замечать детали нашего мира, из которых и соткана повседневность. Но его удивительно точные определения и параллели заставляют читателя посмотреть на обыденные вещи совершенно иначе. Будь то разговор о ресторане и его посетителях, история о сожжении бюстгальтеров или о коллекционировании виниловых пластинок, о фильме Вима Вендерса «Клуб «Буэна-Виста», о кошках и феминизме, о пончиках и вечернем бритье, о беге трусцой и безотчетной нелюбви к гольфу.
Эти зарисовки можно читать в любом порядке и с любой страницы. И лучше не заглатывать книгу в один присест, а смаковать ее долго и тщательно, наслаждаясь словами и образами, пропуская музыку и запахи через себя и в очередной раз удивляясь, как же мы раньше это сами не замечали... Отсутствие зауми и псевдофилософских потуг притягивает и оставляет теплое послевкусие удовольствия.

@темы: рецензии (книги

21:56 

ШАГ К МЕЧТЕ

Мюллер К. Мутные воды Меконга. Пер. с англ. Змеевой Ю. М.: Рипол классик, 2010. - 416 с.
Храбрая молодая американка отправляется в путь по неизведанной и загадочной земле Вьетнама. За семь месяцев она четыре раза пересекает страну, проделав путь от дельты Меконга до китайской границы, пройти, проехать и проплыть 6400 миль на велосипеде, мотоцикле, поезде, автобусе, грузовике, буйволе, лошади, моторной лодке, самолете, бамбуковом каноэ и на своих двоих. Она описывает всё, что видит, и вместе с ней читатель переживает массу увлекательных приключений.
За время путешествия Карин cменила 134 гостиницы, пережила 14 арестов, спасла 4 детенышей леопарда, одним детенышем гиббона и одним весьма недружелюбным орлом, купила 23 неограненных рубина, 42 часа прождала попутки, 52 раза починила мотоцикл, выучила 1800 вьетнамских слов. А еще постоянно боролась с навязчивыми попутчиками в виде москитов, клопов, пауков, муравьев, пчел, клещей, блох и сороконожек, съела 429 тарелок супа, 8 фунтов водорослей и выпила бессчетное количество чашек зеленого чая, пять раз простудилась, напоролась на бамбуковую палку, переболела лямблиозом и цингой.
Сегодня на каналах PBS, National Geographic и MSNBS с успехом демонстрируются документальные сериалы Карин Мюллер о Японии и Вьетнаме. Она читает лекции по Дальнему Востоку в Национальном географическом обществе США, ведет авторские программы на радио, пишет статьи для журналов National Geographic и Traveler. Режиссер-документалист и свободная душа Карин много лет живет по принципу Уолта Уитмена «Всегда сопротивляйся и никогда не подчиняйся.
Это уже не первая книга Карин. И надо заметить, что у нее появился свой круг читателей, которые с нетерпением ждут описания ее новых приключений на самых разных континентах.
Когда Карин поехала во Вьетнам, ей было 29 лет. И она очень туманно представляла себе, куда обращается. Были довольно ненадежные контакты, которые могли обернуться ничем, была классическая уверенность в своих силах и ощущение того, что американцы умеют и могут все, а мир прогнется и выдюжит. А еще были детские мечты и явное желание доказать не только себе, но и маме, что она все сможет сама, что детские переезды и экзотика не остались где-то в глубине воспоминаний, а дали ростки, которые как бамбук победно пробиваются к солнцу, несмотря на любые препятствия.
И девушка поняла, что бродить с рюкзаком по неизведанной земле ей нравится намного больше, чем сидеть в пыльном офисе. А если решение принято - нужно действовать.
Карин — удивительная рассказчица. Она умеет подмечать самое главное, но при этом не забывает мелкие, но интересные детали, которые так необходимы любому человеку, собирающемуся отправится в неизвестность. Да, она во многом наивна, а порой даже вызывает раздражение своей самоуверенностью и невежеством. Как можно отправится в страну, которая еще недавно была в состоянии войны с твоей и почти не понимать, куда отправился?
Впрочем, именно таким сумасбродным особам всегда и везет. Там где обладающий знаниями человек предпочтет осмотреться и потеряет драгоценные минуты, такая как Мюллер пройдет напролом. И неважно. Что за ней уже никто пройти не сможет. Она своего добилась, да еще и нам рассказала, как это сделала.
Но тем не менее, ее рассказ очень поэтичен и практичен одновременно. Этим она и привязывает к себе, вызывая симпатию и даже легкую зависть.
Меткость слова и четкая фокусировка на самом важном сказалась и в названии книги. «Мутные воды Меконга» - классическое определение, данное буйной и неуправляемой реке, которая стала своеобразным символом Вьетнама.
Меконг — река в Китае, Лаосе, Камбодже и Вьетнаме (частично образует границу Лаоса с Мьянмой и Таиландом), самая большая на Индокитайском полуострове и десятая по длине в мире. Длина около 4500 км, площадь бассейна 810 тыс. км². Вся жизнь Вьетнама сосредоточена вокруг Меконга. Он ее кормит. Крестьяне выращивают здесь рис и кукурузу. Во время разливов река затопляет обширные пространства, и, отступая, оставляет на полях плодородный ил. А еще в Меконге много рыбы. Для большей части жителей Вьетнама она практически единственный источник животного белка.
Главная транспортная артерия страны - это тоже Меконг.
За два десятилетия, прошедшие с конца войны, природа Вьетнама почти полностью восстановилась. Меконг тоже постепенно очищается от ядов. Его уже нельзя назвать токсичной рекой. Воды его мутны и полны продуктов гниения, но они и дают жизнь.
Большие наводнения становятся национальным бедствием и серьезно подрывают экономику страны, люди гибнут и теряют жилье. Правительство организует эвакуацию людей в горные районы. Но как только вода спадает, они возвращаются к своей кормилице-реке.
Вот об этой жизни и написана книга Карин Мюллер. Она ее увидела не из окна туристического автобуса, а такой, какая она есть на самом деле. Этим и ценны ее путевые заметки. Немного сумбурные, абсолютно субъективные, но написанные любознательным и жизнелюбивым человеком, открывающим Вьетнам не только для себя, но и для нас. Наверное, поэтому ее книги-путешествия мгновенно раскупаются, а затем начинаются долгие ожидания о новых приключениях девушки. Для большинства диванных туристов она надолго стала глазами и ушами окружающего мира. Но так и слышится, как она говорит: Эй, не пора ли бросить теплые кресла и самим сделать первый шаг к мечте?

@темы: рецензии (книги

01:57 

ОТСТУПАТЬ НЕКУДА?

Пучков Л. Ксенофоб. М.: Эксмо, 2010. - 384 с.
Эта книга просто не могла не появится. Пожалуй, за последние годы это самая сильная книга о национализме в России, написанная с позиций самих русских националистов. Это не тупое описание — пошли, встретили, избили, выпили, покачались, зарезали. Это полноценное художественное произведение с эмоциональным накалом, сюжетом и политической актуальностью.
И все же очень сложно сказать, что в нем преобладает: негативный заряд и возможность стать своеобразной библией националистов или правда, которой мы так долго ждали и боялись. «Ксенофоб» могут даже признать экстремистской литературой. Ибо наши правозащитники чаще всего толерантны довольно однобоко и замечают только то, что им выгодно. Но все-таки наверное хорошо, что такой роман появился. Он не может не вызвать в обществе дискуссию. А значит поднимет проблемы свои-чужие, «понаехали тут» и «Россия для русских» совершенно на другой уровень. Ведь проблема изменения общества и его разнородности, расслоения не только по экономическим, но и по национальным признакам не просто существует. Она уже почти зашла в тупик.
Лев Пучков прекрасно знает, о чем пишет. Он видел своими глазами резню в Сумгаите, когда недавние соседи зверели на глазах, вырезали и насиловали целые семьи. Писатель очень боится повторения тех событий на своей родине. Отсюда и боль, которой пропитана книга.
Конечно в ней очень много недостатков. Много плохо прописанных персонажей, сгущение красок, если хотите, даже демонизация отдельных героев и вопросы, на которых не дается ответ. Похоже, что автор оставляет за собой и право на продолжение. Он размышляет вместе с нами и пытается вскрыть нарыв в обществе, на которой это самое общество продолжает закрывать глаза. Очень хочется, чтобы предсказание Пучкова не сбылось. Но создается ощущение, что опоздали мы все. И с этой книгой и с попыткой разрешить ситуацию. Пришельцы не хотят интегрироваться в нашу культуру, мы не хотим вникать в их проблемы. Мы стали чужими. Мы давно уже воюем с недавними друзьями. Это роман-шок. От него бесполезно отмахиваться и делать вид, что его нет. Но решить поставленные вопросы на локальном уровне невозможно. Вот только ли услышат призыв «Ксенофоба» те, к кому он обращен в первую очередь?

@темы: рецензии (книги

15:03 

ПУТЬ ИЗ МЕТРО ДО ПИТЕРА

Березин В. Путевые знаки. М.: АСТ, Астрель, 2010. - 267 с.
«Путевые знаки» Владимира Березина – первый роман нового большого литературного проекта «Вселенная. Метро 2033», запущенного Дмитрием Глуховским, автором популярных фантастических романов «Метро 2033» и «Метро 2034».
То, что цикл начал именно Владимир Березин, совершенно не случайно. Дело в том, известный литературный критик и писатель Березин обрушился в свое время с разгромной критической статьей на книги Глуховского. И надо сказать, что сделал это очень доказательно и обоснованно. Но Глуховский не стал вставать в позу и обижаться на разумную критику. А когда возникла возможность, привлек своего оппонента к работе над собственным проектом.
К сожалению, времени у Владимира было мало. Ему пришлось писать книгу фактически всего за месяц. И этим, наверное, и объясняются некоторые огрехи и небрежность текста. Впрочем, как признается сам автор, ему было интересно работать над этой книгой, идею которой он вынашивал уже давно, и писалось ему очень легко. Вопрос в том, что по стилистике она очень отличается от того, что написал Глуховский, а поэтому вызвала резкое противление со стороны поклонников «Метро 2033». Им или придется привыкать к тому, что новые авторы не собираются подрожать родоначальнику проекта, или сделать вид, что этот проект не существует и переключиться на других писателей, готовых писать «под Глуховского». Но мы то с вами прекрасно знаем, что подражание почти никогда не бывает лучше оригинала, а значит подобная литература обречена на провал и медленное вымирание.
Но вернемся к Березину. Он вывел своих персонажей на поверхность и переместил из Москвы в Питер (это тоже вызвало резкое неприятие со стороны поклонников северной столицы — разве может «москвач» правильно написать про их город?). Главный герой хочет найти отца. Он с друзьями восстанавливает самолет и попадают в Питер. А дальше начинает путешествие из Москвы в Петербург со всеми остановками. Где-то с юмором, где-то слишком простовато и прямолинейно, по-солдатски, а не по-глуховски. Так, как это видит Березин в нашем с вами будущем. Прав ли он — решайте сами.

@темы: рецензии (книги

15:01 

РАЗВЕНЧАНИЕ СЕРВАНТЕСА

Набоков В. Лекции о «Дон Кихоте». Пер. с англ. Бернштейн И., Дадяна М., Дашевского Г., Кротовской Н. СПб.: Азбука-классика, 2010. - 320 с.
«Мы перестали над ним смеяться. Его - герб - милосердие, его знамя - красота. Он выступает в защиту благородства, страдания, чистоты, бескорыстия и галантности. Пародия превратилась в образец».
Это цитата из лекций Владимира Набокова о «Дон Кихоте», которые он читал для студентов Гарварда, куда его пригласили в 1951/1952 учебном году. Издали их только после смерти писателя. Но создается ощущение, что их актуальность не потеряется никогда. Ведь и тот мир, в котором мы с вами живем, тоже забыл, что не надо превращать в образец ту пародию, которая нас окружает. Может быть, в этом и есть наше главное заблуждение?
Лекции выходили на русском языке и раньше. Но в полном объеме, пожалуй, впервые. Набоков никогда не жаловал роман Сервантеса. Как считают исследователи, он хотел «открыть для студентов текст, очистив его от ханжеского вздора, наслоившегося на роман в результате длительной традиции неверного прочтения». Набоков призывает относиться к великим романам исключительно как к «великолепным сказкам», без которых, впрочем, «и мир не был бы реален».
«Я вспоминаю с восторгом, как разодрал «Дон Кихота», жестокую и грубую старую книжку, перед шестьюстами студентами в мемориальном зале, к ужасу и замешательству некоторых из моих более консервативных коллег».
Конечно, нельзя считать стиль и выводы Набокова эталоном понимания романа. Скорее наоборот, они вызывают спор, противление. И этим-то и привлекают, заставляя напрягать мозги и искать аргументы в пользу собственного понимания книги. И конечно нельзя читать Сервантеса только «по Набокову», как бы он ни был обаятелен. Это скорее специи, без которых блюдо не может быть изысканным, но одними специями сыт не будешь. Да и сам Набоков штудировал предшественников-литературоведов и прекрасно знал их точку зрения, без чего дискуссия просто невозможна.
Набоков утверждает, что «Дон Кихот» - одна из самых страшных и бесчеловечных книг за всю историю мировой литературы. Его лекции — тщательный анализ деталей, которые писатель ставит во главу всего. Он возвращает нас к первоисточнику, а не поздним восхищенным описаниям. А дальше читайте и думайте.

@темы: рецензии (книги

14:52 

СКАЗКА НОВОГО МИРА

Робертс Гр. Д. Шантарам. Пер. с англ. Высоцкого Л., Абушика М. СПб.: Азбука-классика, 2010. - 864 с.
Редкий современный читатель осилит книгу такого впечатляющего объема. Но данный роман — исключение, что показывает время, прошедшее со дня выхода книги в свет в 2003 году.
Вокруг «Шантарама» возник некий культ из читателей и тех, кто ждет экранизацию, давно уже обещанную Джонни Деппом, который собирается сыграть в фильме главную роль. Но, видимо, даже на него давит объем и масштабность предстоящей работы.
Еще одна особенность романа — его кажущаяся документальность и мемуарность, поскольку главные события повествования и судьба главного героя во много совпадают и как калька накладываются на жизнь автора Грегори Дэвида Робертса.
Он родился в Австралии, участвовал в различных молодежных движениях, еле соскочил с героина, был приговорен к 20 годам тюрьмы за вооруженные ограбления и, не дождавшись конца срока, бежал и прибежал в Индию, в Бомбей.
Там он жил в беднейших кварталах и создал бесплатную клинику для бомбейских бедняков, затем в далекой от городской суеты деревне учил язык маратхи и обычаи индийцев, где и получил прозвище Шантарам (мирный человек). Но характер и там дал знать свое. На месте Шантарам не усидел. Он связался с индийской мафией, для которой торговал фальшивыми паспортами, организовал для Болливуда собственное кастинговое агентство, отправился на войну в Афганистан.
На этом подробное повествование, по ходу которого вы немало узнаете об Индии, ее обычаях, истории и природе, обрывается. Но судьба писателя продолжает выкидывать новые кренделя. Он не зря ездил в Афганистан и занялся контрабандой героина в Европу, после чего был вынужден скрываться от Интерпола, в Германии организовал собственную рок-группу и даже заключил контракт на запись альбома, но опять сбежал, прячась от полиции.
Его все-таки поймали. Вот тогда, сидя 9 лет в австралийской тюрьме Робертс и написал свой роман. Теперь он снова живет в Бомбее, заканчивает второй том "Шантарама" (всего обещает четыре), основал несколько благотворительных организаций и помолвлен со швейцарской принцессой.
Мы прекрасно понимаем, что вся эта история — новые сказки Шахерезады. Но может именно этого нам так и не хватало, поэтому и сносит крышу у всех, кто берет в руки «Шантарам»?

@темы: рецензии (книги

21:10 

Читали наши папы, читали наши мамы...

Шклярский А. Томек в стране кенгуру. Пер. с польск. Шпак И. М.: Розовый жираф, 2010. - 455 с.
Шклярский А. Томек на Черном континенте. Пер. с польск. Шпак И. М.: Розовый жираф, 2010. - 456 с.
Эти книги вызывают неизменную ностальгию у нынешних пап и мам. Зачитывавшихся приключениями Томека в своем детстве. Поэтому издательство «Розовый жираф» сделало очень правильный выбор — хотя бы в память о собственных счастливых минутах, проведенных над страницами этой серии, взрослые обязательно купят новое издание для своих чад. Даже если им книги не понравятся. Сами перечитают.
Но дело в том, что издательство в целом, и редакторы этой книги в частности проделали поистине титаническую работу, убирая многочисленные огрехи и несообраности предыдущих многочисленных изданий, поскольку их предшественники просто не удосужились поправить корявый перевод, убрать грамматические ошибки... Как было так и ляпали. Пока не появился «Розовый жираф».
Но и это еще не все. Книга очень отличается от предыдущих изданий оформлением. И это тоже потребовало определенной смелости. Несколько поколений детей знали эту серию по яркой мягкой обложке, легко узнаваемой даже в многообразии книжных полок. И вдруг абсолютно новая обложка и множество иллюстраций внутри, как черно-белых, так и цветных. В первую минуту это вызывает некоторое оцепенение и даже неприятие. Как-будто давно полысевший приятель вдруг нарастил волосы. И это сравнение не случайно. Ведь потом мы понимаем, что так лучше. Так и в нашем случае. Стоит сказать отдельное большое спасибо художнику Игорю Куприну, давшему книге и ее героям новую жизнь. Не каждый осмелиться изменить привычный, десятилетиями складывавшийся образ. А ему это удалось. Хорошо бы, чтоб и дальше все продолжалось в таком же духе. Ведь издательство не собирается останавливаться на двух первых книгах серии, а издаст все девять, и даже планирует сделать с четвертого тома новый перевод.
А для тех, кто только собирается познакомиться с этими удивительными книгами, которые в свое время научили мальчишек легко определять на карте, да и просто в разговоре, где какая страна или река находится, несколько слов об авторе и его герое.
Замечательный польский писатель Альфред Шклярский начал писать о приключениях Томека (Томаша) Вильмовского в 1957 году. Тогда его герою было всего 14 лет. В последующих книгах герой постепенно подрастал, ведь все его приключения и экспедиции, как правило, случались во время школьных каникул. Но предыдущие поколения, в основном помнят и знают о семи книгах серии, поскольку восьмую он написал с перерывом в 20 лет, пока работал над другими романами. И это была последняя книга, написанная полностью Шклярским. «Томек в стране фараонов» (1994) издан посмертно. Писатель успел только рассказать замысел романа своему другу Адаму Зельга, а тот в память о друге дописал книгу, проштудировав множество исторических книг о Египте.
В первом томе мальчик — сын польского революционера и ученого вместе с отцом попадает в Австралию, где ловит животных для зоопарков, встречается с цейлонским слоном и бенгальским тигром, охотиться на кенгуру и, конечно, узнает много нового и интересного о разных странах и народах, учась быть смелым, добрым и честным. Остальное читайте...
Олег ФОЧКИН.

@темы: рецензии (книги

22:31 

МИР ЖЕСТОКИХ КОМПРОМИССОВ

Ларссон Ст. Девушка с татуировкой дракона. Пер. со шведск. Савицкой А. М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2009. - 624 с.
5 звезд
Очень жаль, что у этой серии уже не будет продолжения, потому что автор умер, так и не увидев тиража первой книги. Его сердце остановилось, когда он работал над четвертой частью эпопеи «Миллениум» и не торопился публиковать ее. Возможно, если бы он увидел роман изданным при жизни, это продлило бы ему жизнь.
За последние годы вышло так мало действительно интересных триллеров, в которых финал непредсказуем, а автор не зарабатывает на хлеб ремеслом и не выполняет обязательства перед издателем, поставленный в жесткие рамки, а просто увлекательно и неожиданно пишет книгу, понимая о чем пишет, что не удивительно — роман стал настоящим открытием. Им действительно зачитываешься, бросая все дела и выкраивая несколько часов от сна, лишь бы поскорее узнать — что же будет дальше? Уже это причина, по которой книгу Ларссона надо прочитать.
Он сумел скрестить в своем триллере несколько жанров: и экономическое расследование, и история шведского фашизма, и насилие над женщинами, и работа журналиста-расследователя, и несчастная любовь, натыкающаяся на преграды и ломающая их ради нескольких мгновений счастья, и семейная сага, и проблемы одиночества современного человека, живущего в городе. И все это настолько гармонично и естественно написано, что просто не возникает сомнений — так и должно было быть!
Кстати, по версии британской газеты Telegraph, составившей список ста лучших книг последнего десятилетия, роман Ларссона занял десятое место. Также этот роман вошел в список 10 любимых книг Стивена Кинга.
Общее количество проданных во всем мире экземпляров превысило 21 млн. Только в Швеции реализовано 3 млн экземпляров, по миллиону пришлось на Испанию и Италию. Согласно данным шведского издательства «Norstedts», права на публикацию цикла приобрела 41 страна и в настоящее время он продается на территории практически всей Европы, а также в США, Канаде, Бразилии, Японии, Корее, Таиланде и Вьетнаме, Албании, Турции, Израиле.
50-летний Стиг Ларссон - известный шведский писатель, драматург и журналист ушел из жизни после инфаркта 9 ноября 2004 года. А вскоре начали публикацию его трех из десяти задуманных романов серии «Миллениум». И начались они с романа «Девушка с татуировкой дракона» (оригинальное название «Мужчины, которые ненавидят женщин»). Его даже уже назвали «северным вирусом» за то, что она, словно эпидемия, захватила читающую публику...
Ларссон работал журналистом, участвовал в политических акциях, был редактором троцкистского журнала «Четвертый Интернационал» и главным редактором антифашистского журнала «Expo». Его литературный дебют — роман «Аутисты», в котором отсутствовали начало, середина и конец, главный персонаж был непривычно обезличен, связь с узнаваемой действительностью казалась оборванной. Помимо романов он писал пьесы и сценарии.
Роман «Девушка, которая играла с огнем» вышел в 2006-м, «Воздушный замок, который взорвался» в 2007-м.
Сорок лет кто-то не дает покоя стареющему промышленному магнату Хенрику Вангеру и ежегодно присылает ему на день рождения какой-либо редкий засушенный белый цветок в рамке. Вангер уверен, что странные посылки связаны с таинственным исчезновением его любимой племянницы, которой он намеревался передать управление компанией. Магнату уже за 80 лет, и он понимает, что остался последний шанс разгадать загадку, мучающую его четыре десятилетия. Он поручает расследование скандальному, но честному журналисту, прославившемуся экономическими расследованиями, Микаэлю Блумквисту. Вскоре на помощь журналисту приходит молодая девушка-хакер с татуировкой дракона.
Но, казавшееся довольно спокойным дело, дающее возможность решить финансовые проблемы после проигранного суда и удержать на плаву журнал «Милленниум», совладельцем которого он является, вскоре превращается в довольно опасную историю, а всем, кто к ней прикасается, грозит смерть.
Журналисту предстоит узнать, как связана давнее исчезновение девушки на небольшом острове с несколькими страшными и жестокими убийствами женщин, случившимися в разные годы в противоположных концах Швеции. Какое отношение к этим, может быть, ритуальным убийствам имеют цитаты из Третьей Книги Моисея? Кто угрожает смертью самому Микаэлю?
Все это раскрывают в расширенной до острова «запертой комнате» с убийствами, практически по Агате Кристи, современные Шерлок Холмс — Блумквисти его Ватсон в юбке Лисбет Саландер — аутистка с гениальными мозгами и ворохом проблем. Правда, кто из них Холмс еще можно поспорить. Но читать интересно в любом случае.
Фильм датского режиссера Нильса Ардена Оплева «Мужчины, которые ненавидят женщин» вышел в Швеции 30 января 2009 года. Квентин Тарантино и Брэд Питт хотят купить права на ремейк этой ленты. Премьера одноименной картины, снятой американской кинокомпанией «Chicago-based Music Box Films», выйдет в марте 2010. Кроме экранизации первой части цикла, по трем книгам «Миллениума» снимается шестисерийный телефильм, французские и итальянские прокатчики купили права на экранизацию всей трилогии. Осенью в Скандинавии прошел показ экранизации второй части «Миллениума». Несмотря на неоднозначные рецензии кинокритиков, опубликованные в самых авторитетных изданиях, фильм посмотрели миллионы людей.
Остается ждать, когда переведут продолжение, где продолжается тема насилия над женщинами. Микаел расследует преступление и раскрывает все тайны Лизбет, а на последней странице находит ее полумертвую и спасает...

@темы: рецензии (книги

18:39 

МУЗЫКА УШЕДШИХ ВРЕМЕН

Мастер Чэнь. Шпион из Калькутты. Амалия и генералиссимус. М.: ОЛМА Медиа групп, 2009. - 416 с.
К сожалению, создается впечатление, что читателей у Мастера Чэня (в миру Дмитрия Косырева) после второго романа из цикла об Амалии станет меньше. И совсем не по потому, что он пишет плохо или перешел в «цикличность», что чаще всего и вызывает отторжение читателя или вызывает мысли о конвейере.
К Мастеру Чэню все эти посылы не относятся. Он пишет качественную, умную интеллектуальную историческую прозу с легкой завлекалочкой в виде детективного сюжета.
Беда в другом. Он совершенно не думает, что вместе с ним растет только тот читатель, который начал читать его исторические детективы с самого начала, еще с «Любимой мартышки дома Тан». Для тех же, кто берет его книгу в руки впервые, она может может показаться перегруженной лишней информацией и дополнительными знаниями, И потенциальный читатель просто отложит роман в сторону. Не осилит. И очень жаль.
Хотелось бы надеяться, что это все-таки не произойдет. Хотя бы потому, что Мастер Чэнь уже нашел своего читателя. А полюбив его книги один раз, бросить их практически невозможно. Это наркотик знаний, источник, к которому хочется и нужно приобщаться, потому что он несет нам то, что мы вряд ли найдем в другом месте. Это история с искусно вплетенными персонажами, которые могли быть, а могли и стать обычной фантазией автора. Но неповторимый колорит, удивительная Амалия, в которую читатель влюбляется буквально с первого взгляда, способны скрыть все огрехи, даже если они есть. Ради этого удивительного мира ароматов, музыки, кухни, женщин и всех сопутствующих прелестей и коварства Востока на шероховатости внимания не обращаешь. А кажущаяся вязкость текста в процессе чтения даже становится достоинством, которое принимаешь безоговорочно и уже не представляешь, как могло быть иначе.
В этом и есть, наверно, главный секрет мастера Чэня. Он плетет тонкое кружево сюжета на плотной ткани исторических реалий. Мы заныриваем в его книги с головой, а выныриваем с таким грузом знаний, что осмыслить его едва ли успеваешь, пока автор пишет новый роман, уносящий нас еще дальше и дающий возможность увидеть миры, которые к нам никогда не вернуться, несмотря на свою прелесть и наивность, перемешанную с любовью и ненавистью.
Но давайте, все-таки вернемся к самой книге. После бурных приключений в первом романе Амалия эффектно раскрыла инкогнито и предстала во всей прелести образованной, умной и богатой женщины. Но принесло ли ей это счастье и покой?
С самых первых страниц «Амалии и генералиссимуса» становится понятно, что душевное равновесие и счастье так и не стали спутниками этой удивительной и прекрасной женщины.
Приключения продолжаются. И снова мир ретроэкзотики. (Жаль, что туристические агентства не выдают романы Мастера Чэня туристам, отправляющимся в этот регион. Глядишь иначе бы начали воспринимать места, где чувствуют себя новыми колонизаторами, вокруг которых просто обязаны виться отсталые аборигены. Варварство, ведущее с конфликтам порождается невежеством и пренебрежением. Увы, за столько лет ничего не поменялось.)
Мы встречаемся с Амалией в 1931 году. На сей раз в Куала-Лумпур. Но не в той блистательной и современной столице Малайзии, которую мы знаем сегодня, а фактически на задворках агонизирующей Британской империи.
Новый детектив автора посвящен любви легендарного и все еще остающегося для нас с советских времен злодеем Чан Кайши и неисправимой авантюристки Амалии де Созы. При этом не стоит забывать о прообразе Амалии — знаменитой певицы Амалии Родригеш, которая, конечно, никогда не была в описываемых местах, но как женщина вдохновила автора на создание этого волнующего персонажа.
Амалия, как признается и сам писатель, меняется не только потому, что взрослеет и не может постоянно находится в состоянии легкой влюбленности. Она меняется еще и потому, что автор узнает новые подробности о жизни прообраза своей героини и переносит ее душевное состояние и характер на Амалию де Соза.
Наверное еще и поэтому, когда читаешь роман, голос Амалии Родригеш — несравненной исполнительницы фаду, звучит и манит буквально с каждой страницы.
«Я никогда не пойму, чьи глаза на самом деле смотрят на меня с той стороны зеркала» - это сказала не Амалия де Соза, а Амалия Родригеш из Лиссабона. И задала тональность всей книге.
Чан Кайши, главнокомандующий и лидер Китая, начавший сопротивление оккупантам, решением парламента был провозглашен генералиссимусом через 8 месяцев после описываемых в этой книге событий. Он умер в 1975 году, на 89-м году жизни, в своем последнем убежище – на острове Тайвань.
Женщина, которая клевала в книге сигарету коротким быстрым движением, прожила 108 лет. До самой смерти ей доставляли на китайский Новый год рисовый пирог с фруктами, сделанный в отеле «Гранд» в Тайбэе. Пока мадам Чан Кайши была жива, пирог нельзя было купить, он существовал в единственном экземпляре. Его везли из Тайбэя до Манхэттена самолетом.
И это только один фрагмент, который остается за страницами книгами, но вызывает новые и новые образы и желание узнать больше. А еще мы прекрасно понимаем, что новой истории об Амалии скорее всего не будет. Потому что все герои книги входят в новую эпоху — Вторую Мировую войну. И вряд ли сумеют выбраться из этого безумия без потерь.
Видимо, и это стало причиной того, что мастер Чэнь решил вернуться к другому любимому персонажу — Маниаху. Новая книга пока называется «Любимый жеребенок дома Маниахов», а действие все ближе и ближе подходит к нашим рубежам. Мы окажемся в Византии....

@темы: рецензии (книги

14:12 

ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

Иванов . Летоисчисление от Иоанна. СПб.: Азбука-классика, 2009. - 224 с.
Нет никаких сомнений, что эта книга вызовет столь же бурное обсуждение среди читателей, как и фильм «Царь» Павла Лунгина, поставленный по этой книге. Если быть более точным, то книга и писалась под этот фильм. Но перед нами не окончательная версия, а первая часть сценария, которая, несомненно, отличается от окончательного варианта, ставшего сценарием фильма.
Книга интересна еще и тем, что совершенно непохожа по стилистике на то, что писал Алексей Иванов ранее. У него огромное количество поклонников, если не сказать фанатов. Его романы читают и цитируют, на них ссылаются и обсуждают. Тоже самое ждет и эту книгу. Но это уже совсем другой Иванов, не тот, к которому мы привыкли и ждем от него продолжения размышлений лукавого, умного, живущего в собственном мире настоящего русского интеллигента, сподобившегося поделиться собственными размышлениями с окружающими. Это Иванов - философ, сознательно передергивающий исторические факты, поскольку в данном случае они для него совершенно неважны. Для него главное — противостояние двух великих фигур: царя Ивана Грозного и митрополита Филиппа. Из психологическое противостояние и есть то главное, что пытается донести до читателя Иванов. Все остальное — антураж, только подчеркивающий основную идею книги.
Но вряд ли Алексей Иванов понимал, что она вызовет такую дискуссию в обществе, неподготовленном к абстрагированному восприятию истории ради психологического портрета двух гигантов.
Однако произошло именно это. И фильм Павла Лунгина только усилил раскол между теми, кто пытается понять главную идею романа и теми, кто видит в нем оболганную историю Отечества, специально приниженную и показанную жестокой и кровавой. Общество в очередной раз оказалось неготово к философскому восприятию собственного прошлого, проецируя былые события на современную историю и ее нынешних «героев». Увы, история повторяется, и, как всегда, в виде фарса.
Тем не менее, не следует забывать, что это все-таки основа киносценария. Несомненно, хорошего сценария, иначе бы на него просто не обратили внимание, но только сценария. Конечно, по этой книге нельзя изучать историю России. И вот тут-то и есть главная ошибка Иванова и Лунгина. Они сделали книгу и фильм для внимательного и умного зрителя-читателя, который и собственную историю хорошо знает, и психологический аспект произведения готов понять. А таких зрителей-читателей мало. Это опять получилось кино не для всех, которое кинули в массы без подготовки, а они все проглотили, приняв за чистую монету, и даже не поняли, что съели.
Здесь нет политики и четкого посыла к читателю. Иванов вместе с нами наблюдает и размышляет. Он написал притчу, книгу-поединок, который каждый интерпретирует и будет трактовать по-своему, как это уже не раз происходило и происходит с подобными произведениями. Сколько лет русским сказкам? Ан нет-нет, да и вспыхивает спор об их жестокости, вредности и т.д. Их от этого меньше читают? В них не видят доброе начало и мораль? Конечно, видят.
Тоже самое и с этой книгой. Каждый в ней видит то, что хочет видеть, а не то, что в енй есть. Я даже совершенно не уверен, что Алексей Иванов сам понимает, о чем писал. Его мировосприятие и понимание настолько своеобразно и далеко от обыденности, что разобраться в нем подчас не способен и сам писатель. Где уж нам судить о подводных течениях и подспудных мыслях автора.
Но семя посеяно. Противоречия возникли. Гиперболизация происходящего в эпоху позднего Ивана Грозного вызвала наибольшие споры у противников книги и фильма. Вряд ли дело в том, что Иванов не знает исторические факты. Ему было удобно так писать. А раз об этих фактах заговорили, то есть надежда, что еще кто-то захочет почитать и узнать, как все было на самом деле. Разве это плохо?
Проблема скорее в другом. Одновременный выход книги и фильма сразу же поставил книгу в зависимость от экранных персонажей. И мы уже не можем разделить образ Грозного, созданный Петром Мамоновым с тем царем, которого придумал Иванов. Что же тогда говорить о митрополите Филиппе? То последняя роль Олега Янковского. Это очень сильная роль и великий актер. Если внимательно вчитываться в роман Иванова, то легко заметить: его Филипп абсолютно не похож на Филиппа, созданного Янковским. Но мы попадаем под влияние кинообраза и уже не обращаем на это внимание.
А это очень важный момент. Иванов показал митрополита простым мужиком, который с детства был рядом с царем и прикрывал его. Он не собирался вставать во главе православной церкви, но не мог отказать царствующему другу детства. Однако, обостренное чувство справедливости, годы проведенные в отдаленном монастыре, восприятие жизни из того, детского мира, где он еще дружил с «другим» Иоанном не дают ему возможность поверить, что все стало совсем другим. (И нам совершенно не важно, что реальный митрополит Иоанну в отцы годился). Он пытается жить также, как раньше. Но это уже невозможно. И тогда он восстает против царя.
К сожалению, в фильме эта нить потерялась. Мы следим за актерской игрой, а не за тем, что хотел сказать Иванов. Да и измененный сценарий не дает нам такой возможности. Поэтому книгу надо читать внимательно, пытаясь пробиться к «ивановскому» образу Филиппа. Только так можно понять смысл написанного, которое если и имеет отношение к русской истории, то весьма косвенное. Иванов мог взять любой другой исторический эпизод. Для него важно противостояние и изменение двух сильных личностей, а не реалии, в которые помещены герои. Это скорее дополнительный фон, способный усилить или подчеркнуть психологическое действо. Вот тогда книга и начинает нам открываться. А дальнейшее зависит уже от того, насколько далеко мы сами отстоим от образа Иоанна и его скуратовской свиты.
Во всем этом безобразии как бы со стороны наблюдает за происходящим опричник немец Штаден. Он удивляется «варварским» обычаям, он радуется необычным игрушкам. Он одновременно участник и наблюдатель, коим пытается вообразить себя каждый читатель. Штаден и страшен и привлекателен одновременно. Это злодей, способный превратиться если и не в летописца или героя, то сочувствующего и сопричастного. В финале романа он единственный, кто созидает, пусть даже и страшный пыточный городок. Он стал частью мира, который пока не может жить по другим законам, но превносит в него что-то новое. Это предвестник тех перемен, которые ждут Россию в эпоху Петра и более поздние времена. Но пока тому миру, который показывает нам Иванов обычные созидатели не нужны.
Страна подавлена, она еще не может сопротивляться. Противление становится подвигом, фактически ведущим к святости. Но даже под угрозой смерти Иоанн остается один. Его городок кровавых развлечений, сдобренный брагой, промерзает на ветру. А царь Наедине с детскими страхами и опричниками, век которых тоже заканчивается вместе с царствованием Грозного. Пожалуй, это самое яркое проявление народной воли в романе. Иванов не дает нам ответа, что будет дальше. Он бросает нас в тот момент, когда каждому нужно самому решить. Что ждет Россию Ивана Грозного. И только ли ту Россию? Не этот ли страх перед будущим и будоражит умы, вызывая жаркие споры вокруг книги?

@темы: рецензии (книги

23:19 

ЛЮБОВЬ, КОТОРУЮ МЫ ТЕРЯЕМ

Леви М. Те слова, что мы не сказали друг другу; Пер. с фр. Волевич И. М.: Иностранка, 2009. — 478 с.

Эта книга начинается как социальная фантастика. И почти до самого финала смена жанров то и дело сбивает рваный ритм, выбранный писателем для того, чтобы приблизить нас к тем проблемам, которые волнуют главных героев. Наверное, это оправданный ход. Возвраты в прошлое, постоянные споры, недоверие и обиды, которые постепенно тают, хотя копились годами. Мы так живем, мы так видим окружающих и близких даже не пытаясь в вихре сиюминутного остановиться и посмотреть друг другу в глаза, обнять, просто улыбнуться. Мы любим издалека, незаметно. И забываем. Что чаще всего нашим детям нужны зримые и осязательные проявления чувств...
Проблема отцов и детей вечна. Но Марк Леви попытался показать ее по-своему. Так, как умеет он один. Конечно, в книге много недостатков. Кто-то может сказать, что она чересчур сентиментальна и полна морализаторства. Может быть. Но даже этот небольшой перебор оправдан.
Возникновение конфликта между родителями и детьми, к сожалению, неизбежно. С этим приходится сталкивать каждому. Подростковый максимализм, нежелание вспомнить собственную бунтарскую молодость, зашоренность и текучка не дают на времени просто протянуть друг другу руки.
Детям и родителям непросто найти общий язык, но большинство худо-бедно из этой ситуации как-то выбираются, находят компромиссы или подавляют порывы своих отпрысков, неизбежно порождая следующую войну поколений.
Но есть и такие родители и дети, которым абсолютно не везет. Так произошло с главной героиней романа Марка Леви. Джулия Уолш, 36-летняя художник-мультипликатор, собирается замуж. Однако за несколько дней до торжественного мероприятия она узнает, что ее отец, с которым она давно не общается, умер. Похороны назначены как раз на день свадьбы. Последнюю приходится отложить. Джулия уверена, что ее отец - законченный эгоист и ничем, кроме своего бизнеса не интересуется. Во многом она права, он действительно всегда работает. Это человек мира, который сегодня может встать утром в Нью-Йорке, вечером попасть на переговоры в Токио и снова переместиться в Европу или на Ближний Восток. Он там, где делают деньги.
Но самый пик этого отсутствия отца и постоянного невезения приходится на день свадьбы девушки. Кто бы мог предположить, что на день ее бракосочетания будут назначены похороны внезапно умершего в Париже отца? Но это было только начало истории, перевернувшей жизнь Джулии с ног на голову и вернувшей ей истинную любовь.
Пока Джулия об этом даже не догадывается и в ярости от последнего «подарка» родного отца, сумевшего даже после смерти испортить ей такой торжественный день.
Однако через несколько дней ее ждал новый сюрприз. Отец и после смерти не дал ей жить спокойно. Он всегда все планировал за нее, он всегда лучше знал, что ей нужно. И это бесило девушку больше всего. Она хотела жить собственной жизнью. Она отказалась от его капиталов, лишь бы не оставаться зависимой от прихотей деспота-отца. А тот, казалось, не замечал тихого протеста дочери. Он продолжал жить по собственным законам и признавал только собственное мнение.
В довершение ко всем неприятностям она получает по почте огромный фанерный ящик, в котором оказывается кукла-андроид - точная копия ее покойного отца. И жить эта кукла будет всего неделю, за которую Джулия может полностью изменить свою судьбу или просто попытаться получше узнать человека, которого любила и никогда толком не могла с ним поговорить.
Многие читатели считают этот роман лучшим из всего, что написано до сих пор Марком Леви. Согласится с этим довольно сложно. Книга несомненно удалась, но назвать ее лучшим произведением плодовитого француза было несколько преждевременно. У него есть более сильные, прочувствованные и жизненные романы. Однако, посоветовать ее прочитать всем конфликтующим родителям и детям просто необходимо. Возможно она избавит обе стороны от необдуманных и опрометчивых шагов. Возможно, кому-то она поможет наладить контакт со своими близкими или хотя бы заставит всерьез задуматься о своих поступках и словах.
Сложно сказать, что в этот раз Леви последователен и правдоподобен. Подозрения в реальности сюжета возникают с самого начала и потом только укрепляются. Уж слишком фантастичен и одновременно прозрачен сюжет. Но главное в романе все же любовь.
Читается роман легко и быстро. И несмотря на перечисленные недостатки некую предсказуемость, прочитать этот роман очень хочется, чтобы как можно быстрей узнать, чем завершилась эта романтическая и необычная история. И забываешь про некоторые исторические несоответствия и преувеличения, связанные с историей ГДР и падением Берлинской стены, про натянутость научной составляющей книги. Все это отступает на второй план, вызывая только легкий зуд раздражения, впрочем, легко прощаемый за основной лейтмотив истории.
А еще любители популярного французского беллетриста найдут в книге и нескольких героев из предыдущих книг. Неожиданность, которая радует и озадачивает: кого в следующий раз реанимирует Леви? Тем более, что одна из двух ключевых линий романа так и не закончилась. Она обрывается, чтобы появится где-нибудь в будущих книгах, которые только появляются в голове автора.

@темы: рецензии (книги

22:22 

смерть и ложь

Ариэль Бюто. Самурайша. Пер. с франц. Клоковой Е. М.: Фантом Пресс, ЭКСМО, 2009. - 256 с.
Очередной роман уже популярной в России французской писательницы Ариэль Бюто называется «Самурайша». Это не совсем привычная почитателям Бюто женская проза. Роман выходит за рамки легкого жанра, хотя и не дотягивает до серьезного. Привычная ирония сменяется тяжелой психологической и человеческой драмой, основанной на самопожертвовании и столкновении двух культур. А еще здесь много классической музыки, детей и их отношений с родителями.
Бюто рассказывает о жизни и трагической смерти фортепианного дуэта молодых музыкантов. Он француз, она - японка. Им сопутствует успех, они любят друг друга и кажутся счастливой супружеской парой. И вдруг загадочная смерть... за которой стоит ложь, порожденная любовью и болью. Вроде бы и жалко главных героев, но и симпатию они не вызывают. Странный мир странных людей...

@темы: рецензии (книги

23:46 

ПОИСК ЗЛА ПРИВЫЧНЫМ СПОСОБОМ

Нечаева Н. Скинхед. М.: Рипол-классик, 2009. - 416 с.
Если честно, то даже удивительно, что эта книга только появилась. Она просто сама по себе должна была написаться. Да и предпосылок тому было более чем достаточно, начиная от «Скины. Русь пробуждается» покончившего недавно с собой Дмитрия Нестерова, до популистских работ издательства «Стогофф».
Тема молодежного экстремизма и нацизма, набирающих обороты в нашей стране с каждым днем все громче звучит в СМИ и на телевидении, на круглых столах и в выступлениях политиков, в интернете и просто на улице. Вот только проблема от этого не решается, а похоже даже нарастает как снежный ком, доводя до абсурда все правильные и умные раглагольствования.
Смущает только одно. Откуда Наталья Нечаева черпала свои знания, когда писала эту книгу? Нечаева - журналист. Работала в газетах, на радио, телевидении. Как пишут в аннотациях, «в своих книгах пишет о тех, с кем знакома лично, будь то юные ведущие радиоэфира или маститые политики, известные всей стране. Их имена, привычки, образ жизни – в ее книгах.
В свое время создала одну из первых в России коммерческих радиостанций, которая успешно вещает и по сей день. Автор книг «Куршевель. Записки тусовщицы. DOWNHILL», «Русская принцесса Монако», «Мальдивы по-русски. Записки крутой аукционистки» и других». И вдруг «Скинхед». Как=-то это не вяжется с гламуром и модными тусовками олигархов, которые Нечаева прекрасно знает изнутри.
Как утверждают издатели в новой книге показана сломанная судьба скинхеда Вани Ньютона. И его жизнь оказывается переплетенной самым невероятным образом с судьбой полковника ФСБ Стырова. «Драматические события выстраиваются в сюжет, который держит читателя в напряжении на протяжении всего романа. Кто стоит за их спинами и кого никогда не оказывается на скамье подсудимых?».
Вот в последней фразе и таится, видимо, самое главное. За бедными, одурманенными идеями нацизма, избранности и язычества подростками стоят не только циничные вожаки, отбирающие у мальчишек жизни, девушек и деньги, но и спецслужбы. Настолько законспирированные подразделения, что о них только они сами, похоже, и знают. Во всяком случае кукловоды давно уже перестали быть таковыми, сами превратившись в послушных слуг Стырова и его ближайших помощников. Это они решают, когда выйти на улицу скинхедам, когда кому-то еще. Когда принять нужный закон, когда задобрить или разозлить депутатов.
Классический вариант конспирологии. И центр всего зла находится в Питере. А москвичи выполняют придуманные этой хитрой паутиной спецслужб и их помощников планы, слепо идя на поводу.
Если бы все было так конспирологически просто — Нечаевой за раскрытие антигосударственного заговора нужно было бы дать премию и высшую награду страны. Но увы. Возможно, она неплохо знает происходящее в Питере и начиталась старых материалов и движении скинхедов, но совершенно не представляет себе течения национал-социалистов в других городах. А газетные статьи лихо перекраивает подгоняя под собственный текст и легко отбрасывая все, что в него не вписывается.
Конечно и здесь можно возразить, что это не документальное повествование, а художественное произведение с лихо закрученным сюжетом и сложной судьбой главных героев, так и не сумевших прозреть до самого финала.
Возможно. Но в книге очень много легко узнаваемых реалий, которые переводят ее из обычного художественного произведения в другой ранг. Да и сама писательница, думается, прекрасно понимала, что в первую очередь будут оценивать не ее писательский дар. И жаркие споры вызовет не слово, а содержание.
Когда пишешь такие книги ошибаться нельзя ни в одной букве. Кто знает, в какую сторону она сможет повернуть судьбу новых Ньютонов. Почему-то кажется, что убедить она их не сможет. Да и не читают они такие книги. В лучшем случае узнают в пересказе. А значит снова пойдут на улицу бороться за «свой город для русских».
Сама Наталья Нечаева недавно сказала в одном интервью: «Таких книг должно быть больше. Хотя бы для того, чтобы у людей открывались глаза, чтобы они немножко по-другому смотрели на то, что рядом, и понимали, что то, что случилось вчера с таджикской девочкой, завтра с узбекским мальчиком, послезавтра с еврейским подростком, не важно, я сейчас не буду перечислять все национальности, с кем это может произойти, может случиться и с их ребенком. Хотя бы потому, что у него темные глаза или кудрявые волосы, или нос не той формы. И поскольку в Питере эта проблема стоит очень остро, как мне кажется, исходя из того, что я сама вижу, сама наблюдаю, и проблема эта, как я понимаю, замалчиваться больше не может, потому что государственная политика, к сожалению, нацелена на замалчивание проблемы. Легко, когда проблемы нет, когда о ней не говорят, когда про нее нет фильмов, нет книг, значит, и проблемы не существует.»
С этим сложно не согласится. Вот только разделяя всех на «наших» и «чужих» проблему не решишь. И слишком поздно, но понимает это, видимо, и герой книги полковник Стыров. Но эта сюжетная линия остается нераскрытой.
«Герой моей книги в общем оказался среди скинхедов случайно», - говорит Наталья. - «И я думаю, что большинство подростков, которые составляют потом боевые отряды скинхедов, оказываются там случайно.
Книжка о судьбе 18-летнего парня с рабочей окраины, который случайно попал в компанию. Эта компания оказалась бандой скинхедов. Он пытался найти то, чего у него не было. Что нужно подростку с рабочей окраины? Власть, деньги и сила для того, чтобы почувствовать себя мужчиной. Власти нет по происхождению, денег нет по рождению, значит остается сила. Он пошел искать силу. Нашел смерть.»
А вот часть о «дирижировании» спецслужбами националистическими движениями оказалась сырой и неубедительной.
Немало нареканий и к оформлению. Ведь подростки, составляющие большинство наци-скинов очень тщательно следят за такими вещаим. И вряд ли у них вызовет доверие книга с названием «Скинхед» (что уже несколько спорно и обще по отношению к содержанию), на обложке которой нарисован представитель другой субкультуры. Это выстрел в холостую. Вряд ли Наталья Нечаева рассчитывала на такой результат.
И небезынтересны оценки романа представителями самого движения: «...Автор книги, по видимому, не знакомилась близко с представителями правого молодежного движения и поэтому идеология молодых националистов выглядит в книге поверхностно и примитивно. Ее герои-скинхеды очень слабо обосновывают свои убеждения, они все показаны язычниками, гитлеристами, сталинистами и притом весьма неглубокими. Эта часть книги интереса для читателя-националиста не представляет.
В книге безусловно негативно представлены «лица кавказской национальности» и положительно – евреи. Иначе, чем конъюнктурой издательского бизнеса объяснить это невозможно.»
Грустный вывод.

@темы: рецензии (книги

22:27 

ПОГРУЖЕНИЕ В ВИКТОРИАНСТВО

Не только Холмс. Детектив времен Конан Дойла М.: Иностранка, 2009. - 576 с.
Если бы такой книги не было, ее бы просто надо было придумать и издать. Одно из самых лучших и удивительных изданий последнего времени. Издательство «Иностранка» выпустило антологию викторианского детектива так, что эту книгу не просто хочется взять руки, ей хочется наслаждаться и не торопясь перелистывать страницы. Составителям, дизайнерам и художникам удалось воссоздать книгу именно той эпохи. Но при этом она сохранила все положительные атрибуты и достижения современной печатной технологии.
Страницы хоть и стилизованы под викторианский журнал двумя колонками и желтоватым цветом, но текст от этого не становится менее разборчивым и не напрягает глаза читателя.
Книга напечатана на специальной бумаге, которая создает неповторимое ощущение классического издания. Использованы материалы, похожие на натуральную кожу, что делает ее похожей на дорогое подарочное издание.
И отдельной похвалы заслуживает иллюстративный ряд, от которого в последние годы мы отвыкли при чтении детектива или романа. Если это, конечно, не супериздание за баснословные суммы. Книга иллюстрирована гравюрными рисунками первых журнальных изданий и снабжена любопытным глоссарием в картинках, а также специальными информационными материалами. А биографии авторов не менее интересны, чем их произведения. И читать их надо обязательно. Получите едва ли не большее удовольствие. Статью об истории не литературных, а настоящих полицейских и сыщиков в Британии и Америке написал Светозар Чернов, автор не менее интересной книги «Бейкер-стрит и окрестности». А Александра Борисенко написала познавательный очерк о развитии жанра детектива в викторианское время. Отдельно стоит отметить и замечательный перевод.
В общем, стиль выдерживается во всем от начала до конца.
В книге «Не только Холмс» собраны произведения самых разных авторов детективного жанра конца XIX — начала ХХ вв., который предстает перед читателем во всем своем многообразии: здесь и судебная драма, и детектив научный и плутовской, и леденящая кровь модная нынче готика.
Название тоже выбрано со смыслом. Для большинства читателей эта эпоха ассоциируется в первую очередь с рассказами о Шерлоке Холмсе. И конечно, его слава за прошедший век не только не померкла, а набирает обороты за счет многочисленных переизданий и экранизаций. Но сложно представить, что в ту эпоху больше ничего не читали и не писали по обе стороны Атлантического океана. Просто мы про это немного забыли. А составители этой замечательной антологии решили нам напомнить, чего мы себя лишили.
У Холмса было немало не менее знаменитых и именитых литературных соперников. Популярные английские и американские журналы были буквально наводнены увлекательными детективными историями, вошедшими в моду на рубеже веков. С лучшими из них вы и познакомитесь в этой книге. Причем в большинстве случаев для российского читателя это будет первая встреча. Среди авторов — Миссис Генри Вуд, К. Л. Пиркис, Фергус Хьюм, Мэри Э. Уилкинс, М. Ф. Шил, Роберт У. Чамберс, БЭрнест Брама, Артур Б. Рив, У. Х. Ходжсон, Р. Остин Фримен и другие.
Гранта Алена современники характеризовали как «атеиста, социалиста, ботаника, зоолога, химика, физика, антрополога, историка, журналиста, критика, романиста». Артур Моррисон провел детство в трущобах лондонского Ист-Энда, а умер богатым человеком, страстным собирателем японских гравюр. Матиас Макдоннелл Бодкин был членом ирландского парламента. Гай Бутби до того, как стать писателем, попробовал множество занятий, включая ремесло ловца жемчуга. Эрнст Уильям Хортунг женился на сестре самого Артура Конан Дойла. Эмма Орци была настоящей венгерской баронессой. Жак Фатрелл утонул во время катастрофы "Титаника".
Описываемая эпоха заслуживает более пристального внимания и интереса. И жаль, что мы так мало о ней знаем. Это был апофеоз романа-фельетона (романа-с-продолжением, печатавшегося в еженедельных и ежемесячных журналах).
Особо стоит выделить рассказ Мелвилла Дэвиссона Поста «Corpus delicti». Пост выбрал главным героем рассказа адвоката Рэндольфа Мейсона. В отличие от сыщиков типа Холмса, он не ловит преступников, а занимается обратным процессом: ищет все возможные лазейки в законах, для того чтобы оправдвть жуликов. И его главная цель — доказать, что «самые страшные преступления, в том числе убийство, могут быть совершены таким образом, что, будь даже преступник известен и взят под стражу, закон не сможет наказать его». В «Corpus delicti» описано убийство, совершенное именно «таким образом». Оно и совершенно идеально, если можно так говорить об убийстве, и описано не менее блистательно и хладнокровно. «Мужчина быстро высвободил правую руку и вытянул из рукава большой мексиканский нож. Он провел пальцами по боку женщины. Ощутив биение ее сердца, он занес нож, крепко сжал рукоятку и вонзил отточенное лезвие женщине в грудь. Хлынула горячая кровь, потекла по его руке, полилась на ноги. Мужчина встал, вытащил нож и вложил его в чехол на поясе, расстегнул платье и стащил его с трупа... Положил тело в ванну и начал расчленять его тем самым мексиканским ножом... Тщательно разрезав тело на мелкие куски, он убрал нож в чехол, вымыл руки».
Есть чему поучиться и нашим многочисленным новоявленным Конан-Дойлям и тем, кто покупает книги авторов, выпускающих по сто романов за один присест, даже не утруждая себя запомнить последовательность собственного сюжета.

@темы: рецензии (книги

22:26 

УНЫЛЫЙ ГЛЯНЕЦ

Бабяшкина А. Мне тебя надо. М.: РОСМЭН, 2008. - 256 с.

После выхода популярной книги и сериала «Секс в большом городе» многие молодые журналистки (да и журналисты) вообразили, что могут писать книги. Причем делать это отнюдь не хуже, чем автор упомянутого бестселлера. Только вот не учли они одной важной детали. Писать практически о том же самом нужно либо очень талантливо, либо вообще не писать.
Но все эти благие советы довольно сложно услышать за собственными амбициями и хвалебными одами на страницах аналогичных глянцевых журналов. Это за глаза собратья по перу судачат и перемывают косточки начинающим литераторам, а рецензии из солидарности и прочих корпоративных интересов пишут только в возвышенных тонах. Даже премией могут наградить. Разве жалко?
Молодой литератор Анна Бабяшкина — журналист, пиарщик, редактор журнала «Sex and the City» (странное совпадение). Победитель конкурса начинающих писателей «Бестселлер». Ее новая книга — а Анна печет их как пирожки — вышла при информационной и рекламной поддержке крупного развлекательного портала знакомств. Ну как не порадеть родному человеку!
Эту книгу можно было писать, а можно было бы и не писать. Если бы не крупная рекламная компания и все выше перечисленное — на нее обратили бы внимание единицы. А так она попала в рейтинги и получила сносные, хотя и немногочисленные отзывы.
Да и написана книга как бы впопыхах. Явно без участия издательского редактора. Либо оно было минимальным. Такое ощущение, что к середине книги Анна либо забыла, что хотела писать дальше, либо резко поменяла сюжетную линию. На литературный прием данное действо похоже мало. А дальше пошло по глянцевой накатанной: от «все мужики — козлы», до поползновений на психоанализ взаимоотношений и инертность современного общества. Есть отдельные удачные фразы и образы. Но они как-то теряются в общем стиле глянцевой рубрики «Ты и я». А жаль. Может быть стоило не торопиться и посидеть над книгой. Глядишь бы и получилось что?

@темы: рецензии (книги

22:23 

Шилова Ю. Мой грех, или История любви и ненависти. М.: АСТ, АСТ-Москва, 2009. - 318 с.
После перехода Юлии Шиловой из одного издательства в другое, она стала одним из самых читаемых авторов конкурирующей компании. И даже сложно сказать, что хуже Донцова или Шилова. У каждой свой подход к читателю.
Вроде бы обе женщины-литераторы совсем не глупы, хотя и используют на полную катушку имидж классической блондинки. И тиражи у обеих огромные. Но как это можно читать нормальному человеку — сказать сложно. Правда Шилова немного отстает у нее не 100, а чуть более 60 книг. Есть куда стремиться. Или остановиться и решить, что писать дальше.
А пока очередная «история любви и ненависти» о девушке с трудным детством, сумевшей выбраться и стать богатой. Ну а потом в шиловской манере происходит «загадочное убийство». И на каждой странице розовые сопли по красавцу Филу. «Классика жанра». Прочитал и забыл еще не дочитав.

@темы: рецензии (книги

Нестройность мысли

главная