10:03 

Хиберд
Feel the crack.
Третья стадия.
Участники: TYL!Занзас/TYL!Ямамото Такеши.
Кодовое слово: Торий.

Отыгрыш завершен!

@темы: Третья стадия, Первый круг, Завершенный отыгрыш

URL
Комментарии
2010-05-15 в 12:21 

Mon coeur est broqueur
Такеши яростно целовал его, кусался, царапался. Вжимался в него еще еще сильнее, крепко обнимал - в общем, вел себя как человек, наконец-то дорвавшийся до чего-то желанного. Занзас хмыкнул, еще крепче сжимая пальцы на плече мечника и не менее яростно кусая его губы в ответ.
Ты гляди, а от смущения уже и следа не осталось.
Другой рукой Занзас рванул воротник рубашки Такеши (спокойно растегивать пуговицы не хотелось абсолютно), сейчас только мешающийся. Оторвался от него, отвел подбородок чуть вверх.
- Убери уже свой меч куда-нибудь, - недовольно пробормотал он, впиваясь злым поцелуем в основание шеи Такеши. Лихорадочно при этом думая, как можно побыстрее добраться до дивана. На худой конец - до кресла.
Секс около входной двери совершенно не прельщал Занзаса.

2010-05-15 в 13:47 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Ямамото не сдержался - запрокинул назад голову, выдыхая тихий и короткий, но от этого не менее чувственный стон. Кожу там, где его касался Занзас, жгло нестерпимо. От поцелуев вверх по спине прокатывались обжигающие волны, постоянно хотелось выгнуться, вывернуть все мышцы, кусать и облизывать собственные губы - слишком остро, как по оголенным нервам.
От заявления насчет меча уголки губ сами растянулись в кривой, несбалансированной ухмылке.
- О, - протянул мечник в ответ - слегка ехидно, но сорванным хриплым голосом. - Вы не любите игры с острыми предметами?
Ямамото тоже не любил. Ненавидел.
Пухлая обивка подлокотника кресла, где совсем недавно сидел Такеши, с пустым и неприятным звуком лопнула, прорываясь под острием с размаху всаженного туда лезвия. Кинтоки как будто завибрировал в возмущении, оставленный хозяином, хотя Ямамото было далеко не до того. Меч так и остался в кресле, наполовину всаженный в обивку. Оправдываться Такеши не стал, хотя и изрядно попортил мебель - знал, что сейчас это слишком второстепенно. Он слегка нервными пальцами потянул вниз галстук, выпутался из пиджака, давая ему съехать с плеч на пол, взялся за застегнутые пуговицы рубашки - но в конце концов просто рванул ее края в стороны. Пуговицы застучали по полу мелкой россыпью.
- Отпустите, я разденусь, - шипением попросил он, всего на пару секунд решаясь отвлечься, хотя и сам его отпускать - отказывался. Ладони обеих рук скользнули Занзасу под рубашку, провели вверх по разгоряченной коже, избегая задевать шрамы. К ним Такеши и вовсе испытывал нечто странное, похожее на благоговение. Он сам был порядком потрепан и оцарапан во многих битвах, но со следами Занзаса в сравнение это никак не шло.
«Нужно хотя бы закрыть дверь».

2010-05-16 в 04:29 

Mon coeur est broqueur
Краем глаза Занзас успел заметить, как именно убрал свой меч Такеши. Ухмыльнулся, предвкушая, как после будет спрашивать с этого мусора объяснения - сейчас это было не слишком важно. Ямамото чуть ли не сквозь зубы попросил выпустить его из грубых объятий - причем, сам отпускать Занзаса он абсолютно не собирался, - и тем самым вновь заставил мужчину чуть слышно хмыкнуть.
- Обойдешься, - бросил он, пытаясь как можно быстрее снять рубашку с этого своего "неожиданного" любовника.
Наконец справился с этим, вновь прижал Такеши к двери, кусая его губы. Черт, Занзас никогда бы и не подумал, что он сможет настолько хотеть кого-то прямо "здесь и сейчас", что ему даже будет наплевать на то, где это все будет происходить.
Черт, а закрыл ли я тогда дверь?
Занзас иступленно целовал Такеши, впивался в его губы, плечи, царапал спину. К черту какие-то поблажки - он собирался получить все. Не важно, каким именно путем - но получить все, что требовал его разум. И тело.
Такеши умудрился расстегнуть его рубашку - и Занзас, буквально на пару секунд отрываясь от мечника, сбросил ее на пол (черт с ней, сейчас это его совершенно не волновало), вновь приникая к губам Ямамото. Кусая их, и с каким-то странным наслаждением слизывая кровь. Это было смешно, нелепо - но как-то удивительно правильно и нормально. Впрочем, вряд ли бы возбужденный мечник сейчас попытался бы еще и язвить.
Занзас быстро и уж слишком проворно расстегнул ремень на брюках Такеши, слыша, как тот стонет от легких, почти невесомых прикосновений. Сейчас ему явно хотелось большего - что бы этот мусор стонал громче, задыхался, чуть ли не выл от наслаждения. И он уж точно собирался этого добиться.

2010-05-16 в 19:23 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Прямо у входной двери сексом Такеши никогда не занимался. От этой мысли он только чуть слышно фыркнул, после снова припадая к жестким и уже чуть припухшим губам Занзаса. Отчего-то еще он считал, что такому человеку будет отвратительно раздевать мужчину и вообще в принципе спать с ним - но, видимо, варийский босс рассчитывал провести время с максимальной для себя выгодой.
Пальцы пробежались сверху-вниз, дергая пуговицы, потом - торопливо и жадно скользнули по бокам Занзаса, скорее царапая кожу, чем лаская. Ладони остановились на крепких ягодицах за тканью брюк, грубо смяли, сжали. На секунду они друг от друга отпрянули, когда торопливо раздевались - после снова схлестнулись, сплавляясь горячей кожей, обжигающе близко и безумно, и почти больно.
Болели губы от грубых поцелуев, Такеши смутно чувствовал, что с прокусов по подбородку тонкой красной дорожкой текла кровь. Поцелуи имели тяжелый солоноватый привкус - расширялись зрачки от знакомого запаха, возбуждение начинало казаться грязным. Болела кожа - шея, бока, спина - казалось, все тело было испещрено царапинами, воспаленными, бледно-красными на смуглой коже.
Ямамото не понимал, почему ухмылялся, но от таких резких "ласк" тянуло только на что-то такое же безумное. Будто пытаясь перевести дух, он откинулся спиной на дверь - она глухо щелкнула от тяжести, спину приятно холодила прохлада дерева - и слегка подался бедрами к рукам Занзаса, пытаясь потереться пахом. Глаза закрывались сами, спина сладостно изгибалась и стоны едва слышными вздохами вырывались изнутри.
Щелкнула пряжка ремня. Когда Занзас отстранился - всего на немного - Ямамото и сам, повинуясь чему-то немыслимому, похожему на азарт, дернулся вперед. Припал губами к его шее, игриво прикусывая кожу, зажал между пальцев соски, поцеловал за ключицей, длинно ведя языком по шраму снизу-вверх. Настолько острого возбуждения, граничащего с азартом, адреналином и вскипающим ощущением опасности, он... наверное, никогда и не чувствовал.
Как оказался на коленях - он почти не помнил. Ямамото дернул тяжелую пряжку ремня, ловко распутал его, расстегнул ширинку. Занзас возбудился порядочно - мечник потер ладонью, обхватывая сквозь ткань, твердый член. Лизнул, слегка прикусывая, кожу над поясом брюк - а после, зацепившись за ткань на бедрах, потянул их вниз.
- Закройте дверь на замок, - бросил он, коротко глянув на него снизу-вверх. Раздирало противоречиями.

2010-05-17 в 00:54 

Mon coeur est broqueur
После того, как Такеши оказался на коленях перед ним, Занзас подумал что начинается терять контроль над ситуацией. Тот небольшой, слабый контроль, который помогал ему чувствовать себя главным во всей этой ситуации. А теперь он постепенно начал сдавать позиции.
Он ведь не оттолкнул Ямамото от себя, не поднял его с колен, не прижал снова к двери, до крови впиваясь в его губы, нет. Напротив, чуть ли не застонал от того, как ловко Такеши расправился с ремнем, грубо обхватывая его член. Прикусил губу, втянул сквозь зубы воздух - но все же сдержался.
Неизвестно, что бы он подумал, если бы я себе подобную слабость позволил.
Такеши остановился, посмотрел на него как-то серьезно и попросил закрыть дверь. Занзас хмыкнул.
- Боишься, что нас кто-нибудь застанет? - язвительно пробормотал он, делая шаг вперед и доставая из кармана брюк ключ. Быстро закрыл дверь, отбрасывая ключ куда-то в сторону (сейчас это явно было не слишком важно), и вернулся обратно к Ямамото.
Не выдержал и положил ладони на голову мечнику. А потом (даже совершенно неожиданно для себя) Занзас вплел пальцы в короткие волосы Ямамото, притягивая его ближе к себе. Так, что дыхание мечника касалось его обнаженного живота.
Это заводило, черт возьми.
- Давай, мусор, - хрипловатым голосом произнес Занзас, - действуй.

2010-05-17 в 11:28 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Такеши в этой ситуации нравилось абсолютно все, и его это где-то даже пугало. Он не стал сдерживать тихого стона от боли в натянутых волосах; послушно откинулся, томно, долго выгибаясь, и запрокинул назад голову, щекой прислоняясь к его животу. Прижался к его ногам гребаной собакой, нарочно соблазнительно кусая уголок нижней губы, и усмехнулся в ответ на его хрипловатый шепот - они оба возбуждены и заведены одинаково безумно.
Черт, иногда хотелось быть грязным.
Мечник целовал живот Занзаса, слегка сжимая зубами выступающие косточки таза, обводил языком шрамы, пока стягивал и нижнее белье к коленям. Чувство полной власти над собой сводило с ума и задевало, отчего по спине разливались обжигающие мурашки. Он ощущал себя... униженным? Тоже в какой-то мере. Грязью выводить грязь - вполне в духе мафии...
«Без шрамов - и слава Мадонне», - пронеслось в голове Ямамото, когда он изучающе, осторожно сжал ладонью напряженный член. Еще раз вспоминая его хриплый голос, от которого в паху тяжелело и дышать становилось почти невозможно, Такеши накрыл губами влажную головку, пытаясь прогнать отвращение. Взамен было бы неплохо услышать хоть один стон. Хоть один... и в полный его голос.
Головка уперлась в щеку с внутренней стороны. Еще раз тщательно обведя языком член Занзаса, Такеши отстранился, как-то остервенело облизывая губы, грубо сжал ладонь и парой движений растер влагу по члену, чтобы облегчить скольжение. Понимая, что это удовольствие слишком острое, он весь обратился в слух, готовый последовать лишь малейшему жесту или слову.
Медлить было бессмысленно - действовал Ямамото скорее интуитивно, без какой бы то ни было системы. Языком провел по тонкой щелке, слегка поддевая уздечку, приоткрытыми губами скользнул от головки до корня, отслеживая языком набухшие вены и жилки, после - тяжело сжимая ладонью у самого основания, медленно взял в рот как можно глубже. От этого мигом чуть не свело челюсти, пробрало дрожью возбуждения. Ямамото свободной рукой сжал себя через ткань трусов и невольно низко, гортанно застонал.
«Пусть делает что угодно, но молча», - невольно мелькнуло в мыслях. Занзас наверняка не настолько отвратителен, чтобы после давить на гордость...
Такеши не столь уж часто приходилось спать с мужчинами, тем более - отсасывать им, но тот единственный умник, который догадался нежно назвать его шлюхой, после учился говорить заново.

2010-05-21 в 00:23 

Mon coeur est broqueur
А он довольно опытный...
Думать не хотелось. Совершенно. Все мысли, кроме этой странной констатации факта, куда-то поспешно исчезли, выдвигая на передний план одни лишь ощущения и гребаные чувства, так некстати появившиеся.
Занзас закрыл глаза, притянул Такеши за волосы ближе к себе, заставляя его глубже вобрать в себя член - и, не выдержав, почти неслышно застонал. Черт, черт, черт. Эти мягкие, немного потрескавшиеся губы на его члене, этот язык, ловко скользящий по всей длине - черт, это все было слишком охрененно.
Занзас сжал зубы, грубовато потянув Ямамото за волосы, направляя, застонал - на этот раз уже громче.
Хотелось большего. Много всего и сразу - что бы эта невыносимая пытка продолжалась долго (уж слишком она была хороша). Но больше, правда, хотелось отстранить мальчишку от себя, прижать его лицом к двери и, может слегка покусывая его шею, хорошенько оттрахать его.
А еще почему-то мелькнула короткая мысль о том, что у этого мечника в свое время были очень хорошие учителя. Занзас тихо хмыкнул, открывая наконец глаза, и невольно сглотнул, глядя на вольготно расположившегося у его ног Такеши, отсасывавшего у него и успевавшего попутно ласкать себя. Занзас облизал пересохшие губы и потянул мечника за волосы назад.
Действительно, хотелось большего. И прямо сейчас.

2010-05-21 в 15:50 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Ямамото подумал, что таким путем он кончит от одного только звучания его голоса. Его стоны, от которых все внутри скручивало желанием, стоили, как минимум, всей этой поездки в Италию. Хотя зашли они куда дальше, чем можно было предполагать, и это явно был еще не предел - от этого сладко тянуло и ныло в паху.
Порой дыхание перекрывало - слишком глубоко брал, щедро обводя языком, крепко сжимая губы. В уголках рта болело от сильного растяжения, челюсти затекали. Хотя останавливаться и не хотелось - сильные руки Занзаса в волосах, стоны, восхитительное тело... Близко, запретно, слишком раскрыто. Но ощущения неправильности до сих пор не возникло.
Натянулись волосы, так болезненно, что Такеши отметил это почти недовольным стоном. Он отвлекся нехотя, медленно подаваясь назад, лихорадочно вытер губы тыльной стороной ладони. Когда наконец удалось сомкнуть зубы - это было настоящее облегчение.
А очень легко можно будет понять, что он делал, по растрескавшимся губам и болезненно напряженным уголкам - заживать ведь будет долго...
«Ну и что».
От предвкушения трясло мелкой дрожью. Ямамото поднялся медленно, на ходу, наконец, стягивая брюки и трусы вниз, к ногам, но не выпутываясь из них - время терять он не собирался, тем более что Занзас явно решил взять его прямо здесь, не растрачиваясь на роскоши. Щеки горели от возбуждения и легкого смущения разом - он был абсолютно открыт. Волнующе...
Взгляд сам собой жадно и восхищенно перетекал по его торсу, шрамам, четко очерченным мускулам - хотелось целовать следом, кусать, облизывать, обжигая дыханием. Хотя губы Ямамото прятал, даже не рассчитывая, что ему позволят целоваться после того, как он держал во рту его член. К его брезгливости он бы относился с пониманием.
Быстро не выдержал - щекой улегся на его плечо, захлебываясь теплым и острым запахом, прижался грудью, чувствуя, что мышцы выворачивает от напряжения. Сталкиваясь бедрами, потираясь членом о его член и до наглости грубо сминая ягодицы ладонями, шипел - трахни меня, ударь как можно сильнее, затрахай до смерти.
Идиотское доверие - а он бы хотел получить по лицу. Именно от Занзаса и именно в "порыве страсти". До синяков и пятен перед глазами. Какая иначе сила без боли?

2010-05-21 в 20:03 

Mon coeur est broqueur
Такеши прижался к нему, откровенно нахально вжимаясь в него, шипел не слишком разборчивые фразы, хотел его.
От накатившего возбуждения почему-то темнело в глазах. Занзас втянул сквозь сжатые зубы воздух и наконец-то нашел в себе силы отодвинуть мечника от себя - моментально почему-то стало очень не хватать ощущения теплого, возбужденного тела вполтную с собой. И грубых ладоней мечника на своей заднице. И его
Занзас оттянул Ямамото назад за волосы, нагнулся и, на секунду заглядывая ему в глаза, вновь впился слишком жадным поцелуем в его губы. Зло прикусывал, потом поспешно слизывая с его губ выступившую кровь, грубо натянул и так короткие спутанные волосы мечника - лишь бы ему было удобнее издеваться над губами мальчишки.
Вариец сделал шаг вперед, прижимая Такеши к двери, одной рукой он слишком грубо сжал его член, проводя большим пальцем по головке - и усмехнулся. Все-таки подобное выражение лица мечника ему очень и очень нравилось.
- Разворачивайся, - хрипло выдохнул он на ухо Ямамото, пробегая пальцами по всей длине, - сейчас.
Руки у Занзаса мелко дрожали - слишком невыносимо было это долгое ожидание. Слишком большим было предвкушение.

2010-05-21 в 20:53 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Ямамото понимал, что наверняка просто повернулся от дикого желания, но - он и правда сходил с ума. По Занзасу. Он не помнил, что хотел кого-либо так же сильно, как и его, до дрожи, рвущихся стонов, пятен перед глазами. В мыслях сами собой всплывали соблазнительные картины - как прижимается горячее тело к спине, протискивается в него влажно и до краев заполненно, как от этого обжигающие волны заставляют выгибаться, не стонать даже - кричать в полный голос, умоляя еще, больше.
Он сам не ожидал, что так ответит на поцелуй - но тело будто само рванулось, дернулось к Занзасу, руки плотно сомкнулись вокруг шеи, не отпуская. Восхищение и непонятная благодарность пульсировали, лились через край. Это так остро. Этого хочется до боли в паху. Проникающих, раздирающих насквозь жестких и жарких ощущений. Это невозможно было передать ни поцелуями, ни ласками - это и вовсе казалось издевательским, особенно когда хотелось намного большего.
...Губы Занзаса - это просто безумие. В конце концов, когда его грубо прижали, плотно стискивая рукой болезненно напряженную плоть - Такеши чуть не взвыл, умоляюще двинув бедрами вперед. Спасся только, в самый последний момент прикусив кулак, тем самым обрывая стон в самом начале. Если они собирались сделать это у двери - шуметь категорически воспрещалось.
Быстрее бы. Ощутить в себе, наконец.
Такеши с огромным трудом отвел слегка подернутый пеленой возбуждения взгляд от глаз напротив, смотрящих так же жадно, голодно. Слизнул с губ кровь, подался назад, умоляюще выдохнув и сняв с себя руки Занзаса - начинало казаться, что вот-вот кончит, если тот продолжит в таком духе - и повернулся, наконец, грудью приваливаясь к скрипнувшей двери, и удобно расставил ноги, сколько это было возможно со спущенными брюками. Ладонями покрепче ухватился за раму - в конце концов, его вот-вот перестанут держать ноги. И оглянулся через плечо, упрямо отказываясь отпускать его взглядом.
Задницу он подставил практически призывно.

2010-05-21 в 23:26 

Mon coeur est broqueur
Занзас не мог не согласиться с мыслью о том, что такой Ямамото - стоящий спиной к нему с голой задницей, возбужденный до предела и слишком явно желающий его, Занзаса - выглядел очень... порочно. И просто охрененно. Это заводило, это казалось чем-то слишком нереальным.
Занзас сглотнул, прикусывая губу - лишь бы на какое-то время отвлечься от изнывающего напряжения в паху, мешавшего думать, - и, не отрывая взгляда от умоляющих и чуть замутненых от сильного возбуждения глаз Такеши, грубо взял его руками за ягодицы, чуть разводя их в сторону. Все еще смотря мечнику в глаза, медленно облизнул два пальца, и так же медленно начал вводить их в мечника.
На самом деле, больше всего Занзасу сейчас хотелось отбросить в сторону всю эту ненужную подготовку, грубо войти в Такеши, прижимая его к двери, грубо оттрахать - так, что бы тот себе губы искусал до крови, стараясь не стонать на весь особняк. Мало ли, перебудил бы всех еще - с него-то станется.
Черт, мальчишка, ты меня с ума сводишь...
Хотелось большего, нереально хотелось большего - но Занзас держал себя в руках, растягивая Ямамото. И тихо хмыкал, слыша довольные стоны мечника.

2010-05-22 в 10:38 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Нижняя губа, слегка припухшая от укусов, каждый раз вспыхивала ноющей болью, как Такеши сжимал ее зубами, сдерживая громкие стоны и вскрики. Перед глазами немного плыло, а взгляд Занзаса так его и не отпускал. Скользнувший по подставленным пальцам язык, и спутанные волосы, и даже сейчас опасные глаза, и его возбужденный, но предела заведенный вид... Мышцы внизу живота, казалось, почти-почти разрывались от напряжения, выворачиваясь наизнанку - это выглядело охеренно. Так грязно, намекающе-пошло и неравнодушно.
Влажные и неприятно холодные пальцы скользнули внутрь, раздвигая мышцы. Ямамото коротко дернулся, не сразу привыкая к резкому ощущению заполненности и растяжения. Машинально сжался, зажмурился, давя в себе боль от проникновения, сглотнул застывший комом в горле вскрик. Но сейчас эта боль была настолько неважной - спина горела, будто ее облизывало огнем, дрожь разливалась волнами по всему телу, а в спутанных мыслях быстро согревшиеся, толчками движущиеся пальцы могли сойти и за нечто более существенное.
Мечник расслабился рывком, подчиняя себе свое тело. На смену боли пришло острое удовольствие - неполное, но сильно возросшее. Когда влажное и теплое внутри протолкнулось немного дальше, натягивая мышцы - Такеши не выдержал, вспыхнул стыдом и смущением, резко спрятав от варийца глаза. Терпеть было невозможно - он выдохнул просящий, почти ноющий стон:
- Занзас, пожалуйста... Меня сейчас взорвет...
Голос Такеши охрип, насквозь пропитался желанием и совсем чуть-чуть - мольбой. Это было невозможно терпеть - стоны сами вырывались, тонкие, тихие и невозможно возбужденные. К концу он наверняка охрипнет и вовсе потеряет голос.
К черту бы все это... слишком долго. И почти что слишком мало. Два пальца сильно уступали крепкому члену, хотя и это ощущение Ямамото мог только слабо представлять, каждый раз от возникавших картин ощущая сладкую дрожь нетерпения.

2010-05-24 в 00:16 

Mon coeur est broqueur
Хриплый голос Ямамото заставил Занзаса вздрогнуть. Мужчина прикусил нижнюю губу, что бы не застонать от мысли о том, что совсем скоро этот мальчишка будет только его, и вытащил наружу пальцы. Такеши вздрогнул и подался назад, будто нахально предлагая всего себя - вот, Занзас, я. В полном твоем распоряжении.
Занзас сглотнул, делая шаг вперед и беря Ямамото за ягодицы. Развел их еще больше и неуверенно прижался головкой члена ко входу. Поджал пальцы на ногах, вздрогнул, предвкушая себе просто отличный секс с этим мальчишкой, и резко вошел в него.
Твою мать...
Мысли все как будто бы исчезли. Осталось одно только желание, одни только инстинкты, которые подсказывали действовать без промедления. И Занзас подчинился им, входя в Такеши до конца. Замер, зажмуриваясь от удовольствия, тихо застонал, и чуть качнулся, будто пытаясь привыкнуть к новому ощущению.
Руки у варийца дрожали, пальцы грубо впивались в кожу мальчишки. И все было так, словно это было единственной правильной ситуацией во всем мире.
- Черт, - выдохнул Занзас, подаваясь чуть назад.

2010-05-24 в 15:03 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Тело отвечало само буквально на каждое прикосновение, и Такеши уже не отдавал себе отчета. Тянулся - неосознанно, дико прогибаясь в спине и дыша практически всхлипами - за руками Занзаса. Сладко вздрагивал, сжимаясь от тянуще-щекотного чувства в низу живота, когда чужое дыхание слегка обжигало кожу, облизывая жаром. Стонал так блядски, что не смущаться, когда наутро проявятся синяки, засосы и дико будут болеть растянутые и искусанные губы, просто не получится.
Он никогда себе такого не позволял, сдерживаясь абсолютно во всем.
Но он и не чувствовал себя так охрененно.
Когда Занзас убрал пальцы - осталось неприятное ощущение холода, медленно разливающейся боли от растяжения и пустоты. Такеши сглотнул, набирая воздуха, будто собирался нырнуть, и на секунду зажмурился. Слегка приподнял задницу, уже чувствуя, как влажная от слюны головка прижимается к растянутому анусу, а потом...
Рвануло, будто раскаленным хлыстом по всему позвоночнику, заполнило до краев и до отказа, заставляя заходиться хриплыми, отчаянными стонами и скрести по двери пальцами. Ну наконец. Занзас в нем, вокруг него, такое ощущение что всюду. Слишком отчетливо ощущалось теплое, возбужденное тело, прижавшееся к спине. Слишком много разом.
Такеши вспомнил все японские и итальянские ругательства, какие знал, выплевывая их бессвязно, заплетающимся языком. От боли растяжения и заполненности слезились глаза. Но когда Занзас, не давая ни секунды, чтобы привыкнуть, насадил его полностью, и только тогда замер, издевательски, не иначе - Ямамото снова застонал, безвольно свесив голову и ладонями вцепившись покрепче в скрипнувшую дверь. Какое право он имеет замирать, останавливаясь?
Чтоб его.
Это еще охуеннее, чем возможно было представить.

2010-05-26 в 23:15 

Mon coeur est broqueur
Это было слишком жарко, слишком странно и слишком сладко одновременно. Это-то и пугало Занзаса, пугало и заставляло замереть, не двигаться, уткнуться лицом в плечо мечника. Занзас прикусил губы, подавил в себе готовый вырваться низкий стон - черт, это было идеально.
Почему-то казалось, что этот мальчишка будто был создан исключительно для него - такой горячий, возбужденный, неистово стонущий. Заводящий, мать его. Возбуждающий.
Занзас слабо толкнулся вперед, зажмурился. Медленно подался назад, будто продлевая себе удовольствие. Такеши недовольно застонал, вызывая на губах мужчины слабую усмешку - видать, хотел мечник всего и сразу.
Пальцы грубо впились в плечи Ямамото, прерывистое дыхание обожгло ему шею. Занзас начал толкаться вперед, сначала медленно-медленно, словно дразня бедного мечника. Не выдержал, подался вперед и впился зубами в плечо Такеши, постепенно наращивая темп.
Это походило на какую-то новую степень безумия. Перед глазами все плыло, пальцы на ногах сводило судорогой. Занзас чувствовал, как из прокушенной губы по подбородку стекала тонкая струйка крови - так сильно он пытался сдерживаться.
А ведь на самом деле ему сейчас хотелось уподобиться этому мальчишке. Забыть о рассудке, правилах, позволить себе потерять голову. Стонать, не сдерживая себя. Раскрыться.

2010-05-27 в 12:40 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Слишком медленно, слишком много, чтобы привыкнуть. Едва Такеши собрался с мыслями, едва смог крепче прижаться к нему спиной, недовольно выдохнуть, откидывая голову назад, прижимаясь затылком к шее Занзаса - горячей болью обожгло плечи, заставляя рвано и тихо вскрикнуть на вдохе. От укуса стрельнуло во все тело - мечник невольно вздрогнул, зажимаясь; мышцы плеч резко окаменели, но потом медленное движение бедрами - вглубь и обратно - снова заставило его расслабиться, судорожно кусая край губы и удерживая стоны в себе.
Медленный секс - это тоже временами дикое удовольствие. Дикое - потому что такие движения, медленные, неторопливые, взрывают все тело ожиданием. Так можно ощутить, насколько Занзас глубоко в нем, и как постепенно длинные сантиметры исчезают в его теле. Занзас, он... сводящий с ума, восхитительный, опасный. Почти "свой". Ямамото не мог объяснить, откуда это странное понимание, уверенность, что это - вот тот человек, но, черт подери, как ему это нравилось.
- Занзас... - снова на выдохе, закрывая глаза, податливо прогибаясь. Повернув голову, Такеши прижался носом к его шее, выдохнул отчаянно, сжал губы. Прокусы и ранки, оставленные зубами, снова заныли, но это было настолько неважно...
Дверь постукивала по раме и отчаянно шаталась, едва выдерживая такое давление. Ямамото быстро приспособился, стал двигать бедрами ему навстречу, будто пытаясь насадиться глубже, и негромко выдыхал стоны, когда Занзас с размаху бил его бедрами по ягодицам.
Член болезненно пульсировал от возбуждения. Ямамото почти терялся - заведя руку назад, гладил грубой ладонью Занзаса по бедру, сильно сжимая пальцы, когда тот вбивался слишком сильно и глубоко. Мускусный запах секса смешивался с кисловатым запахом кожи; Такеши длинно, неторопливо провел языком по его шее, будто пытаясь слизнуть этот запах, слегка прикусил у пульсирующей жилки. Когда же темп стал таким, от которого, наверное, и не стыдно было потерять голову, мечник не сдержался - ладонью скользнул к своему паху, сжал себя, резковато водя рукой по стволу - и только тогда опустил голову, почти упираясь лбом в дверь, чтобы низко, во весь голос застонать.
Ямамото точно знал, что такого секса у него никогда не было. А вопрос с тем, будет ли, он точно еще уладит. Сразу после того, как они закончат. Хотя о конце думать было слишком рано. Такеши, скорее, отдал бы все, чтобы это никогда не заканчивалось.

2010-05-28 в 00:32 

Mon coeur est broqueur
Это было прекрасно. Такой податливый и невероятно отзывчивый Такеши, прижимающийся к нему и выдыхающий его имя. Эти слабые стоны, все же вырывающиеся у Занзаса, это охуенное ощущение, когда ты полностью входишь в мальчишку, чувствуя его дрожь, его движения. Будто одним целым с ним становишься.
Жарко, восхитительно, идеально. Занзас даже сам себе умудрился поразиться - что бы он, да считал нечто подобное чем-то идеальным!.. Это же обычный секс с мечником, ничего особенного или примечательного...
Или все-таки это не просто быстрый перепих у дверей кабинета, а, Занзас?
Занзас уткнулся носом в плечо Ямамото, глухо рыча от новой волны возбуждения. Неистово толкался в него, грубо трахал, не обращая внимания на удобство мечника. Черт, сейчас это все было совершенно неважно, да и он сам был для себя как-то неважен. Сейчас для него самым главным было лишь наслаждение, возрастающее с каждым движением, с каждой секундой.
Занзас зажмурился, грубо потянул Такеши за короткие волосы, впился злым укусом в его шею, не прекращая вбиваться в него. Так же грубо сжал его член, отталкивая в сторону руку мечника, начиная быстро водить по нему ладонью, заставляя мальчишку вновь задрожать всем телом.
И протяжно застонал, слепо находя губы Ямамото и кусая их.

2010-05-28 в 01:12 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Что за черт. Почему это настолько приятно, что хочется выть, отчаянно прижаться всем телом, целовать, ласкать и идеально разделять вот это наслаждение между собой. Ямамото лишь бессильно хватал ртом воздух, стонал, пытаясь удержать равновесие, безропотно отвечал - на ласки ли, на толчки бедрами - и просто мгновенно подхватывал любое действие, доводя его до пика удовольствия.
Занзасу было хорошо не менее. Это звучало в каждом стоне, тихом, едва слышимом посреди других оглушающих звуков, это чувствовалось в движениях, да и... Это было слишком. Потрясающе. Едва ли он сможет забыть это еще долгое время. И не так стыдно будет представлять его руки - горячие, надежные - если доведется проводить ночи в одиночестве. Хотя и бесполезно - Ямамото был уверен, что спокойно отнесется к равнодушию, но чувствовал, что это-то и тревожило его больше всего.
Резкий толчок вглубь будто выбил все мысли, выталкивая их. Не сейчас, когда его так шикарно трахают прямо у двери. Ощущения были непередаваемые - внутри, сплавляя, соединяя в сплетенный клубок чувств и стонов и пробивая насквозь, двигалось большое и горячее, доставая, кажется, до самого болезненно чувствительного.
Занзасу определенно нравилось таскать за волосы, впрочем, Такеши и не был против. Он только застонал, сжимая зубы, и открыто подставил плечи и шею. Его подчиняли, ломали, и ему это нравилось безумно. Боль сплеталась с этой негой, оставляя безумие и лихорадку. А когда он стиснул его член - это и вовсе выбило, окончательно разламывая, растирая в крошку самообладание. Мечник почти взвыл, резко, выбиваясь из заданного ритма, толкнувшись в его руку.
Такеши никак не мог подобрать, как объясниться, но - никто раньше не следил так за ним, доставляя просто дикое удовольствие, и никому не было так наплевать на него же, отчего у Ямамото затекали руки и страшно болела спина.
Для поцелуя Ямамото был слишком иссушен. Он только приоткрыл губы, потянулся следом, отчаянно пытаясь ответить, но стон Занзаса - настолько восхитительный, что пробрало крупной дрожью - стал последней каплей. Напряжение внутри едва не разрывало кожу, разрастаясь плотной сферой, но дальше, кажется, расти было некуда.
Еще.
Глубже.
Сильнее.
И невнятная, восхищенная итальянская ругань вперемешку с хриплыми, постепенно "сгорающими", садящимися стонами. Голос у него все-таки сел.

2010-05-29 в 21:38 

Mon coeur est broqueur
Занзас уже практически не контролировал себя. Действовал уже только как-то по инерции, прикусывая верхнюю губу Такеши. Двигался в нем, резко толкаясь вглубь, яростно сжимал член мечника. Заставлял его подчиняться, играть по его, Занзаса, правилам. Пытался владеть ситуацией, прекрасно понимая, что сейчас он не в силах влиять на что-либо. Настолько далеко он успел отмести все свои чувства и эмоции, оставляя место лишь возбуждению.
Такеши отзывчив. Такеши готов принимать его, полностью отдаваясь во власть Занзаса. Такеши уже почти подошел к грани, это Занзас видел. И его разгоряченный вид, его мутный взгляд заставлял мужчину действовать еще быстрее, еще сильнее. И более грубо, конечно же.
Занзас шепотом ругался, рвано дышал, стонал - о, теперь он не сдерживал себя, абсолютно. Да и зачем пытаться что-то скрывать в такой момент? Когда под ним - перевозбужденный мечник, наслаждающийся ситуацией на все двести процентов, а он сам готов уже чуть ли не голову потерять.
Занзас провел языком по шее мальчишки, опускаясь к плечу. Этот вкус соленой от пота кожи, ее мягкость и напряженность Ямамото как-то слишком странно на него влиял. Мужчина впился ногтями в плечи мечника, царапая и с каким-то животным наслаждением наблюдая за выступающей кровью. Трахал его, чувствуя как дышать становится в разы тяжелее, чем раньше, а перед глазами мелькают темные пятна.
Восхитительный.
Занзас нагнулся, языком проводя по ушной раковине Ямамото, шептал прямо на ухо мальчишке какие-то бессвязные ругательства, яростно проводил по его члену чуть ли не ногтями.
Еще немного, и он просто напросто взорвется, отчетливо чувствуя, как душа чуть ли не отделяется от тела, а мысли пропадают где-то в неизвестности.
- Твою мать, Ямамото, - прохрипел он на ухо мальчишке.
Прекрасно.

2010-05-29 в 22:37 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Это безумие накапливалось, медленно росло внутри, теснясь в границах его тела, и уже вот-вот грозилось выплеснуться наружу, взорваться остро и ярко. Кажется, болело все тело - по-прежнему пульсировали нещадно истерзанные губы, тянуло в уголках рта. Напряжение в паху становилось каменным - это совсем невозможно, настолько остро, что сдерживаться становилось безумно тяжело... Ухо и шею то и дело обжигало рваное дыхание, а от стонов внутри что-то переворачивалось и щекотно скреблось, так, что хотелось выгнуться, будто становясь его продолжением.
Слишком разные ощущения. То болью вскрывало плечи, и горячие капли скользили по спине. За запахом крови неизбежно появился и вкус, и ощущения обострились сами собой. Сразу следом - теплый язык скользил по коже, будто собирая боль, и Такеши бессвязно тянулся следом, невольно поджимая плечи от едва уловимой щекотки. Иногда давление на член казалось просто нестерпимым. Так жарко еще не было. Тело двигалось, кажется, по инерции, все же пытаясь насадиться как можно глубже, выхватить чуть больше удовольствия перед оргазмом, предчувствие которого плотно оседало внутри, щекоча нервы.
А от шепота будто что-то оборвалось. Его имя, черт побери. Его. У Такеши отчаянно дрожали руки - он резко опустил одну вниз, накрывая ладонь Занзаса на своем члене, и доверчиво, необъяснимо - не то ласково, не то отзывчиво - сжал ее, причудливо переплетая пальцы и резко увеличивая темп и силу сжатия.
Наполнило до краев - в пару секунд.
А потом началось, захлестывая волнами, заставляя хрипло выть, кусать губы и бессвязно шептать чужое имя, от которого внутри что-то сладко тяжелело. Волны дрожи прокатывались по всему телу, вскрывая все мышцы. Он выгнул спину дугой, вжавшись в Занзаса так, что еще чуть-чуть - и они бы, наверное, сплавились, вздернулся, и начало невольно казаться, что он просто не выдержит - это ощущение, тяжелое, восхитительное до болезненного, поднималось от паха вверх и темнотой смыкалось над головой. Чувствовать Занзаса в какие-то секунды стало почти жизненно необходимо. В глазах стремительно чернело, разбивая все вокруг на осколки. В ушах гудело от собственных вскриков и едва улавливаемых стонов над ухом.
Это охрененное ощущение, когда едва не выворачивает все мышцы, а удовольствие, как удары тока, прошивает все тело насквозь, они именно делили - и именно на них двоих. Ямамото видел, хотел, чувствовал - только Занзаса, и, кажется, сам Занзас тоже отнюдь не считал его средством или промежуточным звеном. Он не пользовался. Несмотря на едва ли сознательное состояние, в котором все мысли почти болезненны, Ямамото это - не то, чтобы понимал, но... Сложно не чувствовать, когда тебя так хотят. Когда вот только ты и никого более. И он не мог не быть за это благодарным.
...Приходил в себя от оргазма он долго, уставившись в одну точку. Мир медленно собирался из кусочков. Наконец, осами взвившиеся мысли улеглись в голове, позволяя воспринимать все вокруг. В плечо тепло и приятно дышал Занзас.

2010-05-31 в 02:34 

Mon coeur est broqueur
Если бы Занзас признался себе, что это был самый охрененный секс в его жизни, он бы однозначно не солгал. Особенно, когда кто-то пытается стать с тобой чуть ли не одним целым. Особенно, когда тебя заставляют забыть обо всем на свете, сосредотачиваясь лишь на теле под тобой, на этих рваных движениях, на приближающемся оргазме. Особенно, когда ты ощущаешь себя чуть ли не в другом измерении из-за всех этих ощущений, новых и не очень...
Оргазм накрыл его чуть ли не с головой, как огромная волна цунами, заставляя как можно плотнее прижаться к мечнику, крепко сжимать его член, слиться с ним в какой-то единый организм; сплавиться вместе.
Черт, черт, это было слишком восхитительно, что бы быть правдой.
Занзас замер, прижимаясь щекой к плечу Такеши, приходя в себя. Перед глазами все плыло, все было будто в каком-то сладком тумане. Хотелось зажмуриться, прижаться к Ямамото сильнее, обхватить его руками - но нет, на это он уж точно бы не решился. Занзас и так сегодня позволил себе слишком сильно раскрыться перед мечником.
Но черт возьми, как же ему было приятно вот так вот просто стоять около дверей кабинета, спокойно и размеренно дыша после самого лучшего секса за всю его жизнь, да еще и вместе с человеком, которого он сейчас хорошенько оттрахал.
Тепло, приятно, правильно.
Ужасно хотелось, что бы это осталось так навсегда. Черт, какие-то не те мысли, не те - это же Занзас, ему-то точно нельзя думать о чем-то подобном.
Мужчина тихо вздохнул, выпрямляясь и наконец-то заставляя себя оторваться от Такеши. Возникло какое-то мимолетное ощущение, будто нечто единое разломалось на две части. Причем, на совершенно неравные.

2010-05-31 в 13:07 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Такеши молчал, не решаясь ничего говорить, хотя остро чувствовал, что надо загладить паузу. Или же... его и так поймут без слов.
Когда Занзас отстранился - осталось ощущение непривычной пустоты. Воздух казался холодным, хотелось прижаться к нему снова. Между ног было отвратительно влажно и липко, что Ямамото невольно поморщился. Опустив, наконец, затекшие руки, медленно выпрямившись в спине, он немного неуклюже повернулся на месте, лицом к Занзасу, и снова облокотился на дверь. И искоса, немного боязливо, будто и не имел права, оглядел Занзаса, останавливаясь взглядом на припухших от прокусов губах и тонкой алой дорожке на подбородке. Глаза у Такеши были еще немного мутные, расслабленно-умиротворенные, но и исключительно теплые. А когда он смотрел на Занзаса - и вовсе появлялось что-то необъяснимое.
«Жаль, что я его не видел, - неожиданно подумал он. Его восхитительное, расслабленное тело начинало казаться своим, узнанным. - Так и не увидел его лица. Хотя вот услышанное можно считать и вовсе божеской милостью...»
- Вы любите кусаться, - негромко заметил Такеши, готовясь нести какую угодно чепуху, только бы не молчать и найти повод снова быть хоть немного ближе. Рывком собравшись с наглостью и храбростью, он невесомо сжал ладонями его лицо, кончиками пальцев касаясь тонкой кожи за ушами, и слегка запрокинул назад его голову - а потом с замиранием сердца, все же это может быть слишком неоправданно, прикоснулся губами к подбородку Занзаса, кончиком языка собирая кровь.
Расслабление во всем теле казалось запредельным. Хотелось уснуть рядом с теплым телом, хотя еще, наверное, немного постоять под водой, приходя в себя и смывая грязь с тела. Такеши немного рассеянно прижался к его губам, даже не целуя. Он вообще, казалось бы, забыл, в каком положении сейчас находится и с кем. Вот объяснить самому себе, почему и вообще каким образом Занзас стал значить так много для него, он решительно не мог.
«Да я все равно что случайность». - И, странно, но это успокаивало. И давало больше причин невозмутимо обнять Занзаса за шею, заставляя снова прижать себя к двери. Впрочем, запах чужого тела снова практически обезоруживал.

2010-05-31 в 13:55 

Mon coeur est broqueur
По всем законам жанра Занзасу сейчас следовало возмутиться, оттолкнуть от себя обнаглевшего мечника (ну и что, что он казался таким умиротворенным и домашним) и вытолкать его за дверь. Ну, может, разрешить воспользоваться своим душем и только потом вытолкнуть. Что бы не давать себе повода для этих странных ощущений, кружащихся вокруг него словно надоедливая мошкара.
Но Занзас, почему-то, так не сделал.
Только молча стоял, пока Такеши неловко обнимал его, прижимался к его губам даже не в поцелуе, спокойно дышал. И выглядел слишком довольно. Занзас вздохнул. Провел пальцем по отпечаткам собственных зубов на плече мальчишки и ухмыльнулся.
- Тоже мне, нежный нашелся, - хмыкнул он, ухмыляясь краями губ.
А потом слишком неуклюже заграбастал Ямамото в объятья, зарываясь лицом в его спутанные волосы. И глубоко вздохнул, довольно прикрывая глаза.
Ну и что, что это было как-то ненормально.
Интересно, а как он это воспримет?
Занзасу казалось, что время сейчас остановилось. Наверное, ему просто понравился этот странный тандем вонгольского доверчивого мечника и убийцы из Варии. Занзас негромко хмыкнул, вдыхая запах волос Такеши.
- Мы сошли с ума, или как?

2010-05-31 в 14:46 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
И все же его не оттолкнули. И несмотря на то, что здравый смысл начинал барахлить и отчаянно искать причины и поводы - Такеши это предчувствовал, хотя и отказывался обращать на это чувство внимание. Понимал, что ли, смутно чувствовал, как к нему относятся. Уж точно не как к пустому месту.
«Противоречиво, но, черт, как приятно, - устало думал он, отзывчиво прижимаясь к Занзасу. Каким же все-таки тонким удовольствием было - ощущать его руки, его тепло, находиться в таких крепких объятиях. - Мы даже союзники чисто формально, а учитывая, какие напряженные отношения у Вонголы с Варией... А его Хранитель - мой наставник, а я вообще чужой абсолютно, ну так и какого ж...»
Но это не отменяло того факта, что ему хотелось быть... ну, не с ним, но на его стороне. За него. А еще - чтобы вот это сегодняшнее безумие обросло какими-то мелкими значениями, как постепенно растущий снежный ком, и, наконец, смогло сформироваться в отношения. Чтобы хотя бы понимать, как называть вот то, что между ними намечалось.
Больше всего подходило "доверие". Хотя Такеши не понимал, что же мотивировало Занзаса ему доверять.
В конце концов, они были настолько разными, что вообще чудом пересеклись и были знакомы. Ямамото слабо верил, что тому был нужен кто-то настолько безалаберный и мягкий до слабости, как он. Да и сам Такеши мог объяснить свой интерес лишь собственным же мазохизмом, но вот то, как он сам сейчас, хотя бы, отчаянно прижимался к Занзасу, и то, как его в ответ обнимали, значило, наверное, что он или абсолютный ноль в межличностных отношениях, или плохо знает его. И себя, возможно.
- "Мы"? - отреагировал он с едва слышным ехидством в голосе. Впрочем, тут же резонно вздохнул: - Да какая теперь-то нам разница. Если сходить с ума и правда так приятно - я, однозначно, ничего не имею против...
Усталость делала свое дело. Ямамото прижался щекой к его плечу, удобно обвивая руками в ответ, и тотчас же подумал, что если постоит так немного, в таком тепле и умиротворении - то ему будет наплевать, где спать и как.
Впрочем, желание было, но только одно: рядом с Занзасом. Остальное и правда было второстепенно.

2010-05-31 в 19:58 

Mon coeur est broqueur
Такеши прижался к нему еще крепче, будто снова пытался слиться с Занзасом в единое целое. На лице у него появилась какая-то довольная улыбка, полная расслабленность. Занзас фыркнул.
- Именно, что "мы", - ответил он так, будто объяснял недалекому человеку какую-нибудь слишком очевидную вещь, - и, судя по всему, надолго.
В воцарившейся тишине Занзас отчетливо услышал тихую усмешку мечника. И довольно ухмыльнулся.
Что делать в таких ситуациях дальше, Занзас не знал.
- Тебя уже все обыскались, наверное, - пробормотал он, наконец отстраняясь от Такеши, - иди, приведи себя в порядок.
Отошел, довольно потянулся - и сразу же почувствовал холод. Занзас мотнул головой, избавляясь от этого чувства - ненормальным оно было. Просто не-нор-маль-ным.
Сейчас его более важные вещи должны беспокоить, чем это ощущение внезапного странного одиночества. Он же не может опускаться до подобных вещей, правда?
Черт бы все побрал.

2010-05-31 в 20:35 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Такеши только молча, но беззлобно усмехнулся, понимая, во что вляпался. По отношению к Занзасу это "мы" звучало пугающе - хотя, с другой стороны, даже к нему подход найти оказалось не так уж и сложно. Напротив, он начинал казаться - надежным, что ли, вселяющим необъяснимую уверенность. Можно сказать, что у Занзаса появился второй фанатично преданный щенок. Хотя Такеши и не был способен на фанатизм. Ему нравилось подчиняться, нравилось быть в чьей-то власти, а вариец вот только что вполне конкретно расставил приоритеты. Ему подчиняться было бы значительно интереснее, чем Саваде.
«Едва ли Цуне это понравится», - сам с собой улыбнулся Ямамото.
Без Занзаса и правда было холодно. Тело, расслабившееся и разомлевшее после секса, слушалось с трудом. Такеши долго возился, натягивая брюки, хотя и понимал, что безнадежно их испачкает - но сверкать голым задом на весь особняк ему не хотелось бы. Подобрал рубашки - одну, что Занзаса, перекинул через подлокотник пробитого кресла, где артуровским мечом высился Кинтоки - другую наскоро накинул на себя, не застегивая. Царапины на плечах защипало.
«Разошлись. Отлично. - Он нервничал и сам не понимал, почему. - Тут же все стало резко неправильным».
- Извините за кресло, - глухо произнес Такеши, отмыкая ключом дверь. - Своим завтра позвоню. В наших же силах сделать вид, что меня убили, закопали и забыли? - Он едва переступил через порог, предвкушая как-то мрачно, что вот дверь захлопнется следом - и их отрежет и все всё забудут, но так и замер - а он и не знал, где тут душевые. Особняк был огромен. Весь мрак как рукой сняло - Такеши посмотрел вправо, влево на огромный коридор с галереей, но так и не определился. - Э-э... и не подскажете, куда идти-то?

2010-05-31 в 21:20 

Mon coeur est broqueur
Занзас накинул на себя рубашку, принялся педантично застегивать пуговицы, искоса наблюдая за Такеши. Этот мечник казался каким-то слишком расстроенным и слишком недовольным. Наверное, он явно надеялся на совершенно другое окончание вечера.
- Ванная за третьей слева дверью, - спокойно ответил он на вопрос Такеши. Подошел к своему креслу, взял в руки пустую бутылку из-под виски, рассеянно покрутил ее, скучающе глядя на плескающую почти на самом дне жидкость.
Пить, почему-то, совершенно не хотелось.
Занзас поставил бутылку на стол, оборачиваясь и с интересом смотря на как-то поникшие плечи мечника. Действительно, расстроился.
- А насчет "убить и закопать" ты малость ошибаешься, - хохотнул Занзас, взъерошивая челку, - говорил же тебе - я бы скорее предпочел сжечь человека, а там уже закапывать-то нечего.
После подобного "юмора" как-то немного полегчало. Занзас ухмыльнулся, отворачиваясь от Ямамото.
- Иди уже в душ, - махнул он рукой, словно еще раз давая разрешение для действий мальчишки, - а потом возвращайся обратно.

2010-05-31 в 21:55 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Ямамото не ответил - только кивнул, благодарно улыбнувшись краем губ, и тут же скрылся за дверью, особо и не вслушиваясь в его болтовню. Веление вернуться настигло его в спину за секунду до того, как закрылась настрадавшаяся сегодня дверь, что снова заставило немного удивиться. Боги сегодня к нему милостивы, или он чего-то не понял?
«Нет, интересно, а чего я хочу? - зайдя в ванную, Такеши немного опасливо оглянулся, будто ожидая, когда сработают ловушки и на него обрушится потолок, или иглами утыкает спину, или разверзнется пол. На удивление, тут оказалось чисто и достаточно уютно. - Невозможного. Я не знаю, как вести себя здесь. Я вообще не знаю, что делать, люди мы чужие, трахнулись "нечаянно", а еще на что-то претендуем. - Невольно хохотнул: вообще-то ситуация начала казаться абсурдной. Зашел книжку отдать. Только он и мог, наверное, вляпаться в такое. - Ладно, если подумать, все могло бы быть значительно хуже. С Занзаса-то станется... Все это настолько правильно, насколько возможно - бестолку возмущаться и ныть».

Вернулся Такеши минут через десять, сонно ероша мокрые волосы. Горячая вода подействовала, видно, скорее усыпляюще. От переосмысления принципов легче не стало, так что все мыслительные процессы было решено передвинуть на утро, а сейчас было решено просто поскорее выспаться и наслаждаться возможностью чувствовать себя необъяснимо защищенным, не пустым.
В какой-то мере он был рад вернуться в общество Занзаса. Хотя бы потому, что в огромном особняке от одиночества и шумного эха шагов казалось, что стены сжимаются вокруг и давят, обступая.
- Вы же обещаете не трогать меня по меньшей мере часов пять, пока я не буду способен бодрствовать без зубочисток в веках? - умоляюще прохрипел Ямамото, слегка потянувшись. И взглядом четко дал понять, что истерзанные губы и расцарапанные плечи - это ерунда, а вот недосып - зверь очень страшный и непростительный.

2010-06-01 в 02:14 

Mon coeur est broqueur
Пока Такеши не было, Занзас успел пять раз поинтересоваться у себя, нахрена он позволил мусору остаться, три раза порывался найти новую бутылку виски и все время как-то бесцельно бродил по кабинету. Почему-то нервничал. Потом все же заставил себя усесться в кресло, отвернувшись от входной двери. Прикрыл глаза, попытался отключиться - только вот сон почему-то не шел. В голову лезли одни лишь мысли о том, а что он, Занзас, будет делать теперь?
Вот так и зарабатывают себе лишний геморрой.
Ямамото вернулся в чуть более приподнятом настроении, только выглядел слишком сонным.
- Иди уже, ложись, - нахмурился Занзас, услышав "просьбу" Такеши, - обещаю не посягать на твою жизнь, можешь не волноваться.
Хотел было съязвить и добавить что-то о посягании на невинность, но все же умудрился сдержаться. Дождавшись, пока мечник наконец уляжется, с недовольным выражением лица поднялся с кресла, потянулся.
- Как проснешься с утра, постарайся особо не буянить тут, - хмыкнул он, направляясь к выходу из кабинета.
Нужно же и ему в душ сходить, в конце концов.

2010-06-01 в 02:39 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Губы слегка дрогнули в улыбке. Наконец-то он нормально выспится за всю эту ночь без надобности подрываться и уходить. К дивану он подошел с невольной ухмылкой - уже раз так было, ага... Плед был по-прежнему скомкан и отброшен на противоположный край.
- Спасибо Вам, - вздохнул Такеши, наконец, устроившись и укутавшись как можно удобнее. Глаза закрывались уже сами собой. Одеяло, казалось, тепло обнимало его, убаюкивая. Выдержать это уж точно было невозможно, хотя оставить эту - заботу? ну, хотя бы неравнодушие - без благодарности он не мог. - Я Ваш большой должник, Вы знаете? Ну, едва от меня что-то потребуется - я весь... - тут он запнулся немного. Не выдержал - усмехнулся, чувствуя, какой еще смысл приобрела эта фраза. А потому повторил еще раз, будто растягивая себе удовольствие: - Я весь Ваш.
«А я бы не отказался расплачиваться "натурой"».
Рука соскользнула с дивана, почти касаясь кончиками пальцев пола - лег он на грудь, иначе взвыли бы расцарапанные плечи («Надо попросить Сасагаву, чтобы подлечил, главное бы не забыть...»). Спокойной ночи он пожелал себе под нос, уверенный, что его не услышат - Занзас как раз оказался у двери и наверняка его уже не слушал. Ямамото справедливо решил, что будет жалеть о пропущенной возможности спать вместе с ним, но потом, завтра, где-то между тем, когда рискнет представить варийца "утреннего" и сонного, и тем, когда освоится и отправится добывать себе на пропитание.
Что-то ему все-таки в этой ситуации неизбежно нравилось.

2010-06-01 в 03:04 

Mon coeur est broqueur
Стоя под успокаивающими струями воды, Занзас наконец-то смог расслабиться - впервые за эти ненормальные сутки. Блаженно прикрыл глаза, потянулся - и почему-то сразу стало легко. Не нужно было думать ни о своих проблемах, ни о завтрашнем дне, ни об этом мечнике...
Почему-то на ум пришла его фраза, услышанная Занзасом перед уходом. "Я весь Ваш". Звучало это как-то слишком... странно. И походило на какое-то признание, чуть ли не сентиментальное. Занзас хмыкнул, смывая с себя запекшуюся кровь.
Правильно говорят люди, считающие что вся жизнь человека может измениться в один момент и с космической скоростью покатиться под откос. Только вот Занзасу в его ситуации нравилось все. Абсолютно.
Смешно.
...Когда Занзас вернулся, Такеши уже крепко спал. Лег на живот, укутавшись в плед, и почему-то улыбался во сне. И выглядел он как-то слишком уютно и правильно. Будто без него этот кабинет уже просто не мог существовать.
Занзас взъерошил волосы, замирая посреди кабинета и для себя решая уж точно больше не поддаваться всяким сиюминутным порывам. А то мало ли до чего они довести могут...
Ага - до самого лучшего секса в твоей жизни и уснувшего на твоем дивне вонгольского мечника. А что, это же не так уж и плохо...
А потом Занзас, будто противореча своему решению буквально минутной давности, подошел к дивану и сел с краю, где как раз оставалось место. Прямо у - ха! - ног мальчишки. Устроился поудобнее, откидываясь на мягкую спинку, прикрыл глаза. Почему-то теперь Занзас почувствовал, что все же не выдержит и сейчас заснет. Уж слишком странным и насыщенным был прошедший день. Слишком насыщенным.
А то, что может подумать Такеши, проснувшись, Занзаса сейчас совершенно не волновало. Ей-богу, он же не лежит с ним в обнимку, довольно улыбаясь как последний придурок. Ну и какие могут быть к нему претензии?

2010-06-01 в 15:39 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Как Занзас пришел - мечник слышал уже сквозь сон. Отвлекаться совсем не хотелось - все, происходящее извне сна, воспринималось уже как ненастоящее, так что Такеши даже не шевельнулся, снова спокойно проваливаясь в темноту. А когда теплое и тяжелое слегка придавило ноги - практически и не удивился, только поерзал слегка, чтобы и ему не мешали, и он не мешал.
Впрочем, уходить Занзас не собирался - все же с трудом приоткрыв глаза, Ямамото покосился на него. Он уже, кажется, спал. Выглядел достаточно расслабленным. И не могло не подкупить, что устроился все-таки рядом с ним. Мечнику это льстило - он улыбнулся невольно, осторожно рассматривая его, пока выдалась возможность.
Хотя спать тянуло неуклонно. Долго Такеши не вытерпел. Немного тянуло чувством вины за то, что Занзасу пришлось отсыпаться сидя. Но, в любом случае, настаивать мечник и не стал бы - он только чуть поёрзал, поворачиваясь на бок, и спиной вжался в спинку дивана так, чтобы освободить больше места. Выглядело это молчаливым, но осторожным приглашением. А там уж если захочет - присоединится, а если нет - так и его право...
Впрочем, дождаться его решения Такеши так и не пришлось: уснул.

2010-06-02 в 01:40 

Mon coeur est broqueur
Проснулся Занзас от жутко неприятного ощущения - за ночь затекла шея. Все же спать вот так вот, сидя, было не самой лучшей идеей. Занзас покосился на спящего Такеши - тот прижался к спинке дивана, оставляя на краю дивана достаточно места, что бы там мог вольготно поместиться босс Варии. Растирая шею Занзас даже успел пожалеть о том, что не умудрился проснуться раньше - тогда он смог бы хоть немного отлежаться за эту ночь. Тем более, рядом с Ямамото все же было довольно спокойно. И уютно.
Часы на полке показывали ровно девять. Занзас потянулся, поднимаясь с дивана - тихо, стараясь не разбудить мечника. Нужно было занять себя чем-нибудь, пока он не соизволит проснуться. Появляться перед остальной Варией, не разобравшись до конца с Ямамото, не хотелось.
Занзас уселся в целое кресло, закинув ногу на ногу (попутно подумав о том, что нужно будет еще раз напомнить Такеши о совершенном им акте вандализма), довольно потянулся. Ну, скоро этот проснется, можно будет поговорить с ним, отправить его в Вонголу и забыть обо всем это. Возможно, на время.
Интересно, а перед тем как уйти спать, я закрыл кабинет на ключ, или нет?

2010-06-02 в 12:59 

erskyn
But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
У Такеши утро началось где-то еще через полчаса. Он осторожно заерзал на месте, с недовольным шипением выпрямил затекшую руку, стал растирать локоть. Под пледом было изрядно жарко, спину немного ломило от неудобной позы. В кабинете, казалось, стало душно. С минуту Ямамото еще открывал глаза, то и дело зевая. Сказалась безумная ночка. По общим подсчетам спать они легли - хотя кто лег, а кто сел - довольно-таки поздно. Такеши еще помнил, что в особняке, когда он искал ванную комнату, было непривычно тихо.
«И он здесь? - в каком-то мере мечник даже не удивился присутствию Занзаса, но и видеть его было довольно-таки приятно. Он сонно улыбнулся, садясь на диване и откидывая плед от себя.
- Доброе утро, - скрипнул Ямамото, и сам же невольно поморщился - голос сел основательно еще после вчерашних стонов и криков. Бессвязные хрипы не нравились и самому, но что поделать.
Поднявшись, Такеши оправил рубашку, застегнул пуговицы до конца, взъерошил себе волосы, просыпаясь. Подушечкой пальца осторожно провел по губам. Они немного припухли, воспалились и казались болезненно горячими. Взгляд остановился на собственном же мече и хорошо потрепанном кресле, где и восседал Занзас.
- Бить будете? - виновато поинтересовался он, имея ввиду месть за тот самый "акт вандализма". Мало ли - вдруг варийский босс настолько мелочен...

2010-06-03 в 01:50 

Mon coeur est broqueur
Уже окончательно проснувшийся Такеши, взъерошенный и немного обеспокоенный, мог заставить совершенно любого человека чуть ли не умилиться. Ну было в нем что-то особенное, было. Только Занзас все равно не хотел признавать это. Не такой он человек. Впрочем, его припухшие после сумасшедшей ночи губы заставили Занзаса самодовольно ухмыльнуться.
Это все его же "стараниями", как-никак.
- Бить? - Занзас хмыкнул, услышав вопрос мечника. Смешно. - Это было бы слишком просто, мусор, - мужчина скрестил руки на груди, из-под челки наблюдая за помрачневшим Ямамото. Очевидно, за эту ночь он уже успел отвыкнуть от этого "прозвища". Что же, его проблемы - Занзас от своих привычек не отказывался никогда. - Был бы на моем месте Маммон, то ты уж точно бы к своим отправился с пустыми карманами, а так... - Занзас фыркнул, пытливо изучая напрягшегося парня.
Расстроился, как пить дать расстроился.
Забавный он, чего уж таить.
- Думаю, я могу как-нибудь иначе "повлиять" на тебя, не правда ли?

2010-06-04 в 23:55 

erskyn
But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Воспользовавшись небольшой заминкой, Ямамото протянул руку к своему мечу. Он показался холодным и несколько чужим, не отзывался на прикосновения. И сдвигаться с места абсолютно не спешил. Хотя и руки у мечника стали суетливыми и ненадежными: скрывать приятного волнения и скованности от того, что он был к Занзасу так близко, он даже не стал - привык, что его все равно читают, как книгу.
- Меня нервируют Ваши намеки, - немного кисло усмехнулся он, ладонью свободной руки проводя по лезвию снизу-вверх. На кончиках пальцев, растекаясь от будто бы влившегося в руку Кольца Дождя засеребрилось Пламя, медленно перетекающее в Кинтоки. После этого лезвие выскользнуло так легко, будто находилось в масле, хотя его острота немного пострадала после плотной обивки кресла.
Но, как оказалось, черт оказался не так страшен, как его малевали. Сперва Такеши чуть непонимающе выгнул брови, но потом, когда неосторожно пересекся с ним взглядом - понимающе прищурился. И тут уже, кажется, улыбка его стала расслабленной. Занзас все тот же, за ночь ничего ровным счетом не изменилось. Включая и обидное "мусор", и весьма странное отношение к нему. Скорее доверительное.
- Я с Вами абсолютно согласен, сэр, - в тон ему отозвался Такеши, набрасывая чехол на меч. - Полагаю, Вам стоит начать с развода на завтрак?

2010-06-07 в 00:33 

Mon coeur est broqueur
Занзас негромко хмыкнул, наблюдая за действиями мечника - сначала немного хаотичными, а потом неожиданно размеренными. Будто он перестал нервничать. Хмм, а еще этот мальчишка стал улыбаться, спокойно-спокойно так. Привык, что ли, к Занзасу?
- Завтрак? - Занзас нахмурился, бросая беглый взгляд на часы. - Должен тебя разочаровать, но общий завтрак ты проспал, - босс Варии не мог не ухмыльнуться при этом - сам ведь был виноват в подобном стечении обстоятельств. Впрочем, сам-то он тоже хорошо был. Остался из-за этого Такеши без завтрака. Интересно, что там вообще подумали остальные офицеры, когда вечно пунктуальный босс не вышел из своей спальни к началу общеварийского завтрака?
Ямамото, кажется, слегка стушевался. Парень явно уже давно настроился на сытный завтрак после довольно бурной ночи. Бедный наивный вонгольский мальчишка.
- Впрочем, - скучающе протянул Занзас, - варийская кухня в твоем распоряжении. Так что если найдешь там себе что-нибудь - можешь смело есть, - мужчина хмыкнул, смотря в глаза Такеши. Тот, кажется, заинтересовался. - Кухня на первом этаже, сразу же слева от главного входа. Спускайся и иди ешь, - произнес он, опережая вопрос мечника, - я, может, тоже туда спущусь.
Интересно, а таким "завтраком" можно будет сразу нескольких зайцев убить?

2010-06-10 в 23:40 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Занзас любил сначала убивать надежду, а потом снова обнадеживать. Он вообще частенько играл на контрастах, и, видно, с удовольствием наблюдал за эмоциями - сперва досадой или обреченностью, а потом вспышкой плотно умеренной радости.
- Спасибо, - сдержанно улыбнулся Такеши, снова возвращая в кресло меч. Теперь, правда, укладывая его на сидение, не всаживая. Если бы он покусился на еще что-нибудь из мебели - дальше бы уже покусились на него, он это четко понял. - Присоединяйтесь, если проголодаетесь.
Кухню он нашел быстро, по пути с интересом оглядываясь в коридорах особняка. Утром он выглядел куда менее впечатляющим, чем по вечерам. Временами Ямамото натыкался на новобранцев, а то и чуть не столкнулся с местным Хранителем Солнца, которым все бредил Сасагава. Чувствуя весьма заинтересованный взгляд у себя на спине, мечник невольно повыше поднимал воротник рубашки, закрывая укусы и засосы. И все равно - видимо, тот был слишком опытен в этом плане и уже что-то про себя отметил, во всяком случае, Такеши не думал, что настолько пошло-намекающая ухмылочка могла быть адресована ему только за красивые глаза. Мысленно он выругался: репутация любовника варийского босса - это... немало. И едва ли на руку.
«Да, насчет Сасагавы. Мне нужно умудриться подкатить к нему так, чтобы он ничего не понял. - Зайдя на кухню, Такеши рассеянно вздохнул, оглядываясь - везде чувствовалась "женская" рука. И создавалось впечатление, что если он передвинет хотя бы одну вазу с цветами в сторону - так огребет от этой женской руки, что мало не покажется... - Луссурия бы вот понял, но к нему я обращусь в самую последнюю очередь. Когда будет уже совсем пофигу».
В холодильнике нашлось понемногу чего-то вкусного и в принципе готового, но тут уже у Ямамото зажало - он был тем еще гурманом и умел восхитительно готовить, так что его желудок мог посчитать еду в духе "залил кипятком и готово" сущим оскорблением. Осталось только решительно закатать рукава рубашки по самый локоть. Вскоре кухня наполнилась запахом чего-то очень вкусного, плита надрывалась сразу на три конфорки и духовку, а сам Такеши возился с несколькими делами разом, увлекшись этим не на шутку. Где бы еще можно было так халявно поиздеваться над кулинарией?

2010-06-13 в 03:31 

Mon coeur est broqueur
После того, как за Такеши закрылась дверь, Занзас со вздохом откинулся на спинку кресла, прикрывая глаза. Даже не смотря на часы сна, он чувствовал себя явно измотанным. В другой ситуации Занзас бы охотно воспользовался выдавшимся моментом и потратил бы его буквально на какие-то жалкие минуты сна, но сейчас, когда по особняку вот просто так бродил вонгольский мечник, это было довольно проблематичным занятием. Мало ли, вдруг этот мальчишка полезет куда-нибудь в совершенно ненужное место, или наткнется на кого-нибудь. А лишних жертв в особняке (да еще и в лице одного из ближайших помощников Савады) Занзасу не хотелось.
Дорога на кухню показалась Занзасу какой-то то слишком долгой. Босс Варии неспешно шел по коридору, совершенно не обращая внимания на изредка снующих туда-сюда солдат мелкого чина, бросающих свои приветствия Занзасу.
Спасибо Мадонне, что я не столкнулся ни с кем из офицеров. Особенно из тех, кто язык за зубами держать не очень умеет.
Ямамото на кухне освоился хорошенько - возился среди продуктов, что-то там нарезал, жарил. Вел себя ну точно как дома. Занзас мог бы съязвить что-нибудь по этому поводу, но доносящийся из духовки аромат будущего завтрака как-то отбил охоту острить. Занзас ведь знал, что не покормить его просто не смогут.
Мужчина выдвинул стул из-за небольшого обеденного стола, уселся на него, подогнув одну ногу под себя, подпер кулаком подбородок и рассеянно уставился на мальчишку. Все-таки в снующем по кухне Такеши было что-то... успокаивающее?
Занзас негромко хмыкнул, отводя взгляд в сторону. За последнее время он как-то слишком сильно позволил себе расслабиться.

2010-06-13 в 13:45 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Когда Занзас пришел - все было практически готово, так что долго ждать в окружении аппетитных запахов тому не пришлось. Ямамото только коротко на него покосился через плечо, и убедившись, что все в порядке, никого постороннего не принесло и нападать на него со спины не собираются, снова вернулся к готовке. Буквально через несколько минут он сервировал стол, но и то донельзя просто: тарелка с типично английским завтраком, кружка хорошего, крепкого кофе да вилка с ножом. И не то чтобы он не знал, как верно разложить кучу ненужных столовых приборов, но вспоминать было откровенно лень - тем более что перед Занзасом выделываться явно было лишним.
- Я не знаю, чем завтракают в Италии, извините, - чуть пожал он плечами, когда сел на намеченное место. Наверное, слишком близко, еще и заняв место по правую руку... Но меньше всего Ямамото хотелось загоняться на эту тему. - По крайней мере, "это" тоже вполне съедобно.
За четкий акцент, прозвучавший в последовавшим дальше "Buon appetito!", в Италии, наверное, полагалось убивать. Ямамото давно набрался таких разговорных фраз от Сквало, но все они звучали донельзя странно в силу того, что в японском языке многие звуки попросту отсутствовали. Хотя, учитывая, что мелькавшие в разговоре имена Сквало или даже самого Занзаса были подвержены и того большему коверканью - можно было надеяться, что Занзас с этим уже смирился.

2010-06-13 в 21:24 

Mon coeur est broqueur
Стряпня Такеши оказалась вполне сносной. Даже нет, охрененно вкусной - но Занзас предпочел произнести вслух первый эпитет. А то еще занзается, мало ли. Поэтому Занзас в относительном молчании ел, думая о том, что ему обязательно нужно сделать сегодня (при этом вспомнил еще и о своем старом желании посетить тренировку новобранцев), изредка невпопад кивал на фразы нагло усевшегося рядом с ним Ямамото, который, как показалось боссу Варии, всеми силами старался поддержать беседу.
- До аэропорта сам доберешься, или как? - поинтересовался Занзас, прерывая очередной вопрос Такеши. Отодвинул в сторону тарелку, осторожно взял горячую кружку с чаем и пытливо посмотрел на немного растерявшегося мечника. - Или ты думал, что сможешь жить тут неделями?
Занзас чуть ли не с детства привык защищаться от внешних раздражителей различными грубыми выпадами в сторону этих самых раздражителей, и от своих привычек отказываться не хотел. Так что придется Ямамото немного потерпеть.
Если, конечно, его явно ощущаемое этой ночью желание о продолжении всего этого не улетучилось за время завтрака.

2010-06-13 в 22:49 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Такеши не требовалось темы, чтобы продолжать говорить. Говорил он исключительно потому, что в кухне было непривычно тихо и просто требовались хоть какие-то звуки. А потому как ничего не могло заменить фон - фонил он сам, болтая практически обо всем, что видел, делая большие паузы, впрочем, ради пережевывания еды. И трепался он, пока его не прервали. Тут его внимание, до того рассеянное, резко обострилось и сконцентрировалось.
- Да нет, что Вы... - растерянно протянул Ямамото, сначала немного обескураженный грубой интонацией, но его вроде как еще достаточно вежливо выставляли по сравнению с тем, что могло быть. Поэтому в руки он себя взял сравнительно быстро. - Я же здесь только помешаю, я понимаю это. Так что я даже не задумывался над этим. - Он пожал плечами, тоже отодвигая свою тарелку. - В аэропорт доберусь вполне, но если только меня научат, как объяснить таксистам, куда мне надо. - Тут он чуть усмехнулся, бесшумно отпивая кофе из кружки. - Только единственное - мне нужно знать, когда ближайший рейс. В остальном я разберусь сам.
«Нужно позвонить ребятам, объясниться, заодно попросить встретить... - тут Ямамото изменился в лице, неожиданно подскочил на месте и полез рукой в карман, после доставая мобильный телефон и немного нервно проверяя неотвеченные вызовы. И тут же свободной рукой в смятении взъерошил волосы. - Чееерт, только я могу забыть о телефоне в такой ситуации!»

2010-06-14 в 02:20 

Mon coeur est broqueur
Наблюдая за нервно тычущим в телефонные кнопки Такеши, Занзас не смог не сдержать снисходительной ухмылки. Которую, впрочем, спрятал за кружку с чаем - пускай этот остается в неведении. Да уж, мальчишка всегда оставался мальчишкой, изменить подсознание Ямамото Занзас был не в состоянии.
- По поводу таксистов можешь не волноваться, - пробормотал он, отпивая немного чая, - посадим тебя в какую-нибудь из наших машин с личным шофером, он тебя чуть ли не к трапу самолета довезет. Так что без транспорта не останешься.
А по поводу рейса нужно было узнать уже самому. Точнее - как можно быстрее выцепить в коридоре человека, который бы разведал все по поводу сегодняшних рейсов в Японию. А то Такеши, по всей видимости, уже нетерпелось вернуться обратно к своим вонголятам.
- Когда поешь, сходи, забери меч и жди в холле у выхода, - Занзас быстро встал со своего места, и, не забыв подхватить свою большую кружку с чаем, вышел из кухни. Нужно было как можно скорее разобраться со всем этим.

2010-06-14 в 02:42 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
- Большое спасибо, - кивнул Ямамото, снова тепло улыбнувшись. Занзасову ухмылку он все же заметил, или, вернее, почувствовал, но, во-первых - привык, а во-вторых - и ничуть не стыдно. Ему нравилось быть серьезным только тогда, когда это требовалось. Поднеся телефон к уху, Такеши еще раз улыбнулся, догадываясь, что больше связных разговоров у них не получится, и пробормотал в который раз за эти два дня: - Извините, я, все-таки, очень неожиданно свалился на Вашу голову... ...Привет, да, я остался кухонным рабом и меня вот-вот принесут в жертву, и я в курсе, что у вас чуть не обвалилось небо, но это может подождать? Согласен, я переступил через все семь смертных грехов и место мне на седьмом кругу Ада... Но нет, я не идиот, это ты истерик, и не мог бы ты не орать на меня, Гокудера!?
Занзас предпочел уйти, не вдаваясь в подробности очень сложных и витиеватых отношений тандема Дождя и Урагана. Еще отхлебнув кофе, Такеши поспешно вскочил со стула, на ходу все так же переругиваясь со старым другом, и вылетел в коридор. До кабинета он добрался на редкость быстро, даже ни с кем не столкнувшись. Там оделся, к тому времени уже перейдя на спокойный тон разговора, подхватил меч, завис у зеркала. Галстук был завязан как-то вкривь и вкось, но да ладно. Спорить и ворчать он закончил, когда, наконец, добрался до главного выхода из особняка. Там он несколько секунд тупо смотрел на экранчик умолкнувшего мобильного, а потом устало приложился об стену. На Гокудеру и всю эту глупую ситуацию (наконец начало осознаваться, во что он вляпался бы, если бы они с Занзасом не нашли единение в смысле физическом) по-прежнему не хватало ругательств.

2010-06-14 в 03:04 

Mon coeur est broqueur
Самый ближайший рейс был только вечером. Билет был в срочном порядке заказан, машина подогнана к воротам особняка - будто не мечник вонгольский в Японию уезжал, а какой-то высокопоставленный гость. Даже Саваде всегда приходилось всегда самому разбираться с возникшими проблемами на тему "как быстро и безболезненно убраться подальше отсюда".
Это все походило на какой-то дешевый пафос.
Вот так вот и начинает разрушаться то, что ты своими силами возводил долгие годы, не так ли, Занзас?
Мужчина вздохнул, устало ероша волосы. Расслабил узел по привычке завязаного с утра галстука, потянулся и направился к выходу из особняка. Нужно же хоть как-то попрощаться с Ямамото.
Около входной двери обнаружился Такеши. Уже готовый, кое-как одетый и какой-то унылый. Подавив навязчивое желание сделать мальчишке пару замечаний по поводу странно завязаного галстука и внешнего вида в целом, Занзас подошел к Ямамото. Прислонился к дверному косяку спиной, скрестив руки на груди. Он ведь совершенно не нервничал.
- Самолет будет в девять вечера, - произнес Занзас с совершенно нейтральным видом. Даже немного скучающим. - Не знаю, где ты предпочтешь шляться все оставшееся время до рейса, но машина уже готова и ждет внизу. - странно, но вид у мечника все еще был таким же понурым. Ему там что, лекцию по правилам поведения в доме серийных убийц прочитали? - Думаю, тебе в следующий раз нужно будет помнить о том, что твои "коллеги" порою бывают довольно... неадекватного поведения.
Последние слова Занзас произнес с явной насмешкой, но мечник, кажется, и ухом не повел.

2010-06-14 в 03:31 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
На приближение Занзаса мечник почти никак не отреагировал. Раньше бы он мигом вытянулся по струнке и отчаянно занервничал, но сейчас на это было как-то сказочно пофигу. Нет, разумеется, остался еще какой-то детский страх, но и то уже почти забытый, и уважение, бесспорно, было самым центральным, что Ямамото к нему испытывал, а тем не менее - было в Занзасе что-то знакомое. Привычное, понятное, одинаковое. Иначе бы они не завтракали так спокойно исключительно в обществе друг друга. Это не то, чтобы обнадеживало, но все равно как-то... неуловимо поддерживало.
Неожиданно Такеши зацепился за сорвавшееся чисто так, в качестве фигуры речи, то самое "в следующий раз". Это-то и заставило его перевести, наконец, взгляд на Занзаса. А будет ли?
«А ведь хочется. Безумно хочется, хотя что значит этот единственный случайный раз. К тому же, мы оба выпили...»
- Высплюсь, - коротко поведал Ямамото, оценивающе взглядывая на дисплей пока еще не убранного в карман мобильника. - Попялюсь на горячих итальянок. Да мало ли что еще, наша ли пропадала.
Ладонь он все таки протянул, готовясь к символическому рукопожатию.
Ямамото хорошо запомнил, что у Занзаса были теплые руки.

2010-06-14 в 03:47 

Mon coeur est broqueur
Занзас ухмыльнулся.
- Смотри только, не допялься - у горячих итальянок, знаешь ли, есть не менее горячие на руку мужья. Так что не советую увлекаться подобными вещами, - это явно звучало как ревность, или еще что-то вроде того (по крайней мере Такеши мог бы воспринять эту фразу Занзаса именно в таком контексте). Но черт, Занзас еще прекрасно помнил свои похождения лет пять-шесть назад. Не слишком приятные, надо сказать.
Ямамото протянул руку для прощального рукопожатия - и Занзас, в очередной раз усмехнувшись, ответил, крепко, чуть ли не судорожно сжимая ладонь Такеши. Даже невооруженным глазом было видно, что босс Варии нервничал.
Почему? Странный вопрос. Он же не должен вести себя вот так вот, правда же?
Занзас прикусил немного садняющую после ночи губу, отпуская наконец теплую ладонь Ямамото. Отошел в сторону, словно освобождая дорогу к двери.
- Еще увидимся, - бросил он, не забывая добавить привычный смешок. И отвернулся.

2010-06-14 в 13:02 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
У Такеши брови немного недоуменно вздернулись вверх. Эти предостережения прозвучали и правда немного ревностно, но все равно - мужчине ревновать другого мужчину к женщинам - это абсурд. Тем более Занзас казался абсолютно неспособным на ревность.
«Женщинами надо любоваться», - в который раз невольно вспомнил Такеши.
- Я это обязательно учту, - кивнул он, отпуская чужую руку. Удивило еще, что у Занзаса, казалось, немного подрагивали ладони, да и движения руками были суетливые и хаотичные - нервничал отчего-то. Ямамото мог понять, из-за чего, но не видел смысла в этом - он ведь все равно исчезает еще на долгое время и в Варии все успеет вернуться на свои места.
«Подумаешь, переспал с парнем, открылся немного больше, чем нужно, да с кем не бывает?»
Такеши, во всяком случае, нескромно считал, что ему можно доверять.
Занзас уже отвернулся, намереваясь уйти. Тут-то мечник немного растерялся. С самого утра еще хотелось сделать что-то такое безумное, но это было бы просто не к месту, да и слишком нагло. Но сейчас-то ему все равно уходить, так что или сейчас - или еще черт знает когда, ну и, в конце концов, едва ли Занзас будет резко против. Тем более что в коридоре было пусто, останутся без свидетелей...
Потянув его за плечо к себе, Ямамото потянулся вверх, компенсируя разницу в росте, и буквально на несколько секунд припал к его губам. Мягко прихватил зубами, почти чувствуя болезненное пульсирование, обвел языком, касаясь оставленных ранок и прокусов. И отчего-то было безумно приятно, что и теперь, с утра, он остался именно таким, каким Такеши его запомнил ночью.
«Вот теперь "следующий раз" точно будет таким, каким я хочу, - едва сдержав ухмылку, он отстранился, невольно поджимая и облизывая губы - боль в них стала почти невыносимой. - А еще давно пора признаться себе, что у меня абсолютный задвиг скорее уж на горячих итальянских парней, чем женщин».
- До свидания, - коротко махнул рукой Такеши, наконец, отворачиваясь и открывая дверь. Утро встретило его прохладной и довольно неприятной свежестью. Спустившись во двор, он дернул ручку двери подогнанной ко входу машины, громко поздоровался по-итальянски, за что получил весьма недружелюбный косяк в свою сторону, и аккуратно сел в авто.

2010-06-15 в 02:39 

Mon coeur est broqueur
После того, как за Такеши закрылась входная дверь, Занзас наконец-то расслабленно выдохнул, распрямляя плечи. Довольно потянулся, прикрыл глаза и облизнул губы. Черт, честно говоря, этого "прощального поцелуя" от Ямамото он не ожидал - ну не вписывался он в планы Занзаса, совершенно. Однако это было как-то даже... приятно, что ли?
И явно намекает на то, что мальчишка чуть ли не жаждет продолжения.
Занзас неспешно подошел к окну, скрестив руки на груди, и усмехнулся, глядя вслед отъезжающей машине. Обязательно нужно будет выбить у Сквало или еще какого-нибудь мусора телефонный номер этого мальчишки и как-нибудь совершенно неожиданно для того позвонить. Что бы знал малолетний мечник, с кем ему "посчастливилось" связаться.
Если, конечно, Ямамото не сделает это первым. А то он вполне на такое способен.

2010-06-15 в 02:57 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
<= он не удержался

Уже в машине Ямамото наткнулся ладонью на какие-то листки и бумаги, свернутые в три погибели и помещенные в карман пиджака. Лениво откинувшись на мягкую кожаную спинку, он полез доставать эти листы. Разворачивал нехотя - вроде бы что-то от руки, наверняка какой-то отчет или бумажка с напоминанием, из тех, что любят подолгу задерживаться в карманах... Такеши долго хмурился, пытаясь вчитаться в иероглифы. Перевернул. Еще раз перевернул. А потом, резко поняв, в чем оплошность, в голос заржал, что водитель с испугу чуть не вдал по газам и бросил на косоглазого попутчика испепеляющий взгляд.
Едва ли Сквало заценил бы томик стихов двадцатого века, по невнимательности подсунутый вместо рукописей отца.
Отсмеявшись, Ямамото принялся перебирать смятые и скрепленные листы - ну, конечно, как он мог спутать... Впрочем, мигом поняв, какие последствия могут быть - поспешно свернул листы и поместил их обратно в карман. И как ни в чем не бывало отвел взгляд, беспечно глядя в окно.
Он может обнаружить их и после. Через неделю-полторы, когда будет совсем невтерпеж. Он же не знает, когда именно вернется Сквало, чтобы передать их ему ровно в срок, верно?
Плюс еще одна отговорка, чтобы появиться в варийском особняке.
Настроение уверенно ползло вверх. Где-то тут ему сказочно повезло.


Думаю, это конец отыгрыша. :gigi:
Спасибо большое за массу кинков и увлекательный отыгрыш )) Вы абсолютно чудесны. :heart:

2010-06-15 в 03:13 

Mon coeur est broqueur
Конец, все счастливы и довольны :gigi:
Огромное спасибо за вкусный отыгрыш и огромное море позитивных моментов) это было здорово :red:

2010-06-15 в 12:04 

Лагерь "Пошли нах, я чародей". Правила: бухать, колдовать.
Я не знаю, по правилам ли это, если что, я удалю. Ребята, вы были прекрасны :red:

2010-06-15 в 12:56 

Если ещё рано, то я сильно извиняюсь, но тоже хочу выразить свою благодарность авторам. Это было очень круто :white:

2010-06-15 в 14:12 

But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Ееей, мы круты!~ ^___^

Большое спасибо всем читавшим! Это очень приятно - что было небезразлично =)

2010-06-15 в 22:58 

Mon coeur est broqueur
ы, нас читали xD

спасибо всем читателям) действительно, очень приятно)

2010-06-16 в 00:16 

Все намного проще и чуть сложнее.
Присоединяюсь! Это было здорово. :red:
:hlop::hlop::hlop:

2010-06-16 в 17:22 

Silence is also a sound
Ваа, это действительно было очень круто :vo: :inlove: Спасибо вам, ребят, за такой отыгрыш )

2010-06-20 в 19:13 

Kagami Oo
Господи! Это было великолепно *капает слюной на клаву*
Спасибо вам, за такую прелесть ^.^

2010-12-08 в 20:39 

Хиберд
Feel the crack.
Отыгрыш закончен.

URL
2011-10-02 в 22:37 

aleks-neko
Чтобы штурмовать небеса, нужно хорошо знать язык Ада
Отличный отыгрыш) Авторы замечательно поработали, причем стиль одного неплохо очень отлично сплелся со стилем другого))

2011-10-02 в 23:02 

erskyn
But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Огромное всем спасибо! :gh:

2014-05-25 в 17:35 

Soul-La
Очень классный отыгрыш !!! :inlove:

     

Wanna play?

главная