10:03 

Хиберд
Feel the crack.
Третья стадия.
Участники: TYL!Хибари Кёя/Гокудера Хаято.
Кодовое слово: Кремний.

Отыгрыш закрыт.

@темы: Первый круг, Отыгрыш закрыт, Третья стадия

URL
Комментарии
2010-05-12 в 12:43 

Если бы можно было, Гокудера бы наверное царапался одной кожей. Не только при прикосновении - при взгляде даже. Естественная защитная реакция. Хибари почти не видел его иным, без этих постоянных "шипов" и убийственных взглядов, а потому, с каким-то чувством, отдаленно похожим на восторг, он кладет ладонь Хаято на живот, задирая ткань вверх. Едва ощутимо поглаживает и - ничего. Да, он не падает замертво, не встречает отменный удар в ответ, не обжигается и не распарывает кожу. Иллюзия развенчана - травоядное, но...
Раздражение, злость и накопленные свои-чужие эмоции, впрочем, никуда не уходят и попытки вырваться не воспринимаются даже как сопротивление, сразу рождая ответную реакцию: Кёя снова придавливает Гокудеру коленом, не особенно расчитывая собственную силу. Рывком вытаскивает ремень, а дальше - приходится действовать быстро и коротко, чуть торопливо - лаконичным и красноречивым жестом привязывает запястья Хаято друг к другу, стягивает их полоской темной кожи, ощущая какой-то нездоровый азарт. У Хибари тени хищного блеска в глазах, он стискивает бедра хранителя, становясь на обе ноги и чуть нависая над тем. Колено на этот раз упирается в зад Гокудере, руки, оказавшись на плечах, властно-резким движением вцепляются в воротник, пробуют стянуть - не до того. Кёя просто задирает одежду на Хаято, упоенным движением проводит по открывшейся коже спины.
Им хочется управлять. Давить, пока не сломается. Доводить этот гнев до истерики, до страха, но не перегибать палку.
Хибари пытается прогнать нернвый оскал со своего лица - ухмылку презрения-превосходства. Получается плохо, но какая уже разница.

2010-05-12 в 19:43 

Долбоёборг
"Чертов. Сраный. Выблядок." мысли примерно такого содержания, сейчас вертелись в голове Хаято. От бешенства буквально колотило, а навязчивое, до омерзения-липкое ощущение беспомощности растекалось по телу, заставляя бессильно рычать и выплевывать ругательства в сторону засранца.
Острая, едкая боль в запястьях только подстегнула, казалось полностью соответствуя теперешнему состоянию Гокудеры. Естественно раздеть он себя не дал, с шипением сжался, с ненавистью кося налившимися кровью глазами на Кею. Это действительно напоминало зверя в клетке - если не вырваться, так помешать, подрать того, кто посмел посадить на замок. Но к сожалению, Хибари это мало помешало - до отвращения самодовольно скалясь он задрал рубашку и провел пальцами по спине. Хаято вздрогнул, шумно выдохнув сквозь зубы. С одной стороны, его буквально скрючило от отвращения и подкатившей к горлу тошноты - с трудом он сглотнул ком в горле, что бы не заблевать диван. С другой - прохладное прикосновение к разгоряченной коже заставило мышцы напрячься, податься вперед в попытке уйти от неожиданно приятной, острой ласки.

2010-05-13 в 13:22 

Кёя загипнотизированно смотрел на спину Гокудеры, на какую-то болезненно-тонкую кожу. Не бледную, но светлую, кажущуюся холодной - а на ощупь ведь едва ли не горячая. Хибари рывком наклонился, прижался к ней губами. Порывистое, странное движение. Короткий поцелуй, Кёя отводит пепельные волосы в сторону, снова целует - уже затылок, шею и выступающие позвонки. Не ласка - изучение. Удовлетворение собственного любопытства.
Гокудера все еще скалится, показывает зубы и когти, и становится похожим на дикого зверя с вздыбленной шерстью. Кёя хмыкает едва слышно.
Каждое движение подстегивает, просто-таки вынуждает, заставляет применять силу, действовать резко и грубо - по-другому ведь не поймет, не поверит. Хибари наклоняется совсем низко, прижимается грудью к спине Гокудеры, а рукой, мельком погладив бедро, сжимает его пах, замерев на какие-то жалкие секунды. И это - тоже совсем не ласка, а проявление желания подчинить себе это тело. Легко, без особых усилий - показать, как легко им можно управлять, как легко Кёе удается все это. Он делает, что ему вздумается, прикасается, где захочет, а Гокудера - вынужден лишь терпеть.
Дыхание облизывает кожу, Хибари вдыхает с каким-то садистским наслаждением. Пражавшись щекой к уху Гокудеры, руками скользит по бокам и груди, не оставляет ни единого сантиметра кожи, которого бы он не коснулся. Эти прикосновения отмечают то самое подчинение. Власть, воздействие силы, которая слепо мстит за малейший проступок. Руки ведут свой путь ниже, обшаривают беспардонно, оглаживают зад, расстегивают молнию. Кёя думает, что Гокудеру бы стоило поставить как-нибудь поудобнее. И сам удивляется тому, насколько полно его гнев сейчас переплавился в жгуче-отвратительное ощущение превосходства.
Надоедает ждать - Хибари встает, упирается коленом в диванные подушки рядом с Хаято. Пригнувшись, статскивает с того штаны и все, что под ними, заставляет его упереться коленями в пол чуть пошире и тут же удовлетворенно стискивает в кулаке волосы на затылке, придерживая, на всякий случай. Самую малость ему хочется сейчас почему-то успокоить Хаято, сказать, что все не так страшно. Но в большей мере сейчас преобладает совсем противоположное желание: вывернуть наизнанку, взять под полный контроль, завладеть этим совершенно восхитительным ненавистным телом.

2010-05-18 в 11:30 

Долбоёборг
На мгновение Хаято замер переводя дыхание. С одной стороны устал от сопротивления, с другой - смысл демонстрировать свои весьма внушительные познания ненормативной лексики в японском и итальянском языках, если единственному слушателю на это в целом по фигу? Поэтому Гокудера, будучи смышленым мальчиком поступил очень разумно - он заткнулся.
Впрочем хриплых, злых рыков сдержать все равно не удавалась. Черт бы побрал этого ублюдка! Если бы он просто избил и трахнул, Гокудера бы понял. Но это нарочито медленное, какое-то издевательское поглаживание, прикосновения губ до исступления бесили, воспринимались как садисткая насмешка над бессильным в таком раскладе подрывником. Но больше всего бесило то, что это нравилось. Естественно нравилось - а какому четырнадцатилетнему подростку со спермотоксикозом не понравятся такие ласки? Не говоря уж про то, что они подкреплялись сильными эмоциями, пусть и негативными.
Естественно, когда джинсы поползли вниз, бесцеремонно царапая кожу, Хаято встрепенулся, поворачиваясь и зло скалясь. Вполне ожидаемо, что когда ноги освободились, Кея получил неслабый пинок в живот, о чем Гокудера почти сразу пожалел - сильная рука болезненно дернула за волосы, заставляя хрипло выдохнуть.
- Сука, пусти...

2010-05-18 в 12:50 

Ругань почти прекратилась - отдельные едкие слова и рычание только подбадривали Кёю, словно это были порывистые несдержанные стоны. Гокудера пробовал ударить, а Кёя, казалось, поглотил неудавшуюся попытку вырваться, просто не заметил, никак не отреагировал. Разве что только пальцы в волосах сжал сильнее. Гокудера невольно подстегивал его и решимость, с которой Кёя действовал со стороны могла показаться даже жуткой. Хриплая фраза, адресованная ему, вызвала совершенно иррациональное желание собрать чужое дыхание губами - снова. Заставить задыхаться и беспомощно царапать кожу, дергаться бессильно. То ли месть, то ли просто желание подчинить себе.
Кёя сильным, грубым движением оглаживает ягодицы Хаято - нравится чувствовать себя хозяином положения. Да и простые касания достаточно приятны. И в каком-то неверном свете ситуация даже будоражит воображение, но Хибари не это нужно. Он гладит Гокудеру по внутренней стороне бедра, прижимает локтем к дивану, все еще не решаясь ослаблять хватку. Короткая вспышка в сознании - острого возбуждения. И уже глаза смотрят по-другому, шум крови становится слышимым. Кёя, коротко облизав губы, в очередной раз проводит ладонью по совершенно открытой коже. И после - медленно принимается растягивать хранителя, вгоняя в него пальцы. Это забота о себе же самом, но если постараться самую малость - то и Гокудере может быть неожиданно приятно. Хибари, с видом даже отсутствующим, поворачивает пальцы внутри чужого тела, двигает ими размеренно несколько раз и приподнявшись, утыкается губами в шею, предостерегающе: шевельнешься - загрызу.

2010-05-23 в 22:57 

Долбоёборг
Хаято тихо зарычал, невольно напрягаясь от настойчивых прикосновений к заднице. О том, что сейчас будет думать не хотелось, но... думалось. От чего подрывник крупно задрожал - не от страха, нет. Скорее от злости и отвращения. Прекрасная перспектива - быть оттраханым ебучим холодильником. И даже едкое, злое "пидор" не грело душу - толку то, если трахать будут все равно его. Недостойные мысли о том, что стоило бы вырубиться, попытаться убежать, да пусть и попросить прекратить прервались резкой болью в области задницы. Не особо сильной, но черт подери, какой же противной. Зашипев, Хаято рефлекторно сжался, скрипя зубами что бы не издавать звуков. Надо ли говорить, что облегчения это не принесло? Теперь движения пальцев были действительной болезненными. Расширяющиеся костяшки с садисткой регулярностью ходили туда-сюда, насухо дергая, растягивая чувствительную кожу изнутри, заставляя Гокудеру сдавлено ругаться сквозь крепко сжатые зубы.
Естественно вскоре организм привык, сам начал вырабатывать смазку, что бы облегчить боль, но от этого стало ненамного лучше. Поутихшая боль не убрала ни мерзкого ощущения чего-то инородного внутри, ни выбешивающего чувства собственной беззащитности. Переведя взгляд на пах Хибари, Гокудера невольно сжался, грязно ругнувшись - заметный бугор на брюках не предвещал его заду ничего хорошего. Пора было уже и подумать о том, что из заживляющих мазей заныкал этот пердун-Джанини в медицинском крыле.

2010-12-08 в 21:10 

Хиберд
Feel the crack.
Закрыто по причине прекращения отыгрыша обоими участниками.

URL

Wanna play?

главная