11:22 

11.

Хиберд
Feel the crack.
Первая стадия.
Участники: TYL!Хару Миура/TYL!Рёхей Сасагава.
Кодовое слово: Актиний.

Стадия завершена.

@темы: Первый круг, Первая стадия, Отыгрыш закрыт

URL
Комментарии
2010-05-07 в 19:00 

я старая, мне можно
Солнце нещадно припекало, и Хару вздохнула, прикрывая глаза и прислоняясь к стене. Безумно хотелось обратно, к морю, ходить по нагретому солнцем песку и подставлять лицо свежему бризу. Но вместо этого приходилось сидеть в душном городе, ожидая, пока Рехей посадит Кеко на самолет. В том, что ждать ей придется еще долго, Миура не сомневалась – экстремально заботливый старший брат подруги непременно должен был убедиться в том, что любимая сестричка без проблем села в самолет, десять раз напомнить ее провожатому не спускать с нее глаз и обязательно позвонить ему, когда она приедет.
«Интересно, кто провожатый?» – подумала Хару, лениво толкая сандалией попавший в ее поле зрения камешек.
На самом деле, ей было немного грустно и обидно от того, что подруга уезжает с курорта на три дня раньше. Хару и сама бы с удовольствием поехала бы с ней, но понимала, что будет только мешать – Кеко ведь ехала к Тсуне.
Мешать кому-либо Хару хотелось меньше всего. Именно поэтому она с энтузиазмом восприняла решение Кеко и, не раздумывая, согласилась провести оставшиеся три дня в одиночестве. Ну, почти в одиночестве – просьбой Тсуны, Рехей оставался с ней.
Девушка тихонько вздохнула и перевела взгляд на совершенно безоблачное небо, простиравшееся над крышами домов. К тому, что Тсуна всегда и всюду старается приставить к ним с Кеко кого-то из Семьи, Миура уже привыкла. Привыкла, понимала, но все равно каждый раз твердила, что «Хару не боится, Хару не надо охранять!».
Солнце продолжала припекать, и Хару решила, что ей стоило бы передвинуться в более прохладное и затененное местечко. Поэтому она отлипла от стены и, пнув напоследок несчастный камешек, оглянулась, пытаясь найти взглядом какое-нибудь кафе.

2010-05-07 в 19:49 

_break away
1868, "Идиот"
Рёхей обнимал Кёко за плечи, переспрашивал, все ли она взяла, не забыла ли в сейфе номера паспорт или деньги, или не оставила подаренные им сережки на тумбочке в их с Хару комнате; и это продолжалось бы еще очень и очень долго, если бы Такеши вкрадчиво не заметил, что им с Кёко давно пора на регистрацию, иначе они опоздают на рейс, и тогда Тсуна расстроиться. В тот момент, когда Ямамото говорил об этом, Тсуна был последним человеком, о котором Рёхею хотелось вспоминать. Он, конечно, уважал босса, но сестру любил больше, и отпускать ее одну в штаб-квартиру Вонголы безумно не хотелось. Сасагава поморщился, провожая взглядом Кёко и Такеши. Сестренка обернулась, помахала рукой, ласково улыбаясь, и Ямамото кивнул на прощанье, прежде чем они скрылись в коридоре, ведущем в маленькие залы ожидания, отдельные для каждого рейса.
Делать было нечего. Конечно, можно было простоять вот так, тупо пялясь в коридор, который теперь пересекали редкие люди, совершенно незнакомые Рёхею, но этого делать не рекомендовалось.
Откровенно, Рёхей не понимал, почему Хару отказалась ехать вместе с ним и Кёко в аэропорт, ограничившись целой ночью прощания.
«Женщины экстремально странные», – заметил лениво он, забираясь в душный салон машины. В такую погоду – издевательство, залезать в консервную банку. «Сейчас я бы точно не отказался от пляжа и моря», – заведя машину, Рёхей вдавил в пол педаль газа. В аэропорту его больше ничего не держало, Кёко обещала позвонить ему сразу же после посадки первый раз, и второй, как встретится с Тсуной. Кёко все не ограничилось: Рёхей ждал звонков и от Такеши.
До отеля, в котором был забронирован двухкомнатный номер, где Рёхей с сестрой и ее подругой жил вот уже неделю, он добрался быстро. Оставив машину на стоянке, Сасагава замер секунд на десять, вспоминая, где должен был встретиться с Хару после возвращения из аэропорта. «Кафе». Кафе – это отлично. Но вниз и вверх от отеля по улице вытянулись цепочками по обеим сторонам кафешки и магазина, прятавшиеся за неприметными и непонятными вывесками, и Хару могла быть в любом из них.
«Экстремальная тупость», – Рёхей наклонил голову, дуя на майку, прилипающую к груди. Это не вентилятор, но в такую жару тоже сойдет, хотя и мало охлажденного воздуха из легких, хочется еще больше. «Действительно, тупость. Почему мы не договорились встретиться в номере? Там есть кондиционер».
Пикнула сигнализация. Сасагава засунул ключи от машины в карман, направляясь в сторону кафешек. Они начинались через метров тридцать от их отеля, в другую сторону от пляжа, и хорошо это или плохо, но многие люди занимали столики на улице, в тени навесных крыш.
«Если мне повезет, увижу ее, не заходя во внутрь».
Рёхей сосредоточился, и внешне это никак не отразилось на нем. Внимательным взглядом Хранитель Солнца семьи Вонгола оглядывал посетителей кафешек, спускаясь по улице, и улыбался равнодушно, потому что если начинаешь думать, что солнце – это часть тебя, оно не будет так припекать.
Рёхею повезло. Хару нашлась, не сразу, но нашлась. В кафе, где они сидела, не было большого количество народа, в это время суток нормальные люди не покидают номеров, но многие столики были заняты.
Сасагава отодвинул стул, присаживаясь напротив Хару, помолчал немного, а потом спросил:
– Ну как ты? – И добавил, чуть помедлив. – Есть предложения: чем мы будем заниматься оставшиеся три дня? Потом нам с тобой все равно лететь к Кёко и Тсуне, Савада хочет показать вам Рим, лично, и накормить итальянской пиццей. У него там какой-то ресторан, не знаю, где он его откопал, но пицца там экстремально вкусная. Мы с Хаято оценили пару раз… – Рёхей усмехнулся, вспоминая дружеские посиделки с Гокудерой. – Так что там насчет трех дней?

2010-05-07 в 20:52 

я старая, мне можно
Когда за столик к ней неожиданно кто-то подсел, Хару вздрогнула и отвлеклась от мыслей. «Кем-то» оказался Рехей, и девушка с облегчением выдохнула.
Мысленно она уже вернулась на пляж, и, казалось, даже чувствовала на лице легкое дуновение ветра с моря. Ветерок, правда, существовал и на самом деле – где-то в кафе был умело запрятан кондиционер. Конечно, несравнимо с морским бризом, но всяко лучше духоты городской улицы.
О том, что на улице жарко и душно, она вспомнила сразу, как увидела взмокшего и усталого Рехея. Хару тут же вспомнила, что до пляжа надо еще добираться, и явно не пешком. От перспективы умирать от жары в душной машины, Хару вздрогнула и решила, что пляж ей ни к чему.
Первую часть фразы Рехея девушка пропустила мимо ушей, но, расслышав знакомые имена, прислушалась. Слова Сасагавы о пицце сразу напомнили Хару, что не ела она с самого утра.
«Пожалуй, стоит заказать что-нибудь», - подумала она, косясь в сторону официантки. Потом перевела взгляд на выжидающе смотрящего на нее Рехея и задумчиво возвела глаза к потолку, ставя локти на стол и облокачиваясь подбородком на руки.
- Хару думает, что лучше бы эти три дня провести где-нибудь, где не жарко, - в своей привычной манере заявила она, посмотрев на Рехея.
Вообще, она бы сейчас, наверное, больше всего хотела бы в отель, где и провалялась бы в прохладной полутьме номера все три дня. А потом – в Рим, к Кеко и Тсуне, есть пиццу и бродить по экскурсиям. Развлекаться без подруги Хару совершенно не хотелось.
От этих мыслей Миура мрачнела с каждой секундой. Не радовал уже ни кондиционер, успешно имитирующим морской бриз, ни заманчиво выглядевшее мороженое у девушки за соседним столиком, ни перспектива провести три дня на одном из лучших пляжей Италии.
Глубоко вздохнув, она убрала руки со стола, упираясь ими в стул, и предложила:
- Может, по мороженому и домой?

2010-05-07 в 23:57 

_break away
1868, "Идиот"
К столику подошла официантка, приятной улыбкой поприветствовав присоединившегося к Хару Рёхея. Протянув ему второе меню, девушка отошла в сторону стойки, раскачивая бедрами от шага к шагу, оборачиваясь к их столику у самой стойки. Сасагава лишь почесал подбородок, открывая меню.
Наверное, в школьные годы кто-то слишком сильно звезданул ему во время очередной из тренировок по голове, явно спутав эту бедную голову с боксерской грушей, ибо с того времени подобных номеров Рёхей не понимал. Женщины ему нравились. Правда, ясно ему становилось, что очередная длинноногая итальянская красотка хочет привлечь к себе его внимание лишь тогда, когда она говорили ему об этом прямо. Всяких взглядов, вальяжным походок, призывных движений Сасагава напрочь не понимал. А может, понимать не хотел, ведь в школьные годы, когда они с Ханой пытались строить отношения, все было хорошо, а сейчас… Сейчас не до этого. Сначала был бокс, потом работа, да и опасное это дело для девушки – встречаться с человеком, который находиться полжизни на прицеле. Обременяет что ли, хотя не столь ответственность пугала Рёхея, сколько неспособность в самый ответственный момент защитить и даму, и, возможно, детей своих. В мире мафии с такими делами не торопятся и не шутят. Вот и Тсуна все ходит вокруг да около Кёко, не решаясь сделать предложение, ведь понимает, как небезопасен будет этот поступок.
Рёхей с неудовольствием отметил, что кожа уже покалывает, а значит пора бриться.
– Где нежарко, говоришь? – Он не вчитываясь особо, упрямо пытался понять то, о чем написано в меню. С языком проблем не было, но в жару, казалось, мозги плавятся, и пусть в кафе и не жарко, но отголоски уличной жары все еще оказывали влияние на Сасагаву. – Где мы такое место найдем? Не думаешь же ты три дня в номере проваляться? Это лучший курорт не только Италии, но и мира, и как можно лежать в номере? Жарко, конечно, мне самому от этой экстремальной жары фигово, но это же не значит, что мы упустим, – он даже не придал значения этому «мы», хотя до этого «мы» были пиццерия с Хаято и посиделки за чашечкой саке с Кёей, или игра в баскетбол с Такеши, чтобы найти компромисс без бит и груш, и вот теперь «мы» – это три дня с Хару. – Мы упустим возможность сходить пару раз на пляж, в местные музеи и… Вы же с Кёко на яхте не катались? Можно снять яхту и прокатиться вечером. Вообщем, как захочешь. Мое дело предложить – твое дело выбрать. В номере всегда отсидеться успеешь. – Сасагава наконец вчитался в страницу меню и с мысленным отвращением побыстрее перешел на следующую: горячих блюд ему сейчас явно не хотелось. – В конце концов то, Сестренка не на войну уехала, и вы скоро увидитесь.
Рёхей говорил это, потому что думал, что должен что-то сказать. Девушки ведь действительно существа странные, и сколько бы они всей Вонголой по совету Реборна не читали знаменитые женские журналы, чтобы хоть немного понять психологию слабого пола, всё четно. Реборн точно подметил: «Вы все неотесанные мужланы. Кроме Тсуны. Но Тсуна просто ничего не понимает, он же босс, ему не до этого». Кажется, «не до этого» им всем. Но Сасагава прекрасно чувствовал, как надорвалось с отъездом Кёко настроение Хару. Прошло каких-то минут сорок, а она уже вон какая тучка. Ему и самому было не очень, и братская любовь дала о себе знать, но с боссом не спорят – раз, два – мешать сестре устраивать личную жизнь Рёхей точно не собирался.
– Окей, по мороженому, – согласился Рёхей. – И улыбнись давай. Домой, а вечером на пляж. Ну или не вечером, а как только жара спадет. Хорошо?

2010-05-08 в 15:57 

я старая, мне можно
Хару покосилась на Рехея и вздохнула. Потом все же вымученно улыбнулась – если уж ей невесело, то не стоит портить настроение другим людям своей кислой миной. Рехей одобрительно кивнул на ее улыбку и снова уткнулся взглядом в меню, девушка тоже последовала его примеру.
Мороженое было самым правильным выбором, и Хару было очень интересно попробовать такое же, как у той девушки за соседним столиком. Быстро пролистав страницы, она разглядела нечто похожее и ткнула пальцем в нужную ей строчку в меню. Подошедшая официантка заулыбалась, записывая заказ в блокнотик, и переспросила у нее что-то. Миура на секунду задумалась – итальянским она владела не настолько свободно, и поэтому сказанное не совсем поняла. Но, на всякий случай, согласно кивнула, решая, что ничего дурного ей тут не предложат. Что выбрал Рехей, Хару тоже не очень поняла, но справедливо решила не заворачиваться по этому поводу.
Заказ они ожидали в молчании – Сасагава продолжал задумчиво тереть подбородок, а Хару не решалась дергать его – тот, видимо, о чем-то думал. Да еще и официантка шла нарочито медленно, повиливая бедрами и бросая многообещающие взгляды на Рехея. Хару это развеселило: она тихонько фыркнула – уж что-что, а ее взгляды тот совершенно точно не замечал.
Девушка прощебетала что-то на итальянском, что Хару опять же поняла крайне смутно, и удалилась, оставив перед Хару потрясающее, невообразимо-аппетитное мороженое в не менее восхитительной стеклянной вазочке. Рушить гармонию сливочных шариков и украшающих их фруктов ей было страшно, но она все же решилась, аккуратно касаясь ложечкой лакомства.
- Ммм! – от восторга Хару даже прикрыла глаза и забыла вытащить ложечку изо рта. Кажется, такого вкусного мороженого она еще не ела.
Немудрено, что на лакомку-Хару мороженое произвело эффект успокоительного. Она даже на секунду задумалась – а не было ли там чего лишнего? – но долго размышлять на эту тему не хотелось. И, быстро расправившись со своей порцией, она принялась наблюдать за окружающими и, в частности, за Рехеем.
Вообще, Хару была рада, что с ними поехал именно Рехей. Из всех членов Семьи его она считала самым надежным – ну, после Тсуны, конечно же. Она много времени проводила с Кеко, и, можно сказать, взрослели они друг у друга на глазах.
Миура подперла голову рукой и вздохнула, косясь за окно –жара уже наверное спала, и поездка на пляж казалась все более привлекательной. Официантка, словно почувствовав, принесла им счет.

2010-05-08 в 17:07 

_break away
1868, "Идиот"
Она улыбнулась. Рёхею стало приятно. Он вдруг понял, что только сейчас осознал то, о чем десять лет просто отказывался думать, опуская во внимании. Ведь Хару и Кёко больше не были девочками, они стали девушками, красивыми и очаровательными по-своему. Вот и сейчас Хару улыбнулась очаровательно. Она могла даже не подозревать об этом, но Сасагава раньше оценил ее женскую прелесть, чем понял, что сидит напротив него Хару. Та маленькая Хару, которая была лучшей подругой его младшей сестры. Рёхей предпочел нахмуриться, уткнувшись взглядом в крышку стола, чтобы не думать о подобном.
Когда мимо проплыла все та же официантка, Сасагава всучил ей обратно меню, отвечая кивком на ее улыбку, и заказал себе холодный чай со льдом. Конечно, итальянскому чаю было далековато до японского, заваренного по всем правилам, но за годы в Италии Рёхей успел отвыкнуть от домашнего пойла. Он не был настолько привередлив, чтобы в жару отказываться от чего-то холодного лишь потому, что дома мать делала чай по-другому, играясь с ним больше сорока минут. В экстремально быстром ритме жизни Сасагавы на подобные вещи, сколько бы они не отвечали традициям, время тратить было жалко.
Хару принесли мороженое, и чуть позже Рёхею доставили чай. Иногда он посматривал на нее, и ему хотелось покачать головой, или улыбнуться, или сделать и то и то, потому что выглядела Хару как ребенок, которому только что подарили игрушку, о которой он даже мечтать боялся. Такой детский восторг приятно удивлял, потому что с годами ценности человеческие менялись, и иногда так приятно было вернуться в детство, но с ребятами из Вонголы в детство не вернешься, и даже Ямамото, улыбчивый и светлый Ямамото с годами становился все серьезнее, а признаться в этом парни боялись не только окружающим. Они сами об этом думать не хотели.
«Мы можем сейчас вернуться на стоянку, взять машину и съездить на пляж, но в машине нет полотенец, следовательно, надо вернуться в отель за вещами или же там переодеться, а если снять яхту… Если снять яхту, Хару все равно захочется залезть в воду, хотя на яхтах полотенца должны быть предусмотрены. Ведь должны?» Рёхей вздохнул. «Экстремально много мыслей, это не по мне».
Допивая чай, Сасагава мельком глянул на часы:
- Куда мы сейчас? На пляж или на поиски яхты?
Подтянув к себе счет, Рёхей достал из бумажника деньги, расплачиваясь за себя и за Хару. Во-первых, это было совсем недорого, во-вторых, все расходы Кёко и Хару ложились на карман Савады, хотя это было лишним, думал Рёхей. С его-то работой он и сам мог позволить себе оплату отдыха сестры и ее подруги.

2010-05-08 в 20:09 

я старая, мне можно
Хару задумалась, облокачиваясь на стол и прикидывая перспективы. С одной стороны, на пляж хотелось и как можно скорее, с другой - жалко было тратить время на то, чтобы заехать в гостиницу за полотенцами и прочим. А на яхте наверняка все это есть. Да и вообще, Хару давно уже мечтала покататься на яхте.
Миура усмехнулась сама себе, вспоминая, как когда-то давно – а, казалось бы, всего десять лет назад – мечтала о том, что на яхте они проведут свое свадебное путешествие с Тсуной. Яхта была одним из сотни распланированных Хару вариантов проведения медового месяца, и сейчас все это казалось ей безумно смешным. Она до сих пор, как в детстве, восхищалась Тсуной, но, к счастью, наверное, ни во что большее это детское восхищение не переросло. И поэтому за свою лучшую подругу она была искренне рада.
- Хару больше нравится идея с яхтой, - с улыбкой призналась она, поднимаясь из-за столика. Официантка, подошедшая забрать счет, с каким-то, как показалось Хару, разочарованием взглянула на нее и пробормотала что-то на итальянском. На этот раз Миуре было крайне обидно, что она снова не поняла, потому что в интонации девушки она уловила какое-то пожелание. Хару вопросительно посмотрела на Рехея, в надежде, что он переведет, но ее спутник то ли не расслышал, то ли сделал вид что это так. Официантку же это явно развеселило, она подмигнула Хару и, все той же походкой от бедра, удалилась к стойке.
Жара на улице действительно спала, и Хару с удовольствием потянулась, жмурясь. Солнце клонилось к горизонту, но до заката еще было время. Пока они доедут до пляжа, пока найдут яхту – она была уверена, что сегодняшний закат будет замечательным.
Рехей предупредительно распахнул перед ней дверь машины, и девушка, благородно кивнув, быстро залезла внутрь, откидываясь на спинку сидения. Вот странно, вроде бы она сидела на этом же месте еще утром, что-то как будто изменилось. То ли Рехей выглядел более сосредоточенным, то ли не хватало щебета Кеко с заднего сидения. «А может, и то, и другое», - подумала Хару, украдкой косясь на Рехея.
Только сейчас она задумалась, что вечер катится в каком-то непривычном направлении. В общем-то, Рехей все таки был мужчиной, хоть она и знала его с мальчишеских лет и он был старшим братом ее лучшей подруги.
«Замечательным старшим братом», - позволила отметить себе она, отчего-то смущаясь и переводя взгляд на пролетавшие за окном дома. Но долго хранить молчание она не смогла.
- А где мы найдем яхту? – поинтересовалась она, когда где-то далеко впереди серебристо блеснуло море.

2010-05-09 в 00:55 

_break away
1868, "Идиот"
«Она пожелала нам удачи в будущем». Рёхей не стал переводить фразу, считая, что Хару должна понимать такие простые итальянские предложение, но, очевидно, он ошибся, и его спутница уставилась на него, а во взгляде ее застыл вопрос. Может быть Рёхей и перевел бы фразу, да только официантка так желала. Словно будущее у него с Хару общее. Нет, где-то оно у них, конечно, пересекается. Вот связь с Кёко есть, и Тсуна, и из города они одного, но официантка ведь ни это имела в виду. Она вообще ничего подобного не знает.
«Приняла нас за пару?» Сасагаве от этой мысли стало как-то не по себе. Дело было ни в том, что он был против. Наоборот, против он не был, и слова официантки даже понравились ему. Но ведь это не про них с Хару, потому что парой они никогда не являлись, и Рёхей даже не думал о них в таком свете до сегодняшнего дня. А что изменилось сегодня? Разве что солнце сильнее днем припекало. Может, это все сказывается жара? Или утром компанию Рёхея и Хару разбавляла Кёко, а сейчас она летит к Тсуне, и Сасагава остался с подругой сестры наоборот. Будь они детьми, он бы вообще не парился. Но нет же. Не дети они давно.
«А чего это я вообще парюсь? Не, ну во имя экстрима, я должен успокоиться и забить. Да, забить».
- Ну раз идея с яхтой нравится, - Сасагава поднялся, засовывая бумажник в карман, - то пошли.
Официантке он, кстати, чаевые оставил.
До стоянки было минут десять ходьбы, и тень от зданий и деревьев падали на асфальт, прикрывая людей от солнечный лучей.
Как истинный джентльмен, открывая перед Хару дверцу машины, Рёхей проследил, чтобы та забралась в салон без приключений. Хотя какие приключения тут могли быть? Обойдя машину по периметру, Сасагава быстро занял водительское кресло.
Ехали они быстро, с ветерком снаружи, но окна открывать не хотелось: в салоне работал кондиционер.
- У знакомого одолжим, - Рёхей повернулся к Хару, улыбнувшись ей.

ООС: начинаем второй раунд уже на яхте?

2010-05-09 в 10:38 

я старая, мне можно
Caerd ага))
тогда, первый раунд у нас закончен
:kapit:

2010-05-09 в 11:52 

Хиберд
Feel the crack.
URL
   

Wanna play?

главная