23:23 

Ямамото Такеши х Хром Докуро

Червелло
Ямамото Такеши - Cherry Valance
Хром Докуро - убери альбом, Рукия-чан

Ситуация: Персонажи У и Ф почти случайно узнают тайну клада, скажем, находят карту, на которой отмечено место, где зарыто сокровище/спрятан Очень Важный и Тайный Артефакт. Кроме них, о кладе не знает никто. Реакция, попытки скооперироваться либо уничтожить конкурента, поиск самого клада.

@темы: I круг, Хром, Ямамото, не выполнено

URL
Комментарии
2010-05-12 в 20:34 

я всего лишь ничто, облаченное в плащ, который не мною заношен до дыр.
Докуро потянулась за сочным плодом, аккуратно поддела его двумя пальцами, и, двигаясь на цыпочках отошла от дерева подальше. Она любила абрикосы - не такие сладкие, как персики, и не такие кислые, как яблоки - они буквально таяли во рту ароматной мякотью, а ещё и пахли - жарким летом. Впрочем, девушка не любила лето. Слишком много народу вокруг - утром, днем, вечером, даже ночью... А так хотелось вдохнуть аромат пустого города.
Светало. Хром растерянно посмотрела на светлеющий неяркой линией горизонт, прикрыла глаза. Ей не хотелось возвращаться домой - если это, конечно, можно было назвать домом. На траве невидимыми волнами струилась ночная роса, изредка сверкая в отблесках рассвета, переливаясь всеми цветами радуги.
Хранительница тумана аккуратно разломала фрукт пополам, и поднесла к губам сначала одну дольку, а потом вторую. Косточку же повертела в руках, подушечками пальца пробуя шершавую поверхность, и, не долго раздумывая, положила в карман.
Воздух с запахом расцветающего утра нежно обволакивал. Хром подумала, что именно в это время - где-то между пятью и шестью утра снятся самые сладкие, самые увлекательные сны. И жалела, что не спит сейчас - немножечко.
Она присела, придерживая легкий сарафан, оперлась о ствол дерева, затылком чувствуя неровную текстуру.

2010-05-13 в 00:24 

Ранним утром дороги были пусты. Ни автомобилей, ни прохожих. Кому еще понадобиться мчаться куда-то в такую рань? Разве что почтальонам, да молочникам, спешащим развести свое добро еще не проснувшимся горожанам. Но сейчас, вплоть до горизонта длинная лента асфальта принадлежала только ему одному – подростку на велосипеде, неторопливо крутившему педали.
Иногда он отпускал руль и катился, раскинув руки в сторону, радостно улыбаясь. Ветер трепал расстегнутую рубашку, надетую поверх белой футболки с логотипом Доджерсов на груди.
И пусть в столь ранний час Намимори был похож на город призрак, Ямамото Такеши не унывал. Разве не здорово покататься спозаранку, на свежем воздухе? И разминка неплохая. А то, что еще двадцать минут назад он едва продрал глаза, жалея, что так опрометчиво согласился на просьбу отца сделать «маленькое дельце». Едва выйдя на порог, Ямамото понял – день обещает быть отличным. Солнечным и теплым. А это уже немало.
Чуть ускорившись, Ямамото лихо завернул за угол. Он добрался почти до окраины и был близок к конечной цели. Быстрый взгляд на часы. Не опаздывает. Хотя, скажи кому, что можно опаздывать в шесть утра – засмеяли бы. Впрочем, сам бы он смеялся громче всех.
Еще один поворот. Справа вдоль дороги растянулся фруктовый сад. Неожиданно, Такеши затормозил, останавливаясь. Опустив одну ногу на землю и накренив велосипед, парень вглядывался в маленькую фигурку возле раскидистого абрикосового дерева.
- Хром? – позвал он девушку.
Подскакивая на одной ноге и таща за собой велик, Ямамото попытался подъехать поближе, но вовремя сообразил, что для более оптимального передвижения лучше все же слезть. Так он и сделал. Держа велосипед за руль, он подошел поближе и снова окликнул девушку.
- Хром! Ты что тут делаешь?

2010-05-13 в 20:04 

я всего лишь ничто, облаченное в плащ, который не мною заношен до дыр.
Влажный утренний воздух расплетался, пропуская мальчика на велосипеде. Она не сразу открыла глаза - скорее, почувствовала легкое вибрирование земли, шелест травы. А потом - голос. И ещё раз, голос.
- А? - она приоткрыла глаз. Ямамото Такеши. - Человек дождя?
Хром никогда не умела общаться с кем-либо - разве что в прошлой жизни: ещё до Наги, до смерти Наги, до возрождения Хранительницы Тумана; а может - ещё раньше. И когда-то давным-давно, возможно, она была дружелюбной девочкой в синем клетчатом платье, подающей своим друзьям молоко. Общалась бы с друзьями, сидя на крыльце, облизывая губы от сладкого напитка, щурясь от яркого, летнего солнца. Тогда, в прошлой жизни, она, наверное, любила лето. Но... Она даже не знает об этом.
Девушка иногда разговаривала с Мукуро. Он все время рассказывал что-то успокаивающее, и голос у него был - спокойный и убаюкивающий, как теплый туман, проникающий в глубину души. Хром кожей чувствовала ошибку - это он, её спаситель, должен был стать Хранителем. Неправильно это. Но никогда ничего не говорила, и только слушала, слушала, слушала...
Сейчас же - этот парень. Взъерошенный, с капельками росы в темных волосах, слегка удивленный. О чем с ним говорить? Как его приветствовать? Как ответить на вопрос?
- Сижу.
Хром буквально почувствовала легкий смех Мукуро у себя в голове, но тут же убедила себя, что это всего лишь самовнушение. Она отклонилась от дерева, собираясь встать. Рука опустилась во влажную траву. Хром не отдернула руку, и легонько пошарила по зелени тонкими пальцами, тут же наткнувшись на кусок какой-то бумажки. Она хорошо различала текстуры материалов. Это был папирус- настоящий, египетский. Докуро удивленно моргнула, поднося странную находку к лицу. А потом, девушка вспомнила про Ямамото, стоящего рядом с ней, и протянула ему папирус.
- Смотри.

2010-05-14 в 10:51 

Логично.
Такеши был немного удивлен. Даже не тем, что девушка решила прогуляться в такую рань. Мало ли, может быть, ей захотелось встретить и поприветствовать восходящее солнышко, стать частью рассвета и зарядиться энергией на целый день. Хотя, если задуматься, особой энергетикой Хром Докуро никогда не отличалась. Всегда чуть позади других, в стороне, молчалива и незаметна. И было странно видеть ее такой, чуть иной – в тонком сарафане, а не в обычной потрепанной форме школы, которая давно перестала существовать.
Положив велосипед на траву, Ямамото присел на корточки и, протянув руку, взял странный листок. Сначала он хотел было сказать, что не стоит подбирать всякий мусор, но через секунду уже понял, что если даже это и мусор, то весьма непростой. На ощупь серовато-желтая бумажка совершенно не походила те, что используются повсеместно, но видок у нее был весьма затертый и потрепанный. Несколько зеленоватых пятен были явно плесенью, а вот темно-бардовое напоминало засохший кетчуп. Порядочный взрослый человек вряд ли бы стал рассматривать помятый листок более детально, в лучшем случае, просто выкинув его в ближайшую мусорную корзину, но для подростка все необычное уже интересно, даже если выглядит оно столь сомнительно. Ямамото наморщил нос, аккуратно разворачивая лист, задержав дыхание. Не потому, что от бумажки подозрительно попахивало, просто вдруг она оказалась такой хрупкой, влажной от росы, и Такеши испугался, что она распадется прямо у него в руках.
- Где ты это взяла? Здесь нашла?
На самом деле он не ожидал увидеть ничего особенного. Скорее какую-нибудь банальность типа сфинксов и людей с головами животных, стоящих в неестественных позах. Что обычно изображают на бумажках подобного качества? Классическую символику для радости туристов.
- Выкинул кто-нибудь, - улыбнулся он.
Ну да, кто-то выкинул, а мы тут ковыряемся. Но ведь… интересно!
Наконец, он распрямил листок, не пытаясь его особо разгладить, благо на местах неосторожных сгибов и так уже просвечивались тонкие длинные дырочки.
- На карту похоже, - задумчиво резюмировал Ямамото, рассматривая бледные росчерки черным и красным, - может, кто нарисовал себе, как куда пройти? Но уж больно бумага странная. Вот ты стала бы извращаться и вырисовывать маршрут на чем-то подобном, если на каждом углу можно разжиться газеткой или чем-то… попроще? Вот и я бы не стал.
Понять, что именно изображено, Ямамото пока не мог. Единственное, что бросилось в глаза – пометки на рисунке были написаны витиеватыми латинскими буквами.

2010-05-15 в 13:57 

я всего лишь ничто, облаченное в плащ, который не мною заношен до дыр.
- Лежало под деревом, - робко улыбнулась девушка. Ямамото аккуратно разворачивал папирус. Полоса солнца на горизонте становилась все виднее, и вскоре, верхушки одноэтажных домов были залиты ярким, прозрачно-теплым светом. Хранительница Тумана зажмурилась, и мягкие лучи солнца заскользили по её волосам и лицу. Потоки воздуха задвигались быстрее, нагреваемые последними лучами рассвета.
Не смотря на то, что папирус вполне мог оказаться каким-нибудь потерявшимся сувениром из Египта - обычно, арабские продавцы толкают такие вещи за немалые деньги. И все же, Хром была девушкой. Неуловимо хотелось, чтоб пергамент оказался чем-нибудь особенным. Докуро справедливо считала, что освободилось от своей наивности, но сладкий запах старины, и едва видимое облачко пыли, что поднималось на уровень глаз, ударяли по сердцу, заставляя его бешенно колотится. Наверное, так себя чувствуют люди, работающие в архиве - ведь там все такое, хрупкое, балансирующее на грани с тем, чтобы в один момент обратится в облачко бумажного праха.
Снова раздался мальчишеский голос. Докуро, по неосторожности, вдохнувшая много пыли махнула левой рукой и тихо чихнула, потом бормоча что-то про извинения. Такеши, наконец, развернул папирус.
- Сомневаюсь. - покачала головой Хром, пододвигаясь к парню, глядя на карту из-под его руки. Размашистые надписи на латыни, кривоватые росчерки, стрелки, помеченные выцветшими цветами.
Она долго смотрела на карту, пытаясь разобраться в том, что там написано, и невольно вспоминала время, когда жила Наги. Уж больно похож был почерк на старом папирусе на тот, которым писали многочисленные врачи. Ничего не поймешь. Если у Наги были друзья, она наверняка шутила с ними о том, что в медицинском университете, возможно, обучали такому способу написания рецептов. И ведь в аптеках все понимают! А в школе, в старой итальянской школе, Наги, кажется, учила латынь. В последнем классе. А у учительницы - немолодой, суховатой старушке, с огромными и водянистыми голубыми глазами, был приятный скрипучий голос, словно затхлые шорохи в уголках комнатушек. Многие считали, что под этот голос хорошо бы и спать, но не она - не странная девушка с фиолетовыми волосами.
- Жребий брошен, - вдруг произнесла Докуро. - В уголке карты, слева. Alea jacta es.
Теперь Хром вглядывалась в выцветшие буквы более внимательно, словно аккуратно сдирая с вроде бы, ничего не значущих, символов скрытый смысл. У неё было плохое зрение, и слова то и дело прыгали, меняя строчки. Около конечной красной точки, справа... Кажется, это действительно была карта.
- Artefac...tum, - она снова кашлянула от пыли, - Конечный путь - какой-то артефакт.
Парень тебя засмеет, - мысленно укорила себя девушка. Обычно Хром мало разговаривала, и первой причиной тому было, что люди не всегда её понимали. А ещё - стеснительность. А ещё... Ей просто больше нравилось молчать.

2010-05-17 в 12:02 

- Ого! Ты знаешь латынь! Круто! – Ямамото искренне удивился познаниям девушки в том, что для него самого было, ну если не темным лесом, то небольшой рощицей. Все итальянские слова, которые он знал, означали разные боевые приемы и техники, а большее… Ямамото часто ловил себя на мысли, что было бы забавно изучить этот язык, раз уж пошла такая игра в итальянскую мафию. Может быть, не самая умная причина, но зато цель благородная. Но сама игра, тренировки, школа и бейсбол отнимали слишком много времени, чтобы впихнуть в расписание еще и лингвистическое хобби.
- Странно, что она просто так лежала тут, да? – сказал парень, - Если это важная карта, тогда ее кто-то потерял.
Он повертел листок в руках, ища любую пометку, которая могла бы навести на личность владельца, которому следовало вернуть пропажу. С другой стороны, что с возу упало, то пропало. А раз никаких намеков на то, кому следовало отдать карту «за вознаграждение», не было, то по закону моря – кто плывет, того и лодка; кто нашел – того находка. Тем более, что на самом деле Ямамото был уверен, что это не по настоящему. Разве в наше время реально найти карту с кладом? Конечно, нет! Скорее всего, это была шутка, бутафория, развлечение. Похожее на то, как маленький Такеши играл в детстве. Лет в семь он тоже зарыл «клад» в городском парке вместе со своим приятелем. Позже, разноцветными карандашами они нарисовали на листе в клеточку подробный путь к сокровищу, запихнули бумажку в бутылку из-под газировки и кинули в речку. Через пару дней, наведавшись к заветному месту, Ямамото обнаружил свежий раскоп и отсутствие коробки вместе с нехитрым содержимым. Он был твердо уверен, что кто-то старательно шел по их карте и был вознагражден. О том, что этим «кем-то» был его приятель, пожалевший пожарную машинку, наивный мальчик даже и помыслить не мог.
- Интересно, что это за артефакт, - Такеши посмотрел на Хром, и в глазах его уже плясали искорки азарта.
Это было похоже на фильм об Индиане Джонсе – отважном охотнике за древностями, чья жизнь полна приключений. Казалось бы, сейчас у Ямамото и без того нескучная жизнь, далекая от обыденности, но… разве можно проигнорировать и остаться равнодушным к такой загадке?
- Странно… бумага египетская, надписи – латинские, а валяется она тут, в Японии.
Пытаясь уловить хоть что-то знакомое в сочетании чужеродных букв, Ямамото пробежал взглядом по карте от красной точки-артефакта к противоположной стороне, где, по идее, должна была быть отправная точка.
- Смотри, - он указал пальцем в левый угол папируса, - Готов поклясться, что это храм.
И хотя часть рисунка была скрыта под зеленоватым пятном, вполне отчетливо можно было различить схематическое очертание некого строения.
- А это ворота Тори. Точнее, половина ворот, - показал он на затертую фигуру, похожую на выгнутую букву П, - а что тут написано рядом? Можешь прочитать?

2010-05-25 в 10:14 

я всего лишь ничто, облаченное в плащ, который не мною заношен до дыр.
Хром смущенно дернула уголком губ на восторженную реакцию парня, и тут же повернулась, уставившись в карту. Странно. Ямамото был прав - этот клочок старой бумаги никуда не вписывался здесь, в Японии. Окроме латыни, карта была украшена витиеватыми символами, похожими на пятиконечный многоугольник. На задворках сознания мелькнула мысль о пентаграмме, но какая-то она была кривая, и странной формы. Такие фигурки были хаотично разбросаны по периметру карты, на которой, как заметил Такеши, ясно различался храм, ворота Тори, учебная часть, несколько домов простых жителей, мост... Докуро моргнула. Протянула тонкую ручку за маленьким рюкзачком, и выудила из него маленький карандаш. Зажатый в пальцах, он скользнул над картой, повторяя расположение фигурок. В единственном открытом фиолетовом глазе девушки полыхнула догадка.
Перевернутая пентаграмма, - грустно подумала девушка. Она не была суеверной, но символ сатаны, явившийся так внезапно - и по среди белого дня ничего хорошего не предвещал. Отговаривать Ямамото было бесполезно, в карих глазах был заметен сияющий азарт.
- Это звезда, - наконец произнесла она, игнорируя вопрос Такеши о содержании надписей. И так все было понятно, - В средине, в пятиугольнике, нужно провести три линии под прямым углом от каждой стороны, до каждого "конца" звезды. Путь указывает или длиннейшая, или самая короткая, потому что звезда нарисована не прямо, но аккуратно.
Перевернутая пентаграмма... Если я не ошибаюсь, она была символом одной из мафиозных семей, вышедших из какого-то бедного района... - мягкий голос заколотился в голове. - Будь осторожна, моя милая Хром.

2010-05-27 в 10:24 

Cherry Valance
Ямамото следил за движениями карандашика, вырисовывающем на тонком, хрупком папирусе очередной странный символ. Честно говоря, с каждой минутой парень запутывался все больше и больше.
- Странная карта. Как будто ее специально сделали такой…эээ…противоречивой. Для пущей недостоверности. Слишком много не сочетающихся друг с другом деталей, да?
Если эта бумажка указывала путь к некому артефакту, то составитель явно не стремился облегчить работу тому, кто последует по указанному пути, пытаясь заполучить сокровище.
- По сравнению с этим, шифр Дэна Брауна кажется детсадовской загадкой, - Ямамото рассмеялся, - Могли бы просто написать, где копать. Хотя, это было бы не так интересно.
Несмотря на непонятки, азарт только нарастал. Ямамото уже был готов вооружиться походным топориком и рюкзаком, чтобы отправиться на поиски таинственного артефакта. Он было открыл рот, чтобы предложить позвать остальных, но передумал. В отличие от него, Хром всегда держалась особняком в больших компаниях. И вероятность того, что девушка стушуется, а то и вовсе уйдет, была слишком велика. А это было бы нечестно. Ведь карту нашла она. И Ямамото был уверен, что Хром не меньше его любопытно, что же находится там, куда указывают лучи-линии. Есть ли там вообще что-то или это ничего не значащий листок, выпавший из кармана туриста, который помимо путешествий по миру еще и увлекался всякой символикой.
- Давай, сгоняем туда, - Ямамото ткнул пальцем в карту, где проходила одна из линий, нарисованных Хром, - может быть, найдем еще какие-нибудь подсказки.
Он кивнул на валяющийся в траве велосипед.

2010-06-04 в 13:41 

я всего лишь ничто, облаченное в плащ, который не мною заношен до дыр.
- Люди любят все путать, - тихо хмыкнула девушка, и тут же прикрыла рот ладошкой. То ли скверный характер Мукуро-самы проявлялся (разумеется, сама Хром не считала его скверным, но отрицать факты не приходится), то ли рядом с другими людьми, она становилась естественнее. Глупо было отрицать то, что она тоже человек, даже подсознательно. Но, отнюдь, Докуро считала себя медиумом, марионеткой, которая живет ради Рокудо - только для него, и только из-за него, медиумом. Она даже сражаться толком не умела - в битве колец за неё играл иллюзионист.
Ямамото казался чем-то явно не вписывающимся во внутренний мир Хром. Казалось, что в классический, античный интерьер какого нибудь из элитных приемных залов в Италии повесили японский "ловец снов". Или какой-нибудь веер. Или...
Докуро одернула сама себя за глупость - сравнивать живого человека с веером - она даже не знала, как это назвать.
А парень тем временем говорил про какого-то Дэна...
- Не знаю, кто это, - она легко пожала плечами и поглядела на карту. - Я точно видела этот символ на гербе одной из итальянских семей. Может быть, то, что мы найдем станет полезно Боссу?
Предложение Ямамото, право, было заманчиво. Как не крути, Хром только через неделю исполнялось тринадцать. Пусть, Наги и умерла, но частичка детской, жаждущей приключений души всегда будет находиться в иллюзионистке.
С другой стороны - наверняка, Кен и Чикуса заждались её. Хотя, глупо было отрицать, что они оба плевали на неё с высокой горы, так что... Можно и задержатся. Совсем немного.
Хром робко улыбнулась и кивнула.
...кажется, Наги никогда не ездила на велосипеде...

2010-06-07 в 10:02 

Cherry Valance
Сначала Ямамото не совсем понял, кому именно должен пригодиться загадочный артефакт, потом сообразил, что боссом в их компании по-прежнему зовется Тсуна, и кивнул. Точно, наверняка Саваде понравится находка. При условии, что они, конечно, что-то вообще найдут.
Ямамото поднял велосипед. Неспеша он вывел его на дорожку.
- Стальной конь готов! – улыбнулся он, указывая Хром на багажник, - Держись крепче за меня, если что.
Подождав, когда девушка устроится на жестком сидении, Такеши оттолкнулся и осторожно начал крутить педали, потихоньку набирая скорость. Естественно, теперь он не собирался дурачиться и лихачить, рискуя падением.
Город оживал. Он больше не походил на сонное царство. Навстречу ребятам проехал фургон с молоком, и Такеши подумал, что скоро и его отец откроет ресторанчик и будет ждать возвращения сына, после «небольшого поручения».
Ничего, если что, позвоню, - успокоил совесть сын, который не пока не торопился домой. Ведь он мчался по следам тайны. Все мысли Ямамото занимало вовсе не то, что ранним утром он катает на велике симпатичную девушку. Он думал о символе, знаке другой мафиозной семьи, о которой никогда не слышал, и понимал, что вообще слишком мало знает об этом мире, в котором оказался совершенно случайно. Но даже для того, чтобы продолжать затянувшуюся игру необходимо быть в курсе, иметь хоть какие-то знания, чтобы не чувствовать себя беспомощным, словно заблудившийся иностранец в чужой стране, неспособный ни понять, ни донести до других элементарные вещи.
Проезжая мимо храма, Ямамото чуть сбавил скорость. Возможно, потом они вернуться сюда, а может быть, отправятся дальше по следующей подсказке.
- Еще один квартал, - крикнул он, оборачиваясь.
Аккуратно затормозив, юноша застыл в изумлении. На том месте, где должно было быть некое здание-ключ, находились лишь почерневшие развалины, а по периметру были расставлены заграждения.
- Осторожно. Проход воспрещен. Здание подлежит сносу. Большая опасность провала, - прочитал он надпись на вкопанном рядом щите, - Вот тебе и раз.
Ямамото повернулся к Хром.
- Чтобы там не было, теперь это все пропало, - неуверенно сказал он.
Что-то во всем этом его смущало, но парень еще не мог понять, что именно.

   

Choice

главная