23:09 

TYL!Юни х TYL!Блюбелл

Червелло
TYL!Юни - Сиреневый суслик с пропеллером
TYL!Блюбелл - Lost Colors

Ситуация: Бьякуран пришел к власти и устроил убиение человеческой рассы путем Великого Потопа. Персонаж Д и Е - единственные выжившие. Найти способ восстановить расу.

@темы: Блубелл, I круг, Уни, не выполнено

URL
Комментарии
2010-05-12 в 18:35 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл долго терпела все выходки Бьякурана, терзаемая обожанием и страхом одновременно, но финальный штрих в завоевании мира стал последней каплей. Казалось бы такая мелочь - Всемирный Потоп. Ну уничтожил человечество, всякое бывает по молодости. Блюбелл бы и глазом не моргнула, если бы не одна маленькая деталь: вместе с людьми он уничтожил и тех, кто для Блюбелл не был каким-то там человечеством (это слово она всегда произносила снисходительно-брезгливо). Все Венки кроме неё "пали жертвами во благо нового мира", как объяснил это сам Бьякуран. Блюбелл тогда улыбалась, кивала, но не могла понять, откуда это совершенно новое чувство внутри. Отвращение.
Ведомая обидой, она со всей детской мстительностью, на какую была способна, решила сделать Бьякурану какую-нибудь крупную гадость. Но, не решаясь делать это без союзников (как бы парадоксально это не звучало, умирать ей пока что не хотелось), отправилась к единственному, кто так же мог хотеть отомстить Бьякурану. По совместительству к единственному выжившему, к Юни.
Пришлось долго ждать, пока Юни останется одна, но чего-чего, а времени у Блюбелл было предостаточно.
- Эй, ты, - заговорщицким шепотом обратилась Блюбелл, когда Бьякуран куда-то удалился, - слышишь? Тебе ведь это не нравится, что сейчас творится? И не смотри так на меня!
Блюбелл гневно топнула ножкой. Взгляд Юни она всегда переносила с трудом.

2010-05-12 в 22:00 

Death is only the end if you assume the story is about you
Мертвая тишина. Нет за окном ни шума машин, ни людских голосов, ни столь любимого ею шелеста деревьев. Только спокойная морская гладь да редкие крики морских птиц - вот и все, что осталось от прежнего мира. И три человека на огромную планету. Великий Потоп сделал свое дело: их всех смело. Гамму, Савада-сана, дядюшку, тех милых приветливых девушек...всех, даже Погребальные Венки, верные псы Бьякурана, не избежали печальной участи. Кроме Блюбелл. Почему?
Юни не плачет. Она знает, что слезами делу не поможешь. За нее уже выплакалось небо, обрушило на убийцу весь свой гнев. Но бесполезно.
Юни думает. Она думает о том, как можно спасти мир от опустошения. Как возродить людей. О связи с Бьякураном не может быть и речи: Юни скорее бросится в это безбрежное море, чем позволит ему коснуться себя. Возрождать Аркобалено бессмысленно - они бессильны. Наконец, Юни приходит к решению. Это выполнимо, хотя и очень сложно. Но действовать в одиночку - верх глупости. И она ждет, когда Бьякуран оставит ее хоть ненадолго. Потому что она видит, что в глазах Блюбелл нет больше того огонька обожания, с которым та смотрела на своего господина прежде. И, возможно, на этом ненавистном плавучем доме у Юни есть союзник.
Наконец, Бьякуран оставляет ее одну. И кое-кто спешит воспользоваться его уходом: вскоре за дверью слышатся осторожные шаги.
Юни впервые за долгое время улыбается. Она улыбается вошедшей Блюбелл. Зря ты мнишь себя богом, Бьякуран.
- Здравствуй, милая Блюбелл, - тихо говорит Юни. Ее голос хриплый, слабый - она давно ни с кем не говорила. Она не отвечает Бьякурану, когда тот говорит с ней, даже не говорит сама с собой в редкие минуты уединения, - я рада, что ты пришла. Закрой плотнее дверь - лишняя пара ушей нам вовсе ни к чему. Думаю, разговор наш будет долгим.

2010-05-12 в 22:26 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Закрой плотнее дверь - лишняя пара ушей нам вовсе ни к чему. Думаю, разговор наш будет долгим.
- Не указывай мне, - Блюбелл надувает губы, но дверь закрывает. Даже больше - запирает на все замки и припирает стулом. Едва ли стул может помочь, но это уже дело принципа.
Прежде, чем заговорить, она делает пару кругов по комнате, пинает стену. Видно, что говорить, признавая свою слабость, ей ужасно не хочется. Но обида на Бьякурана берет верх над ненавистью к Юни, и Блюбелл садится напротив.
- Не думай, что я хочу тебе помочь, - начинает она. - На тебя мне плевать. И на людей тоже. Вот только теперь на Бьякурана мне тоже плевать, поэтому я хочу что-нибудь сделать.
Она ещё немного мнется, а потом уже почти радостно выпаливает:
- Давай отравим его!
Блюбелл это почти видит: вот они находят где-то яд, подсыпают Бьякурану в еду, а потом с наслаждением смотрят, как он медленно умирает. После этого можно и Юни убить, но самой Юни об этом знать совсем необязательно.
- Ты ведь хочешь отомстить за все, что он сделал?

2010-05-12 в 23:11 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Давай отравим его!
Юни тихо смеется. Блюбелл сейчас похожа на обиженную маленькую девочку, отчаянно желающую дать сдачу обидчику. Хотя кто сказал, что это не так? Они ведь всего лишь дети. Всего лишь маленькие дети. Что они могу противопоставить Бьякурану?
- Не спеши, милая Блюбелл. Просто так Бьякурана не убить. Да и где здесь можно найти яд?
- Ты ведь хочешь отомстить за все, что он сделал?
Юни прикрывает глаза. Хочет ли? Наверное, нет. Ненавидеть она так и не научилась. Даже Бьякурана. Даже теперь. Она думает, как можно убедить русалочку помочь ей.
Юни поворачивает голову и снова смотрит в окно. Вода. Одна вода. Солнце еще чуть золотится на ровной глади, но сейчас вот-вот скроется. Помощь. Нужна помощь.
- Скажи мне, милая Блюбелл, разве тебе не скучно в этом мире без людей? Ты не жалеешь о том, что больше никогда не сможешь вволю играться с животными и людьми? - Юни смотрит прямо в глаза девочке - чисто и спокойно, как и всегда, - и сможешь ли ты убить его? Ты не боишься поднять на него руку?

2010-05-13 в 00:13 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Скажи мне, милая Блюбелл, разве тебе не скучно в этом мире без людей? Ты не жалеешь о том, что больше никогда не сможешь вволю играться с животными и людьми?
Блюбелл фыркает, более абсурдного предположения она ещё не слышала.
- Люди? Зачем они мне? Я всегда была одна, и это меня вполне устраивает.
Даже если думала, что не одна, - добавляет она про себя и злится. На Юни, разумеется, ведь во всем виновата она одна. Даже сейчас... нет, особенно сейчас.
- Ты не боишься поднять на него руку?
- Ха! - Блюбелл сжимает кулачки. Выглядит это скорее умилительно, но она уверена, что страшно. - Я ничего не боюсь. И никого. Тем более Бьякурана.
Подскочив на месте, она делает ещё несколько кругов по комнате, чтобы снять внезапный порыв энергии. Перед её мысленным взором Бьякуран корчится на полу, умоляя о прощении.
И тогда я его прощу. Скажу, что не сержусь, хотя на самом деле буду сердиться. Я тоже его обману!
Блюбелл замирает, будто спотыкаясь. Завод кончается так же резко, как начался.
- Так ты поможешь мне или нет?

2010-05-13 в 10:09 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни качнула ногой и вздохнула. Ребенок. На детей, равно как и на дураков, не обижаются.
- Я тебе помогу. А потом ты поможешь мне. Но учти, милая Блюбелл: меня убить тебе не удастся. Можешь даже не проверять, - Юни снова улыбнулась девочке, не зло, ласково, - Ты согласишься мне помочь?
Она давно не пользовалась своими способностями. Она копит силы и ждет подходящего момента. Скачков будет много, очень много.

2010-05-13 в 13:17 

tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Она что - мысли читает?
- Хорошо-хорошо, - Блюбелл кивает. - Если ты поможешь мне, я потом помогу тебе, в чем хочешь. Все равно надо будет чем-нибудь заняться.
Радостный смех обрывается, стоит Блюбелл вспомнить, что Бьякуран может быть где-нибудь рядом. Было бы глупо выдать себя сейчас.
- Ну, где мы возьмем яд? - деловито шепчет она. Глаза мечтательно блестят в предвкушении. - И как мы его ему дадим? А он мыслей, как ты, не читает?
Задача становилась сложнее, чем казалась на первый взгляд.

2010-05-13 в 13:35 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Я не читаю мысли, - смеется Юни, - у тебя все на лице написано, милая Блюбелл. Действовать нужно крайне осторожно - Бьякуран наверняка догадывается о том, что мы собираемся что-то предпринимать. Ну или, по крайней мере, я.
Она обводит взглядом стены, увешанные легкомысленными картинами с котятами, цветами и очаровательными пейзажиками. Все это навевает дикую тоску по старому миру. По суше.
- Насколько мне известно, на этом корабле нет ни единого орудия убийства. Разве что кухонные ножи. Как ты думаешь, можно убить Бьякурана тупым кухонным ножом?

2010-05-13 в 13:41 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл задумывается надолго и всерьез. Мысленно прикидывает наточенность ножей, которыми ничего тверже апельсинов не разрезали, и грустно качает головой:
- Нет, нельзя. Глупости говоришь.
Но что-то здесь быть должно? Веревки? А как на шею закинуть, чтобы он не заметил? Хотя...
Взгляд Блюбелл останавливается на Юни и становится каким-то... нехорошим. Маслянисто-коварным. Конечно, в нормальное время ей бы такая мылсь в голову не пришла, но то, что творится сейчас, назвать нормальным никак нельзя.
- Ты его отвлечешь, - предлагает она. - А я задушу. Веревка какая-нибудь здесь найдется.

2010-05-13 в 13:49 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни вздыхает и склоняет голову набок:
- Милая Блюбелл, неужели ты думаешь, что тот, кто уничтожил всех людей на Земле, не заметит твоего приближения? Да и хватит ли у тебя сил его задушить? если хоть немного помедлишь - он тебя сразу же, не раздумывая, убьет.
Столько энтузиазма, а проку-то...
Она прикрывает глаза и крепко задумывается. Возможностей мало, шансов на удачу - еще меньше. Но ведь, как говорится, "двум смертям не бывать, а одной не миновать". Пойдем уж до конца.

2010-05-13 в 13:56 

tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Милая Блюбелл, неужели ты думаешь, что тот, кто уничтожил всех людей на Земле, не заметит твоего приближения? Да и хватит ли у тебя сил его задушить? если хоть немного помедлишь - он тебя сразу же, не раздумывая, убьет.
- Не заметит, - лихорадочно блестящие глаза становятся ещё более радостными. Блюбелл предвкушает почти что новую игру, вот только на кону теперь её жизнь. Но уже не страшно. - Потому что ты его отвлечешь. Как следует отвлечешь. Как же-е-енщина.
Последнее слово она издевательски тянет и сразу же звонко смеется. Сейчас ей кажется, что всё в её руках, и Бьякуран ничего не сможет поделать. Сейчас она выше самопровозглашенного бога. Если это и иллюзия, то уж очень приятная.
Убью, обязательно убью.

2010-05-13 в 14:04 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Как же-е-енщина.
Приехали.
- Это не самая лучшая идея, милая Блюбелл, - тихо говорит Юни, - и потом, вдруг ты приревнуешь и вместо Бьякурана убьешь меня?
Она смотрит в глаза русалочки и видит там огромную обиду. И предвкушение. Пожалуй, месть - это все, что ей осталось. Юни открывает глаза и ждет ответа. И догадывается, каким он будет.

2010-05-13 в 14:13 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Не приревную, честное слово, - Блюбелл хмурится, но сейчас она уверена как никогда. - Обещаю тебе. Ты должна мне поверить.
Она нервно перебирает прядь волос, наматывает на палец. Волосы лохматятся и до боли сдавливают, но Блюбелл всего этого не замечает. Она может думать лишь об одном.
- Ты поможешь мне? Или у тебя есть идеи получше?
Быстрее, решайся ты уже. А то вдруг он сейчас вернется.

2010-05-13 в 14:27 

Death is only the end if you assume the story is about you
Она покусывает костяшки пальцев, оценивающе глядя на Блюбелл. Да неужели та так хочет убить Бьякурана, что готова даже забыть свою ненависть к Юни? Верится с трудом. Но выхода все равно нет.
- Ну хорошо. Да, да, я согласна, я отвлеку Бьякурана, а ты в это время его убьешь.Хотя все это мне очень не нравится.
Юни нервничает. Ее мутит от одной только мысли, что он будет касаться ее, и дышать у самого уха, и его злые глаза будут совсем рядом... Юни даже передернуло от отвращения. О боже.

2010-05-13 в 14:37 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Тысячи девушек мечтали оказаться на твоем месте. Но все они мертвы, - сурово подводит черту Блюбелл. - Так что не капризничай, я сделаю все быстро.
Блюбелл оценивающе оглядывает комнату в поисках веревки. Её взгляд останавливается на тяжелых шторах, и, не долго думая, Блюбелл попросту перекусывает тонкий шнур, стягивающий их. Вот что-что, а зубы у неё всегда были сильные.
Шнур кажется идеальным - тонкий, такой врежется в горло до крови. Блюбелл чуть-чуть затягивает его у себя на шее, чтобы проверить. Да, идеален.
- Жди здесь, - приказывает она. - Когда Бьякуран придет... ну, ты сообразишь, что делать. Подай мне сигнал, что пора появляться. Скажем, - она ещё раз оглядывает комнату, - урони вот эту лампу. Поняла?
Довольная собой, Блюбелл тихонько выскальзывает за дверь, готовясь спрятаться в ближайшем закутке, но неожиданно спотыкается и только тогда смотрит на пол.
Пронзительный визг, вырвавшийся у неё из горла, кажется, может и мертвого поднять. Вот только Бьякуран, свалившийся в коридоре, не поднимается.

2010-05-13 в 14:53 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Тысячи девушек мечтали оказаться на твоем месте. Но все они мертвы.
- Кто знает, может и я окажусь на их месте, - безмятежно улыбается Юни. Уж что-что, а эмоции прятать она умеет отлично.
Она с некоторой опаской смотрит на Блюбелл, затягивающую на своей шее шнур, и чуть подается вперед, чтобы остановить. Но, поняв, что это была просто проверка на прочность веревки, снова опускается в кресло, в котором сидела все это время.
- Я поняла. Надеюсь на тебя, милая Блюбелл, - Юни подтягивает колени к груди и обнимает их, готовясь ждать.
Она слышит хлопок двери - Блюбелл ушла. И почти сразу же - отчаянный вопль. Юни подрывается с места и толкает дверь. И видит лежащего без движения Бьякурана и стоящую подле него в широко распахнутыми глазами Блюбелл. Юни мягко отстраняет ее и садится рядом с несостоявшейся жертвой на корточки. Осторожно протягивает руку, касается жилки на шее. Не бьется. Затем достает из внутреннего кармана небольшое зеркальце и подносит к губам. Зеркальце не запотело.
Юни убрала зеркальце на место, поднялась с колен и заключила:
- Мертвый.

2010-05-13 в 15:14 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Мертвый.
Крик переходит в хрип, и Блюбелл падает на колени. Из-за безотчетного ужаса глаза кажутся почти черными, губы вздрагивают. Как-то неловко Блюбелл трогает Бьякурана. Гладит по спине, касается плеча, будто ждет чего-то. Но ничего не происходит, и она снова заходится в истерике.
- Как так... как так...
Она была готова убить Бьякурана, смеяться ему в лицо, но найти его мертвым готова не была. И теперь безумно дергает себя за волосы, все ещё надеясь, что это такая шутка и Бьякуран сейчас встанет. И после этого она убьет его сама.
Бьякуран не встает.
В какой-то момент Блюбелл начинает задыхаться, и это отрезвляет её. Из взгляда пропадает отчужденность, только пальцы продолжают дрожать.
- И что мы теперь будем делать? - хрипло спрашивает она, с трудом поворачиваясь к Юни.

2010-05-13 в 15:31 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни переводи взгляд с мечущейся Блюбелл на Бьякурана и обратно. Страха нет. И радости тоже нет. Только безмятежное спокойствие, которое в последний раз она испытывала очень давно, еще рядом с юным, живым Савадой Тсунаеши. Надо же, кажется, будто вечность прошла. Вот и все. Им даже делать ничего не пришлось. Но, быть может, это ловушка? Да нет, на симулянта Бьякуран не похож. Лицо перекошено, глаза закатились, только белки видны. Рот приоткрыт, на губах тонкой ниткой блестит слюна. Юни так увлеклась изучением деталей, что чуть не пропустила вопрос русалочки мимо ушей.
- И что мы теперь будем делать?
Та дрожит. А ведь совсем недавно была полна решимости своими руками убить Бьякурана. Все-таки влюбленные девушки - самые непонятные существа на свете. И ненавидящие тоже. И вообще все.
Юни неловко пожимает плечами и грустно улыбается:
- Жить.

2010-05-13 в 15:43 

tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл, злая на себя за подобную слабость, сердито трет покрасневшие глаза. Она уже спокойна и почти не шатается, когда встает, хотя на всякий случай придерживается за стенку.
- Жить.
- Дура что ли? - она не то смеется, не то истерически всхлипывает, но сразу же строго обрывает себя. - Как мы жить будем? Посреди этого моря? Хочешь сказать, что ты, маленькая капризная принцесса, можешь о себе позаботиться?
Я не отомстила, - обжигает душу мысль, - я не смогла.
Ей даже все равно, из-за чего умер Бьякуран. Блюбелл отчаянно хочет понять, что делать дальше.

2010-05-13 в 15:57 

Death is only the end if you assume the story is about you
Она внимательно смотрит на Блюбелл.
- Мне с этим намного проще. Все-таки я умею проходить через измерения. Да и, - здесь Юни звонко смеется, - с "капризной принцессой" ты явно переборщила, милая Блюбелл. Я о себе позаботиться сумею.
Юни поворачивает голову и смотрит через открытую нараспашку дверь. В окно. На бескрайнюю морскую гладь. Видно, пора уже.
- Но если отсюда уйти, этот мир умрет. Скоро вода опустится и покажется земля, все вернется. Наверняка вырастут новые деревья, цветы и травы. Но без людей мир - это не мир.
Юни снова смеется. Искренне, счастливо.
- Может, и нам поиграть в богов?

2010-05-13 в 16:04 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл улавливает лишь последнюю фразу. И она так ярко попадает в её настоящее состояние, что дыхание учащается и из лица пропадает болезненная бледность.
- В богов?
Можно считать, что мы убили бога. Значит, теперь боги мы.
Она ещё раз с некоторым сомнением смотрит на Бьякурана, будто разрешения спрашивает. Тусклое кольцо на его пальце напоминает об одном незаконченном деле, и Блюбелл яростно скручивает такое же со своего пальчика. Сжимает в кулаке, замахивается, чтобы выбросить, но резко передумывает и, сдув с кольца невидимые пылинки, возвращает его на место.
- Мало ли, вдруг пригодится, - объясняет она Юни и сразу же меняет тему. - Что значит - поиграть в богов? Что ты задумала?

2010-05-13 в 16:22 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни знаком просит Блюбелл подождать и проходит в комнату. Нужна какая-то ткань...ага. Она подходит к кровати, резко сдергивает тонкое покрывало, подбирает его длинные концы, чтобы не спотыкаться о них, и возвращается в коридор. Легкий взмах тонких рук - и ткань медленно накрывает труп. Девочка наклоняется, чтобы подтянуть покрывало, не закрывшее руку, на которой мягко поблескивало кольцо. Она с некоторым усилием снимает кольцо с окостеневшего, почти уже холодного пальца. Распрямляется.
- Потом его похороним, - и идет обратно в комнату. Там она снова усаживается в свое кресло и ждет, когда Блюбелл устроится поудобнее.
- Понимаешь, как я уже сказала, мир без людей - не мир. Своими силами нам воскресить человечество, - она посмотрела в коридор, - уже не удастся. Придется использовать внешние источники.

2010-05-13 в 16:32 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Наблюдая за спокойными действиями Юни, Блюбелл ощущает какой-то неясный протест в душе.
- Как ты можешь быть такой равнодушной? - почти беззвучно бубнит она. - Как ты можешь так спокойно об этом говорить?
Но особого выбора у Блюбелл нет, и она послушно устраивается на полу напротив Юни, поджав под себя босые ноги.
- Придется использовать внешние источники.
- Подожди-подожди! Зачем воскрешать человечество? - Блюбелл возмущенно моргает. - Что за глупая идея?
Опять люди... Бьякуран же только от них избавился.
Она старается не думать, что Бьякуран избавился не только от "каких-то людишек". Все равно, все уже в прошлом.

2010-05-13 в 16:42 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Глупая идея, говоришь? - Юни скидывает обувь и забирается на кресло с ногами, - Да нет. Это очень хорошая идея.
Она крутит в руках кольцо Неба, проводит пальцами по камню, крыльям. Наверное, мама тоже его когда-то касалась?.. Юни сжимает кольцо в кулаке, чувствуя, как острые крылья больно впиваются в кожу. Улыбается снова и прячет кольцо все в тот же внутренний карман. И опять обращается к Блюбелл:
- В любом мире найдутся никому не нужные люди. Одинокие, несчастные, брошенные. Кому какое дело, если несколько человек пропадут? Кто будет по ним скучать? А здесь они наверняка будут счастливыми. Мы поможем им стать счастливыми.

2010-05-13 в 16:46 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Да зачем мне нужно помогать людям становиться счастливыми?
От досады Блюбелл топает ножкой (в сидячем положении выглдяит это довольно забавно) и мотает головой так сильно, что за волосами лица не видно.
- Люди никогда мне не помогали. Я всегда была среди них одна. Так зачем я должна кому-то помогать?
Блюбелл делает глубокий вдох и срывается на рыдания. Не истеричные, как десять минут назад возле Бьякурана, а жалобные, скулящие, делающие её похожей на побитого зверька. Сквозь всхлипы прорываются жалобы и проклятия.
Я не хочу никому помогать. Тем более ей.

2010-05-13 в 16:59 

Death is only the end if you assume the story is about you
Она не пытается успокоить Блюбелл - знает, что та оттолкнет, накричит или сделает что-нибудь еще малоприятное. Поэтому она только подпирает щеки ладонями и просто смотрит. И вспоминает. Юни помнит всех Погребальных Венков. Они стоят перед глазами, как живые.
- А Кикё и Закуро? - вдруг спрашивает она, - и остальные? Насколько мне известно, в других мирах их судьба сложилась не самым лучшим образом. Им разве помочь не хочешь? - Юни немного пожевала губы и вдруг очень широко улыбнулась, - и можешь считать это посмертной местью Бьякурану. Он оценит.

2010-05-13 в 22:15 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- А Кикё и Закуро?
Блюбелл замирает. Вслушивается в звучание этих имен и что-то решает для себя. Она хорошо помнит, как они умирали.
Закуро не успел извиниться передо мной. А Кикё... с Кикё я просто не попрощалась.
Идея такой своеобразной мести Бьякурану окончательно все меняет. Блюбелл последний раз хлюпает носом и неверяще смотрит на собственные руки.
- Хорошо. Не думай, что я хочу помочь тебе, просто я должна вернуть их. А на людей мне плевать, - она не помнит, какой раз уже это говорит. И не знает, кого она в этом пытается убедить - Юни или саму себя. - Выкладывай свой план.

2010-05-13 в 22:39 

Death is only the end if you assume the story is about you
Все-таки Блюбелл такая забавная, думается Юни. Слова всегда расходятся с делом. Бедный недоверчивый ребенок.
- План я тебе уже рассказала, - пожимает плечами Юни и снова закусывает костяшки пальцев, - вытащить в этот мир людей, помочь им устроиться и обжиться в новых ролях. Сделать это достаточно просто - я, как и Бьякуран, могу перемещаться по мирам. А вот убедить людей пойти с нами будет сложнее. И учти, милая Блюбелл: там твои товарищи, скорее всего, тебя в глаза не видели и не узнают, когда увидят тебя. Понимаешь?
Юни запускает руки в волосы, в задумчивости ероша их. Она отчаянно надеется на встречу со своими любимыми друзьями. Сюда их перенести нельзя, там они нужнее. Но хоть одним глазком увидеть... Нет! Нельзя. Иначе будет еще тяжелее. Юни устало трет виски и смотрит в глаза Блюбелл.

2010-05-13 в 22:51 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- И учти, милая Блюбелл: там твои товарищи, скорее всего, тебя в глаза не видели и не узнают, когда увидят тебя. Понимаешь?
- Не понимаю, - уверенно отвечает Блюбелл. Она улыбается, но улыбка получается немного кривая. - Они меня непременно узнают, что бы ты там не говорила.
Верить тебе я не буду. Никогда.
Блюбелл хватает Юни за ладонь, дергает. И смотрит упрямо, кажется, вот-вот дырку прожжет.
- Чего ты медлишь? Идем скорее. Покажешь мне, как ты можешь перемещаться. Да и сможешь ли ты переместить меня? - Блюбелл частит, как трещотка, чтобы не позволить себе засомневаться.

2010-05-13 в 23:02 

Death is only the end if you assume the story is about you
Вот ведь упертая! Юни крепко сжимает ладонь Блюбелл в своей и настойчиво тянет, вынуждая подняться.
- Для начала, - Юни мотнула головой в сторону укрытого тела и тут же поправила сбившиеся волосы, - мы похороним Бьякурана.
Она оглядывается в поисках чего-нибудь тяжелого, что можно использовать в качестве груза. Лампа, которую они собирались использовать в качестве условного сигнала, казалась вполне подходящей для этих целей: железная и очень тяжелая на вид.
- Твой трос как раз пригодится - будет чем привязать груз.

2010-05-13 в 23:13 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Ты это о чем? - Блюбелл пораженно выдыхает. - Ты хочешь Бьякурана... того? В воду?
Нет, с ней определенно что-то не так. Совсем с ума сошла.
Она уже готова сказать решительное "нет", но потом ещё раз вспоминает про себя: забрать их. Закуро и Кикё, - и дает себе звонкую пощечину. Это отрезвляет.
- А мы его дотащим? - уже деловито интересуется она. - И чему это тебя мама учила в детстве?

2010-05-13 в 23:22 

Death is only the end if you assume the story is about you
- А мы его дотащим?
- Уж как-нибудь дотащим, - отвечает Юни, скидывая тяжелую шапку и плащ. Начинает деловито обматывать ладони двумя тонкими платками, чтобы было удобнее тащить. И замирает, услышав следующий вопрос
- Я маму почти не видела, - ровно сообщает Юни, потуже затягивая платки, - надо его только до окна дотащить и перекинуть. Силенок, надеюсь, у нс хватит. Пошли.

2010-05-13 в 23:30 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл снисходительно смотрит на Юни, заматывающую ладони.
Вот уж правда - принцесса. Попробовала бы она так поработать, как работали в свое время мы...
- Идем, - она легко закидывает тяжелую лампу на плечо. Кокетство и капризы разом пропали, стоило появиться работе. - Кстати, я тоже маму почти не видела, - добавляет Блюбелл тихо и, смутившись собственной откровенности, выходит из комнаты.
Шнур, который предназначался для шеи Бьякурана, Блюбелл привязывает к его ноге и дергает, проверяя, крепко ли держится.

2010-05-14 в 16:18 

Death is only the end if you assume the story is about you
Им повезло: коридор, где сейчас они находились, располагался у борта, а не в глубине судна, и окно совсем рядом, буквально в паре шагов. Поэтому задача их существенно облегчилась.
Юни неуклюже стягивает покрывали с Бьякурана и смотрит в его неподвижное лицо. Был ты великим, а теперь смешаешься с водичкой... Она протягивает руку и закрывает мертвые глаза. Прикасаться к ледяной коже очень неприятно, но она терпит и не отдергивает руку сразу. Все-таки мертвецов, пусть и порядочных сволочей в жизни, нужно уважать.
- Ты будешь читать молитвы? - она смотрит в окно, не на Блюбелл - сейчас не хочется видеть никого.Разве что... - Или проводить еще какие-либо погребальные обряды?

2010-05-14 в 16:29 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Не обманывайся тем, что мы когда-то назывались Похоронными Венками, - мотает головой Блюбелл и насильно поворачивает Юни лицом к себе. - Это уж скорее по твоей части, святоша ты наша.
Да, так и надо. Я поступаю правильно.
Блюбелл криво улыбается мертвому Бьякурану и неосознанно касается своей груди напротив шрама. Единственный подарок на память.
- Спасибо, - шепчет она. - За то, что ты вытащил меня оттуда, спасибо, - и, будто опомнившись, снова грубо обращается к Юни. - Молись, или потащили его уже.

2010-05-14 в 16:43 

Death is only the end if you assume the story is about you
Она усмехается и мягко отталкивает руки Блюбелл от себя. Не надо. Меня. Сейчас. Трогать. Она легко проводит рукой по левой щеке, по метке, будто стирая невидимую паутинку. Вдыхает горячий, сухой воздух помещения.
- Мне бог не нужен. Да и ему, - она чуть касается ногой трупа, - тоже.
Они подхватывают тяжелое тело на руки. Оно провисает, тянет вниз, ускользает из рук. Будто хочет сделать напоследок еще одну пакость. В окно его приходится буквально выталкивать. Когда остается перекинуть только ноги, Юни прекращает работу.
- Теперь вяжи груз крепче, Блюбелл. Мы же не хотим, чтобы он ненароком вернулся к нам из глубины, а?

2010-05-14 в 18:14 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл послушно затягивает узлы на лампе. Тонкий шнур больно врезается в ладони, но Блюбелл лишь тихонько пыхтит от усердия. А ещё ей почему-то жалко лампу, красивая она все-таки.
- Все, держится, - она заносит груз над водой и кивает. - Давай.
С негромким бульканьем лампа утягивает Бьякурана на дно, а Блюбелл как-то завороженно за этим наблюдает. Странно это все, очень странно.
- Так и умирают боги, да?
Мысленно она желает рыбам приятного аппетита.

2010-05-14 в 19:08 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Боги умирают, когда в них перестают верить. Они существовать-то без веры не могут, они из нее и состоят.
Юни тоже наблюдает за погружение тела. Вот белые волосы разметались по воде, как мягкие водоросли, вот лампа медленно, но с каким-то злым упорством тянет его вниз. И вот белое пятно совсем пропало из виду, и вода успокоилась. Тишинааа. Первая пометка в истории нового мира: бога убили. Пришли к власти принцесса и русалочка. Что-то из этого да выйдет.

2010-05-14 в 19:30 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Из тебя бы получился хороший философ.
Блюбелл отходит от окна, чувствуя, что её немного подташнивает. Не то от страха, не то от радости. Скорее всего, и от того, и от другого.
Акулы получат свой обед, а я получу что-нибудь другое. Вот только что?
- Теперь мы можем приступить к выполнению твоего гениального плана как-его-там?

2010-05-14 в 19:39 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Из тебя бы получился хороший философ.
- Все у нас еще впереди, - отвечает Юни, потягиваясь. Кости похрустывали. Хорошо-о.
- Теперь мы можем приступить к выполнению твоего гениального плана как-его-там?
Она окинула скептическим взглядом Блюбелл. Да уж. Лихорадочно блестящие глаза, почти белое лицо, чуть трясущиеся руки, спутанные волосы. Не девочка, а призрак.
- Для начала нужно проспаться и привести себя в порядок. Мы же своим полубезумным видом приведем несчастных людей в ужас.

2010-05-14 в 20:54 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Для начала нужно проспаться и привести себя в порядок. Мы же своим полубезумным видом приведем несчастных людей в ужас.
Блюбелл слышит это и едва не взрывается от злости. Пружина ожидания, сжимающаяся внутри, резко выпрямляется, опустошая.
- Да что ты такое говоришь? - она почти кричит. - Я не хочу спать, совсем не хочу. Если тебе это так надо...
Блюбелл презрительно хмыкает и дергает плечиком.
Принцесса, тоже мне...
- Слабачка, - шипит она зло.

2010-05-14 в 21:26 

Death is only the end if you assume the story is about you
- А ты - просто маленький капризный ребенок, благодаря обществу забитый комплексами по самое нехочу, - Юни сердится. Несильно, так, не до озлобления, - и да прости мне вполне уместный каламбур, мы с тобой теперь в одной лодке. Так что, милая Блюбелл, придется тебе смириться. Ну или можешь попробовать меня убить, в конце-концов.
Она широко-широко улыбается и складывает руки на груди. Голубые глаза чуть потемнели и внимательно следят за каждым движением Блюбелл. Ну давай, бросься еще на меня.

2010-05-14 в 21:36 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Да что ты обо мне знаешь!
Вспыхнув от злости, Блюбелл бросается на Юни, валит её на пол. Сжимает пальцами горло, но не настолько сильно, чтобы задушить. Если бы она хотела убить, то могла бы воспользоваться кольцом и коробочкой, но убивать Блюбелл не хочет, ведь это приведет к полному одиночеству. Просто... поколотить.
- Ребенок здесь только ты, неженка-принцесса.
Блюбелл сдавливает шею и дрожит от того, насколько это прекрасно. Уж очень давно она мечтала так сделать, но страх перед Бьякураном останавливал. А теперь прекрасная шейка Юни была в ей полном распоряжении. Другое дело, что Бьякурана, основной причины задушить Юни, не было тоже.
- Так что никогда так не говори, никогда!
Злость стихает, и Блюбелл разжимает пальцы. Снова становится тихо. Болезненно тихо.

2010-05-14 в 21:55 

Death is only the end if you assume the story is about you
Странно, но это почти и не больно. Видно, пальцы Блюбелл уже отвыкли от подобной работы и немного ослабли. Юни даже не задыхается. Она ждет конца истерики, чувствуя, как внутри поднимается темная волна. И как только хватка крепких девичьих пальцев ослабла, Юни подается вперед и хватает Блюбелл за волосы. Пребольно дергает и основательно прикладывает головой об пол. Отталкивает подальше от себя и вскакивает на ноги. Кольцо Неба в нагрудном кармане раскаляется, это чувствуется даже сквозь одежду, и соска начинает светиться. Ее переполняет радостная ярость, не присущая Небу. Хотя какие теперь к чертям правила? Кто будет следить за их исполнением? Мир изменился - и нам пора. Она надевает кольцо, сжимает руку в кулак и радостно смеется. Сойдем с ума вместе?

2010-05-14 в 22:04 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
От удара об пол перед глазами сверкают звезды, а потом все как-то темнеет. Блюбелл думает, что это обморок, и пугается - сейчас никак нельзя падать в обморок, а то вдруг это психованное Небо ещё что-нибудь выкинет. С трудом Блюбелл приподнимается на локтях, мир плывет перед глазами.
- Что-нибудь холодное дай, - тянет она почти по слогам. - И воды.
Немного думает (это удается с трудом) и добавляет:
- Пожалуйста.
Так страшно ей не было уже давно.

2010-05-14 в 22:13 

Death is only the end if you assume the story is about you
- За окном целое море воды. Могу окунуть, - беззлобно отзывается Юни, сразу же успокаиваясь.
Опускает руки и уже в который раз за день идет в комнату. Здесь точно что-то должно быть. Ага, небольшой холодильник, в котором обнаруживаются две бутылки простой воды. Юни берет в каждую руку по одной и возвращается к Блюбелл.
- Вот, милая Блюбелл, одну приложи к голове, а из второй пей, - и протягивает бутылки, тепло улыбаясь - будто ничего и не случилось.

2010-05-14 в 22:24 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл смотрит тоскливо-мрачно, зрение до сих пор какое-то мутное, и это её ужасно нервирует, потому что напоминает о прошлых слабостях. С бутылками она разбирается просто: открывает обе и без колебания выливает воду себе на голову. Сразу становится так хорошо, так... правильно, что Блюбелл пофыркивает от удовольствия. Если бы у неё были ласты, то они совершенно точно радостно хлопали бы. Но ласт у неё сейчас нет, а есть незавершенный конфликт. Поэтому Блюбелл уже спокойно улыбается Юни:
- Спасибо. И не делай так больше, а то голова и без этого болит, - на этом её добродушие заканчивается и сменяется обычным, капризным и сварливым, темпераментом. - Кажется, общение с Бьякураном не пошло тебе на пользу - на людей уже кидаешься. А ещё называешь себя принцессой!

2010-05-14 в 22:32 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Я никогда не просила себя так называть, - пожимает плечами Юни, - это у них как-то само прилипло. А инстинкт самосохранения - самый древнейший и неконтролируемый, так что уж не обессудь.
После холодного душа Блюбелл весь пол мокрый и скользкий, но Юни решает проблему просто: подтягивает "погребальное" покрывало и вытирает пол, чтобы нечаянно не сломать шею. Затем делает шаг к окну, выжимает тряпку в море и вешает сушиться на окно. Хорошо.

2010-05-14 в 22:51 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Фи, какие мы нежные.
Блюбелл любит воду и, по правде говоря, не отказалась бы поплавать там, за окном, но слишком свежи воспоминания о Бьякуране, ушедшем на дно, и она решается. Суеверный ужас мешает.
- Что ты там говорила насчет проспаться? Сейчас эта идея кажется мне замечательной.
Не утруждая себя поисками постели, Блюбелл сворачивается в клубочек прямо на полу. Длинные волосы вполне успешно вполняют функцуию покрывала, а подушка ей никогда особо нужна не была.
Слишком много случилось за последний час, слишком много. Блюбелл впервые чувствует себя настолько уставшей. Хотя, возможно, это просто последствия удара головой.

2010-05-14 в 22:59 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Ты будешь спать как собачка, на коврике? Хоть в кресло переместись.
Ей надоело ходить туда-сюда. Она опускается в столь полюбившееся ей кресло, укрывается своим белым плащом и улыбается. Может быть, завтра она увидит тех, по кому так скучает. Пусть они и не узнают в ней ту самую Юни, но...какая разница?
Она опирается руками о подлокотник и опускает на них голову. Безумный день, счастливый день.

2010-05-14 в 23:19 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Сама ты собачка, - бубнит Блюбелл сквозь полудрему и вскоре засыпает окончательно.
Пол - не самая лучшая подстилка, но для неё это не страшно. Строгие белые простыни намного страшнее, Блюбелл это хорошо знает. Эти простыни порой являются к ней во снах.
Так и сейчас: она открывает глаза и видит себя, прикованной к постели. Тихо пищит датчик на стене, от него к руке тянется тонкий полупрозрачный катетер. Блюбелл пытается пошевелить ногами, но они не слушаются. Опять, черт возьми, опять. Сердце вздрагивает, и датчик реагирует на это сердитым писком. Он будто говорит: "зачем ты дергаешься, девочка? Все равно умрешь, рано или поздно".
Блюбелл не хочет умирать.
И вдруг с невероятной четкостью осознает, что сейчас дверь откроется и кто-то войдет. Кто-то очень важный, он способен изменить все, спасти её из этого белого ада...
Дверь открывается и входит Бьякуран. Конечно, она ещё не знает, что это Бьякуран, для неё это просто незнакомец, которого плохо видно, потому что зрение за последний месяц ухудшилось в разы. Он шевелит губами - Блюбелл изо всех сил старается расслышать.
- ...разочаровала меня.
Ноги немеют. Странно, вроде они ничего не должны чувствовать?
- ...хотел забрать, но... плохая девочка...
Блюбелл пытается возразить, сказать, что она не плохая. Пообещать что угодно, лишь бы выбраться отсюда.
- Ты убила меня.

Она просыпается от собственного крика. Несколько минут тупо смотрит в стену, а потом, понемногу приходя в себя, стирает пот со лба и вытирает липкие ладошки о плащ.
Сон, просто сон.

2010-05-15 в 12:24 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни не спит. Просто не хочет, да и не сможет заснуть - слишком уж день был странный, все слишком изменилось за какие-то жалких несколько часов. Но мы сами этого хотели. Хотя...мы? Она поворачивает голову и смотрит в коридор, на Блюбелл. Похоже, той снится кошмар: она мечется по полу, царапает его длинными ноготками и тихо постанывает. Юни знает: кошмары - это плохо. Поэтому она встает, не обращая внимания на тут же занывшие о пощаде мышцы, идет к холодильнику и берет еще одну бутылку воды. Она догадывалась, что просто так будить Блюбелл бесполезно. Поэтому придется прибегнуть к радикальным методам. Юни подходит к девочке и открывает бутылку, правда, с некоторым усилием.
Но тут Блюбелл с криком просыпается. Душ отменяется. Юни ждет, когда девочка немного придет в себя, а затем протягивает открытую бутылку.
- На этот раз все же просто выпей.

2010-05-16 в 01:31 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл глотает воду жадно, силясь утолить жжение в груди. Когда вода кончается, она ещё долго смотрит на пустую бутылку с обидой и разочарованием, будто та её предала.
- Если такое будет снится каждую ночь, то лучше я не буду спать, - выговаривает она. - Это его месть, как думаешь?
С некоторым страхом Блюбелл шевелит ногами. Немногие знают, какое это волшебное чувство - ощущать, что твое тело тебя слушается целиком и полностью, но Блюбелл это доступно. Более того, хорошо знакомо.

2010-05-19 в 17:18 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни чуть поводит плечами, переступает с ноги на ногу, будто ей холодно.
- Да нет. Мертвым на живых начхать. Только если уж сильно напакостить им.
Девочка протягивает Блюбелл руку, чтобы помочь встать. Да уж, сон не особо-то помог той: иссиня-бледное лицо, блестящие нездоровым блеском глаза. Красота неописуемая.
- А спать надо. Иначе умрешь. А умрешь - то-то Бьякуран порадуется.

2010-05-19 в 17:31 

tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Да нет. Мертвым на живых начхать. Только если уж сильно напакостить им.
- Значит, Бьякурану не начхать, - хмурится Блюбелл.
Игнорируя протянутую руку, Блюбелл поднимается сама и долгим недовольным взглядом оценивает отражение в зеркале, висящем на стене. Действительно, бывали и лучшие времена. Недолго, правда, но все равно запускать себя до такого состояния она не позволяла себе и в бесконечно тягучие годы болезни.
- А спать надо. Иначе умрешь. А умрешь - то-то Бьякуран порадуется.
- Я не верю в жизнь после смерти, - она лижет пальцы и приглаживает растрепанную челку. Это не особо помогает. - Здесь есть расческа?

2010-05-21 в 19:40 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни разводит руками:
- У меня в ней необходимости не было никогда.
Она чуть склоняет голову и улыбается.
- Но мы можем пойти на кухню и поискать там вилку. Все же лучше, чем растрепанной ходить, да?
Вот так и будем выживать.

2010-05-21 в 20:06 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл искренне оскорбляется на предложение использовать вилку вместо расчески.
- Если ты можешь так причесываться, то я нет, - она хлюпает носом и, не заботясь об эстетике, вытирает лицо ближайшей простыней. - Меня вообще всегда Кикё причесывал, нравилось ему это.
Судорожно вздохнув, Блюбелл нервно хрустит пальцами. Обычно ей этот звук не нравится, но сейчас это кажется единственным способом успокоиться.
- Я больше не могу сидеть здесь. Когда вокруг море, а воздух... душный.

2010-05-21 в 20:25 

Death is only the end if you assume the story is about you
Ей все же немного жаль Блюбелл. Особенно сейчас, когда она вся такая взъерошенная и почти белая, как простыня. Хочется протянуть руку и погладить по голове, успокаивая. Но Юи этого не сделает - Блюбелл слишком горда и слишком не любит ее, чтобы принять ласку.
- Меня вообще всегда Кикё причесывал, нравилось ему это.
- Хочешь, мы поищем расческу у Бьякурана и я причешу тебя, - тихо смеется Юни. Затем вспоминает кое-что и мрачнеет. И спрашивает у Блюбелл:
- Ты была под водой после потопа? Ты видела...города?
Что от них осталось?
Разрушенные дома, пустые улицы, поломанные деревья и белые кости? А может, и нет уже ничего? Может, поток сразу снес все, превратив в жалкие обломки? Может, Блюбелл знает. А хочет ли это знать Юни?

2010-05-21 в 20:37 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- У Бьякурана точно должна быть расческа.
Блюбелл фыркает и сразу же замолкает, будто прислушиваясь к собственным воспоминаниям. Она была, она помнит.
- Один раз. Когда пошла огромная волна, я нырнула и меня несло, несло, несло... Только изредка замечала очередной ломающийся небоскреб или людей, которых кувыркало рядом. Весело было очень. Спустя час я вынырнула, - она переводит дыхание, продолжать говорить мешает непонятный ей самой ком в горле, но Блюбелл сглатывает и упорно продолжает, - и всё. Все уже были мертвые. И они тоже.
Блюбелл не уточняет, кто именно "они".
- Больше я не ныряла. Не смогла себя заставить.
А теперь я хочу все это забыть.

2010-05-21 в 20:48 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Все мертвые, - повторяет Юни, - так я и думала.
Поздно нам плакать уже, поздно.
- Интересно, а что мы увидим, когда вода уйдет? - задумчиво тянет она, - кучу грязи и полуразложившихся трупов? Не самое лучшее зрелище, ты не находишь? Но пойдем, пойдем, нужно привести себя в божеский вид!
И Юни первой направилась к комнате Бьякурана.

2010-05-21 в 21:11 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- К трупам мне не привыкать.
Блюбелл обгоняет Юни, ставит той легкую подножку и первая вбегает в комнату, где с диком радостным визгом прыгает на кровать. Вот только она не учла, что простыни были шелковые, и, проскользнув поперек кровати, Блюбелл благополучно грохнулась с противоположной стороны.
- Черт!
Когда она поднимается и понимает, что разбила нос, то обиженно хмурится и с мстительным удовольствием вытирает тонкую струйку крови белоснежным шелком. Это выглядит на удивление красиво.
- Вообще непонятно, зачем ему нужны были мы, - хмыкает Блюбелл, указывая на замеченное ей зеркало над кроватью. - Самого себя ему было бы достаточно.

   

Choice

главная