keisileon
keisileon
приложение (письмо Ольге Петровне)

Ольга Петровна, мне очень трудно. Мне очень трудно тут с вами жить, я не понимаю, я уже очень устала. Я очень тяжело болею и у меня сейчас провалы в памяти, плохо очень вас помню, не помню, как мы познакомились, как мы общались - плохо помню, и то не уверена, что помню именно вас, а не кого-то другого. Поговорить с вами
и восстановить картину нашего общения я не хочу, я долго думала о такой возможности, но поняла, что я не хочу, я
совсем не хочу копаться в своем прошлом.

Мне очень сложно это объяснить, тем более в письме, наверно, можно вас уговорить на личную встречу? Но я себя плохо чувствую, часто очень вообще плохо, и с кем-то сейчас встречаться и общаться я не совсем могу.
Поэтому то, как я к вам отношусь, скажу одной фразой «вы мне заменили маму». Мне очень хочется быть рядом с вами в трудные моменты, хочется быть рядом, когда вы станете старенькая, хочется заботиться о вас.

Очень сложно мне сейчас, с одной стороны мне не хочется вас терять из своей жизни, а с другой стороны без вас мне жилось лучше, пока я сюда не переехала. Тут каждый угол дышит вашим присутствием. Это очень сложно, когда человек очень для тебя любимый и дорогой, к которому относишься, как к маме ходит у тебя под носом, а ты даже поговорить не можешь, постоянно напоминаешь себе, что мы совсем чужие люди. И не понимаешь почему. Я не помню вас, не помню, как общались. Знаю со слов очевидцев, а вот память меня подвела - я помню маму, что я очень доверяла и могла все-все рассказать и обо всем посоветоваться. Какой-то бред помню…

Я в 2011 году тяжело болела, была в реанимации и когда стала выздоравливать, то была уверена, что у меня есть мама, что я приеду домой к маме. Я из комы вышла и так хотела к маме, если бы мне кто сказал тогда, что мама не моя, я бы вряд ли справилась. Почему я вас мамой запомнила? Неужели люди так нуждаются в маме? От вашего присутствия в моей жизни у меня остались только мои стихи. А все мои воспоминания оказались галлюцинациями во время комы. Мне запретили с вами общаться, мне вас описали монстром. И ваше отношение сейчас ко мне очень меня запутало и что уж скрывать
– причинило сильную душевную боль, и я даже плакала первые месяцы.

Слово мама,образ мамы уносит к вам, а не куда-то к другому. А я не понимаю, ну у вас же в поликлинике много врачей, почему вы? И почему я вообще пошла лечить зубы к вам? Я не могу понять, зачем я вообще туда пошла, в эту поликлинику? Я установила, что пошла к вам лечиться осенью 2006 года, как мама вы мне стали уже в начале 2008 года. При этом, что в 2007 году я полгода провела по больницам… вот как?
Как это вы умудрились за такой короткий период заменить мне маму? У меня же есть знакомые стоматологи… какая была у меня мотивация идти к вам лечить что-то? Неужели я к вам привязалась еще до того как пошла к вам лечить зубы?

И вы не принимайте близко к сердцу, просто я болею сейчас, лечусь, все это выматывает, поэтому эмоционально я сейчас
очень нестабильна.

Я не понимаю,как это все случилось, почему вы, а не
кто-то другой. Как вы вообще умудрились заменить мне маму? Мне психолог сказал, что достаточно было «одной капли любви», «пару раз погладила по головке, пара ласковых слов». Зачем вы меня гладили и говорили со мной? Вы меня там
«обласкали», а я потом сильно заболела, и ничего хорошего у меня больше не вспоминалось - и не было? Самое радостное в жизни? Какую нужно было жить чудовищную жизнь, что бы вы мне стали мамой? А сейчас зачем вас до сих пор люблю? Не
понимаю, почему люблю. Только потому, что маму любят всю жизнь? Но вы же ненастоящая, вас ведь не существует на самом деле. Почему я так долго не могу справиться с этим чувством?

Сейчас у меня есть поддержка от людей, которые меня принимают даже с чужой мамой. Но мне от этого не легче. Ну, зачем вы со мной разговаривали? И я люблю, и очень скучаю, это так трудно - с чужой мамой. Я же вас люблю как маму, а не как кого-то еще. И я понимаю, что общаться-то все равно с вами не смогу… не представляю даже нашего общения. Я что же до 80 лет буду вас как маму любить? Я сама виновата, что вовремя не смогла вам все доступно и нормально объяснить, я надеялась, что мы никогда не увидимся уже, а меня переселили к вам…а вы меня еще и узнали. Плохо вас помня, я не ходила, не смотрела, не интересовалась. А жизнь все равно распорядилась по-своему.

А сейчас я в растерянности. С одной стороны я понимаю, что
мне нужно снова провести «акт забывания мамы», но у меня не выходит. Я живу в городе, где все напоминает о вас. Я даже погулять не могу иной раз выйти, потому что это мамин город, тут везде моя мама… это все у меня вызывает порой слезы. Не
всегда, конечно, есть периоды, когда я чувствую себя хорошо, но это случается редко, вот сейчас вы болеете и мне лучше, что не подстраиваюсь под ваш график работы, что бы не пересечься нигде, но стала бояться ездить в Грачи, там же вы… а как вы там ходите я не знаю, раньше в ваше рабочее время там спокойно ходила, а теперь есть покой тут, но нет покоя там. И в парк по выходным страшно ходить, на фонтаны смотреть, вдруг вы тоже решите… а ездить в Москву гулять, нет здоровья. И совсем уехать так мечтаю, но нет сил, нет физических сил… еще один переезд я не вынесу. Даже не пугает тот миллион, который могу потерять при обмене. Работа, работа… больница, что
угодно, только не напоминания о маме. Я куда-то себя загоняю, куда-то, где жизни нет. Я так мечтала о квартире, и о маме… поистине, бойтесь своих желаний – они сбываются.

Какое-то время я еще переживала за вас, за вашу старость, а сейчас перестала… ну что мне переживать? У вас родни и друзей больше, чем у меня. У вашего сына хорошее образование, наверняка, он зарабатывает больше меня, не может же он
зарабатывать меньше меня, с моим-то здоровьем и хромым образованием? Я лечусь в платной клинике, и у него тоже найдется денег еще больше вас лечить, и на море каждый год ездить, и поездки в Европу он вам сможет устроить. Я зря переживаю… и надеюсь нигде вас старенькую не встретить. Но мне все равно боязно за вашу старость. Я уже стараюсь не смотреть на бедных больных бабулек, я смотрю на очень моложавых старушек, которых дети хорошо обеспечивают, которые хорошо одеты, все в золоте ходят и думаю, что у вас будет именно такая старость. А в такой старости я совсем не нужна. Пусть вы проживете долго и счастливо.

Почему мы тогда в 2009 году так и не поговорили? Почему вы не услышали, что вы заменили мне маму, и я люблю вас как маму? Но если я вам сказала, что хочу вашу фамилию, то как можно было не понять? А если бы я не сказала про фамилию, а сказала только про маму? Что бы изменилось? Вы бы поговорили со мной? А сейчас я не понимаю…ну не мог же мне совсем посторонний человек мамой стать? Мы ведь все-таки как-то видимо разговаривали? Ну почему именно вы, а не какая-то добрая и понимающая женщина? Вы же как слон в посудной лавке. Добрый, милый, но слон…топ, топ в чужой душе и все в дребезги… а вы даже не замечаете, что вдребезги чужую душу разнесли. А еще взяли табурет - сели среди этих осколков и никуда не собираетесь уходить. А я даже вас двигать боюсь, вы же не понимаете ничего, вы же сейчас двинетесь неудачно и снова причините боль. Не только мне, и себе тоже можете сделать больно. Поэтому дел натворили оба, а расхлебываю я одна.

Нельзя лезть в чужую душу, не все живут как вы. Нельзя задавать личные вопросы, и рассказывать о себе нельзя… если вы спрашиваете, рассказываете, то должны понимать, что человек может в вашей жизни остаться навсегда. И если он не нужен вам в жизни, если он совсем лишний в вашей судьбе, то для чего спрашивать, общаться?

Я работала с людьми, и я знаю насколько все разные… нельзя людей судить своими мерками, нельзя их равнять под какие-то стандартные шаблоны. Люди – как хрустальные вазы, любое неосторожное слово причиняет боль.

Я понимаю, что вы относились ко мне с добром, да и сейчас ничего плохого, скорее всего вы мне не желаете, но вы такой странный человек. И именно вы каким-то образом оказались на месте моей мамы. И продолжаете там находиться, потому что, что бы этого не было, надо как-то говорить и разрешать эту ситуацию. Значит, вас это устраивает. А знаете, сколько женщин могло бы оказаться на вашем месте? Которые ко мне хорошо относятся, и сознательно готовы заменить мне маму, но совершенно неосознанно маму заменили вы. Как-то вот так случайно, хотя в этом виновата только моя больная психика. Пишу и понимаю, что ничего вы не поймете. С кем-то
поговорите, услышите чье-то мнение относительно меня и моих умственных способностей, и все останется, как прежде… вы будите думать, что у меня не в порядке с психикой, а я буду к вам относиться как к маме. И я буду стараться изо всех сил что-то исправить, забыть, не вспоминать, не волноваться. Не смотреть через 10 лет на пожилых, через 20 на стареньких - не звонить, не приходить (ой, так боюсь не выдержать и зайти через 15-20 лет). Пишу и понимаю, да ничего не изменится… это так, попытка пережить следующий ваш день рождения. Отправлю и уже можно не думать о нем, вы меня теперь будите ненавидеть. Вас только жалко, очень жалко, выверните вы все наизнанку, все перевернете, не так вы все поймете. Разнервничаетесь наверняка. Так хочется знать, что я ошибаюсь и вам безразлично до меня.

День рождения – он навсегда останется маминым. Наверно, он останется самым тяжелым для меня днем. Я боюсь этот день.
Я его всегда помню. И в прошлом году все долго выбирала вам подарок, но одно дело выбирать, а другое нести, уже провал в памяти не помню, почему не купила, не подарила, или болела, или все-таки отговорили. А в этом году дошла до вас, и
я не жалею, устроила себе маленький праздник, хотя и весь на нервах, успокоительные пришлось за неделю пить. Поняла, что внешне вас не помню… вот не помню, а все равно люблю и скучаю, вот за что люблю? Как общались - не помню,
как вы выглядите не помню, и все равно называю вас мамой, потому что маму помню. А впереди еще один ваш день рождения, и я знаю, что если не поговорю с вами, о том, что вы мне как мама, то мне опять придется кое-как его переживать. А при встрече поговорить не получится – нет этих встреч, чужие мы люди. Опять думать звонить или не звонить, приходить или нет, вежливо это будет с моей стороны или нет. Я даже не понимаю, как вы ко мне относитесь, и зачем вы только
меня вспомнили?

Мне сказали, что вы меня ненавидите и что я ваш самый злейший враг на данный момент, ну я бы так и думала всю жизнь оставшуюся. Что я сама все испортила и что вы ко мне
плохо относитесь, и что вас нет в моей жизни. Ну зачем вы меня узнали? А самое ужасное, что вы так и не поняли, как я к вам отношусь. Да и сейчас вряд ли поймете как есть на самом деле. Человеческая психика имеет свойство додумывать чужую жизнь на основе своего опыта, и вы додумаете себе там что-то такое, чего я на самом деле не переживаю, и чего нет. И опять будите меня ненавидеть? И здороваться перестанете? Видимо, ненависть я понимаю больше, чем хорошее отношение. Потому что вы сейчас ко мне хорошо относитесь, а я чувствую себя
предательницей, я же вас получается, обманываю? Вы же не понимаете, что я вас как маму люблю.

И хочется вам звонить и узнавать, как вы там лечитесь, и вдруг вы там не справляетесь со всем этим? Но не могу, понимаю, что буду спрашивать как у мамы, и переживать как за
маму… а вы же не понимаете. Да и при чем тут я? Там у вас есть близкие люди, и я совсем лишняя в этих болезнях. Я
только переживаю, а толку все равно никакого, вы же не выздоровеете быстрее от моих волнений.

@темы: любимые уходят не из дома, Дневник, Андросова Ольга Петровна