keisileon
keisileon
Первая запись о Веронике

Первая запись...нужно было сделать давно, но она первая, потому что было ощущение невероятности всего происходящего. А сегодня она ко мне приехала, при чем как оказалось - просто так... они забирали плиту, но она не влезала к ним в машину, но они все равно приехали. Вероника - в последнее время я всё чаще её сравниваю с Таней Булановой, она была для меня таким же вымышленным другом, и если в Буланову я влюбилась, то Веронику в силу уже своего "здорового" разума полюбить не могла. Почему-то решила, что она где-то там, а я здесь, но я всегда о ней помнила, каждый день... мне очень хотелось такого друга. Когда общалась с Таней, то она мне все время говорила, что я ей не нужна и нечего надоедать человеку. И потом... я не могла поехать без Тани, хотя Вероника часто звала и из-за Таниных капризов встречи 2-3 у нас несостоялись. Но знала ли я... могла ли знать, что она станет для меня сестрой? Это моё... мой человечек, моя сестренка.
Я когда переехала, то все лето собиралась ей написать и у меня такая досада была, что я не нужна, что не надо навязываться. Но я собиралась... а потом, в какой-то момент начала смиряться с этой потерей, именно с потерей, но потом, дай Бог здоровья Лене, она мне написала, что Веронике очень плохо и это меня подтолкнуло, что бы написать. Это было в октябре, общение наше было в смс и не очень частым. В декабре когда я купила подарок маме, и что бы посоветоваться с кем-то я спросила у Вероники адрес почты, она мне прислала контакт свой. переписывались там, но опять же не очень часто. Она все звала меня в гости, а была зима и у меня не было ботинок. Я мерзла зимой. Потом пообещала ей на майские праздники, но начала обходить врачей и сил с работой и врачами совсем не было. И я стеснялась ей писать, очень...но вот почему-то звонить со своего домашнего номера не боялась. Но она не брала трубку, видимо, и скорее всего это так, что я подсознательно знала, что не станет она общаться с незнакомым номером, я просто облегчала совесть, что я же звоню.

Я прошла лечение и мне помогло, у меня появились силы. Я ей все же набрала со своего номера и мы начали общаться, сначала так же немного, потом она сказала, что хочет, что бы я ей была как сестра. И мы стали общаться каждый день, только ради неё я купила новый телефон. И мы начали переписываться, потом она сказала, что люди слишком часто ей делали больно, и что она очень тяжело болеет, чем я так и не поняла, но ей это отразилось в виде панических атак и клаустрофобией. Отекает, болят почки, рвет кровью... из дома выходить одна боится. И что боится предательства с моей стороны. И поэтому пока не готова впустить меня в свою жизнь. Уже полтора месяца на данный момент мы только переписываемся. И я её очень-очень полюбила, это мой теперь родной человек. Но это другая любовь, не такая как с теми, кого любила молча и безответно. Это что-то совсем новое.

И сегодня она приехала, значит, начала немного доверять, и я её не узнала, совсем. Она отрастила волосы, раньше была с короткой стрижкой и то темненькой, то светленькой, но даже по характеру я её не вспомнила. Хриплый голос, хотя интонации её, я узнала эти интонации, но видимо, что она себя всё же плохо чувствовала, т.к. заметила, что даже начали слезиться глаза, хотя, может это у меня от переживаний бзики. И что меня просто поразило, она с длинными темными волосами была очень и очень похожа на Лену Воробьеву... я будто окунулась куда-то в свое счастливое прошлое с дорогим и близким человеком. Я её очень люблю. Я будто попала в другую реальность. Но даже совершенно не узнав её, я её очень люблю и это МОЁ...

@темы: любимые уходят не из дома, Сестренка, Дневник