00:02 

По просьбам трудящихся

IovisIra
Грубый, не отредактированный подстрочник вот этой вот статьи.

28.03.1983

Япония

Потерянные дети

Тысячи японцев, уезжая из Китая после окончания войны, оставляли там своих маленьких детей. Только сейчас правительство в Токио начинает прилагать усилия к объединению семей.

"Если ты еще жива, мама" - всхлипывал человек в микрофон - "то забери меня, пожалуйста". Сорокаоднолетний мужчина плакал так же, как тогда, когда у него, еще ребенка пропала мать. Он думал, что она умерла. Однако сейчас, спустя десятилетия, он приехал в Японию, чтобы ее найти: "Мама, мама..."

Позади него, взволнованные кинокамерами токийского телевидения теснятся две дюжины его товарищей по несчастью, их лица - в рукавах по большей части синих униформ: китайцы в Японии.

Ведущие и переводчики, запинаясь, борются со своими чувствами; со слезами проживает одержимая телевидением Япония принятие в марте этого года последнего акта поощряемого государством воссоединения семей: о возвращении из Китая - так гласит официальный документ - "во всеобщем смятении конца войны трагическим образом оставшихся" детей японских родителей.

Сотнями тысяч бежали японские граждане, не военные, летом 1945 года прежде всего из "великояпонского" марионеточного государства Манчжурии на северо-востоке Японии от наступавших китайских и советских войск домой, в свое островное государство. При этом тысячи беженцев оставляли затруднявших поспешное бегство младенцев. Они передавали их на попечение своим китайским слугам или соседям, или же просто бросали.

Токийское социальное министерство смогло идентифицировать около 3400 таких "сирот войны", как называют таких детей в Японии. Буддийский настоятель Джишо Ямамото, которому уже 81 год, давно занимается "этой беспримерной трагедией", и по его оценкам количество таких сирот на всех просторах Азии, в которые вторгалась Великая Япония доходит до 10000. Ямамото: "Только в Китае все ещё живут 7000".

Все они, хотя и были рождены японцами, выросли как китайские граждане. Только в 1972 году, когда Токио и Пекин спустя почти 30 лет после окончания войны возобновили дипломатические отношения, японское правительство начало работать над возвращением на родину своих брошенных детей. Но дело тянулось аж до весны 1981 года - только тогда первые 47 пожелавших вернуться добровольцев смогли за государственный счет прилететь на родину своих родителей.

При позорно маленьких дотациях - в 1982 году лишь около 500000 марок (на человека, наверное; из текста не очень понятно, может и в год на всех - прим. перев.) - "пройдет ещё 15 лет", посчитала газета "Sankei Shimbun", пока хотя бы 1000 мужчин и женщин из тех, кто зарегистрирован в японском посольстве в Пекине как "желающие вернуться на родину сироты", получат свой шанс отыскать родителей.

Однако и для этих немногих вероятность того, что они найдут отца или мать уменьшается на глазах. За прошедшие два года 72 из 107 сирот войны нашли своих родственников с помощью японского правительства. Но в середине марта этого года половине из новой партии из 45 человек пришлось вернуться на китайскую родину потому, что они не нашли никого из родных в Японии.

При этом правительство и региональные власти пытаются преподнести возвращение на родину как праздник. Подарки и застолья должны поддерживать в тех, кто наконец возвращается, соответствующее настроение, в то время как роскошно организованные экскурсии показывают японский капитализм в самом благоприятном свете. Токийский мэр Шуничи Сузуки даже лично поговорил с одни китайским японцем в государственном зоопарке Уэно.

Ненасытно следила телевизионная нация за ее потерянными детьми - вплоть до их молитв: крупным планом показывали телекамеры нацарапанные на дощечках просьбы о том, чтобы родители появились.

Но такое случалось не часто, прежде всего потому, что некоторые "родители в Японии не находили в себе мужества", как заметил колумнист Ютака Фурутани, "предстать перед своими детьми".

На это есть веская причина. Ведь когда детям уже по 40 лет, они почти поголовно в браке с китайцами и не помнят японского языка, их уже очень непросто опознать. Помочь может разве что тщательно выговариваемое изначальное японское имя, или оставшиеся от отца наручные часы, или то или иное пожелтевшее фото.

Поэтому важным признаком являются неизменяемые телесные приметы - в их роли часто выступают полученные во время войны шрамы. Но они весьма болезненно воспринимаются как "ненаходящимися" родителями, как и всеми японцами в целом.

Ведь из-за "сирот войны" островной нации приходится вспоминать до сей поры чересчур великодушно замалчиваемое прошлое: причиной официально столь эфимистично преуменьшенных "послевоенных беспорядков" часто были зверства японской имперской армии.

Японка Тома Охата опознала своего ребенка, сироту из Китая Ванг Шумей, которого (или которую - из текста не понятно, мальчик это или девочка - прим. перев.) она считала мертвым, по длинному шраму на горле. Японский военный полицейский в 1945 году саблей попытался заставить замолчать младенца, боясь, что тот привлечет внимание советского патруля.

При отступлении из Китая в 1945 японские войска повсеместно применяли принцип выжженной земли: беспощадно поджигались деревни и взрывались вокзалы.

Китайский офицер Ние Ронгзен лично спас тяжело раненного двухлетнего младенца из горевшей японской деревни - сейчас уже 39-летнего Каи Баосена, вернувшегося на родину. Взорвать вокзал приказали тогда японские военные, 700 японских беженцев погибли в тот день. За повзрослевшего Каи спорят уже несколько недель - своего рода ложная компенсация случившегося - три семьи в Токио.

Старая несправедливость приносит новые несчастья. Хотя китайские органы уже несколько лет обещают помогать японцам в их поисках родителей, пекинский вице-министр внешних дел Фу Хао предостерег в прошлом году от "новых трагедий" в связи с "сиротами войны".

Ведь в Китае приемные родители, лишившиеся своих работающих приемных детей, должны сами заботиться о своей старости. На их плечах остаются и не желающие ехать в Японию супруги и дети возвращающихся на родину.

Однако это не тревожит официальных лиц Японии. Один важный чиновник токийского социального министерства, ответственный за репатриацию: "Тоска по родине наших сограждан в Китае совершенно понятна".

Правда, эта тоска часто сменяется отрезвлением. Из 608 человек, нашедших в Японии родственников, только 141 направили прошение о получении японского гражданства. Большинство возвратилось в Китай.

P.S. По теме нашлась еще вот эта статья, там в сносках должна быть литература, относящаяся к вопросу, в том числе наверняка и англо- или японоязычная.

URL
Комментарии
2013-09-01 в 16:27 

~Эльфатар~
Дорогая Эстер, однажды чайки вернутся и совьют гнёзда на наших костях.
Спасибо!!!
Унесу в цитатник, можно? :rotate:

2013-09-01 в 23:42 

IovisIra
Конечно :vv:

URL
2013-09-01 в 23:50 

~Эльфатар~
Дорогая Эстер, однажды чайки вернутся и совьют гнёзда на наших костях.
IovisIra, аригато! ))

     

Lapsus calami

главная