Коллективное бессознательное
Финрод, Берен, Гендальф, G

Пишет Гость:
25.02.2015 в 15:21


Драббл по мотивам обсуждения выше про Гендальфа в Сильме. Все совпадения и цитаты не случайны. Имена эльфов потащены из ПТСР.
Про то как Гендальф Берена в путь дорогу собирал.

Эльфы на совете спорили отчаянно, эти возвышенные создания, которые всегда представлялись Берену чем-то величественным и далеким от суеты, ругались последними словами. Казалось, будто спорщики вываливают друг на друга весь ворох обид, накопленных за тысячелетия. Прошло уже несколько часов, а окончательное решение так и не было принято. Король совсем не принимал участия в обсуждении, он как будто и не слышал гневных реплик и монологов, а сидел погруженным в свои мысли. Неожиданно, он посмотрел на Берена и сказал с грустной улыбкой:
- Друг мой, полагаю, что ты достаточно услышал за сегодня. Иди отдохни. Когда мы примем решения, я сообщу тебе.
Юный эльф, королевский оруженосец, проводил Берена до гостевых покоев на одном из нижних ярусов. По дороге Берен разглядывал высокие колонны, изукрашенные резьбой, мозаики на стенах, искусно подсвеченные лампами, лестницы и тонкие мостики, соединяющие разные уровни подземного города, и вспоминал Менегрот, как они с Лутиэн шли по таким же коридорам в тронный зал ее отца. От воспоминаний о возлюбленной на сердце стало тяжело – неизвестно не бесконечной ли станет их разлука.
В гостевых комнатах кто-то предусмотрительно растопил камин, а порывшись в шкафу, Берен извлек оттуда пузатый медный чайник. Из сумки он вытащил яблочный пирог и несколько хлебцев, которые Лутиэн дала ему в дорогу. Берен твердо решил для себя, что независимо от ответа Финрода, завтра же отправится в путь, пусть даже ему придется штурмовать Ангбанд в одиночку. Ясно же, что эльфы вовсе не горели желанием предпринимать опасное и гибельное путешествие, ради какого-то человека. Он был готов выслушать утром вежливый королевский отказ и уже даже придумал, какими словами устыдить лорда Финрода, забывшего о своем обещании. Хоть Олорин и убеждал Берена, что король Нарготронда – благороднейший из нолдор и обязательно ему поможет, но сам истари почему-то не захотел отправиться в пещерный город с человеком, а предпочел остаться в Дориате гостем королевы Мелиан.
Чайник на огне пронзительно засвистел закипая. Берен очнулся от своих грустных размышлений и принялся накрывать на стол. Неожиданно в дверь постучали. Неужели пришли сообщить ответ! Берен бросил посуду и поспешил открыть. На пороге стоял черноволосый нолдо в зеленом камзоле, перетянутом золотым поясом. Он учтиво поклонился человеку и поприветствовал его на синдарине:
- Эдрахил, к вашим услугам, - не дожидаясь никакого ответа, эльф прошел в комнату и устроился на одном из стульев за столом. Уточнять цель визита почему-то показалось Берену невежливым.
- Я как раз собирался выпить чаю… может быть вы… тоже…
Эльф кивнул. Берен потянулся было достать из шкафа еще чашку, но в дверь снова постучали, и тут же, не дожидаясь ответа, на пороге появился еще один эльф в красной накидке. Его белоснежные волосы выдавали синдаринское происхождение.
- Нэндил, к вашим услугам, - новый гость приветственно поклонился, а заметив Эдрахиля, даже улыбнулся и поспешил устроиться за столом.
- Может быть чая, - промямлил Берен, - с пирогом.
- От пирога не откажусь, но кому нужен чай, когда есть вино, - с этими словами эльф извлек откуда-то из складок плаща бутылку. Берен даже не удивился, синдарская приверженность алкоголю была всем известна.
В дверь снова постучали. На этот раз на пороге стояло два эльфа в синих камзолах, один со светлыми волосами, другой – с темными.
- Лауральдо, - представился златоволосый.
- Лоссар, - поклонился черноволосый.
- К вашим услугам, -закончили они хором.
- Я вижу уже почти все в сборе, -воскликнул Лауральдо, заметив компанию за столом, - Когда начнем совет?
«Совет!» - раздраженно подумал Берен, - «Не нравится мне это, мало им было в тронном зале обсуждений! Как же любят эти эльфы заменять действия словами!»
Но он не успел высказать вслух, что он обо всем этом думает, так как в комнату ввалилось еще четверо эльфов, уже безо всякого стука. Перебивая друг друга, они представились, поклонились, и вся компания расположилась за столом, не обращая на Берена никакого внимания.
Тем временем Эдрахил развернул карту, прижав ее по краям чашками. Лоссар разрезал пирог на несколько кусков, благо он был достаточно большим, чтобы хватило всем и еще осталось. Берен пристроился на табуретке с краю и сокрушенно наблюдал за гостями. Нэндил и Лоссар жевали пирог и в два голоса нахваливали синдарскую кухню. Лауральдо склонился к карте и тихо втолковывал Эдрахилю что-то про горные перевалы и орков.
В дверь снова постучали, и Берен поплелся открывать.
«Сколько их еще принесет?! И что им всем у меня надо?!» - недовольно ворчал он про себя, распахивая дверь. Наверно, он слишком резко дернул за ручку, а с той стороны не ожидали, что дверь распахнется так быстро, поэтому Берен только и успел протянуть руки, чтобы поймать какого-то споткнувшегося эльфа. Второму повезло меньше, и он растянулся на полу. Из коридора послышался веселый смех и в комнату зашел Олорин.
- Осторожней! Осторожней! - сказал он, - Что же ты Берен, заставляешь друзей ждать у порога, а потом так резко открываешь дверь?
- Олорин, откуда?..
- Он прибыл из Дориата сегодня ночью, привез мне совет и напутствие, - подал голос эльф, которого Берен все еще держал в объятьях. Только сейчас он заметил, что поймал самого Финрода. Король выглядел усталым, неестественно бледным, а под его глазами обозначились темные круги. Он был в той же расшитой мантии небесно-голубого цвета, что и на совете, но почему-то без короны.
- Ваше величество,- прошептал Берен неуверенно.
- Нет, - мягко сказал Финрод, покачав головой, - я больше не король. Но я все равно не отступлюсь от своей клятвы и помогу тебе. Идем к столу, нам надо многое обсудить.
Между эльфами опять начался бурный спор. Часть отряда стояла за то, чтобы обогнуть Ангбанд с севера и пойти через Барад-Эйтель. Другие возражали, что невозможно добраться в Хитлум до наступления холодов, и никому не известно, что творится зимой к северу от Ангбанда, ведь последние годы зимы стали очень суровыми даже в Белерианде. «Но как же нам миновать Тол-ин-Гаурхот?» - возражали им первые, - «Не штурмовать же неприступную крепость вдесятером?». Олорин достал трубку, неторопливо набил ее табаком и, пуская под потолок кольца ароматного дыма, хитро поглядывал на собеседников. Финрод молча разглядывал карту, а потом, будто очнувшись, что-то прошептал своему оруженосцу, тот мигом подскочил и вышел из комнаты, чтобы через несколько минут вернуться, неся с собой сверток, в котором оказалась арфа. Все притихли, глядя как король аккуратно достает инструмент, проверяет струны, подкручивает колки прежде чем начать петь.
Казалось, что музыка проникала в самое сердце. Светильники в комнате давно погасли, но от арфы, от струн, от перебиравших их пальцев будто бы исходил свет. Наверно, это и было хваленое эльфийское колдовство. Если бы Берена спросили, о чем была эта песня, он бы не смог ответить. Он слышал слова о мастерстве, о доблести, о красоте Благословенной земли и мудрости ее жителей, но мысли его были в Дориате рядом с Лутиэн. И тут же он думал о проклятых камнях, что сияют в короне Врага, о пламени, что однажды ночью обрушилось на Дортонион, о неминуемой гибели, что ждет их всех, о тьме, которая поглотит этот свет и эту музыку. Берен содрогнулся от ужаса обрушившегося на него предвидения, внезапно темнота стала удушающей и холодной. Не помня себя, он поднялся, и тут мелодия оборвалась.
- Куда ты собрался, друг мой? – тихо спросил Финрод.
- Хочу зажечь лампу, - хриплый голос показался ему чужим, - Здесь стало слишком темно.
Финрод кивнул, кто-то из эльфов выскочил из комнаты и вскоре вернулся со светильником, который теперь озарял ровным желтоватым светом карту на столе и лица собравшихся вокруг.
- Еще до рассвета мы тронемся в путь, - начал свою речь король, - возможно, не все из нас вернутся. Полагаю, наша цель известна всем собравшимся. Осталось лишь придумать, как осуществить задуманное. Олорин, ты всегда был нашим другом и советчиком, раз ты здесь, можешь что-нибудь сказать?
- Ангбанд не взять силой, - майя говорил медленно и задумчиво, - Вас всего двенадцать, такой малый отряд может попытаться пробраться незаметно мимо Тол Сирион и попасть в крепость Врага через один из тайных проходов.
- Но как нам миновать логово Саурона?! – возмущенно воскликнул кто-то.
- Здесь. – Олорин очертил ногтем место на карте рядом с островом, - начинается тайный проход через горы. Если будете осторожны, то сможете обойти владения Саурона, не попавшись ему.
- Хорошо, - кивнул Финрод, - пойдем вверх по течению Сириона. Выступаем на рассвете, нам предстоит нелегкий путь, так что отдохните хорошо.
Эльфы начали молча расходиться. В комнате задержались лишь Олорин, Финрод и сам Берен.
- Могу ли я надеяться, что ты присоединишься к отряду, Олорин?
- Сожалею, король, но неотложные дела призывают меня в иное место. К тому же, если бы я согласился, то вам пришлось бы идти «втринадцатером».
- И? – Финрод удивленно поднял бровь.
- Человеческое поверье, - неловко пояснил Берен, - Тринадцать несчастливое число.
Финрод рассмеялся:
- Раз уж людские дела призывают нас в путь, то неразумно будет пренебрегать их обычаями. Прощай, Олорин! Передай моей сестре… а впрочем, я сам ей все скажу, когда вернусь. Спокойной ночи, Берен.
С этими словами король вышел из комнаты, Олорин тяжело вздохнул, глядя ему в след, и тоже направился к выходу. На пороге истари обернулся и лукаво подмигнул Берену.
- Не унывай, сын Барахира, даже в самой страшной тьме есть место надежде.

URL комментария

@темы: фики, Финрод