Последнее время нет времени, чтобы описывать свои консультации. Но нашел хорошо описанный чужой опыт.
«Кухню» описали журналисты: Алексей Быков, Вячеслав Прокофьев, Катерина  Смирнова

Сергей В. (имя изменено) ищет работу с января 2010. Претендует на  должность PR-директора, зарплатные ожидания – от 150 тысяч рублей в  месяц. Бэкграунд: профильное образование (МГУ), опыт работы в крупном  российском пиар-агентстве, работа в крупных производственных компаниях в регионах, последнее место работы (всего 3 месяца) – российская компания с головным офисом в Москве. На предпоследнем месте работы Сергей  проработал 1 год, уволился в ноябре 2008 года, по сокращению в связи с  кризисом. Ольга Д., руководитель практики «Маркетинг и PR» Executive Search-компании, провела двухчасовое интервью с Сергеем, чтобы выяснить, что не так и может ли Сергей найти свое место на рынке труда.

Предыстория

Сергей ищет работу с января 2010 года. Последняя позиция – директор по
PR в группе компаний RVD (названия всех компаний изменены.). Там он
проработал всего три месяца, причина увольнения – несовпадения
анонсированных ожиданий и фактического функционала. Он пришел в компанию
«под генерального директора», который вскоре покинул свой пост., а с
новым руководством он не пришел к консенсусу относительно функции
департамента PR. Вместо решения стратегических вопросов ему пришлось
погрузиться в оперативную рутину. Ранее он год провел в компании RMSG,
затем в 2008 году его коснулось «кризисное сокращение», и он достаточно
длительное время работал как фрилансер. Вообще не имеет опыта
трудоустройства через кадровые агентства, до последнего времени его
всегда «приглашали» или «рекомендовали» коллеги, благодарные клиенты или
симпатизирующие ему начальники. Так в его трудовой биографии появились,
например, PR-агентство NLM, компании MZ и KTK, а также работа в
предвыборном блоке президента одной кавказской республики.

Павел оценивает себя в 150 тысяч рублей в месяц. Но ради интересного
проекта он готов снизить планку, если работодатель будет готов
существенно увеличить компенсационные выплаты, когда будут видны
результаты его труда.

В течение пяти месяцев поиска работы посетил более двадцати
собеседований, но либо получал немотивированный отказ (в одном случае,
например, выяснилось, что нужна была женщина), либо вовсе оставался без
ответа от HR-службы или агентства. В нескольких случаях не удалось
договориться по деньгам.

Паблисити

Ольга начинает мягко, не торопясь, но как-то сразу обнаруживает первую
проблему Сергея как соискателя. Причем проблему эту она выявила еще
перед встречей, выяснив имя нашего героя.

Ольга Д (далее ОД): С вами мы нигде никогда не пересекались, что само по себе очень странно.

Сергей (далее С): Это нормально, просто когда я работаю, у меня нет времени на знакомства.

ОД: Тем не менее, очень удивительно.

Пиарщик – это по определению человек публичный. Топ-менеджеров другого
профиля знают в профессиональном сообществе, во всяком случае о самых
заметных из них осведомлены хедхантеры (сотрудники агентств executive
search).

Друг подвел

В первой части Сергей спокойно рассказывает о своих достижениях, отвечая
на уточняющие вопросы. Вопросы Ольги нашему герою неудобны, некоторые
проверкой компетентности, некоторые и вовсе могли задеть
профессиональное самолюбие.

ОД: На последнем месте, в RVD кому вы подчинялись? Какие задачи были анонсированы?

С: Поскольку функцией пиар никто не руководил, в компании велась только
самая-самая оперативная работа. Ни в одном из филиалов у людей не было
ощущения, что они работают в единой структуре. Нужно было создать
систему внутренних коммуникаций. Но так вышло, что я проработал только
три месяца.

ОД: Как распределялось ваше с командой рабочее время?

Полный текст записи доступен в блоге Павла Беленко о развитии карьеры

@темы: Коучинг